Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 52

52-01 Гаура Хари дас

Первый раз я увидел Шрилу Прабхупаду в 1967 или 68 году, когда он только прилетел в Сан-Франциско. Была встреча, которую созвала администрация мэра, пригласив туда различные группы в районе Хейт Эшбери, так как они ожидали тысячи и тысячи молодых ребят, которые собирались приехать в Сан-Франциско, чтобы праздновать «Лето любви». Я был в группе, которая называлась Диггеры. Мы были революционной группой, добывали продукты питания любыми возможными способами и устраивали бесплатную раздачу пищи в Голден Гейт Парке. У нас был магазинчик в доме 520 по Фредерик Стрит. И как потом оказалось, преданные открыли магазинчик прямо в соседней двери, в доме 518 по Фредерик Стрит. На это собрание пришел мэр города, начальник полиции, различный медицинский персонал из больниц, несколько других групп йоги. Там собралось около 15 человек. Я был там с другим парнем, представляя Диггеров. И Прабхупада тоже пришел туда вместе с Хаягривой. Каждый делал свою презентацию о том, какую мог оказать помощь. И вот подошла очередь Прабхупады. Прабхупада показал на Хаягриву и сказал: «Ты говори». Хаягрива рассказал о храме, который они поддерживали. Я конечно же не помню всей беседы. Но в тот момент я просто смотрел на этого маленького индийского человека, который сидел там. Он качал своей головой и слушал Хаягриву. Затем принесли тарелку фруктов, чтобы раздать всем гостям. Хаягрива взял ее и предложил первым делом Шриле Прабхупаде. Прабхупада взял виноградинку и бросил ее прямо в рот. Я сидел рядом, и это была самая удивительная вещь в мире, которую можно было видеть. Это был первый раз, когда я увидел Шрилу Прабхупаду. Это было просто удивительно. Я никогда не видел, чтобы кто-то так делал — cовершенно невероятно. Затем один господин по имени Луи Готтлиб, у которого была ферма в Лунной долине, которая называлась Ранчо утренней звезды, пришел к нам и пригласил Диггеров приехать туда и заниматься там фермерством и другими вещами. Поэтому я переехал жить на эту ферму, продолжая иногда приезжать в Сан-Франциско. Однажды нам сказали, что преданные из храма собираются приехать на Ранчо утренней звезды. И Прабхупада тоже должен был приехать. Мы не знали, чего ожидать, и никто не понимал, чем он занимался. Мы до этого ходили в парк и видели, как он воспевал там. Иногда я подходил и наблюдал за киртаном. Но ни у кого на самом деле не было прямого контакта с ним. Мы построили для него платформу, небольшую вьясасану, в лесу на вершине холма под крестом, который находился на нашей территории. Я помню, что ходил и собирал желтые цветы ракитника и украшал эту асану для Прабхупады. Этот парень Луи Готтлиб привез Прабхупаду на своей Вольво. Луи рассказал мне историю о том, что он попросил Прабхупаду пристегнуть ремень безопасности. Но Прабхупада сказал что-то вроде: «Кришна — это мой ремень безопасности». Он рассказал мне эту историю. Итак, Прабхупада приехал, а я в это время был в саду. Не знаю, можно ли об этом рассказывать здесь в записи, но большинство людей ходили там просто голыми. Я был в саду, когда приехал Прабхупада, и копал картошку. Луи Готтлиб подвел ко мне Прабхупаду. Я пожал Прабхупаде руку. Я стоял там, а Прабхупада спросил:

— Что ты делаешь?

Я сказал:

— Копаю картошку.

Он сказал:

— Что ты делаешь со своей жизнью?

Я не помню, что я ответил. Я помню только то, что он сказал. Затем все вместе с Прабхупадой пошли на холм и стали воспевать. Я помню о том, что случилось после того, как Прабхупада уехал. Обычно все обитатели этого места собирались вместе на совместный обед, и мы все просто молча стояли там в кругу, держа друг друга за руки. Но в тот вечер все стали петь Харе Кришна. И это стало одним из обычаев там. На этой ферме также жили Вишнуджана, Тамал Кришна, Мадхудвиша и многие другие люди, которые потом стали преданными, благодаря тому, что туда приехал Шрила Прабхупада и заразил энтузиазмом на воспевание.

52-02 Пундарика дас

Когда я впервые встретил Шрилу Прабхупаду, я был членом Нама-хатты в Японии. Это было в 1975 году. В то время велась стройка храма во Вриндаване. И мы собирали пожертвования для Прабхупады на строительство храмов во Вриндаване, Маяпуре и Бомбее. Однажды Гуру Крипа Махарадж взял меня с собой в Индию, чтобы привезти Лакшми Шриле Прабхупаде. Это были наличные деньги, которые мы собрали в Японии. Мы прилетели из Японии в Дели, а затем поехали во Вриндаван. Когда мы приехали, велась стройка храма. Он еще не был открыт. Мы приехали днем и пошли в офис к Шриле Прабхупаде, где он сидел за своим резным столом. Мы зашли, принесли свои поклоны Шриле Прабхупаде, и затем Гуру Крипа Махарадж положил этот чемодан с деньгами на стол Шрилы Прабхупады. Я не помню точно всех подробностей, открыл ли его Прабхупады. Но в какой-то момент была озвучена сумма. Гуру Крипа Махарадж сказал:

— Здесь 108,000 долларов, Шрила Прабхупада.

Шрила Прабхупада сказал:

— Спасибо большое. 109 было бы лучше.

Что касается денег на служение Кришне, то, я думаю, Шрила Прабхупада показывал нам, что благоприятные цифры очень благоприятны, но еще большие цифры еще более благоприятны.

52-03 Акути даси

Я совершала небольшое служение, убираясь в его комнатах, и я получила вкус того, что такое покорность. Он на самом деле требовал покорности. Где-то из глубин моего сердца вышло немного покорности после многих-многих лет независимости. Это то, что породило веру в Шрилу Прабхупаду — факт того, что мы являемся слугами. И это разрешило проблему понимания того, кто мы, где мы. И я решила, что никогда не уйду. С тех пор я постоянно занимаюсь служением. Потому что он убедил нас в том, что мы являемся слугами слуг слуг. А он безусловно был именно той личностью, которой надо было служить, потому что у него были все ответы и он мог занять нас, дать позитивную альтернативу, которой у нас до этого не было. Я всегда считала себя духовной, но у меня не было никакого занятия в духовной жизни. И Шрила Прабхупада был настолько добр, что тотчас жа занимал нас. В ту же минуту, когда я вошла в храм, мне сказали: «Ты можешь начищать медь? Ты можешь сделать гирлянду?» Я даже не знала, что такое гирлянда. Это то, что удовлетворяло, это был вкус, небольшой нектар, который он посеял в каждом из нас — служение Кришне. И если вы просто будете покорными, то сможете получить этот нектар. Чем больше покорными вы становитесь, чем более зависимыми вы становитесь от Шрилы Прабхупады, тем больше нектара вы получаете. Это самый убедительный фактор, который держит нас в движении. Потому что Прабхупада уже дал нам очень много служения, и при этом служения остается еще больше. Целых пятьдесят процентов варнашрамы ждут нас, чтобы мы сделали это.

52-04 Прабхану дас

Я был очень незрелым и наивным, и не понимал, что это нормально ходить и слушать Прабхупаду, когда он давал даршаны. Поэтому я пытался подглядывать через окно, чтобы как-то увидеть его. Иногда можно было видеть головы преданных, которые заглядывали в окно, чтобы попытаться увидеть Прабхупаду. Однажды Аравинда сказал: «Ты можешь зайти внутрь». Я сказал: «Правда?» Я зашел и сел. Даршан уже подходил к концу. Прабхупада сравнивал этот материальный мир со сном. Он сказал: «Разве это не похоже на сон? К примеру, вам снится сон, и вы думаете, что вы король. Вы по-настоящему считаете себя королем. Но когда вы просыпаетесь, какова реальность? Точно так же у нас есть эти тела, мы отождествляем себя с американцами и индийцами, но какова реальность? Все кончится».

52-05 Сама Прия даси

Это было во время фестиваля Ратха-ятра в Сан-Франциско в 1975 году. Шрила Прабхупада читал лекцию о том, кого следует наказывать, кто имеет квалификацию, чтобы быть наказанным. Он сказал: «В соответствии с состоянием ума и преступлением, которое человек совершил, он предстает перед судьей и его судят». Он сказал, что детей нельзя наказывать. В аудитории было много преданных и все повеселились: «Детей нельзя наказывать». Затем он сказал, что женщин тоже нельзя наказывать. И тогда все развеселились еще больше. Затем вдруг заплакал ребенок. И Бахулашва встал и сказал: «Так, всех детей вывести из храма». Прабхупада сказал: «Нет, нет, все нормально. Детей нельзя наказывать». Все засмеялись. Затем он сказал: «Также женщин нельзя наказывать, но не злоупотребляйте этим». И также все засмеялись. Он сказал: «Детей нельзя наказывать, женщин нельзя наказывать, святых людей нельзя наказывать, стариков нельзя наказывать и коров нельзя наказывать». И он заключил: «Так что на этом собрании никого нельзя наказывать». И все засмеялись. Это моя большая история.

