Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 57

57-01 Адити даси

Когда я зашла, чтобы получить брахманическую инициацию, получилось все очень прекрасно. Я думала, что никогда не пойму, как передвигать пальцы, но оказалось все очень ясно, когда Прабхупада объяснил, как это делать. Я помню, что мне нечего было предложить Прабхупаде, но Лила Шакти была передо мной и у нее было много роз, поэтому она дала мне одну желтую розу, которую я отдала Прабхупаде. Когда все закончилось, я по-настоящему была потрясена тем, как добр был Шрила Прабхупада. Поэтому я сказала:

– Шрила Прабхупада, вы очень добры.

Его лицо просияло. Я не могла смотреть на него, потому что от него шел блеск, и я просто склонила свою голову. Когда я снова подняла свою голову, я увидела что-то вроде облака. Я не понимала, что это было, но был День Явления Господа Баларама. Так как до этого я готовила паратхи для Кришны, он спросил:

– Ты могла бы приготовить паратхи мне на обед?

Я сказала:

– Я готовлю вам обед, и я добавлю их туда.

Затем я вернулась вниз на кухню, и там был хаос. Кто-то вливал горячий сироп в халаву. А я старалась сконцентрироваться насколько могла на том, чтобы приготовить хороший обед для Прабхупады. Затем спустился Шьямасундара и сказал:

– Адити, Прабхупада хочет узнать, почему ты готовила ему, если ты только сейчас получаешь брахманическое посвящение?

Я сказала:

– Я не знаю. Малати попросила меня готовить.

Затем он поднялся и снова спустился. И я сказала ему, что отвечала за кухню, хотя была даже не инициирована. А я готовила для божеств. Итак, на самом деле Прабхупада дал очень ясно понять, что только брахманы могут готовить для божеств и для духовного учителя. В то же время был День Явления Господа Баларама, на улице были гром и молния, и все было очень тяжело, но одновременно и очень поучительно.

57-02 Чайтанья даси

Это было в храме на Ла-Сьенега в январе или феврале. Вишнуджана, который тогда еще не был Свами, он был брахмачари, а также Шримати и Каурашья ставили кукольный спектакль. Они была прекрасны. По воскресеньям утром мы ходили в Гриффит Парк, они вытаскивали кукол и показывали кукольное шоу, чтобы привлечь людей в парке, и затем мы раздавали всем приглашения на бесплатный воскресный пир любви. Однажды они собирались показывать кукольное шоу о жизни Прахлада Махараджа, и на него пришел Шрила Прабхупада. Он зашел, а они подготовили для него специальное место для сидения. Он сел. Это был первый раз, когда я увидела Прабхупаду в такой неформальной обстановке. Итак, началось кукольное шоу. Вишнуджана написал и спел маленькую песенку. Ее пел Прахлад. Слова были приблизительно такими: «Если вам нравится петь, Кришна говорит, что вы можешь петь для Него. А если вам нравится танцевать…» И он говорил: «Вам нравится танцевать?» Все отвечали: «Да». А он говорил: «Кришна говорит, что вы можете танцевать для Него». И оно продолжалось примерно так. Я обернулась, чтобы посмотреть, как Джагад Гуру, в которого я имела веру и почтение, реагировал на это кукольное шоу. Когда Вишнуджана запел, Прабхупада засиял. Он улыбался, и его улыбка была очень большой. И он начал смеяться. Я увидела, что у Шрилы Прабхупады была такая сторона, когда он проявлял невинность и качества ребенка. Он мог наслаждаться как обычные люди. Хотя это и не было таким же образом, как наслаждаемся мы, но мое сердце было тронуто тем, как он смеялся и наслаждался этим кукольным шоу. Это было очень-очень сладко. Это был первый сладкий опыт того, когда я увидела Прабхупаду не на вьясасане в качества гуру, «отягощенного» знанием.

57-03 Баллавхи даси

Был 1974 год, когда мой муж и я отправились на Ратха-ятру в Чикаго, которую возглавлял Прабхупада. В своей лекции он объяснил аудитории, почему Господь Джаганнатх пришел в Соединенные Штаты. Он сказал:

– На самом деле Господь Джаганнатх приехал в вашу страну потому, что Иисус Христос был великим преданным Господа Джаганнатха.

Далее он объяснил, что на самом деле не важно, какие имена Бога вы воспеваете. Вы можете воспевать имена Христа, или же вы можете воспевать имена Кришны. Важным является само воспевание имен Бога. Это был его способ объяснить всем в аудитории, что воспевание Святых имен Бога предназначено для всех, независимо от вероисповедания.

57-04 Нанда даси

Первый раз, когда я увидела, как Шрила Прабхупада зашел, я тотчас же была поражена тем, насколько он был невысоким. Потому что мы всегда видим Шрилу Прабхупаду на фотографиях очень величественным, сидящим на своей асане. Он был очень важной личностью в нашей жизни. И я увидела, что он был ниже Хридаянанды Махараджа. Я была поражена. Так или иначе, если не считать этого, он сел на вьясасану в фойе. Он больше читал лекции по вечерам. Он не читал лекций по «Бхагаватам» по утрам. Он говорил по вечерам. В один из самых первых разов у меня был настоящий личный контакт с ним. Он сидел на вьясасане. Он царственно, величественно сидел на своей вьясасане и осматривал преданных. Он бросал беглый взгляд. Это история о беглом взгляде. Он осматривал всех преданных в комнате, вступая в контакт глазами с каждым. Но можно было почувствовать это. Я чувствовала, как будто солнце выходит из очень темной тучи. Можно было почувствовать взгляд Шрилы Прабхупады. У меня не было такого опыта, и я не слышала о том, что у кого-то был такой опыт. Сейчас мы уже часто об этом можем услышать. Но когда Прабхупада бросил на меня свой взгляд, время остановилось. Образовалась связь из глубокого вечного прошлого. Нас разделял темный-темный тоннель вечного времени, и за долю секунды между нами образовалась эта связь. Откуда-то снизу хлынули слезы. Они были внизу, и они хлынули наверх и вышли через мои глаза. Когда образовалась эта связь, я почувствовала экстаз, печаль, удивление, стыд, бесстыжесть – все одновременно. Я почувствовала эту связь с Прабхупадой из далекого прошлого. Это была не какая-то определенная связь вроде того, что «мы были друзьями» или еще что-то. Ничего, связанного с этим. Но это была связь милости, исходящей от Шрилы Прабхупады издалека. И слезы просто хлынули из моих глаз. Затем через долю секунды он перевел взгляд на следующего человека. Эта была доля секунды, но казалось, что это длилось пять часов. В один из тех разов Прабхупада сидел на вьясасане и читал лекцию. Фойе располагалось таким образом, что с правой стороны была дверь на кухню, и я сидела рядом с этой дверью. Вдруг дверь открылась и, подумать только, из нее вышел повар, который должен был готовить вечернее подношение. Он решил: «Я не буду готовить это подношение, я выйду и буду слушать, как говорит мой духовный учитель». Я подумала: «Хм… Хорошо. Мы знаем, что это значит». Итак, я пошла готовить подношение. У нас не было никакой трансляции на кухне, поэтому я пропустила всю лекцию. Так или иначе, я готовила на кухне, а Прабхупада, я уверена, читал удивительную лекцию. После лекции подношение уже было предложено на алтаре. В те дни мы обычно оставляли поднос не только во время самого подношения, но и во время аратики. Прабхупада закончил свою лекцию, когда все еще шло подношение. Но он зашел в храмовую комнату, которая была пуста, и принес полные дандаваты перед божествами, а мы открыли занавес, хотя еще шло подношение, чтобы Прабхупада увидел божеств. Он получил даршан божеств с большим почтением, поднялся наверх, а через несколько минут, когда уже началось арати, которое проводила Сита, а я была на кухне, спустился Шрутакирти и сказал:

– Шрила Прабхупада хочет попробовать подношение.

Я сказала:

– Но Прабху, поднос все еще на алтаре.

Он сказал:

– Зайдите и заберите.

