Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 35

35-01 Хансадутта дас

Через три месяца Киртанананда сказал, что мы собираемся поехать к Свами, чтобы получить инициацию. Тем временем к нам приехал Прадьюмна. Джадурани рисовала с утра до вечера. Также присоединился Шивананда — его тогда звали Сэм Грир. У него был зеленый автобус Фольксваген. Конечно же, мы уговорили его одолжить нам автобус. Он был очень привязан к своему автобусу: «Только, пожалуйста, верните его обратно». «О, не беспокойся». Конечно же, автобус взорвался на обратном пути. Итак, мы отправились в Нью-Йорк на этом автобусе. По дороге мы остановились у моей мамы. Она жила около Брюстера, который находится в часе езды на север от Нью-Йорка. Мы все были побриты, одеты в дхоти, и так далее. Я не хотел сидеть на стуле, я хотел сидеть на полу. И я сам хотел готовить. Но моя мама была счастлива, потому что она была склонна к духовности. Но это было достаточно впечатлительно — Киртанананда, Прадьюмна, я, Химавати — все мы были в новых одеждах. Затем мы продолжили путь. Когда я приехал на Второе Авеню, 26, и Киртанананда отвел нас наверх в небольшую квартиру Прабхупады, как только открылись двери, и я увидел Прабхупаду, он сказал:

— О, ты пришел, — как будто мы знали друг друга всегда.

Я тотчас же почувствовал, что вся моя мышечная система растаяла, и я просто упал на землю, как будто я расплавился. Я принес свои поклоны, потому что Киртанананда рассказал нам, как надо вести себя. Мои мышцы, мое лицо и мои руки начали подергиваться. В конце концов я сел у стены, и стал смотреть на Прабхупаду. А он просто светился. Я подумал, что это оттого, что я нервничаю и пристально смотрю. Я стал моргать глазами, но обнаружил, что это не глаза. Цвет кожи Прабхупады был золотым, и сияние исходило из него. Он начал говорить о том, что карми любят все горькое, а у преданных все сладкое. Это была моя первая встреча с Прабхупадой.

35-02 Хансадутта дас

Инициация в храме, о которой я говорил, была забавной, потому что мы, конечно же, знали, что, получая инициацию, вы получаете другое имя. Мое кармическое имя было Ханс, а фамилия Кэри. Также у меня было и отчество. Но мне никогда не нравилось мое имя, потому что я был имигрантом. С самого детства я хотел быть частью своего социального окружения — своих сверствников. Итак, мое имя было Ханс, мое отчетво было Юрген, а фамилия — Кэри. Поэтому я с нетерпением ожидал получения нового экзотического имени, такого, как Хануман, или Хари дас, или какого-то еще. Когда пришла моя очередь получать четки, я поклонился, а Прабхупада сказал:

— Твое имя Хансадутта.

Я не сразу расслышал, и сказал:

— Какое?

Он сказал:

— Просто добавь «дутта».

Я очень расстроился. Я подумал: «О…» И не только имя осталось тем же, получив суффикс «дутта», но и фамилия тоже осталась без изменений, потому что она получила приставку «адхи»-кари. Итак, я теперь стал Хансадутта дас Адхикари. Я подумал: «Ничего себе…» Я был очень расстроен. Затем, после инициации, когда все стало ясно, я подумал: «Мне надо узнать, что означает мое имя». Я пошел к Прабхупаде, и спросил его:

— Свамиджи, что означает мое имя?

Прабхупада сказал:

— Я не знаю.

Я был по-настоящему сбит с толку. Я ушел. Но это не давало мне покоя. Я очень хотел знать, что означает это имя. Поэтому я вернулся, и спросил:

— Прабхупада, а можно ли где-то прочитать о значении этого имени?

Он сказал:

— Да.

Это все, что он сказал. Я снова вышел, но я был решительно настроен, и поэтому в третий раз я пришел к Прабхупаде. Я спросил:

— А из какой книги я могу узнать о значении этого имени?

Он сказал:

— Из «Шримад Бхагаватам».

Конечно же, в те дни эта книга казалась большой, даже несмотря на то, что всего было 3 тома из того множества, которое мы имеем сейчас. Так или иначе, я отпустил ситуацию. Но спустя несколько лет, когда мы были в Монреале, Прабхупада размышлял над именами разных преданных. Он говорил:

— О, Шивананда — это тот, кто получает наслаждение от… Кришна дас значит то-то…

Он очень непринужденно перебирал одно имя за другим. Я подумал: «Это моя возможность». Я спросил:

— Прабхупада, а кто такой Хансадутта?

Он сказал:

— Это ты.

По какой-то причине Прабхупада не хотел отвечать мне прямо. Хотя я уже прочитал, что это имя упоминается в книге Рупы Госвами, но я хотел услышать об этом от Прабхупады. Такой был любопытный случай.

35-03 Хансадутта дас

Когда мы были на Второй Авеню, 26, какой-то хиппи пожертвовал нам зеленый школьный автобус. Я подумал: «Это великолепно!» Я обратился к Прабхупаде:

— Почему бы нам не попробовать прокатиться на нем в Бостон?

Он вроде согласился. Может быть я был слишком настойчив, я уже не помню, но я был полон энтузиазма. Я думал: «Это просто замечательно!» Преданные поставили для Прабхупады стул прямо рядом с водителем. Когда мы поехали, автобус начал шататься, потому что коробка передач не очень хорошо работала, и задымилась приборная панель. В какой-то момент Прабхупада сказал:

— О, этот автобус похож на индийский.

Я подумал, что это был большой комплимент, потому что мы считали все индийское хорошим, так как Прабхупада был из Индии. И Кришна тоже оттуда. Затем через несколько минут он сказал:

— Может лучше его продать и получить какие-то деньги?

Я удивлялся: «Зачем нам продавать автобус?» Так или иначе, мы приехали в Бостон на этом автобусе, и, конечно же, сейчас, глядя назад, я понимаю, о чем он говорил.

35-04 Хансадутта дас

Мы отправились в Индию с Прабхупадой в 1970 году. Это был первый раз, когда он привез туда своих американских учеников, и я был в их числе. Одним из мест, которое мы посетили, был Гуджарат, и в частности Сурат, очень важный город. Мы остановились в доме у Бхагубхая Джаривалы. Джаривалы — это те, кто делают золотые нити. Это было очень сенсационно. Приезд Прабхупады в Индию был подобен приезду Битлз в Америку — абсолютно сенсационное событие, или феномен, для Индии. Так много белых людей, побритых, поющих и танцующих, говорящих о сознании Кришны, вкушающих прасадам, сидящих на полу — все это полностью пленило их. В одном месте приехал мэр, и они приостановили работу всего города, весь бизнес остановился, и все жители города пришли к поезду, чтобы встретить Прабхупаду. Он сказал, что даже если бы приехала Индира Ганди, ее бы так не встречали — настолько это было сенсационно. Так или иначе, когда мы жили у этих людей, Прабхупада устраивал даршаны. Каждый день рано утром мы проводили программу, на которой было мало людей — только преданные. Но вечером приходили местные люди. Однажды вечером после даршана один человек сказал:

— Да, Свамиджи. Но Рамакришна говорит, что он был Кришной, и он был Рамой. Что вы об этом думаете?

Зная Прабхупаду по его предыдущим громогласным реакциям на подобные вопросы, я подумал: «Прабхупада сейчас накинется на этого парня». Но он не стал. Прабхупада сказал:

— Не знаю. Может быть. Может он и был. Но я знаю точно, что это Кришна, — и поднял «Бхагавад-гиту», — зачем же мне тогда рисковать?

Когда Прабхупада с кем-то общался, и один и тот же вопрос мог быть задан 10 раз, каждый раз он отвечал по-разному. Я слышал, как спрашивали у него:

— Итак, вы чистый преданный Кришны?

