Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 53

53-01 Роза Форкаш

Моя дочь прочитала журнал «Обратно к Богу». Мы жили в Санта-Барбаре. Она вернулась домой с этими журналами, которых у нее по-моему было несколько, закрылась в спальне и в течение двух дней просто читала и больше ничего не делала. Когда она вышла, мы были уверены, что случилось что-то, требующее расследования. Но пришла суббота, и она сказала, что отправляется в Лос-Анджелес в храм. Конечно же мы верили в то, что литература, которую она читала, и все, что относилось к этому храму, было достаточно безобидным. Но через неделю мы с мужем приехали, и случилось так, что в те выходные Прабхупада приехал сюда. Мы встретили его в здании через дорогу. Это было первое здание. Я помню, как Прабхупада сел на возвышении, а стулья и другие места для сидения для всех были слегка ниже. Пришло время вопросов, и конечно же я подняла свою руку, потому что не понимала, что это все такое. Я сказала:

– Если это такая хорошая вещь для всех людей, почему потребовалось так много времени, чтобы приехать к нам?

Он сказал:

– Вы пришли поздно.

Вдруг все преданные справа от меня возликовали, а он повернулся к ним и сказал:

– И вы тоже пришли поздно.

53-02 Гопал дас

Иногда разные чиновники приезжали из Кришнанагара. И одним утром мы увидели, как приближается полицейская машина с мигалками. Мы подумали: «О, едет какой-то большой человек». Но оказалось, что приехала индийская секретная полиция. В то время шла война в Бангладеше. Они приехали на нашу землю, вышли из машин и сказали:

– Мы приехали, чтобы арестовать американцев, потому что они являются шпионами, агентами ЦРУ.

В то время нас там было только двое – я и Джаяпатака. Они сказали:

– Мы заберем одного из вас, – потому что они не знали, что делать, – мы заберем одного из вас, и если мы докажем, что вы шпионы, мы приедем позже и арестуем остальных.

Я сказал:

– Хорошо, Джаяпатака более важен для маяпурского проекта, чем я, поэтому пусть забирают меня.

Они надели на меня наручники, отвезли меня в Кришнанагар, а затем снова перевезли меня оттуда в Калькутту. В Калькутте посольство Соединенных Штатов оповестили о том, что они арестовали шпиона. И они послали человека, чтобы тот оказал мне юридическую помощь. Мы несколько раз ходили в суд и в конце концов было доказано, что я не являюсь шпионом. Но тем временем истек срок действия моей визы, и правительство Индии хотело сохранить свое лицо, поэтому они приговорили меня к шести месяцам заключения. Комната в тюрьме была размеров 2,5 на 3 метра даже без туалета. Там не было ничего, только бетонный пол, и мне пришлось сидеть там. В конце концов, когда меня выпустили, Шрила Прабхупада позвал меня в свою комнату. Он слышал обо всем, что произошло. Он был в Бомбее, когда меня арестовали, и он собирался улетать из страны. Но когда он вернулся, меня выпустили, и он позвал меня в свою комнату. Первым делом он спросил:

– Как ты?

Я сказал:

– Все хорошо, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

– Ты хочешь вернуться в Америку?

Я сказал:

– Нет, нет, Шрила Прабхупада. Я хочу вернуться в Маяпур и выполнять свое служение.

Он сказал:

– Это очень хорошо.

Затем он стал рассказывать мне историю. Он сказал:

– Однажды был один маленький мальчик. У этого мальчика был ужасный отец, который проявлял всячески к нему свою враждебность, потому что тот был преданным Кришны. Он пытался всячески пытать его, чтобы изменить его поведение.

Тогда я понял, что он говорит о Прахладе Махарадже. Затем он сказал:

– Да, преданные Кришны готовы идти даже в ад.

Даже несмотря на то, что его там не было, он всегда думал о своих преданных, в какой бы точке мира он ни находился. Потому что в то время он упоминал в «Шримад Бхагаватам», что его учеников арестовали. Он не упоминал мое имя, но именно в то время была эта ситуация. Он мог быть в Австралии или где-то еще, и посреди ночи, занимаясь своими переводами, он беспокоился о своих учениках.

53-03 Смара Хари дас

Мой первый личный контакт со Шрилой Прабхупадой состоялся, когда я пошел с ним на утреннюю прогулку. Я был молодым юношей. По-моему тогда я еще не присоединился к храму. Но я слышал, что приезжает Шрила Прабхупада, и преданные вдохновили меня остаться на ночь, чтобы увидеть Прабхупаду. Он приехал и пошел на утреннюю прогулку перед лекцией, как он обычно это делал. Это было на Бери Плейс. Мы пошли гулять в маленький парк Рассел Сквер. Вместе со Шрилой Прабхупадой было около десяти преданных. Я был новеньким бхактой. Как я позже понял, там было соревнование за место. Но я шел сзади. И у меня были большие трудности с тем, чтобы понимать Шрилу Прабхупаду. У него был необычный бенгальский акцент, который я просто не мог понять. По-моему мне тогда было семнадцать или восемнадцать лет и я никогда не взаимодействовал еще с индийцами. Я пытался расслышать, что он говорил. Я шел сзади и изо всех сил пытался поймать его слова. Но шел топот и много звуков вокруг, поэтому я напрягался, чтобы отфильтровать все постороннее. И я наступил сзади на туфлю Прабхупады. Шрила Прабхупада сделал еще два-три шага без туфли. Он остановился. Все остановились. Прабхупада повернулся и посмотрел на меня, потому что знал, что я наступил ему на пятку, и он сказал:

– Ты должен всегда идти на расстоянии метра позади духовного учителя.

Я был абсолютно напуган. Там был один преданный, который сказал мне:

– Это серьезное оскорбление. Ты должен тотчас же убить себя. Ты должен немедленно прыгнуть в реку Темзу для своего очищения.

Я подумал: «О, нет, что же я наделал? Я еще даже не начал, как уже сбился с пути». Гораздо позже я рассказывал об этом одному из своих духовных братьев санньяси. И он сказал:

– Это тот момент, когда Шрила Прабхупада принял тебя своим учеником. Это было его первое наставление тебе: «Ты должен всегда идти на расстоянии метра позади духовного учителя».

53-04 Калаканта дас

Я помню, как меня представили Прабхупаде вместе с другими участниками нашей библиотечной группы. Сатсварупа Махарадж, наш лидер, представлял нас одного за другим. Прабхупада посмотрел на меня, когда назвали мое имя. Как и у многих моих духовных братьев, у меня было чувство, что он смотрит прямо сквозь меня. Я чувствовал себя маленькой незначительной частицей пыли вселенной и полностью недостойным совершать ему служение. Итак, я чувствовал себя таким образом. В одной из своих книг Шрутакирти рассказывает, о чем по его мнению думал Прабхупада, когда он смотрел на людей таким образом. Он думал: «Как я могу занять эту личность в служении Кришне?» Я думал: «Я недостоин заниматься служением Кришне». А он думал: «Как я могу занять эту личность в служении Кришне?» Когда я услышал об этом, то серьезность Прабхупады стала понятной мне. Я понял, о чем он по-настоящему думал. Я бы хотел знать об этом в тот момент. Тогда бы я чувствовал больше энтузиазма вместо того, чтобы желать забиться в какую-нибудь нору.

53-05 Джая Гаури даси

Собрались преданные из всей Европы. Много преданных собирались получать первую и вторую инициации. Мое имя вписали в конец списка. Есть фотографии в журнале «Обратно к Богу» этой большой церемонии. Было много фруктов. Мы сидели под прекрасными деревьями. Двое санньяси прочитали вступительную речь, потому что Шрила Прабхупада в тот момент болел. Это было время, когда открывали храм Кришны-Баларамы. Когда пришло время получать четки и давать обеты перед Шрилой Прабхупадой, всех стали вызывать, и меня тоже вызвали в самом конце. Я села перед Шрилой Прабхупадой. Я была из Бразилии и говорила по-португальски, потому что знала английский очень плохо и не знала, как перечислить четыре принципа на английском. Но я была абсолютно уверена в том, что я делаю. Я получала инициацию от Шрилы Прабхупады, и поэтому, будучи прямо перед ним, я посмотрела на него и произнесла обеты на португальском. Когда я закончила давать обеты на португальском, он посмотрел вокруг сначала в одну сторону, потом в другую, и, как мне кажется, никто не понимал, что происходит. Это заставило его заглянуть по-настоящему очень глубоко внутрь меня. Люди, на которых Шрила Прабхупада смотрел, знают, что его глаза видели всю эту жизнь и прошлые жизни, а также всю грязь в вашем сердце, если таковая была. Он увидел меня. Он обратил на меня внимание. К этому времени у него уже было около десяти тысяч учеников. Так как я говорила на португальском, то это позволило мне привлечь внимание Шрилы Прабхупады. Он заметил меня. Было что-то заметное во мне, поэтому он обратил на меня внимание. Так я получала первую инициацию. Он дал мне имя: «Твое имя Джая Гаури деви даси». Это было прекрасно, величественно и трансцендентно.