Я зашла на алтарь. В Мексике у божеств были большие овальные мраморные подносы, тяжелые, но красивые мраморные подносы. Я взяла один мраморный поднос, пока Сита проводила арати. Я шепнула ей: «Прабхупада хочет один из подносов. Он хочет попробовать подношение». Я взяла один поднос и вынесла его. Мы переложили все на тарелку и отнесли это Шриле Прабхупаде. А на следующий день Шрутакирти сказал:

– Прабхупаде понравилось подношение. Он сказал, что оно было очень хорошим.

Когда вышел преданный и отказался готовить, я поначалу подумала: «О, нет, мне не повезло», а на самом деле это было великое благословение. И я не видела этого сразу, но я поняла это в последствии.

57-05 Адити даси

В следующий раз мы встретились с Прабхупадой, как это было обычно – в течение года мы служили Прабхупаде, а потом в течение недели или двух мы видели Прабхупаду и были с Прабхупадой летом. Итак, в 1972 году приехал Прабхупада. Тем временем закрыли наш храм в Женеве, и также были закрыты несколько других храмов. Прабхупада не был счастлив от этого. Первая история связана с тем, что мы посадили несколько Туласи, и мы держали их в комнате Прабхупады. Мы вынесли их. У нас также были божества Радхи Кришны и мы думали, что Прабхупада установит их в этот визит. Первое, что случилось, это Прабхупада шел через комнату с Туласи, которая была рядом с его комнатой, и он сказал:

– О, кто это?

Мы все ответили:

– О, это Туласи, Прабхупада.

В особенности я очень гордилась тем, что мы пригласили к себе Туласи. Прабхупада посмотрел и сказал:

– О, кузина Туласи.

До того, как мы узнали об этом, все так называемые Туласи были во дворе. Это не были Туласи. Мне кажется это была какая-то форма базилика. Преданные из Африки прислали нам семена, сказав, что это Туласи. Мы посадили их и каждый день проводили Туласи пуджу. Второе было то, что Прабхупада был расстроен из-за того, что закрыли храм, а я чувствовала какую-то ответственность за это. Я убиралась в комнате Прабхупады, а он вышел на прогулку. Я собрала небольшую кучку мусора рядом с входной дверью. Но через десять или пятнадцать минут после того, как я начала уборку, Прабхупада вернулся. Мне кажется, что он не очень хорошо себя чувствовал. Он поднялся наверх, посмотрел на кучку и сказал:

– Ты можешь продолжить.

Это была очень маленькая комната, и я очень стеснялась находиться так близко к Прабхупаде. Но в моей голове крутилась мысль: «Должна ли я поговорить с Прабхупадой об отношениях между мужем и женой и о следовании регулирующим принципам?» Все это очень меня беспокоило. Эти мысли не давали мне покоя. Я была наедине с Прабхупаде и думала о том, что должна его об этом спросить. Но я не осмеливалась спросить его. Затем Прабхупада попросил меня подать ему четки, которые висели на радиаторе, потому что в тот день планировались инициации. Итак, я взяла четки и посмотрела вниз. Прабхупада сидел очень низко. Я подала их ему, а Прабхупада посмотрел наверх и сказал… Я понимала, что это был момент, когда я могла поговорить с ним. Но я не смогла спросить его. А он посмотрел на меня и сказал:

– Повторяй Харе Кришна.

Я начала повторять. Затем я закончила свою работу. Я подумала: «Ответ придет ко мне, я не должна беспокоить Прабхупаду вопросами о делах грихастх».

57-06 Чайтанья даси

Это был 1970 год. Я не помню, в каком месяце мы переехали в новый храм на Ватсека Авеню, но в том месте, где сейчас храмовая комната, была алтарная, потому что это здание было церковью. И также в алтарной комнате были места для сидения. И не только места для сидения, но и церковный орган. Шриле Прабхупаде очень нравились эти места для сидения, особенно для гостей, которые приходили на воскресные пиры. Там были красивые витражи. Однажды после воскресного пира, когда все были совершенно опьянены, а мы сидели на креслах, кто-то читал лекцию, а после этого Вишнуджана, который все еще не был Свами, встал и сел за орган. Он начинал играть, а мы пели киртан. Итак, мы пели киртан. Комната Шрилы Прабхупада была наверху сзади, и к ней вела лестница. Там была дверь, которая всегда была закрыта изнутри. И вдруг дверь отворилась и Шрила Прабхупада стоял там. Он вышел с поднятыми руками и начал танцевать. И он стал показывать нам, чтобы все мы встали и начали танцевать. Мы все встали на сидения этих кресел, а Прабхупада просто светился. Он пел и танцевал, а все совершенно обезумели. Абсолютно обезумели. Вишнуджана играл на этом органе. Вы знаете, насколько громко играют трубы этого органа. Это был самый экстатичный киртан. И я никогда до этого не видела, как танцует Шрила Прабхупада. Он парил. Его стопы были над землей. Я знаю, что преданные рассказывали об этом же самом, когда он танцевал на Ратха-ятре за год до этого. Это было то же самое. Он был человеком с Вайкунтхи. Он просто подхватил нас, а мы погрузились в экстаз Прабхупады и того, что он чувствовал. Это передалось всем нам через наши сердца, и мы просто вышли из тел. Прабхупада изменил нас таким образом. Это было прекрасно. По-настоящему прекрасно.

57-07 Адити даси

Однажды я была на одном вечернем даршане Шрилы Прабхупады. Пришло несколько индийских гостей. Они немного поговорили и одна из женщин дала Прабхупаде маленький браслет. Это были настоящие цветы, нанизанные на нить. Был особенный день, когда сестры дарили своим братьям какие-то такие вещи по-моему в знак любви, чтобы увеличить долголетие. Итак, эта семья сделала такой подарок Прабхупаде, и он надел его. Но в то же время Прабхупада изменил простую беседу на тему сознания Кришны и важности серьезного принятия его, особенно потому, что они были индийцами и эта была их ответственность распространять сознание Кришны. Моим служение было убираться в комнате Прабхупады. И на следующий день, когда Прабхупада был на утренней прогулке, я заметила этот маленький браслет с увядшими цветами, но в мусорной корзине Прабхупады. Я подумала: «О, я сохраню его и он будет напоминать мне об этой удивительной беседе в комнате». На этом история заканчивается, но я хочу сказать, что Прабхупада всегда учил нас своими беседами в комнате, как проповедовать. У меня всегда было такое чувство. Я никогда ничего не говорила. Я просто слушала и впитывала все это. Еще один пример был в Париже. К нам пришли двое пожилых людей, но никто им не уделял много времени. Они не хотели переезжать в храм и становиться преданными. Поэтому мы не могли сказать, что сделали их преданными. Но одним вечером Прабхупада пригласил их обоих – господина Вагнера и женщину, имя которой я не помню. Он посадил их прямо перед собой, а мы все сидели сзади. И он проповедовал им одно за другим – теперь они подошли к последнему этапу своей жизни, и теперь настало время стать сознающими Кришну. И на самом деле господин Вагнер повторял шестнадцать кругов и каждый год стал приезжать во Вриндаван. Но он также учил нас тому, что каждый готов к тому, чтобы принять сознание Кришны, и в особенности пожилые люди. Надо давать им сознание Кришны. И Прабхупада показывал нам, как это делать. Это было очень замечательно.

57-08 Баллавхи даси

В 1971 году мой муж и я получили инициацию. Из Атланты мы отправились в Бостон на инициацию. Прабхупада был там. До инициации он провел лекцию для всех присутствующих преданных, и он спросил:

– Каковы десять оскорблений?

Джадурани подняла свою руку и сказала:

– Прабхупада, первое оскорбление – поносить чистого преданного Господа.

Прабхупада прервал ее и сказал:

– Нет, любого преданного, который искренне повторяет Святые имена и пытается распространять Святые имена, нельзя никак критиковать.

Затем в связи с этим Прабхупада кое-что добавил. Один преданный спросил:

– Прабхупада, как мы можем отплатить вам?

