Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 59

59-01 Кришна Кумари даси

Сначала я встретила Прабхупаду косвенно. До того, как я стала преданной, я искала гуру, но я была разочарована. Я оставила свои поиски гуру и присоединилась к движению «Назад к Земле». Я купила журнал «Мать Земля» и стала переписываться с людьми, адреса которых были указаны в конце журнала. Один из тех, с кем я делилась своим разочарованием в поиске гуру, был в то время в Гейнсвилле и он сказал: «Я нашел настоящего гуру. Он удивительный. Ты должна приехать прямо сейчас и встретиться с этим человеком. Он не такой, как остальные». Затем я продолжила переписываться с ним. Я писала: «Я видела довольно неприятные вещи. Он спит на водяной кровати со своими молодыми ученицами? Он ест шоколадки? Он пьет содовую воду?» Тогда он мне отвечал: «Нет, этот человек очень серьезен. У него нет никаких половых связей со своими молодыми ученицами. Он не спит на водяной кровати. Когда он жил в Индии, у него даже кровати не было». Так он писал мне в ответ разные доводы. А я писала: «Может он курит марихуану или просит своих учеников курить марихуану?» Он отвечал мне: «Нет. Он следует четырем регулирующим принципам и учит этому своих учеников». Так мы переписывались. Я спрашивала обо всем, с чем уже сталкивалась, а он отвечал: «Нет». На самом деле Прабхупада был в Гейнсвилле всего несколько дней, поэтому пока я переписывалась, он уже уехал. Но этот парень не сказал мне об этом. Он продолжал говорить: «Ты должна приехать! Ты должна приехать!» В конце концов я так и сделала. Я буквально бросила все. Я отдала свою машину и избавилась от всех вещей, надела на спину небольшой рюкзак и доехала автостопом из Новой Англии до Гейнсвилла. Конечно же к тому времени, как я приехала туда, там уже не было Прабхупады. И когда я приехала к этому человеку по адресу, хозяйка гостиницы открыла дверь и сказала:

– Кто вам нужен?

Я сказала ей о том, кого я ищу, она сказала мне:

– О, я его вышвырнула две недели назад. Он плохой человек. Он не платил мне аренду уже шесть месяцев. Я его вышвырнула.

Я сказала:

– Но я собиралась увидеться с ним. Я проделала большой путь из Новой Англии, чтобы увидеться с ним.

Она сказала:

– Ну я знаю где он.

Она взяла меня за руку, вывела на улицу и показала пальцем:

– Видишь там дом в конце улицы? Это Харе Кришна. Он там. Они берут к себе кого угодно.

Так я пришла в храм. Позже, когда меня спрашивали: «Как ты нашла нас?», я называла им имя этого молодого человека, который писал мне, и все смеялись и говорили: «Да, он постоянно этим занимается. Он на самом деле не очень то серьезно относится к нашему движению. Но заинтересовывает людей, они приходят, а он так и не остался». На самом деле меня привлекли качества Прабхупады, о которых он мне рассказывал. Амарендра Прабху возглавлял в то время храм. Он читал нам каждый день по четыре лекции, одна из которых была по «Учению Господа Чайтаньи». Однажды мы читали книгу «Учение Господа Чайтаньи». Я открыла главу, которая называлась «Преданный» и обнаружила, что в первом или втором абзаце были дословно перечислены все качества, о которых он писал мне. Я сказала Амарендре:

– Это не честно. Этот парень просто скопировал слова из книги.

Амарендра посмотрел на меня серьезно и сказал:

– Какая тебе разница, откуда пришла информация, если она является истиной?

И когда я позже встретила Прабхупаду и стала серьезно относиться к преданному служению, то убедилась: «Да, это правда. Прабхупада обладает всеми этими качествами». Итак, некоторые люди приходят, получив книгу, некоторые благодаря прасаду, но я пришла благодаря слушанию о качествах Прабхупады даже не от искреннего преданного последователя, а от человека, которого просто впечатлил Прабхупада.

59-02 Шраванананда дас

Я присоединился к храму ИСККОН в Бруклине, в Нью-Йорке, в октябре 1972 года на Говардхана Пуджу. И только весной 1973 года я лично встретил Шрилу Прабхупаду. Я принадлежал к другой организации йоги, которая называлась Институт Интегральной Йоги Свами Шачинанды. И до этого мы иногда с ними приходили в храм и собирали себе прасада со стола. Однажды мы пришли, когда преданные были опьянены экстазом. Цветы были разбросаны по всей дороге. Это было в конце 1971 года, и по-моему тогда я опоздал на встречу со Шрилой Прабхупадой на какие-то секунды. Но можно было почувствовать экстаз. Итак, после того, как я присоединился в 1972 году, до этого уже занимаясь йогой, мне очень хотелось встретиться со Шрилой Прабхупадой, чтобы увидеть, какая у него аура. Это было обычным желанием для того, кто занимался нью-эйджем или йогой. Итак, когда Прабхупада вышел из задней комнаты, с ним шли Бали Мардана, Шрутакирти, жена Парикшита со своим ребенком. У меня есть эта фотография. Прабхупада вышел из задней комнаты и пошел по коридору. Все мы тотчас же нырнули вниз и принесли поклоны. А я сказал: «Я должен посмотреть, какая у него аура». Все продолжали лежать в поклонах, а я выскочил, посмотрел на Прабхупаду, а Прабхупада посмотрел на меня. И то количество света, которое я увидел, было так же поразительно, как солнце. Прабхупада посмотрел на меня и улыбнулся. Я тотчас же снова поклонился и сказал себе: «Это мой гуру». До этого момента я смотрел на все глазами майавади. Когда я впервые пришел в храм еще до того, как я присоединился, я получил «Бхагавад-гиту» в храме. За этим стоит целая история, но суть в том, что это была «Бхагавад-гита» Прабхупады. Оригинальная «Бхагавад-гита как она есть» издательства «Макмиллан». Я уже прочитал очень много «Бхагавад-гит». Но эту «Бхагавад-гиту» я прочитал с четырех часов вечера до четырех часов утра. Затем я положил ее и сказал: «Он знает Бога». Все другие «Гиты», которые я читал, были полны аллегорий, аннологий, поэтизма. Но эта версия по-настоящему поставился все на свои места. Прабхупада был тем, в ком я был полностью уверен, что он знает Бога. «Бхагавад-гита» Прабхупады больше всего утвердила мое понимание. До этого было много вещей. Например, постер и благовонии на Ямайке. Там был изображен Господь Вишну и была вложена бумажка с текстом «патрам пушпам пхалам тойам» и переводом на английский. Я жил на горах на Ямайке и занимался йогой. Прабхупада пришел ко мне до того, как я встретил его. Сначала через «Гиту», а еще до этого через постер. Эти маленькие-маленькие знаки присутствия Прабхупады приходили ко мне. Чтение его «Бхагавад-гиты» полностью утвердила все, а затем я увидел его, и мой поиск закончился. Это было 42 года назад.