52-06 Гади дас

Мы организовали программу для Прабхупады на радиостанции Университета Флориды. Ее вели студенты, но это было очень профессиональное место. Прабхупада общался с привередливым ведущим, который пытался спровоцировать его, раздразнить его, задавая такие вопросы:

— Что вы привезли в эту страну, чего у нас еще нет? У нас так много церквей. Что такого особенного вы привезли?

Прабхупада сказал:

— Я привез авторизованную версию.

Он спросил:

— Авторизованную кем?

Прабхупада сказал:

— Господом Чайтаньей.

Это человек понятия не имел, кто такой Господь Чайтанья. Но он сказал это так прекрасно: «Авторизованную Господом Чайтаньей». Затем он продолжил задавать свои враждебные вопросы, и в конце концов он сказал:

— И как же мне распознать последователя сознания Кришны?

У него было очень сильный акцент. Прабхупада сказал:

— Он будет совершенным джентльменом.

Тогда мы все поняли, каким же совершенным джентльменом был Прабхупада на фоне всех этих враждебных вопросов. Мы влюблялись в Прабхупаду каждое мгновение, потому что невозможно было не влюбиться. Его сердце настолько доброе, что он вел себя по-доброму даже с этим человеком, который пытался его провоцировать.

52-07 Прабхупада дас

Одно впечателение я получил, когда увидел, как он открывает «Чайтанья-чаритамриту». Он надел свои очки для чтения и сказал: «Как говорится в Чайтанья-чаритамрите…» И это впечатлило меня. Я вырос, окруженный множеством книг. Я увидел разницу между Шрилой Прабхупадой и многими другими гуру и аватарами, которые приезжали в то время. Он по-настоящему говорил по шастрам.

52-08 Вриндаванешвари даси

Я помню, как он сказал одну фразу. И мне просто понравилось, как Прабхупада подобрал слово. Иногда он использовал слова или предложения так, как никто никогда не говорил. Он сказал: «Если будете повторять шестнадцать кругов каждый день, тогда ваша бессмертность гарантирована». Я никогда не слышала такое слово «бессмертность». Я до сих думаю об этом. Это такой красивый способ выражения: «Бессмертность гарантирована».

52-09 Парамешвари дас

Я не помню, когда это было, но я был со Шрилой Прабхупадой в Дели. К счастью мы были хорошими друзьями со Шрутакирти, поэтому он всегда позволял мне быть немного ближе к Шриле Прабхупаде. Как и в Далласе, я всегда старался найти способ быть рядом. Так или иначе, я помогал Шрутакирти, заменяя его в служении, выполняя различные поручения и бегая по делам. Однажды все ушли, и Шрутакирти передал мне колокольчик. Я был тем, кто должен был отозваться, когда Прабхупада звонил в колокольчик. Я конечно же надеялся, что он не позвонит в колокольчик. Это было слишком сокровенно и слишком ответственно. Но Прабхупада позвонил в колокольчик. Я пришел, принес свои поклоны. Он стоял в комнате, которая была соседней с его комнатой, и смотрел на стену. На стене ничего не было, но он спрашивал меня о картине. Он спрашивал меня, должна ли картина висеть здесь. Но я не понимал, спрашивает ли он меня о том, чтобы покрасить комнату и каким цветом, или же он хотел повесить картину на стену. (В английском это одно слово — painting). Я сказал:

— Пусть будет так, как вы считаете нужным, Шрила Прабзупада.

Я пытался уйти от того, чтобы думать об этом, сваливая это на Прабхупаду: «Как скажете, Шрила Прабхупада». Он сказал:

— Нет, нет, нет. Не то, что я скажу. Что ты думаешь? Что ты думаешь? Что ты хочешь сделать для Кришны?

Это был очень поучительный момент. Я не помню даже, что я тогда сказал, потому что я до сих пор не знаю, о чем он тогда говорил. Мне было невероятно неловко. Но я не забыл ту часть разговора, когда он настаивал на том, чтобы мы не просто следовали правилам и предписаниям, а он хотел, чтобы мы сами думали за себя и в конце концов нашли свой способ служения Кришне. Кришна также был и в наших руках. Он дал Его нам, и теперь нам надо было использовать весь свой разум, чтобы служить Ему.

52-10 Ручира даси

Химавати рассказала мне одну историю. Они отправились в первый тур со Шрилой Прабхупадой по Индии. Они жили в палатках. Я не знаю точно, где это было. Но все они жили в палатках. Хансадутта отказался спать с ней в палатке. А все остальные семейные пары спали вместе в своих палатках. Поэтому она пробралась в комнату Шрилы Прабхупады и спала у него в стенном шкафу. На следующее утро она встала и тайком вышла оттуда наружу. Она сказала, что в тот день Прабхупада позвал ее к себе в комнату и сказал:

— Химавати, ты не можешь спать в моем стенном шкафу. Это вызовет слухи. Люди будут думать, что мои молодые ученицы спят в моей комнате. Это не хорошо. Почему ты это делаешь? Разве у тебя нет палатки?

Она сказала:

— Да, но все спят со своими мужьями в своих палатках, а Хансадутта не хочешь оставаться со мной.

Шрила Прабхупада сказал:

— Хорошо, я встречусь со всеми.

Она сказала, что он созвал всех и сказал:

— Итак, теперь все вы примите санньясу.

У всех на лице можно было прочитать вопрос: «Что?»

Затем он сказал:

— Санньяса означает, что вы будете спать отдельно от своих жен. Жены спят в одной палатке, а мужчины спят в другой.

Также она рассказала мне, что у нее была кошка, когда она только встретила Шрилу Прабхупаду. Однажды пришел Шрила Прабхупада и сказал ей, что, может быть, ей не стоит держать животных. Он сказал это очень мягко, но она была очень привязана к своей кошке. Однажды Шрила Прабхупада пришел к ним в квартиру и просто коснулся кошки своей стопой. Через два дня кошка умерла. Она сказала, что он никак не ударил ее, а просто коснулся, слегка толкнул, и кошка оставила тело. Она сказала, что это избавило ее от всех этих привязанностей. У нее было много историй. Он был очень добр к ней, когда приехал в Мэнор. Он всегда был очень добр к ней, и он сказал, что она превосходная жена, потому что может готовить и шить. Она был очень хорошим поваром и швеей.

52-11 Дивьянга дас

Впервые я увидел Шрилу Прабхупаду в аэропорту в Сан-Франциско. На самом деле я присоединился к автобусной группе. Я жил в Анн-Арборе, штат Мичиган, и мне было 17 лет, когда я увидел микроавтобус на заправке, полный преданными. Я слышал, что намечался большой концерт Муди Блюз внизу по улице. Я сказал другу:

— Я поеду с этими ребятами.

Он ответил:

— А я с ними не поеду.

Итак, я подбежал к автобусу, мечтая попасть на этот концерт, и спросил:

— Ребята, вы едете на концерт?

Они сказали:

— Да, запрыгивай.

Я залез в микроавтобус, а Мригендра дал мне «Гиту», «Нектар преданности» и «Бхагаватам». Он завалил меня книгами и сказал:

— Пожертвуй.

Он меня просто поразил. У меня было в кармане девяносто баксов. Я отсчитал двадцать и дал ему. Итак, я сидел в автобусе, а все они были в дхоти с тилаками, и мы ехали на концерт. Когда мы приехали, то спели в автобусе киртан в течение 15-20 минут. После киртана все они оделись в простую одежду и в парики. Они сказали:

— Мы собираемся распространять эти благовония и книги на концерте. Ты бы хотел помочь нам?

Я сказал:

— Хорошо, конечно.

Они дали мне большую связку благовоний и несколько маленьких книг. Мы стояли там, давали людям благовония и просили пожертвования для Бангладеша. Мои друзья проходили мимо и говорили: «Макриди, какого черта ты здесь делаешь?» Итак, я давал всем благовония и книги, а люди давали пожертвования. У меня был билет, который я продал. И когда все люди зашли на концерт, преданные сказали:

— Мы едем в храм. Хочешь с нами?

Я согласился. Я совершенно забыл про концерт. По какой-то причине я привлекся этим. Храм находился в пятидесяти милях от Анн-Арбора в сторону Детройта. Итак, мы приехали в Детройт, зашли в храм, и к нам навстречу вышел Говардхан. В то время я был макробиотиком — только бурый рис, суп мисо и так далее. Но когда я зашел, Говардхан вышел к нам с тарелкой маха-прасада. Там были пури с сахарной пудрой, халава, гулабджамуны и горячее молоко. Он сказал: «Бери!». А я уже не ел ничего подобного около года. Я обрадовался и все съел. Потом мы пошли спать. Они сказали:

— Мы тебя разбудим рано, так что не удивляйся.