Прабхупада сказал:

– На самом деле ученик не может отплатить духовному учителю. Но если вы хотите попытаться отплатить духовному учителю, вы можете делать это, проповедуя.

Затем он объяснил четыре способа проповедовать: человек может проповедовать своей жизнью, человек может проповедовать примером и человек может проповедовать своими словами или деньгами. Мое понимание было таково, что любого преданного, который искренне проповедует в соответствии со своими возможностями и хочет распространить движение Санкиртаны Господа Чайтаньи, нельзя никак критиковать. На самом деле Вайшнав избегает любого вида критики, но в особенности надо избегать критики другого Вайшнава. Прабхупада по-настоящему хотел подчеркнуть этот момент. Мы не должны поносить не только чистого преданного, но любого преданного, который искренне пытается проповедовать движение Господа Чайтаньи и распространять Святые имена, мы не должны критиковать.

57-09 Чайтанья даси

Не уверена, был ли это 1973 или 1974 год, но это было в старой храмовой комнате. Не помню точный год. Творческая труппа «Актеры с Вайкунтхи» приехали в Лос-Анджелес. Поэтому скорее всего это 1973 год. Они ставили танцевальные спектакли. Они поставили историю об убийстве Праламбасуры. Было принято решение, что они сыграют его приватно только для Шрилы Прабхупады в храмовой комнате. Так как у меня были две маленькие дочери, я не могла участвовать, играя в спектакле, но меня пригласили для музыкального сопровождения на мриданге. Мы собрались в храмовой комнате. Праджапати читал из книги «Кришна» Прабхупады. Прабхупада сидел на вьясасане. А я села внизу на полу рядом с вьясасаной Прабхупады с мридангой. Когда Праджапати начал читать историю об убийстве Праламбасуры, танцоры стали играть роли мальчиков-пастушков и Баларамы. Не помню, кто играл Праламбасуру. Возможно это был Праджапати. Я посматривала наверх на Шрилу Прабхупаду между тем, как я пела «Говинда Джая Джая» и другие короткие бхаджаны во время танцев. Я смотрела наверх на него. Когда Баларама, которого играл танцор-мужчина, убил Праламбасуру, ударив его своим кулаком, я посмотрела наверх на Прабхупаду, и выражение лица Прабхупады было одним из тех, которые я наблюдала, когда он смотрел кукольное шоу, но оно было еще более выразительным. Он был полностью там, глядя, как Баларама ударяет и убивает Праламбасуру. А я подумала: «Вот это да! У Прабхупада такое видение, что он по-настоящему входит в эти игры прямо из книги «Кришна», которую он перевел, чтобы мы все смогли наслаждаться этими удивительными играми Верховного Господа». Прабхупада был прямо там. Он очень наслаждался ими. Я помню, как Прабхупада говорил, что картины – это окна в духовный мир, и также он говорил, что спектакли оживляют его книги. Это был очень особенный момент для меня, когда я сидела там, играла на мриданге и пела для удовлетворения Прабхупады, участвуя в этой игре. Это был очень значимый момент для меня. Я испытываю большую благодарность.

57-10 Нанда даси

Был еще один маленький случай. Каждый, кто был рядом со Шрилой Прабхупадой, когда он приезжал, знает, что было всегда очень много деятельности – дополнительного служения, дополнительной работы, дополнительных гостей, дополнительной суеты. Однажды нам сказали: «Шрила Прабхупада собирается устроить тур по храму! Вычистите все свои зоны! Он спустится через пять минут!» Пять минут… Надо было сделать все за пять минут. Мне кажется в соответствии с моим опытом, что во всех храмах, где я была, есть одна давняя традиция Харе Кришна – любой, кто делает гирлянды для Шрилы Прабхупады, подходит к ведру с цветами и нарывает цветы, которые ему нужны, и оставляет в ведре стебли и частично сорванные цветы. Поэтому набираются ведра таких полусорванных цветов. Подобная ситуация была на входе на кухню. Там было две двери, которые открывались на кухню, за которыми была небольшая кладовая зона, а за ней уже была кухня. В этой кладовке мы хранили ведра с цветами, и все они находились в полном беспорядке. У меня было только пять минут. Я сдвинула все ведра за двери так, что если вы входите, то видите впереди хотя бы какое-то подобие порядка на кухне. Не составляет труда угадать, что сделал Прабхупада. Когда он вошел, он открыл двери и тотчас же повернулся, чтобы посмотреть направо. Он посмотрел на ведра с полусорванными цветами и сказал:

– Кто сделал это?

С великим восторгом все преданные сказали:

– Это сделали пуджари, Шрила Прабхупада.

Шрила Прабхупада сказал:

– Этих пуджари надо заменить.

Очень сокрушительный удар, но удивительно достаточный. Может быть это на самом деле показывает, какой бестолковой я была, но я не почувствовали ни капельки сокрушенной этим. Я не чувствовала себя сокрушенной. Это был очередной экстатичный случай в отношениях со Шрилой Прабхупадой. Также я должна отметить, что знала, что они не смогут заменить меня, потому что им не так уж просто было меня кем-то заменить. Так или иначе, Прабхупада сказал:

– Этих пуджари надо заменить.

Затем он прошел дальше на кухню. А на кухне стояла огромная кастрюла на горелке, которая была не сильно приподнята над полом. Эта плита отстояла где-то на полметра от пола, а на ней стояла кастрюля, высота которой составляла еще где-то метр. Шриле Прабхупаде пришлось немного вытянуться, чтобы заглянуть в кастрюлю. Он сказал:

– Что это?

Преданные сказали:

– Это чечевица, Шрила Прабхупада. Чечевица для завтрака.

Прабхупада сказал:

– Чечевица – это для лошадей.

Так что у нас есть такие небольшие истории, небольшие лакомые кусочки нектара о том, как Прабхупада устраивал осмотр.

57-11 Адити даси

Я помню одну лекцию, когда Прабхупада спросил:

– Сколько денег мы потратили, чтобы приехать?

Я подумала: «Это странно, что Прабхупада интересуется тем, сколько денег мы потратили». Но мы посчитали, сколько нас и сколько мы потратили, и по-моему в итоге получилось, что мы потратили две тысячи долларов, чтобы приехать во Вриндаван. Затем он сказал:

– Это очень хорошая трата денег. Потому что вы приехали во Вриндаван. И чем бы вы ни занимались во Вриндаване, это умножается в тысячу раз.

57-12 Чайтанья даси

Это была Картика 1972 года во Вриндаване. Мы с мужем взяли с собой наших дочек-близняшек, которым было по четырнадцать месяцев, в Индию. Мы собирались остановиться и жить в Индии. Он собирался заниматься импортом для компании «Духовное Небо» в Калькутте. Но сначала мы приехали во Вриндаван, потому что Шрила Прабхупада был там. Мы приехали, и с нами приехал еще один преданный, которого звали Харидас. Сейчас он уже ушел из этой жизни. Итак, мы приехали туда, и преданные привели нас в храм Радхи-Дамодары, где жил Прабхупада. Они привели нас, и Прабхупада сказал:

– О! Кришна привел вас сюда!

Я подумала: «Вот это да! Я никогда об этом не думала! Кришна на самом деле привел нас сюда во Вриндаван!» Он сказал:

– Вы приняли прасадам?

Я сказала:

– Нет, нет, Прабхупада.

Он сказал:

– Вы держите экадаши?

Я сказала:

– Нет, Шрила Прабхупада. Простите, я забыла. Преданные из Лондона дали нам немного хлеба, и когда мы стояли в очереди, чтобы получить разрешение для въезда в страну, мои дети проголодались и я дала им немного. Я забыла и сама тоже съела. Мне так жаль.

Прабхупада сказал:

– Шрутакирти, дай им сладостей.

Я думала: «О, Боже! Он скажет, что я пойду в ад. Я совершила самый тяжкий грех, какой можно только себе представить». Но он совершенно не обратил на это внимания и сказал своему слуге:

– Дай им сладостей.

