Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 33

33-01 Индрадьюмна Свами

Первый раз я увидел Шрилу Прабхупаду, когда он приехал в Детройт в 1971 году. Он приехал в наш храм. В вэропорте Шриле Прабхупаде устроили большой-большой прием. Многие преданные приехали ото всюду — из Чикаго, из Нью-Йорка, из Сент-Луиса, некоторые преданные приехали даже с западного побережья. Прабхупада какое-то время отсутствовал, и многие из нас даже никогда не видели Шрилу Прабхупаду. Когда он вошел в аэропорт, там был оглушительный киртан. Сатсварупа Махарадж очень хорошо описывает этот момент в Прабхупада Лиламрите. Я помню, как Прабхупада спустился с самолета и пошел по дорожке. У нас был большой-большой киртан. Когда Прабхупада выглянул из-за угла, я смотрел на него через свою камеру, потому что в те дни было не много фотографий Шрилы Прабхупады. Я видел только пару черно-белых фотографий. В те дни фотография Шрилы Прабхупады была чем-то очень редким и чем-то очень особенным. Если у преданного была фотография, он хранил ее в потайном месте. Обычно во время джапы, если у преданного была фотография Шрилы Прабхупады, мы все садились вокруг нее и воспевали. Поэтому мне очень хотелось самому снять фото Прабхупады. Итак, Прабхупада вошел, выглянул из-за угла, а я смотрел через свою камеру. Я увидел Прабхупаду и подумал: «Прабхупада выглядит в точности таким же, как на фотографиях». Тем временем вокруг меня шел оглушительный киртан, и преданные, особенно те, кто уже общался до этого с Прабхупадой, все заплакали. Они упали на землю и стали рыдать. Я оглянулся и увидел своего духовного брата Бахулашву Прабху. Он стоял рядом со мной. Когда я только присоединился, он был для меня героем, потому что он был лидером санкиртаны, он хорошо пел киртаны, он был очень хорошим проповедником и лидером. Для меня он был очень крепким преданным. Но сейчас он лежал на земле и плакал: «Прабхупад, Прабхупад!» Я оглянулся и подумал: «А почему я не плачу? Наверное у меня так много материальных желаний в сердце, что я не могу плакать при первой встрече со своим духовным учителем». Тогда я положил камеру в сумку и упал на землю: «Нама ом вишну-падайа…» Затем Прабхупада подошел к группе преданных. Он обнял Киртанананду Махараджа, и похлопал Бхагавана даса по голове. Он был очень-очень сладким. Мы отвели его к креслу, которое мы подготовили для Шрилы Прабхупады. Он начал читал лекцию, но я был загипнотизирован от того, что просто увидел его перед собой после многомесячной медитации на это. Это было удивительно. Но одну вещь из лекции я запомнил. Спустя многие годы я общался со своеми духовными братьями — Бхакти Брингой Говиндой Махараджем, Прагхошей Прабху и другими, с которыми я на самом деле тогда не был знаком, и мы вспоминали этот момент, когда Прабхупада прилетел, и мы увидели его впервые. Мы все помнили одно и то же предложение, которое Прабхупада сказал во время лекции: «Пожалуйста, верьте мне, когда я говорю вам «вы не это тело»». Это вошло в мое сердце, и убидило меня: «Да, я не тело, я душа». Я читал об этом очень много в книгах Прабхупады, слушал об этом на лекциях, но теперь Прабхупада посмотрел на нас, наклонился к нам и сказал: «Пожалуйста, верьте мне, когда я говорю вам «вы не это тело»». Это было очень могущественно. Как говорил Прабхупада: «Воспевание Харе Кришна всегда приносит благо, но оно особенно могущественно, когда исходит из уст чистого преданного».

33-02 Индрадьюмна Свами

Прабхупада приехал в храм. Я помню, как в первое утро Прабхупада спустился, чтобы прочитать лекцию. Жена Бхагавана, Кришна-бхамини, стояла со своим первым сыном, Вайшнавом дасом, рядом с Вьяса-асаной Прабхупады. Прабхупада спустился по лестнице, в то время, как мы пели киртан. Прабхупада зашел, а я стоял прямо рядом с Кришна-бхамини. У ее сына, Вайшнава, были в руках караталы, маленькие караталы. Ему было 2 или 1.5 года, а может и 1 год. Но у него были караталы, и он играл на них. Он очень сладко играл, попадая в ритм киртана. Прабхупада, проходя мимо, увидел это. Он остановился и сказал: «О, очень хорошо». Он сел на Вьяса-асану, и вместо того, чтобы взять караталы и начать петь Джая Радха-Мадхава, он стал говорить об этом мальчике: «Этот мальчик очень хорошо играет на караталах. Такое может быть только благодаря тому, что он был преданным в своей прошлой жизни». Кришна-бхамини широко улыбнулась, услышав, что ее ребенок преданный. Она была очень счастлива. Прабхупада прочитал лекцию. Он цитировал «Бхагавад-гиту» о том, как неудачный йог рождается на высших планетах или в семье богачей. Он сказал: «Лучше всего родиться в семье брахмана, преданного. Эти дети очень особенные. Вы должны о них хорошо заботиться». Это впечатление осталось в моей памяти.

33-03 Индрадьюмна Свами

В тот момент я был грихастхой, и моему сыну было около года, или может полтора. Он только учился говорить. Я держал его на плечах. Я повторял свои круги, ходя вокруг замка. В Новом Майапуре у нас был шато, на верхнем этаже которого были комнаты Прабхупады. Прабхупада подошел к окну. А мой сын, Гаура Шакти, увидел Прабхупаду в окне и начал кричать: «Прабхупад! Прабхупад! Прабхупад!» Я думал он упадет с моих плечей. Я сказал: «Хорошо, держись, держись!» А Прабхупада помохал ему рукой. Вечером того же дня, когда Прабхупада давал даршан в своей комнате, он вспомнил этот случай. Он сказал: «Один маленький мальчик, гуляя вокруг замка на плечах своего отца, увидел меня и стал воспевать «Прабхупад! Прабхупад!» Это сознание Кришны. Мы не знаем, кем были эти дети. Может есть какая-то связь в прошлых жизнях». Я подумал: «О, мой сын». Он сказал: «Эти дети наполняются энтузиазмом, когда видят меня. Может быть у нас были какие-то отношения в предыдущих рождениях».