53-06 Адидева дас

Первый раз физически я его увидел в нью-йоркском храме на Генри Стрит в 1972 году сразу после Ратха-ятры. Я встретился с преданными в Техасе и они вдохновили меня поехать и встретиться там с Прабхупадой. Я поехал со своим учителем по скульптуре, который позже стал Мурти дасом. Мы только приехали в храм на Генри Стрит, и один преданный сказал слуге Прабхупады, что мы вдвоем приехали встретиться с Прабхупадой, и один из нас был профессором в университете. Мы подождали двадцать минут и нас позвали в комнату Прабхупады. Нас оставили ждать в прихожей перед входом в саму комнату Прабхупады. Там был запах свежей краски. Стены были окрашены бледно-голубым и белым цветом. Прабхупады не было в его комнате. Он был внизу в комнате для отдыха. Прежде, чем я в первый раз увидел Прабхупаду, мы услышали, как шаги приближались вверх по лестнице. Мы просто стояли там, как олень в свете фар. Прабхупада вошел. Он был одет просто в гамчху, и его брахманический шнур был намотан на ухо. Мы оба упали на пол. В тот момент мы еще не знали молитв. Мы просто что-то промычали. Моим первым впечатлением о Прабхупаде было то, насколько он царственно выглядел, даже в такой очень домашней ситуации. Он выглядел очень царственно. Первые слова, которые сразу же сошли с его уст были:

– Я не царь. Это все не для меня. Это образовательное учреждение для обучения сознанию Кришны.

Он понял, что мы с учителем были довольно ветренными, поэтому он тотчас же начал вести небольшую беседу. Мы зашли в его комнату, он сел за своим столом и стал спрашивать о Вишнуджане Свами, о Техасе, было ли там жарко, нравилось ли нам носить дхоти в Техасе, простые вещи. Так он растопил лед. Он попросил Аравинду, который в то время был его секретарем, принести рисунок Панча-таттвы. Он узнал, что мы скульпторы, и поэтому он сказал:

– Можете ли вы сделать Их? Мы хотим поставить Их в наших храмах по всему миру.

Мы были скульпторами в Техасе в очень либеральном университете в Остине. Я немного пробовал заниматься пластикой и много рисовал с натуры, но я никогда не лепил фигуры из глины. В основном я делал какие-то абстрактные вещи. А Мурти дас выходил из тех же кругов. Я сразу сказал:

– Да, Прабхупада, мы можем сделать это.

Мурти дас был немного мудрее меня. Он сказал:

– Мы попробуем.

Прабхупада попросил нас и даже дал размеры. Он сказал:

– Около сорока дюймов.

Спустя многие годы мы сделали скульптуру Панча-таттвы для Гавайев. Перед тем, как мы послали Их, я измерил Их. И Они получились около сорока дюймов. Мы не планировали этого. Просто так получилось. Так или иначе, это было мое первое впечатление о Прабхупаде.

53-07 Наратака Гопала даси

Мы были во Вриндаване. Я убиралась в его комнатах каждый день. Каждый день после обеда Прабхупада отдыхал, и когда он вставал, обычно в четыре часа, мы приносили ему свежий сок, свежую гирлянду и сандаловую пасту. Однажды мне нужно было сделать гирлянду. А для этого надо было найти цветы. Тогда было не так, как сейчас, когда можно выйти на улицу и купить миллионы цветов. В то время на улице не продавалось никаких цветов. Надо было идти через весь город в храм Банке-Бихари, рядом с которым продавали какие-то цветы. Так или иначе, я раздобыла цветов и сделала прекрасную гирлянду из бархатцев и роз. Мне не хватило разума и я немного сбрызнула водой гирлянду перед тем, как положить ее в холодильник. И когда ее надели на Прабхупаду, то безусловно она была мокрой, поэтому он сразу же ее снял. Для меня это было наказанием, которое вошло глубоко в мое сердце. Он не принял в тот раз мою гирлянду. Я поняла, что мы должны включать свой разум и делать все наилучшим образом для гуру. Иначе он может не принять наше служение. Это была глубокая реализация.

53-08 Дхарматма дас

Преданные сразу же поняли, что у нас нет вьясасаны для Прабхупады. Бахудака знал, что у меня есть опыт плотника. Поэтому он сразу же представил меня Данавиру Прабху, который в то время был президентом храма. Он сказал:

– Дхарматма сделает это.

Возможно я тогда еще даже не был инициирован. Первый вопрос, который у меня возник: «А что такое вьясасана?» Потому что никто из нас ее не видел. Ее не было в Портленде и не было в Ванкувере. К счастью кто-то принес фотографию вьясасаны из Лос-Анджелеса. Это уже было что-то. Но проблема была в том, что Прабхупада должен был приехать туда через два дня. Так или иначе, я стал как-то суетиться. Я находился в чужом городе, поэтому я не знал, что делать. В то время там было не так уж много магазинов. Но в конце концов я раздобыл все материалы, и по сути я работал просто день и ночь, пока не настал день прибытия Прабхупады. В тот день, когда приехал Прабхупада, все преданные отправились в аэропорт, а меня и еще нескольких преданных оставили там. Я был недоволен, потому что мне казалось, что я что-то теряю. Конечно же я был наивным и молодым, и не понимал, что мне выпала возможность делать вьясасану для Джагад Гуру вселенной. Я подходил к завершению своей работы, и вдруг преданные стали кричать: «Он идет! Он идет! Поторопись!» Преданные стали суетиться повсюду, машины парковались, преданные начали забегать в храмовую комнату. Все стало сумасшедшим. А я в своем грязном дхоти отчаянно стал убирать свои инструменты с вьясасаны. В конце концов я все убрал, посмотрел на нее: «Все хорошо, никаких инструментов, отверток». И затем вошел Прабхупада. Он принес свои дандаваты Божествам, затем встал и посмотрел вокруг. Он улыбался преданным. И затем он направился к вьясасане. Он шел, а у меня вдруг пробежал холодок по спине. Я запаниковал. Дело было в том, что я вспомнил, что забыл закрепить спинку вьясасаны. Я просто прибил ее парой гвоздей, а позже хотел закрутить болтами, но в суматохе я забыл сделать это. Это было самое ужасное чувство. Я был напуган. Мне начали в голову приходить все эти мысли: «Он наклонится и все упадет». Так или иначе, он подошел, и сделал кое-что очень удивительное. Скорее всего я был единственным, кто это заметил, а может быть этого вообще не было. Он подошел к вьясасане, и вместо того, чтобы подойти спереди, он подошел со стороны и заглянул назад. Он сохранял улыбку на своем лице. Затем он подошел спереди, поднялся по двум ступенькам, которые я сделал, и сел на вьясасану. Я совершенно не помню, о чем была лекция, потому что все это время я потел и волновался. Но он закончил лекцию. Преданные были в экстазе. Я получил облегчение, потому что Прабхупада ни разу не отклонился назад. В течение всей лекции он сидел прямо. Затем он спустился, одарил всех преданных пранамами и ушел. А я думал о том, насколько же я удачлив, что мне выпало такое служение. И я чувствовал, что Кришна спас меня, потому что Прабхупада ни разу не облокотился назад. Из этого случая я вынес такой урок, что любое служение для Прабхупады я должен делать наилучшим образом. Такой урок я вынес из этого. Мне приходилось торопиться, но я всегда должен думать о том, что я должен делать все наилучшим образом для Шрилы Прабхупады. Это то, чему я научился из этого случая.