59-03 Сандамини даси

Я была воспитана в католической семье и ходила в католическую школу Богоматери Лурдской. Будучи маленькой девочкой, я всегда ходила в грот и молилась Марии, чтобы она явилась мне. Я всегда стремилась к личным отношениям и встрече со святым. В то время я не знала такой термин, как «чистый преданный», но таково было мое желание. Я делала цветочные гирлянды из одуванчиков, пробиралась к ней и одевала их на нее. В течение многих лет я горячо молилась ей. Конечно же, когда я стала подростком, это ушло на второй план, но у меня всегда в глубине сердца оставалось это желание. И когда я встретила преданных и они рассказали мне о Прабхупаде, я подумала: «Я хочу встретиться с ним». Я была в Огайо, когда мне сказали, что его штаб-квартира находится в Лос-Анджелесе. Поэтому я подумала: «Мне надо попасть туда». Мои родители очень встревожились, что я не хочу идти в колледж, а собираюсь совершить небольшое путешествие в Калифорнию и вернуться через несколько месяцев. Итак, когда я добралась до Лос-Анджелеса, мне сказали, что Прабхупада был в Сан-Франциско на Ратха-ятре. Я доехала автостопом с одной преданной, которую я встретила. Сейчас это звучит ужасно. Это и тогда было ужасно, но я не понимала этого. Так или иначе, мы как-то добрались до туда. Прабхупада должен был приехать утром. Мы приехали в храм в Сан-Франциско вечером и остались там с остальными женщинами. На следующее утро женщины поднялись на балкон. У всех в руках были цветы. А я с нетерпением ждала: «Наконец-то Мария ответит на мои молитвы. Я встречу живую духовную личность». Я была очень воодушевлена. Я не знала, чего ожидать. Это было похоже на встречу рок-звезды, когда вы читаете о нем, слушаете его музыку, слушаете, как он говорит, и в конце концов вы встречаете его. Я была совершенно взволнована. Итак, я стояла на балконе. Шел бурный киртан. Чем больше Прабхупада приближался, тем сильнее нарастал киртан. Наконец вошла большая группа санньяси. Я не поняла, что Прабхупада был в центре, потому что Прабхупада был очень маленьким. Конечно же вы этого не ожидаете, потому что читая о нем, вам кажется что он трехметрового роста. Я пыталась увидеть Прабхупаду. Затем санньяси немного расступились, и там был он. Профиль Прабхупады был очень величественным, если смотреть на него немного сверху. Затем все женщины вместо того, чтобы легко подбрасывать цветочные лепестки, стали метать целиковые гвоздики в Прабхупаду. Они ударяли Прабхупаду, но я видела, что Прабхупаду это нисколько не беспокоило. Он не ожидал никакого почтения по отношению к себе, хотя был посланником Кришны. Он был полностью спокоен. Любой из нас, если наступить нам на ногу, сразу же захочет отомстить или грозно посмотреть. Но Прабхупада был совершенно трансцендентным. У него была миссия, и он просто проскользнул в храмовую комнату. Это по-настоящему поразило меня.

59-04 Шраванананда дас

Когда я приехал во Вриндаван в начале 70-х, Прабхупада был очень доступным. Брахмананда сидел за стойкой и что-то писал. Я входил, а он говорил: «Конечно, Швар, проходи». Я зашел, а Прабхупада ходил по комнате. Я принес газету, в которой было написано, что Тиртха Махарадж, духовный брат Прабхупады, ушел. Интересно было то, что в газете писалось, что он вошел в нирвану, и там была фотография с аурой вокруг его головы. Итак, у меня с собой была эта газета, и по-моему я пытался найти в этом какие-то недостатки. Поэтому когда я принес ее и стал описывать это, Прабхупада резко и очень мощно остановил меня и сказал: «Никогда не бывает никаких потерь ни в каком совершенном преданном служении». Это навсегда осталось со мной, чтобы я всегда старался избегать излишнего поиска недостатков. Я использую это слово «излишнего», потому что в уме есть такая склонность. Так что это был для меня очень поучительный момент. Поначалу это меня немного ранило, потому что я подумал, что возможно оскорбил Шрилу Прабхупаду. Но потом я понял, что Прабхупада делал это для того, чтобы обучить нас. Мы слышим об этом часто, но когда он лично говорит об этом вам, это заходит прямо в сердце. Это было для меня в то время очень могущественное наставление. Затем я извинился перед Шрилой Прабхупадой, а он сказал: «Все хорошо». Он всегда так говорил: «Все хорошо». Затем вы падали на пол, чувствуя себя микробом, и приносили полный поклон. А когда вы понимали свой взгляд, то видели, что Прабхупада улыбается. Это был очень динамичный опыт.

59-05 Кришна Кумари даси

Так как Гаятри убедила меня, что служить Шриле Прабхупаде важнее, чем видеть его, я выбрала помогать ей на кухне практически в течение всего фестиваля. Я пропустила все удивительные мероприятия на холме с лекциями и киртанами. И я вечно благодарна вам за то, что вы обеспечили меня теперь этим. Сейчас я могу участвовать и слушать реализации учеников, которые были там. Я выбрала оставаться на кухне. Она попросила меня помогать ей делать торт ко дню рождения Прабхупады. Я помогала ей очищать бананы и мешать тесто в огромном баке с помощью большой лопатки. Я помогала ей печь его, складывать вместе и делать многое другое. Когда мы все закончили, нам представилась возможность принести торт Прабхупаде. Мы сели где-то за вьясасаной Прабхупады с этим тортом на полу. Мы резали торт и кто-то из учеников, возможно его слуга или кто-то, кто заботился о Шриле Прабхупаде, пришел с тарелкой и попросил меня дать кусочек для Шрилы Прабхупады. Я отрезала большой хороший восьмидюймовый кусок с угла и положила его на тарелку. И я клянусь, в ту секунду, когда я положила кусок на тарелку и он ушел, чтобы отнести его Прабхупаде, преданные буквально налетели. Это было подобно цунами из преданных. Меня просто раздавили преданные, которые накинулись на торт. Мое лицо оказалось внизу в торте. Я по сути не могла даже дышать, и я думала: «Я умру здесь, но это будет великолепно. Я умру в торте, который приготовили на день рождения Прабхупады». Я не могла дышать. В конце концов весь торт разошелся. И смогла вздохнуть и встать. С того момента я слышала очень много версий этой истории. И мне нравится, когда люди рассказывают эту историю со своей точки зрения. Кто-то схватил кусок и убежал, но его догнали другие и все они попадали и этот торт был разбросан кусками по траве. Другие заталкивали его друг другу в рот. Они говорили: «Да, этот шоколадный торт был таким-то…» А я отвечала им: «Шоколадный? Он был банановый». И каждый, с кем я говорила об этом торте, называл его разными вкусами. Мне кажется, что этот торт стал «тортом калпаврикша», которого коснулся Прабхупада. Он тотчас же приобретал тот любимый вкус, который каждый из преданных имел. Это был его удивительный дар всем. И они все сражались за него.

59-06 Шраванананда дас

Я был президентом храма в Мадрасе в 1975-76 годах. Вместе с Бхавабуддхи мы делили обязанности президента. Акшаянанда попросил нас быть президентами там. Мы организовали десятидневную программу для Шрилы Прабхупады. На главных страницах индийских газет были напечатаны статьи. И к нам пришли десятки тысяч людей. Шрила Прабхупада прилетел с несколькими нашими духовными братьями на самолете и вышел из двери в зал ожидания. С ним были Тамал Кришна Махарадж, Харикеша, Хари Шаури и так далее. Мы вместе со старшими духовными братьями, такими как Гуру Крипа, которые прибыли туда наземным транспортом, начали шумный киртан. Шрила Прабхупада сошел по трапу самолета на асфальт. Все люди в аэропорте начали собираться там. Там было много пожизненных членов и гостей с кучей гирлянд в руках. Шрила Прабхупада открыл дверь, киртан бушевал, дули раковины. Он стал двигаться дальше, и, пройдя еще три или четыре метра, он остановился. Киртан продолжал бушевать, а люди стали надевать гирлянды на его голову. Люди были так вдохновлены вешать на него гирлянды, что его лицо стало исчезать. Поэтому тотчас кому-то из нас пришлось снимать их. Они надевали, а мы снимали, чтобы гирлянды были не выше его подбородка, иначе они поднимались выше. На фоне происходящего все пребывали в экстазе, а Шрила Прабхупада просто улыбнулся и волна экстаза разнеслась по комнате. Все смотрели друг на друга. Люди буквально подпрыгивали на три метра вверх. Но все смотрели друг на друга, как бы спрашивая: «Вы чувствуете это?» Потому что все чувствовали эту силу. Прабхупада просто остановился и засветился своей великолепной экстатичной улыбкой, которую мы видели много раз. Это был удивительный приезд Шрилы Прабхупады. Опыт был невообразимым. Мы подготовили хорошее место у пожизненного члена, где Шрила Прабхупада смог остановиться. Мы должны были поехать после программы в Неллуру, чтобы заняться храмом, который Махамса пытался открыть. Прабхупада приходил на программу в течение десяти дней каждый вечер. У нас был человек из Гуджарата, который мог говорить на четырнадцати языках, и он переводил на тамильский язык. Там также был губернатор Тамилнада, который на самом деле происходил из Гуджарата. Каждый вечер была экстатичная программа. Можете послушать аудиозаписи 1976 года в Мадрасе, а после них идут записи из Неллуру. Это были очень удивительные лекции и удивительные вопросы от людей из Южной Индии. У нас был маленький дом в Мадрасе в Килпоке. Но Прабхупада всегда приходил на обеденный прасадам в храм. Это был храм в доме. Хотя он ночевал у пожизненных членов. Однажды он пришел, и преданные мне сказали:

– Шраванананда, ты будешь готовить для Прабхупады.