33-04 Индрадьюмна Свами

Я не помню, на сколько дней Прабхупада там остановился. Но я хотел получить инициацию. Я уже был преданным около 8 месяцев. Но у Бхагавана было определенное правило. Он сказал, что никто из преданных, которых он рекомендовал на инициацию, еще не ушел, потому что он был очень строг в том, чтобы преданный ждал в течение года. Это было необычное правило для тех дней, потому что преданные в то время получали инициацию уже через 6 месяцев, 4 месяца, 1 месяц. Иногда даже люди приходили с улицы, и преданные уговаривали их: «Ты должен получить инициацию от чистого преданного». Они садились, получали посвящение, но потом уходили. Я очень хотел получить инициацию, но не мог получить разрешения. Я подумал: «Я бы хотел, чтобы Прабхупада знал, что я его ученик, и стремлюсь получить от него инициацию». Прямо перез отъездом Прабхупады в храм в Детройте, когда он садился в машину, я побежал наверх в свою комнату, подумав о том, чтобы дать Прабхупаде пожертвование. Я слышал что-то о книжном фонде Бхактиведанты — Би-би-ти — Бхактиведанта Бук Траст. В те дни по-моему он назывался книжным фондом. Я побежал наверх. Когда я присоединился к храму, я отдал в храм все своих деньги — около 2-3 тысяч долларов. Но президент храма позволил мне оставить себе 10 долларов. Я взял конверт, взял эти 10 долларов, которые я оставил на случай крайней необходимости. Для меня это тогда было много — они давали мне ощущение безопасности. Я положил их в конверт и написал короткое письмо, потому что Прабхупада уже направлялся к своей машине: «Прабхупада, пожалуйста, примите мои смиренные поклоны. Вся слава вам. Спасибо большое, что приехали в Детройт. Вы остановились здесь совсем ненадолго, но я в течение вашего визита научился многому. Я очень привязался к вам, и очень не хочу, чтобы вы уезжали. Я буду чувствовать с вами большую разлуку». Я положил письмо в конверт, запечатал его, выбежал вниз, а Прабхупада как раз садился в свою машину. Я сказал: «Шрила Прабхупада!» Я закричал очень громко. Я был у двери, а он находился в 30-40 метрах от меня. Все преданные остановились и посмотрели на меня. Прабхупада сказал: «Да?» Я сказал: «У меня письмо для вас». Я подбежал, принес свои поклоны, и отдал письмо. Прабхупада сложил руки и сказал: «Харе Кришна». Все эти короткие встречи со Шрилой Прабхупадой произвели на наши сердца такое большое впечатление. Лава-матра садху-санга сарва-сидхи хайа. Я увидел, как он положил коверт в карман своей курты, но он торчал оттуда. Я подумал: «А что, если он потеряет его? Прочитает ли Прабхупада мое письмо?» Машина отъехала. Я уже почти забыл об этом. Я не забыл, но подумал: «Прабхупада очень занят. Скорее всего он не ответит». Через 2 недели пришло письмо. В те дни любое приходящее письмо от Шрилы Прабхупады было очень особым событием. Президент храма получал письмо, но он не говорил, кому это письмо назначалось. Все собирались в приемной комнате храма, дули в раковину: «Вуууууу! Письмо от Шрилы Прабхупады! Пришло письмо от Шрилы Прабхупады!» Чем бы мы ни занимались, работали ли на кухне, убирались ли в храмовой комнате, готовили ли книги для санкиртаны, все бросали свои дела и бежали в приемную комнату и садились в ожидании нескольких капель нектара от Шрилы Прабхупады. Мы не думали: «О, это письмо предназначено такому-то прабху». Мы понимали, что любое слово Шрилы Прабхупады предназначалось на благо всех нас. Преданные ловили каждое слово письма. Бхагаван сказал: «Мы получили сегодня письмо от Шрилы Прабхупады. Это письмо предназначено для… Бхакты Браяна». Я сказал: «Это же я. Прабхупада ответил на мое письмо». Он сказал: «Бхакта Браян сейчас прочитает нам письмо». Я встал и подошел с трясущимися руками. Я не помню точных слов, потому что письмо потом потерялось, но примерно следующее содержание: «Мой дорогой Бхакта Браян, пожалуйста, прими мои благословения. Спасибо большое для твое пожертвование в размере 10 долларов в мой книжный фонд. Авторитеты в твоем храме сказали мне, что ты хорошо продвигаешься в сознании Кришны. Я прошу тебя всегда следовать по стопам продвинутых преданных, и через некоторое время я буду очень-очень счастлив принять тебя своим должным образом инициированным учеником». Я ликовал и был очень счастлив от того, что Прабхупада согласился дать мне инициацию через какое-то время. Это дало мне много духовных сил.

33-05 Индрадьюмна Свами

Через несколько месяцев Шрила Прабхупада попросил в письме Бхагавана даса отправиться в Европу, чтобы помочь парижскому храму. Это был новый храм в Париже, в котором были Хари Вилас, Лочанананда, Умапати Прабху (сейчас Умапати Свами). Там было несколько преданных, но Прабхупада хотел назначить там Джи-би-си, чтобы тот организовал проповедь и запустил все. Поэтому однажды Бхагаван упомянул, что скоро он уедет во Францию, и он думал о том, кто мог бы поехать с ним и помочь ему. Когда я это услышал, я поднял руку и сказал:

— Я однажды уже путешествовал по Европе.

Он просил:

— Ты знаешь, как путешествовать?

Я сказал:

— Конечно, я был во Франции, в Германии, в Испании. Возьми меня с собой, и я организую все для путешествия.

Он сказал:

— Хорошо.

Мы уже были достаточно близки. Он сказал:

— Только есть одно условие — ты должен купить билеты на тот же самолет, на котором полетит Шрила Прабхупада.

Шрила Прабхупада где-то через неделю собирался полететь в Лондон. Поэтому он сказал:

— Если ты возьмешь билеты на самолет со Шрилой Прабхупадой, то можешь полететь со мной.

Он безусловно уже согласился, но просто решил так сказать. Я ответил:

— Хорошо.

Я позвонил в Нью-Йорк, и узнал у преданных, на каком рейсе полетит Шрила Прабхупада. Я позвонил в авиакомпанию и поговорил с билетным агентом. Я спросил:

— У вас есть пассажир А.Ч. Бхактиведанта Свами или г-н Свами на таком-то рейсе?

Она ответила:

— Да, есть.

Я сказал:

— Я бы хотел забронировать два места на этом рейсе.

Она сказала:

— Простите, уже все места забронированы.

Мое сердце упало. Я сказал:

— А могли бы вы что-нибудь придумать? Это мой духовный учитель.

Она спросила:

— Кто ваш?

Я сказал:

— Это мой духовный учитель.

Она спросила:

— А кто такой духовный учитель?

Я сказал:

— Он мой гуру, — она ничего не знала об этом, — Он мой учитель. Он мой духовный учитель. Как в христианстве есть Иисус Христос, который вам как жизнь и душа.

Она сказал:

— Ааа! Подождите минутку. Я поговорю со своим руководителем.

Через две минуты она вернулась и сказала:

— Сэр, мы все устроили, поэтому вы сможете полететь со своим гуру на одном самолете. У нас есть два места для вас.

Я назвал свое имя и имя Бхагавана.

33-06 Индрадьюмна Свами

Через несколько дней мы приехали в Нью-Йорк. В то время храм располагался на Хенри Стрит. Все, что я помню о Хенри Стрит, это то, что Прабхупада давал инициации. Я слышал уже о Бхарадрадже и других великих личностях, с которыми я хотел встретиться. Они вели киртаны. Также там был Вишнуджана Махарадж. Он проводил Харинамы на улицах Нью-Йорка каждый день. А Прабхупада читал лекции, и мне это очень запомнилось. Бхавананда сделал Вьяса-асану для Шрилы Прабхупады в стиле поп-арт. Она вся была разноцветная. Я был поражен — это была удивительная Вьяса-асана. Но Прабхупада, сидя на ней, начал засыпать. Я все время хотел подойти и поддержать подушку, потому что Прабхупаде трудно было там сидеть. Затем пришло время отправиться в аэропорт. Там были я, Бхагаван, Шрила Прабхупада и Прадьюмна. Мы сели в машину, и выехали немного раньше. А большинство преданных застряли в пробке. В те дни все преданные выезжали из храма, чтобы проводить Прабхупаду в аэропорте. Моя машина приехала туда первой. Каким-то образом мы избежали пробку. И это было сразу же после приезда Шрилы Прабхупады. В одной машине были Прабхупада, Прадьюмна и водитель, а в другой — я, Бхагаван и наш водитель. Мы вышли и стали проверять наши чемоданы. Затем мы прошли в зону паспортного контроля. К тому времени приехали все преданные и устроили там полный хаос. Там были сотни и сотни преданных. Все хотели видеть Прабхупаду в последний раз, принести свои поклоны, задать несколько вопросов. К тому времени, как мы прошли на регистрацию, уже творился полный хаос. Там был человек, который проверял наши паспорта, а рядом с ним был человек, который проверял ручную кладь. Я стоял рядом с Прабхупадой. Этот офицер сказал:

— Я хочу посмотреть, что у вас в белой сумке.

Прабхупада обычно носил с собой белую сумку, в которой он хранил все ценные бумаги, свои очки, свои караталы, какие-то документы и лекарства. Я всегда хотел заглянуть в эту белую сумку, потому что он всегда носил ее с собой. Это известная сумка. Он сказал Прабхупаде:

— Откройте эту сумку.

У Прабхупады возникли трудности с замками, потому что это уже были старые индийские замки. Ему трудно было их открыть. А этот человек очень грубо сказал:

— Откройте эту сумку, я сказал.

Я наклонился к этой стойке и сказал ему прямо в лицо:

— Если вы еще раз в таком тоне обратитесь к моему духовному учителю, я разобью вам лицо.

Этот человек отошел назад и сказал:

— Я думал вы, ребята, не причиняете насилия.