Это показало мне, что даже несмотря на прерывание экадаши, очень тяжкий грех, так как это было ненамеренно и потому что это было невинно с моей стороны, Прабхупада был очень-очень милостивыми и очень сострадательным ко мне и не стал ругать меня. Я почувствовала много милости и много любви в этом уроке о том, что если по дороге что-то подобное случается, то можно сказать преданным, что если это ненамеренно, то в этом нет ничего страшного. Он не сказал: «Постись на следующий день». Позже мы узнали об этом. Если вы прервали экадаши, то должны держать его на следующий день. Но он ничего об этом не сказал. И он в тот раз был самым непринужденным, которым я его когда-либо видела, потому что позже он сказал нам, что Вриндаван был его домом. На нем не было курты. Он сидел, отклонившись на стуле с рукой за головой. Я увидела еще одну сторону Прабхупады, которой до этого никогда не видела, кроме небольших спектаклей, когда он был похож на ребенка. Но тут он был совершенно в своей стихии в Святой Дхаме Вриндавана. Это было очень удивительно.

57-13 Адити даси

Я помню, как одним вечером я сидела за Ямуной, а Прабхупада говорил Ямуне:

– Я хочу, чтобы все вы приехали и жили здесь, на ранчо.

Он называл это рачно. А Ямуна сказала:

– Но Прабхупада, где мы сможем остановиться?

Потому что там было только четыре лачуги, летняя кухня, и даже они были заняты.

Он сказал:

– Ты остановишься у меня дома.

Ямуна немного сопротивлялась. Хотя жить рядом с Прабхупадой в храме Радхи-Дамодары, где Прабхупада так долго жил, было очень экстатично. А Прабхупада засмеялся и сказал:

– Я Баларам, и я тащу Ямуну.

Он получал настоящее удовольствие, дразня ее таким образом. Но, конечно же, через несколько дней после отъезда Прабхупады мы переехали в его дом и остановились на кухне его комплекса. Большинство преданных уехали. Я помню, как там были Рукмини и Барадрадж, который рисовал. Божества также были в доме – Радха-Шьямасундара, Гаура-Нитай, Кришна-Баларам. И Барадрадж расписывал всех Их. Рукмини немного заболела. Поэтому он сказал: «Мне кажется, что вам надо вернуться в Штаты, когда он закончит расписывать божеств». Прабхупада всегда беспокоился о преданных, следя за тем, чтобы они получали необходимую заботу.

57-14 Баллавхи даси

Это был 1973 или 74 год, когда Балаванта баллотировался на пост мэра в Атланте. В одном из писем, которое он получил от Прабхупады, Прабхупада очень оценил его проповедь. Он сказал: «Да, это то, чего я хочу, и я очень доволен тобой, потому что ты проповедуешь "как есть", не идя на компромиссы в философии». И он сказал: «Не обращай внимания, если ты не получишь много голосов. Это не важно. Если человек пытается охотиться на носорога, и если он не подстрелит носорога, никто не будет его критиковать, потому что они скажут, что никто бы никогда не смог подстрелить носорога. Но если человек подстрелит носорога, то это тоже очень хорошо. Так что в любом случае это не важно. Просто пытайся сделать все от тебя зависящее для Кришны – это важно, и это меня очень удовлетворяет». Я запомнила это письмо. Потому что иногда я думаю: «О, я не делаю достаточно для того, чтобы помочь Прабхупаде». Но затем я вспоминаю это наставление о том, что просто должна прилагать все свои усилия для удовлетворения Прабхупады, и это то, что имеет значение. И он ценит это. Это засчитывается. Может вообще никто не ценить, но Прабхупада ценит. И это самая важная вещь.

57-15 Чайтанья даси

После того, как мы переселились в Калькутту, в начале 1973 года стали возникать испытания, и у меня появилось сильное желание поехать в Маяпур, потому что мое имя Чайтанья даси. Поэтому я хотела поехать туда, где явился Чайтанья Махапрабху. До нас донесся слух о том, что Гаргамуни освободил хижину, которую он там себе построил. И в ней была одна электрическая розетка и одна лампочка. Я стала просить и умолять: «Пожалуйста, пожалуйста, давай поедем в Маяпур». Мы сели на поезд и поехали в Маяпур. Мы переехали в маленькую хижину с земляным полом. В тот момент там жили пятеро брахмачари. В 1973 году по-моему там уже был Джаяпатака Свами. Я точно не помню. Но так или иначе, он вспахивал поля. Через какое-то время до нашего сведения было доведено, что мужчины не были счастливы от того, что с ними жила пара грихастх. Нам сказали, что Прабхупада хочет поговорить с моим мужем в Калькутте. А он отказался. Он сказал: «Ты езжай. Я позабочусь о девочках. А ты езжай». И мы со Смара Хари, который заботился о паре коров, отправились в Калькутту. Я приехала туда, и мне сказали:

– А что ты тут делаешь?

Я сказала:

– Прабхупада хочет поговорить с нами.

– Не с тобой! С твоим мужем! Отправляйся обратно!

Я сказала:

– Нет, нет, нет, нет. Я проделала долгий путь сюда. И по крайней мере на несколько дней я здесь останусь.

Поэтому я сходила на пару программ. Прабхупада прочитал лекцию в Лайонс Клуб. Я не помню ничего из того, что он говорил, но мне разрешили принести ему стакан воды. Затем я вернулась обратно в Маяпур и сказала своему бывшему мужу: «Прабхупада хочет поговорить с тобой. Нам надо поехать». Итак, мы поехали. В конце концов он уступил. Когда мы приехали туда, то пришли в офис Прабхупады, который до сих пор находится там. Там также сидели трое духовный братьев санньяси. Мы сели и Прабхупада стал спрашивать, чем мы занимались и в чем была проблема. По большей части мужчины не хотели отдавать дополнительное молоко, потому что у нас было двое детей. Они жаловались на то, что у нас на самом деле не было никакого заработка. Прабхупада стал вести дискуссию. Он предложил:

– Он может делать мриданги, как в Навадвипе. И таким образом он мог бы делать мриданги, и их можно было бы отправлять в другие храмы, и тогда бы у него был бы какой-то доход.

Затем один духовный брат санньяси сказал:

– Нет, Прабхупада. Это не получится. Это невозможно. Они должны вернуться в Америку.

Я сказала:

– Но у нас был билет только в одну сторону. Как мы улетим?

Он сказал:

– Просто обратитесь в правительство и пусть вас репатриируют. Отдайте мне свой паспорт.

Я спросила:

– И что тогда?

Он сказал:

– Это значит, что вы больши никогда не сможете вернуться в Индию.

Прабхупада сидел там очень-очень задумчиво. Я посмотрела на него и подумала: «Пожалуйста, помогите нам выйти из этой неразберихи. Что нам теперь делать?» Я помню, это было начало 1973 года. Прабхупада сказал:

– На самом Маяпур предназначен для санньяси, брахмачари и вананпрастх. Домохозяева должна поддерживать храм, а не получать поддержку от храма. Поэтому вы должны стать независимыми. Полностью независимыми от храмов.

Вот так. Затем мы встали и вышли из комнаты. Я подумала: «Нас выкинули из ИСККОН». Я не знала, о чем думать. Где мы будем оставаться? Как мы будем жить? Так или иначе, потребовалось небольшое время, чтобы понять, что Прабхупада создавал прецедент того, что домохозяева не должны отправляться в Индию с билетом в одну сторону с маленькими детьми и думать, что любой храм будет их поддерживать. Это было очень-очень тяжело, но я смогла это переварить и понять урок, который давал нам Шрила Прабхупада.

57-16 Адити даси

Во Вриндаване в 1974 году после фестиваля осталось совсем немного преданных. Там были Ванмалини и Пранав, бенгальские ученики Шрилы Прабхупады. Обоим было за пятьдесят. Пранаву возможно даже было за шестьдесят. Несколько раз утром, когда Прабхупада был там, она пела для Прабхупады гуру-пуджу и улыбалась. Прабхупада тоже улыбался, и они оба были очень счастливы. Затем, когда мы гуляли, Прабхупада поддразнивал Пранава:

– О, Пранав, ты не сможешь принимать санньясу. Ты должен принять санньясу, но ты слишком привязан к тому, что готовит твоя жена.