Я сказал:

– Я никогда до этого не готовил для Прабхупады. Я нервничаю.

Харикеша сказал:

– Я приготовлю.

Мы приготовили небольшое место для Шрилы Прабхупады, где он мог сесть. У нас были чоки и тали. Харикеша готовил сзади. У нас были деревья моринга. Прабхупада любил морингу. Не знаю, знакомы ли вы с этим растением. Оно очень популярно в в южноиндийской кухне. Когда Прабхупада ехал во Вриндаван, то возвращался с пучком моринги. А если где-то росло моринга, то он всегда просил приготовить ее. Он говорил, что моринга очень полезна для сердца. Итак, Харикеша готовил, а я накладывал все на тарелку Прабхупаде, стараясь делать это хорошо. Я принес чапати. Прабхупада коснулся его, посмотрел на меня и сказал:

– Чапати должно быть горячее.

Я прибежал к Харикеше и сказал:

– Прабхупада сказал, что чапати должны быть горячими.

Он сказал:

– Хорошо, я приготовлю чапати, а ты беги.

Там были мраморные полы, и поэтому я буквально проскользил до Шрилы Прабхупады, чтобы принести ее ему. Расстояние было от силы десять метров. Но когда я прибежал и положил ее быстро на тарелку Прабхупады, Прабхупада коснулся чапати и сказал:

– Чапати должно быть горячее.

Я прибежал обратно к Харикеше и сказал:

– Прабхупада не ест чапати. Он говорит, что чапати должны быть горячими.

Тогда он вздул чапати, как пури, я пробежал, скользя, до Прабхупады, положил ее ему на тарелку, он проткнул надутую чапати, из нее вышел пар, и Прабхупада сказал:

– Ооо, это чапати.

Я всегда помню это наставление. Я ненавижу плоские чапати. Я люблю, когда подают горячие чапати, такие, что если проткнуть их, то выходит пар. Я всегда помню, о чем сказал мне Прабхупада. Затем у нас была удивительная программа. Однажды мы ехали на Мерседесе. Мы с Хари Шаури сидели на передних сидениях, а Прабхупада, Тамал и Харикеша сидели сзади. Я пытался посматривать назад, чтобы получать даршан Шрилы Прабхупады, и я увидел, как Тамал начал немного засыпать. Затем я повернулся и увидел, что голова Тамала упала на плечо Прабхупады и он задремал. Я быстро посмотрел на Прабхупаду, а он показал с любовью и состраданием, как к своему ребенку: «Не буди его, не буди его». В тот момент я увидел еще один аспект Шрилы Прабхупады. Его любовь, доброта и сострадание поразительны. Мы были низкими учениками, а он был шактьявеша-аватарой, удивительным божественным чистым преданным. И посмотрите, какой любовью он обладал. Иногда можно не замечать этих вещей, если не видишь их в реальной жизни или на видео. Но у Прабхупады были такие качества – он был необычайно сострадательным. Мы с Хари Шаури немного посмеялись над этим, но Прабхупада дал понять: «Пусть он спит, пусть он спит». Он был очень добр.

59-07 Сандамини даси

Прабхупада должен был приехать. Он уехал из Лос-Анджелеса летом 1975 года. К тому моменту я уже получила первую инициацию. Итак, Прабхупада приехал. Машина припарковалась, и с ним вышла вся большая артиллерия – Брахмананда, Тамал Кришна Махарадж, Джая Тиртха. А мы стояли на крыше дома. У всегда женщин были цветочные лепестки. А мне казалось, что мы как царевны Двараки. Прабхупада приезжал, и цветочные лепестки должны были сыпаться с райских планет. Итак, машина Прабхупады подъехала. Все вдохновенно воспевали. Как и во многих местах, к приезду Прабхупады все рисовали, чистили храм и готовились. У преданных возникла идея. Мы считали, что это великая идея. Мы нарисовали на тротуаре красивый цветок лотоса, а на ступеньках, которые вели в дом, мы написал Хари Кришна мантру. Там были пять или шесть ступенек, на которых было написано: «Хари Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе…» Мы тогда фактически были еще младенцами в сознании Кришны. И это по-настоящему показало, насколько далеки мы были тогда от сознания Кришны. Итак, Прабхупада вышел под громкий киртан и подошел к ступенькам. И он увидел, что там написана Харе Кришна мантра. Я стояла наверху и мне было все очень хорошо видно. Я увидела, что Прабхупаду это тотчас же обеспокоило. Он обратился к тому, кто стоял рядом с ним, а тот к своему соседу, и в конце концов это дошло до Гунаграхи Махараджа, потому что он был президентом и отвечал за все. Конечно же Прабхупада отказался идти по этим ступенькам, потому что на них была Харе Кришна мантра. Он учил нас тому, что Кришна и Его имя неотличны. Поэтому идти по имени Кришны было большим оскорблением. Прабхупада обошел по траве, затем по насыпи, и зашел с другой стороны храма, чтобы показать нам, каким это было оскорблением. Излишне говорить, что преданные сразу же это закрасили. Это был хороший урок для всех нас.

59-08 Шраванананда дас

Шрила Прабхупада после удивительной программы в Мадрасе должен был поехать в Неллуру, где мы сняли большой зал для бракосочетаний. Мы собирались поехать на поезде. Поэтому мы решили нанять то, что в Северной Индии или Бенгалии называется «шенай группой», состоящей из шеная, инструмента, похожего на кларнет или саксофон, и барабанов. На юге это даже еще более традиционно и они используют большие барабаны и большие трубы. Итак, мы наняли одну такую группу, чтобы проводить Прабхупаду от железнодорожной станции до его купе, которое было застелено белыми тканями и украшено цветами. Слуги и другие преданные тоже ехали с ним в этом купе. И Прабхупаде это очень понравилось. Ему нравился нагасварам, так же, как и шеннай. Мы сели на поезд и отправились в Неллуру, который находится в Андхра-Прадеше. Нам пожертвовали участок земли, на котором мы собирались построить храм. Мы установили Ананта Шешу. Махамса подготовил землю. Позже до нас стала доходить информация, что не все так было хорошо. Мы узнали, что в контракте они включили оговорку, что если храм не будет построен в течение определенного времени, тогда они заберут у нас землю. По сути надо было завершить на девяносто процентов строительство здания. Поэтому Прабхупада сказал: «Это смешно. Заберите Ананта Шешу, мы уезжаем». Но еще до этого момента мы заметили, что эти люди из Андхра-Прадеша не были вегетарианцами. Они готовили для нас вегетарианскую пищу, но мы стали замечать иногда в блюдах из йогурта лук. Преданные рассказали об этом Прабхупаде, но он сказал: «Мы гости, не обращайте пока на это внимания». Это еще один момент – терпение Прабхупады. Он смотрел на все глобально. Мы пошли на утреннюю прогулку до того, как уехали из Неллуру. Господин Триведи, который был юристом Чинмайананды и нашим хорошим другом и переводчиком, пошел вместе с нами на утреннюю прогулку. Он сказал нам, что люди в Гаудия-матхе в Мадрасе плохо отзываются о нашей организации. Мы конечно слышали уже об этом. Но он рассказал мне, что они на самом деле говорили, что если бы Чайтанья Махапрабху хотел распространить Святое имя в каждом городе и деревне, Он бы сделал это Сам. Итак, на утренней прогулке в Неллуру с нами был господин Триведи. Можно слышать на записях, как он задает вопросы, а Прабхупада отвечает ему. Я стоял рядом с ним и прошептал ему:

– Расскажите о том, что они говорят в Гаудия-матхе.