Казалось, что я только лег, как вдруг они зазвенели в караталы в брахмачари-ашраме в подвале храма. Так или иначе, я пришел на мангала-арати, они обернули меня в дхоти и поставили тилаку на лоб. Я спросил:

— Вы можете сегодня подвезти меня до Анн-Арбора?

Прабхану, лидер группы, сказал:

— Конечно, мы тебя отвезем.

По дороге в Анн-Арбор он сказал:

— Ты бы хотел остановиться и распространить еще несколько книг?

Мы остановились и стали распространять «Бхагавад-гиты». Мы пошли к магазину «Пир Ван», и менеджер разрешил нам распространять. Я не мог в это поверить. Он сказал: «Конечно». Мы расставили кейсы с «Бхагавад-гитами» прямо в фойе магазина, и он разрешил нам стоять там в течение нескольких часов и продавать «Бхагавад-гиты». К концу дня Мригендра сказал мне:

— Ты все еще хочешь вернуться в Анн-Арбор?

Я сказал:

— Хорошо, поехали в храм.

Мы вернулись в храм, вкусили прасадам, и так продолжалось в течение четырех дней. На четвертый день, когда мы выезжали на санкиртану, Прабхану сказал:

— Ты не против, если мы не поедем в Анн-Арбор?

Я сказал:

— Нет, мне все равно.

И мы поехали в Кливленд, где находился храм, откуда они сами приехали. Так я присоединился к автобусной группе и уже не уходил. Это то, что произошло со мной. Так как Мригендра занимался выездной санкиртаной, то мы тоже этим занимались. Затем он убедил президента, что нам надо поехать на выставку в Спокан, чтобы распространить там много книг. И затем мы поехали на Ратха-ятру в Сан-Франциско, и там я впервые в аэропорту увидел Прабхупаду.

52-12 Гаура Хари дас

Он написал мне много писем. Я был президентом храма в Виктории в Британской Колумбии. Из-за нарушений иммиграции, когда я пошел продлевать свое пребывание в стране, меня арестовали и посадили в иммиграционную тюрьму. Через неделю мне пришло письмо от Шрилы Прабхупады. Он не знал, что я в тюрьме. Он писал: «Это самое лучшее», потому что я рассказывал ему, что мы путешествуем и распространяем книги в Канаде. Он писал: «Это очень хорошая программа. Это лучшее. Иногда могут случаться большие трудности». Он рассказывал о том, как Чханд Кази препятствовал воспеванию. Итак, я был в тюрьме, а Прабхупада не знал об этом. И я получил это письмо, в котором он говорил: «Хороший мальчик». Не то, чтобы он был рад тому, что я в тюрьме. Просто когда делаешь что-то стоящее, могут возникать разные проблемы.

52-13 Акути даси

Он слушал, как читают книгу «Кришна». Это была история о том, как Кришна и Баларама воруют масло и йогурт. Он сидел на скамейке, у которой не было никакой спинки. Он наслаждался тем, какими мошенниками были Кришна и Баларама. Затем повествование подошло к моменту, когда Их наказали, и тогда Они помочились на пол. Прабхупада стал смеяться. Он отклонился так, что, казалось, он упадет назад. Но он по-настоящему наслаждался этим. Можно было видеть его связь с Кришной и Баларамой, как пастушка. Затем мы услышали хлопание дверями на соседней автостоянке. Он спросил:

— Куда все едут?

Преданные ответили:

— Они едут на санкиртану, Прабхупада.

Он сказал:

— А, да! Это движение Господа Нитьянанды — ходить от двери к двери и просить всех воспевать Харе Кришна.

Прабхупада был очень доволен, когда шла санкиртана. Это очень глубоко запало мне в сердце. В Лос-Анджелесе он всегда вдохновлял нас ходить от двери к двери и просить каждого воспевать. Это нужно каждому. Я усвоила это как главное наставление Шрилы Прабхупады — воспевать и быть счастливыми и сделать счастливыми других. Это серьезное занятия для нас на всю жизнь.

52-14 Пундарика дас

Я думаю, что одни из самых важных наставлений, которые я слышал от Шрилы Прабхупады, касались воспевания Святых имен Кришны. Я помню один случай на Кумбха Меле в 1977 году. Там был Шрила Прабхупада. В тот год было огромное собрание, не простая мела. Это была Кумбха Мела. Все, каждый йог из Индии были там. Она была самой грандиозной. Так или иначе, Шрила Прабхупада приехал туда на несколько дней, и затем пришло время, когда ему надо было уезжать. Все преданные, а нас было много, пошли, чтобы проводить Шрилу Прабхупаду. Вместо того, чтобы идти к его машине, нам сказали, что Шрила Прабхупада хочет видеть нас в своем шатре. Мы пришли и сели. Шрила Прабхупада сказал, что он обратил внимание, что некоторые преданные стали добавлять слово «бхаджа» к Харе Кришна мантре. Они пели «бхаджа Харе Кришна». Прабхупада сказал нам, что Харе Кришна мантра совершенна и ничего не надо добавлять к ней. Он не хотел, чтобы мы добавляли «бхаджа» к Харе Кришна, а просто воспевали Харе Кришна Харе Кришна — 16 слов Харе Кришна мантры, которым он нас обучил. Это было очень поучительно.

52-15 Ручира даси

Преданные отправлялись в Аллахабад, чтобы увидеться с Прабхупадой на Кумбха Меле. Они искали кого-то, кто сделает расагулы для Шрилы Прабхупады. Я сказала: «Хорошо, я сделаю для него». Я приготовила расагулы, и Бхаджа Хари Прабху взял их в Индию, чтобы отдать их Шриле Прабхупаде. Я не знала, что произошло. Но позже я узнала, что Шрила Прабхупада съел одну из расагул, раздал остальные и сказал:

— Даже Королева Англии не имеет возможности есть расагулы, которые сделали в Лондоне и привезли сюда, в Индию.

52-16 Прабхану дас

В том месте мы получали простые переживания, которые кому-то могут показаться обыденными, но ничего не обыденно с Прабхупадой. К примеру, случай в доме. Прабхупада был в уборной. Я не знал об этом, но сам хотел туда зайти. Совершенно неожиданно открылась дверь и я увидел Бхактиведанту Свами Прабхупаду, Джагад-гуру. Я не знал, что делать, потому что не было места, чтобы принести поклоны. А Прабхупада сказал: «Джая». Это все, что он сказал. И затем… Вы можете вспомнить раздел «Бхагаватам» о джади-йоге Ришабхадева. Он лежал в своей моче и в своих испражнениях, потому что они пахли, как цветы лотоса, потому что он был так чист. Итак, я зашел в уборную после того, как Прабхупада воспользовался ей, и понял: «О, Боже!» Это было подобно цветам. Там стоял невероятно приятный запах. И это было в уборной.

52-17 Сама Прия даси

Был один фонарь через дорогу напротив храма, который постоянно горел. Почему-то он горел даже днем. Прабхупада сказал преданным: «Почему этот фонарь горит?» Он был очень-очень обеспокоен тем, чтобы фонарь не горел в дневное время. Это сохранение энергии Кришны. Иногда он писал, ронял ручку, и затем касался ей своей головы. Он видел все в связи с Кришной.

52-18 Гади дас

Это было на Ратха-ятре в Чикаго. Большинство преданных находили способы, чтобы приехать к Шриле Прабхупаде, когда он был где-то поблизости. Даже деньги не были препятствием, потому что мы собирали пожертвования по пути и так или иначе попадали туда. Мы просто хотели видеть Шрилу Прабхупаду на Ратха-ятре. Конкретно этот случай произошел в его комнате. Там была беседа. Я сидел очень близко к Прабхупаде — в двух футах перед ним. Прабхупада сидел на полу очень непринужденно, подняв колено, как он это иногда делал. Он выглядел очень расслабленным, умиротворенным и ангельским. Рядом с ним стояла вьясасана, но Прабхупада сидел на полу рядом с вьясасаной. Я на это особо не обратил внимания. Но репортеры приходили и задавали вопросы. Они спрашивали Прабхупаду, почему у него столько машин, а Прабхупада отвечал на эти вопросы. В конце концов репортер спросил с вызовом:

— Почему вы не сидите на этим большом кресле?

Прабхупада посмотрел прямо на него и сказал:

— Потому что вы будете завидовать.

Бум! Это было что-то. Он не наносил никаких ударов, а просто сказал:

— Потому что вы будете завидовать.