53-09 Нарада Муни дас

Еще один прекрасный урок и историю со Шрилой Прабхупадой мне выпала удача наблюдать в храме на Ла-Сьенега в Лос-Анджелесе. Я помню, как мы однажды поставили спектакль для Шрилы Прабхупады. Это была драма из Чайтанья-чаритамриты, в которой Господь Чайтанья плавал в океане в экстазе, думая об играх Радхи и Кришны. Рыбак коснулся Господа Чайтаньи, а преданные бегали везде и не могли найти Господа Чайтанью. Они увидели рыбака и поняли, что этот рыбак соприкоснулся с Господом Чайтаньей. Там играли Вишнуджана Свами и Моханананда. Вишнуджана бегал вокруг и воспевал, как сумасшедший, потому что он дотронулся до Господа Чайтаньи. А Прабхупада настолько наслаждался этим, что смеялся, и смеялся, и смеялся. Прабхупада не был сухим. Прабхупада всегда видел экстаз в сознании Кришны. В одной лекции Прабхупада сказал, что вы не можете прогрессировать в сознании Кришны, если вы не испытываете радость. Вот почему Прабхупада сказал нам: «Воспевайте Харе Кришна и будьте счастливы». Сознание Кришны – это радостный процесс. И Прабхупада всегда показывал этому пример. И снова, это был пример, когда Прабхупада вдохновлял преданных. Это не был профессиональный спектакль. Это было в ранние дни. Там не было большого количества принадлежностей. Он не был поставлен профессионально. Но Прабхупада очень им наслаждался. И я помню, что после на даршане он говорил о том, насколько прекрасным был спектакль. Он говорил, что мы всегда должны ставить такие спектакли. В наши дни мы редко ставим драмы. Но Прабхупада очень наслаждался этим. Он наслаждался, видя своих преданных. И он мог таким образом войти во взаимные отношения с ними. Это то, чем наслаждался Прабхупада – личными отношениями, которые есть у каждого из нас со Шрилой Прабхупадой. Говорится, что Кришна «анор-анийам махато-махийам» – меньше мельчайшего и больше величайшего. И Шрила Прабхупада обладал этим аспектом. Как Джагад Гуру он был больше величайшего, но все же он общался с нами на индивидуальном уровне. Он обменивался с нами взаимной любовью. Это очень замечательное качество Шрилы Прабхупады. Он очень-очень личностный.

53-10 Адидева дас

После того, как я получил брахманическую инициацию от Шрилы Прабхупады, я пошел собирать дакшину. Я отправил ему письмо с дакшиной и спросил: «Чем вы хотите, чтобы я занимался? Что я могу сделать?» Прабхупада прислал мне в ответ письмо в 1973 году. Это письмо, которое изменило мою жизнь. Я прочитаю его быстро. Письмо от 24 марта 1973 года: «Пожалуйста, прими мои благословения. Я подтверждаю получение твоего письма и прилагаемой дакшины. Что касается изготовления мурти, то я хочу, чтобы те, кто собираются этим заниматься серьезно, поехали бы в Маяпур и получили бы там указания по тому, как делать мурти, и в особенности кукол. Мы хотим создавать кукол Кришна-лилы». (Я совершенно не понимал, что это значило). «Как в Лондоне, я видел тысячи людей, которые приходят в музей восковых фигур, чтобы смотреть на кукол мертвых людей, и они даже платят за это. Поэтому мы хотим создать кукол, показывающих все замечательные деяния Господа Шри Кришны, и люди, просто видя Их, получат духовное благо. Поэтому проконсультируйся с Карандхарой и сделай все необходимое». Это было письмо Прабхупады, обращенное ко мне.

53-11 Смара Хари дас

Шрила Прабхупада приводил самые удивительные практические примеры, чтобы объяснить самые сложные философские концепции нам, своим стремящимся ученикам. Однажды во Вриндаване Шрила Прабхупада пытался понятным образом донести до нас тот факт, что в духовном мире все исполнено сознания и разума. Он ненадолго сделал паузу и затем он сказал:

– Когда Радхарани готовит для Кришны, Она спрашивает у риса в горшке: «Ты уже готов?», а рис отвечает: «Нет еще, дай мне еще пару минут».

53-12 Пушкар дас

В 1974 году в Маяпуре после фестиваля была серия происшествий. Во-первых многие преданные болели, и Прабхупада созвал лидеров в своей передней комнате в здании Лотоса. Там были конечно же Джаяпатака Махараджа, Тамал Кришна, Гаргамуни. Он объяснял, что он не был доволен тем, что преданные спали. Я видел, как он был на верхнем этаже и видел, что много людей болели и спали, хотя должны были быть на парикраме, потому что было уже достаточно поздно – восемь утра. Когда я заглянул в окно, он говорил с ними. По сути они обвиняли друг друга и говорили, что ни у кого из них не было денег, чтобы купить хорошую пищу. Прабхупада, перед тем, как стал говорить, сделал паузу. Незадолго до этого был случай с одним парнем, Судамой Випрой, который тогда был санньяси и хорошим другом и телохранителем Сиддхасварупы. Он был очень жестким парнем. Он поехал на Филиппины. Прабхупада поначалу прославлял его за его проповедь. Но в то же самое время тот не хотел, чтобы кто-то приезжал на Филиппины. Он даже сурово угрожал другим Джи-би-си. И Прабхупада знал обо всем об этом. И так получилось, что я тоже об этом знал. Итак, в какой-то момент вошел Судама. В этот момент там сидел Чаку, бенгальский мусульманский рабочий, который любил Прабхупаду и любил сидеть там и слушать Прабхупаду. Итак, во время беседы Прабхупада увидел, как вошел Судама Випра, но другие не увидели его, потому что он сел сзади. Прабхупада сказал: «Итак, если вам нужны деньги, Судама Випра даст вам». И он показал на него рукой. Тогда все обернулись и увидели, что Судама Випра сидел там. В то же время они были шокированы этими словами Прабхупада, потому что Судама Випра был последним в ИСККОН, кто мог бы дать хотя бы цент или пайсу. За долю секунды Судама Випра снял свои дорогие часы и отдал их Чаку, чтобы Прабхупада увидел, насколько он был великодушным. Меня очень поразило, каким острым разумом обладал Прабхупада. Понял ли Судама Випра или не понял послание, этого мы никогда не узнаем. Но он отдал часы и одновременно с этим шокировал этих лидеров. Они ведь знали, что он не даст им ни цента. Скорее он убьет их, чем даст деньги. По-моему он даже говорил что-то подобное. Это один из случаев, демонстрирующих остроумие, мудрость и безграничный разум Прабхупады.

53-13 Роза Форкаш

Но только через год или два, когда он снова вернулся в Лос-Анджелес, мы встретились и общались гораздо больше. В тот день Прабхупада угостил меня своим обедом и он сказал мне и моему мужу, что был очень рад тому, что у мы интересуемся. Он просил нас немного рассказать о себе и я помню, что он спросил Сэма, каким бизнесом он занимается, и Сэм сказал, что он занимается подержанной мебелью. Прабхупада сказал: «Подержанной? Это подобно людям, как я?»

53-14 Радха Дамодар дас

Мы гуляли и Курукшетра сказал Шриле Прабхупаде:

– Шрила Прабхупада, Радха Дамодара дас иногда распространяет по сто книг по библиотекам и в зоопарке по субботам.

Я даже не знал, что Прабхупада знает мое имя. Прабхупада шел впереди со множеством санньяси и других важных людей вокруг него. Прабхупада тотчас же соскочил с тротуара, перепрыгнул через камень, подбежал назад прямо ко мне и сказал:

– О, больших книг?

Я сказал:

– Нет, Шрила Прабхупада, в основном книги-раскраски и маленькие книги.

Он сказал:

– А, маленькие.

Я был очень удивлен тому, что он лично знал меня. Это для меня было очень важно, потому что у него было тысячи учеников. Но когда меня упомянули, он сразу подбежал ко мне и захотел спросить о распространении книг.

53-15 Ганга Нараяна дас

Я делал гирлянды, и мы обычно складывали их рядом с кухней с другой стороны храма, где находится сад. Мы обычно делали гирлянды, и конечно же я сделал несколько гирлянд из белой гардении, которые Шрила Прабхупада любил носить. Но я еще сделал своей привычкой срывать свежую розу, когда Прабхупада выходил на прогулку. Я отламывал ее, встречал Прабхупаду, когда он выходил, и давал ему цветок, а он возвращал мне его обратно. В определенный год у Карандхара по-моему был друг или знакомый, который сдавал в аренду Роллс-ройсы. И у них было три Роллс-ройса для Шрилы Прабхупады – один черный Роллс-ройс, один белый Роллс-ройс и один Роллс-ройс белый и серебром. Каждый день Карандхара подъезжал на Роллс-ройсе, а иногда подъезжал Джаятиртха. Они подавали Роллс-ройс, и Шрила Прабхупада садился в него. Одним утром я не успевал подбежать с розой. Я метнулся вокруг храма, пробежал мимо главного входа и когда я был около комнат Шрилы Прабхупады, Роллс-ройс уже начал отъезжать, но по инерции я пробежал до угла здания. Роллс-ройс уже должен был выехать с аллеи на Ватсека Авеню, а я стоял и продолжал смотреть на Роллс-ройс, думая: «О, я опоздал к Шриле Прабхупаде сегодня утром, и мой день теперь потерян». Вдруг Роллс-ройс подал задний ход, Шрила Прабхупада открыл окно, протянул руку и принял от меня розу. Я был в сознании Кришны практически никем. Я не был уверен, что Шрила Прабхупада вообще знал о том, кто я такой. Конечно же я уверен, что он знал меня. Но я не был никакой важной личностью. Я был очень маленьким человеком, и Шрила Прабхупада проявил свою доброту. Это единственная важная вещь, которая случилась в моей жизни – то, что Шрила Прабхупада попросил Джаятиртху дать задний ход на Роллс-ройсе и протянул свою руку. Это определенно сложило всю мою жизнь. Не просто мой день, но мою жизнь.