Прабхупада повернулся и сказал:

– Почему вы говорите, когда я говорю?

Это можно слышать на записи. Там говорится «преданный», но Эканатх исправил это в архивах. Прабхупаде очевидно было интересно, о чем там говорилось. И когда господин Триведи сказал Прабхупаде о том, что Гаудия-матх говорит, что если бы Чайтанья Махапрабху хотел распространить Святое имя в каждом городе и деревне, Он сделал бы это Сам. Прабхупада поднял свою трость и сказал:

– Он оставил эту честь для меня.

И все преданные воскликнули: «Джая! Харибол, Шрила Прабхупада!» А он широко улыбнулся. Я в течение многих лет всегда думал об этом. Если бы кто-то в материальном мире сказал такое, вы бы подумали, что у него эго. Но можно было видеть, что Прабхупада был лишен эгоизма. Он сказал это экстатично, как слуга Господа Чайтаньи. И это очень-очень могущественно. Я счастлив, что Прабхупада отругал меня за то, что я говорил, когда он говорил. Но я также счастлив, что сказал об этом, потому что это был невероятный опыт слышать такое могущественное утверждение.

59-09 Кришна Кумари даси

Я была решительно настроена получить какое-то личное служение для Шрилы Прабхупады, и каким-то образом в Далласе мне дали погладить одежду Шрилы Прабхупады. Я делала это очень поздно вечером. И мне пришлось сначала вымыть и погладить много другой одежды для большого количества преданных, которые приехали в храм, чтобы встретиться с Прабхупадой в Далласе. Поэтому был уже очень поздний вечер. И каждый раз, когда я шла из прачечной в комнату, где я гладила, я выходила на парковку и смотрела наверх на окно Прабхупады. Я не знаю, о чем я думала. Но там горел свет, который успокаивал меня: «Да, там Прабхупада, он наверху в комнате, он скорее всего переводит, потому что уже поздний вечер». К тому времени, когда я закончила гладить последнюю одежду, было уже очень поздно – может быть полночь или даже еще позже. Я снова вышла, и на этот раз у меня было много одежды, и дверь хлопнула. Поэтому когда я вышла на парковку и посмотрела наверх, я увидела в окне лицо Прабхупады. Сначала я немного испугалась. Я поняла: «О, Боже, я хлопнула дверью, и это скорее всего потревожило его». Но его лицо не говорило: «Хм, кто беспокоит меня?» Он смотрел так, как будто он был надзирателем: «Кто-то там у двери?» Он смотрел, чтобы узнать, кто там, как будто он был охранником. Затем он увидел, что это я. И как только он увидел, что у меня в руках куча одежды, он сразу же сложил свои ладони и наклонил голову. А я была в шоке. Сначала я замерла. Но потом я поняла: «О, Боже, я же должна принести поклоны. Это же Прабхупада». Я принесла свои поклоны, и, конечно же, когда я встала, он уже отошел от окна и вернулся к своей работе. Но то, что он заметил такого незначительного человека, как я, для меня значило очень многое. Он лично принимал мое служение. Он был благодарен каждому малейшему человеку, который делал любое малейшее служение в его миссии. И он хотел, чтобы мы знали об этом.

59-10 Шраванананда дас

Когда Прабхупада останавливался в доме пожизненного члена в Мадрасе, он общался со всеми с нами и с пожизненными членами. У нас были прекрасные беседы. Один преданный сказал, что в храме Партха-Саратхи в Мадрасе, где мы проводили программы и где были очень хорошие люди, божество Партха-Саратхи, и у Кришны там были усы. Преданный рассказал об этом Прабхупаде. Прабхупада сказал:

– У Кришны нет усов. У Кришны небольшой пушок, как у молодого человека в пору юности.

И он добавил:

– Навайованам, вечно молодой. Поэтому у Кришны нет усов.

Было прекрасно видеть, как Прабхупада показал своим пальцем над губами. Он использовал слово «небольшой пушок». Прабхупада объяснял, что у Кришны есть маленькие волосики. Но у него нет усов. Потому что Он «навайованам». Это был очень замечательный опыт. Также однажды мы были во Вриндаване. Каждое утро мы выходили на прогулки, когда там были только хижины и строился вриндаванский храм. Мы выходили с Прабхупадой каждое утро. Не велось никакой стройки. Только немного цемента с арматурой выглядывало из песка. Все дороги использовались для сельского хозяйства. Мы брали с собой коврик, и Прабхупада садился рядом с дорогой, звал майавади и ругал их. Он говорил с ними немного на хинди, затем начинал с ними спорить, и побеждал. Они всегда относились к нему с уважением. Потом они уходили. Но он показывал нам, как бесстрашно надо бросать вызов философии майавады. Однажды я спросил его:

– Шрила Прабхупада, люди настолько погрязли во тьму. Как сказать человеку, который слеп, о том, что есть свет, если он никогда не видел его?

Прабхупада сказал:

– Прасадам. Прасадам – это самое главное, что может вывести людей из тьмы.

Это также было одно из главных наставлений, которое я всегда помню. Потому что у меня есть этот опыт. Вы уже спрашивали о том, что на меня с самого начала произвело впечатление. Это то, почему я переехал в храм. Это была последняя капля, которая разрубила мою привязанность ко всему и заставила меня переехать. Это был прасадам на Говардхана-пуджу – горы и горы прасада. На самом деле я спал той ночью в зале для прасада, объевшись. Программу Прабхупады по распространению прасада вы не найдете ни в какой другой группе йоги. Я ел у Шри Чинмоя и других, и все было очень-очень острым. Но нельзя было найти ничего подобного блюдам, которые у нас были в ранние дни в храмах. Прасадам был просто восхитительным. Преданные готовили с большой любовью и преданностью, и все было шикарно. И это была еще одна большая вещь, которая заставила нас присоединиться в те дни. Многие преданные говорили мне об этом. И Прабхупада подтвердил важность этого, сидя на обочине дороги во Вриндаване.

59-11 Сандамини даси

Я смогла поехать в Индию в 1977 году. Это конечно же был последний год, когда Прабхупада был с нами. Когда мы приехали в Маяпур, женщинам выделили крышу над кухней. Под крышей я имею ввиду именно крышу. Она не была покрыта никаким пластиком, и не было никакого прибежища. Итак, мы все собрались там. И через несколько часов пришел очень сильный шторм. Он сдувал все. Мы были совершенно не готовы к этому, и все по-настоящему заболели. Некоторые из девушек из Сан-Диего находились в бреду. Они очень сильно заболели. Не было никаких удобств. Ванные комнаты были забиты, и вдобавок ко всему случился ужасный потоп. Но Прабхупада был там и он читал утреннюю лекцию. На следующее утро я как-то доползла до лекции. Это было достаточно далеко, но я хотела видеть Прабхупаду. Когда я зашла, он читал лекцию по «Бхагаватам». Это было время депрограмматоров в Америке. Прабхупада много говорил о Прахладе, о демонах, о демоничных родителях. Я слушала, но держалась за живот, согнувшись. Я улавливала что-то, но чувствовала сильную боль. После лекции Прабхупада обходил храм с мальчиками из гурукулы. Преданные танцевали, но я сидела, потому что я сильно болела, у меня кружилась голова из-за температуры. Но я смотрела, как Прабхупада обходил храм. На каждом круге он звонил в колокол, а киртан все больше и больше разрастался. Я смотрела на Прабхупаду, а Прабхупада посмотрел в моем направлении. Конечно же я подумала, что он смотрит прямо на меня. Затем Прабхупада своей рукой сделал очень красивый, очень удивительный, изящный жест, призывающий возвыситься. Одним этим жестом он поднял меня над моими телесными страданиями. Я подпрыгнула и стала танцевать. В тот момент я поняла, что он поднимал не только меня, но поднимал весь мир. Он поднимал весь мир просто жестом, потому что за этим жестом стояло все могущество ученической преемственности, парампары, Самого Шри Кришны и его духовного учителя. На короткий промежуток времени я преобразилась. Я была полностью перенесена в духовный мир. Это было экстатично. Затем, после трех обходов Прабхупада ушел вместе со своим окружением, а я спустилась на пол и как-то доползла до своей комнаты. Но это был удивительный опыт, который я никогда не забуду.