Я сказал:

— Но в данном случае вы общаетесь с чистым преданным, и должны знать правильный этикет.

Он сказал:

— Хорошо, молодой человек, тогда ты открой сумку.

Я сказал:

— Хорошо.

А я всегда хотел заглянуть в эту сумку. Я развернул ее, и она сразу же без проблем открылась. Я открыл ее, и просто вошел в гипноз. Я смотрел в эту сумку с секретными вещами Прабхупады. Там были очки, ручка и другие вещи. Мужчина сказал:

— Простите, я хочу посмотреть, что в сумке.

Я развернул ее. Он посмотрел внутрь и сказал:

— Хорошо, спасибо.

33-07 Индрадьюмна Свами

Мы прошли, а Прадьюмне и Бхагавану пришлось пройти также через все эти формальности. Мужчина сказал:

— Проходите быстрее, я займусь остальными.

Мы со Шрилой Прабхупадой первыми шли по коридору к самолету. Не было ни одного пассажира — только мы двое. Это был первый раз, когда я оказался наедине с Прабхупадой. Прабхупада повернулся ко мне и сказал:

— Только посмотри, в этом материальном мире у людей нет никаких хороших качеств.

Я сразу не понял. А он продолжил:

— Так как они соприкасаются с гунами природы, у них нет никаких хороших качеств. Ты понимаешь, Индрадьюмна?

Я подумал: «Прабхупада говорит со мной», и сказал:

— Да!

На самом деле я не понял, но сказал:

— Да!

Затем мы прошли еще немного, и он снова остановил меня и сказал:

— Только посмотри, витают на платформе ума, никакого сознания Кришны, одни дурные качества. Ты понимаешь, Индрадьюмна?

— Да!

Затем, прямо перед тем, как мы подошли к самолету, Прабхупада снова остановился и сказал:

— Только посмотри, так как они соприкасаются с гунами природы, они опускаются все ниже, и ниже, и ниже. Но если мы сможем пробудить их сознание Кришны, они обретут все хорошие качества. Ты понимаешь?

Тогда я сказал:

— Да… Теперь я понимаю.

В этом троекратном слушании наставлений было особое могущество. Это вошло в мое сердце, и я сказал:

— Да, я понял…

Они обладают дурными качествами из-за общения с материальным миром. Но если мы пробудим их сознание Кришны, все их хорошие качества проявятся. В тот момент я сказал:

— Да, я понял…

Это был мистический опыт.

33-08 Индрадьюмна Свами

Мы зашли на самолет и сели. Там не было ни одного пассажира. Я сидел рядом со Шрилой Прабхупадой и очень нервничал, я не знал, что мне делать. Я повторял «Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе…» и думал: «Прабхупада видит, как я хорошо повторяю свои круги». Прабхупада просто смотрел в окно. Затем, когда несколько пассажиров зашли на самолет, Прабхупада повернулся ко мне и сказал:

— Итак, прасад?

Я спросил:

— Что?

— Есть прасадам?

Прадьюмна должен был заниматься этим. Он был секретарем и слугой одновременно. Но я вспомнил, что когда мы были в толпе преданных, кто-то сказал: «Вот апельсины для Прабхупады, скажи ему, что это от такого-то такого-то». Поэтому у меня были апельсины, небольшой пластиковый нож и бумажные тарелки. Я вспомнил об этом и сказал:

— А, да.

Прабхупада сказал:

— Давай примем прасад.

Я откинул столик и порезал апельсины: «Это для вас, Шрила Прабхупада». Прабхупада начал сосать апельсины, жуя и издавая звуки. Я наблюдал это. Затем он закончил. Там было три апельсина. Он высосал сок из всех из них, положил шкурки и сказал: «Харе Кришна». Затем он сказал мне:

— Итак, Индрадьюмна, будешь прасад?

Будучи преданным-неофитом, я сказал Шриле Прабхупаде:

— Шрила Прабхупада, больше не осталось прасада.

Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— Есть маха-маха-прасад.

Я сразу все понял и взял тарелку. Я был так счастлив, что мой духовный учитель попросил меня вкусить остатки его пищи, я был в такой блаженстве, что взял апельсин и положил его в рот — целиком, с кожурой. Я стал жевать его. И конечно же апельсиновая кожура очень кислая, поэтому мою губы стали гореть. Но я думал: «Это маха!» Я съел второй, третий. Затем слезы выступили на моих глазах. «Махапрасад!» Я посмотрел на Прабхупаду, а он сделал удивленное и одобрительное лицо. Я высосал все остатки.

33-09 Индрадьюмна Свами

Затем самолет взлетел, прошло какое-то время, и нас попросили закрыть окна, потому что начали показывать кино. Я подумал: «Кино это майа. Я покажу Прабхупаде, что не собираюсь смотреть это кино». Стало темно, и начался фильм. У меня была «Бхагавад-гита». Я взял «Бхагавад-гиту» и начал читать: «Дехино ‘смин йатха дехе… Сарва дхарман паритйаджйа… Я не смотрю этот фильм». Но затем я услышал, как Прабхупада начал посмеиваться. А потом он начал смеяться. Он по-настоящему смеялся. Я повернул голову и увидел, что Прабхупада смотрит кино. «Сарва дхарман…» Прабхупада смотрит кино! Я закрыл книгу и подумал: «Ну ладно!» Я посмотрел наверх — там показывали кино про Чарли Чаплина, один из его юмористичных фильмов. Прабхупаде очень нравился фильм — он смеялся. И я тоже смеялся. Было очень весело. И Прадьюмна тоже смеялся. Затем кино закончилось, включили свет, и я стал думать: «Мне казалось, что мы не должны смотреть кино. Что здесь происходит? У Прабхупады должно быть какое-то объяснение тому, почему мы смотрим этот фильм». Я наклонился к Прадьюмне, который сидел по другую сторону от Прабхупады и сказал:

— Прадьюмна, можно с тобой поговорить?

Он сказал:

— Я сейчас занят.

Я сказал:

— Мне надо поговорить с тобой. У меня очень важный вопрос. Встретимся около туалета.

Я встал и он тоже пошел за мной. В проходе я спросил:

— Прадьюмна, мы же не должны смотреть фильмы. Как я должен к этому относиться?

Он сказал:

— Я не знаю.

Я сказал:

— Может нам спросить у Шрилы Прабхупады?

Он сказал:

— Да. Пойди и спроси у Шрилы Прабхупады.

Я сказал:

— Нет, ты спроси у Шрилы Прабхупады.

Он сказал:

— Нет, ты спроси у Шрилы Прабхупады.

Мы перекидывали это друг на друга какое-то время, но в конце концов он согласился пойти и спросить Шрилу Прабхупаду. Он прошел по коридору, сел рядом с Прабхупадой и начал с ним говорить. Я наблюдал за ними. В итоге большая улыбка образовалась на лице Прадьюмны, и он закивал. А я ждал ответа. Он подошел ко мне в коридоре с большой улыбкой на лице, а я спросил:

— Что сказал Шрила Прабхупада?

Он ответил:

— Он сказал, что действительно, обычно мы не смотрим фильмы. Но юмор Чарли Чаплина очень оригинальный, а Кришна источник всех оригинальный вещей.

Таков был ответ Прабхупады. Конечно же, мы знаем, что когда Прабхупада был маленьким мальчиком, ему нравился юмор Чарли Чаплина, невинный юмор Чарли Чаплина.

