Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 51

51-01 Бхакти Викаша Свами

Я был в комнате для даршанов Шрилы Прабхупады. Это очень впечатляющая комната. Там собралось около ста преданных. Шрила Прабхупада сидел на своей вьясасане, или скорее на возвышении. Справа немного перед Шрилой Прабхупадой был преданный, которого в то время я принял за одного из его личных слуг, но похоже это было не так — по-моему это был какой-то старший преданный. У него на шее висели четки для джапы и он повторял таким образом. Когда Шрила Прабхупада это заметил, он спросил его:

— Где твой мешочек для четок?

Преданный сказал:

— Я его постирал, Прабхупада.

Тогда Прабхупада повернулся, на сколько я помню, к Харикеше Махарадже и сказал:

— У нас есть с собой мешочки для четок?

Прабхупада показал на соседнюю комнату. Харикеша сказал:

— Да, Прабхупада.

Прабхупада сказал:

— Принеси один и дай ему.

Тогда, на сколько я помню, Харикеша, который может сам этого и не помнит, а может это был и не он, вернулся с мешочком, и Прабхупада сказал:

— Дай его ему.

Затем Прабхупада сказал преданному, который повторял таким образом:

— Всегда держи свои четки в мешочке. У тебя должно быть два мешочка. Если ты один постирал, то используй другой.

Это было небольшое наставление. Но оно важное. В ранние дни движения, как мы слышали, преданные вешали четки на шею, но позже Прабхупада ввел больше правил.

51-02 Лакшмимони даси

Несколько женщин, включая меня, сделали украшения для верхних частей алтаря. Это была раковина, булава, диск и лотос. Я первый раз была в большом храме, где было много преданных, и это был своего рода эксперимент. Прабхупада вошел и увидел эти украшения. Он сел на вьясасану и попросил встать тех, кто сделал это. Он поблагодарил нас. Это было приятно. Там было очень много преданных, но он признал нас и сказал: «Спасибо вам большое». Затем он устроил обсуждение. Он задал вопрос всем преданным, собравшимся там:

— Все ли из вас повторяют шестнадцать кругов?

Он спросил это совершенно неожиданно:

— Все ли из вас повторяют шестнадцать кругов?

Все просто молчали, ничего не отвечая. Затем он снова спросил:

— Никто не обманывает? Вы все повторяете шестнадцать кругов?

Затем несколько рук стали подниматься тут и там: «Может быть я не повторяю…» И в частности один преданный (позже я узнала, что это был Бхакта дас Прабху), стоявший на лестнице в дверном проеме рядом с вьясасаной Прабхупады и красивший стену, поднял руку и сказал:

— Но Прабхупада, мне приходится тяжело трудиться для того, чтобы храм Кришны стал красивым. И иногда мне удается спать ночью только четыре часа.

Прабхупада сказал:

— Тогда спи два часа! Но так или иначе ты должен повторять шестнадцать кругов. Это не сложно — просто час утром и час вечером. В чем сложность? Майя стоит с другой стороны от Кришны. Вам не надо идти куда-то, чтобы найти майу. Просто вы забываете Кришну, и майя тут как тут.

Это было очень сладко.

51-03 Лакшми Нрисимха дас

Шел киртан во время Гуру-пуджи, а я стоял ровно между поющим и Шрилой Прабхупадой. Вьясасана Прабхупады была слева от меня, а микрофон стоял примерно в шести метрах непосредственно напротив Шрилы Прабхупады. Я не буду называть имя преданного, который вел киртан, заботясь о последующих поколениях. Но так или иначе, они имели репутацию ведения оркестрового киртана, и они очень гордились тем, как вели киртан. Караталисты были очень активными и у них было все очень хорошо организовано. Итак, певец подошел к микрофону. Шрила Прабхупада обычно находился в очень медитативном состоянии, когда садился на вьясасану, а все преданные пели «шри гуру чарана падма». Итак, это преданный подошел к микрофону. У него было очень хороший голос. Он был по-настоящему хорошим певцом и хорошим артистом с этой точки зрения. Он подошел к микрофону, а все его обученные караталисты и мридангисты окружили его. Он подошел и запел: «шри гуру чарана-а-а падма-а-а…» Он был полностью увлечен этим, и все караталисты и мридангисты тоже были полностью увлечены этим. Шрила Прабхупады сидел там, и его глаза открылись. Он сказал:

— Остановите киртан.

Все замерли. Караталисты замерли, певец замер. Буквально он стоял с открытым ртом. У меня была очень хорошая точка обзора — я был недалеко от него и недалеко от Прабхупады. Это было подобно команде: «Остановите фильм прямо на этом кадре». Я уверен, что это мгновение показалось этому певцу вечностью. Затем Прабхупада сказал Нитай Чанду Госвами, который стоял передо мной:

— Нитай Чанд, ты веди киртан.

Нитай Чанд согласился:

— Хорошо, Шрила Прабхупада.

Кто-то дал ему мридангу и он начал вести киртан. Из этого опыта я извлек следующее. Эта сцена всегда теперь в моем сердце, потому что я люблю вести киртан, и я пел киртан до этого для Шрилы Прабхупады. Но из этого воспоминания я извлек следующий урок на всю жизнь. В первую очередь Шрилу Прабхупаду очень заботило наше настроение во время ведения киртана. Йаджнайх санкиртана-прайай. Наше жертвоприношение направлено на то, чтобы удовлетворить Верховную Личность Бога. Поэтому Прабхупада имел очень определенное отношение к настроению, в котором мы прославляем Гуру, прославляем Святое имя. По сей день я молюсь Господу Нрисимхадеву. Прежде, чем я начинаю вести киртан, я возношу небольшую молитву: «Мой дорогой Господь Нрисимхадев, на алтарь Твоей колени позволь мне поместить свою гордость, подобную Хираньякашипу, чтобы Ты разорвал ее Своими трансцендентными когтями». Потому что я видел, что Прабхупаде не нравились любые признаки гордости или любые оркестровки или отношение к этому, как к музыкальному представлению. Он хотел от нас акта преданности.

51-04 Урмила даси

Первую инициацию я получила через письмо. А гаятри-мантру во время второй инициации я получала непосредственно от Прабхупады в Филадельфии. В то утро проходила большая инициация — посвящение получали около 75 преданных. На этой инициации Прабхупаде не понравилось много имен, которые выбрали санньяси. По крайней мере три раза он поменял имя. В третий раз он посмотрел на Брахмананду и сказал:

— Откуда вы взяли эти имена?

Также была интересная лекция, на которой Шрила Прабхупада рассказывал об Аджамиле. Один из преданных читал перевод из книги, которая была опубликована. Он сказал:

— Аджамила прокричал три раза: Нараяна, Нараяна, Нараяна!

Прабхупада сказал:

— Три раза? Я не говорил, что три раза. Один раз. Одного раза достаточно. Нараяна!

Так или иначе, во время этой инициации Прабхупада изменил минимум три имени. Одно из них было Бхубхрит. Я забыла изначальное имя, но когда Прабхупада изменил его на Бхубхрит, он сказал:

— Бхубхрит значит тот, кто несет на своей голове все планеты. А то имя, которое дал санньяси, означало «тот, кто несет на себе тяжелую ношу».

Также интересно, что мы остановились в доме у одной индийской семьи. Хозяйка повторяла шестнадцать кругов, вставала рано утром и предлагала пищу в течение трех лет, но ее муж не был благосклонен. И авторитеты в храме не хотели рекомендовать ее на инициацию. Поэтому она пошла лично к Прабхупаде. И Прабхупада принял ее. У преданных, в особенности по отношению к женщинам, было такое настроение: «Если муж не следует строго, тогда как будет следовать жена?» Но Прабхупада не принял это во внимание. «Если она хочет следовать, она может следовать». Он принял ее. Я увидела их через двадцать лет во Вриндаване, и ее муж стал преданным. Это было очень-очень сладко.

51-05 Чатуратма дас

В 1975 году он снова приехал в Чикаго. И мы тоже поехали в Чикаго. Но в этот раз он остановился в квартире одних грихастх. Спустя годы я узнал, что это был мой друг, Сундара Рупа Прабху, который сейчас уже ушел. Одним утром преданные объявили, что требуется команда для уборки у Прабхупады. Я сразу поднял руку. Пятеро преданных каждое утро ходили убираться в комнатах Шрилы Прабхупады. В то время слугой был Упендра Прабху, а Брахмананда был секретарем. Каждое утро мы предлагали ему гирлянду, а я каждый день сторожил эту гирлянду. В течение пяти дней мы ходили каждое утро к Прабхупаде. Прабхупада спускался со второго этажа. В доме были зеркала на лестничном пролете, и мы могли видеть, как он шел. Мы приносили поклоны, а когда он выходил из двери, я вешал на него гирлянду. Я делал это каждое утро в течение четырех дней подряд, а на пятое утро мой духовный брат Бхима дас получил это служение. Это было очень экстатично. У меня есть одно очень яркое воспоминание. Предыдущим вечером шел дождь и земля немного намокла. Тем утром моросил очень-очень слабый дождик. Прабхупада вышел, мы повесили на него гирлянду и стали приносит поклоны. Но он остановил нас. Он сказал:

— Нет. Если вы будете делать это во время дождя, вы заболеете и ваше служение Кришне пострадает.

Это произвело на меня очень большое впечатление. Перед нами был духовный учитель всей вселенной, но он больше заботился о нашем здоровье и о нашем благополучии. Я подумал, что это очень удивительно.

51-06 Лакшмимони даси

Когда мы были еще в Баффало, мы поехали, чтобы встретиться со Шрилой Прабхупадой, когда он собирался приехать в Нью-Йорк. Мы проводили большую Харинаму и много всего. В конце концов Прабхупада приехал. Он жил на мансарде на Второй Авеню. Одну девушку из нашего лагеря в Баффало украли депрограмматоры прямо из общежития. Она приехала. Она была инициированной преданной, и по-моему ее звали Саданандини. Она пришла на эту мансарду. Когда Прабхупада увидел ее, он был так счастлив этому, что попросил кого-то подойти к ней с баночкой тилаки и поставить тилаку ей на голову. Он поприветствовал ее и усадил. Это было очень удивительно. Он был очень счастлив видеть ее.