53-16 Адидева дас

Я был в Маяпуре, и одной из моих обязанностей, когда я только приехал туда, было натирание сандаловой пасты. Я наносил сандаловую пасту Прабхупаде на лоб перед тем, как он начинал давать утреннюю лекцию. Я очень гордился тем, что делаю это служение. И первую пару дней все было хорошо – я делал пасту правильной густоты, чтобы она хорошо оставалась на его лбу. На второе или третье утро Прабхупада что-то произнес, но я не смог понять, что он сказал. Я переспросил:

– Что, Шрила Прабхупада?

И он снова повторил. Но я опять не смог понять, что он говорит. В конце концов на третий раз Шрути Кирти или кто-то другой из его слуг сказал:

– Используй свою правую руку.

Я левша, и поэтому я делал это левой рукой. Это был поучительный лакомый кусочек от Шрилы Прабхупады.

53-17 Бхишма дас

Управляющий храма сказал перед приездом Прабхупады:

– Мы создадим большой мягкий ковер из листьев на земле для лотосных стоп Шрилы Прабхупады.

Мы согласились и разбросали там листья. Когда приехал Прабхупада и увидел все эти листья, разбросанные повсюду, он сказал:

– Это не хорошо. Все соседи содержат свой двор в чистоте. Почему бы нам не иметь такой же чистый двор, как у соседей? Все эти листья привлекают насекомых.

Но то, как он говорил нам об этом, было подобно океану смирения. Было поразительно то, как он общался с людьми, разговаривая о повседневных делах. Просто наблюдать это было совершенно невероятным.

53-18 Адикарта дас

В другой раз я был в Калькутте. Это было в 1975 или 76 году. Там был брахмачари, который хотел жениться. Он был из Англии, и его звали Девадхама. Он хотел спросил Шрилу Прабхупаду, может ли он жениться. Там почти никого не было. И он попросил меня сходить вместе с ним в комнату. Он постучался в дверь. Прабхупада сказал:

– Войдите.

Мы зашли. И он спросил Прабхупаду:

– Шрила Прабхупада, я хочу жениться. Нормально ли, если я женюсь?

Прабхупада сказал только одно:

– Да, но как ты будешь содержать свою жену?

Это было единственное, что он сказал. Это было поучительно. Потому что если вы хотите жениться, вам надо подумать о том, откуда вы возьмете деньги, чтобы поддерживать жену.

53-19 Смара Хари дас

Иногда Шрила Прабхупада вел себя очень хитро. Он видел менталитет разных людей и в точности понимал, как надо вести с каждым из них. Во Вриндаване Прабхупада был весьма разгневан, потому что никто из его учеников не хотел оставаться во Вриндаване и заниматься менеджментом и также они были неквалифицированными для различных дел в Индии. У него всегда были большие трудности с тем, чтобы найти менеджера, который мог был оставаться в каком-то месте и поддерживать его. Поэтому он и проводил там так много времени. Однажды он подумал, что выходом из этого положения было бы найти и вовлечь каких-то местных доверенных людей. Они бы стали попечителями и позаботились бы хорошо обо всем. Был один джентльмен, который был с детства брахмачари. Он жил прямо за углом. Преданные познакомились с ним и привели его к Прабхупаде. Он страдал по-моему каким-то ревматизмом, и поэтому он испытывал боли при движении. Он ездил на рикше. Он был брахмачари, но у него была мельница, на которой он молол разные виды зерна и делал масло, так что у него был определенный заработок и он мог заботиться о своей семье. Но в сердце он был садху, он отрекся еще в молодом возрасте и просто хотел заниматься своим бхаджаном. Он знал всю «Бхагавад-гиту» наизусть. Он ездил на рикше из Рамана Рети в город, и по дороге в одну сторону он повторял первую половину «Бхагавад-гиты», а по дороге обратно он повторял вторую половину. Он был совершенным сосредоточенным брахмачари и по-настоящему хотел завершить свой бхаджан уже в этой жизни. Конечно же Шрила Прабхупада хотел вовлечь его в помощь по поддержанию храма. Так что между ними был конфликт. Прабхупада просил его, а он находил различные пути, чтобы избежать этих дел. Итак, между ними шла игра в шахматы, и каждый сопротивлялся. Он был очень уважителен по отношению к Шриле Прабхупаде и он признавал возвышенное положение Шрилы Прабхупады. А Шрила Прабхупада объяснял ему, что проповедь более важна, чем бхаджан, и что это высшее призвание. Но он очень сильно сопротивлялся. Конечно же всю жизнь он планировал, чем он будет заниматься. Он жил там очень мирно. Но Шрила Прабхупада и преданные ИСККОН приехали и заняли эту землю вниз по улице. Итак, однажды Прабхупада позвал его. Бхагаджи пришел и сел. Прабхупада сидел за своим столом в своей комнате в храме Кришны-Баларамы. Прабхупада сказал ему:

– Это долг каждого индийского джентльмена обучать других посланию Господа Кришны. Вы согласны?

Бхагаджи согласился:

– Да, это так.

Прабхупада сказал:

– Также долгом каждого индийского джентльмена является уделить какое-то время своей жизни, чтобы проповедовать это учение. Вы согласны?

Бхагаджи сказал:

– Да, да, я согласен.

Так Прабхупада привел целую серию различных доводов. Прабхупада сказал:

– Если западные люди захотят прийти к такому человеку, чтобы узнать о Кришне, этот джентльмен ведь должен помочь?

Он согласился:

– Да, да.

Итак, приводя аргументы один за другим Прабхупада заставил его согласиться, что если есть необходимость, то человек должен отложить в сторону свои личные устремления в преданности для того, чтобы помочь людям и распространить движение санкиртаны Господа Чайтаньи. Они говорили в течение десяти минут, а я наблюдал и слушал. Затем Прабхупада сказал:

– Брахмананда!

Он сказал:

– Да, Прабхупада.

Прабхупада сказал:

– Принеси бумагу.

Брахмананда принес бумагу и отдал ее Прабхупаде, а Прабхупада передал ее Бхагаджи, и Бхагаджи очень встревожился. Позже я узнал, что это был официальный документ, который Бхагаджи должен был подписать, и в нем говорилось о том, что он становился новым попечителем храма Кришны-Баларамы. Он был в полном шоке. Он пытался заниматься своим бхаджаном, и теперь он был менеджером храма, попечителем, который за все отвечал. Затем Прабхупада один за другим перечислил все пункты, с которыми Бхагаджи уже согласился. Прабхупада перечислил каждый из десяти пунктов. И естественным заключением было то, что он официально должен был подписать этот документ, который узаконивал все пункты, с которыми он уже согласился в прошедшие десять минут. Он смотрел на документ, а Прабхупада снова озвучил все пункты. И Бхагаджи просто стал смеяться. Он понял, что его обыграли. Это был шах и мат. Поэтому он просто смеялся. Он взял ручку и просто предался Прабхупаде. Он сказал: «Хорошо». И после этого он был попечителем в течение очень долгих лет.

53-20 Камалини даси

Однажды Шриле Прабхупаде задали вопрос с вызовом:

– Если вы гуру и все знаете, скажите, сколько окон в Эмпайр Стейт Билдинге?

Шрила Прабхупада ответил:

– А сколько воды в мираже?

Насколько блестяще! Потому что какое имеет значение то, сколько окон в Эмпайр Стейт Билдинге? Это имеет такое же значение, как то, сколько воды в мираже. И то, и другое – иллюзия. Мы знаем, что должны задавать уместные вопросы гуру.

53-21 Наратака Гопала даси

Прабхупада обычно произносил Майами как «Майа-ами». Ему нравилось это место. Он сказал, что растительность и погода там напоминали ему Индию. Ему это очень нравилось.

53-22 Гопал дас

Возвращаясь назад, мы остановились в Сурате. Эти события задокументированы. Есть много прекрасных фильмов об этом. Затем мы поехали в Индаур. В поезде была путаница с билетами, и нам не получилось купить Шриле Прабхупаде билет первого класса. Поэтому он ехал вместе с нами в третьем классе. Вы не можете даже себе представить, насколько неудобным является третий класс. Я отвечал за пищу. У меня были с собой разные закуски, которые я взял с собой в путешествие. Шрила Прабхупада сказал мне:

– Я голоден. Пожалуйста, накорми меня.