59-12 Шраванананда дас

Мы очень сильно болели во время маяпурского фестиваля в 1974 или 1975 году. Я приехал в Индию в декабре 1973 года, поэтому скорее всего это был 1974 год. В то время мы использовали очень-очень плохое масло. После этого мы в конце концов стали получать гхи контейнерами из Голландии, и Прабхупада был очень этим доволен. Итак, все очень сильно болели. Буквально все. Снаружи здания гостиницы была крытая галерея, и мы все лежали там на матах. Едва ли мы могли принести поклоны Прабхупаде или даже повернуться к нему, но мы старались делать это. Прабхупада гулял и был очень обеспокоен тем, что все болеют. Поэтому мы позвали гомеопатического врача. Гомеопатический врач даже не мог поднять наши руки, чтобы дать нам стакан воды. Он лично положил таблеки в рот каждому, а Прабхупада также ходил рядом с ним и вокруг него, наблюдая за всеми преданными. Буквально через несколько минут после того, как мы съели эти таблетки, Прабхупада стал очень счастлив, потому что мы проснулись от дремоты беспамятства и ужасной болезни, придя практически в полное сознание. Мы не понимали: «Что произошло? Что произошло?» Я об этом особо не задумывался, пока через несколько десятилетий я не понял, что Прабхупада совершил чудо. Он там присутствовал, он позвал туда доктора, и до сегодняшнего дня я не верю, что одна маленькая белая таблетка могла вывести нас из такого болезненного сознания до состояния, когда мы могли снова встать и совершать служение. Прошло очень незначительное время с момента, когда нам было очень плохо, до момента, когда нам стало очень хорошо. Через много лет я понял, что это было чудо, которое совершил Прабхупада.

59-13 Кришна Кумари даси

У меня был большой класс маленьких детей трех, четырех и пяти лет. Около пятидесяти маленьких детишек. Преданные приобрели небольшой участок рядом с храмом в Далласе, который стали использовать как детскую площадку для детей. На нем совершенно ничего не было. Но Прабхупада сказал нам проводить игры в пастухов, чтобы занимать детей. Я придумала одевать их как коров и пастушков, и им нравилось это. Прабхупада приехал. У него был сад на другой стороне от парковки. Он был в саду и принимал массаж. Не уверена, знала ли я об этом или нет. Но как раз в это время дети должны были играть. Я переодела их. Большинство из них одели уши, как у коров, и привязали хвосты. Также там были Кришна и Баларама. Они были одеты прямо как Кришна и Баларама с флейтами и так далее. Дети мастерски играли Кришну и Балараму, играя на флейте. А коровы подходили и мычали. Мы вышли из здания на парковку и направились к детской площадке. Дети мычали: «Му-у-у». И естественно Прабхупада услышал их. Он подошел к воротам и открыл дверь, чтобы выглянуть. Как только он увидел детей, он улыбнулся океанской улыбкой. Он наблюдал всю сцену. А я не знала, что делать. Может быть это было глупо, но я выкрикнула: «Это Прабхупада! Поклонитесь!» Дети повернулись и увидели Прабхупаду. Кришна и Баларама не стали приносить поклоны. Они стояли и позировали, как Кришна и Баларама. А коровы повернулись и все в поклоне замычали: «Му-у-у». Затем они поднялись и продолжили свою игру. А Кришна и Баларама царственно развернулись и стали уводить коров. Прабхупада догнал последнюю корову и стал дергать ее за маленький хвост. Маленький ребенок был полностью поглощен игрой с Прабхупадой: «Му-у-у, му-у-у!» Он пытался убежать от Прабхупады. А Прабхупада наслаждался этой игрой. Он тянул его за хвост, а ребенок мычал: «Му-у-у, му-у-у!» Затем дети ушли, в совершенстве играя свои роли. А Прабхупада вернулся в свой сад. Я поняла, что в тот момент, когда Прабхупада играл с ними, мы все переместились во Вриндаван. Без сомнения мы все были там. Это был Вриндаван. Прабхупада мог моментально перенести вас во Вриндаван просто своим присутствием.

59-14 Шраванананда дас

Когда бы Прабхупада ни приезжал в Маяпур по Бхактисиддханта Роуд, мы встречали его на дороге. Машины замедлялись, а мы воспевали громкий киртан. Мы следовали за Прабхупадой перед машиной и по бокам от машины, пока Прабхупада находился в машине. Мы провожали его до входа в маяпурское здание. Во время этого маяпурского фестиваля Прабхупада просто вошел и первым делом сразу сел на вьясасану. Прабхупада сел на вьясасану и стал очень серьезным. Это подтверждают преданные, которые были там. Я знаю, что Хансадутта вспоминал об этом. Снаружи все было очень ярким, и я не думаю, что в то время у нас было электричество. Вдруг свет в храмовой комнате начал тускнеть, как будто облако закрывает солнце. Все стали очень-очень серьезными. И вместо того, чтобы петь «Джая Радха Мадхава» или делать какое-то вступление к лекции, Прабхупада просто стал говорить. При таком освещении показалось, что цвет кожи Прабхупады тоже изменился. Прабхупада сказал:

– В вашей предыдущей жизни все вы были спутниками Господа Чайтаньи. По той или иной причине меня назначили капитаном этого корабля. Но вы на самом деле сделали все, чтобы распространить это сознание Кришны.

И затем Прабхупада вошел в экстаз. Он просто сидел там, войдя в экстаз, а вся комната просто замерла. Все чувствовали это, потому что все смотрели по сторонам друг на друга, как бы говоря: «Ты чувствуешь это?» Мы едва ли могли говорить. И Прабхупада не говорил в течение очень долгого времени. И я не думаю, что кто-то хотел прерывать этот опыт. И я помню, как вдруг с правой стороны храмовой комнаты Хансадутта взял мридангу и стал воспевать Харе Кришна. Казалось, что это прервало наше экстатическое настроение, похожее на самадхи. В тот момент я почувствовал гнев по отношению к Хансадутте, потому что он прервал эту экстатическую волну, которую все мы ощущали, сидя на корабле с нашим капитаном. Итак, это закончилось. Но позже я узнал, что преданные пошли к Прабхупаде и спросили у него:

– Прабхупада, когда с вами такое происходит, это ли мы должны делать?

Там были Хансадутта и некоторые другие преданные. Мне сказали, что Прабхупада ответил:

– Да, это нормально. Но это же не так часто происходит, правда?

Я не могу оценивать различные опыты, но я бы сказал, что это один из самый непосредственных экстатичных могущественных опытов, которые я чувствовал. Цвет лица Прабхупады явно изменился, комната потемнела, и никто не мог сказать ни слова. Не знаю, длилось ли это вечность или минуты, но чувствовалось, как будто бы это была вечность, пока Хансадутта не прервал это киртаном.

59-15 Сандамини даси

Я выполняла какое-то служение. В те дни никого не нанимали в помощь, поэтому храмы по-настоящему зависели от преданных, которые резали овощи, помогали в уборке и так далее. И это был нектар, потому что мы знали, что Прабхупада дал нам преданное служение, чтобы помочь нам контролировать ум и очищаться. Итак, я была в комнате божеств, и мыла посуду. Все ушли. Там было все довольно просто – плита стояла на полу и были еще несколько столешниц. Я занималась уборкой, как вдруг Палика забежала и сказала:

– Прабхупада хочет есть. Он не ел несколько дней.