51-07 Урмила даси

Мой отец ходил на утреннюю прогулку со Шрилой Прабхупадой в Филадельфии в 1975 году. Я не могла пойти, но мой отец пошел. Когда он вернулся, я спросила:

— Что говорил Прабхупада?

Мой отец просто светился весь и сказал:

— Я не знаю, я не помню ничего, что он говорил. Но это был самый удивительный опыт за всю мою жизнь.

51-08 Лакшмимони даси

Однажды мой муж был в Новом Вриндаване. Прабхупада попросил кого-нибудь вызваться добровольно стать Джи-би-си в Индии. И Джагадиша Прабху предложил свою кандидатуру. Когда я услышала об этом, я была беременна и находилась в Торонто. Я так расстроилась от того, что он уедет в Индию, что просто села в машину и приехала в Новый Вриндаван. Я поднялась по лестнице и вошла в комнату Прабхупады, и я была по-настоящему недовольна. Когда я ушла, то потом услышала от преданных, что Прабхупада сказал:

— Вы должны предоставить ей хорошую квартиру, где она могла бы остановиться в Бомбее.

Затем он сказал Брахмананде:

— Только посмотри, могущество женщины в ее слезах. Своим плачем она получит то, что хочет.

51-09 Чатуратма дас

Репортер с одного из телевизионных каналов приехал, чтобы взять интервью. По-моему это было как раз известное интервью, где обсуждался спорный вопрос о женской независимости, но я не был на этой части. Тем вечером Прабхупада устроил даршан в своей комнате. Упендра был очень добр ко мне и позволил мне присутствовать везде. Я сидел в комнате вместе с дюжиной преданных, а Прабхупада проводил даршан. Затем все закончилось и преданные стали уходить. Там были Упендра, Брахмананда и Прадьюмна, его переводчик. Упендра показал мне рукой: «Подожди, не уходи». Я проскользнул в конец комнаты, все преданные ушли, а Брахмананда принес телевизор. Он настроил его, потому что Прабхупаду должны были показывать в вечерних новостях. В наши дни вечерние новости в одиннадцать часов, но я уверен, что тогда было нет так — было часов девять. Итак, они поставили телевизор, Брахмананда сел, также там был Прадьюмна, Упендра и я. Может там был еще кто-то, но я не замечал ничего, кроме того, что сидел и смотрел телевизор вместе со Шрилой Прабхупадой. Первая новость была о забастовке учителей в Чикаго. Брахмананда Прабху, который был учителем, стал объяснять Шриле Прабхупаде:

— Шрила Прабхупада, это новость о том, что учителя в Чикаго устроили забастовку, потому что…

В этот момент Прабхупада прервал его:

— Потому что они глупцы и не знают, как надо учить.

Мне показалось, что это было очень круто. Затем продолжились новости, а Брахмананда что-то объяснял Прабхупаде. В конце концов показали Прабхупаду. Он смотрел и был очень доволен. На его лице была улыбка, и он был очень счастлив. После этого все мы ушли, а я был очень рад, что провел время в такой близкой атмосфере. Мне это очень понравилось.

51-10 Бхакти Викаша Свами

Во время лекции Шрила Прабхупада поблагодарил всех американских и европейских юношей и девушек за их усилия для того, чтобы туда приехать. Это тронуло меня. Прабхупада не обязан был этого говорить. Он благодарил нас за то, что мы приехали, хотя это мы должны были благодарить его за то, что он привез нас сюда, предоставил возможности и вообще за все. Затем Шрила Прабхупада сказал в лекции:

— Но вы получите настоящее благо, если вы примите уроки от Чайтаньи Махапрабху и Санатаны Госвами.

Я понял из этого, что Прабхупада хотел, чтобы мы не теряли свое время в Маяпуре и не были легкомысленными, а стали там серьезными в слушании и воспевании. Но в то же время я задумался: «А как я могу получить уроки от Чайтаньи Махапрабху и Санатаны Госвами?» Но затем через какое-то время я понял, что слушание того, как Шрила Прабхупада говорит о наставлениях Чайтаньи Махапрабху Санатане Госвами — это и есть способой учиться у Чайтаньи Махапрабху.

51-11 Лакшмимони даси

Прабхупада очень заботился о нас. В 1974 году мы поехали в Маяпур по сути на первый маяпурский фестиваль. В то время я была беременна. Шрила Прабхупада был настолько заботлив, что организовал целый шатер, в котором сделали кухню только для меня и других беременных женщин или женщин с детьми. Он попросил, чтобы нам готовили специальное молоко и приносили нам в ведре. Он был очень-очень обеспокоен, чтобы он нас хорошо заботились.

51-12 Лакшми Нрисимха дас

У меня был другой случай с киртаном, когда я вел его. Прабхупада был во Вриндаване и должен был читать лекцию на хинди. Должны были приехать какие-то индийские высокопоставленные люди. Вокруг было очень много преданных. Объявили, что Прабхупада будет читать лекцию на хинди. Так или иначе, преданных хотели, чтобы был киртан, когда Прабхупада будет заходить. Итак, я вел киртан. И опять же, киртан это не что-то на уровне ума. Киртан исходит из сердца. Есть древняя суфийская пословица: «То, что сходит с губ, не проходит дальше ушей. То, что исходит из сердца, заходит в сердце». Итак, киртан не должен быть на уровне ума, но я находился на уме. Также я был очень уставшим и пытался привыкнуть к Вриндавану. Итак, я был уставшим и не сконцентрированным. Я пел «Харе Кришна» и думал: «Хорошо ли я пою или плохо? И что тут вокруг происходит?» Я был просто на уме. Но я вел киртан и играл на мриданге, потому что в те дни я часто играл на мриданге, пока не заболел артритом. Прабхупада вошел, посмотрел прямо на меня и показал жест рукой, как дирижер: «Поживее немножко». Когда я увидел этот жест от Прабхупады, то вдруг полностью сошел с платформы ума и запел оживленный киртан с обновленной энергией и силой, и ум мне больше не мешал.

51-13 Урмила даси

Мы были в комнате Прабхупады в Чикаго в 1974 году. Это есть на видео. Это была очень сладкая беседа. Поначалу Прабхупада подумал, что мой муж был сыном моего отца. Но мой отец сказал:

— Нет, это моя дочь.

Прабхупада сказал:

— А у вас есть сыновья?

Мой отец сказал:

— Нет, только дочери. Три дочери.

Прабхупада сказал:

— О, только дочери.

Затем Прабхупада рассказал моему отцу историю о Прахладе и Хираньякашипу. По сути он говорил моему отцу, что тот был демоном. Но моему отцу это очень понравилось. Он наслаждался, слушая историю. Мой отец сказал:

— У меня есть своя религия. Ничего, что я буду посещать храм, имея свою религию?

В некоторых местах поклонения разрешается приходить только в том случае, если вы хотите примкнуть к ним. Позже мой отец почти стал преданным. Но это был первый раз, когда он встретил Прабхупаду. Прабхупада сказал:

— Да, так же, как в Чикаго…

Он вел себя очень непринужденно, сидя на подушке. Он сказал:

— Да, точно так же, как множество самолетов летят в Чикаго должны знать о том, что летят в Чикаго. Иначе, в чем смысл стольких самолетов? Если вы знаете о том, что целью религии является познание Бога и любовь к Нему, тогда можно говорить о множестве религий.

Я думала об этом в течение многих-многих месяцев. Многие религии не говорят о том, что целью является познание и любовь к Богу. Они хотят отправиться на небеса и получить освобождение. Затем мой отец спросил Прабхупаду:

— Я прихожу сюда просто для того, чтобы увидеть свою дочь и своего зятя. Это нормально?

Это был тот же самый вопрос — я прихожу не для того, чтобы увидеть Кришну. Прабхупада сказал так же непринужденно:

— Да, они любят Кришну.

Я подумала: «Я не люблю Кришну». Он сказал:

— Воспевание и танцы — это признаки любви к Кришне. Они любят Кришну, а вы любите их, поэтому две вещи, равные одному и тому же, равны друг другу.

Это было очень сладко. И это по-настоящему поддерживало меня в течение многих лет. Я подумала о том, что Прабхупада видел во мне по крайней мере потенциал любви к Кришне. Если Прабхупада сказал, что я люблю Кришну, тогда когда-нибудь я полюблю Кришну. И это направляло меня в отношениях с моей семьей. В особенности в последние дни жизни моей мамы я думала: «Если я только смогу сделать так, чтобы моя мама привязалась ко мне, тогда постепенно в ней пробудится привязанность к Кришне». Мой отец также спросил в тот раз:

— Почему вы так хотите раздавать всем свою пищу, даже если они ничего не знают о вашей философии?

Прабхупада сказал:

— Вы верите в инфекцию?

Мой отец сказал:

— Да.

Прабхупада сказал:

— Точно так же, как если вы будете есть пищу больного человека, вы заразитесь его болезнью, если вы будете есть пищу, которую поел Кришна, вы заразитесь болезнью Кришны.

Это было по-настоящему удивительно. Когда мы вышли из комнаты, мой отец посмотрел на меня и сказал:

— Теперь я понимаю, почему ты присоединилась к этому движению. Это настоящий святой человек.

Это было прекрасно.

51-14 Лакшмимони даси

После Дели Прабхупада отправился во Вриндаван и читал лекции в Фогал ашраме. Храм еще не был построен. Дом Прабхупады был частично построен — только нижняя часть. Мы ели на улице. В то время было довольно аскетично. Прабхупада читал лекции каждый вечер в пандале в Фогал ашраме. Мой сын был там, и он танцевал. Прабхупада вел киртан, а Нирмал танцевал и играл на мриданге. Когда киртан закончился, Прабхупада снял гирлянду и попросил одного человека дать ее моему сыну. Затем он начал лекцию. Можно послушать ее в фолио. Он начал с таких слов:

— Посмотрите, этот мальчик танцует передо мной. Он не учился этому в этой жизни. Это пришло с предыдущего рождения.

Затем он стал говорить о Махарадже Парикшите и о том, как в утробе он видел Кришну, когда Кришна защитил его. И затем, когда он вышел, он помнил Кришну с самого рождения. Он всегда искал Кришну. И он поклонялся божествам с самого раннего возраста. Это тоже было для меня очень личностным проявлением. Прабхупада всегда был очень личностным, в особенности с моим сыном. Мы были в Нью-Йорке на Генри Стрит. Нирмал зашел. В то время ему было наверное два года, и у него появилась сыпь на коже, поэтому я не надела на него кантхималы. Первое, что сказал Прабхупада, когда увидел его:

— Где его кантхималы?