33-10 Индрадьюмна Свами

Мы прибыли в Лондон. Когда мы приземлились в Лондоне, я чувствовал большое воодушевление, потому что уже слышал о том, как Малати и Шьямасундара, Мукунда и Джанаки, Гурудас и другие преданные совершали там много служения, чтобы построить новый центр. Мы слышали о Битлз — о том, как они заинтересовались сознанием Кришны. Поэтому я ожидал большой прием для Шрилы Прабхупады. Встреча Шрилы Прабхупады всегда была большим событием. Я думал, что эта встреча будет очень особенной. Может быть даже Прабхупада встретится с Битлз или что-то подобное. Мы приземлились. Потом мы забирали свой багаж, а Прабхупада повторял джапу. Один из чемоданов Прабхупады не прибыл, и это был очень важный чемодан — в нем были все книги с комментариями ачарьев, которые он использовал для написания своих книг. Мы ждали и ждали, и уже все ушли, и можно было слышать киртан снаружи, в зале ожидания. А чемодан так и не появился. Шьямасундара, который приехал в аэропорт, чтобы встретить нас, был очень расстроен. Он сказал: «Кто-то должен остаться и получить этот чемодан». Когда он сказал это, я попытался спрятаться за столбом. Он сказал: «Прабхупада, Индрадьюмна может остаться, и доставить чемодан в храм». Прабхупада ответил: «Да, это очень важно». Я подумал: «О, нет, я пропущу встречу». Все ушли, а я наблюдал, как Прабхупада идет по направлению к выходу. Я видел этот киртан. Я подумал: «О, нет, почему я должен ждать этот чемодан? Почему они потеряли чемодан?» Я прождал там полтора часа, и в конце концов они как-то нашли этот чемодан. Они принесли его мне к билетным кассам. Это был огромный чемодан, набитый книгами, и очень тяжелый. Я едва ли мог сам его поднять. Я поставил его на тележку и вышел наружу. Я уже был в Лондоне несколько лет назад, но я на самом деле не знал куда мне идти. Я решил взять такси. Там шел дождь, и было холодно. Я страдал, я пропустил встречу, вокруг не было преданных. Я поймал такси, положил в машину чемодан, сел, и таксист спросил меня:

— Куда поедем?

Я сказал:

— Бери Плейс, дом 7.

Он посмотрел на меня и спросил:

— У тебя все нормально, сынок?

Я сказал:

— Нет.

Он спросил:

— Могу ли чем-то помочь?

Я сказал:

— Нет, я пропустил встречу своего духовного учителя.

— Своего кого?

— У меня есть духовный учитель. Я преданный Харе Кришна.

— А, это те, которые поют на Оксфорд Стрит? Понятно. Жалко конечно. Ну ничего, всегда будем надеяться на лучшее.

Когда я приехал в храм, дождь стал еще сильнее. Я вышел и расплатился с ним. Я взял этот огромный чемодан и поднял его наверх. Я постучал в дверь, и какой-то преданный с блаженным лицом открыл мне:

— О, Харе Кришна! Кто ты?

— Меня зовут Индрадьюмна дас. Я летел со Шрилой Прабхупадой, и мне пришлось остаться, чтобы дождаться его чемодана.

— Хорошо, проходи.

Я зашел с чемоданом и мыслями о том, что наконец-то я поем прасада, попаду на хороший пир. Вокруг сидели преданные с бумажными тарелками, и я заметил, что все бумажные тарелки были пустыми — на них остались только следы желтой куркумы, пальцев и гхи. Я спросил:

— Прабху, а есть какой-то прасад?

— О, прабху, ты пропустил прасад. Надо было прийти на пару часов раньше.

— Да?…

— И ты пропустил встречу. Встреча Прабхупады была такой экстатичной! Прабхупада дал такую хорошую лекцию! Был большой киртан!

Я сказал:

— Пожалуйста, не надо… Неужели нет никакого прасада? Даже пакоры?

— Нет.

— Хорошо, а Прабхупада наверху? Кто-нибудь может помочь мне поднять этот чемодан наверх?

Все отвечали:

— Ты что, я так объелся. Я не могу помочь.

Хорошо, сделаю сам. Я начал уже злиться на этот чемодан. Позже я понял, что этот чемодан для меня стал источником всей моей удачи. В храме на Бери Плейс лестница очень крутая. Я с трудом тащил этот чемодан. Я не помню уже, на каком этаже жил Прабхупада — может быть на третьем этаже. Пока я дотащил его туда, я полностью выбился из сил. Я устал, был голоден, хотел принять душ. Затем я увидел надпись на двери «Его Божественная Милость А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада». Я даже не постучался. Я просто вошел в дверь. Я совсем не подумал об этикете. Я очень хотел снова увидеть Прабхупаду. Я устал и был сбит с толку. Я открыл дверь, повернулся спиной, и начал задом тащить чемодан Прабхупады. Я тащил чемодан и смотрел на комнату Прабхупады, как вдруг Нанда Кумар, слуга Шрилы Прабхупады, сказал: «Осторожней! Не задень Шрилу Прабхупаду!» Я оставил чемодан, повернулся и понял, что нахожусь на расстонии 10 см от Прабхупады. Он стоял и повторял «Харе Кришна». Я сказал: «О, Шрила Прабхупада!» И упал на землю. Я стал приносить свои поклоны: «Нама ом вишну падайа кришна прештхайа бху-тале шримате бхактиведанта…» Вдруг кто-то шлепнул меня по спине. Я подумал: «Прабхупада шлепнул меня по спине». Но я не мог понять, это было из любви или из гнева. Конечно же, в любом случае это благословение. Я до сих пор чувствую это благословение Прабхупады на своей спине. Я продолжил: «Намасте сарасвате…» Затем Прабхупада что-то сказал, но я не смог расслышать. Он сказал что-то очень тихо. Я был прямо у стоп Прабхупады, и увидел, что в следующее мгновение он уже вышел в другую комнату. Я встал, когда Прабхупады уже не было в комнате. Нанда Кумар все еще был там, и он стоял с открытым ртом. Я спросил:

— Прабху, что случилось?

Он сказал:

— Прабхупада шлепнул тебя по спине.

Я сказал:

— Да, я знаю. Очень сильно. Я знаю. А что он сказал?

Он улыбнулся и сказал:

— Это было прекрасно. Прабхупада сказал тебе: «Так много усилий приходится совершать в этом материальном мире, но когда я заберу тебя назад

домой к Богу, там все будет просто и возвышенно».

Мы получаем из книг так много наставлений от Шрилы Прабхупады, но если ученику выпадает удача получить личное наставление или личное благословение от духовного учителя, он сохраняет его в своем сердце навечно. Довольно часто, по прошествии лет, иногда мы встречаемся с трудностями в сознании Кришны, по мере расширения движения мы встречаемся с разного рода противостоянием. Даже когда я ежедневно выхожу на санкиртану в холод и в жару, преодолевая усталось, я просто вспоминаю эти слова: «Так много усилий в этом материальном мире, но когда я заберу тебя назад домой к Богу, все будет просто и возвышенно». Когда приходят такие дни, я думаю об этих словах Прабхупады. Давайте будем сражаться, чтобы служить Шриле Прабхупаде, продвигать это движение Санкиртаны в мире, потому что в конце Прабхупада заберет нас назад домой к Богу. И когда мы вернемся в духовный мир, все будет просто и возвышенно.

33-11 Индрадьюмна Свами

В Лондоне мы провели несколько дней, и однажды мы с Бхагаваном пришли в комнату к Шриле Прабхупаде. Прабхупада на самом деле позвал нас. Он хотел нас вдохновить, потому что мы отправлялись оттуда в Париж. Кто-то сказал: «Прабхупада хочет видеть вас». Мы пришли, постучались в дверь, Нанда Кумар открыл дверь и пригласил нас войти. Прабхупада сидел за своим низким столиком. Мы принесли поклоны, и Прабхупада начал проповедовать о важности движения Санкиртаны. Он выражал нам благодарность за то, что мы едем туда, чтобы помочь движению Санкиртаны. Он говорил: «Кришна обеспечит вас всем необходимым». Затем он посмотрел на меня и сказал: «Мое наставление — проповедуй смело и имей веру в Святые имена». Это еще одно наставление, которое вошло в мое сердце, и на которое я постоянно медитирую: «Проповедуй смело и имей веру в Святые имена». Затем Прабхупада сказал: «Я дам вам кое-что для вдохновения». Он открыл ящик, и достал оттуда свои одежды. Он дал что-то Бхагавану дасу, не помню, что это было. А мне он дал одно из своих дхоти. Я прижал это дхоти к своему сердцу и подумал: «Теперь у меня есть кое-что ценное. У меня есть наставления от Шрилы Прабхупады о том, чтобы проповедовать смело и иметь веру в Святые имена, и у меня есть его дхоти». Хотя я был грихастхой, я всегда носил это дхоти, как чадар. Иногда санньяси приезжали в Европу. Я не буду упоминать имен, но один санньяси сказал мне:

— Ты же домохозяин. Ты не можешь носить шафран.