Тогда я понял, что для того, чтобы оставаться смиренными и простыми, нам также надо жить просто. Прабхупада всегда учил, сидя на земле. У него не было большого шикарного стола, покрытого большим куском стекла, которые мы можем в наше время часто видеть. Мы не сможем сделать себя важными искусственным образом, будь мы в действительности важными или неважными. Никакие искусственные приемы не помогут. Прабхупада учил таким образом. Как только вы окружаете себя каким-либо богатством, это тотчас же рождает зависть. Это не создает уважения, это создает зависть. Это еще один очень-очень сильный урок, который мы должны иметь ввиду каждый раз, когда думаем, что являемся важными. Потому что Прабхупада всегда оставался самой совершенной смиренной личностью, что бы он ни делал. Он был самым выдающимся, ясным, небесным существом из тех, которые когда-либо приходили на эту темную планету.

52-19 Прабхупада дас

Был один контакт, происходивший в группе, который мы можем назвать «безмолвным». В нем не было непосредственного взаимодействия. На самом деле было непосредственное взаимодействие через прасадам. Это знаменитая церемония, когда Прабхупада разрезал яблоко и раздавал всем дольки. В какой-то момент жизни я по-настоящему был на дне, живя практически на улице. Даже несмотря на то, что я жил в своей квартире, у меня совсем не было денег. И эта долька яблока была одновременно и материально, и духовно очень приятна. Она была необычайно вкусной для обычного кусочка яблока. Можно было видеть, как Свами разрезал яблоко и закидывал одну дольку совершенно особенным для нас образом. И сразу после того, как каждый из нас получал свой кусочек яблока, начинали передавать корзинку и каждый бросал в нее свои 10 или 25 центов. У меня не было денег, но мне разрешалось получить яблоко. Конечно же, за этим стоит принцип прасада. Шрила Прабхупада смиренно, даже с самого начала, исполнял свой долг раздачи милости Кришны для нас в форме прасада. Тогда мы еще не знали, что в данном случае это был маха-маха-прасадам.

52-20 Вриндаванешвари даси

Я помню несколько высказываний, которые глубоко впечатлили меня и остались со мной на все эти годы. Прабхупада сказал, что существует три способа возвыситься над этим телом — воспевая, танцуя и играя на музыкальных инструментах. За последние тридцать с лишним лет я испытала это. Воспевая, мы несомненно можем войти в экстаз и забыть обо всем, просто погрузившись в это. Здесь, во Флориде, температура летом достигает таких высот, которые вы даже не можете себе представить, и, танцуя в экстазе, иногда мне казалось, что я уже готова оставить тело. Но неожиданно для себя я продолжала танцевать еще целый час, совершенно забывая свои телесные боли. Я размышляла над тем, что говорил Прабхупада. Мы можем возвыситься над телом, потому что это духовная деятельность. Много раз я вела киртан, играя на мриданге, и через час мои руки уже превращались в желе, а мой ум кричал: «Я больше не могу!» Но снова погрузившись в воспевание, я продолжала играть еще в течение часа, не чувствуя никакой боли. Тогда я вспоминала эти наставления, который давал Прабхупада. И я все их ощутила на своем опыте.

52-21 Парамешвари дас

До того, как я отправились в Африку, Брахмананда, Тамал Кришна, Шрила Прабхупада и Шрутакирти жили в доме рядом с бомбейским храмом. Брахмананда попросил меня приехать и жить вместе с ними, чтобы я мог помогать, как слуга санньяси, и также заменять Шрутакирти. Я занимался закупками для дома и стиркой для всех. Также я забирал тарелку Прабхупады и мыл посуду. Это было по-настоящему прекрасно — жить в доме духовного учителя еще с несколькими преданными и постоянно быть занятым, а вечером у нас были программы. Однажды меня попросили забронировать машину для Шрилы Прабхупады. Я не помню, как я это сделал, но я нашел кого-то с машиной. Человек приехал на своей машине, и оказалось, что это был американский малолитражный автомобиль. Тамал Кришна посмотрел на меня неодобрительно: «Это очень плохо». А Прабхупада и глазом не моргнул, он сел в машину и поехал в храм. Его вез молодой бомбейский парень, но это было для Прабхупады вполне приемлемо. Также у меня был еще один опыт с машиной. Я направлялся к машине Шрилы Прабхупады, неся его багаж. Там были только я и Шрутакирти. Прабхупада поставил сначала одну ногу в машину, а затем, когда он сел, то сказал: «Шри Кришна Чайтанья Прабху Нитьянанда Шри Адвайта Гададхара Шривасади Гаура Бхакта Вринда». Это буквально было так, как будто вся вселенная остановилась. Все стало очень густым и тяжелым. Настроение, в котором сказал это Шрила Прабхупада, заставило меня и Шрутакирти просто остолбенеть на какое-то мгновение. Такое простое воспоминание.

52-22 Ручира даси

Он был очень добр к женщинам. Химавати тогда жила в Мэноре. Шрила Прабхупада выходил из храма через дверь в храмовой комнате. Он обычно выходил этим путем. По-моему он отправлялся на Бери-плейс. Он развернулся и сказал: «Химавати, ты едешь?» Там было очень много санньяси, но он сказал: «Химавати, ты едешь?» Она сказала: «Да, Шрила Прабхупада». Она побежала тотчас же, чтобы обуться, а затем к его машине. Это было очень сладко. Он всегда был очень добр.

52-23 Пундарика дас

Я слышал, что некоторые преданные говорят и проповедуют, что дикий экстатический танец не является правильным способом совершать киртан. «Шаг Прабхупады» — это идеальный способ, но дико танцевать, как сумасшедшие, это не приемлемо. Я могу рассказать вам два случая, которые определенно доказывают мне, что это не так. В нашей группе санкиртаны Нама-хатты мы танцевали в киртанах как безумные. В том числе иногда мы топтали ногами очень сильно, кружились, крутили друг друга. Однажды мы были на Гавайях со Шрилой Прабхупадой, и вечером был большой киртан. Я помню, что Яшоданандана Свами мог подпрыгивать на милю вверх, колотя со всей силы по своей мриданге. Он прыгал очень высоко. Преданные Нама-хатты и все преданные с Гавайев танцевали как сумасшедшие в этом киртане. А Шрила Прабхупада участвовал, сидя на своей вьясасане. По окончании киртана Шрила Прабхупада стал произносить молитвы «Джая ом». Когда он подошел к фразе «Вся слава собравшимся преданным», он изменил ее: «Вся слава собравшимся танцорам, вся слава собравшимся танцорам».

52-24 Акути даси

Я была в Индии на открытии храма Кришна-Баларамы. И мне кажется, что самой удивительной была та часть, когда мы пошли вместе со Шрилой Прабхупадой с шествием по Вриндавану. Мы по-настоящему чувствовали: «Да, это наш учитель, наш проводник. Это царь, который вернулся, приведя с собой все свое окружение, все трофеи, которые он собрал на западе. Участвуя в этой процессии вместе со слонами и факелами, мы шли в самое неожиданное место, которое мы себе могли представить, во Вриндаван». Просто видя, как Прабхупада марширует вместе со своей армией солдат, мы чувствовали себя очень гордыми и очень удачливыми, потому что были частью его армии. Я всегда чувствовала, что каждый из нас является просто одним из солдат Прабхупады.

52-25 Дивьянга дас

Мы все отправились в аэропорт Сан-Франциско, чтобы встретить Прабхупаду. Там были сотни преданных с цветами, гирляндами и киртаном. Это было удивительно. Мы смотрели на всех людей, которые выходили, и думали: «Где же он? Где же он?» В конце концов появился Прабхупада. Мы все принесли поклоны. Затем я встал и посмотрел на Прабхупаду. Я не знаю, что это было. Это было что-то, что вы никогда до этого не чувствовали. Хотя я ожидал этого так долго, читая и слушая его лекции, но когда я увидел его, я не знал, о чем думать. Я просто чувствовал себя очень удачливым быть там, потому что вот он, мой духовный учитель. Я помню, как подошел Гуру Крипа. Позже он мне рассказал, что у него было чек на 80,000 долларов. Он подошел к Прабхупаде и отдал ему чек. А Прабхупада снял свой чаддар и обмотал его вокруг Гуру Крипы. Я помню это очень отчетливо, потому что был рядом с Гуру Крипой и Прабхупадой — это было поразительно. Это было в аэропорту. А на параде Ратха-ятры Мригендра сказал мне: «Не иди петь и танцевать. Распространяй книги». Поэтому мы распространяли книги перед колесницей. И в конце, когда Прабхупада был на сцене и читал лекцию, я стоял перед сценой и просто смотрел на Прабхупаду и слушал, и слушал. В определенный момент (и я слышал от других преданных о таком же опыте) Прабхупада посмотрел прямо сквозь меня. Это было что-то электрическое, что-то, что я никогда не ощущал. Но я понял, что он знает меня, и я понял, что он может смотреть прямо внутрь меня. Я практически потерял сознание. На секунду я испугался. Затем он отвернулся, а я был просто поражен. Я слышал об этих вещах до того, но никогда этого не испытывал. Это был момент, когда Прабхупада посмотрел прямо мне в душу. Это то, что я почувствовал. И это было по-настоящему приятно.