Я сказала:

— Шрила Прабхупада, у него сыпь на шее, поэтому я сняла их.

Он сказал:

— Тогда ослабь их, но он должен носить кантхималы.

Маленькое божество Мадана Мохан, которое сейчас находится в Вашингтоне, округ Колумбия, было в комнате, и также там было большое дерево Туласи. Нирмал тотчас же подошел туда и стал смотреть на божество и дерево Туласи. Прабхупада сказал:

— Тебе нравится?

Он сказал:

— Да.

Прабхупада сказал:

— Ты можешь взять его. Оно твое.

Конечно же он не смог взять его с собой, потому что оно было больше, чем он сам. Но это всегда были очень сладкие взаимоотношения. Однажды я приехала в Лос-Анджелес со своей третьей дочерью Нитай. Джагадиша нес ее на плечах и она стала плакать. Я подошла, чтобы забрать ее. И Прабхупада сказал:

— Посмотрите, это дочь своей мамы.

Потому что она перестала плакать. Он всегда был очень личностным и всегда был очень осведомленным о семье и об отношениях в семье. Это было очень важно. Он никогда не разочаровывал. Даже когда я занималась поклонением божествам, мы написали ему: «Я поклоняюсь божествам и у меня есть дети». Прабхупада ответил: «Точно так же, как занятая домохозяйка находит время, чтобы позаботиться о себе и нанести макияж, ты должна находить время, чтобы позаботиться о своих детях и заниматься своей севой, поклонением божествам». Он также сказал мне: «Дети могут начать поклоняться божествам, когда им исполнится десять лет. Они могут начищать бронзу, делать гирлянды и помогать таким образом».

51-15 Чатуратма дас

Одним вечером был даршан с одним музыкантом. Я никогда не мог понять, был ли этот человек на пути к сознанию Кришны или он уже был преданным. Я всегда думал, что он был на пути к сознанию Кришны. Они хотели использовать свой гитарный рок-н-ролл стиль в служении Господу Чайтанье. Прабхупада был очень непреклонен, а это парень продолжал приводить свои аргументы два или три раза, но в конце концов Прабхупада сказал: «Нет». Он показал на прекрасное изображение Панча-таттвы на стене его комнаты и сказал:

— Посмотрите на Махапрабху. Караталы и мриданга. Все.

51-16 Бхакти Викаша Свами

Я попал на даршан в комнате Прабхупады. Я не знаю, что я там делал, но каким-то образом я оказался наверху и понял, что там идет даршан. Это был общий даршан, потому что преданные буквально толпились в дверях. Я заглянул и понял, что там не было никого из важных песон, поэтому я подумал: «Значит я тоже могу зайти». Там не было места, но все равно я вошел внутрь. Даршан подходил к концу. Но атмосфера сильно отличалась от лекций. На лекциях все было очень строго и формально, но здесь Прабхупада был просто счастлив находиться со своими учениками, а они были счастливы быть с ним. Может быть Прабхупада не знал их лично так же, как он знал своих слуг, своих Джи-би-си, но Прабхупада был очень счастлив и все преданные были очень счастливы. Я не помню, что там говорилось. Может быть это даже была какая-то маленькая трансцендентная беседа. Затем Анакадундубхи Прабху, британский пуджари, очень высокий, который жил в Маяпуре, принес огромный поднос с дневным подношением фруктов. Он стоял в дверях. Может быть это даже был вечер. Так или иначе, у него был огромный поднос прасада из фруктов. Он стоял за дверями. Прабхупада в какой-то момент посмотрел в его сторону. Эта дверь находилась слева от Прабхупады, поэтому он не сразу его заметил. Он стал передавать фрукты для Прабхупады. А Прабхупада сказал:

— Почему ты не зайдешь?

Анакадундубхи пожал плечами: «Как я могу войти, имея такой большое тело и такой большой поднос с фруктами, когда тут так много людей?»

Затем Анакадундубхи сказал:

— Я просто раздам всем прасад, когда они уйдут.

Прабхупада тотчас же с большой улыбкой на лице сказал:

— Они никогда не уйдут.

Все преданные воскликнули: «Джая Прабхупада!»

Затем все поняли, что пора уходить и встали. Прабхупада сидел в своей классической позе на гадле, возвышении на полу с подушкой сзади, отклонившись назад и подняв одну коленку, и у него на лице была огромная улыбка — классическая поза Прабхупады. Позже я подумал об этой фразе: «Они никогда не уйдут». Это благословение Прабхупады. Никто не может уйти от Прабхупады. Даже если внешне кажется, что некоторые преданные ушли, на самом деле Прабхупада поймал нас. Мы никогда не сможет от него уйти. Он поймал нас в рабство любви. Это было благословение Прабхупады. Мы никогда не сможем уйти. Он не позволит нам уйти. Даже если мы попытаемся изо всех сил, Прабхупада поймал нас.

51-17 Лакшмимони даси

На самом деле у нас было несколько прекрасных опытов взаимоотношений со Шрилой Прабхупадой в Далласе, потому что он приезжал туда каждый раз, когда приезжал в Америку. Он был очень заинтересован в детях и очень восхищен детьми. Очень часто они приходили к нему в комнату и он давал им печеньи или расагулы, которые были весьма пачкающимися. Он раздавал их один за другим. У меня есть фотография моей трехлетней дочери, Югалаприти, которой сейчас 37 лет. Она получила два печенья, потому что она получала первое печенье, затем шла в конец очереди, получала второе печенье, и потом снова шла в конец очереди. У меня есть фотография, где они с Прабхупадой оба показывают пальцем друг на друга. Она просила третье печенье, а Прабхупада говорил: «Это твое последнее печенье». У нее была бритая голова. Также Джагадиша представлял каждого ребенка, когда они подходили: «Это дочь или сын того-то того-то». Они выстраивались в очередь, чтобы получить то, что Прабхупада раздавал. Вайшнав, сын Бхагавана, и мой сын, Нирмал, дурачились, стоя в очереди. И когда Джагадиша подошел, чтобы представить их, они не обратили на это внимание. И хотя Прабхупада держал в руке то, что он раздавал, они не замечали этого. Тогда он сказал: «Только посмотрите, они прямо как Джагай и Мадхай». Но он был очень восприимчивым к детям и старался отвечать им взаимностью. Прабхупада очень часто раздавал им печенья, а они очень любили быть с ним. Однажды мы были в саду во дворе какого-то дома и Прабхупада что-то говорил, и там стоял шум от тысяч сверчков и также был включен вентилятор. Прабхупада попросил, чтобы его выключили. Мы выключили его, но шум продолжался. Прабхупада сказал: «Откуда этот шум?» Прабхупада думал, что это шум от вентилятора, но на самом деле он шел от сверчков. Преданные сказали ему, что это насекомые. И Прабхупада сказал: «О, такой шум».

51-18 Лакшми Нрисимха дас

Группа брахмачари Радха-Дамодары встретились со Шрилой Прабхупадой в Атланте. Тамал Кришна Махарадж захотел, чтобы все брахмачари группы Радха-Дамодара получили даршан Шрилы Прабхупады. Мы все зашли к нему в комнату, очень вдохновленные. Там были все брахмачари и несколько санньяси. Прабхупада был очень счастлив видеть нас, как вы можете представить. Там было 65 брахмачари с сияющими лицами, большинство из которых посвятили свои жизни распространению книг. Многие из них, как я чувствую, в тот момент не думали ни о чем другом, кроме того, чтобы быть брахмачари и распространять книги, очень сосредоточенные. Шрила Прабхупада сидел там в своей неподражаемой манере. Он был очень-очень расслабленным. Иногда он клал свою руку за голову или поднимал свою ногу. Он сидел очень непринужденно и беседовал с нами. Одну вещь я помню. Он прославлял брахмачари. Он сказал:

— Итак, эта жизнь брахмачари является идеальной для духовного прогресса. Это простая жизнь. У вас есть один или два комплекта одежды, у вас есть чаддар. Когда вы хотите спать, вы оборачиваетесь в чаддар. Когда вам нужна подушка, вы подкладываете руку и спите со своим чаддаром и подушкой.

Он продолжал и продолжал описывать простоту жизни брахмачари и то, насколько она благоприятна для духовной жизни. Прабхупада конечно же подкачивал нас, потому что все мы были брахмачари и думали, что является настоящими брахмачари. Но затем Прабхупада остановился прямо посредине и посмотрел на нас с состраданием. Он сказал:

— Но вы должны быть честными брахмачари. Если вы не честные брахмачари, тогда вы должны стать честными грихастхами.

И это заставило колокол в моей голове зазвонить очень громко, потому что «киба випро киба нйаси». Его совершенно не волновало, были ли мы брахмачари, санньяси или грихастхи. Он хотел, чтобы мы были честными в своем ашраме и честными в своей практике преданного служения. Это наставление прозвенело во мне очень сильно и до сих пор доносится в моей голове. Что бы я ни делал, в каком бы ашраме и на каком этапе жизни я ни был, я должен делать это честно.

51-19 Урмила даси

Чуть раньше в день, когда я получила вторую инициацию, мой муж, мой отец и мой сын все пошли увидеться со Шрилой Прабхупадой. Мой отец принес большую подарочную корзину с фруктами, завернутую в целлофан. Она была переполнена фруктами и мой отец был очень горд за это. Поначалу они положили туда орехи и конфеты, но он сказал им, чтобы там были только фрукты, потому что узнал, что Прабхупада не будет есть приготовленные орехи и конфеты. Мой отец был очень счастлив. К тому моменту мой отец уже повторял мантру каждый день, следовал принципам, предлагал пищу и цветы изображениям божеств. Раз в неделю он приходил в храм на Гуру-пуджу и лекцию по «Бхагаватам». Его жизнь по-настоящему расцветала. Он сказал Прабхупаде, что принес фрукты. А Прабхупада сказал:

— О, столько много фруктов!

Корзина была очень высокой. Мой отец сказал:

— Да, только фрукты.

Затем мой отец задал Прабхупаде вопрос. Мой отец излучал радость. Он сказал:

— Возможно ли переродиться в том же теле?