Я дал ему немного самос и качори. Он начал есть, и он показал на других преданных и сказал:

– Пожалуйста, накорми всех. Дай всем преданным.

Я раздал всем остатки прасада. Затем он посмотрел на меня и сказал:

– Теперь ты поешь.

Я начал есть. Но затем он сказал:

– Дай мне еще одну качори.

Я подумал: «Моя правая рука грязная. Что мне делать?» Каждый третий вагон третьего класса имел небольшой резервуар с водой и раковину. Но для того, чтобы мне сходить туда, вымыть руку и вернуться, потребовалось бы много времени. Я стал смотреть по сторонам. А Шрила Прабхупада знал, о чем я думаю, потому что он сказал:

– Можешь сделать это левой рукой. Иногда можно использовать левую руку.

У меня было много случаев, когда он знал, о чем я думаю, и он отвечал по своей доброте. Есть еще один пример. Это было в Маяпуре в 1974 году, когда провели первый большой маяпурский фестиваль. Много преданных из других стран приехало. Мы были на утренней прогулке вместе со Шрилой Прабхупадой. Нас было немного. Мы гуляли вдоль Ганги. Пока мы гуляли, люди в стороне за кустами справляли свои утренние нужды, и до нас доносились запахи. Там был панси-вала – лодочник. Он плавал на своей лодке вдоль берега реки туда сюда. Шрила Прабхупада наблюдал за этим, и затем он стал рассказывать нам историю о Гопал Бане и царе Кришнанагара. Он рассказывал о том, как тот испражнялся и о подобных вещах. Когда Шрила Прабхупада начал рассказывать эти истории, это был первый раз, когда я услышал от него своего рода мирские разговоры. Он рассказывал нам эти истории, а я думал: «Где же, где же духовный смысл этого?» Я был очень смущен, и тогда он сказал: «Духовное значение очень тонкое». Он снова знал, о чем я думал.

53-23 Дхрува Махарадж дас

В автобусе группы Радха-Дамодара я часто просыпался одним из первых. В то время Вишнуджана Махарадж готовил для Радхи-Дамодары, а я помогал ему. Часто моим служением также было готовить чаранамриту и другие вещи после того, как заканчивалось поклонение божествам. Во многих храмах в то время использовали густой йогурт, который они смешивали с чаранамритой. Он был очень густым. И мне казалось, что получалось что-то больше похожее на йогурт, чем на чаранамриту. Поэтому я положил йогурта совсем немного, чтобы получилась более жидкая смесь. Когда Шрила Прабхупада подошел к автобусу, он вошел внутрь, получил даршан и затем он принял чаранамриту. Когда он посмотрел на нее, то сказал:

– О, прямо как в Индии.

Это было незаметно, но он заметил это.

53-24 Ведамата даси

Я участвовала в женской путешествующей группе распространителей книг летом 1976 года, и мы следовали за Шрилой Прабхупадой по разным храмам. Мы также поехали на Ратха-ятру в Нью-Йорке, где был Шрила Прабхупада. По окончании парада Киртанананда увел его, и никто не видел этого. Но мы с подругой заметили это. Я подтолкнула ее и сказала:

– Прабху, смотри, Прабхупада идет. Боже мой, они с Киртананандой вдвоем направляются к лимузину.

Мы подбежали к лимузину, и в этот момент туда стала приближаться группа киртана. А мы танцевали и пели прямо рядом с Прабхупадой: «Харибол, Харибол!» Прабхупада показал жестом, что собирается снять гирлянду, а я сказала: «Джая Шрила Прабхупада! Я возьму гирлянду». Тогда он улыбнулся мне с горящими блеском глазами, снял гирлянду, передал ее Киртанананде, а он передал ее мне через окно. Это было очень вовремя, потому что все старшие уже приблизились и через две секунды меня бы просто вытеснили оттуда. Я расскажу небольшую предысторию. Предыдущим летом за год до этой Ратха-ятры я попала в большую аварию с тремя другими санкиртанщицами. Я получила серьезные травмы головы, и никто вообще из нас не должен был выжить. Мы надолго попали в реанимацию. Чтобы поддерживать какое-то духовное сознание, а я тогда еще не была инициирована, я пыталась воспевать, но это было практически невозможно физически. Я ходила по всем полям и лугам Нового Вриндавана и собирала дикие цветы, из которых потом в Новом Вриндаване я делала гирлянды для Прабхупады. Поэтому это было для меня очень значимо, когда он дал мне свою гирлянду. Он знал, о чем я пыталась помнить в момент смерти. Тогда я думала о том, что любой момент может оказаться для меня смертельным, хотя мне было всего двадцать лет. Для меня был очень значимым этот жест Прабхупады. Потому что как только я стала делать это, я стала очень спокойной, хотя все вокруг меня говорили, что я уже умерла. Поэтому для меня было очень значимо, когда Прабхупада дал мне гирлянду с блеском в глазах, как будто бы он знал. Также есть третья часть этой истории, которая тоже очень значима для меня. Позже через шесть месяцев я участвовала в рождественском марафоне. Я позвонила домой и общалась с парой подружек из колледжа, одна из которых теперь работала стюардессой в местной авиакомпании. Она сказала:

– О, твой Гуру летал в нашем самолете! Я спросила у него о тебе.

Я сказала:

– О, Боже, Вики, зачем ты это сделала?

Она знала, что он был дорогой для меня личностью, и поэтому она постоянно подходила к нему и спрашивала, принести ли ему воды или «7-ап». Под конец полета она не удержалась и сказала:

– У меня есть хорошая подруга. Она живет на вашей ферме в Западной Вирджинии. Она недавно попала в ужасную автокатастрофу. Я бы хотела знать, все ли у нее хорошо? Заботятся ли о ней?

Она подумала, что он не собирается отвечать, потому что он просто смотрел в окно в течение минуты. Затем он повернулся и сказал ей:

– Я знаю об этом. Кришна знает об этом. И у нее все будет хорошо.

Я сказала:

– О, Вики, какая же ты глупышка! Это случилось шесть месяцев назад, и ты не сказала мне о том, что Прабхупада знает обо мне и что Кришна знает обо мне?

Я просто затанцевала в экстазе в аэропорте, когда услышала эту историю. И это было подтверждением моих мыслей.

53-25 Пушкар дас

В другой раз в Маяпуре произошел еще один шокирующий удивительный случай. Бали Мардана и его жена Тайтрея, не хочу сказать, что властвовали над бруклинским храмом, но это известный факт, что их звали Махарани и Махарадж, хотя он уже не был санньяси. Мне кажется они считали себя чем-то вроде знати. (Тайтрея даси выдавала себя за наследницу японского автомобильного магната Тойота). Но я был в Индии и я оставил их. Далее события разворачивались и одним вечером пришли доказательства, что слухи о Бали Мардане и его жене были совершенно ложными. Для того, чтобы подтвердить это, преданные рассказывали как Гуру Крипа и еще несколько преданных пытались поговорить с ней на японском, но она не отвечала. Было уже совершенно ясно, что она была не той, за кого себя выдавала. Прабхупада также говорил:

– Она ему в матери годится.

Также он говорил:

– Я никогда не давал ему наставление жениться.

И чуть раньше днем я слышал, как он сказал Брахмананде:

– Насколько я понимаю, у него была незаконная связь с этой женщиной.

Но теперь вечером, когда уже стемнело и не горело никакого света, кроме керосиновых ламп, после всех обсуждений, когда все стало очевидным, Прабхупада выдержал паузу и сказал:

– Это великая тайна, не так ли?

Все просто молчали. Это выражение Прабхупады до сих пор звучит у меня в голове:

– Это великая тайна, не так ли?

Прабхупада сказал это своим серьезным тоном. «Это великая тайна». Кто мог повестись на это? Почему и как это произошло?

53-26 Роза Форкаш

Через год мои родители, которые были уже в возрасте, приехали из Флориды, и Лила рассказала им о своем опыте на санкиртане. Моя мама сказала: «Я бы тоже хотела этим заняться». Мой отец сказал: «Я бы тоже». Итак, преданные дали моим родителям немного журналов «Обратно к Богу» и они пошли вдоль улицы, предлагая журналы «Обратно к Богу». Каждый раз, когда кто-то брал журнал, мой отец хлопал в ладоши. Он был очень счастлив, когда люди проявляли интерес. Но еще больше оба они были счастливы, когда я привела их сюда. Когда мы вошли в двери храма, мой отец был настолько исполнен энтузиазма и настолько счастлив, что я помню, как он поклонился и поцеловал дверь. Он зашел внутрь, посмотрел на божеств и сказал:

– Это самое замечательное, что я когда-либо видел за всю свою жизнь.

Это то, что я помню.