Он говорил:

— Да.

— Это значит, что вы видите Кришну?

— Да.

— Это значит, что вы можете показать мне Кришну? — это был один репортер.

Прабхупада сказал:

— Да.

— Так покажите мне.

Он просто сказал:

— Да.

— Итак?

— Да, но сначала вы станьте, как они, — показывая на своих учеников с бритыми головами.

Тогда репортер опустил голову.

Но в другой раз на тот же вопрос он отвечал:

— Нет, я не чистый преданный. Пандита сама даршана. Я такой же, как вы. Я ничего не знаю. Все, что я знаю, это то, что я услышал от своего Гуру, и я просто рассказываю это вам.

Они спросили:

— Так почему же мы тогда слушаем вас?

Он сказал:

— Вы не обязаны слушать. Но все, что я могу вам рассказать, это то, что я услышал от своего духовного учителя. В остальном я обычный человек, такой же, как вы.

Прабхупада мог отвечать на один и тот же вопрос по-разному в зависимости от того, с кем он говорил. Но его ответ всегда был совершенен. Он был неопровержим, и не требовал доказательства. А иногда он был забавным. А иногда он был настолько глубоким, что голова шла кругом.

35-05 Хансадутта дас

В один из ранних дней он давал лекцию на Второй Авеню, 26, и комната была забита хиппи. Он сидел на небольшом возвышении, и все сидели прямо рядом с ним. Одна девушка, сидящая рядом с ним, продолжала поднимать руку. А Прабхупада сознательно игнорировал ее, потому что он понимал, что она собирается сказать какую-то глупость. Он пытался ее игнорировать, но она очень настойчиво продолжала. В конце концов Прабхупада обратил на нее внимание, и сказал:

— Да?

— Свамиджи, а разве не существует множества путей к Богу?

Прабхупада сказал:

— Нет. Есть только один путь. Подобно пище. Вы не можете вложить ее через ухо, или прямую кишку. Она должна зайти в рот.

Конечно же, все разразились смехом.

35-06 Хансадутта дас

Одна из вещей, от которой у меня кипели мозги, когда я был секретарем, это то, что люди приходили к Прабхупаде, и приглашали его приехать с программой в их деревню, или к ним домой. Они хотели принять его у себя. Прабхупада всегда отвечал:

— Да, сходите к моему секретарю, и передайте ему информацию.

Они приходили ко мне, и, конечно же, на ближайшие несколько дней все было уже запланировано. Поэтому я отвечал:

— К сожалению это невозможно, потому что у нас уже есть другие планы.

Они возвращались к Свами, и начинали жаловаться, что секретарь сказал «нет». Прабхупада говорил:

— Да, я приеду. Просто договоритесь обо всем.

Это продолжалось многие дни. А индийцы очень настойчивые люди:

— Нет, Свамиджи сказал, что он приедет.

Я говорил:

— Но это невозможно. У нас уже все запланировано.

Тогда они возвращались, и все это повторялось. В конце концов через 3-5 дней я пришел к Прабхупаде и сказал:

— Прабхупада, каждому человеку, который приглашает вас, вы отвечаете «да», после чего они приходят ко мне, чтобы обо всем договориться, а я извиняюсь перед ними, и объясняю, что все уже запланировано. Затем они возвращаются, и вы снова говорите «да», а я говорю… Я не знаю, как мне поступать. Мы не можем удовлетворить всех. Что мне делать?

Прабхупада отвечал:

— Мой долг говорить «да», а твой долг говорить «нет».

В конце концов мы решили, как все уладить. Я отвечал: «очень хорошо», и записывал всю информацию. Но когда приходило время ехать, мы оценивали все предложения, и выбирали то, которое было самым перспективным, а другим отправляли телеграмму с извинениями о том, что не можем приехать. Так мы разрешили этот вопрос.

35-07 Хансадутта дас

В Индоре был еще один случай. У Прабхупады был очень насыщенный график, потому что он пользовался там большим успехом. В Гуджарате все жители склонны к тому, чтобы быть преданными Кришны, поэтому приезд Прабхупады вызвал огромный отклик с их стороны, и нам приходилось быть на ногах круглосуточно. Мы ложились спать в одинадцать часов. А в час ночи уже кто-то будил меня: «Прабхупада хочет видеть тебя». А в течение всего дня у нас были программы. В течение многих дней, и даже нескольких недель, я не вычитал ни одного круга. А я имел огромную веру в то, что нельзя пропускать свои круги — это был для меня смертельный грех. Я пошел к Прабхупаде и сказал:

— Прабхупада, я не читал ни одного круга, и не читал ни одной книги…

Он сказал:

— Ничего страшного. Это крайняя ситуация. Просто делай то, что я тебе говорю.

Так этот вопрос был разрешен.

35-08 Хансадутта дас

Однажды мы поехали на программу к царю Индора. Прабхупада давал там речь. Была достаточно интимная атмосфера, потому что там были только царь и царица, и еще несколько из нас. Ранее Прабхупада попросил меня:

— Попытайся сделать его пожизненным членом.

Я сказал:

— Хорошо.

Когда Прабхупада закончил, я внес свою пару слов, чтобы убедить царя в том, чтобы он стал пожизненным членом. Но я провалился. Когда все закончилось, и мы ехали обратно в машине, я сказал:

— Прабхупада, правильно ли я все сказал? У меня не получилось убедить его стать пожизненным членом. Все ли я правильно сказал о ваших книгах?

Он сказал:

— Мои книги подобны золоту. Тот, кто знает их ценность, купит их.

Так он ответил.

35-09 Хансадутта дас

Но также там произошла и другая любопытная вещь. Это было в Индоре. Мы остановились в ашраме Гита Бхаван. Однажды Прабхупада предложил:

— Почему бы тебе не пойти и не привлечь нескольких пожизненных членов?

Это было еще до того, как я узнал, кто такие пожизненные члены. Я спросил:

— А кто такие пожизненные члены?

Он сказал:

— Иди к какому-нибудь торговцу или бизнесмену, покажи ему наши книги «Кришна», — которые он напечатал у Дай Ниппона по пути в Индию, — расскажи ему о том, чем мы занимаемся, и предложи ему стать членом, внеся 1111 рупий. Он будет получать все последующие публикации, и таким образом поддерживать наше движение.

Я подумал про себя: «Эти люди не говорят на английском. Какой смысл приходить к ним? Зачем им брать наши книги, если они не могут их читать?» Я не сказал это, но эти мысли были у меня в голове. Поэтому я даже не стал прилагать какие-либо усилия. На следующий день Прабхупада снова спросил:

— Почему бы тебе не отправиться на рынок, и не попытаться привлечь пожизненных членов?

Я просто сказал:

— Да.

Но те же самые мысли вертелись у меня в голове, и поэтому я не пошел. На следующий день Прабхупада снова сказал то же самое. Я сказал:

— Эти люди не говорят на нашем языке.

Он сказал:

— Можешь взять переводчика.

К этому моменту я уже понял, что Прабхупада действительно хочет, чтобы я сделал это. Я подумал, что должен хотя бы совершить какие-то движения. И мы пошли с человеком, которого предложил Прабхупада. Мы пришли к первому торговцу одеждой, и я объяснил переводчику, что надо сказать. Практически еще до того, как мы закончили, торговец достал чековую книжку и выписал чек. Я подумал: «Ну хорошо». Мы пошли к следующему, и там произошло то же самое. У третьего опять это повторилось. За такое короткое время мы получили трех пожизненных членов. Я вернулся к Прабхупаде, и он сказал:

— Теперь ты понимаешь?

Это была моя инициация в создание пожизненных членов.