Он постоянно поддразнивал его. Затем, в какой-то момент, 19 мая Прабхупада откуда-то вернулся, потому что около месяца или двух его там не было, после весенного фестиваля. Так получилось, что это был день рождения Ямуны. Ямуна была в экстазе. Весь день мы ждали и ждали и ждали. Теджияс должен был привезти его из Дели. В конце концов Мадира и Ямуна начали киртан. Нас было пять или шесть преданных в комнате. Они по-настоящему погрузились в киртан. Их глаза были закрыты. Я держала глаза открытыми, смотря за тем, не появился ли какой-то свет, потому что было темно и не было никаких машина на дороге. Тогда не было никаких машин. В конце концов я увидела свет, который появился на главной дороге и повернул на дорожку, ведущую к дому Прабхупады. Я пыталась им об этом сказать, но их глаза были закрыты. Шел киртан. Никто на меня не обращал никакого внимания, а я не знала, что делать. Я не знала, как встречать Прабхупада. И до того, как я что-то поняла, открылась дверь и там стоял Прабхупада с огромной улыбкой на лице. Он был очень счастлив, что они были погружены в киртан. Они были очень изумлены, увидев Прабхупаду. С Прабхупадой приехал его первый ученик, который был ученым санскрита. Кто-то знает его имя, я не знаю его имя. И по-моему его жена и Теджияс, который привез их. Было уже девять часов вечера. Прабхупада сел на свое кресло и он был очень счастлив. Он сказал:

– Теперь я хочу полноценный прасадам для себя и для своих гостей.

И он хотел, чтобы мы приготовили его за сорок пять минут. Я подумала: «Сорок пять минут? Это же невозможно». Но мы с Мадирой помогали Ямуне и Ванмалини. Мы резали овощи и помогали со скороваркой. И мы приготовили полноценный прасадам – дал, рис, сабджи, чапати, все для Прабхупады и его гостей. Прабхупада был очень доволен тем, как они это сделали. Не уверена, что это было в тот раз, но однажды Ямуна не поняла, что я уже видела Прабхупаду раньше. Когда она уехала из Лондона, Прабхупада не приезжал. Поэтому в какой-то момент Ямуна сказала:

– Адити, я хочу взять тебя с собой и представить тебя Прабхупаде.

Мне показалось это немного забавным. Итак, мы зашли. Прабхупада сидел за своим столом, а я сидела рядом со столом. Она сказала:

– Прабхупада, это Адити.

Прабхупада очень удивился и сказал:

– Друзья?

Он знал меня, и он удивлялся, почему Ямуна делает это. Так или иначе, у нас состоялась небольшая беседа, и затем мы вышли. Но был еще один замечательный случай. Не помню точно, когда это было, но я привезла диктофон из Франции. Кто-то договорился, чтобы я смогла зайти и поговорить с Прабхупадой. И по-моему со мной также зашел преданный из Южной Индии. Я не поняла этого. На самом деле надо быть особым человеком, чтобы знать, как общаться с Прабхупадой. Когда я вошла, я не могла сказать ни слова. У меня не было никакого вопроса. И у того преданного тоже ничего не было. Это не было так, как когда присутствовал Йогешвара, который мог поддерживать беседу и задавать вопросы. Итак, мой диктофон крутился и крутился. Шторы были закрыты, потому что было жарко. Прабхупада сидел на своем кресле, смотрел по сторонам и ждал, когда мы что-то скажем. А я не знала, что сказать. Я чувствовала себя очень неловко. В какой-то момент я услышала: «Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе», и я увидела, как лицо Прабхупады засияло. Я повернулась и увидела, что там стоял Кришна дас Бабаджи, духовный брат Прабхупады, и по-моему таже Муни Махарадж, с которым он принимал санньясу. Они стояли там в маленьких набедренных повязках. Они просто ворвались в комнату, повторяя Харе Кришна. Лицо Прабхупады засияло, они принесли друг другу поклоны. И затем Прабхупада стал рассказывать им, сколько было распространено книг. Это забавно, потому что я не знаю, говорили ли они на английской, на бенгали или на хинди. Но я понимала, о чем говорил Прабхупада. Скорее всего я поняла это благодаря цифрам – столько-то лакхов. Потом я узнала, что Кришна дас Бабаджи говорил на английском. Я видела его иногда на Имли-Тале. Он горячо любим всеми гаудия-вайшнавами, куда бы он не приходил. Он вел вечерние киртаны на Имли-Тале. Когда он заканчивал, все вдовы, все женщины смотрели на него. Все любили его, куда бы он не пришел. Он был настоящим Бабаджи. Он просто все время воспевал. Иногда он был в районе Нандаграма, иногда он был во Вриндаване. Но было очень сладко видеть, насколько они радовали Прабхупаду. Прабхупада поначалу выглядел очень серьезным, но когда он увидел их, он изменялся. Я подумала: «Это так прекрасно становиться пожилым в сознании Кришны, просто воспевать Харе Кришна и общаться с преданными». Это было что-то очень особенное. Я не знаю, что потом случилось с этой записью. Но было очень сладко видеть, как Прабхупада общался со своими духовными братьями – с большой любовью по отношению друг к другу.

57-17 Нанда даси

Одна из моих любимых историй, которая произвела на меня самое большое впечатления, случилась, когда Шрила Прабхупада давал даршан. Он делал это каждый день. Но я в них не участвовала. У меня было расписание по поклонению божествам и по кухне и много другое. И я не сознавала важности этих вещей. Но однажды Хридаянанда Махарадж сказал:

– Нанда, почему вы с Ситой не приходили на даршан сегодня днем?

Я подумала:

– Вот это да! Я никогда об этом не думала.

Итак, мы поднялись на даршан. Должен был состояться очень большой даршан с кардиналом Мексики, которого пригласили преданные. Но кардинал был слишком неудачлив, и он не пришел. Он просто прислал двух представителей, двух маленьких пешек, двух священников. Эти священники оказались весьма глупыми. К тому моменту, когда мы пришли на даршан, комната была полна народу, и конечно же мы сели в самом-самом-самом конце. Мы смотрели на головы всех и на Прабхупаду вдалеке. Двое джентльменов сидели на стульях, а Прабхупада сидел спереди за своим столиком. Прабхупада даже никак не взаимодействовал с этими джентльменами лично. По-моему с ним был Пушта Кришна Махарадж. Пушта Кришна Махарадж читал письмо от Би-би-ти о том, сколько подписок на комплекты книг они распространили: «Университет в Огайо подписался на три комплекта. Миннесота подписалась на столько-то…» А я думала: «Хм… Хорошо… Прекрасно». Все это происходило очень сухо. А мы просто сидели там. Затем Прабхупада через некоторое время стал говорить. И он дал очень краткое описание сознания Кришны, охватывая только четыре регулирующих принципа: «Мы следуем этому, мы делаем то, мы делаем это». Когда он подошел к отказу от мясоедения, он сделал комментарий: «Этот бой быков надо остановить». К этому времени я уже находилась в Мексике в течение шести или восьми месяцев или года. Я не помню всех деталей. Но я понятия не имела, что в Мексике проходят бои быков. Я думала, что это только в Испании. А Прабхупада был там только один или два дня, и он сказал:

– Этот бой быков очень греховен, и надо это остановить.

Он кратко коснулся этого, а затем перешел к другим моментам. И он упомянул, что Иисус Христос является нашим гуру. Он говорил:

– Вы можете отдать нам свои церкви, и мы можем проповедовать из Библии о сознании Кришны, потому что мы принимаем Христа нашим гуру.

Затем эти люди стали задавать Прабхупаде вопросы. Они засуетились. Они очень скоро стали беспокоиться. Они задавали Прабхупаде вопросы. Первый вопрос был такой:

– В вашем движении есть молодые люди?

Прабхупада показал рукой:

– Посмотрите. Посмотрите, кто сидит перед вами. Все они молодые люди.