Это было интересно, потому что мой отец больше говорил о духовном рождении. Но Прабхупада объяснил, что в этом рождении мы путешествуем из одного тела в другое. Каждый рождается вновь и вновь. Он сказал:

— Я старик и вы старик, и когда тело уже не сможет поменяться, тогда мы умрем.

Меня поражало то, что Прабхупада не всегда отвечал на вопросы людей так, как они этого ожидали. Он ответил по-своему. Прабхупада был очень дружелюбен с моим отцом. Первое, что он сказал:

— О, я уже видел вас?

Мой отец сказал:

— Да, дважды.

Прабхупада сказал:

— О, как у вас теперь дела?

Он вел себя с ним, как будто встретил старого друга, очень тепло и дружелюбно. Вы чувствовали, что Прабхупада был очень счастлив видеть вас и ждал встречи с вами. Часто, когда вы встречаете какого-то занятого человека, вы чувствуете, что вторгаетесь в его время, или он встречается с вами из чувства долга. Но с Прабхупадой не было такого чувства. Он заставлял вас почувствовать, что готов отложить все на свете, чтобы встретиться с вами и быть с вами, потому что очень любил вас.

51-20 Чатуратма дас

Прабхупада получал даршан и затем подходил за чаранамритой. А мне выпала возможность наносить ему на лоб чандану после того, как он принимал чаранамриту. Это было простое маленькое служение, но это была личная вещь, которую я делал для Шрилы Прабхупады. Затем мы отправились к вьясасане. Я помню, что в первый день все стояли и думали: «Кто-то должен вести киртан». В Сент-Луисе я был киртанией. У меня был приличный голос и я знал тексты песен, поэтому я вел много киртанов. Мы конечно менялись, но это то, что я делал там. Поэтому я подумал: «Я могу вести киртан для Прабхупады». Но Пушта Кришна повернулся ко мне и сказал:

— Нет, не ты, я буду вести. Я санньяси.

Я подумал: «Ну хорошо». На следующий день произошло то же самое. Прабхупада пришел и принял чаранамриту и чандану, и я сразу побежал, чтобы провести для Шрилы Прабхупады арати. Как только я собирался встать на небольшую подстилку из травы, мой духовный брат Панча-таттва Прабху проскользнул прямо передо мной. Прабхупада сидел там, так что мог ли я устроить тут какую-то сцену? Поэтому я сказал Панча-таттва не ухо шепотом: «Панча-таттва, что ты делаешь? Я ждал этого всю неделю!» Он повернулся ко мне и с полной самоуверенностью сказал: «Тогда я тебя победил. Я ждал этого всю свою жизнь». Так что мне пришлось отступить. Через двадцать с лишним лет я встретился с Панча-таттвой и рассказал ему эту историю. Он очень смутился и чувствовал себя от этого очень плохо. Но я сказал: «Нет, нет, прабху. Я использовал эту историю в течение многих лет как пример того, насколько более возвышенно ты мыслил по сравнению со мной».

51-21 Лакшмимони даси

Я вместе со всеми женщинами жила в одной комнате в лонг-билдинге. Пишима, сестра Прабхупады, располагалась под москитной сеткой в углу вместе со всеми нами. Пол не был доделан, шли мраморные работы. Мы ели на веранде. Время от времени Пишима ходила в комнату к Прабхупаде, и она никогда не ходила одна. Она хватала еще какую-то женщину и вела ее с собой. Даже если в комнате были другие люди, она все же не ходила туда одна. У нее была целая процедура — она омывала вас водой Ганги или Ямуны в зависимости от того, была ли она во Вриндаване или в Маяпуре. Итак, у нее была небольшая бутылка и она мыла вам руку, хватала вас и приводила в комнату к Прабхупаде. Однажды мне выпала честь сопровождать ее в комнату Прабхупады. Шрила Прабхупада в своей комнате в Маяпуре говорил, что в вайшнавской культуре вы всегда сможете определить положение человека по тому, как он одевается. Он говорил, что, к примеру, брахмачари носит шафрановые одежды, санньяси также носит шафран, но так как у него нет задней части ткани, вы можете определить, кто отреченный, а кто нет. Замужняя женщина носит синдур по центру своих волос, а вдова носит белые одежды. Затем он сказал о женщинах, которые расчесывают свои волосы на бок, и добавил: «Но это отдельная тема». Затем он сказал: «Но наши преданные всегда одеваются просто». Тогда одна матаджи, моя духовная сестра, сказала:

— Но Прабхупада, что, если муж дарит прекрасные шелковые сари? Разве их нельзя носить?

Прабхупада ответил:

— Вы должны носить их в присутствии своего мужа. Иначе, на кого вы тогда пытаетесь произвести впечатление? Кришну не впечатляют шелковые сари.

Она сделала гримасу, и Прабхупада заметил это. Своими глазами он задал вопрос: «В чем проблема?» Итак, она не была довольна. Тогда он сказал:

— Мужчины должны относиться ко всем женщинам, как к матерям.

Но она снова нахмурилась. Тогда он посмотрел вопросительно на Пушта Кришну Прабху, в то время Махараджа, и тот сказал:

— Прабхупада, я вот что думаю. Есть же молитва: «Когда я думаю о сексуальной жизни, я сплевываю на это». Мне кажется, что они воспринимают ее так: «Когда я думаю о женщинах, я сплевываю на это». Они так интерпретируют. Они называют их матерями, но не относятся к ним, как к матерям.

Прабхупада подумал секунду и сказал:

— Пусть сначала избавятся от сексуального желания, и тогда пусть плюют.

Это также было очень сильно. Прабхупада хотел, чтобы на нас смотрели, как на матерей, а не просто называли матерями. Если вы были в Нью-Йорке, то знаете, что называть кого-то матерью считается не очень уважительным. Есть еще одно слово, которое обычно связано с ним. Но Прабхупада, когда он хотел, чтобы к нам обращались как к матерям, он по-настоящему хотел, чтобы с нами обращались как с матерями. В ведической культуре к матери относятся с благоговением. Такое чувство принесет мир и получится что-то дельное. И Прабхупада всегда обходился с нами таким образом. Никогда не было никакого конфликта. Мы никогда не чувствовали себя плохо. Даже когда Прабхупада просил нас стоять на балконе в Лос-Анджелесе, от чего возникло волнение, Прабхупада сказал:

— Просто скажите им, что они могут танцевать на головах мужчин. Тогда они будут счастливы.

Напряжение возникает из-за того, что не хватает защиты, не хватает почтения, которое приходит от материнского отношения. Одно не может быть без другого. Иногда мы хотим, чтобы женщины вели себя определенным образом, но без ощущения взаимопонимания, возникающего от уважительного отношения к матери, это не получается естественным образом. Очень трудно это имитировать. Я всегда была потрясена тем, как Прабхупада лично обращался со мной и моими детьми. Он всегда был очень-очень благожелательным и сердечным.

51-22 Бхакти Викаша Свами

На одной из лекций о Прахладе Махарадже Шрила Прабхупада сказал:

— Мать чувствует боль своего ребенка сильнее, чем ребенок сам ее чувствует.

Это может показаться невозможным, потому что мать непосредственно не чувствует физическую боль, которую испытывает ребенок. Но она чувствует это страдание. Она любит своего ребенка так сильно, что даже когда ребенок чувствует физическую боль, умственная боль матери гораздо сильнее, потому что ребенок очень дорог ей. Она очень обеспокоена состоянием своего ребенка. Шрила Прабхупада точно так же был очень обеспокоен состоянием обусловленных душ. Он говорил им: «Вы можете стать собакой в своей следующей жизни». А они отвечали: «О, великолепно». И Прабхупада говорил: «Я даю вам свои благословения». Но на самом деле Прабхупада не благословлял их стать собакой. Он просто пытался сделать все возможное, потому что по-настоящему чувствовал это страдание. Мы можем понять, что он чувствует эту боль. Мы настолько тупы, что сами не чувствуем этого. Прабхупада чувствует, что мы отделены от Кришны. «Как вы можете быть в таком состоянии?» Он пытается пробудить нас любым способом. Прабхупада пытается сделать это.

51-23 Лакшми Нрисимха дас

Опять же, это было в Атланте. Я был там вместе со Шрилой Прабхупадой. Мне не удалось сходить ни на одну утреннюю прогулку. Только ограниченный круг из четырех или пяти преданных могли пойти. Но я почувствовал, что могу хотя бы постараться увидеть Шрилу Прабхупаду до того, как он отправлялся на утреннюю прогулку, или даже сказать что-то ему. Я шагал туда-сюда перед храмом в Атланте, повторяя свою джапу, ожидая появления Шрилы Прабхупады. В конце концов приехала машина, и я понял, что нахожусь совсем не в плохом положении. Но я ходил туда-сюда, и когда я отдалялся, Прабхупада вышел и проскочил очень быстро, как ветер, прямо в машину. Я развернулся, побежал, хотя он был достаточно далеко. Я подумал: «О, Боже, я пропустил свою возможность». Я принес свои поклоны, потому что по крайней мере я мельком увидел Шрилу Прабхупаду даже на мимолетное мгновение. Окна были закрыты, поэтому я не мог заглянуть в машину. Я принес свои поклоны и подумал: «Да, я реально упустил свою возможность». Но что случилось… Прабхупада опустил свое окно. Насколько я помню, я был там один. Прабхупада опустил свое окно, наклонился и помахал мне. Затем он отклонился обратно и поднял окно. Я подумал: «Он не обязан был это делать. Кто я был такой? Просто новый брахмачари». Но он приложил усилие. И я понял, что Прабхупада был настолько личностным, что даже увидев просто одного из своих учеников, он потратил свое время, чтобы опустить окно и помахать мне. Это может показаться незначительным, но это действительно задело за живое в моем сердце.

51-24 Лакшмимони даси

Со мной произошел действительно один интересный случай в Далласе. Я стала там пуджари. Мои ученики занимались поклонением божествам, и когда я приехала туда, то преданные первым делом попросили меня заботиться о Радхе-Калачанджи. Радха-Калачанджи были установлены за год до этого. Я убиралась в комнатах пуджари и нашла лотосные глаза. Они лежали в коробке и были достаточно большими. Я спросила кого-то из преданных, что здесь делают эти глаза. Он сказал:

— Прабхупада изначально хотел, чтобы у Калачанджи были лотосные глаза. Но мы подумали, что это будет выглядеть очень странно, поэтому мы не стали их использовать.