35-10 Хансадутта дас

Во Вриндаване спустя несколько лет возникла постоянная проблема с ростом числа женщин, которые приезжали в гестхаус во Вриндаване. В какой-то момент Прабхупада практически каждый день обсуждал эту проблему — что делать с этими женщинами, особенно с теми, у которых не было мужа, но были дети. Иногда мы предлагали отправить их в Майапур, иногда — назад в Америку, а иногда мы думали: «Пусть они останутся». Это затруднительное положение продолжалось все время. В ходе одного из таких обсуждений Прабхупада сказал:

— С одной стороны мы говорим всем нашим ребятам: «Не женитесь, оставайтесь брахмачари», но с другой стороны мы говорим всем нашим девушкам: «Вы должны выйти замуж. У каждой женщины должен быть муж». Это противоречие в нашей философии.

И он засмеялся. Он сказал:

— Это неразрешимая проблема. Ее нельзя решить.

35-11 Хансадутта дас

Также в Гита Бхаване они проводили ежедневную программу. Они поняли, что Прабхупада обладал большой привлекательностью, он был знаменитостью. И они оставляли его на конец программы, чтобы сохранять толпу, а все второсортные выступления они ставили в начале. Это продолжалось в течение многих дней, и Прабхупаду стало раздражать то, что его используют таким образом. И в то же время они представляли всех этих самозванных садху, каждый их которых говорил что-то свое. В какой-то момент Прабхупада просто сказал: «Мы уходим». И прямо посреди программы мы встали и вышли со сцены.

В другой раз проводилась подобная программа, и мы все была на сцене — Ямуна, по-моему Каушалья, и по крайней мере Химавати точно была там — западные девушки. Они в тот момент были молоды, и хорошо выглядели. Это было сенсационное зрелище для людей той культуры. На одной из таких программ один мужчина пытался дотянуться и дотронуться до их стоп, или до их сари. Они стали отступать, но он был очень настойчив. В какой-то момент он стал так отвратительно вести себя, что Прабхупада разозлился на него. Мы все стояли и танцевали в киртане. А Прабхупада наблюдал за тем, что происходит. Внезапно он показал свой гнев. Он взял свои караталы, подбежал к этом человеку, и стал пытаться ударить его караталами. Прабхупада был выше всех стереотипных и карикатурных образов садху. Было очень приятно видеть это.

35-12 Хансадутта дас

Также в Сурате по утрам Прабхупада повторял свои круги, гуляя туда-сюда по бетонной дорожке вдоль хижин. Светило солнце и ощущалась свежесть. Одним утром я гулял с ним туда-сюда, и он вдруг остановился. Он показал на солнце, и сказал:

— Йоги путешествуют на солнечных лучах. Я знаю об этом, потому что я проводил такой эксперимент в Гамбурге.

Это все, что он сказал.

35-13 Хансадутта дас

Химавати была хорошим поваром. И когда однажды Прабхупада приехал в Лондон, Шрутакирти сказал ей:

— Ты не должна готовить слишком много, потому что Прабхупада не очень хорошо себя чувствует. Он не будет много есть.

Она сказал:

— Хорошо.

Так или иначе, она приготовила целый пир, принесла его Прабхупаде, и ушла. Когда она вернулась, то обнаружила, что практически все было съедено. Она сказала:

— Прабхупада, вы съели все. Но мне сказали, что вы не очень хорошо себя чувствуете, и вы не едите.

Он сказал:

— Нет, они просто не умеют готовить.

35-14 Хансадутта дас

В Майапуре на утренней прогулке был случай, который вы скорее всего видели в транскрибациях. Прабхупада говорил о надвигающейся войне, потому что в то время все беспокоились о том, что будет война. Во время прогулки я спросил у Прабхупады:

— Прабхупада, что мы должны делать, чтобы приготовиться к войне?

Он сказал:

— Повторяйте Харе Кришна.

Я сказал:

— Это все?

Он сказал:

— Готовьтесь к тому, чтобы повторять Харе Кришна.

35-15 Хансадутта дас

Киртанананда воспитал меня в Монреале. И когда Прабхупада в конце концов приехал туда, мы разместили Божеств Джаганнатх рядом с местом, где он сидел. Это были маленькие Божества. Химавати сшила для Них одежды. Она была очень талантливой портнихой. В какой-то момент Прабхупада потянулся, и взял одно из Божеств, и стал изучать швейную работу на одежде и на тюрбанах. Он делал это очень намеренно. Он поровачивал Их, и смотрел. Затем он спросил:

— Кто сделал это?

Кто-то сказал:

— Химавати.

Он сказал ей:

— Ты можешь достичь самоосознания просто занимаясь шитьем.

Она ответила:

— Да, Прабхупада, я еще хочу швейную машинку, но Хансадутта не хочет покупить мне ее.

Она стоила 300$. Она хотела лучшую. Это были большие деньги. Он сказал:

— Нет, у тебя должна быть швейная машинка. У тебя должна быть лучшая.

Конечно же у нее была улыбка до ушей. А я сказал:

— Да, Прабхупада.

35-16 Хансадутта дас

Это также было в Монреале. Конечно же, когда готовили воскресный пир, то Прабхупада всегда получал первую тарелку. Мне очень нравилось готовить, потому что я учился на повара в морском флоте. Мой отец был шеф-поваром, и вся моя семья работала в ресторане при отеле. Когда я присоединился, Киртанананда собирался обучать Химавати готовить, но я сказал:

— Нет, ты должен обучить меня готовить. Если ты меня не научишь, я ухожу.

Конечно же, я бы не ушел, но я просто хотел научиться. Мне очень нравилось наблюдать и учиться техникам приготовления различных блюд и использования различных специй. Однажды на Джанмаштами приготовили большой пир. И после окончания программы мы шли от Вьяса-асаны Прабхупады до двери, и это было достаточно далеко, потому что храм находился в бывшем клубе для боулинга. Я шел рядом с ним. Прабхупада неожиданно остановился, повернулся ко мне, и сказал:

— Твои сладкие шарики очень вкусные.

Меня эти слова опьянили. И затем он сказал:

— Но мои были лучше.

35-17 Хансадутта дас

В Бомбее во время нашего первого путешествия в Индию мы все теснились в Акаш Ганге. Преданные болели, туалеты не работали, вода не текла, было очень жарко и очень некомфортно. Так или иначе, Химавати постоянно что-то требовалось, но у нас, конечно же, не было денег, потому что мы просто путешествовали с Прабхупадой. Однажды я решил спросить у Прабхупады, что делать, потому что я не знал, как решить эту проблему. Я сказал:

— Прабхупада, я домохозяин, но я путешествую с вами и проповедую, а Химавати постоянно что-то нужно, но у меня нет денег. Это очень затруднительно.

Прабхупада сказал:

— Да, жизнь домохозяина затруднительна.

Я сказал:

— Но что мне делать?

Он сказал:

— А что можно поделать? Не мытьем, так катаньем доставай деньги.

Прабхупада не сказал: «Вот тебе 20 долларов». Он сказал: «Да, это затруднительно, так и есть».

35-18 Хансадутта дас

Однажды мы ехали на поезде с Прабхупадой. С нами было 3 или 4 преданных. Кто-то дал Прабхупаде банку сладких шариков. Прямо перед отправлением поезда Прабхупада открыл эти сладкие шарики и начал раздавать. Он попробовал один, а остальные стал раздавать. Один преданный сказал:

— Прабхупада, а они предложены?

Он сказал:

— Можешь не есть.