Может быть они не заметили. Так или иначе. Там была они девушка в мексиканском теле, Лакшми Прия, которая жила в Лос-Анджелесе. Он попросил ее:

– Расскажи им о Лос-Анджелесе – о том, как там была большая церковь, о том, как она пустовала, и теперь она полна преданных.

Затем они посмотрели на часы и сказали:

– О, спасибо, сэр. Спасибо, но нам надо уходить. У нас еще одна программа. Спасибо за уделенное время. Если у нас есть какие-то вопросы, можем ли мы прийти и задать их вам?

Прабхупада снова показал на всех сидящих преданных:

– Если вы достаточно искренни, вы можете поговорить со мной. Но если у вас есть какие-то вопросы, вы можете поговорить с ними.

Они снова сказали «спасибо», а затем встали и вышли из комнаты. Чувствовалось, что этот человек еще держал свою руку на двери, но снаружи, закрывая дверь, потому что дверь щелкнула. В этот момент Прабхупада широко улыбнулся и усмехнулся. Он сказал:

– Это не настоящие христиане. Вы заметили? Как только я сказал, что им надо прекратить бои быков, они ушли.

Я сразу этого не поняла. Но несомненно это было именно так. Как только он упомянул это, они послушали еще немного и ушли. Затем все стало очень сладко и очень тепло и очень интересно. В тот момент было одно происшествие в Южной Америке. Во всяком для меня это был мой первый опыт. Хануман, который был санньяси, оставил этот уклад и принял грихастха-ашрам. Это было самое главное событие того времени. Так как он проповедовал в Аргентине, где были мои друзья Сита и Джагадживан, и у него были проблемы с ними, поэтому я тотчас же, как в истории с Прахладом, поделила их на друзей и врагов. Я отождествила себя со своими друзьями, а так как этот человек не был другом моих друзей, то он не был и моим другом. Так или иначе, я должна признать, что у меня было такое настроение. Итак, он сказал:

– Прабхупада, должны ли мы помещать изображение Иисуса Христа на наш алтарь? Вы сказали, что он наш гуру. Должны ли мы ставить его изображение на наш алтарь и поклоняться ему?

Прабхупада сказал:

– Я такого не говорил. Я такого не говорил.

Затем он задал еще один вопрос. Чтобы представить себе то время, я отмечу, что это было до того, как была издана «Чайтанья-чаритамрита». Поэтому мы слышали только некоторые истории оттуда, но мы не очень были знакомы со всеми историями. Итак, он сказал Прабхупаде:

– Прабхупада, я бы хотел знать, отвергли ли вы меня так же, как Господь Чайтанья отверг Чхоту Харидаса?

И вот я сижу в задней части комнаты и думаю: «Теперь Прабхупада по-настоящему покажет ему. И сейчас он получил по заслугам за все беспокойства, которые он причинил. Я очень рада, что он задал этот вопрос, потому что никто другой не сможет показать ему, кроме Прабхупады». И Прабхупада сказал:

– Нет. Я не отвергал тебя. Господь Чайтанья был Богом. И Он мог просто Сам распространить это движение по всему миру. Но я не Бог. И я полностью завишу от той помощи, которую вы мне оказываете.

Я была поражена увидеть, насколько сострадательным был Шрила Прабхупада и какой любовью он обладал по отношению ко всем нам. Так как двое священников ушли, несколько преданных сопроводили их, чтобы дать им прасадам и позаботиться о них. В какой-то момент Хридаянанда Махарадж повернулся и показал на меня и Ситу, чтобы мы подошли поближе, потому что освободилось место перед столиком Прабхупады. Мы воспользовались этой возможностью, прошли вперед и сели прямо на углу столика Шрилы Прабхупады. А он продолжил говорить об Иисусе Христе и христианстве. Сита хотела задать Прабхупаде вопрос, потому что Прабхупада отметил, что Иисус Христос не мог спасти своих последователей. Он не мог спасти своих последователей, потому что его последователи были очень деградировавшими. У меня в голове возник вопрос: «Как же он не мог спасти своих последователей? Он чистый преданный. И Прабхупада чистый преданный. Почему же он не мог спасти своих последователей?» Итак, Сита спросила:

– Шрила Прабхупада, почему Иисус Христос не мог спасти своих последователей?

Прабхупада сказал:

– Потому что они были очень деградировавшими. Они были десятого класса. Они были очень деградировавшими людьми.

Но я так и не понимала, потому что я считала, что чистые преданные одинаковые. Я думала, что Прабхупада такой же, как Христос. И если мы пришли гораздо позже и мы еще более деградировавшие, то как Прабхупада мог спасти нас? Поэтому я задала еще один вопрос. Но так получилось, что я сказала абсолютно те же слова:

– Но Шрила Прабхупада, почему Иисус Христос не мог спасти своих последователей?

Теперь мы сидели уже очень близко, прямо на углу его стола. Прабхупада посмотрел на меня так, как если вы собираетесь научить двухлетнего ребенка сложению, но знаете, что это выше его понимания. Такой взгляд я получила от Шрилы Прабхупады. Он сказал:

– Если кто-то является убийцей, он не очень хороший человек, так ведь?

Я сказала:

– Нет, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

– Они были убийцами. Они были людьми десятого класса.

Рохини Кумар, которого мы звали Баладев, был там и он сказал:

– Джая! Вся слава вам, Шрила Прабхупада! Вы настолько велики, что даже несмотря на то, что мы такие падшие, вы спасли нас. Вы так велики, Шрила Прабхупада, потому что вы спасли нас.

Все воскликнули:

– Джая Шрила Прабхупада!

А он сказал:

– Нет, я не так велик. Велика Харе Кришна мантра.

Тогда Шрутакирти сказал:

– Джая Шрила Прабхупада! Вы так велики, потому что вы привезли нам эту Харе Кришна мантру. И эта Харе Кришна мантра спасла нас. А вы так велики, потому что вы привезли нам ее.

И я увидела, что щеки Шрилы Прабхупады покраснели. Я увидела это. Он покраснел. Он посмотрел вниз и сказал:

– О, может быть это так.

Его смирение было так прекрасно. Я бы никогда этого не уловила, если бы осталась сидеть сзади комнаты. И возможно я бы даже не услышала этих слов. Так или иначе, он сказал:

– О, может быть это так.

Затем сзади начал доноситься киртан и Шрутакирти сказал:

– О, Шрила Прабхупада, вам пора готовиться к лекции, потому что началась вечерняя арати.

Мы знали, что это намек на то, что нам надо уходить. Мы все тотчас же принесли свои поклоны. А Прабхупада сказал:

– Секундочку. Немного «Бхагаватам».

У него была низкая книжная полка рядом с его столом. Он потянулся туда даже не смотря и как будто бы случайным образом взял книгу и, казалось, еще более случайно открыл книгу и сказал:

– Видите. Прямо тут сказано.

Это были наставления Капиладевы Девахути. Третья песнь, четвертая часть. Там говорилось о том, что даже если человек низкого происхождения, родившийся в семье собакоедов, воспевает Харе Кришна, он становится квалифицирован, чтобы совершать жертвоприношения. Он отметил это. Через много лет Хридаянанда Махарадж сказал, что Прабхупада сказал это специально для меня после того случая, когда он попросил заменить пуджари. Он сказал: «Он говорил это для тебя, чтобы воодушевить тебя». Так или иначе, это был прекрасный момент.

57-18 Чайтанья даси

Шрила Прабхупада читал одну лекцию в Лос-Анджелесе. Он говорил о том, что в Индии была бабушка, у которой был очень хороший храм в ее доме. Она была очень расстроена, что члены семьи, и в основном дети и внуки, не приходили на мангала-арати. Он сказал, что она решила штрафовать членов семьи. Она сказала им: «Если кто-то не посещает мангала-арати, он должен платить штраф определенного размера». Затем Прабхупада сказал:

– Итак, для любого, кто не приходит на мангала-арати, штрафом будет распространить один комплект книги «Кришна». Так нормально?

Все воскликнули:

– Джая! Да, Шрила Прабхупада!