53-27 Смара Хари дас

Однажды один преданный приехал из Пенджаба. Он подошел и сказал:

– Шрила Прабхупада, я проповедую в Пенджабе. Есть один джентльмен, который владеет землей на Курукшетре, и он хочет дать нам эту землю, чтобы мы построили на ней храм.

Шрила Прабхупада сказал:

– Передай этому джентльмену, что мы построим там очень красивый храм с Кришной и Арджуной – Радха Партхасаратхи. Мы построим очень хороший храм с Кришной на колеснице. Но он должен передать нам очень четкое право собственности на землю. Мы не заинтересованы в том, чтобы развивать чужую землю. Если он даст нам землю и даст там четкое право собственности на землю, тогда мы построим там очень хороший храм.

Затем он сказал преданному:

– С кем ты проповедуешь? Ты приехал один? Кто твой партнер в проповеди?

Брахмачари сказал:

– Прабхупада, у меня нет партнера в проповеди. Я там проповедую один.

Прабхупада сказал:

– Это не хорошо. У тебя должен быть партнер в проповеди.

Тогда он повернулся к Джи-би-си по Вриндавану. Индия была разделена на несколько зон. В то время Вриндаван и Дели принадлежали к одной зоне, но это была отдельная зона от Пенджаба. Он сказал:

– Выдели кого-то, кто мог бы проповедовать с этим человеком. Дай ему кого-то.

Тогда Джи-би-си сказал:

– Прабхупада, у меня нет никаких лишних людей.

Это не была его зона, поэтому он не был заинтересован в том, чтобы отдавать каких-то хороших людей в чужую зону. Он сказал:

– Шрила Прабхупада, у меня нет лишних людей.

Прабхупада сказал:

– Ко мне каждый день приходит так много людей на даршан. Это совершенно неправильное управление. Один из этих людей может поехать. Если они приходят, чтобы увидеться со мной, то они ничем не заняты. Кто-то из них может стать партнером в проповеди.

Он сказал:

– Нет, Шрила Прабхупада, я прекратил это. Уже никто не приходит. У меня нет лишних людей.

Прабхупада сказал:

– Тогда отдай его.

И он указал на меня. Я был молодым пуджари. Он сказал:

– Отдай его. Он может проповедовать. Пусть он поедет.

Джи-би-си сказал:

– Шрила Прабхупада, нам он нужен. Он здесь пуджари.

Шрила Прабхупада сказал:

– Пуджари – это пятый класс. Каждый может предложить немного Туласи и немного воды. Пусть он поедет проповедовать. Проповедь – это первый класс. Он должен ехать и проповедовать.

Так я присоединился к этому человеку и стал его партнером в проповеди.

Прабхупада сказал:

– Пуджари – это пятый класс. Каждый может это делать. Пусть он проповедует.

53-28 Калаканта дас

В июне 1975 года в Чикаго я участвовал в библиотечной группе и мы постоянно путешествовали, поэтому у нас не было дома. Нашим домом был фургон. Круглый год мы распространяли книги. И по случаю прибытия Прабхупады в Чикаго мы устроили себе очень редкий выходной. Мы собирались остаться там на пару выходных. Преданный, который готовил для Шрилы Прабхупады, был моим хорошим другом. Он сказал:

– Ты хотел бы помогать мне готовить для Прабхупады?

Я всегда лелеял идею о том, чтобы совершить какое-то личное служение для Прабхупады. Я сказал:

– Да, конечно, с радостью.

Он показал мне, как готовить сандеш. Я очень старательно делал сандеш, и когда пришло время принести подношение Прабхупаде, он спросил:

– Ты бы хотел отнести это?

Я сказал:

– Конечно.

Я взял поднос и принес в комнату, где оказался наедине с Прабхупадой. Я поставил поднос и ушел. Прабхупада ничего не сказал, а просто посмотрел на меня. Затем, через несколько минут он позвонил в колокольчик, и преданный сказал мне, что это означает, что он закончил. Я зашел, взял поднос и вышел. Я заметил, что он съел два кусочка сандеша и был от этого очень счастлив. Я подумал: «Теперь у меня есть остатки прасада от Прабхупады». В тот момент, когда я закрыл его дверь, открылась дверь секретаря. Это был большой Брахмананда. Он сказал:

– Где поднос Прабхупады?

И он забрал все. На следующий день мой друг смущенно подошел ко мне и я спросил у него:

– Прабхупада что-то сказал? Может ему понравился сандеш?

Он сказал:

– Да, он спросил: «Почему так много людей остаются чтобы готовить для меня вместо того, чтобы распространять книги?»

Хотя я лелеял желание лично послужить Прабхупаде, из этого наставления я понял, что служение наставлениям духовного учителя гораздо важнее, чем служение телу духовного учителя.

53-29 Роза Форкаш

Мы чувствовали себя очень спокойно от того, что она занималась тем, что было очень благоприятно для нее. Но кроме того я почувствовала, что нам самим требовалось то, что пришло к нам от нашего собственного ребенка. До этого момента у нас не было никаких религиозных чувств. Мои родители оба были очень молодыми, и у них не было финансовых или каких-либо других возможностей, чтобы принять религию, которая их бы устроила в то время. Но все изменилось, когда они встретили преданных, услышали о храме и пришли в храм. Собственно говоря, мой отец подписался за себя и мою маму, чтобы переехать в храм в Южной Флориде, где они жили. Однажды на прогулке мы общались и я сказала:

– Пап, это хорошо. Но ты знаешь, что тебе нельзя будет курить сигареты?

Он сказал:

– Я курю только одну.

Я сказала:

– Нельзя ни одной, пап.

Он достал сигарету из кармана, разломил ее пополам и сказал:

– Хорошо, я бросил.

53-30 Смара Хари дас

Часто Шрила Прабхупада давал очень краткие философские комментарии. Я помню, как однажды он объяснял, что сахаджия гораздо лучше майавады. Он сказал:

– Лучше быть сахаджием, чем майявади. У сахаджиев есть хотя бы какая-то связь с Кришной. Она не считается очень возвышенной, но по крайней мере какая-то связь есть. Но у майявади нет абсолютно никаких шансов.

53-31 Дхарматма дас

Однажды вечером Прабхупада читал прекрасную лекцию, и все матаджи санкиртанщины были приглашены на этот даршан. Разных людей приглашали в разное время. Прабхупада читал лекцию, и вдруг одна матаджи стала кашлять, совсем слабо. Прабхупада остановил лекцию, посмотрел на нее и сказал:

– Что случилось? У вас не достаточно одежды?

Может быть она просто об этом не подумала, потому что вечером было прохладнее, чем днем. Но он сказал:

– У вас не достаточно одежды? Кто ответственный?

Я был лидером санкиртаны, и я надеялся, что никто не покажет на меня пальцем. И никто ничего не сказал. Далее он продолжил лекцию, и закончил ее. Но я извлек из этого урок. Шрила Прабхупада открывал храмы по всему миру, он отвечал за очень многих преданных, он был нашим гуру, но он беспокоился просто об одной конкретной преданной. Он был очень сострадательным и добрым к преданным. Сразу после этого я спланировал и обсудил с Киртананандой, чтобы была куплена хорошая одежда для всех преданных санкиртаны, хорошие автобусы, хорошие условия, а также чтобы они выходили на улицы, имея достаточное количество хлеба и другой пищи и так далее. Я по-настоящему приложил усилия, чтобы позаботиться о них и обеспечить этими материальными вещами, потому что Прабхупада спросил: «Где ваша теплая одежда?» Это был хороший урок. Мы должны заботиться о преданных, чтобы они могли продолжать свое служение, потому что они жертвовали многим, живя в Новом Вриндаване в течение долгого времени и совершая такое трудное служение. Я почувствовал, что чем лучше мы позаботимся о них, тем больше Шрила Прабхупада будет доволен.

53-32 Наратака Гопала даси

Я помню, как несколько преданных думали: «Что бы нам принести Прабхупаде? Мы хотим дать ему что-то такое, что никто еще не давал ему». В Майями много даба, кокосовых орехов, из которых пьют кокосовый сок. Поэтому они решили подарить ему трубочку, сделанную из золота. И они сделали ее из настоящего чистого золота. Это была тонкая трубочка. Они дали ее Прабхупаде, и он начал ей пользоваться. Как только он прилетел в аэропорт и сел в свою машину, они дали ему даб и трубочку, чтобы пить. Он начал пить, и ему попался кусочек кокоса. Поэтому он просто отложил ее. Из этого я поняла, что для гуру ничто материальное не является существенным. Суть – это Кришна. Поэтому материальные вещи для него не имели особого значения.