35-19 Хансадутта дас

Другая веселая история, связанная со сладкими шариками, была в ранние дни. Киртанананда постоянно пытался навязать на всех аскезу. Это было его настроение на Второй Авеню, 26. Каждое воскресенье, конечно же, готовили большое количество сладких шариков, и много оставалось. После этого каждый день на завтрак вместе с манной кашей выдавали эти сладкие шарики. Их кидали прямо в горячую кашу, и так получался по-настоящему восхитительный завтрак. Но Киртанананда настаивал на том, чтобы не раздавали больше двух. Это стало темой для иштагоштхи — мы обсуждали это и торговались, но так и не пришли к договоренности. В конце концов эта проблема привлекла внимание Прабхупады. Все собрались, и рассказали обо всем Прабхупаде. Прабхупада сказал:

— Да, каждый может есть столько сладких шариков, сколько хочет. Но Киртанананда может есть только два.

Такое было у него чувство юмора.

35-20 Хансадутта дас

Однажды я спросил Прабхупаду:

— Возможно ли такое, что преданный, вместо того, чтобы иметь отношения с Кришной в шанта-расе, дасья-расе или какой-то еще расе, о которых мы читаем в книгах, возможно ли такое, чтобы преданный имел такие отношения, когда он не уходит обратно к Богу, но просто проповедует? Его отношения с Кришной — это проповедь.

Еще до того, как я успел закончить вопрос, Прабхупада сказал:

— Да. Ачарьи никогда не возвращаются обратно к Богу. Они остаются в материальном мире, путешествуя с одной планеты на другую, и проповедуют сознание Кришны.

Я сказал:

— Означает ли это, что благодаря тому, что ачарья является чистым преданным, несмотря на то, что он остается в материальном мире и проповедует, он одновременно находится в духовном мире, и поэтому нет никакой разницы?

Прабхупада сказал:

— Да, примерно так.

35-21 Хансадутта дас

В другой раз он сказал, что Гитлер был шактьявеша-аватарой. Я сказал:

— Шактьявеша-аватарой?

Он сказал:

— Да. Шактьявеша-аватара — это тот, кто нисходит с особыми полномочиями для какого-то дела. Шактьявеша-аватара не означает, что он всегда делает что-то хорошее — он также может приносить разрушения.

35-22 Хансадутта дас

Такие темы были инициированы похоже потому, что я был немцем. Иногда он говорил мне, что немцы были очень заинтересованы в ведической культуре. По сути немцы были даже величайшими учеными санскрита в мире, даже большими, чем индийцы. Немцы пришли в Индию, и украли определенные техноголические ведические писания по тому, как создавать ракеты. Так они разработали ракету «Фау-2».

В ранние дни, когда Прабхупада хотел произвести впечатление на слушателей, говоря о важности «Бхагавад-гиты», он упоминал, что Эмерсон читал «Бхагавад-гиту», Таро читал «Бхагавад-гиту», и неизбежно он упоминал, что даже Гитлер читал «Бхагавад-гиту», пока кто-то не сказал Прабхупаде, что в этой стране он не пользуется большой популярностью. Конечно же, Прабхупада отметил:

— Но в Индии он считается героем, потому что он был врагом британцев. А враг моего врага — это мой друг.

35-23 Хансадутта дас

Это было в Бомбее. В 1976 году я привез большую группу преданных из Германии в Индию по земле на больших туристических автобусах Мерседес и МАН. Но эти туристические автобусы обернулись большой проблемой, потому что в Индии нужно было получать визу на автомобиль. Я возился с этими автобусами, чтобы они попали в страну, и мало чего успел сделать. Занимаясь всем этим, я потерял связь с Прабхупадой. Прабхупаде не нравилось, если мы регулярно с ним не общались. Надо было посылать отчет хотя бы раз в месяц, а иногда даже чаще. И в Индии это было даже еще важнее, потому что в Индии много трудностей. Я потерял связь где-то на два месяца, и в конце концов встретился с Прабхупадой в Бомбее. Когда я вошел, и стал приносить свои поклоны, Прабхупада сказал:

— Катящийся камень мхом не обрастает.

Я подумал, что это комплимент. Он сказал:

— Лучше сядь и собери немного мха.

Тогда я понял, что это был не комплимент. Он сказал:

— Где ты был?

Я рассказал ему. Он сказал:

— Так или иначе, почему бы тебе не поехать с проповедью на Шри Ланку?

Я сказал:

— Ну, Прабхупада, это же такое маленькое место. Можно поехать туда на неделю или две, но потом…

Он сказал:

— О, там все в сознании Кришны?

Я сказал:

— Нет.

Он сказал:

— Так или иначе, ты можешь поехать в Пакистан, или можешь поехать на Шри Ланку.

Я сказал:

— Я поеду на Шри Ланку.

Он знал, что я не захочу поехать в Пакистан.

35-24 Хансадутта дас

Когда мы в первый раз путешествовали в 1970-71 годах, мы всегда посещали очень-очень отдаленные места. Однажды в одном месте нас посадили на верблюжью повозку. Сами верблюды достаточно высокие. А повозка была достаточно низкой, и она была прицеплена очень близко к верблюду. Можете представить себе такую поездку. И таким образом мы проводили Харинаму, разъезжая по городу. Иногда мы ходили, но это были пыльные деревушки в какой-нибудь глуши. Но где бы мы ни были, Прабхупада неизменно говорил: «Да, это очень хорошее место». И он находил какое-нибудь достоинство, которое делало это место хорошим — либо оно располагалось в центре, либо люди были очень энтузиастичны, либо пища там была очень хорошей. Затем он говорил: «Итак, вы готовы остаться здесь и открыть здесь центр?» Я думал: «Нет», хотя говорил: «Да, Прабхупада». Но я ужасался от мысли, что он оставит меня там, чтобы открывать центр. Конечно, такого никогда со мной не случалось, но…

35-25 Хансадутта дас

Прабхупада приехал в Швецию в Стокгольм. Это была моя зона в те дни. Я не помню точно год, но он давал лекцию в Уппсальском университете. После лекции один студент поднял руку и спросил:

— Герман Гессе говорит в своей книге «Сиддхартха» то-то и то-то.

Прабхупада просто позволил ему высказаться. Когда он закончил, Прабхупада сказал:

— Кто такой Герман Гессе?

В то время Герман Гессе был популярен. Если вы не знали Германа Гессе, вы считались никем. Прабхупада сказал:

— Кто такой Герман Гессе?

Студент ответил:

— Вы не знаете, кто такой Герман Гессе? Он автор того-то и того-то.

Прабхупада сказал:

— Герман Гессе не является одним из ачарьев. Потому он имеет никакого значения.

На этом все закончилось. Он просто отмел это.

35-26 Хансадутта дас

В Лондоне Прабхупада рассказал нам, что астрологи гоняются за деньгами и женщинами, и что астрология — это утраченное искусство. Его Гуру Махарадж, Шрила Бхактисиддханта Прабхупада, был великим астрологом, но он оставил ее. Поэтому он сказал:

— Не связывайтесь с астрологией. Мы просто зависим от Кришны.

Так или иначе, однажды Прадьюмна, санскритолог Прабхупады, который очень увлекался всеми этими вещами, сказал:

— Я собираюсь сходить к астрологу Б. К. Ганди. Хочешь пойти?

Я сказал:

— …Ну хорошо, пойдем, — хотя я знал, что Прабхупада не хотел бы, чтобы я ходил.

Когда мы вернулись, Прабхупада спросил:

— Где вы были?

Я не мог лгать, и сказал:

— Я был с Прадьюмной.

— С Прадьюмной? И что вы делали?

Я сказал:

— Ну… Он водил меня к астрологу.

— Астрологу? Зачем?

— Ну… Прадьюмна…

Он сказал:

— Астрологи глупцы. Зачем вы ходили? Я же говорил вам не ходить.

Я сказал:

— Ну, Прадьюмна попросил меня сходить.

Он сказал:

— И что, если Прадьюмна попросит тебя спрыгнуть с моста, ты спрыгнешь?