Я ответил:

— Махарадж, я могу. Это дхоти Прабхупады, и никто не заставит меня снять его.

Он сказал:

— Ого, дхоти Прабхупады!

Я сказал:

— Да.

Я носил его, пока оно совсем не износилось.

33-12 Индрадьюмна Свами

Итак, имея благословения Прабхупады, мы отправились в Париж. Помню, как мы зашли в храм на Фонтане-о-Роз. В Америке шел рост, у нас были большие храмы, Божества, организация. А в Париже был небольшой домик за пределами Парижа. Когда мы зашли в храмовую комнату, алтарь развалился. Он был собран из картоновых коробок и нескольких палок. У них было изображения Панча-таттвы. Преданные проводили большой киртан, и когда мы вошли, алтарь развалился. Мы подумали: «О, Боже, куда нас послал Шрила Прабхупада? Что это за место?» Это было старое здание, в котором было холодно, оно не отапливалось, и алтарь упал. Но киртан был экстатичным. Лочанананда вел очень хороший киртан. Через несколько недель приехал Прабхупада в Париж. Мы встретили его в этом маленьком храме. Все, что я помню об этом визите, это программу в Американском Центре в центре города, на которую приехали преданные из Германии во главе с Хамсадуттой. Снаружи были какие-то проблемы с хулиганами, но мы не хотели говорить об этом Прабхупаде. Утром мы гуляли со Шрилой Прабхупадой мимо красивых французских домов с прекрасными садами. Меня все это впечатляло. Прабхупада не был впечатлен. Он посмотрел на меня и сказал: «Французы очень искусны в удовлетворении чувств».

33-13 Индрадьюмна Свами

Прабхупада приезжал к нам во Францию несколько раз. Однажды в 1973 или 1974 году он приехал, чтобы установить Радху-Париж-Ишвару. Это была очень простая церемония установления. Мы поместили Радху и Кришну в две больших бадьи. Я стоял около Вьяса-асаны. Когда они поливали Шримати Радхарани, мрамор на Ее щеке окрасился в розовый цвет. Прабхупада подумал, что это остался след после абхишеки — может быть гхи, смешанное с каким-то красителем. Я смотрел на церемонию установления. А Прабхупада встал со своей Вьяса-асаны, и он подошел очень обеспокоенно с заботой и любовью к Божеству Радхарани. Когда он подошел ближе к Ней, он сложил свои руки, и затем попытался стереть пальцем что-то с Ее лица, но это был цвет мрамора. Я наблюдал за этим и думал: «Прабхупада не видит Божество, как мрамор. Он видит там Радхарани, и он обращается с Ней с большой любовью и преданностью». Он делал это очень аккуратно. Один этот случай меня полностью убедил в поклонении Божествам. Пуджари молятся перед пуджей: «Мой дорогой Господь, ты не статуя. Ты непосредственно сын Махараджи Нанды». Хотя я в то время не знал эту цитату, сокровенные отношения Прабхупады с Божеством убедили меня в том, что Божество — это не камень. Это на самом деле Кришна, это на самом деле Радха. Однажды, устанавливая маленьких Радху и Кришну в Лос-Анджелесе, он сказал: «Если вы видите этих Божеств, как медь, они навсегда останутся для вас медью. Но если вы будете следовать правилам и предписаниям священных писаний, и вы будете поклоняться Им с любовью и преданностью, однажды эти Божества заговорят с вами». Прабхупада совершил так много великих деяний по всему миру, грандиозных достижений. Но так как он был чистым преданным, маленькие вещи, которые он делал, были также удивительны. Кришна больше величайшего и меньше мельчайшего. Также и Его чистый преданный по милости Господа способен совершать великие деяния, но он также делает и маленькие вещи, и так как они пропитаны чистой преданностью Господу, они также очень значительны, очень привлекательны и очень пленительны. Подобно тому, как Прабхупада играл на караталах. То, как он двигал пальцами, и то, как он воспевал, всегда пленяло меня. Он делал это с чистой преданностью к Радхе и Кришне.

33-14 Индрадьюмна Свами

На следующий год Шрила Прабхупада вернулся, и мы с большим энтузиазмом встретили его, потому что мы поклонялись Радхе и Кришне уже в течение года. У нас было все оборудовано, в храме сделали ремонт, и у нас начался марафон. Как часть марафона, чтобы обновить все к приезду Прабхупады, мы спускались в метро под землю и распространяли маленькие брошюры о воспевании Харе Кришна. Бхагаван устроил соревнование. Первые два победителя марафона смогут омыть стопы Прабхупады. Мы с одним преданным выходили, когда еще было темно. Мы просыпались рано утром, повторяли свои круги, спускались в метро, и возвращались в 11 часов вечера. В течение месяца я не видел свет солнца. Целый месяц. Мы спали на скамейках в метро, когда уставали. Мы ели прямо там. В течение месяца я спал ночью по 3 или 4 часа. Я очень сильно хотел омыть стопы Прабхупады, потому что я слышал, что пыль лотосных стоп, вода, которой омыли эти стопы, и остатки прасада очень способствуют продвижению в сознании Кришны. Я был очень решителен. Я был готов на все, чтобы получить эту милость. Мы с Бхугарбхой, моим духовным братом, были командой, и мы выиграли этот марафон. Мы вышли еще на несколько дней, распространили много брошюр и маленьких книг, и купили огромный серебрянный таз и огромный кувшин для омовения стоп Прабхупады. У нас был план. Итак, Прабхупада приехал. Ему устроили большую встречу в аэропорте, потом привезли Прабхупаду в храм. Мы с Бхугарбхой подготовили большой серебрянный таз и куршин, наполенный теплой водой с розовой водой и лепестками. Прабхупада вошел, подошел к Божествам, а затем сел, чтобы принять Гуру-пуджу. Я поставил таз, а Бхугарбха стал поливать воду. Я держал стопы Прабхупады и думал: «Это совершенство моей жизни — прикосновение к стопам чистого преданного». Мы собрали всю эту воду — там были литры чаринамриты. Далее мы пустили в ход наш план — шел бушующий киртан, и я сказал: «Хорошо, раз, два, три, побежали!» Мы взяли этот таз и побежали вверх по лестнице. А в кармане у меня был ключ от офиса президента, Бхагавана даса. Некоторые из брахмачари обо всем догадались. Целая группа брахмачари побежала за нами. Потому что обычно эту воду разбрызгивали на головы всех преданных, или наливали кому-то. Но нет, мы хотели заполучить каждую каплю этого. Мы забежали на второй этаж, заскочили в офис, я захлопнул вовремя дверь, и закрыл ее. Можно было слышать, как — бум, бум, бум — брахмачари стучались в дверь с криками: «Мы хотим нектар! Мы хотим нектар!» Мы сели на пол. У нас были новые кружки в карманах. Мы облокотились спинами на двери, в которые ломились брахмачари. Я спросил у Бхугарбхи:

— Ты чувствуешь что-то?

Он сказал:

— Нет, нет.

— Я тоже.

Я сказал:

— Позволь мне почтить.

Я зачерпнул кружкой чаранамриту, отдал ее Бхугарбхе, затем зачерпнул свою кружку, мы чекнулись, и начали пить очень медленно. Я смаковал каждую каплю. Я просто думал о том, что вода, которой омыли лотосные стопы чистого преданного, духовного учителя, это огромная милость. Мы не торопились. Внизу шел киртан, а мы просто продолжали пить, и пить. Я не понимаю, как вообще двое юношей могут выпить столько воды, столько много чаранамриты. Там было очень много. Мы просто продолжали пить. Когда там оставалось несколько капель, мы собрали их, а затем откинулись назад. Я считаю, что скорее всего благодаря именно этому я все еще остаюсь в Международном Обществе Сознания Кришны, потому что мы получили эту милость.

33-15 Индрадьюмна Свами

Затем я взял ключ и открыл дверь. В этот момент двадцать брахмачари пытались вломиться к комнату. Они не ожидали, что дверь откроется, и все попадали. Они встали и начали кричать:

— Где милость? Где чаранамрита?

Я сидел, и, повернувшись к Бхугарбхе, спросил его:

— Милость?