Как мы знаем, в 1977 году у Прабхупады начались трудности со здоровьем. Она сказала:

– Пожалуйста, помоги мне.

Я обрадовалась: «Помочь тебе? Это же невероятная возможность!» Я помню, как она сказала:

– Он хочет немного яблочного сока.

Я подумала: «А где соковыжималка Чемпион?» Она сказала:

– Нет, возьми терку, и натри яблоко. Потом положи все это в ткань и выжми.

Я сделала это и также нарезала несколько баклажанов. Она была мастером. Очень быстро она приготовила прекрасные блюда и принесла их наверх Прабхупаде. Я закончила уборку, но подумала: «Это моя золотая возможность. Здесь никого нет, а она спустится с огромным подносом махапрасада от Прабхупады. И я смогу получить все». Итак, я протирала пыль, ожидая ее. Затем она пришла с этим красивым мраморным подносом. Я стояла там и сказала:

– О, могу я тебе помочь переложить?

Она поняла, о чем я думала. И она сказала:

– Да, ты можешь это сделать. Но Прабхупада только что сказал, что когда он так болен, никто не должен доедать за ним.

Она увидела испуганный взгляд на моем лице и дала мне немного милости. Она сказала:

– Хорошо, наклони голову.

Она взяла его сок, который я ему приготовила. Он был наполовину выпит. И она вылила его из этого прекрасного мраморного стакана мне в рот. Даже несмотря на то, что с одной стороны я была расстроена, что не смогла насладиться большим количеством махапрасада, я по-настоящему оценила то, как Прабхупада, будучи больным в год, когда через несколько месяцев он ушел от нас, беспокоился о своих учениках и о преданных, прося их не принимать остатки его пищи, потому что они могли заразиться от него какой-то болезнью. Конечно же это его смирение, потому что любой преданный слизал бы все за секунду. Но Прабхупада всегда очень заботился о преданных. И это было не тогда, когда он чувствовал себя хорошо, потому что это легко, но когда вы находитесь в трудном положении, такая забота говорит о его великодушии. Он по-настоящему любил преданных. Это проявлялось в очень многих случаях. И мне довелось иметь непосредственный опыт такой заботы.

59-16 Шраванананда дас

Я работал с Теджиясом дасом в Дели в начале 1974 года. Сначала я приехал во Вриндаван. Теджияс по-настоящему нуждался в моей помощи в сборе пожертвований и стройке вриндаванского храма. Поэтому я поехал туда. Через шесть или девять месяцев приехал Акшаянанда и сказал:

– Шраванананда, мне очень нужен президент в Мадрасе. Ты не против?

Я сказал:

– Хорошо.

Я поговорил с Теджиясом. Прабхупада тогда был в храме. А я собирался сначала поехать во Вриндаван, чтобы получить даршан перед тем, как отправиться на юг. Прабхупада внизу обходил Туласи и повторял джапу. На Прабхупаде была шапка, потому что была зима. Так что возможно это был конец 1974 года. Я не знал, что Прабхупада был там. Я в каком-то смысле убегал в Южную Индию, но сначала хотел поехать во Вриндаван. Поэтому я просто спустился, чтобы принести поклоны Прабхупаде. Он сказал:

– Куда ты едешь?

Я подумал: «О-оу». Я сказал:

– Шрила Прабхупада, я еду во Вриндаван до того, как отправлюсь в Хайдарабад.

Прабхупада сказал:

– О, тогда ты можешь поехать с нами. Мы тоже едем.

Я подумал: «Хорошо, я втиснусь в машину, и тогда Теджияс меня немного отругает, а другие скажут: «Куда ты собрался, Шрав? Здесь же нет места!»» Я сказал:

– Шрила Прабхупада, нет, нет, все хорошо. Я просто поеду на поезде.

Он сказал:

– Нет, нет, мы потеснимся.

Я сказал:

– Нет, будет же очень тесно, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

– Тогда мы тебя втиснем.

Так я немного спорил со Шрилой Прабхупадой, доказывая ему, что не могу ехать с ним на той же машине, потому что знал какими будут последствия для нового брахмачари. Я сказал:

– Нет, нет, все хорошо.

В какой-то момент Прабхупада сказал:

– Хорошо. Тогда, пожалуйста, когда ты приедешь до нас, скажи Гурудасу, чтобы он подготовил мне постель на крыше.

В те дни у нас почти не было электричества, не было вентиляторов, не было кондиционеров. Поэтому мы спали на крыше, где было легче дышать. Я приехал во Вриндаван и тотчас же передал Гурудасу то, что сказал мне Шрила Прабхупада. Он сказал:

– Хорошо, мы сделаем постель на крыше.

После этого приехал Прабхупада. Я встречал его машину. Две вещи мне очень запомнились. Вот одна из них. Это были первые дни, когда различные люди стали ходить с очень шикарными чемоданами, такими как Халлибертон или Хартманн. Прабхупада вышел из машины и первым делом спросил:

– Ты все подготовил?

Я сказал:

– Да, Шрила Прабхупада.

У него был маленький чемодан, который стоил в те дни пять или десять долларов, и он был обвязан веревкой. Такой наверное можно купить в «Вулворте», дешевом супермаркете. Я подумал: «О, Боже, это же признак чистого преданного». Можно видеть столько всего в жизни, но здесь мой Гуру снова показывал нам, что такое простота и настоящий минимализм и смирение. Было снова восхитительно видеть чистоту моего Гуру. Это был еще один поучительный урок о том, как важно в реальности быть Вайшнавом.

59-17 Кришна Кумари даси

У меня был большой класс маленьких преданных, которые между прочим воспитали меня в сознании Кришны, потому что я была в движении всего восемь или девять месяцев, когда меня отправили в Даллас, а все они были рождены в движении и находились там уже в течение пяти лет. Практически говоря, они воспитали меня. Всех детей учили декламировать шлоки из «Бхагавад-гиты». Они читали стихи, затем слушали значение, но Прабхупада сказал, что маленьким детям не обязательно полностью понимать комментарии. Но он хотел, чтобы они хотя бы немного понимали суть. Поэтому я нарисовала большие карточки с картинками, которые оставляли в их памяти что-то о стихе. Так мы учились. Я держала карточку и мы читали стих, затем я брала следующую и мы читали следующий стих. Так мы использовали картинки. Затем Прабхупада захотел, чтобы мы приводили детей по воскресеньям в храм, и чтобы они все вместе читали всю «Бхагавад-гиту» – все восемнадцать глав. А я думала: «Вот это да! Это же слишком для трех- и четырехлетних детей». Я думала: «А точно нам надо это делать?» Но Прабхупада указал одну из важных причин, по которой он хотел, чтобы дети заучивали эти стихи и затем могли бы прочитать их главу за главой. Он сказал, что такое повторение навсегда запечатляется в тонком теле. И если эти дети не смогут завершить свой путь в этой жизни, тогда это останется с ними в следующем рождении. Они уже будут иметь внутри себя всю «Бхагавад-гиту», и она поможет им. Этот аргумент был достаточным для меня, он успокоил меня и мы не только учили стихи в классе с карточками, но по дороге на детскую площадку. Вы можете представить себе, у меня было пятьдесят детей, и я думала: «Как мне завязать пятьдесят туфель и заставить их сидеть и заниматься этим?» Опять же, мы повторяли стихи, шлоки, пока завязывали ботинки. Мы с помощницей завязывали ботинки, и тем временем повторяли целую главу. Пока мы были в прачечной и переодевались, чтобы дети не перевернули все вокруг и не убежали, я говорила им: «Все садимся и повторяем главу шестую». И это повторение глав стало для меня спасением, потому что детям это нравилось, они были заняты, и я помнила слова Прабхупады, что это останется с ними навсегда.