Я этого не могла понять. Что это значило? Прабхупада был в Далласе. Он жил в другом здании наверху. Поэтому я взяла глаза и пошла к нему. Там сидели Джаятиртха и некоторые другие преданные. Я постучалась в дверь, заглянула, зашла. Прабхупада сказал:

— Да?

Я сказала:

— Шрила Прабхупада, я сейчас здесь пуджари. Я нашла эти лотосные глаза и узнала, что вы хотели, чтобы у божеств были лотосные глаза. Поэтому я хотела сказать вам, что если вы хотите, чтобы я поставила эти глаза на божеств, я сделаю это.

Прабхупада сказал мне:

— Сейчас у Калачанджи хорошие глаза.

Почему-то я подумала, что он на самом деле не понял, что его наставление не было исполнено. Еще два раза я задала ему тот же самый вопрос. Я сказала в общем три раза:

— Но Прабхупада, если вы хотите, чтобы я поставила эти глаза на Калачанджи, я сделаю это.

В конце концов Прабхупада сказал мне:

— Но я Прабхупада, и я говорю теперь, что я хочу. У Калачанджи сейчас хорошие глаза!

Я очень растерялась, и когда я вышла, Джаятиртха сказал мне:

— Похоже было, что ты хотела, чтобы он накричал на тебя. Я не понимал, чего ты пыталась добиться.

Также в той же комнате через пару дней, когда приехали несколько преданных из Лос-Анджелеса, они ставили спектакль о том, как Кришна крадет Рукмини. У них была проблема, потому что Рукмини не была женой Кришны в настоящей жизни. В писании говорилось, что Кришна подхватил Рукмини за руку и поднял на колесницу. Поэтому преданные беспокоились: «Как мужчина будет касаться ее руки, если они не были женаты?» С тех пор конечно все немного поменялось. Но когда они спросили Шрилу Прабхупаду, можно ли так делать, Прабхупада дал очень интересный ответ. Он сказал:

— Рукмини не была какой-то слабой женщиной. Она сама забралась на колесницу и управляла ей, пока Кришна выпускал назад стрелы.

Такой был его ответ.

51-25 Урмила даси

Это было в 1975 году в Нью-Йорке. Махамайя рассказывает эту историю в своей книге. Нас было пятнадцать или двадцать человек, и каждый из нас помнит это немного по-своему. Это было в аэропорту, когда Прабхупада улетал из Нью-Йорка в Лондон. Он заезжал в Нью-Йорк на пару дней. Преданные поехали в аэропорт с цветами перед Прабхупадой. По всей видимости много машин застряли в пробке, и люди поехали разными путями. Поэтому только совсем немного преданных приехали в аэропорт — маленькая интимная группа из пятнадцати или максимум двадцати преданных. Мы сидели со Шрилой Прабхупадой в ВИП-зале, в котором велся ремонт, поэтому там больше никого не было — только Шрила Прабхупада и мы. Прабхупада сидел на диване. Я сидела слева от Шрилы Прабхупады. Прабхупада сидел по центру дивана, а я сидела на расстоянии вытянутой руки со своим старшим сыном, которому тогда было три или четыре месяца. Прабхупада сначала вел легкую беседу с преданными, которых он знал хорошо. Это были Киртанананда, Шилавати, Сатьябхама. Он спрашивал их об их семьях, об их делах. Это было очень простое общение, как между друзьями. Я тоже этого желала. У меня не было таких близких отношений с Прабхупадой, как у очень-очень ранних преданных. Как я сказала, мы привезли цветочные лепестки в аэропорт. Поэтому преданные разбрасывали цветочные лепестки по всему аэропорту. Очевидно преданные зашли через заднюю дверь, поэтому цветочные лепестки были разбросаны не только по главной части аэропорта, но и по всем офисным коридорам в задней части аэропорта. Представители аэропорта спорили в конце зала с нашим Джи-би-си, Рупанугой, о том, что надо убрать лепестки. В какой-то момент Прабхупада сказал:

— В чем проблема?

Потому что было очевидно, что человек сильно возбудился. Джаядвайта, который в то время был брахмачари, сказал:

— Прабхупада, они жалуются на цветочные лепестки. Они хотят, чтобы мы убрали цветочные лепестки.

Мы никогда не убирали цветочные лепестки. В то время мы не задумывались об общественном мнении. Джаядвайта сказал:

— Прабхупада, повсюду валяется так много сигаретных окурков, но они не жалуются на это. Зато они жалуются на цветы.

В наше время нельзя курить в аэропорту, но в те дни это разрешалось и люди просто кидали окурки везде. Был человек, которому постоянно приходилось ходить по аэропорту и убираться. Тогда Прабхупада рассказал историю о том, как его духовный брат проповедовал в Бирме. Местные жители не могли выносить запах гхи, который мы считаем очень приятным, но зато они брали мертвых животных и хранили их таким образом, что их плоть превращалась в жидкость, и они пили это как очень особенный напиток. «То, что является ночью для самоосознавшей души, является днем для обычного человека». Прабхупада рассказал эту историю с юмором. Он не критиковал людей, но скорее рассказывал с добротой, любовью и состраданием. Но в то же время это звучало очень легко, и все мы смеялись.

51-26 Бхакти Викаша Свами

В одной лекции Шрила Прабхупада говорил о том, насколько жестокими и бессердечными могут быть демоны. Он рассказал случай, который вы можете посчитать обычным каждодневным случаем. Но Прабхупада помнил его все эти годы с самого своего детства в Калькутте. Он увидел, как один человек перерезал горло курице, а его сын плакал. И отец спрашивал: «Почему ты плачешь? Это весело». Я поделюсь своими собственными небольшими мысли на эту тему. Очевидно, что в следующем поколении этот сын вырастет, перережет горло курице и скажет то же самое своему сыну. Это парампара демонов. Таким образом отец обучал своего ребенка. Так или иначе, Прабхупада привел это как пример того, насколько жестокими могут быть люди. Прабхупада произнес слово «жестокий» пять, шесть или семь раз: «Жестокий, жестокий, жестокий». Он повторял это вновь и вновь, и каждый раз с все ярче. Прабхупада чувствовал это: «Как они могут быть настолько бессердечными?» Можно подумать: «Кому какое дело до курицы?» Но Прабхупада увидел в этом совершенно отвратительное настроение, хотя люди принимают это как нормальное.

51-27 Лакшмимони даси

Кто-то украл у нас деньги, поэтому мы застряли на какое-то время в Дели. Мы не должны были там оставаться, во всяком случае мы так думали. Но у Кришны был другой план. Мы получили телеграмму, в которой говорилось, что Прабхупада приезжает. Тамал Кришна Госвами отправил телеграмму Теджиясу, который в то время был там президентом. Они попросили меня сделать вьясасану в Дели. Он сказал, что это будет легко, потому что мы были в Индии и там все знали, как это делать. Так или иначе, я сходила по разным местам и заказала материалы в дюймах, но они конечно же перевели все в сантиметры или в метры. Но за два дня до приезда Прабхупады, когда я пошла принимать работу, все было совершенно перепутано. Подушка была по форме как мяч для американского футбола. Она была фиолетового цвета с белыми завитками. Мы сделали зонт, который получился хорошо, и также остальные подушки. Мы должны были забрать деревянную асану, но она была похожа на коктейльный столик с малюсенькими волнистыми ножками. Мы были в отчаянии, и всю ночь мы вытаскивали вату и зашивали все ручной швейной машинкой. В конце концов приехал Прабхупада. Нам пришлось прибить подушки к дереву, потому что они падали, так как не было никаких перил. Когда Прабхупада зашел в комнату, он смотрел на эту штуку в течение нескольких минут. Может быть это были секунды, но они казались вечностью. Он остановился и посмотрел на это. Там не было никаких ступенек, потому что она была приподнята на шесть дюймов от земли. Я стояла в самом конце, готовая заплакать в любую секунду, потому что была уже потрясена всем этим опытом. Прабхупада спросил:

— Кто это сделал?

Тамал Кришна Госвами очень любезно сказал:

— Лакшмимони.

Прабхупада сел на подушку, и в этот момент она сплюснулась, издав звук, как у скрипучей подушки. Я стояла там, а он посмотрел на меня и сказал:

— Спасибо большое.

Для меня это было ценно. Во-первых Шрила Прабхупада видел только хорошее. Он видел наши усилия. Он увидел, что я старалась, я хотела служить ему, я была заинтересована в том, чтобы он был счастлив. И даже несмотря на то, что материальная энергия не хотела сотрудничать, он увидел усилия. Это было первое, что я заметила. Также я увидела, что Прабхупада не зависел ни о чего, что мы могли сделать, чтобы быть удовлетворенным. Потому что Прабхупада был полностью удовлетворен. И он был рад видеть, что мы его приветствовали, что у него была асана, что у нас был храм, что там были божества. И ему на самом деле не нужно было большое кресло или маленькое кресло или фиолетовое кресло. Для него не было никакой разницы. Он был и так счастлив. И это была настоящая награда для меня, потому что настроение в Индии отличалось. И я никогда не была так близка к Шриле Прабхупаде. Я видела его несколько раз, и может быть даже чаще, чем другие женщины, потому что Джагадиша был Джи-би-си. Но в Индии Шрила Прабхупада был очень легко доступен. Он был очень дружелюбен. Это было приятно, как будто бы он говорил: «Ну спасибо большое!»

51-28 Лакшми Нрисимха дас

Путешествующая группа санкиртаны Радха-Дамодара пришла на встречу со Шрилой Прабхупадой. На это раз Тамал Кришна Махарадж хотел дать ему пожертвование от группы размером в 100,000 долларов. Это были наличные. Тамал хотел сделать такой подарок. У Тамала была пачка банкнот. По-моему это были купюры по 1000 долларов, которые уже не выпускают. И таких купюр должно было быть 100 штук. Тамал был превосходным ЭмСи, поэтому он сказал:

— Шрила Прабхупада, ваши ученики путешествующей группы санкиртаны хотели бы дать вам это пожертвование размером в 100,000 долларов.

Шрила Прабхупада сказал:

— О?