Он сказал:

— О чем они?

Я сказал:

— Я не знаю.

Мы сидели с кружками в руках. Ребята сказали:

— Чаранамрита! Вы выпили всю чаранамриту!

Я сказал:

— О, чаранамрита, простите, ребята. Харе Кришна! Пойди на что угодно, но получи милость.

Затем пришел Бхагаван и спросил:

— Что вы все здесь делаете?

Я сказал:

— Ничего, ничего. Собирались пойти вниз. Я буду там через минуту, мне надо сходить в туалет.

Мы спустились на лекцию. Прабхупада сидел там, и после киртана он взял свои караталы, и начал воспевать: «Джая радха-мадхава кунджа-бихари, гопи-джана-валлабха гири-вара-дхари». Когда Прабхупада стал петь о духовном мире, о Радхе и Кришне, о Гири Говардхане, о Ямуне, все вокруг нас просто остановилось, мы вошли в гипноз. Мы вошли в духовный мир через звуковую вибрацию Прабхупады. Прабхупада смотрел на Радху-Париж-Ишвару, и вдруг Прабхупада начал дрожать. «Кунджа-бихар…» Я подумал: «О, нет, Прабхупаде не здоровится. Что-то происходит». «Кунджа-бихар…» И он остановился. Я сидел совсем близко к Прабхупаде, прямо перед его Вьяса-асаной. Я заметил, как глаза Прабхупады наполнились слезами, и они потекли. Подобно молитве: «О, Говинда! Каждое мгновение разлуки с Тобой кажется мне вечностью. Слёзы льются из глаз моих, как потоки дождя…» Это не была пара слез, они текли потоком. А я сидел перед Шрилой Прабхупадой и думал: «Вот это да! Я здесь в материальном мире, а Прабхупада в духовном мире, во Вриндаване, и по его беспричинной милости я получаю небольшой проблеск того, что значит быть во Вриндаване, любить Радху и Кришну». Это еще одно впечатление, которое навсегда осталось в моем сердце, как линии, высеченные на камне. Просто памятование об этом убеждает меня полностью. Если что-то и убеждает меня в сознании Кришны, то это лицезрение признаков любви, которые он проявил. Я не мог понять этого, и это все еще за пределами моего понимания, но я убежден просто благодаря этому случаю, когда Прабхупада проливал слезы любви. Затем он остановился, открыл свои глаза, и сказал:

— Воспевайте Харе Кришна.

Мы снова начали петь, и затем Прабхупада прочитал очень короткую лекцию, и ушел наверх.

33-16 Индрадьюмна Свами

Мы были в Женеве. Прабхупада приехал, и после встречи мы поднялись наверх. Гуру Гауранга купил две плитки швейцарского шоколада — белого и темного. Он отдал их мне и сказал:

— Когда Прабхупада поднимется, спроси Шрилу Прабхупаду, хочет ли он попробовать немного швейцарского шоколада, который считается лучшим.

Я ответил:

— Хорошо.

Прабхупада вошел в свою комнату. Мы зашли за ним и принесли свои поклоны. Прабхупада осматривал комнату, и я спросил:

— Шрила Прабхупада, у нас есть шоколад для вас.

Он сказал:

— Да?

Я сказал:

— Гуру Гауранга говорит, что швейцарский шоколад — это лучший шоколад.

Он сказал:

— Хорошо, я попробую немного.

Я открыл белый, отломил кусочек и дал Прабхупаде. Он попробовал и сказал:

— О, очень хорошо.

Он указал на другой и сказал:

— А этот?

Я сказал:

— Это другой — темный шоколад — он более горький.

Он сказал:

— Нет, нет, нет, давай попробуем.

Я отломил кусочек и дал ему. Он сказал:

— Харе Кришна!

33-17 Индрадьюмна Свами

В другой раз, когда Прабхупада приехал в Париж, моя путешествующая группа санкиртаны была на французском острове Корсика в Средиземном море. Мы распространяли там книги. Прабхупада приехал очень неожиданно. Мне кажется он болел в Англии, но Бхагаван уговорил его приехать. Он рассказывал о том, как во Франции публикуется и распространяется много книг, очень хорошо совершается поклонение Божествам. Он не хотел оказывать давление на Прабхупаду, но он хотел рассказать, насколько интенсивно преданные служили ему и любили его. Когда Бхагаван вышел из комнаты, Прабхупада повернулся к одному из своих секретарей, и сказал:

— Хорошо, мы едем, — и добавил, — Бхагаван — это Верховный Повелитель.

Итак, это был неожиданный визит. Мы были на Корсике, и нам сообщили по телефону, что Шрила Прабхупада только что прибыл в Париж, и нам надо немедленно приезжать. В этот момент я читал лекцию в клубе йоги. Кто-то пришел и сказал:

— Прабхупада приехал в Париж. Надо ехать немедленно.

Я сказал:

— Я должен закончить лекцию.

— Нет, надо ехать прямо сейчас, чтобы не пропустить его.

Я сказал:

— Мы закончим лекцию. Прабхупада хотел бы, чтобы мы закончили лекцию. Это наш долг.

Я закончил лекцию за 10-15 минут, и сказал слушателям:

— Мой духовный учитель, чистый преданный Господа, только что прибыл в Париж, столицу вашей страны. Если кто-то из вас желает, вы можете поехать с нами и встретиться с чистым преданным. Кто-нибудь хочет поехать?

Сзади сидел человек в военной форме, которого я заметил ранее. Корсика — это остров, поэтому там французский флот. Он поднял руку. Он сказал:

— Я поеду с семьей. Мы первый раз посетили центр йоги. Но то, что вы рассказывали, очень-очень интересно, и я хотел бы встретиться с человеком, который объяснил это вам, с вашим гуру.

Я спросил:

— Сэр, а кто вы?

Он сказал:

— Я адмирал француского флота.

Я сказал:

— Вы адмирал французского флота? Хорошо…

Он сказал:

— Не волнуйся, я уйду с работы.

Я сказал:

— Мы уезжаем через полчаса.

Он сказал:

— Без проблем.

Он сделал пару звонков. Он был в военной форме, и похоже ушел с работы. Его жена сходила за вещами и за двумя детьми, и через короткое время они подъехали к нам. Мы запрыгнули в наш фургон санкиртаны и поехали, а за нами ехал французский адмирал. Мы ехали 12-14 часов до Парижа, и приехали туда в тот момент, когда Прабхупада собирался давать даршан. Мы были небритыми, немытыми, после ночной поездки, но мы не хотели терять и мгновения общения с Прабхупадой. Мы зашли в храм, и я сказал преданным:

— У нас большой улов — адмирал.

У него были медали на груди. Они сказали:

— Хорошо, поднимайтесь.

Мы поднялись. Когда мы вошли, даршан только начался. Я был очень счастлив, потому что смог принести что-то своему духовному учителю. Этикет таков, что вы должны принести своему гуру какую-то дакшину, какие-то цветы или фрукты, но мы привели адмирала французского флота. Меня переполняла гордость за то, что я был учеником своего гуру: «Это мое пожертвование. Я привел вам человека, которому вы сможете проповедовать».

Когда Прабхупада увидел адмирала, он сказал: «Ооо…»

Он светился. Я попросил адмирала сесть прямо перед Шрилой Прабхупадой. Он вел себя очень почтительно, очень-очень почтительно. Он сел, и я попросил его жену тоже сесть, а сам сел рядом и сказал Прабхупаде: «Шрила Прабхупада, мы проводили программу на юге Франции на Корсике, и услышали о вашем прибытии. Я спросил, хочет ли кто-то приехать, и этот адмирал изъявил желание».

Прабхупада сказал:

— Очень хорошо.

Прабхупада начал рассказывать о том, как Бхагавад-гита была поведана Арджуне, который был войном. Прабхупада сказал: «Даже если вы воин…» Он описал брахманов, кшатриев, вайшьев, шудр, их занятия, и то, что все они строят свое служение вокруг Кришны. Он сказал:

— Даже если вы воин, вы также можете быть преданным Бога. Вы можете использовать свою работу, чтобы служить Богу.