59-18 Шраванананда дас

Мне пришлось вернуться в Америку, чтобы собирать пожертвования для Маяпура. Мы проводили большую Ратха-ятру в Нью-Йорке. Не помню, когда была самая первая по-настоящему большая, возможно в 1975 году, но Джаянанда был все еще там, Прабхупада был там, у нас было здание на западе в доме 55. У меня была команда с Лонг Айленда. И я хотел снимать на шестнадцати миллиметровую пленку. В то время это был большой формат. Они были профессионалами, у них была студия для редактирования, и они собирались добавлять музыку. Они снимали из окон домов, и сделали по-настоящему очень хорошую съемку фестиваля Ратха-ятра. Я спонтанно этим занялся. Никто не просил меня это делать, потому что я собирался потом возвращаться в Индию. В Индии у нас был портативный проектор. Мы открывали его, ставили на стол, и люди могли смотреть фильмы прямо на столе. Или же мы могли поменять линзы и проектировать на большой кусок ткани, например, в деревнях. Я хотел показывать людям Ратха-ятру. Просто Ратха-ятру, музыку и воспевание. Итак, мы сняли этот фильм, собрали его, записали на кассеты для этого проектора Фэирчайлд. Ади Кеша в Нью-Йорке попросил меня показать этот фильм Прабхупаде, когда я буду во Вриндаване. На самом деле в тот момент я был в Мадрасе. Я приезжал в Америку только чтобы собрать пожертвования для Мадраса и чтобы посетить семью. Итак, я открыл Фэирчайлд. Там было много преданных. И я стал показывать фильм. И Прабхупаде он очень понравился. Поэтому я был очень счастлив, что смог удовлетворить его. Первым делом он сказал:

– В Бенгалии они думаю, что мы из ЦРУ. Если бы мы были ЦРУ, зачем нам проводить Ратха-ятру в Манхэттене? Какое ЦРУ будет проводить Ратха-ятру в Манхэттене?

Он знал, что я был в Мадрасе. Мы переписывались. Мы строили там храм, и нас поддерживало много людей. Но Прабхупада сказал:

– Ты не против был бы поехать в Бенгалию и показать это в каждом городе и деревне?

Я совершенно уже укоренился в Мадрасе. Я никогда об этом не думал. Но Прабхупада сказал это, и я сказал:

– Шрила Прабхупада, все, что вы хотите.

Прабхупада попросил об этом очень смиренно. Он не сказал: «Отправляйся в Бенгалию». Он сказал: «Ты не против был бы…» И я ответил:

– Нет, Шрила Прабхупада, совершенно не против.

Тогда преданные сказали:

– Да, Бхавабуддхи тут. Он может заняться всем.

Так я поехал в Бенгалию и стал ездить на автобусах из деревни в деревню по всей Бенгалии от Бенгальского залива до Дарджилинга, до Ассама, до Гуахати. Мы показывали фильм на экранах. К нам приходили репортеры и писали об этом фильме. Мы были на программе на лодках «Нитай Пада Камала. Три месяца по Ганге». И мы распространяли «Гита-ганы». Это были маленькие «Гита-ганы», удивительные поэмы Прабхупады. Однажды я написал письмо. Мы думали о том, чтобы встретиться со Шрилой Прабхупадой на Кумбха-меле, но преданные были настолько вдохновлены, что захотели просто распространить как можно больше книг. Я написал письмо Шриле Прабхупаде: «За последний месяц мы распространили шестнадцать тысяч «Гита-ган»». Прабхупада написал, что он был очень счастлив, и он сказал: «Это очень результативно». Я навсегда запомнил эту фразу: «Это очень результативно». И мы были очень счастливы, что смогли удовлетворить его и служить ему в разлуке.

59-19 Сандамини даси

Одно из служений, которое я делала в Сан-Диего, было шитье для божеств. Подходило время Ратха-ятры в Сан-Франциско и преданные сооружали новые колесницы. Им нужны были новые балдахины, и они стали искать портных. Каким-то образом Гунаграхи Махарадж знал, что я могу шить, и он милостиво отправил меня туда. Поэтому я приехала туда где-то за пять дней до начала Ратха-ятры. Я шила в швейной комнате. Это было за несколько дней до того, как приехал Прабхупада. Когда приехал Прабхупада, преданные устроили пресс-конференцию. Как мы знаем, когда Прабхупада куда-то приезжал, преданные старались пригласить СМИ. Итак, пришла пресса, и он пригласил всех преданных. Нас было не много, поэтому все было достаточно сокровенно. Прабхупада только прилетел откуда-то, и он говорил нам, что пилот самолета вышел и сел рядом с Прабхупадой и спросил: «Ваша Милость, вы не возражаете, если я задам вам несколько вопросов?» Прабхупада всегда был любезным хозяином и всегда любил делиться сознанием Кришны. Человек был очень глубокомысленным, потому что у него был хороший вопрос. А Прабхупада рассказывал нам об этом на пресс-конференции. Человек сказал:

– Если Бог хороший и вселюбящий и великий…

Прабхупада соглашался.

– …Тогда зачем Бог создал зло?

Прабхупада рассказывал нам:

– Я ответил им, что солнце светит очень ярко и красиво, но если вы повернетесь спиной к солнцу, тогда вы создадите тень. Не Бог виноват, не солнце виновато. Вы создали тень, повернувшись спиной. Точно так же, когда люди отворачиваются от Бога, тогда возникает зло.

Затем Прабхупада посмотрел на нас очень невинно и сказал:

– Нормально? Хороший я дал ответ?

Преданные стали аплодировать. Они сказали:

– О, Прабхупада, это было великолепно, Прабхупада!

Можно было видеть очень невинный, ребяческий энтузиазм и по-настоящему глубокое смирение. Он говорил: «Нормально? Хороший я дал ответ?» Мне показалось очень милым, что он пригласил нас и поделился с нами этим. Это было что-то очень особенное.

59-20 Кришна Кумари даси

Шрила Прабхупада себя плохо чувствовал. Ему даже помогали подниматься на вьясасану. Он все еще приходил читать лекции. Ему нужен был стакан, в который он мог бы сплевывать слизь, поэтому преданные принесли ему бумажный стакан. У него был один бумажный стакан с водой, чтобы прополоскать свой рот, и также стакан, чтобы сплевывать слизь. После лекции преданные помогали ему сойти с вьясасаны. Когда он выходил, преданные держали его, а Шрутакирти одевал на него туфли. И тем не менее, когда он проходил по коридору, он заглянул в классную комнату и захотел войти. Во время этого урока, одна из маленьких девочек стала плакать. Я вывела ее в свою классную комнату, и она проплакала там, пока не заснула за дверью. Когда Прабхупада открыл эту дверь, чтобы войти в классную комнату, она задела этого ребенка, которая сразу же проснулась и снова заплакала. Но как только Прабхупада вошел, и этот ребенок увидел Прабхупаду, она сразу же перестала плакать, упала, принесла поклоны и встала со сложенными руками перед Прабхупадой. Я не знаю, почему он решил войти в эту комнату. Может быть он чувствовал, что она была там. Но он был намеренно сосредоточен на ней. Он дотянулся и мягко дотронулся до ее головы, и его глаза переместились на меня. Его взгляд пронзил меня с таким посланием: «Ты должна обращаться с этими детьми приятным образом, нежно и мягко». Мне говорили, что с детьми надо обращаться очень строго, пока им не исполнится шестнадцать. Но этот взгляд Прабхупады предостерег меня до глубины души. С того дня я полностью изменилась, поняв, что это будущее нашего движения и у них должно остаться позитивное впечатление, чтобы они могли продолжать. И я стала более любящей, потому что я увидела любовь Прабхупады.

(Сиддханта дас: Это замечательно. В связи с этим вопрос: откуда пришло это наставление, что надо быть строгими с детьми, пока им не исполнится шестнадцать лет?)

Прабхупада говорил об этом.

(Сиддханта дас: Он говорил об этом в Далласе?)

Да, он давал много наставлений, когда мы были в Далласе, о том, как обращаться с детьми.

(Сиддханта дас: Вы можете рассказать о каких-нибудь из них?)