Тогда Тамал Кришна Махарадж дал Шриле Прабхупаде пачку банкнот. Шрила Прабхупада взял пачку банкнот и как карточный дилер поднес ее к уху и провел по ним пальцем: «фрррр». Прабхупада поднял взгляд на Тамала и сказал:

— 100,000?

У Тамала появилось выражение испуга на лице, потому что у него были только 99 тысячедолларовых купюр и в последний момент он попросил преданного сбегать в банк и обменять другие тысячу долларов на одну банкноту, но забыл вложить ее в пачку. Итак, Шрила Прабхупада сделал это «фрррр», посмотрел на Тамала и сказал:

— 100,000?

Тамал с выражением паники на лице засунул руку в карман, достал еще одну тысячедолларовую купюру и отдал ее Шриле Прабхупаде.

51-29 Бхакти Викаша Свами

Во время фестиваля во Вриндаване в 1976 году было большое жертвоприношение. Большое означает, что многие преданные получали инициации. Я сидел там, чтобы получить брахманическое посвящение, то, что мы называем вторым посвящением. Итак, шла ягья. Был апрель, было жарко. Акшаянанда Свами проводил жертвоприношение, сидя под солнцем и вливая гхи в огонь, страдая от жары. В основном я помню жару, но меня поразила еще одна вещь. Воспевались мантры: «сваха, сваха, сваха». Прабхупада наклонился к микрофону и сказал: «Стоп!» Обычно не говорят «стоп» посреди жертвоприношения. Традиционные брахманы даже и не помыслили бы о таком. Прабхупада показал на заднюю часть двора храма Кришны Баларамы, где мы сидели. Прабхупада показал на одну молодую женщину с ребенком на коленях. Ребенку было не больше полутора или двух лет. Прабхупада сказал:

— Этот ребенок держит руку во рту. Он оскверняет все жертвоприношение. Заберите его, помойте ему руку и научите тому, чтобы он больше не клал свою руку в рот. Продолжайте!

«Сваха, сваха, сваха». Прабхупаду это беспокоило. Кто-то может подумать, что это просто какие-то ритуалы, и не важно, как их совершать. Но Прабхупаду беспокоило, что происходило осквернение ритуала, потому что это будет препятствием для подношения Вишну. Кришна не удовлетворен, если мы не следуем правилам и предписаниям правильным образом. Жертвоприношение означает определенные правила и предписания, которым мы должны следовать. Мы можем подумать, что это просто маленький ребенок, но будь то маленький ребенок или кто бы то ни был, это осквернение. Прабхупада сказал: «Обучите ребенка, чтобы он не клал свою руку в рот».

51-30 Лакшмимони даси

Мы жили в Дели в доме, в котором была кухня для слуг. Она была очень маленькой. На этой кухне на стене были подсвечивающиеся цифры. Люди могли нажимать кнопку в своей комнате, загоралась соответствующая цифра, и так слуга знал, в какую комнату ему идти. Был день Нитьянанда Трайодаши 1974 года. Я была там в Дели и готовила для Шрилы Прабхупады. Я вообще не умела готовить, но так или иначе я получила служение готовить для Прабхупады. Был день явления Нитьянанды, поэтому я спросила у преданных, собирается ли Прабхупада есть сегодня завтрак. Они сказали: «Нет, он не будет, потому что это день поста». Поэтому я не готовила завтрак. Но в 9 часок загорелась лампочка Прабхупады. Я пришла в комнату Прабхупады с пустыми руками. Прабхупада сказал:

— Где мой завтрак?

Я сказала:

— Шрила Прабхупада, преданные сказали мне, что сегодня день явления Нитьянанды и вы будете поститься.

Он не был счастлив этому. Он сказал мне:

— Фрукты и молоко — это также пост.

Из этого я тоже кое-что почерпнула, потому что я поняла, что Прабхупада действовал в соответствии с необходимостью. Он делал все, чтобы продолжать свое служение. А у нас есть тенденция сковывать себя правилами и предписаниями. Но надо находить баланс между этими двумя вещами — не выбрасывать правила и предписания в окно, но в то же время и не жить зажатыми в железные тиски. У Прабхупады не было с этим никаких проблем.

51-31 Лакшми Нрисимха дас

Однажды мне выпала удача пойти на утреннюю прогулку со Шрилой Прабхупадой в Центральном Парке в Нью-Йорке. Прабхупада ходил либо в Центральный Парк, либо иногда в Риверсайд Парк. На этот раз мы были в Центральном Парке. Я шел сзади и у меня не было возможности подойти слишком близко к Шриле Прабхупаде, но я мог слушать и видеть его. Мы шли по тропинке. Вы могли видеть в фильмах, как время от времени Прабхупада останавливался и говорил что-то. Итак, он остановился около ветки, которая упала с дерева. Своей тростью он побил по ветке и сказал:

— Асара.

Тогда я точно не знал, что означает «асара», но это означало «бесполезное». Он сказал:

— Эта ветка выглядит как часть дерева. Она выглядит живой, листья все еще на ней, но так как она отделена от дерева, теперь она завянет и умрет. Асара. Сампрадайи, которые отклонились от наставлений Шри Чайтаньи Махапрабху, становятся асара, бесполезными, потому что они отделили себя от древа Шри Чайтаньи Махапрабху, и в конце концов они завянут и умрут.

51-32 Чатуратма дас

Это известный факт, что в Сент-Луисе в то время мы были немного без ума от лотосных стоп Нитьянанды. У нас был клуб Нитай Пада и клуб Лотосных Стоп, и вся эта история задокументирована в других местах. Некоторые люди считали нас немного сумасшедшими и странными, но многие люди поняли, что мы были просто преданы. Так или иначе, это было в то время, когда все в ИСККОН всё ламинировали. У меня было заламинированное изображение 3 на 5 дюймов лотосных стоп Нитьянанды. И я также напечатал на ней фразу: «Вы готовы к миллионам лун?» Это конечно же перевод первой строчки из песни Нароттамы даса Тхакура, которая прославляет Господа Нитьянанду. Итак, эта большая карточка висела на моем мешочке для четок. Я не знал об этом в то время, но через несколько лет мой духовный брат Бхима дас рассказал мне. Я стоял с одной стороны от вьясасаны и танцевал, а мой духовный брат Бхима дас стоял с другой стороны и смотрел за всем происходящим. Он рассказал мне, что я танцевал с мешочком четок, висящим на моей шее. И он увидел, что взгляд Прабхупады что-то поймал в моем направлении. Он увидел, как Прабхупада наклонился немного и прищурился, а затем улыбнулся и отклонился обратно. Я этого не заметил, но он мне рассказал эту историю. Он понял, что Прабхупада одобрил то, что мы пытались искать прибежище у Господа Нитьянанды.

51-33 Урмила даси

Однажды мы встретились с Прабхупадой наверху в его комнате. Предполагалось, что будет встреча только между нами и Шрилой Прабхупадой, но пришло где-то сорок или пятьдесят преданных. Позже я слышала, что Прабхупада сказал: «Вы не должны так делать. Если я собираюсь с кем-то встретиться, то я должен встретиться с ним, а не со всеми». Итак, на этой встрече мой сын сидел у меня на коленях. Прабхупада говорил с моим отцом о Кришне. Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— Так же, как эта мама любит своего сына, не ожидая ничего взамен, точно так же вы должны любить Кришну.

Мой отец спросил:

— А ее любовь к своему сыну поможет ей любить Кришну?

Прабхупада сказал:

— Нет, любовь к Кришне поможет ей любить своего сына.

Даже сейчас я слышу, как многие преданные говорят такие вещи, как: «То, как вы любите членов своей семьи поможет вам понять, что такое любовь к Кришне». Но это не то, что говорил Прабхупада. Он сказал: «Нет». Нам надо делать по-другому. Он сказал: «Если вы едите хорошую пищу, у вас будет хорошее зрение. Но если вы будете класть пищу в свои глаза, вы ослепните». У меня всегда в уме стоит картинка, как будто я тыкаю морковкой в глаза. Это было очень сладко.

51-34 Лакшмимони даси

Мы были в Лос-Анджелесе в 1974 году. Я была беременна. Джагадиша приехал из Торонто, чтобы встретиться с Прабхупадой, потому что был один юноша, который хотел получить инициацию, но не мог пересечь канадскую границу, потому что уклонялся от армии. Джагадиша принес письмо от него с просьбой об инициации в комнату Прабхупады. Мы были там. Поначалу Прабхупада проводил арати своим божествам, а когда арати закончилось, то Прабхупада просто сидел и играл на караталах и слушал запись своего пения. После этого Джагадиша дал ему это письмо. Прабхупада сказал:

— Ты должен провести церемонию инициации. Ты умеешь?

Джагадиша сказал:

— Нет.

Тогда он дал кому-то наставление, чтобы тот все объяснил ему. И он сказал в тот раз Джагадише:

— Ты должен научиться проводить эту церемонию. Точно так же, как твоя жена, сейчас она беременна. До этого она была молодой девушкой, и у нее не было своих детей. Но теперь она созрела, и у нее есть свои дети. Точно так же в конце концов ты созреешь и будешь иметь своих детей, и тебе придется проводить эту церемонию инициации.

Итак, он говорил ему тогда, что в конце концов все будет происходить таким образом. Это было в 1974 году.

51-35 Лакшми Нрисимха дас

В другой раз мы гуляли в Центральном Парке со Шрилой Прабхупадой и мы подошли к Художественному Музею. Там стояла абстрактная скульптура. Преданные захотели, чтобы Прабхупада что-то он ней сказал. Один из преданных сказал Шриле Прабхупаде:

— Посмотрите, Шрила Прабхупада, абстрактное искусство. Это их попытка показать бесформенность.

Прабхупада сказал:

— Но они используют форму. Они используют форму, чтобы показать бесформенность. Только посмотрите, насколько это глупо.

Скульптор взял стальные балки, перекрутил их и создал что-то неразборчивое, назвав это искусством. И Прабхупада сделал проницательное замечание:

— Они хотят бесформенность, абстракцию, но они используют форму, чтобы сделать бесформенность. Только посмотрите, насколько это глупо.