Я сказал:

— Нет, Прабхупада.

Всякий раз, когда мы делали то, что не было санкционированно, это неизменно выявлялось.

35-27 Хансадутта дас

Прабхупада учил нас тому, чтобы мы не лизали конверт — надо мочить палец водой, и растирать — это шучи, а иначе это мучи. Мы были в Чандигархе, я сидел на кровати, и уже закончил со всей корреспонедцией, но внезапно я обнаружил, что одно письмо осталось, и оно не было запечатано. Но я уже убрал все принадлежности. Я сразу же подумал: «Прабхупада не хотел, чтобы мы облизывали конверт, но идти опять за водой — это слишком хлопотно. Просто оближу». Но как только я начал подносить язык к конверту, Прабхупада открыл дверь, и зашел. Он показал на меня пальцем. Таким был Прабхупада.

35-28 Хансадутта дас

Прабхупада приехал в Германию в 1974 году. Мы совершали утреннюю прогулку со всеми преданными, для которых это был единственный раз встречи с ним за всю свою жизнь в сознании Кришны. Мы гуляли вдоль полей вблизи замка Шлосс Реттерсхоф. Шлосс значит замок. Это было прекрасное здание из бурого камня, Прабхупаде оно очень нравилось. Оно находилось на территории старого поместья. Реттер — это рыцари, которые ходили на войну в 11 веке. Это очень древнее место с очень красивыми пейзажами. Оно находилось на холме, и оттуда был вид на уходящие вдаль поля. Вид был превосходным. Каждый день Прабхупада гулял по этим полям. Все это было очень красиво. Однажды во время прогулки он услышал звук вертолета, пролетающего над нашими головами. Прабхупада посмотрел на вертолет, и один преданный прокомментировал:

— Это вертолет.

Прабхупада сказал:

— Да, я знаю. Шьямасундара однажды привез меня на вертолете из аэропорта Хитроу. Я знаю.

Затем он начал смеяться. Он сказал:

— Но конечно же мне пришлось заплатить. Но это было его служение. Он хотел сделать что-то впечатляющее.

Затем он начал рассказывать историю, чтобы проиллюстрировать, что хотя Шьямасундара привез его на вертолете, и это очень великолепный способ облететь все лондоские пробки, но в конце концов Прабхупаде пришлось за это заплатить. Он рассказал историю о гуру и его ученике. Гуру доверил все свои деньги и остальное своему ученику, а этот опытный ученик организовал для него все программы. В какое бы место они не приехали, все было организовано на высшем уровне. Гуру был очень доволен. Он говорил: «Я очень тобой доволен. Ты все сделал замечательно». А ученик говорил: «Это все по вашей милости. Это все просто ваша милость». Так это продолжалось, но когда в конце концов тур подошел к концу, гуру захотел получить деньги, которые он доверил своему ученику. Но ученик сказал: «Я использовал их для того, чтобы организовать все эти программы. Я же говорил вам, что все по вашей милости». Прабхупада просто разразился смехом. Есть фотографии этого момента. Это было по-настоящему восхитительно.

35-29 Хансадутта дас

Когда Прабхупада в первый раз приехал в Монреаль, мне выпала удача ехать в машине в аэропорт и обратно. Это должно было быть мое первое близкое общение с Прабхупадой. Я подумал: «Сегодня я услышу очень глубокие философские вещи». Это был какой-то старый драндулет Джанарданы, который был студентом, и у него не было много денег. Прабхупада заметил, что это была побитая старая машина, и спросил, что это за марка. Затем он рассказал историю о человеке, который мог просто по звуку определить марку машины. Его друг решил проверить его. Он завязал ему глаза, и начал показывать одну машину за другой. Тот говорил: «Это Бьюик, это Шевроле». Затем друг привязал к хвосту осла консервные банки и куски металла, посадил на него человека, и хлестнул его. Тот сказал: «О, это Форд». И Прабхупада просто разразился смехом. Я сидел сзади, и пытался понять: «А где здесь глубокий духовный смысл?» Я был настолько предвзят к тому, чтобы услышать что-то философское, что был полностью растерян: «Как это относится к сознанию Кришны?» «О, это Форд», — и Прабхупада просто рассмеялся.

35-30 Хансадутта дас

В Монреале в том же самом бывшем здании боулинга Прабхупада сидел на Вьяса-асане. После лекции и вопросов один человек поднял руку и спросил:

— Прабхупада, могли бы вы подписать мне эту книгу, ваш Бхагаватам?

Прабхупада сказал:

— Да.

Тот подошел, и он подписал ее. Затем другой человек поднял руку и спросил:

— Прабхупада, а можете мне тоже подписать?

— Хорошо.

Потом третий человек попросил. Но когда четвертый человек поднял руку, Прабхупада сказал:

— Теперь мне придется брать за это плату.

35-31 Хансадутта дас

Когда космонавты отправились на луну, мы все знаем, что Прабхупада смотрел телевизор. У него был слуга Пурушоттама. Он следил за тем, что происходит. В то время я приехал в Лос-Анджелес. По-моему я до этого был в Беркли, но я приехал в Лос-Анджелес. Однажды Прабхупада попросил меня написать письмо редактору Нью-Йорк Таймс об этой высадке на луну. Он обозначил около 10 пунктов. Он сказал:

— Такие пункты ты должен упомянуть в письме, и они должны ответить на эти пункты.

Я не помню всех их, и у меня не сохранилось письма, но некоторые из них я перечислю. Во-первых, почему ученые всего мира не признают высадку на луне? Потому что обычно ученые находятся вне каких-либо национальных границ. Они в высшем эшелоне. Другой пункт был таким — на луне температура ниже 90 градусов, поэтому как что-то, созданное человеком, может там функционировать? Также луна является светящейся сущностью, возможно состоящей изо льда. Как же там могут быть тени? Так он перечислил несколько пунктов. Конечно же, письмо не было опубликовано, и на него не было никакого ответа. Но Прабхупада был таким образом настроен.

35-32 Хансадутта дас

Прабхупада поехал в Париж. Там были Бхагаван, Шьямасундара, Сатсварупа и я. Может быть там не было Сатсварупы. Так или иначе, одним утром Бхагаван и Шьямасундара не пришли на мангала-арати. Когда они в конце концов появились днем во время даршана, Прабхупада спросил:

— Где вы были?

Они стали объяснять:

— Мы ездили общаться с важными людьми, которые помогут нам организовать ваши проповеднические программы.

Прабхупада сказал:

— Да? И что это за важные люди?

Бхагаван начал объяснять, что есть одна женщина, которая владеет ночным клубом. Прабхупада сказал:

— Владеет ночным клубом? И как это нам поможет?

Тогда они объяснили:

— Она порекомендовала другого человека.

Прабхупада сказал:

— А, понятно, большой человек порекомендовал другого человека.

Затем Прабхупада стал рассказывать историю о льве и журавле. Он сказал:

— У льва в горле застряла кость, и он обратился к журавлю: «Пожалуйста, достань кость из моего горла. Ты можешь засунуть свой клюв и схватить ее». Журавль сказал: «Нет, если я положу свою голову в твою пасть, ты съешь меня». Лев сказал: «Нет, я обещаю, что не буду тебя есть. Более того, я дам тебе благословение, если ты это сделаешь». Тогда журавль с неохотой засунул голову в пасть льва, и достал кость. В ожидании журавль продолжал стоять перед львом. Лев посмотрел на него, и спросил: «Что ты стоишь? Чего ты хочешь?» Тот сказал: «Ты же сказал, что если я засуну свою голову в твою пасть и вытащу кость, то ты дашь мне благословение». Лев сказал: «Что? Я позволил тебе положить свою голову в свою пасть, и теперь ты хочешь благословения?»