Прабхупада проповедовал таким образом, и адмирал пил каждое слово: «О, да». Затем Прабхупада начал говорить о других вещах — о реинкарнации, о карме. Все это было очень новым для адмирала, но он слушал во все уши. Прабхупада проповедовал ему 45 минут. В конце адмирал сказал:

— Как я могу к вам обращаться?

Я сказал:

— Обращайтесь к нему, как Шрила Прабхупада.

Он попробовал сказать:

— Шрила Прабхупада, это все очень-очень интересно для меня. Я не знаю, что произошло. Я просто пришел в клуб йоги со своей женой. Мы решили поехать, и теперь я сижу перед вами, очень необычной личностью.

Он спросил:

— Если я захочу понять эту философию, что мне надо читать?

Прабхупада сказал:

— Бхагавад-гиту.

Один из слуг принес Бхагавад-гиту на французском, и он сказал:

— Это наша француская Гита. Вам надо читать ее.

Он увидел, что это большая книга, и сказал:

— У меня может не быть времени, чтобы прочитать всю книгу. Здесь много глав. Из всех глав в этой книге, на какую главу мне надо обратить внимание?

Прабхупада сказал:

— Хм… Девятую главу. Читайте девятую главу. Тогда вы поймете все о Кришне.

Мужчина сложил руки. Он получил Бхагавад-гиту от Прабхупады, он получил наставления по тому, какую главу читать, он получил благословения и ушел. Все произошло так быстро, и мы были в те дни так молоды, что даже не спросили его адрес или номер телефона. Мы проехали целый путь до Парижа, чтобы увидеть Шрилу Прабхупаду, и затем адмирал уехал. Я подумал: «Надо было записать его контакты».

Через много лет я распространял книги в Париже рядом с мэрией. Я пришел утром, и там проходило большое мероприятие. Все было оцеплено полицейскими машинами и везде светились огни. Я думал: «Замечательно! Мне надо попасть туда. Там большое мероприятие, и должно быть много важных людей. Я проникну туда, и распространю там книги. Может быть даже я смогу дать книгу мэру». Мне удалось проникнуть, но полиция меня прогнала. Они просто выбросили меня. Я обернулся и увидел группу сотрудников флота, которые служили там. Они видели, как меня грубо выбросил офицер полиции. Я оглянулся, и кого я увидел? Адмирала! Он был в своей форме. Он подошел к полицейскому и сказал: «Этот юноша может пройти. Пустите его». Я подумал: «Хорошая возможность!» и сказал:

— Адмирал, я очень рад видеть вас, — и раздал книги людям вокруг. Я не смог продать ни одной книги, но тем не менее. Я сказал:

— Я очень рад снова вас видеть.

Он сказал:

— Да, не проходит и дня, когда бы я ни помнил вашего духовного учителя. Не проходит и недели, когда бы я ни читал девятую главу Бхагавад-гиты.

Я сказал:

— Спасибо большое.

Мы пожали друг другу руки. И затем полицейский сказал:

— Все, достаточно, иди отсюда!

Когда я вышел, то вспомнил, что снова забыл записать его имя и адрес. Но я понял, что по милости Кришны этот человек смог встретился с чистым преданным однажды, дважды, и он совершил некоторое преданное служение, которое позволит ему встретить Прабхупаду вновь.

33-18 Индрадьюмна Свами

Эта история будет последней. Это было на одной утренней прогулке, когда Шрила Прабхупада снова приехал в Париж. До того, как Прабхупада приехал, мы готовились к его встрече. В какой-то момент кто-то постучался в дверь. Это было за три дня до прибытия Прабхупады. Итак, кто-то постучался в дверь, и мы открыли. Там стоял человек, которого мы на французском называем «клошард» — бомж, грязный, растрепанный. Наверняка он не мылся неделями. Его волосы были запачканы грязью, его глаза были опьянены. Он сказал:

— Еда!

Это был молодой человек 18 или 19 лет. Я сказал:

— Хорошо. Я сейчас дам тебе прасада.

Он сказал:

— Я зайду?

— Нет. Сначала тебе надо помыться, ты слишком грязный.

— Еда.

Я дал ему еды, и он ушел. Позже днем я повторял джапу, гуляя по Фош Авеню. Наш центр находился в очень хорошем месте в Париже. Я прошел по Фош Авеню до Елисейских полей и Триумфальной арки. Это очень престижный бульвар. Гуляя, я услышал шум в кустах. Я посмотрел в кусты, и увидел там этого парня. Он сделал там небольшое место для себя. Позже преданные рассказали мне, что он там жил несколько дней. Он стелил газеты и спал там. На следующий день, когда я проходил мимо, он вывалился из кустов со словами:

— Еда!

Я сказал:

— Приходи в храм, мы дадим тебе прасада.

Другие преданные тоже узнали о нем, и мы прозвали его Пиг-пен в честь персонажа Чарльза Шульца, потому что он был поход на Пиг-пена. Я забыл о нем. Но затем приехал Прабхупада. И одним утром Прабхупада захотел выйти на прогулку по Фош Авеню. Мы гуляли, и вдруг из кустов выпрыгнул этот парень. Преданные кормили его прасадом и даже пытались ему проповедовать. Он выпрыгнул из кустов прямо на Прабхупаду, чтобы схватить Прабхупаду за стопы. Кто-то сказал: «Уберите этого парня!» Тогда преданные оттащили его и выкинули обратно в кусты. Я думал: «О, Боже, это же Пиг-пен. Он практически дотронулся до стоп Прабхупады». Это была долгая прогулка, мы обошли озеро и вернулись назад. Все были на этой утренней прогулке. Только пуджари остались на алтаре, чтобы одевать Божеств, потому что Прабхупада должен был вернуться на молитвы Говиндам. Мы вернулись назад, и я заметил, что дверь была открыта, хотя я закрывал ее, потому что не хотел, чтобы кто-то вошел в храм. Пока нас не было, кто-то пришел. Причем дверь была широко открыта. Мы зашли в прихожую с Прабхупадой, и затем мы вошли в храмовую комнату. Я шел прямо рядом с Прабхупадой. Когда мы зашли в храмовую комнату, то увидели там Пиг-пена. Он бросился и схватил Прабхупаду за стопы. Кто-то сказал: «Уберите…» Но Прабхупада сказал: «Нет». И Прабхупада позволил ему держать его за стопы. Прабхупада положил свою руку на его голову, и сказал: «Все хорошо, мой мальчик, все хорошо, Харе Кришна Харе Кришна». Он помассировал голову Пиг-пена: «Все хорошо, все хорошо». Можно было услышать, как падает булавка. Никто не двигался. Все просто замерли в своем положении, и смотрели на эту сцену. «Все хорошо». Затем Прабхупада сказал: «Хорошо. Харе Кришна». Пиг-пен отошел, и начались молитвы Говиндам. Храм был заполнен людьми. А Пиг-пен сел посреди комнаты. Затем Прабхупада сел. Никто не осмеливался выкинуть его из храмовой комнаты, потому что мы увидели, с какой любовью Прабхупада обращался с ним. Прабхупада сел и начал читать лекцию. Потом лекция закончилась, и все вышли. Кто-то сказал:

— Пиг-пен должен уйти.

Но кто-то из преданных сказал:

— Нет, Прабхупада одарил его своей милостью. Пиг-пен, ты хочешь остаться?

— Эээ… — он принимал слишком много наркотиков.

Кто-то из преданных хотел его выкинуть, но я сказал:

— Все хорошо, отведите его наверх и вымойти его.

Его отвели наверх, помыли его в душе, затем его одели в дхоти и курту. Когда он спустился вниз, его было не узнать. Он все еще с трудом мог говорить. И он остался в тот день. Он провел с нами ночь, но преданные говорили: «Он ничего не может делать». Но затем Пиг-пен начал заниматься чисткой разных вещей. Он расположил преданных к себе благодаря уборке. Мы спрашивали его:

— Пиг-пен, как дела?

А он отвечал:

— Прабхупада спас меня. Прабхупада спас меня.

Мы говорили:

— Хорошо, Прабхупада спас тебя.