Я жила в нескольких кварталах от храма и не могла посещать мангала-арати со своими двумя детьми. Но я носила с собой комплект маленьких книг «Кришна» и думала: «Если я кого-то встречу, я приложу все усилия, чтобы распространить комплект книги «Кришна», потому что таким образом я заплачу штраф и Прабхупада будет доволен». Это очень хорошая история, которую я всегда помню из лекции.

57-19 Адити даси

Затем наконец Прабхупада приехал в Дели из Вриндавана. И я готовила для Прабхупады. До готовки я расскажу вам о том, как я наряжала божеств, потому что там был вентилятор, который был направлен прямо на божеств. Я не знаю, о чем я думала. Может быть я не хотела, чтобы у Кришны упало павлинье перо или что-то еще. Но я отодвинула вентилятор от божеств в сторону. Прабхупада пришел где-то в десять часов утра, он принес свои поклоны, прошел через храмовую комнату, затем через кухню, через двор, и там находилась его комната. Затем я готовила для Прабхупады. И я по-настоящему находилась в сознании. Вы понимаете, когда вы делаете что-то правильно и осознанно. По-моему Шрутакирти вернулся и сказал:

– Прабхупада сказал, что рис не доварен.

Я подумала: «Это невозможно». Я знала, что сделала все абсолютно правильно. Но так или иначе… Затем он снова вернулся за еще одним чапати и он сказал:

– Прабхупада давно уже не вкушал такой хороший рис. Во Вриндаване рис очень плохого качества. А этот очень хорошего качества. Он очень хороший.

Я знала, что он хороший, и Прабхупада оценил прасадам. Но тем вечером я проводила арати. До того, как начать арати, я заглянула и увидела Прабхупаду в своей комнате. Он сидел в своих очках, и перед ним лежали книги. Всегда было особенное погружение, особенное настроение, когда Прабхупада читал писания. Затем я закончила арати и стала мыть параферналии, и я увидела, как мимо прошел Прабхупада. У нас была очень маленькая невзрачная вьясасана. Я не думала, что Прабхупада когда-нибудь сядет на нее. Но Прабхупада сел на нее. Я закончила все, что делала. Нас было всего шесть или восемь преданных, совсем немного. И первое, что сказал Прабхупада:

– Кришне жарко.

Я подумала: «О, Боже». Как Прабхупада узнал? Он сказал что-то о том, что вентилятор не дует или что-то подобное. И он прочитал целую лекцию о том, что божество Кришны – это Сам Кришна. И как только предоставилась возможность, я направила вентилятор вновь на Кришну. Я поняла, что Кришна лично присутствует с Прабхупадой, говорит с ним и рассказывает ему обо всем. Это по-настоящему открыло мне глаза.

57-20 Чайтанья даси

Кануприя дас, который был в тот момент моим мужем, поехал в Лондон на шесть месяцев, чтобы изучать астрологию. Когда он вернулся, он стал делать астрологические гороскопы для преданных. Он решил пойти и узнать мнение Шрилы Прабхупады об этом. Он поднялся и спросил Прабхупаду:

– Прабхупада, я изучил астрологию. Я бы хотел знать, нормально ли делать гороскопы для преданных?

Прабхупада спросил его:

– О, ты занимаешься астрологией. Можешь ли ты мне сказать, когда придет тот день, когда мы купим новое здание для храма в Нью-Йорке?

Конечно же он сказал:

– Нет, Прабхупада.

Прабхупада сказал:

– Это потому, что ты должен изучать астрологию Хора. Это математика. И чтобы изучить ее у тебя уйдет по крайней мере десять лет. Мой Гуру Махарадж, Шрила Бхактисиддханта Сарасвати, был очень хорошим знатоком астрологии. И он был последним из авторитетных знатоков астрологии на этой планете. Делая гороскопы для преданных, ты сможешь иногда видеть будущее. Но наша философия такова – если что-то должно случиться, пусть это случится, но мы просто будем повторять Харе Кришна. Так что лучше не делать астрологические гороскопы для преданных, потому что они начнут поклоняться астрологии и забудут о Кришне.

Это было в 1975 году. Мой бывший муж, его друг Джамадагни, которого он обучил астрологии, и его другой друг Реватинандана, который в то время был Свами, все изучали астрологию. В основном Джамадагни и Кануприя хотели, чтобы Реватинандана устроил для них встречу со Шрилой Прабхупадой, чтобы обсудить какие-то вопросы, которые у них были. Встреча была назначена. Реватинандана привел их наверх в комнату Шрилы Прабхупады. Они взяли с собой кассетный диктофон, чтобы записать всю беседу, потому что они думали, что это будет исторический момент в ИСККОН, который революционно изменит все. Они задавали вызывающие вопросы Шриле Прабхупаде. К примеру, один преданный сказал:

– Шрила Прабхупада, вы сказали, что мы должны следовать нашему Джи-би-си. Мой Джи-би-си на Гавайях гомосексуалист. Значит ли это, что если он хочет меня вовлечь в гомосексуализм, я должен это делать?

Прабхупада спросил:

– Что такое гомосексуализм?

Кто-то из тех, кто был в комнате попытался объяснить, о чем говорил преданный. А Прабхупада снова спросил:

– Что такое гомосексуализм?

И это не имело никакого продолжения. Прабхупада чувствовал себя некомфортно. Я позже слушала запись. Прабхупада просто проигнорировал это. Это не было приятно. Затем они стали задавать такие вопросы:

– Шрила Прабхупада, вы говорите в книге «Кришна», что там было шестьсот миллионов воинов. Как они решили проблему с туалетами?

Прабхупада просто не стал ничего отвечать. Можно себе представить. Это Джагад-гуру. Что он мог ответить? Так или иначе, были заданы еще вопросы, я не могу вспомнить всего. Но затем они стали говорить:

– Шрила Прабхупада, нужно ли нам следовать Джи-би-си? Можем ли мы жить отдельно, следовать принципам, читать ваши книги и оставаться преданными?

Это продолжалось таким образом. В конце концов Шрила Прабхупада понял их сердца, их умы, и то, чего они добивались. Они отрастили длинные волосы и большие бороды. Они дали себе астрологические имена – Шамбху, Индра и Вьяса. Тогда Прабхупада сказал им:

– На самом деле вы более продвинуты, чем я. Вам не нужен гуру. Но мне нужен. Поэтому вы должны идти в материальный мир и наслаждаться. Вы больше не являетесь моими учениками.

И они были правы – это был исторический момент, который показывал нам, что у нас есть свобода воли. И если вы не хотите поклоняться и следовать наставлениям духовного учителя, вы можете делать это. Это было ужасное время для меня. Но это была милость Шрилы Прабхупады, потому что они могли бы продолжать совершать ужасные оскорбления. Поэтому с одной стороны это было очень больно, но Прабхупада не хотел брать кармические реакции за их последующие греховные действия.

57-21 Адити даси

Прабхупада приезжал два или три раза в Дели, когда я была там в течение девяти месяцев. Однажды он приехал, и там также была Малати. Если бы я следовала вайшнавскому этикету, я бы должна была сказать: «Малати, ты бы хотела готовить для Прабхупады?» Я не знаю, была ли я эгоистична и хотела делать это служение, но я не сделала этого. И все это время, пока я готовила, меня преследовала мысль, что я должна была спросить Малати. Но также Малати и Мадира пошли увидеться с Прабхупадой. Это было после того, как уехал Шьямасундара. И Прабхупада лично достал деньги, дал Малати и сказал:

– Купи себе хорошее сари.

Он беспокоился о Шьямасундаре, и поэтому задавал вопросы о нем. Также они принесли с собой малыша Мадиры. У Мадиры были забавные отношения с ее мужем, Теджиясом. Они всегда были не в ладах друг с другом. Мадира думала: «Мой ребенок получит имя Вриндаванешвари или какое-то хорошее вриндаванское имя». А Прабхупада сказал:

– Ее будут звать Теджиясини.

Это было имя ее мужа с «ини» на конце, которое превратило его в женское имя. Это было забавно.