Прабхупада хотел указать на то, что большие люди думают, что если они просто позволили вам увидеться с ними, то этим они оказали вам огромное благо. Он сказал:

— Мораль такова — занимайтесь своим делом, и не зависьте от других.

35-33 Хансадутта дас

Однажды Прабхупада спросил меня:

— Зачем я написал все эти книги?

Я сказал:

— Чтобы мы могли изучить философию.

Он сказал:

— Нет. Эти книги предназначены только для того, чтобы убедить вас воспевать Харе Кришна. Если вы убеждены, нет необходимости читать эти книги.

35-34 Хансадутта дас

Когда ушел Карандхара, образовалось вакантное место среди попечителей Би-би-ти. В то время было три попечителя — Прабхупада, Бали Мардана и Карандхара. В 1973 или 74 году он приехал в Лондон, и однажды утром он позвал меня. Сидя на кровати, он сказал:

— Я хочу назначить тебя попечителем Би-би-ти.

Я сразу понял, что это очень сокровенное служение — более сокровенное, чем какое-либо другое, потому что оно было связано с изданием и распространением его книг, и это было нечто отдельное от организации ИСККОН. Юридически это была отдельная вещь. И Прабхупада лично являлся частью этого фонда. Я был удивлен тому, что он попросил меня об этом. Я сказал:

— Но Прабхупада, у вас так много учеников. Некоторые являются магистрами и бакалаврами искусств, некоторые доктора наук — они имеют образование, а я даже не закончил школу.

Фактически, за несколько дней до этого, когда я приносил ему письма, он сказал:

— Почему в каждом из писем, которые ты пишешь, по 2-3 орфографические ошибки?

Я сказал:

— Ну, Прабхупада, я просто должным образом не посещал школу.

Он сразу почувствовал мое смущение, и сказал:

— А, понятно. Посмотри, — он взял маленький оксфордский словарь, и сказал, — я всегда ношу с собой этот маленький оксфордский словарь. И если есть слово, которое ты не знаешь, смотри там. Именно так я учил английский язык.

И по сей день он со мной. И где бы он не попадался мне на глаза, я всегда вспоминаю Прабхупаду. Такое влияние имел на нас Прабхупада — все, что он упоминал в ходе своей проповеди, формально или случайно, становилось трамплином для сознания Кришны. Однажды он указал на испражнения собаки, и сказал:

— Очень заразно. Это ваша цивилизация.

Теперь каждый раз, когда вы видите собаку, ее испражнения, вы думаете о Прабхупаде. Прабхупада использовал испражнения, чтобы вдохновить нас быть сознающими Кришну. Однажды, гуляя в парке, мы проходили мимо человека, который совершал прыжки. Прабхупада остановился, посмотрел на него, и сказал:

— Это упражнение для тела, — он поднял руку с мешочком, и сказал, — это упражнение для души.

Теперь каждый раз, когда вы видите прыгающего человека, вы думаете о Прабхупаде. Во всяком случае такое влияние он имел на меня. Я представляю себе, что такой же эффект он имел и на других. Все, о чем упоминал Прабхупада, занимаясь проповедью, навсегда отпечатывалось в вашем сердце, точно так же, как на видео, все, что находится перед объективом, запечатляется на пленку.

Возвращаясь к истории, я спросил:

— Но Прабхупада, у вас так много учеников, все они образованы.

И я вспомнил о том, как пару дней назад он сказал, что я даже говорить правильно не умею. Он остановил меня, и сказал:

— Потому что ты издавал и распространял мои книги, хотя я тебя об этом не просил. Ты осознал важность моих книг.

Затем он добавил:

— Преданные могут потерпеть неудачу, храмы могут потерпеть неудачу, но мои книги будут жить вечно.

Конечно же, мы все это знаем. Но когда Прабхупада упомянул об этом, в то время мы не могли себе представить, что преданные или храмы могут потерпеть неудачу. Как такое может быть? Это же коллосальная динамическая активная среда, в которой приходят люди, текут деньги, печатаются книги. Это было невообразимо. Но Прабхупада уже имел предавление обо всем. Итак, книги были очень важны для Прабхупады.

35-35 Хансадутта дас

Первоначальная «Бхагавад-гита» была издана Макмилланом. Но книга по-настоящему не продавалась. Фактически, авторские права на книгу была отданы Макмиллану. Но там была оговорка о том, что если они прекратят ее издавать, что права будут возвращены Би-би-ти. Это было хорошо. В то время я был в Германии, и мы переводили «Бхагавад-гиту» на немецкий язык. Я знал о том, что мы не можем по закону печатать ее. Но в то же самое время я был убежден, что Макмиллан больше не напечатает эту книгу. Поэтому мы просто помчались напролом, переведя ее и отправив в печать, хотя права еще принадлежали Макмиллану. Мы сделали несколько незначительных изменений — немного уменьшили размер книги и напечатали ее на библейской бумаге. Когда книга вышла, и я принес ее Прабхупаде, он посмотрел на нее и сказал:

— Это издание лучше, чем американское.

Благодаря бумаге. Так что я был рад. Прелесть общения с Прабхупадой была в том, что он позволял вам вводить новшества. Он давал вам свободу и увереность в том, что вы можете делать какие-то вещи, не консультируясь с ним, подобно школьнику, который обращается к своему отцу. И если вы делали что-то благодаря вдохновению, исходящему от Кришны, а все, очевидно, так и было, тогда Прабхупада признавал это. Это очень воодушевляло и заставляло нас еще больше развиваться. Очень важной частью общения с Прабхупадой была свобода, когда он позволял своим ученикам бежать с мячом. Конечно же, иногда мы падали ниц и теряли мяч. Но даже в этом случае Прабхупада не придавал этому большого значения и не дразнил нас при каждой встрече. Мы разбирались с делом, и на этом все заканчивалось, после чего мы просто продолжали.

35-36 Хансадутта дас

Однажды Прабхупада сделал замечание о христианах. Он сказал:

— Почему христиане всегда изображают Иисуса на кресте?

Кто-то попытался дать этому какое-то объяснение. Конечно же, этого было недостаточно. Прабхупада сказал:

— Но если вы любите Иисуса, если вы любите его, почему вы изображаете его в самой унизительной и ужасной ситуации? Если вы кого-то любите, будете ли вы ставить его фотографию на свою полку в его самой неприятной и отвратительной ситуации?

Когда он сказал это, целый мир открылся. Это что-то настолько очевидное, странное и порочное, что мы никогда этого не замечали. Но когда Прабхупада заметил это, открылась совершенно другая точка зрения. И Прабхупада делал это в разных ситуациях вновь, и вновь, и вновь.

35-37 Хансадутта дас

На встречах Джи-би-си с годами появилась склонность все больше и больше погружаться во второстепенные административные вопросы. Часами и днями продолжались эти обсуждения. Мы исписывали много бумаги с резолюциями. Однажды преданные принесли такую пачку резолюций Прабхупаде на утверждение. Прабхупада посмотрел на них, полистал их вскользь, и сказал:

— Но обсудили ли вы, как улучшить качество воспевания Харе Кришна?

Мы думали: «Зачем это? Это же не важно». В тот раз Прабхупада сказал:

— Собрания Джи-би-си должны длиться два, три или максимум четыре часа.

У нас они, конечно же, длились днями. Прабхупаду по-настоящему заботило качество нашей духовной жизни, и в особенности воспевание, потому что… Фактически, Прабхупада однажды сказал мне:

— Если человек не воспевает Харе Кришна, тогда его преданное служение становится кармой.

Другими словами, его действия становятся кармическими. Потому что, в чем разница между тем, что они делают, и что делаем мы? Разница в том, что наша деятельность очищается вибрацией, которая поддерживает нашу связь.