Шрила Прабхупада хотел, чтобы учителя были строгими. Он говорил: «Вы должны держать палку. Но только показывайте палку. Никогда не используйте палку. Но вы должны быть строгими». Он также говорил: «Классически, когда ребенок еще очень маленький, родители окружают его вниманием, но когда ему исполняется пять лет, надо становиться строгим до шестнадцати лет, и тогда уже надо становится другом для него». Так надо было делать. У меня была палка в углу классной комнаты. Я никогда не использовала ее, но я была очень строгой с детьми до этого случая. Я не отпустила дисциплину, но я поняла, что им нужно что-то большее, чем просто строгость. И они были далеки от своих родителей, которые обнимали их. Как результат этого опыта с Прабхупадой я поняла, что родители никогда не пишут своим детям. У детей были дни рождения и так далее. Поэтому я стала писать детям открытки и письма от их родителей, и притворяться, что это пришло от их родителей. Было несколько родителей, которые писали, но не все. Поэтому я писала открытки на дни рождения и другие письма от родителей, чтобы они чувствовали любовь, потому что я поняла, что без этой любви они не останутся. Почему я оставалась? Оставалась ли я от того, что Прабхупада был строгим? Следуйте четырем регулирующим принципам! Просыпайтесь каждое утро! Принимайте холодный душ! Нет, я осталась не поэтому. Я оставалась, потому что знала, что Прабхупада любил меня. Он любил меня. Вот, почему я оставалась.

59-21 Шраванананда дас

Наставления Прабхупады в его книгах были очень могущественными. И его желание спасти каждое живое существо во вселенной благодаря распространению его книг, а также атрибутов, таких, как вложенных в постер благовоний «Духовного неба». Прабхупада был всепроникающим, как чайтья-гуру, куда бы вы ни поехали. Я могу пересечь Америку и встретиться с преданными в Ванкувере или Боулдере по милости Прабхупады. Все, что он хотел, это спасти каждого в этом мире. Так много контакта с преданными и атрибутами, а в конце концов с Прабхупадой. Это был кульминационный ядерный взрыв его солнечного сияния, когда я увидел его впервые в Бруклине. Я сидел с человеком, который сейчас является главой Института Интегральной Йоги. Он был моим другом. Мы сидели в машине. У него были длинные волосы и борода, а у меня была короткая стрижка, как сейчас. Я был в этой группе йоге. Мы открывали черно-белый журнал «Обратно к Богу». Это снова еще одна милость Шрилы Прабхупады. Он открывал этот журнал, а я сказал ему:

– Как ты думаешь, ты когда-нибудь сможешь стать кришнаитом?

Он сказал:

– Да!

А я сказал:

– А я не думаю, что смог бы.

Итак, он теперь является главой Института Интегральной Йоги, а я на самом деле стал преданным. Поэтому милость Прабхупады очень могущественна. Его милость была настолько могущественна, что несмотря на то, что я старался уйти, он всегда рядом и подталкивает нас. Это был старый черно-белый журнал «Обратно к Богу», который изменил меня. Затем я увидел преданного в поезде в Нью-Йорке. Запах благовоний, красивая привлекательная одежда, киртан в поезде. Он раздавал книги. Влияние Прабхупады поистине было всеохватывающим. Но он всегда был благодарным. Когда он был гостем у кого-то дома, он не вел себя, как царь. Он всегда был слугой. Он всегда хотел служить даже своим собственным ученикам. Со всеми другими гуру отношения были очень странными. Это была просто лестница, по которой я шел, но она очень быстро растворялась. И я никогда не смотрел назад. Я никогда не думал о том, что мне нужен кто-то еще. Мне нужны мои духовные братья и общение с другими преданными, но не другой гуру. Все есть в книгах Прабхупады. Его «Бхагавад-гита» изменила мою жизнь. Я читал очень много версий – Ганди, Вивекананду и так далее. Но я ничего не чувствовал. Там не было ничего. Но когда я прочитал «Бхагавад-гиту» Прабхупады, то обнаружил там чистую реализацию в каждом слове. И также его доброта. Я расскажу вам, как я чувствую его величайшую доброту, когда я слушаю аудиозаписи Прабхупады с доктором в Бомбее на утренних прогулках. Я также был на многих утренних прогулках в Мадрасе и в Бомбее. Я не помню его имя, возможно Патель. Но все преданные знают его, потому что он задавал агрессивные, высокомерные, раздражительные вопросы Прабхупаде. Я ни разу не видел, чтобы он Прабхупаду хоть как-то расстроил. Иногда мне приходилось выключать запись, когда этот человек задавал вопросы, потому что они казались мне очень оскорбительными. Но Прабхупаде нравилось это, потому что он знал, что весь мир будет бросать вызов этой философии, и он показывал нам, как общаться с людьми. Было похоже, как будто Прабхупада устраивает китайскую пытку водой. Потому что я встречал этого человека после ухода Прабхупады, и он плакал, как ребенок. Прабхупада делал это. Он растапливал его сердце. Он никогда не гневался. Он просто продолжал замечательным образом отвечать на его вопросы. Затем он бросал вызов Прабхупаде. Он любил Прабхупаду, но мы не могли этого увидеть из-за этих вызовов. Но он любил Прабхупаду, и Прабхупада не был против. Прабхупада просил его приехать на Кумбха-мелу. Мы ехали с ним во Вриндаван, и он говорил: «Нет, нет, я не могу ехать по этой дороге». Но я слышал, что в конце концов он поехал с Прабхупадой на Кумбха-мелу. Его качества были просто поразительными. Каждый раз, когда Прабхупада ругал нас, это были пять секунд боли и тысячи часов экстаза. Потому что это была чистка. Это не было часто. Но пару раз он поднял на меня свою трость за то, что я говорил с кем-то за его спиной. Поэтому я старался много не говорить на утренних прогулках и шел немного позади. Но это всегда было экстатично. У меня никогда не было никаких сомнений, и я очень счастлив, что нашел Прабхупаду. Или он нашел нас. Он искал нас. Это чистая милость Шрилы Прабхупады.

59-22 Сандамини даси

Одна из вещей, которую я по-настоящему ценила в обществе Прабхупады, это восторг, который приносил Прабхупада. Даже несмотря на то, что Прабхупада никогда не хотел больших фанфар и всегда оставался очень смиренным, любовь преданных, когда приезжал Прабхупада, была совершенно восхитительной и заразительной. К 1974-75 годам движение было настолько большим, что нас были тысячи и тысячи преданных. И все, даже такие новые преданные, как я, хотели получить немного нектара от Прабхупада. Но Прабхупада был настолько обширным в своем присутствии и своей любви, что никто не чувствовал себя обделенным. Даже несмотря на то, что я не ходила на утренние прогулки и лично с ним не общалась, я чувствовала себя включенной. Его личность была настолько всеохватывающей, и он настолько излучал любовь, что вы чувствовали себя по-настоящему удовлетворенными. Хотя другим преданным довелось больше близко общаться с ним, но просто оставаясь в стороне, помогая готовить для него или убираясь в его комнате, вы чувствовали такую сильную связь с ним, что не требовалось даже лично находиться с ним, чтобы почувствовать милость, которая исходила от него. Даже несмотря на все фанфары вокруг него, Прабхупада сохранял очень смиренное, очень кроткое и очень серьезное настроение по отношению к себе. Иногда люди говорят, что Прабхупада не достаточно улыбался на своих фотографиях. Он не был как другие гуру. Но это была милость Прабхупады. Он не был показным. Он всегда направлял внимание к Кришне, и убирал внимание с самого себя. И этим Прабхупада нас еще больше привязывал к своему удивительному наследию, которое он оставил нам и будущим поколениям. Я очень благодарна, что смогла быть частью этого. И я до сих пор стараюсь по-своему продвигать сознание Кришны и продвигать удивительные качества и любовь, которыми Шрила Прабхупада обладает для всех нас и будет продолжать обладать для всех последующих поколений.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)