Он остался и стал повторять мантру. Через пару недель пришло время мне отправиться на путешествующую санкиртану на автобусе. Мы загружали автобус, и оставили двери автобуса открытыми. Я складывал книги, и увидел, что Пиг-пен сидит на переднем пассажирском кресле. Я сказал:

— Пиг-пен, что ты здесь делаешь?

Он сказал:

— Еду на санкиртану.

Я сказал:

— Пиг-пен, ты хорошо убираешься в храме.

— На санкиртану!

— Ну Пиг-пен, зачем?

Он сказал:

— Прабхупада спас меня.

Я сказал:

— О, Пиг-пен. Ну хорошо. Дадим тебе шанс. Тогда выходи и помой автобус.

Он сказал:

— Хорошо.

Мы собрали его вещи и положили в автобус, а он просто бормотал «Харе Кришна Харе Кришна…» И мы поехали с Пиг-пеном на переднем сидении. Я вел машину, и постоянно смотрел на него, а он бормотал «Харе Кришна Харе Кришна…» Он каким-то образом взял рюкзак и положил в него книги. В тот день мы распространяли книги на автостоянках. И первым, кто выбежал из автобуса, был Пиг-пен в своем дхоти. Я подумал: «О, Боже, что делает этот парень? Нас из-за него здесь арестуют!» Но он выбежал. Я сказал:

— Поймайте его.

Преданные ответили:

— А что мы ему скажем?

Я сказал:

— Ну ничего, он через минуту вернется, ему станет страшно.

Мы хорошо позавтракали, упаковали свои рюкзаки, поговорили друг с другом, и вдруг увидели: «Пиг-пен дает кому-то книгу около входа в магазин. Эй, Пиг-пен!» Его рюкзак был забит книгами. Мы задержались, потому что очень устали после поездки. И через час, в тот момент, когда мы хотели покинуть автобус, Пиг-пен вернулся с пустым рюкзаком. Я спросил:

— Что случилось?

Кто-то сказал:

— Он наверное выбросил их.

Я сказал:

— Нет, мы видели, как он распространяет. Пиг-пен, как ты сделал это? Что ты говорил людям?

Он сказал:

— Я говорил людям, что Прабхупада спас меня.

Такова была его мантра. Он преобразился. Он уже не был тем, кем был раньше. Санатана Госвами говорит: «Точно так же, как колокольную бронзу можно превратить в золото с помощью химического процесса, тот, кто прошел обучение и получил дикшу от чистого преданного Господа, может стать брахманом, и даже больше чем брахманом — вайшнавом». Трансформация в сердце Пиг-пена произошла так быстро, что она вселила в нас огромную веру в процесс сознания Кришны и в милость Прабхупады. Прабхупада преобразил этого парня, просто гладя его по голове: «Все хорошо, мальчик, все хорошо, мой мальчик. Харе Кришна. Хорошо». Кто может понять, что дал Прабхупада этому юноше в течение тех 20 секунд? Он держал Прабхупаду за стопы в храмовой комнате. И затем Пиг-пен стал знаменитым распространителем книг. Его речь стала ясной, он стал приятно говорить, стал читать лекции, и в конце концов он получил инициацию. Он получил имя Расада дас. В течение многих-многих лет он был с нами во Франции, а затем через несколько лет, когда французская ятра поменялась, я уехал, и он тоже уехал. С тех пор я его не видел, но я слышал, что спустя годы он продолжал распространять книги в Америке, в Нью-Йорке. Это было где-то 20 лет назад. Вся слава милости Шрилы Прабхупады, которая преображает современных Джагаев и Мадхаев.

33-19 Индрадьюмна Свами

Однажды Прабхупада приехал в Новый Майапур. В этот раз мы тоже вернулись с запозданием, потому что были на выездной санкиртане. До последней минуты мы были на санкиртане, и приехали поздно, когда Прабхупада давал даршан на лужайке. В конце Прабхупада спросил, есть ли вопросы. Я подумал: «Если я задам вопрос, мой духовный учитель заметит меня. Он узнает, что я его ученик, и я здесь». Потому что вокруг него всегда было много преданных, и было трудно получить личное общение. Я поднял руку и сказал:

— Да, Шрила Прабхупада, у меня есть вопрос. В своей лекции вы говорили, что чистый преданный Кришны видит Кришну везде. Благодаря своей любви он видит Верховную Личность Бога везде. Но в молитвах Шикшаштакам Господь Чайтанья находится в настроении разлуки с Кришной. И таким образом Он ощущает мгновение как двенадцать лет или больше. Как нам понять это? С одной стороны преданный видит Господа везде, а с другой стороны он чувствует разлуку.

Прабхупада закрыл свои глаза. Я сидел довольно близко к Прабхупаде. Он закрыл свои глаза. Это глубока тема — випраламбха-бхава — любовные чувства к Господу в разлуке. Затем он открыл глаза, наклонился и сказал:

— Это очень сложный вопрос для продвинутых преданных. В один прекрасный день, когда ты достигнешь зрелости, ты поймешь ответ на этот вопрос.

Это все, что он сказал. Но я почувствовал вот что. В Чайтанья-чаритамрите есть история об одном преданном, которым Махапрабху не был доволен. Его имя Мукунда Датта. Он посещал собрания каких-то имперсоналистов. Когда Махапрабху услышал об этом, Он изгнал его: «Я не хочу видеть этого преданного. Но по просьбе вайшнавов, хорошо, Я увижу его через один миллион рождений». Тот начал танцевать и сказал: «О, Махапрабху согласился увидеть меня!» И когда Прабхупада сказал: «В один прекрасный день, когда ты достигнешь зрелости, ты поймешь», я подумал: «Хорошо, по милости Прабхупады однажды я достигну такого уровня сознания Кришны, что смогу получить ответ на этот вопрос».

33-20 Индрадьюмна Свами

Преданный — это идеальный джентльмен. И я видел, что Прабхупада желал проповедовать везде и каждому. У него всегда было время для любого, кто приходил к нему. Он был совершенным слушателем. И он всегда был способен дать опытный совет в соответствии с уровнем сознания Кришны человека. Он был настолько искусен, что мог затронуть сердце каждого, кто приходил. Даже если человек был настроен враждебно. Однажды Прабхупада давал даршан в Париже. Он спросил:

— Есть ли вопросы?

Одна женщина подняла руку и спросила:

— Свамиджи, кем я была в своей прошлой жизни?

Прабхупада проигнорировал вопрос. Он ответил на другой вопрос. Но затем она встала и сказала:

— Свамиджи, я хочу задать вам вопрос. Кем я была в прошлой жизни?

Прабхупада снова проигнорировал. Затем в третий раз она спросила, и Прабхупада сказал:

— Это не уместный вопрос. Парипрашнена севайа. Вопросы, обращенные к духовному учителю должны быть уместными. Как продвигаться в сознании Кришны? Как заниматься служением Кришне?

Она прислушалась. А он сказал:

— Не важно, кем вы были в своей прошлой жизни, но важно то, кем вы будете в своей следующей жизни.

Это сразило ее, и она спросила:

— А кем я могу стать в своей следующей жизни?

Прабхупада сказал:

— Вы можете стать преданной Кришны, если будете воспевать Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе.

В тех случаях, когда я был в обществе с Прабхупадой, я видел, что будь то адмирал, юноша-хиппи, ученый или просто мать преданного, Прабхупада был настолько искусен, что он мог заинтересовать их в сознании Кришны. Они уходили с хорошим впечатлением о сознании Кришны, Для меня это показатель идеального джентльмена. Он знал, как обходиться с людьми. Хотя Прабхупада мог и разгневаться. В Бомбее проходила большая программа в пандале. Я не присутствовал там лично, но Гирирадж Махарадж рассказывал мне, как Прабхупада очень разгневался, когда один парень сказал, что он был Богом, что Кришна не Бог, а он Бог. В присутствии 30000 человек Прабхупада взорвался: «Ты не Бог, ты дог!» Он разгневался, защищая своего возлюбленного Кришну. И многие люди ушли с этой программы в пандале, потому что они подумали: «Что это за садху?» Но это и есть садху. Если человек по-настоящему любит Кришну, и Кришну поносят, то преданный встает на защиту своего возлюбленного. Прабхупада знал, как реагировать в любой ситуации, чтобы дать человеку наставления в сознании Кришны.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)