35-38 Хансадутта дас

В Индии, когда мы были в такси или в машине, и останавливались где-то, особенно в таких местах, как Калькутта, и к двери подходили попрошайки, если у Прабхупады не было денег, то он просил нас дать им что-то. Когда нас принимала какая-то семья, а в семьях всегда есть слуги, и мы собирались уезжать, то Прабхупада садился где-нибудь, и просил хозяина привести всех слуг, и с разрешения старших он давал им немного рупий. Те, кто были старше, получали больше, те, кто были младше, получали меньше. Прабхупаду очень заботило все окружение. Он не находился где-то наверху так, что мы бы не могли взаимодействовать и общаться с ним.

35-39 Хансадутта дас

Однажды мне позвонили, когда я был в Германии, и сказали, что я должен немедленно приехать в Цюрих. Я спросил:

— Почему? Что происходит?

— Прабхупада хочет, чтобы ты приехал немедленно. Мы не знаем. Он просто хочет, чтобы ты, Бхагаван и еще кто-то приехали.

— Хорошо, — и мы отправились.

Даже когда я приехал, никто не мог мне сказать, в чем было дело. Посреди ночи около часа кто-то сказал мне:

— Прабхупада хочет видеть тебя и всех остальных.

Мы зашли в комнату. Прабхупада был в гневе. Он говорил с Бхагаваном и Бали Марнадом. Нет, он говорил со Шьямасундарой и Бали Марданом. Они взяли все деньги Би-би-ти и остальные деньги, которые они могли взять, и купили золото, потому что это был год, когда Никсон снял доллар с золотого стандарта. И Шьямасундара, будучи волшебником, знал, что золото резко поднимется в цене, что на самом деле и случилось. Прабхупада был в гневе:

— Как вы могли такое устроить? Вы играете в азатные игры.

А Шьямасундара продолжал говорить:

— Но Прабхупада, мы подняли деньги. Почему нет?

А Прабхупада говорил:

— Но это наш принцип — это азартная игра. Вы не можете нарушать принцип.

А он продолжал:

— Но мы сделали деньги.

А Прабхупада говорил:

— Нет, мы не можем нарушать наш принцип. Наш принцип — это никаких азартных игр, а вложение денег в золото — это азартная игра.

На следующий день он пошел в банк, и продал все золото. Он не хотел отклоняться от принципа. Прабхупада вместе со Шьямасундарой пошли туда, и перевели обратно все золото в доллары.

На обратном пути мы ехали в машине, и Шьямасундара, очевидно, знал местность. Прабхупада заметил это, потому что Шьямасундара показывал на разные вещи. Прабхупада отметил:

— О, ты все тут знаешь.

Шьямасундара сказал:

— Да, когда мне было 17 лет, я покинул дом и поехал сюда, и туда, и путешествовал по всему миру.

Он вкратце опиывал свои приключения. Когда он закончил, наступила тишина. Тогда Прабхупада сказал:

— Я ушел из дома в 50.

То, как он сказал это, раскрыло все с объективной точки зрения.

Точно так же, гуляя по Оксфорд Стрит, он остановился, и сказал:

— Видите, Кришна исполяет все желания. Когда я был маленьким, я всегда хотел приехал в Лондон. И вот я в Лондоне. Так что Кришна исполняет все желания. Просто на это требуется немного времени.

35-40 Хансадутта дас

На Гавайах в какой-то момент кто-то пожертвовал ресторан. Судама отвечал за эту зону. Но по какой-то причине Судама чувствовал, что ресторан принадлежит ему. Было собрание, на котором обсуждался этот инцидент, и Прабхупада сказал:

— Итак, ты мой ученик?

Судама сказал:

— Да.

— Поэтому все, что дали тебе, предназначено для меня.

Судама сказал:

— Да.

— Итак, кому тогда принадлежит ресторан — тебе или мне?

Судума сказал:

— Он принадлежит мне.

Прабхупада сказал:

— Хорошо, возьми его и будь счастлив.

И он вышел из комнаты. Когда он вышел из комнаты, Прабхупада сказал:

— Итак, что мы будем делать? Должны ли мы возбудить дело?

Гуру Крипа сказал:

— Да!

Прабхупада задумался, и сказал:

— Нет, тогда мы превратимся в обычных карми. Наша жизнь основана на любви и доверии. Если мы не собираемся так жить, тогда у нас не будет духовной жизни.

И он просто отпустил это.

35-41 Хансадутта дас

Вот, что еще можно сказать о Прабхупаде… Он не устраивал заговоров. Когда кто-то приходил с жалобами на другого человека, он звал его, и говорил:

— Итак, что ты сказал?

Он не позволял, чтобы его втягивали в заговоры. Он обычно говорил: «Никаких пшш пшш пшш». Он называл это «пшш пшш». Он говорил:

— Собирайтесь, и говорите прямо. Вы можете сражаться, как кошки и собаки на собрании, но в конце, к какому бы вы согласию ни пришли, вы должны исполнить это.

Обычно знаменитости, видные люди в обществе, будь то политики или артисты, живут двумя жизнями — одну они показывают публике, а другая жизнь полностью противоположна. Прабхупада не был таким. У него была только одна жизнь. Есть одна вещь, которая поражала меня снова и снова, каждый раз, когда я встречался с ним. Прабхупада был в точно такой же, как его книги. Когда вы читали книгу, и когда вы были в присутствии Прабхупады, и он что-то говорил, это было в точности то же самое. Не было разницы. Но в случае других людей, всегда есть обратная сторона. И это настолько обезоруживало. Как только вы входили с полной головой проблем, они все испарялись.

— Все хорошо?

— Да, Прабхупада, да.

Как только вы выходили за дверь, вы снова становились озадаченным.

35-42 Хансадутта дас

Вы были в Лондоне в Мэноре? Там есть большая комната Прабхупады. Он сидел за столом в конце комнаты около витражных окон. Однажды я зашел, а Химавати сидела на подушке за столом с Прабхупадой. Она взяла своей рукой его руку, и читала по ладони. Прабхупада спрашивал:

— А что означает эта линия?

— О, Прабхупада, это ваша линия жизни. У вас очень хорошая линия жизни.

Они продолжали так общаться, очень непринужденно, как будто бы они были друзьями не разлей вода. У Химавати были отношения с Прабхупадой совсем отличные от моих. Он был с ней очень ласковым и дружелюбным. Это не было что-то искусственое. Она естественно чувствовала с ним себя как дома, в то время, как я чувствовал благоговение и почтение.

У него с каждым человеком были индивидуальные отношения. Я уже рассказывал об этом. Шьямасундара приводил множество знаменитостей, и я заметил, что каждого человека Прабхупада встречал по-разному. Например, Лорд Броквей был правительственным чиновником и уважаемым джентльменом, и Прабхупада лично вышел к двери, открыл ему, и усадил его. Но он не делал это с каждым. С каждым человеком он вел себя определенным образом. Прабхупада также мог быть и очень резким. Он не всегда был добрым, улыбающимся, мягким или покровительсвующим. Нет. Один раз он давал даршан, и кто-то сказал:

— А как же Иисус?

Прабхупада ответил:

— Вы следуете Иисусу? Вы следуете Будде? А, вы просто болтаете. Не болтайте.

Он мог быть очень…

Несколько лет назад я встретил человека в Пало-Альто. Я искал магазин в хорошей части города. У него была картинная галерея. Я осматривал место, и он сказал:

— О, вы последователь Свами Прабхупады?

Я сказал:

— Да, как вы узнали?

Он сказал:

— Я увидел ваши бусы. Я встречался со Свами Прабхупадой в Университете Пало-Альто в 1967 или 1966 году.

Я сказал:

— Правда? Расскажите мне об этом.

Он сказал:

— Да, я видел его. Он является самым незабываемым человеком, которого я когда-либо встречал.