51-36 Чатуратма дас

Один случай, который по-настоящему отпечатался у меня в памяти, произошел во время парада Ратха-ятры. Когда колесницы подъехали к Вашингтон-сквер-парку на расстоянии где-то четырех кварталов, колесница Субхадры на какое-то время остановилась. Прабхупаду это озаботило и он сказал Тамал Кришне Махараджу:

— Пойди и узнай, что там.

Тамал Кришна Махарадж спустился и пошел выяснять. Его какое-то время не было, но он вернулся, и так как я омахивал Прабхупаду, я был достаточно близко и мог слышать их разговор. Он сказал Шриле Прабхупаде:

— Шрила Прабхупада, проблема в том, что на фестиваль пришло так много людей, что некуда размещать колесницы.

Прабхупада отклонился и улыбнулся и стал сильно качать своей головой. Я подумал: «Это то, чего хотел Прабхупада. Пятая Авеню. Самый важный город мира, Нью-Йорк. Ратха-ятра. Огромное количество людей». Можно было видеть, насколько сильно Прабхупада был доволен этим. Через многие годы проведения Ратха-ятр я понял: «Это то, чего хотел Прабхупада. Вот, почему он был так счастлив. Хорошо, нет места для колесниц, потому что так много людей пришло на Ратха-ятру».

51-37 Бхакти Викаша Свами

Во время вриндаванской части фестиваля после утренней программы и прасада на завтрак преданные выезжали на автобусах в различные святые места Вриндавана. Старшие преданные рассказывали игры, которые Кришна проводил там и великие преданные проводили там, и читали из книг Прабхупады. Прабхупада лично не выезжал с преданными. Одним утром было запланировано ехать на Радха-кунду. Шрила Прабхупада на лекции говорил очень ясно и прямо. В определенном смысле мне показалось это немного шокирующим. Я расскажу вам сначала, что он сказал. Он сказал: «Не думайте, что вы можете имитировать Харидаса Тхакура и просто сидеть и воспевать. Вы должны быть активными в духовной жизни». Я был этим в каком-то смысле шокирован. Я думал: «Почему Прабхупада говорит об этом? Мы же не собираемся уйти от Прабхупады». Я был довольно наивным. Но Прабхупада знал, что преданные могут попытаться так делать, и им может показаться, что они все делают хорошо, но мы должны понимать, что для нас хорошо то, что Прабхупада нам дает, а не то, что мы сами считаем благом для себя. После лекции я узнал, что Прабхупада сделал одно высказывание, и позже я нашел это в транскрибированных беседах, которые подтверждают это. Шрила Прабхупада сказал: «Не думайте, что вы можете просто пойти и сидеть на Радха-кунде, быть бабаджи и просто воспевать. Потому что, что вы будете делать? Вы будете просто есть, спать, думать о женщинах и деньгах, и падете» Женщины и деньги — это канака камини. Это традиционная стандартная поговорка. Канака камини — деньги и женщины — это две причины падения для садху. Затем Прабхупада сказал: «Во Вриндаване уже достаточно свиней, собак и обезьян. Не становитесь еще одними».

51-38 Лакшмимони даси

Есть еще одна история из Далласа. Там был один преданный по имени Нирнаша, у которого был рак. Он умирал от лейкемии. Он был очень-очень худым и едва ли мог что-то делать. В основном он просто сидел в храме и воспевал. Это было очень давно — где-то в 1975 году. Его родители хотели, чтобы он поехал на какое-то лечение, которое позволило бы ему прожить на несколько месяцев больше. Он совершенно не хотел этого делать. Джагадиша служил Шриле Прабхупаде. Он пришел от имени родителей и сказал:

— Шрила Прабхупада, здесь родители и они хотят, чтобы он прошел это лечение. Они говорят, что это может дать ему чуть больше нормальной жизни.

Прабхупада ответил:

— Нормальная жизнь — это жизнь без смерти. Могут ли они дать ему жизнь без смерти? Дерево стоит в течение пяти тысяч лет, но какой смысл в такой жизни? Пусть лучше повторяет Харе Кришна.

51-39 Лакшми Нрисимха дас

Я прибыл в Индию где-то за три недели до того, как ушел Прабхупада. Я был там, и у меня была возможность встретиться с Прабхупадой несколько раз по милости Вайшнавов, которые заботились там о Шриле Прабхупаде. Бхавананда Прабху заботился о Шриле Прабхупаде чаще всего поздно ночью, и он спросил меня:

— Ты бы хотел попеть для Шрилы Прабхупады?

Я сказал:

— Да, я был хотел попеть для Шрилы Прабхупады. В любое время. Просто дай мне знать.

Он сказал:

— Хорошо, приходи в 12 ночи и воспевай с 12 до 3 утра.

Весь день я ликовал. Я думал об этом. Той ночью были только я, сидевший в углу, Шрила Прабхупада, лежавший в постели, и Бхавананда, который делал различные вещи, но было 12 ночи и было очень-очень тихо. Едва ли был зажжен какой-то свет. Я с трудом мог видеть Шрилу Прабхупаду, потому что сидел около задней двери. Бхавананда дал мне маленькие караталы и сказал:

— Играй очень-очень тихо, потому что Прабхупада должен поспать.

Я думал, что Шрила Прабхупада спал, потому что он лежал совершенно неподвижно. Было очень поздно. Бхавананда ходил по комнате на цыпочках. Итак, я воспевал и подумал: «Хорошо, спою-ка я что-то очень простое». Поэтому я стал петь простую мелодию: «Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе…» Я пел так какое-то время. Но я не знаю, что заставило меня поменять эту мелодию. Во все времена были какие-то модные веяния в киртанах ИСККОН. В частности в тот момент кто-то ввел новую мантру: «Брахма боле чатурмукхе, Кришна Кришна Харе Харе». Итак, почему-то я поменял на эту мелодию и на эту мантру. Как только я пропел первую строчку «Кришна Кришна Харе Харе» (а я думал, что Прабхупада спал), рука Прабхупады поднялась, как у дорожного полицейского, и буквально она высосала весь воздух из комнаты. Я понимал, что сделал что-то не так. Я понял, что перешел на эту мантру, а Прабхупада хотел медитировать на Святое имя. Бхавананда был там и стал мне махать рукой. Но ему даже не надо было этого делать, потому что, как я уже сказал, весь воздух уже был высосан из комнаты просто движением руки Прабхупады. Я вернулся к старой мелодии и больше не менял ее до самого конца. Из этого опыта я научился тому, что должен медитировать на Святое имя. Нам не нужно множество мантр. Прабхупада хотел, чтобы мы выразили почтение гуру, спели Панча-таттва мантру и далее Харе Кришна очень просто и медитативно. Так же делал Прабхупада. Он не использовал много мелодий. Каждый раз, когда Прабхупада воспевал, это была абсолютная медитация. И это то, что он хотел слышать, и это то, что я получил из этого опыта. Просто делайте все по-простому.

51-40 Чатуратма дас

В следующий раз я увидел Шрилу Прабхупаду только за месяц до его ухода во Вриндаване. Я думаю, что любой преданный который был там в то время, может подтвердить, что Шрила Прабхупада, которого мы видели тогда во Вриндаване, был не тем Шрилой Прабхупадой, которого мы знали. Последний раз, когда я видел Шрилу Прабхупаду, он был крепким и здоровым. Но когда мы приехали во Вриндаван, это были его последние недели на планете. Он был полностью иссякший, и это был для меня настоящий шок. Но одна вещь мне сильно запомнилась. В то время я служил в качестве пуджари божествам. Я помогал проводить дневное арати для Кришны Баларамы. Преданные приносили Прабхупаду, и Прабхупада все еще хотел приходить на даршан к божествам. В тот момент он все еще был способен на то, чтобы его приносили. Преданные танцевали, а Прабхупада получал от этого большое наслаждение. Для меня это было настоящим уроком. Прабхупада много раз говорил: «Не думайте, что такого не случиться с вами». Но не смотря на то, что это происходило, он все еще продолжал наслаждаться преданным служением. Он приходил, чтобы увидеть божеств, слышать киртан, смотреть, как его ученики танцуют. Эти вещи были важны для него. Он обходил божеств. Преданные носили его на кресле. Сразу после этого случилось две вещи. Во-первых, я заболел малярией и не выходил из комнаты в течение двух недель. И когда я выздоровел, к этому моменту Прабхупада уже был полностью прикован к постели. У меня не было никакой возможность увидеть его, кроме одного раза, когда утром меня позвали во время тихого киртана. Хансадутта Прабху пел в тот момент. Прабхупада лежал на кровати, но все равно он продолжал начитывать «Бхагаватам», давать наставления. Мы все видели эти видео-записи, разрывающие сердце. Прабхупада готовился к тому, чтобы оставить планету, но все же продолжал проповедовать нам, продолжал давать нам это, все еще понимая, что нам нужен этот пример ачарьи. Он учил нас: «Вы не должны просто лежать и умирать, накачанные лекарствами. Ухватитесь за Кришну и давайте Кришну». Это то, что он делал до самого конца. К сожалению у меня не было той зрелости, чтобы предвидеть события и остаться во Вриндаване. Я вернулся в Америку до того, как Прабхупада ушел. Но это была моя маленькая реализация от нахождения рядом с Прабхупадой — просто держитесь за Кришну до самого конца.

51-41 Лакшми Нрисимха дас

В последние дни примерно за две недели до ухода Шрилы Прабхупады мой тогдашний Джи-би-си в Нью-Йорке, Ади-Кешава, захотел, чтобы я получил даршан Шрилы Прабхупады. Я переехал из нью-йоркского храма, потому что Ади-Кешава попросил меня заняться храмом в Пуэрто Рико. Я стал президентом храма в Пуэрто Рико примерно за десять месяцев до своей последней встречи с Прабхупадой. Ади-Кешава договорился о даршане со мной. Прабхупада в тот момент был очень слабым, но чрезвычайно ясным. Преданные перевернули Шрилу Прабхупаду к краю кровати, а я сел рядом. Прабхупада сказал:

— Итак, как тебя зовут?

Я сказал:

— Шрила Прабхупада, меня зовут Лакшми Нрисимхадев дас. Я президент вашего храма в Пуэрто Рико.

Он сказал:

— О, Пуэрто Рико?

Я сказал:

— Да, Шрила Прабхупада. Пуэрто Рико — это прекрасный остров в Карибском море.