53-33 Нарада Муни дас

Я помню, как однажды Шрила Прабхупада ответил на вопрос о процессе, которому должен следовать ученик, чтобы вернуться обратно к Богу. Шрила Прабхупада сказал, что духовный учитель купил вам билет. Подобно тому, как если вы хотите попасть на поезд, вам надо показать свой билет. Прабхупада сказал:

– Я купил вам билет. Вам надо просто сесть на борт, и вам надо оставаться в поезде, пока вы не достигните пункта назначения.

В этом значение Джагад-гуру. Прабхупада обладает способностью купить билет каждому, потому что он является полным проявлением Кришны в форме духовного учителя. Он освободитель, потому что его слова не отличны от слов Кришны.

53-34 Смара Хари дас

Шрила Прабхупада был очень непредсказуемым. Он был для меня очень удивительным человеком. Я постоянно удивлялся его различным качествам и его различным реакциям. Он был очень-очень удивительным. Я был полностью заинтригован. Я был молодым юношей. Я жил в храме. Я прожил в течение года в храме на Бери Плейс, пока не отправился в Индию. Поэтому все это было через полгода после того, как я стал преданным. Итак, я был в комнате Прабхупады, повторял джапу и смотрел, как Прабхупада сидит за своим столом и повторяет джапу. У него был очень-очень низкий кофейный столик на первом этаже на Бери Плейс. И у него была большая подушка, на которой он сидел, а сзади и по бокам были подушки-валики. Он совершенно непринужденно облокотился и повторял мантру. И я тоже повторял. Нас было двое или трое в комнате, и мы все повторяли. Зашел один преданный, который уже был преданным в течение двух лет. Он гордился: «Я первый преданный в Европе. Я уже два года, как преданный. Я брахман». И мы думали, что он очень продвинутый преданный, потому что он уже был преданным в течение двух лет, а мы всего по несколько месяцев. Итак, он зашел в комнату с очень драматичным видом. Он сказал:

– Шрила Прабхупада, каждый раз, когда я думаю, что прогрессирую, мне приходится падать. Это уже случалось так много раз. И я не знаю, смогу ли я найти силы, чтобы вновь взять себя в руки.

Я смотрел внимательно на Прабхупаду. И Прабхупада совершенно поразил меня. Он отклонился на свою подушку, смотря в потолок, и просто разразился смехом. Я никогда не видел, чтобы Прабхупада смеялся. Все его тело смеялось и двигалось. А я был совершенно поражен, потому что до этого я видел его очень серьезным, очень философским. Но теперь он просто смеялся как маленький мальчик. И это продолжалось около двух или трех минут. Я был полностью сбит с толку и абсолютно поражен. Затем Шрила Прабхупада наклонил обратно свою голову, приятно по-отцовски улыбнулся, посмотрел на преданного и сказал:

– Это подобно тому, как младенец, когда учится ходить, постоянно падает, но вновь встает и продолжает учиться ходить. Через какое-то время он уже может бегать, может прыгать и делать так много атлетических упражнений. Но не думай, что ты очень возвышенный преданный, являясь еще младенцем в духовной жизни.

53-35 Пушкар дас

В 1974 году меня попросили нарисовать Шрилу Бхактисиддханту для храма. У нас в храме не было никакого ориентира, и меня послали на соседнее владение к одному из духовных братьев Прабхупады, чтобы получить изображение из книги. Он до этого приходил к Прабхупаде, и Прабхупада знал его очень хорошо. Когда я пришел к нему, он сказал, что у него нет изображения. Затем он посмотрел вокруг, но вспомнил, что книга с изображением, которую он искал, хранилась в другом матхе. Я пробыл с ним в течение сорока пяти минут или часа, потому что он говорил. И он постоянно повторял, что я должен пойти к Шридхару Махараджу, потому что тот был «живым гуру». Мне сразу же захотелось сказать: «Прабхупада это живой гуру». Но я не стал говорить этого, пока он не повторил свою идею много раз. В то же время я понял, что этот человек не обладал большим разумом, потому что мне не казалось, что он говорит какие-то правильные вещи. Что он подразумевал под «живым гуру»? Почему духовный брат Прабхупады является «живым гуру», а Прабхупада не является «живым гуру»? Это было 1974 году. Он повторил это семь или восемь раз за час: «Ты должен пойти к Шридхару Махараджу. Он живой гуру». Так или иначе, я просто слушал его, я дошел с ним до матха, забрал книгу, и когда я вернулся, я рассказал лидерам, Бхавананде и Джаяпатаке, о том, что он сказал. Затем я уже не думал об этом. Но позже Бхавананда поехал, чтобы увидеться с Прабхупадой в Бомбее, и он упомянул эту историю. Прабхупада ответил немедленно. Он был очень разгневан. Его губы практически дрожали от гнева, он был очень возмущен. Он сказал:

– Меня сейчас там нет, но передай ему от меня, что он никто иной, как постельный клоп.

Конечно же, не думаю, что они сделали это, но он сказал это:

– Никто иной, как постельный клоп. Он принял санньясу тридцать лет назад и ничего еще не делал, кроме как сосал кровь моего Гуру Махараджа.

Это то, что делают постельные клопы. Прабхупада всегда защищал свой ИСККОН. У нас не было адхикара, чтобы говорить такие вещи, поэтому это не было передано. И это не могло быть никак передано, кроме как самим Прабхупадой, но я не уверен, что Прабхупада потом видел его. Но у Прабхупады было такое грозное настроение.

53-36 Ганга Нараяна дас

Он читал утром лекцию по «Шримад Бхагаватам» о том, как царь Индра превратился в одного из великих мудрецов и вступил в половые отношения с женой другого мудреца. И он был проклят этим мудрецом на то, что его тело будет покрыто влагалищами, но затем эти влагалища превратились в глаза. Я немного смущался, услышав слово «влагалище», но в какой-то момент истории он посмотрел наверх и сказал:

– Итак, вы можете либо любить Кришну, либо любить влагалище.

Так и сказал. Я помню, что я весь покраснел. Но медитируя на это в течение своей жизни все больше и больше, я понял, что это на самом деле абсолютно так, по крайней мере в пределах материальной природы – вы можете любить либо Кришну, либо влагалище. Может быть немного тяжело слушать такую историю, но таково наставление.

53-37 Роза Форкаш

Я должна сказать вам, что по воскресеньям мы с Сэмом обычно ходили на пляж в Санта-Барбаре. Там всегда собирались художники и другие люди искусства. Также там мы встречали многих людей из киноиндустрии. Мэрил Стрип купила у нас немного печеньев. Она взяла пачку, посмотрела на нее и сказала:

– О, это Харе Кришна? Как это произносится?

И тогда мы прочитали мантру вместе с ней, а она прочитала вместе с нами, и это было прекрасно.

53-38 Смара Хари дас

Однажды в его комнате сидело шесть или восемь человек, и я тоже сидел там и слушал. Он просил этих людей присоединиться к нему, чтобы помочь в распространении миссии Господа Чайтаньи, в которой так нуждался западный мир, лишенный какого-либо духовного понимания. А западные люди сильно этого желали, и мы открыли очень много храмов и продали очень много книг. Он говорил:

– Пожалуйста, присоединитесь ко мне и помогите мне.

Он сказал:

– Мои западные ученики ничего не знают. Мне нужны люди, которые их наставят.

Один западный преданный тоже слушал, и он сказал:

– Но Прабхупада, а как насчет пандитов?

Прабхупада сказал:

– Пандитов? Каких пандитов?

Он сказал:

– Прабхупада, у вас же есть западные пандиты. Ведь ваши западные ученики – пандиты.

Прабхупада сказал:

– Пандиты? – он повернулся к гостям и сказал, – Они не знают, как пойти на рынок и купить яблоко. У нас нет пандитов.

53-39 Калаканта дас

В Атланте в 1975 году мы вместе с моими друзьями из библиотечной группы были на утренней прогулке со Шрилой Прабхупадой. Один из них задал вопрос:

– Прабхупада, иногда мы посещаем кафедры антропологии, и они там спрашивают: «Если ведическая культура настолько древняя, где же кости? Почему нет никаких остатков из тех веков?»

Прабхупада сказал:

– Потому что они сжигали тела. Это цивилизованный способ.

Он сделал небольшую паузу и сказал:

– Антропологи, прямо как собаки, выкапывают кости.

53-40 Апурва дас

Меня по-настоящему поразило в Прабхупаде то, что я очень наслаждался всем, чем он занимался. Он был мастером во всем. Он был искусным поваром. Он приготовил пир из десяти блюд в день явления Бхактисиддханты за полтора часа. Ему помогали четверо или пятеро преданных, но к тому моменту, когда они закончили готовить пир за полтора часа, вся кухня была чистой. Посуда не была грязной. Его киртаны были невероятными, они были прямо из духовного мира. И они были абсолютно совершенными в музыкальном смысле. И то, как он писал. Во всем, что он делал, он был совершенным экспертом. И он был в этом лучшим – лучшим поваром, лучшим киртанией, лучшим лектором, лучшим писателем. Все, что он делал, он делал поразительным образом.