52-26 Прабхану дас

Мы были в Африке вместе с моим другом Парамешвари, а также Вивикаром и может быть еще кем-то. Вивикар смотрел в атлас. Он сказал: «О, посмотрите! Здесь есть остров в тысяче миль от восточного берега, на котором живут миллионы индийцев. Почему бы нам не отправиться туда?» Мы сделали это в стиле Прабхупады. На самом деле Парамешвари поехал туда первым, а за ним отправились и мы с Вивикаром. Мы с Вивикаром сделали это в стиле Прабхупады. Это означает, что у нас с собой был чемодан с книгами, такое количество рупий, которое вы можете пересчитать на пальцах, и рекомендательное письмо. Так мы стартовали. Это не такое уж богатое место, поэтому пришлось немного пострадать. Но где-то через год кто-то удивил нас новостью о том, что г-н Гаутам Тилак, секретарь министра сельского хозяйства Маврикия, предложил: «А почему бы вашему гуру не встретиться с премьер-министром?» Мы передали это Прабхупаде. Он сказал: «Да, очень хорошо». Прабхупада любил общаться с лидерами общества. Итак, мы все организовали, и Прабхупада приехал. Кто-то пожертвовал нам прекрасный дом около пляжа, чтобы Шрила Прабхупада мог там остановиться. Потом он поехал в Южную Африку, затем опять вернулся и снова остановился в другом доме рядом с пляжем. В моей памяти сохранились несколько моментов. Однажды Прабхупада отправился на утреннюю прогулку. На Маврикии главным урожаем в тот момент был сахарный тростник. Мы встретили нескольких парней, которые были водителями грузовиков. Они были достаточно глупы, и насмехались над нами. Они саркастично говорили: «Ааа-ха-ха! Харе Кришна Харе Рама!» Они делали так, даже несмотря на то, что мы шли со Шрилой Прабхупадой. Один из преданных сказал:

— Прабхупада, а что случается с человеком, если он воспевает таким образом Харе Кришна?

С большой убежденностью он сказал:

— Они получают освобождение.

52-27 Ручира даси

Я была на одной утренней прогулке со Шрилой Прабхупадой. Мы шли вверх по дороге от Бхактиведанта Мэнора. Я пробралась вперед. Обычно я делала служение в храме, но на этот раз я улизнула. Шрила Прабхупада говорил о Кришне. Кто-то сказал Прабхупаде:

— Шрила Прабхупада, мы слышим, что во Вриндаване все украшают себя множеством камней и драгоценностей. Как они делают это, не добывая полезные ископаемые?

Прабхупада сказал:

— Так как Кришна присутствовал, мать земля хотела давать. Кришна и Баларама были там, и поэтому жемчужины и все драгоценности появлялись прямо в ручейках. Они могли просто взять их и сделать украшения.

52-28 Вриндаванешвари даси

Есть несколько случаев из Нью-Двараки. Я провела там некоторое время, когда Прабхупада был там в начале 70-х. Он сказал на лекции:

— Даже если вы не хотите танцевать, вы должны заставить себя танцевать, и тогда блаженство придет.

Очень часто мы приходим в храм, пребывая в гунах и чувствуя усталость. Затем я вспоминаю эти слова и начинаю просто перемещаться туда-сюда, и через некоторое время меня уже уносит в экстатический танец. Я вспоминаю наставление Прабхупада: «Вы должны заставить себя танцевать, и тогда блаженство придет». И это правда. Это не обычный опыт. Это не просто танец, не просто танец в храме. Но это часть нашей философии. Прабхупада сказал: «Танцуйте для Божеств. Это экстатический трансцендентный опыт, и это приносит Им великое удовольствие».

52-29 Пундарика дас

Другое очень важное лично для меня наставление я услышал от Шрилы Прабхупады на утренней прогулке, на которую пошел вместе с ним во Вриндаване. Тем утром он говорил о многих вещах. Мы пошли в другом направлении и вышли за пределы Вриндавана. Затем Прабхупада присел ненадолго на обочине дороги на подушки, которые Шрутакирти взял с собой. Преданные омахивали его. Прабхупада тем утром говорил о многих вещах. Одна из них навсегда запала мне в память: «Ученик означает инструмент в руках духовного учителя. Быть учеников означает быть инструментом в руках духовного учителя». Это навсегда осталось со мной. Я не могу сказать, что я всегда мог это исполнить. Но я все еще думаю об этом и надеюсь, что смогу быть таковым. Мне представляется картина молотка в руках Шрилы Прабхупады, который он использует для всего, что захочет, и как он захочет. Это положение ученика истинного духовного учителя, такого, как Шрила Прабхупада.

52-30 Парамешвари дас

Это снова было в Бомбее, когда я жил в том доме с Тамал Кришной, Брахманандой и Шрутакирти. По-моему это был полдень. Прабхупада позвал Тамала в свою комнату. Я сидел в соседней комнате и исполнял роль охранника, просто находясь в этом доме и ожидая каких-то указаний. Прабхупада общался с Тамалом, и я услышал, как Тамал стал повышать свой голос, в какой-то степени яростно споря со Шрилой Прабхупадой. Темой было то, что Тамал должен был отправиться в Китай. Прабхупада говорил очень спокойно, несмотря на то, что Тамал по моему мнению повышал свой голос. Я никогда не слышал, как кто-то повышал свой голос на Шрилу Прабхупаду. Но он был невероятно твердым в своих аргументах. Несомненно их отношения в проповеди были очень сокровенными. Меня в какой-то степени это потрясло. Но, оглядываясь назад, я помню, что слышал терпеливый голос Шрилы Прабхупады. Тамал приводил различные громкие возражения, а Прабхупада просто мягко ослаблял эти возражения, беседуя подобно терпеливому отцу со своим возмущенным сыном, который не следовал его указаниям.

52-31 Акути даси

В действительности я отвечала за девушку, которая добавила соль в чаранамриту. Она была слегка сумасшедшая. Но я дала ей это служение. В самом конце этого эпизода Шрила Прабхупада сказал: «Она не должна больше делать это служение». Это пронзило меня. Лично для себя я получила такое наставление: «Нужно уметь различать, когда даешь какие-то важные служения людям». Это один из уроков, которые я вынесла из этого случая. Это было как удар ножом в сердце. Хотя я лично не делала этого, но я отвечала за человека, который это сделал. Поэтому мы должны быть очень ответственными перед Шрилой Прабхупадой.

52-32 Прабхупада дас

Этот случай внешне мы можем назвать негативным. Было три раза, когда Шрила Прабхупада не позволил мне общаться с ним. В этот раз он сказал:

— Я не могу с тобой сейчас говорить. Мне надо заниматься своими переводами. Я очень занят.

Такой прием не был типичным для Шрилы Прабхупады. Обычно дверь была открыта, и вы могли войти даже не стуча в нее и поговорить с ним. Часто преданные советовали: «Поднимись наверх и поговори со Свами». Но почему в этом случае он повел себя так? Этот эпизод также описан в книге «Сажая росток». У меня была молодая подружка и маленький мотоцикл. Я посадил ее на багажник мотоцикла и хотел показать ей своего гуру. Мне кажется, что принцип здесь такой: «Тасмад гурум прападйета джиджнасух шрейа уттамам». Другими словами, должно быть хотя бы немного искренности в нашем подходе. Если вы хотите произвести на кого-то впечатление, пытаясь показать ему своего гуру, гуру не станет игрушкой в ваших руках. Так что это был еще один короткий случай. И мы очень вежливо ушли.

52-33 Гади дас

Было письмо, которое написал ему один из его духовных братьев, когда он в первый раз приехал в Нью-Йорк. В письме духовный брат обратился к нему и спрашивал: «Итак, что вы там видите?» Прабхупада написал ответ: «Я вижу только демонов. Я вижу только демонов». Так что Прабхупада таким образом обрисовал ему свою работу — он пытался преобразить страну демонов в преданных. «Я вижу только демонов». Это величайшее чудо, которое совершил Прабхупада. Когда его спросили: «Покажите мне чудо», Прабхупада сказал: «Да, эти юноши и девушки — это чудо. Они оставили всю материальную жизнь и стали прекрасными преданными Кришны». Это самая поразительная вещь.

52-34 Ручира даси

Однажды мы готовили для Шрилы Прабхупады. Мондакини отвечала за готовку, а я просто помогала ей. Она отправила ему наверх прасадам, а Прабхупада послал назад своего слугу, который сказал: «Пробуй, прежде чем отправлять наверх». Это было весело и мы все смеялись.