Я сказал:

— Почему? Вы о чем-то говорили?

Он сказал:

— Да, после лекции у нас было обсуждение. Я жаловался на правительство. А Прабхупада сказал: «Нет, вы не можете жаловаться. Вы выбрали свое правительство. Вы выбрали, поэтому не можете жаловаться». А я отвечал: «Но я не выбирал». Прабхупада сказал: «Нет, вы выбрали его. Такова ваша система. Вы не можете жаловаться». Он просто не отпускал меня с этой точки. «Вы выбрали. Поэтому это ваша ответственность».

35-43 Хансадутта дас

Вещь, которая позволяла человеку, такому, как я, иметь подобное общение с Прабхупадой, и выполять служение, которое я выполнял, это то, что Прабхупада отвечал на энтузиазм. Он не отвечал на материальную квалификацию, такую, как ученость или даже мастерство в определенной области. Энтузиазм — это тот фактор, который затмевал все остальное. Если этот энтузиазм был пробужден, и если он был подлинным, тогда не было границ. Что касается меня, то у меня не было образования. И я не был профессионалом ни в какой области. Я даже не был американцем, я родился в Германии. И также я был женат. Но Прабхупада дал мне так много возможностей, так много ответственных заданий, что если бы все оценивалось по материальным меркам, то эта ответственность была бы дана другим людям. Так было не только со мной. Я видел это на примере Гуру Крипы, Мадхудвиши и многих других. На любого человека, у которого был энтузиазм и решимость, Прабхупада обращал внимание, и позволял им бежать с мячом. Конечно же, мы можем видеть подобные вещи даже в материальной жизни. Но этот энтузиазм не оставался необузданным. Прабхупада взращивал его, фокусировал и очищал. Поэтому вещи, которые мы делали для Прабхупады, делались под его руководством. Он просто говорил: «Делай это». Я помню, как он написал мне письмо: «Почему мои книги не печатаются в Германии?» Я думал: «Я едва ли могу говорить на немецком даже на уровне 10-летнего мальчика. Я не могу перевести их». Но потом я понял: «Прабхупада хочет, чтобы его книги были переведены на немецкий, поэтому мне надо придумать, как это сделать». Я написал ему: «Что я должен делать?» Он ответил: «Повторяй Харе Кришна, и Кришна даст тебе разум». В основном я всегда получал такой ответ. Прабхупада не был менеджером или лидером, который бы все расписывал по деталям. Он вдохновлял вас использовать ваш творческий разум. Прабхупада говорил, что каждое живое существо имеет индивидуальный талант. В каждом живет какой-то гений. Когда я посмотрел значение слова «гений» в словаре, то обнаружил, что оно означает «внутреннее божество». Гений — это не то, чем могу обладать я, вы, и еще кто-то. Гений по-настоящему значит Кришна. И если мы станем восприимчивыми к потоку, который идет от Кришны, получая вдохновение от духовного учителя, тогда этот гений, или Кришна, укажет нам, как надо действовать. Как, например, Брахмананда рассказывает, что Прабхупада попросил его пойти в Макмиллан, и отдать им рукопись. А тот сомневался: «Макмиллан — это же большая компания». Но когда мы подчиняемся его указаниям вместе с воспеванием, философией и всем процессом излечения, как его иногда называл Прабхупада, тогда начинают случаться поразительные вещи. Как Прабхупада однажды сказал: «Чистый преданный не делает ничего необыкновенного, но необыкновенные вещи происходят вокруг него». Как знакомство Шьямасундары с Джорджем Харрисоном. Это необыкновенная вещь. Весь мир сидит и ждет его у двери, но благодаря гению, вдохновению и энтузиазму Шьямасундары, Кришна открыл ему дверь.

Также меня всегда поражало в Прабхупаде то, что он не видел ничего плохого в попытках. Например, в Монреале было большое здание прямо напротив Университета МакГилла. В то время у нас не было денег. Мы едва ли могли оплачивать аренду. Прабхупада увидел это здание, и ему оно понравилось. Он сказал Джанардане:

— Узнай, сколько они хотят за это здание?

Джанардана сказал:

— Оно должно быть стоит больше миллиона долларов.

Прабхупада сказал:

— Просто спроси. Скажи, что у нас есть десять тысяч долларов, и мы будем платить им по тысяче долларов в месяц.

Конечно же, это абсурдное предложение с точки зрения бизнеса. И в то же самое время он заметил, что на первом этаже этого здания была возможность сделать магазин или ресторан. Поэтому он спросил меня, смогу ли я, и захочу ли я управлять рестораном, и зарабатывать на нем тысячу долларов в месяц. Я ответил: «Мне кажется я мог бы». Итак, Прабхупада вынудил Джанардану связаться с правительством, которому принадлежало это здание, и сделать это предложение. Но Джанардана проявил неохоту, потому что это не казалось ему реалистичным. Мы не получили это здание, но это стало примером того, как Прабхупада видел, что Кришна может все.

Так как я всегда беспокоился о деньгах, он обычно говорил мне: «Не беспокойся о деньгах. Попытайся сделать что-то прекрасное для Кришны, и деньги придут». Фактически, такова была его политика, его мотив, основа его действий. В конце концов, ведь Прабхупада приехал в Америку ни с чем. У него была какая-то задумка проповедовать интеллектуальному классу людей, но по-настоящему он начал все на Бауэри с самым деградировавшим классом людей, но это были те, кто повели мяч. Это те, кто побежали с мячом.

Многие преданные сейчас говорят: «О, мне не выпала удача общаться с Прабхупадой». Но факт в том, что Прабхупада был доступен всем, но этот доступ имел условие — вы должны были быть готовы принять любое указание, в любое время, и в любом месте, безоговорочно. Если этого не было, вы не могли войти в близкий контакт с Прабхупадой. Вам приходилось держаться на расстоянии. Во всяком случае таков мой опыт. Это не значит, что людей не подпускали. Лично я хотел этого.

Первый случай был, когда я был в Монреале, и на одном воскресном пире я собрал пожертвования, и подумал: «Теперь мне есть, о чем написать Прабхупаде». Я сделал это, и получил ответное письмо. С того момента я решил, что всегда должен что-то делать, о чем можно было бы написать или отчитаться, чтобы получить ответ». Я нуждался в этом.

В Германии все было очень мрачно. Я родился в Германии, но я до сих пор считаю, это место ужасное, и немцы очень неудачливы и жестоки. Но меня заставляла продолжать одна вещь — каждые две недели я получал письмо. Одну неделю письмо шло до Прабхупады, и одну неделю до меня. Когда неделя подходила к концу, мои батареи уже садились. Затем был восьмой, девятый, десятый день, и к одинадцатому или двенадцатому дню я уже шел через несколько кварталов, чтобы встретить почтальона, и узнать, не пришло ли письмо. И если письма не было, то я просто шел назад и ложился спать. Я не мог функционировать. А когда приходило письмо, то я снова воодушевлялся.

Итак, связь с Прабхупадой и его одобрение составляло суть всего. Материальная квалификация совершенно не имеет ничего общего с этим. У меня была возможность выступать в Гарвардском Университете. А до этого, когда мы открыли центр в Беркли в 1969 году с Нара-Нарайаной, нам предоставилась возможность читать там лекции по йоге, и таким образом мы привлекли несколько преданных. Но позже мы провели программу, на которой я по-настоящему читал лекцию на факультете Гарвардского Университета. Все это время я думал: «Это сознание Кришны. Вот он я, бросивший школу, читаю лекцию на факультете Гарвардского Университета, и они об этом даже не подозревают». После того, как я закончил, я сказал об этом: «Посмотрите на могущество чистого преданного. По его милости человек, у которого нет никакой квалификации, может оказаться в такой сфере, хотя обычно такое невозможно».

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)