Я стал объяснять, что такое Пуэрто Рико, как будто бы Прабхупада не знал. Я слышал, что Шриле Прабхупаде очень нравились Гавайи. Ему нравился климат, фрукты. Поэтому я сказал:

— Шрила Прабхупада, он очень-очень похож на Гавайи, но находится на восточном побережье. Погода там всегда прекрасная. Там всегда дует тропический ветер, растут замечательные фрукты и цветы. Я думаю, что это очень-очень хорошее место, куда вы сможете приехать, чтобы восстановиться. Там очень тихо, и преданные там очень хорошо позаботятся о вас. Там замечательные фрукты. Погода всегда хорошая.

Прабхупада сказал:

— О, звучит очень здорово. Я приеду на ваш Восточный Гавайи.

Я был буквально заинтригован. Затем я вышел. Очевидно Ади-Кешава продолжил какой-то диалог обо мне, а Прабхупада сказал еще кое-что Ади-Кешаве обо мне. Это было очень лестно. Я был очень счастлив. Но я улетел назад в Пуэрто Рико. Я не остался там до самого момента ухода Прабхупады, потому что у меня был новый храм, и я находился к беспокойстве и чувствовал, что Прабхупада хотел бы, чтобы я совершал свое служение, чем слонялся вокруг. Я считаю это самой большой ошибкой в своей жизни. Я должен был остаться. Так или иначе, я вернулся в Пуэрто Рико. После того, как был со Шрилой Прабхупадой, после возможности присутствия на личном даршане с ним, после возможности петь для него киртан в полночь, после возможности массировать его лотосные стопы и поставить его лотосные стопы себе на голову, после всего этого необъятного количества удачи и милости, которую пролил на меня Шрила Прабхупада, я вернулся в Пуэрто Рико, где преданные проводили много киртанов, молясь за выздоровление Шрилы Прабхупады. Примерно в то время я получил телефонный звонок от преданного, который жил на западном побережье. У него были сложности и он отклонился от движения. Он связался с другим старшим учеником Шрилы Прабхупады, жившим в заливе Сан-Франциско, у которого было мурти Шрилы Прабхупады. Видимо Прабхупада разрешил ему, еще присутствуя на планете, иметь мурти Прабхупады, потому что у него были сложности. Он сказал ему хранить у себя это мурти. Оно сделано из белого мрамора высотой в 8-10 дюймов. Итак, мне позвонил другой преданный, который был в доме у этого преданного, и сказал, что тот совсем не поклонялся мурти. Хуже того, он использовал его, как подставку для благовоний. Ему было очень-очень больно это видеть, а мне было очень больно это слышать. Он сказал:

— Если я получу так или иначе это мурти, ты возьмешь его в Пуэрто Рико? — он знал меня с Нью-Йорка.

Я сказал:

— Безусловно. Но разве он отдаст его тебе?

Он сказал:

— Если мне придется его украсть, я его украду.

Я забыл об этой беседе. Когда я вернулся в Пуэрто Рико после встречи со Шрилой Прабхупадой и после того, как Шрила Прабхупада сказал, что посетит мой Восточный Гавайи, я рассказал об этом преданным. Прабхупада ушел с планеты 14 ноября. В январе я получил звонок от одной из главных авиакомпаний, и они сказали: «Здесь ящик для вас, ИСККОН, Пуэрто Рико». Я уже забыл про все. Но они сказали: «Здесь для вас ящик из Калифорнии». Я пошел туда, забрал ящик, мы привезли его в храм на фургоне, поставили в центре храмовой комнаты, открыли ящик, вытащили всю упаковку, и там было это великолепное мурти Шрилы Прабхупады. В тот момент у меня всплыли слова, которые сказал Шрила Прабхупада: «Я приеду на ваш Восточный Гавайи». Я понял, что Прабхупада, проявившись в форме своего мурти, сдержал свое обещание и приехал. До сих пор этому прекрасному мурти Шрилы Прабхупады поклоняются в Пуэрто Рико.

51-42 Лакшмимони даси

Он был настолько сострадателен, что пожертвовал всем. Он отрекся от отречения, приехав в Америку. У нас у всех эго: «Хочу на Говардхан, хочу во Вриндаван, хочу просто воспевать и слушать». Но Прабхупада был во Вриндаване, и он просто воспевал и слушал. И в 69 лет он старался изо всех сил, чтобы прилететь в Америку, чтобы дать сознание Кришны. Я всегда очень поражалась его терпению. Мы делали такие странные вещи, очень странные вещи. Даже в Торонто, мы готовили для божеств маленький прасад, потому что у нас были маленькие божества. Мы готовили им маленький прасад — маленькие пури, маленькие самосы, и так делали подношение. Мы написали Шриле Прабхупаде о том, что мы делаем. Прабхупада сказал: «Что вы делаете? Кришна ест, как голодный шестнадцатилетний юноша». В Лос-Анджелесе он смотрел за тем, как люди входят и выходит из алтаря во время подношения. Он спросил: «Что тут происходит?» Преданные ответили: «Они приносят чапати». Потому что когда Прабхупада ел, ему приносили чапати. Он сказал: «Нет, нет, нет». А в Баффало мы купали божеств раз в две недели. Мы приносили Господа Джаганнатха в офис, ставили его в таз с горячей мыльной водой и вытирали его полотенцем из брахмачари-ашрама. Когда Прабхупада услышал об этом, он сказал: «Все, что вы делаете, очень хорошо. Просто надо делать это чаще». Он очень долго терпел нас, пока мы набирали скорость. Теперь преданные делают все очень красиво — красивые гирлянды и все очень гармонично. Но это не всегда было так. И Прабхупада был удивительно сострадательным и терпимым и желающим сделать все, чтобы дать нам сознание Кришны. Это одна вещь, которая чрезвычайно поразила меня в Прабхупаде. Второе — это его отношения и связь с Кришной. Кришна для него был везде. Ему не надо было создавать какие-то объекты для того, чтобы иметь отношения с Кришной. Он создавал объекты по другим причинам. Но лично он имел отношения с Кришной, где бы он ни был. И он относился к этому очень легко, в то время, как мы всегда сильно беспокоились обо всем. Мы очень сосредоточены на деталях и напряжены. Но его отношения с Кришной были такими же естественными, как все остальное. И все, что он делал, было очень сладким. Мы были в Лос-Анджелесе в саду, и там шла встреча с несколькими пуджари. Там был Лал Кришна Прабху, который в то время начал бизнес по продаже украшений для божеств. Прабхупада сказал ему, что он не должен делать деньги на продаже разных вещей для божеств. Деньги можно брать только за материалы. Также было определенное напряжение, потому что некоторые люди и он в частности думали, что Радхарани никогда не должна показывать свои волосы. Прабхупада просил нас заплетать ей волосы, потому что целомудренная женщина не ходит с распущенными волосами. Поэтому он задавал наводящие вопросы. Он говорил:

— Шрила Прабхупада, ведь Радхарани самая целомудренная женщина?

Прабхупада сказал:

— Да.

Тогда он сказал:

— Но ведь целомудренная женщина никогда не показывает свои волосы, так, Шрила Прабхупада?

Прабхупада сказал:

— Да.

Он сказал:

— Тогда Радхарани никогда не должна показывать свои волосы?

Прабхупада сказал:

— Нет.

Затем Прабхупада закрыл свои глаза и сказал:

— Иногда Радхарани нравится укладывать волосы таким образом, — и он провел рукой вокруг головы. И он сказал, — с цветами.

Затем он открыл глаза и сказал:

— Так или иначе, ты должен спросить Шримати Радхарани, что Ей нравится.

Таковы были отношения Прабхупады с Кришной: «Давайте спросим Кришну, что Ему нравится». Но у нас все не так. Может когда-нибудь так будет, но по крайней мере у меня сейчас не так. И это была еще одна вещь, которая по-настоящему казалась мне удивительной в Прабхупаде. Прабхупада всегда был с Кришной. Ему не нужно было ничего создавать, чтобы быть с Кришной. Это были две вещи. А третья вещь, которая мне нравилась в Прабхупаде, это его чувство юмора. Даже когда он на вас сильно злился, через несколько минут он уже хотел над этим смеяться. Когда он закричал на меня по поводу глаз, я была потрясена. Но в следующую минуту он уже думал о другом и это для него больше не имело значения. Повторяйте Харе Кришна и будьте счастливы.

51-43 Урмила даси

Важной причиной, почему я присоединилась к движению сознания Кришны, была философия. Философия для меня имела большое значение. И стиль жизни позволял вам находиться на духовном уровне 24 часа в день. Можно сказать, что я привлеклась Прабхупадой благодаря тому, чему он учил, как ачарья. Он не только учил совершенной философии, но также и совершенному образу жизни в соответствии с философией. Но, как я уже сказала, когда я впервые встретилась со Шрилой Прабхупадой, я увидела, что он был ачарьей и также он был индивидуальностью. Мы говорим, что гуру один, но все же, все они индивидуальности. И больше всего в Шриле Прабхупаде, как в индивидуальности, мне нравилось то, насколько он был настоящим. Он по-настоящему в действительности был с вами и беспокоился о вас. Он нисколько не притворялся. Большинство людей, а может и все люди, в своих социальных отношениях притворяются тем, кем мы не являемся. У нас нет истинных отношений. Даже наши самые истинные отношения не до конца истинные. Мы не можем по-настоящему показать, кем мы являемся. В первую очередь мы даже не знаем, кем являемся. Как мы можем показать, если даже не знаем? Мы все устраиваем представление: «Я контролирующий, я Бог в этом мире». Мы всегда на стороже до какой-то степени, но он не был таким. Он просто показывал: «Вот я такой». В своих личных отношениях с Прабхупадой я видела, что он был очень-очень непринужденным, очень-очень любящим, очень юмористичным. Быть с вами для него было самым замечательным занятием в мире. Он наслаждался вашим обществом, хотел быть с вами. В ком вы еще сможете найти такое качество абсолютной неподдельности? Это может быть только в человеке, который обладает абсолютным смирением и знает по-настоящему, кем он является. И он счастлив быть собой. Прабхупада знает: «Я душа, я слуга Кришны». И он счастлив от этого. У него нет никакого стремления быть кем-то еще. И у него нет никакого стремления доказать кому-то, кто он, и беспокоиться о том, что о нем могут подумать люди. Это было очень заметно и ощутимо.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)