52-35 Прабхану дас

На Маврикии нас поначалу было только трое. Затем приехал Прабхупада. Затем Пушта Кришна, в то время Свами, приехал из Южной Африки. Затем приехал Харикеша, Бхаргава и другие. Но нас было всего девять человек, и нам приходилось делать все служение для Прабхупады. Одно мне запомнилось. Он выпивал ежедневно стакан морковного сока в полдень. Однажды он спросил:

— Сколько требуется морковок, чтобы сделать такой стакан морковного сока?

Когда он услышал, сколько требуется морковок, он сказал:

— Больше не надо.

52-36 Пундарика дас

Помню, как однажды я был в Маяпуре в 1976 году и служил там в команде пуджари. Однажды я собирал Туласи манджари с деревьев Туласи, которые росли вокруг храма, который сейчас называется зданием Лотоса. Неожиданно слуга Прабхупады, по-моему Хари Шаури, крикнул сверху вниз:

— Пундарика, поднимись наверх. Шрила Прабхупада хочет поговорить с тобой. Поднимайся прямо сейчас.

Я поднялся и зашел в комнату Прабхупады, и Прабхупада сказал мне:

— Никогда не касайся Туласи ножом.

Я срезал Туласи манджари ножницами. Поэтому Прабхупада сказал:

— Никогда не касайся Туласи ножом.

Туласи манджари нужно собирать рукой, и никогда не делать это ножом. Поэтому те, кто поклоняются Туласи, должны знать об этом.

52-37 Гаура Хари дас

Однажды в Маяпуре я сидел рядом с вьясасаной Прабхупады около лестницы, по которой он спускался. Было жарко, и я клевал носом, потому что засыпал. Но вокруг сидело пятнадцать или двадцать санньяси, и можно было видеть, как их данды падали и поднимались. Прабхупада показал на меня и сказал:

— Проснись!

Вдруг все данды поднялись. Я понял, что Прабхупада использовал меня, чтобы разбудить всех.

52-38 Вриндаванешвари даси

Теперь я расскажу историю, которую многие люди уже слышали, о знаменитом фестивале в Новом Вриндаване в 1972 года, посвященном Джанмаштами и Вьяса Пудже. Но окончание истории на самом деле немного отличается от того, как все ее рассказывают. Мне кажется, что люди просто были в полусне. В Нью-Двараке я научилась быстро занимать свое место, чтобы сидеть очень близко к Прабхупаде. Поэтому я спустилась с горы на пятнадцать минут раньше, зная, что храм будет переполнен, и села очень близко к вьясасане. Затем прошло полночное арати, и я сохранила за собой свое место. А после арати, как все знают, Прабхупада сказал: «Давайте почитаем книгу «Кришна»». Это продолжалось около двух часов. Я помню, что сидела примерно в полутора метрах от Прабхупады и наблюдала за ним все это время. Он в блаженстве был погружен в слушание и наблюдал за тем, как преданные в храме засыпали. А он говорил: «Еще, еще, передавайте книгу». Затем внезапно выключился весь свет и настала кромешная тьма. А мы были в лесу. Была кромешная тьма, и я не могла даже увидеть свои руки перед глазами. Можно было слышать только шорохи преданных Нового Вриндавана. Казалось, что это было очень долго — может быть пять или десять минут. Света не было очень долго. А я держалась за мысль: «Я хочу увидеть выражение лица Прабхупады, когда зажгут свет». Я просто продолжала держать голову в том направлении, потому что не видела вообще ничего. Мне было интересно, будет ли он разгневан или еще что-то. Спустя очень продолжительное время зажегся свет, и на лице у Прабхупады была великолепная улыбка до ушей. И он сказал:

— Итак, Кришна теперь сидит на коленях мамы Яшоды. Я думаю, что вы все устали, и здесь мы можем остановиться.

Все возликовали, и у меня волосы встали дыбом, потому что перед тем, как выключили свет, мы читали о битве в книге «Кришна». Кришна не сидел на коленях мамы Яшоды. Поэтому когда он сказал это, я подумала: «А что происходило в тот момент, когда выключали свет?» Я представила себе маленького синего мальчика, сидящего на его плечах. Это было очень экстатично, потому что он сказал: «Теперь Кришна сидит на коленях мамы Яшоды». Но мы не говорили об этом. Я хотела поделиться этим, потому что по-моему никто об этом не рассказывал. А для меня это была самая важная вещь. Прабхупада видел, как Кришна сидит на коленях мамы Яшоды. Это было очень экстатично. И он был очень счастлив. Он испытывал огромное блаженство и сострадание, и сказал преданным:

— Теперь можете идти. Все хорошо. Кришна сидит на коленях мамы Яшоды. Харе Кришна.

52-39 Парамешвари дас

Я также возил Шрилу Прабхупаду на пляж каждый день на джипе. Он сидел прямо рядом со мной. Я сидел прямо рядом с ним. Он воспевал молитвы Говинда, пока мы ехали на джипе. На джипе не было навеса. Я помню, что представлял себя кем-то из Второй Мировой Войны, везущего великого генерала на боевую станцию. А он держался за верхнюю перекладину джипа, пока мы ехали, и воспевал молитвы Говинда. Затем мы гуляли по пляжу. В какой-то момент этого периода Прабхупада спросил Брахмананду:

— Кто этот юноша? Кто этот юноша, Парамешвари?

Брахмананда пришел ко мне и рассказал о том, что Прабхупада заметил меня и хотел знать, кто я. Я чувствовал большой энтузиазм, потому что я был счастливо занят служением, будучи в какой-то степени вторым слугой за кулисами в качестве резерва для Прабхупады. Быть в такой ситуации меня полностью удовлетворяло. Иногда по вечерам мне доводилось сидеть и читать джапу, пока Шрутакирти массировал ноги Прабхупаде. Было такое настроение, как будто игры Кришны совершались в этой маленькой тускло освещенной комнате. Прабхупада дремал, а Шрутакирти массировал ему ноги. Я помню, как думал о том, что поистине не может быть ничего лучше. Это лучшая ситуация в моей жизни, когда я находился рядом со своим гуру. Каждый день ко мне приходило множество реализаций и сокровенных чувств. Так или иначе, пришло время прощаться со Шрилой Прабхупадой, потому что пришло время отправляться в Африку. Я поймал Шрилу Прабхупаду в очень хороший момент, когда он только закончил принимать свой завтрак. Я зашел в его комнату и сказал:

— Шрила Прабхупада, я отправляюсь в Африку.

Он был хорошо осведомлен об этом от Брахмананды, и также он очень вдохновлялся от преданных, которые отправлялись в Африку, потому что она была далеко и к тому же это было достаточно аскетичное место. Он был исключительно добр. Я зашел, принес свои поклоны и сказал:

— Я просто хотел попрощаться, Шрила Прабхупада. Я отправляюсь в Африку и прошу ваших благословений.

Он сказал:

— Да. Пусть Кришна даст тебе все Свои благословения. Ты очень хороший преданный. Ты служишь Кришне очень хорошо.

Он сказал:

— Вот, возьми мою гирлянду.

И он дал мне свою гирлянду, и затем дал мне стакан апельсинового сока. Затем он посмотрел на меня, сказал «Харе Кришна» и отправил меня в путь. Я вышел оттуда, чувствуя, что вся моя жизнь достигла успеха. Несомненно, его благословения всегда присутствуют, но когда я получал эти сокровенные ощущения и чувствовал его доброту, это было очень потрясающе. Это был очень сладкий опыт.

52-40 Прабхупада дас

После ночных скитаний я ввалился в храм как раз на лекцию по «Шримад Бхагаватам». Когда я появился в двери, Шрила Прабхупада уже знал меня. Он уже знал, что у меня были некоторые проблемы, не считая рождения, смерти, болезней и старости — более непосредственные непредсказуемые тенденции. Поэтому когда я появился в двери, он пристально посмотрел на меня, или даже свирепо посмотрел на меня. Он знал мое имя — Л-О-Н. Он сказал:

— Лон, ты принимал ЛСД?

Он прямо сказал это мне. Я сказал:

— Нет, Свамиджи.