53-41 Смара Хари дас

Шрила Прабхупада умел очень мудро представлять философские концепции совершенно ясным, лаконичным и практичным образом. Однажды он дал объяснение, рассказав историю. Он сказал:

– Был один царь, и у царя был брахман, который был его советником. А некоторые другие из министров были немного расстроены, что советник-брахман имеет так много возможностей, но не было заметно, чтобы он много всего делал. Они говорили: «Мы так заняты, бегая по царству, собирая налоги и следя за границами. Мы делаем так много всего. Но не заметно, чтобы брахман что-то делал. При этом у него так много удобств. И это нас немного расстраивает. Мы больше не хотим, чтобы он бездельничал тут во дворце». Царь ответил: «Позвольте мне подумать над вашим предложением, и я обсужу с вами это утром. Но пока я бы хотел, чтобы вы сказали мне точный вес двух царских слонов – самца и самки. Я хочу знать их точный вес. Могли бы вы померить его для меня? Когда вы придете завтра утром, дайте мне эту информацию». На следующее утро он попросил брахмана также прийти в его приемный зал. Брахман пришел, и также пришли министры. Он сказал: «Итак, каков вес слонов?» Они сказали: «Мы точно не знаем, потому что мы поместили его на весы, но весы сломались. Мы попытались подвесить его на веревки, но веревки порвались. Но у нас есть идея». Царь сказал: «Вы можете точно сказать мне вес?» Они сказали: «Нет, боимся, что не можем». Тогда он сказал: «Хорошо. Пандит-джи, я бы хотел, чтобы ты взвесил точно двух царских слонов. Ты можешь сделать это для меня?» Пандит сказал: «Мой Господин, можно ли мне использовать царские баржи?» Царь сказал: «Да, конечно». Он сказал: «А можно ли мне ненадолго воспользоваться складом зерна, в котором мы храним рис во дворце?» Царь сказал: «Да». Он сказал: «Я дам вам эту информацию через несколько часов». И царь пригласил всех вернуться днем. Итак, днем пандит попросил царя еще немного подождать, но вскоре пришел посланник и дал информацию. Он сказал: «Сэр, слон-самец весит столько-то тысяч килограмм, столько-то фунтов и так далее». Он сказал точный вес. И добавил: «А слониха немного полегче. Она весит столько-то столько-то». Царь спросил: «А как тебе удалось это узнать?» Он сказал: «Сэр, сначала я поместил слонов на царскую баржу и померил, сколько было вытеснено воды. Затем я стал нагружать ее мешками с рисом, пока не набрался достаточный вес. Потом мы просто посчитали рис. Я сказал им, что надо делать, и затем отправил к вам посыльного. По вытесненной воде, и затем по такому же весу мешков с рисом мы точно рассчитали вес слонов». Тогда он повернулся к министрам и сказал: «Теперь вы понимаете, почему я держу пандита-джи?»

И Прабхупада стал объяснять, что существует четыре разных варны. Он сказал:

– Есть брахманы, которые руководствуются ленивым разумом. Этот министр был ленивым человеком, но разумным. Это брахманы. А кшатрии имеют активный разум. Вайшьи – это ленивые глупцы. Это вайшьи. А шудры – активные глупцы. Таковы четыре категории – брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры – ленивая глупость, активная глупость, ленивый разум и активный разум.

Так Прабхупада очень-очень просто и кратко объяснил качества различных сословий.

53-42 Ломаша Риши дас

Меня пригласили в комнату Шрилы Прабхупады. Он лежал на постели с очень высокой передней спинкой. Поэтому мне приходилось стоять на цыпочках, чтобы достать до лица Шрилы Прабхупады. Там было не просто некомфортно, а очень некомфортно. Спинка кровати давила мне на подмышки. Но меня это не волновало. Я собирался делать массаж чистому преданному. И я стал делать это. Конечно же массирование головы Шрилы Прабхупады – это экстатический опыт и возможно даже слишком экстатический, потому что кроме экстаза я вдруг почувствовал какое-то шакти – встряску. Это было подобно тому, как в мультфильмах у кошки хвост застревает в розетке и показывают скелет. Это было что-то вроде мощной электрической встряске, которая прошла через меня. Но в следующее мгновение Шрила Прабхупада сделал движение, и он сделал движение со скоростью молнии, как Брюс Ли. Обе его руки поднялись над кроватью и схватили меня за запястья не просто крепко, а как тиски. Он поводил моими руками вверх и вниз по своему лицу, и затем его руки вернулись обратно на постель, и это было очень быстро. В этот момент я почувствовал сразу три типа контакта. Во-первых, «Хорошо, ты получил эту связь через шакти, которую ты искал, но сначала работа, а самадхи потом. Обращай больше внимания на свое служение, чем на экстаз от служения». Кроме того он на самом деле хотел, чтобы я работал сильнее. И я стал это делать. Я стал массировать его голову с большей силой. Вскоре после этого пришел Абхирам Прабху и сказал: «Все, пришло время выходить». Из этого опыта я очень ясно помню, что хотя казалось, что Прабхупада представлял собой скелет, на который был натянут красивый светящийся коричневый шелк в качестве его кожи, и он казался в таком слабом состоянии, что у всех преданных просто разрывалось сердце при виде этого и они искали возможности послужить ему различными способами, но я понимал, что это была лила. Он был очень силен. Он был чрезвычайно сильным. Его хватка была очень крепкой, как у сильного молодого человека. Мне выпала удача почувствовать, насколько чудесны игры чистого преданного Господа.

53-43 Нарада Муни дас

Конечно же Шрила Прабхупада всегда с нами, отвечая взаимностью. Я помню, как Прабхупада был в Лос-Анджелесе и собирался вернуться в Индию, потому что его здоровье было не в порядке, и Прабхупада не знал, вернется ли он снова в Америку. В тот раз Шрила Прабхупада впервые рассказал нам о вани и вапу. Шрила Прабхупада рассказал о вани и о присутствии духовного учителя посредством трансцендентной звуковой вибрации. Прабхупада объяснил, что вани – это гораздо более близкая связь, чем связь через вапу, или физическую форму. Прабхупада передавал нам это понимание, потому что мы все находились на телесной концепции, на телесной платформе. Но отношения с духовным учителем и по сути отношения с Кришной не имеют никакой связи с телесной концепцией. Поэтому для всех нас и для всех поколений, которые придут позже и у которых не будет физического общения со Шрилой Прабхупадой, это не так важно, как общение с Прабхупадой через его вибрации в его книгах, в его лекциях, в воспоминаниях о нем. Каждый на протяжении следующих десяти тысяч лет может иметь в точности такое же ощущение близости со Шрилой Прабхупадой, как его ближайшие ученики, которые находились рядом с ним физически. Прабхупада объяснял, что даже когда Господь Кришна был здесь, подавляющее большинство людей не понимали, кем был Кришна, даже несмотря на то, что они присутствовали там. Все это на трансцендентной платформе. И так же со Шрилой Прабхупадой. Сколько людей поняли, кто такой Шрила Прабхупада? Поэтому просто поймите, кто такой Шрила Прабхупада, и Шрила Прабхупада ответит нам очень близкой, любовной, трансцендентной взаимностью.

53-44 Роза Форкаш

Он вел себя так, что мне было легко ответить на любую его просьбу. Мне было комфортно с ним. Иногда молодые люди, видя какую-то кинозвезду, чувствуют трепет. Но Прабхупада не провоцировал вас на такие чувства. Когда я видела его в храме, у меня было что сказать ему. Я хотела задать ему вопросы. И я хотела послушать, что он ответит в беседе. Потому что он не демонстрировал: «Я такой важный». Он не производил такого впечатления. Он был носителем информации. Он передавал информацию, и он делал это так спокойно, что это не пугало. Это была информация: «У меня есть кое-что, что я хочу сказать вам, и я думаю, что вам будет интересно об этом послушать». Я помню, как он вышел из храма после лекции, и все преданные хотели принести ему поклоны. Они все попытались наклониться, но он поднял их жестом руки: «Вставайте, вставайте, вставайте». Это не было чем-то необходимым.

53-45 Адикарта дас

Качества, которые мне больше всего запомнились в Шриле Прабхупаде, это то, что он хотел затопить мир сознанием Кришны, и также то, что он обладал безграничным знанием. Он вселял в вас большую уверенность. Он вселял в вас уверенность в нем, потому что он был абсолютно убежден и обладал полной верой в то, что это знание абсолютно. Он обладал такой манерой, которая говорила, что это наивысшее: «Если вы последуете за мной, у вас все будет хорошо».

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)