57-22 Баллавхи даси

Я бы сказала, важность вани, наставлений Прабхупады по отношению к вапу, физическому общению с ним, это то, что продолжало вдохновлять меня в моем преданном служении в течение всех этих лет. Через месяц после того, как я стала преданной, я отправилась в Новый Вриндаван на фестиваль Джанмаштами. Это был тот момент, когда санньяси там давали неправильную информацию по поводу нашей философии. Я помню, что все, включая меня, были сбиты с толку из-за философии, которую они рассказывали. Я размышляла об этом, и я подумала: «Я совсем не так понимаю то, что говорит Прабхупада в своих книгах». По-моему в «Нектаре преданности» Прабхупада говорил о том, что духовному учителю следует выражать такое же почтение, как Богу. И я помню, что даже спрашивала санньяси во время обсуждения в храмовой комнате: «Значит ли это то, что все духовные учителя в цепи ученической преемственности являются Богом?» На этот вопрос не последовало ответа. И поэтому я сама стала размышлять об этом: «Что для меня самой значат эти слова Прабхупады в «Нектаре преданности»?» Я пришла к заключению, что нет, духовному учителю, чистому преданному нужно выражать такое же почтение, как Богу, потому что качественно он подобен Богу. Но он отличается от Бога, как об этом говорил Прабхупада. Мы одновременно едины и отличны от Кришны. Философия в книгах Прабхупады всегда была для меня главным вдохновением. И я молю Прабхупаду о руководстве, потому что иногда так много всего говорится или совершается, что это может сбить человека с толку. Но Прабхупада сказал: «Я всегда с вами. Я всегда с вами в своем учении и в молитвах. Я всегда с вами». И если нас иногда сбивают с толку разные вещи, которые говорятся или совершаются, мы можем всегда обратиться к книгам Прабхупады или молиться Прабхупаде для ясности. И это всегда было для меня вдохновением.

57-23 Нанда даси

Качества, которые больше всего поразили меня в Шриле Прабхупаде не ограничиваются каким-то одним. Но в особенности я должна отметить его чистоту, его силу характера и его решимость. Но не его решимость распространить сознание Кришны по всему миру, а его решимость спасти нас. Каждого из нас. Он никогда не терял в нас веру. Мы были совершенно некомпетентны очень во многом. И мы демонстрировали это  безграничное количество раз перед ним. И он очень редко был этим разочарован. Он всегда искал какие-то пути. Даже если ему приходилось ругать нас, как он делал это со мной и другими, тем не менее он не оставлял вас. Он никогда не оставлял вас без надежды. Он мог пробудить чувство безнадежности. Но задем возникало желание достичь высшего уровня. Каким-то образом он пробуждал в вас надежду. Он не оставлял вас лежать на земле. Прабхупада никогда не оставлял вас одних. И до сегодняшнего дня вы не почувствуете себя оставленным. Вы чувствуете, что имеете высшее руководство, у вас есть самый квалифицированный руководитель, самый дорогой друг, тот, кто вас больше всего вдохновляет на то, чтобы достичь высшего уровня. У Прабхупады была такая решимость распространить сознание Кришны по всему миру, но не теряя личные отношения с каждым учеником, с каждой встречаемой им личностью. И вы чувствуете это даже сегодня, когда мы читаем его книги. Может возникнуть какой-то вопрос в группе или в аудитории. И вы начинаете еще немного читать, и находите ответ. Потому что он всегда находится рядом, слушая и отвечая нам. Я считаю это самым вдохновляющим в Шриле Прабхупаде.

57-24 Адити даси

Мы занимались санкиртаной в Западной Франции, и Бхагаван провозгласил эдикт: «Никто из преданных не может поехать в Англию. Никто из преданных не может поехать, чтобы увидеться с Прабхупадой». Но преданные из Германии конечно же были там. Они ездили всюду за Прабхупадой. Хансадутта всегда заботился о том, чтобы они получали общением с Прабхупадой. Мы с мужем занимались санкиртаной в северной и северо-западной части Франции, южнее Англии. У нас закончились все книги, у нас закончились все записи. Была суббота, одиннадцать часов утра, и он сказал:

– Поехали в Англию.

Мы сели на корабль и через четыре или пять часов мы были в Мэноре. Был вечер. Нам сказали: «Обычно Прабхупада не спускается. У него была операция. Он уже целую неделю не спускался». И не было никакой возможности даже спросить: «Можем ли мы зайти к нему?» Мы даже не делали этого. На следующее утро после мангала-арати я повторяла гаятри в женской комнате для джапы рядом с храмом прямо под комнатой Прабхупады. И там также висело изображение Прабхупады. Я повторяла гаятри и молилась каждой частичкой своего существа: «Я хочу увидеть Прабхупаду. Мне нужно увидеть Прабхупаду». Так или иначе, я закончила повторять гаятри, и случилось какое-то трансцендентное изменение. И преданные сказали: «Прабхупада собирается спуститься сегодня утром. Но это будет не раньше 9:00 или 9:30». Гангада и Нада всегда выходили, чтобы собрать роз для гирлянды Прабхупаде. Они сказали:

– О, Адити, ты бы хотела сделать гирлянду для Прабхупады?

Я сказал:

– О, да.

– Но надо нанизывать лепесток для лепестком. Нельзя использовать целые розы. Это будет слишком тяжело для него. Просто нанизывай по одному маленькому лепестку за раз.

В течение всей лекции я дрожала, делая гирлянду. Около 9:30 преданные спустили Прабхупаду вниз на паланкине. Я одновременно испытывала экстаз, видя Прабхупаду, и большую печаль, потому что он был очень худым, его стопы вздулись. Он был на паланкине, который поставили на вьясасану. Мы провели Гуру-пуджу. Но чувствовалась тяжесть. Не было произнесено ни слова, кроме «Джая Прабхупада». Все время Прабхупада сидел со сложенными руками. После этого его сняли с вьясасаны и мы все воспевали: «Джая Прабхупада! Джая Прабхупада!» Мы тоже стояли со сложенными руками и все плакали –и Прабхупада, и мы. Затем он стал отдаляться по лестнице, и мы видели, как его несли в его комнату. Я не знала тогда, что это будет последний раз. Я как бы говорила: «До свидания. До свидания и спасибо вам». Но Прабхупада, слава Богу, не ограничен своим физическим телом, потому что я встречаю Прабхупаду в его книгах. Я получаю различные наставления в его книгах, и это не отличается от того, что он говорил на своих даршанах и на своих лекция. И также он приходит во снах. Однажды преданный в Новом Вриндаване сказал Прабхупаде:

– Прабхупада, мне снился сон о вас.

Он сказал:

– Когда я здесь, принимай наставления непосредственно от меня, но когда я уйду, тогда я смогу приходить к тебе во снах.

У меня было много снов, но один сон был очень удивительным. В Женеве нет храма, и я подумала о том, что должна сделать что-то в Женеве. Я отправилась туда просто веря в то, что все получится. В какой-то момент я пошла в гости к преданным на вершине горы. Скорее всего это случилось потому, что я читала в книге Шрутакирти о том, как он надевал тапочки на стопы Прабхупады. Итак, во сне я находилась перед огромной вьясасаной, и я не видела Прабхупаду, но видела его стопы. Я надела один тапочек, и вдруг Прабхупада наклонился и посмотрел на меня. Я посмотрела наверх, а он сказал:

– Могла бы ты купить мне хорошие носки?

Я сказала:

– Да, Прабхупада.

И затем я надела другой тапочек и отошла. Это было удивительно, потому что после этого я была в нескольких храмах, где преданные были одеты в чаддары и в носки, но затем я увидела что на мурти Прабхупады не было носков. Я пыталась им что-то сказать, но они отвечали: «Сейчас не зимнее время». Но все носили их. А Прабхупада тоже присутствовал там, и он тоже хотел бы надеть теплые носки. И я слышала, как преданные, которые никогда не видели Прабхупаду, но искенне служили ему, рассказывали о своих снах. И я понимаю, что Прабхупада приходит к ним. И он отвечает им.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)