Я явно не лгал, потому что какое-то время уже не принимал, но эффект все еще продолжался после последней передозировки. Затем он просто смотрел на меня, и, на сколько я правильно это помню, лекция остановилась, во всяком случае на какое-то время. Он смотрел на то, как я продвигался прямо к его асане. Я был настолько опьянен, что каждый раз, когда я ставил свою ногу на пол, пол отодвигался от меня. Поэтому я шагал очень необычным образом. Он серьезно изучал каждое мое движение. Он сохранял молчание, пока я не приземлился, так сказать, прямо напротив него. Я сохранял молчание и старался вести себя нормально. Тогда лекция продолжилась. В этом есть много принципиального, потому что в такой ситуации нужно обладать определенным умением. Преданное служение — это лезвие бритвы. Прабхупада мог подумать: «Что мне сделать с этим юношей? Он может помешать всей лекции. Но в то же время он душа, частичка Кришны. Это Шримад Бхагаватам, который ему необходимо слушать». Итак, давая мне презумпцию невиновности, шаг за шагом он терпеливо позволил мне приблизиться к нему и затем продолжил лекцию. Такого рода признательность ко мне не могла прийти в тот момент, но с годами я смог это понять. Во всяком случае я надеюсь, что понимаю это правильно.

52-41 Гади дас

Это было в Новом Вриндаване на утренней прогулке. Прабхупада шел. Там было совсем немного преданных. Преданные обсуждали разные темы, а я шел слегка позади. Но основной темой, которая всех волновала, была война. Потому что в тот момент Прабхупада сказал, что несомненно будет война, потому что они сделали так много оружия, что должны будут его использовать. Будучи молодыми, мы хотели защитить свои молодые тела и старались найти способы, чтобы бомбы на нас не обрушились. В то время повсюду возникали фермерские проекты. Прабхупада гулял, и всплывали различные вопросы. Но никто не задавал вопрос о войне. И также известным фактом было то, что Прабхупада просил не строить никаких планов в связи с войной, но тем не менее мы все строили разные планы в связи с войной. Пришел момент и я выпалил свой вопрос. Я задал вопрос о войне. Прабхупада не сказал ни слова. Я был как будто бы раздавлен горой. Все преданные посмотрели на меня, как бы спрашивая: «Как ты мог задать такой глупый вопрос?» Это было написано на их лицах. Прабхупада так и не ответил на этот вопрос. Я сразу же подумал про себя: «Зачем я задал этот вопрос? Мы ведь уже знали, что Прабхупада просил не строить никаких планов в связи с войной. Зачем же я вновь повторяю вопрос о войне?» Это было очень поучительно. И я больше никогда и никому не говорил ничего о войне. Эта тема была для меня закрыта. Настолько это было поучительно.

52-42 Пундарика дас

Однажды я попал в большую неприятность. Это было в Маяпуре. Многие из вас, преданных, которые это услышат, могут теперь винить меня, если вы никогда не знали истинной причины. Был сезон сахарного тростника и повсюду собирали урожай. Все преданные доставали себе куски сахарного тростника и жевали их, наслаждаясь его сладостью. Я тоже пожевал немного. Комната нашей группы находилась на верхнем этаже здания храма, которое сейчас называется зданием Лотоса. Так или иначе, я спрятал немного жеваных остатков сахарного тростника где-то за перилами в неприметном месте. Но от взгляда Шрилы Прабхупады никогда ничего не могло уйти. Он приезжал в храм и все, что было не в порядке, он сразу видел. Кришна дал ему глаза для этого. Итак, он увидел это, он нашел это, и очень рассердился, потому что преданным дали привилегию оставаться в этих прекрасных комнатах, а они злоупотребляли этой привилегией, создавая беспорядок — жеванные остатки сахарного тростника, запрятанные где-то. Я не помню конкретно, какие слова тогда сказал Прабхупада, но он отправил всех преданных, которые жили в этом здании, жить в стене вокруг Маяпура в маленьких комнатках. Нам всем пришлось уехать из этих комнат, потому что мы не были квалифицированы оставаться там. Нас отправили жить в стене, кишащей комарами. И он сказал нам, что мы больше никогда не должны есть сахарный тростник. Я не знаю, что именно он имел ввиду, говоря «никогда», но и по сей день я больше никогда не ел сахарный тростник.

52-43 Парамешвари дас

Брахмананда улетел обратно в Индию, участвовать в программе, и в течение этого времени мы вместе с Прабхану много занимались сбором пожертвований, чтобы окончательно закрыть оплату храма собранными нами деньгами. Прабхупада написал мне письмо, говоря, что он всегда хотел, чтобы этот храм был выкуплен. Я сделал это в отсутствии Брахмананды, и он был очень благодарен за это. Он говорил, что эта проповедь африканским преданным является самой важной проповедью в мире, и мы должны продолжать заниматься этим. Я отправился в Африку после того, как получил гирлянду и благословения от Прабхупады в личном контакте. Поэтому я был вдохновлен лично заниматься проповедью больше, чем когда-либо. И все становилось на свои места. У меня крайне успешно строились отношения с индийцами и я был очень вдохновлен. В течение долгого времени этот энтузиазм сохранялся, но постепенно он угас и у меня начались трудности в Африке. Одной из них было то, что я незаконно присвоил себе некоторые деньги и купил часы Ролекс. Я купил их себе. Это были часы с золотым окаймлением. Так или иначе, я прилетел в Индию и чувствовал себя очень подавленным из-за этого поступка. Я был брахмачари, и часы были вещью, к которой можно было привязаться. У всех были часы, даже если они были подделкой. Так или иначе, вернувшись в Индию, я решил отдать их Шриле Прабхупаде. Когда я прибыл в Бомбей, я помню, что Прабхупада гулял с группой преданных. Я подошел и принес свои поклоны. Прабхупада сложил свои руки и поприветствовал меня пранамами. Я был поражен даже просто тем, что он заметил меня и помнил меня. Это был его сердечный способ общения с людьми. Шрутакирти организовал для меня встречу со Шрилой Прабхупадой. Там были только я, Шрутакирти и Парамахамса. Мы сидели перед столом в метре от Шрилы Прабхупады, который сидел напротив. Я дал ему часы Ролекс, а он сказал:

— О, Ролекс. Хм…

Он надел их. У него были еще одни часы, поэтому теперь на нем было двое часов. Он посмотрел на меня и стал читать лекцию о чистоте движения Господа Чайтаньи. Мы отличаемся от других только потому, что мы чисто следуем принципам, которые дал Господь Чайтанья. И наше движение будет успешным, если мы будем следовать всему чисто. В течение двадцати минут или получаса он лично читал мне лекцию о чистоте движения Господа Чайтаньи и о том, насколько важно не растрачивать ни копейки из денег Кришны на чувственные наслаждения. С самого начала я чувствовал, что он видит меня насквозь. Он знал, что я купил часы для себя, и это было моим искуплением отдать их ему. Но он был бесконечно милосердным, сердечным и строгим одновременно. Шрутакирти и Парамахамса были в какой-то степени удивлены тому, что он уделил мне так много времени. Затем я принес свои поклоны и вышел. Мне кажется, что это был последний мой личный контакт со Шрилой Прабхупадой.

52-44 Прабхупада дас

Был один случай, который вновь демонстрирует терпение Прабхупады, а также очень большую искусность вести себя в необычных ситуациях. Однажды я пришел и стал странным образом перемещать все в комнате Прабхупады. Я подвинул лампу и поставил ее на пол, еще что-то поменял без какого-либо порядка и без какой-либо на то причины. Там было несколько хиппи, но они ничего не предприняли, чтобы защитить Прабхупаду. Они просто смотрели на это, как будто бы это было кино. Поэтому Шриле Прабхупаде пришлось лично разобраться с этим. Он встал, подошел очень вежливо, протянул свою руку, чтобы пожать мою. Я в какой-то степени пожал Шриле Прабхупаде руку. И затем он сказал:

— Я так рад, что ты пришел. Спасибо большое за твой визит. Это очень хорошо. Между тем, дверь находится там.

И он вежливо выпроводил меня. Этот маленький инцидент показывает, насколько он гениально мог разобраться с сумасшедшим человеком. Он мог сделать это гораздо более грубо. Если бы это был кто-то другой, не думаю, что он бы повел себя так же вежливо.

52-45 Акути даси

Шрилу Прабхупаду можно было очень легко удовлетворить нашими действиями. Я помню, как после Ратха-ятры в зале Фэмили Дог он был очень доволен этой Ратха-ятрой. После лекции он смотрел на всех хиппи и сумасшедших людей в заполненном дымом зале. И он видел, что все очень хорошо проводили время. Мне кажется, что в этот раз он был самым довольным из всех случаев, когда я его видела. Он посмотрел на людей и сказал: «Это такой удивительный процесс. Только посмотрите, вы можете танцевать и воспевать часами, а когда вы устанете от танцев и воспевания, вы принимаете прасадам. Это такой прекрасный процесс. Каждый может этим заниматься». Он был просто доволен видеть, как все были вовлечены в сознание Кришны. Однажды мне предоставилась возможность готовить дутый рис, который он держал у себя в офисе на столе в украшенном контейнере. И когда приходили дети или еще кто-нибудь, он был настолько доволен всеми и настолько добр, что давал им немного дутого риса. Я подумала, что это очень сладко. Он был очень гостеприимным. Он был доволен тем, что мы делали. А мы были довольны просто получить немного зерна или дутого риса от него. Он вдохновлял нас, показывая, что что бы мы ни делали для Кришны, он был очень доволен. И чем больше мы сможем сделать, тем более мы станем удовлетворенными. Я думаю, что мы можем делать гораздо больше. Эта вещь по-настоящему вселилась в мое сердце — мы можем сделать гораздо больше. Потому что можно было видеть, что сам он делал все больше, и больше, и больше, и больше. И его видение спасения мира (а иногда он хотел спасти всю вселенную) является серьезным приказом для нас. Он по-настоящему хотел, чтобы мы сделали это. Поэтому у нас не может быть никаких оправданий, чтобы сидеть и лениться. У нас очень много работы даже в нашем преклонном возрасте, чтобы не отставать от него.

52-46 Прабхану дас

Пушта Кришна читал из пятой песни, которая только вышла. Прабхупада писал в ней о полете на луну. Но сейчас Пушта Кришна читал о реакциях за греховную деятельность. Прабхупада принимал свой массаж, который ему делал Чайтья Гуру. В какой-то момент Пушта Кришна посмотрел на Шрилу Прабхупаду и сказал:

— Прабхупада, а это действительно происходит с теми, кто так делает?

Прабхупада усмехнулся. И не было понятно, что он имел ввиду. Он сказал «Да», но то, как он усмехнулся, говорило, что «На самом деле в реальности не так» в том смысле, что мы души и не имеем ничего общего с этим материальным миром. Как Кришна говорит в «Бхагаватам», что это все не нужно душе. Это то, какое настроение я почувствовал в его усмешке, но в то же самое время он сказал «Да».

52-47 Прабхупада дас

Моя самая глубокая встреча с Прабхупадой произошла, когда я был по-настоящему в отчаянии. У меня не было денег и я был на улице. Я пришел и сказал:

— Свамиджи, — я все еще был очень гордым, — Я такой же, как вы. Я распространяю послание. Я говорю людям о Кришне и об ОМе и всех этих вещах. Но я тружусь весь день, и никто не дает мне никаких денег.

Прабхупада посмотрел на меня и поцокал языком, как бы говоря: «Какая досада». Затем он стал очень серьезным и сказал:

— Просто присоединяйся к нам и мы решим все твои проблемы.

Когда он сказал «все твои проблемы», я еще не понимал, что это рождение, старость, болезни и смерть. Но позже я понял, что он имел ввиду.

52-48 Пундарика дас

Однажды Гуру Крипа Махарадж написал письмо Шриле Прабхупаде, и в этом письме он объяснял, что преданным было очень трудно в Японии. Там было много возможностей для чувственных наслаждений, и иногда преданные пользовались этим по-разному. Он писал Прабхупаде, что преданные по-настоящему ведут борьбу за то, чтобы собирать здесь пожертвования. Мне кажется, что он пытался намекнуть Шриле Прабхупаде: «Можем ли мы отсюда уехать?» Но это служение было очень важным, потому что именно там собирались деньги для Вриндавана, Маяпура и Бомбея. Прабхупада написал в ответном письме: «Знай, что я доволен, когда мои преданные ведут борьбу». Поэтому сознание Кришны — это не просто. Не просто следовать принципам, не просто следовать наставлениям, повторять шестнадцать кругов, ходить на мангала-арати. Наставлений очень много. И служение в сознании Кришны также может быть не простым, поэтому приходится вести тяжелую борьбу, чтобы заниматься им. Но Прабхупада сказал: «Знай, что я доволен, когда мои преданные ведут борьбу». В скобках — ради меня, ради служения мне, ради служения Кришне.

52-49 Прабхупада дас

У меня был один последний даршан с Прабхупадой в 1972 году. Теперь было не просто сидеть рядом с Прабхупадой, потому что теперь Прабхупада был известен как Прабхупада, и движение Харе Кришна конечно же распространилось по всему миру. Это было в Бостоне. Преданные милостиво устроили этот даршан. Когда они представили меня Шриле Прабхупаде, они сделали ошибку. Они сказали: «Это бхакти Лон. Он общался с вами на Второй Авеню, 61, в ранние дни». К тому моменту я еще не вылечился от своего безумия, но я был достаточно трезв, чтобы понимать, что имею дело с очень важной личностью. Я уже повторял Харе Кришна и начал следовать процессу. Я слишком нервничал, как и многие преданные в присутствии Прабхупады, поэтому я не мог объяснить: «Нет, это был не 61 дом, а 26». Но в то же время я хотел, чтобы он вспомнил меня, я хотел напомнить ему о наших прошлых отношениях. Я вошел и сел, и чтобы помочь Шриле Прабхупаде вспомнить наши ранние беседы, я сказал:

— Шрила Прабхупада, когда я общался с вами в 1966 году, я был очень безумным.

Когда Шрила Прабхупада услышал это, он поднял свои брови, посмотрел мне прямо в глаза и сказал:

— О, а сейчас ты все еще безумный?

Мы слышали много историй о том, каким хорошим чувством юмора обладал Прабхупада. Он дразнил меня, как если бы сумасшедший человек стал еще более сумасшедшим. Так или иначе, мы сели, и он спросил меня:

— Чем ты занимаешься? Какова твоя ситуация?

Я объяснил все так, как будто пытался убедить Шрилу Прабхупаду, что уже не являюсь сумасшедшим. Для того, чтобы убедить его, что я уже не сумасшедший, я сказал:

— У меня есть два грузовика. У меня есть бизнес. У меня есть жена. У меня есть квартира.

Я думал, что если у человека есть все эти вещи, то он уже не сумасшедший. Я думал, что это признак того, что я не сумасшедший, и что смогу произвести этим впечатление на Прабхупаду. Он сказал:

— Это хорошо. Тебе не надо переезжать в храм. Оставайся со своей женой, занимайся своим бизнесом. Я прошу тебя только об одном — просто попытайся понять Кришну.

Это было личное наставление. Безусловно я принес свои поклоны. Я уже спрогрессировал до этого уровня. И когда я выходил, то получил еще одно несколько загадочное наставление. Шрила Прабхупада произнес последние слова:

— И мы не просим никаких денег.

Это было последнее, что я услышал от Шрилы Прабхупады.

52-50 Прабхану дас

Я помню также один даршан в Маяпуре в его комнате. Туда пришел Судама Свами и также Сиддхасварупа, который в то время был Махараджем. Сиддхасварупа источал сияние, насколько я мог об этом судить. Он был очень интересной личностью. Но между ним и некоторыми большими санньяси и Джи-би-си была какая-то политика. Когда он зашел в комнату, Прабхупада повернулся к Сиддхасварупе и сказал:

— Итак, Сиддхасварупа Махарадж, я так понимаю, что у тебя другая философия, чем у нас?

Сиддхасварупа стал колебаться:

— Ну, Прабхупада…

Прабхупада сказал:

— Не так ли, Судама?

Судама закрыл рукой свое лицо, потому что не хотел в это вовлекаться. Затем Сиддхасварупа сказал:

— Ну, Прабхупада, иногда я проповедую домохозяевам, что они должны жить за пределами храма и иметь собственную независимость.

Прабхупада сказал:

— Да, это очень хорошо, хорошая идея.

Затем Сиддхасварупа сказал:

— Прабхупада, иногда я просто не чувствую себя квалифицированным…

Прабхупада перебил его и сказал:

— Квалифицирован ты или не квалифицирован, но я люблю тебя.

Я был поражен. Я никогда до этого не встречал Сиддхасварупу, и после этого я немного беседовал с ним лично и слышал немного о его людях. Но я подумал о том, что это было самое либеральное и любовное высказывание, которое могло выйти из уст человека. И конечно же оно изошло от такой возвышенной личности:

— Квалифицирован ты или не квалифицирован, но я люблю тебя.

52-51 Сама Прия даси

Я помню, что когда Шрила Прабхупада ушел, мы были в Лос-Анджелесе и мы устроили очень большой праздник. Преданные были полностью растеряны, но так или иначе мы устроили огромный праздник, который продолжался круглые сутки. В тот день также мои родители приехали в храм. По какой-то причине они в тот раз прилетели прямо из Нью-Йорка. Моя мама провела в храме весь день, участвуя во всех праздничных мероприятиях. Она стояла и наблюдала за всем, что происходит. И когда мой отец услышал о том, что Прабхупада ушел, он сказал:

— О… Этот пожилой человек умер?

Прабхупада глубоко затрагивал сердца всех. Его доброта — это доброта Кришны. Он видел душу во всех живых существах. Все его ученики чувствовали этот взгляд Шрилы Прабхупады, который пронзал все анартхи и телесные отождествления. Его доброта ведет всех нас, и надеюсь, что она приведет нас обратно к его лотосным стопам. Спасибо.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)