Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

cover

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 29

29-01 Джахнава даси

Качество, которое поражало меня все эти годы в Шриле Прабхупаде — это его непостижимое смирение. Благодаря этому разрушились все мои анартхи и майа настолько, что я смогла искренне задать ему вопрос. Когда я первый раз подняла руку, он не обратил на меня внимание. Он ждал, пока еще кто-то в комнате не поднимет руку, и тогда он отвечал на их вопрос, а мою руку игнорировал. Три или четыре раза это повторялось, и все это время я перефразировала свой вопрос в своем уме. Затем я задала свой вопрос. Я закрыла глаза и сказала: «Шри Бхактиведанта Свами». Это было особый момент, потому что я назвала его имя, и оно на самом деле было ответом на мой вопрос, еще даже до того, как я его задала. Мой вопрос был такой: «Как так может быть, что вселенская форма, которая непостижима для человека, во всяком случае для меня сейчас, как она может иметь эту форму Радхи и Кришны?» Само имя Шрилы Прабхупады является ответом на этот вопрос. Он Бхакти-веданта. Заключением всего знания является бхакти-йога и преданность Кришне. На какое-то мгновение я растерялась. Я произнесла его имя, и не могла дальше задать вопрос. Шрила Прабхупада очень-очень терпеливо подождал меня. Все ждали меня. Это был очень напряженный момент, потому что его взгляд был направлен на меня, и его милость проливалась на меня. Он ответил на мой вопрос, сказав: «По Его милости». Затем он сказал что-то удивительное. Это была мистическая вещь, но это одна из причин разрушения моих хиппи-анартх и других заблуждений. Шрила Прабхупада сказал: «Вы не можете заставить солнце встать». Я сказала своими словами, но в фолио все более выразительно. «И точно так же вы не можете заставить Бога появиться перед вами просто в ответ на ваши сомнения». За шесть месяцев до этого я сидела на краю обрыва. Я забиралась на гору всю ночь. И я собиралась медитировать на себя, а на восходе я собиралась слиться с солнцем. Я хотела стать единой с Единым. И когда солнце встало, после всех моих попыток, после того, как я постилась несколько дней, после того как я всю ночь поднималась на эту гору, когда солнце встало, из-за пасмурной погоды я не смогла даже увидеть его. Шрила Прабхупада сказал: «Вы не можете заставить солнце встать. И точно так же вы не сможете заставить Бога появиться перед вами просто в ответ на ваши сомнения». Вечером, за день до того, как я пришла к сознанию Кришны, я молилась божеству Господа Шивы, чтобы он помог мне получить ответ на всё. И на следующий день я встретила Шрилу Прабхупаду. То, как все произошло, было очень удивительным.

29-02 Нишчинтья даса

Я присоединился к храму в Чикаго в 1972 году прямо перед Джанмаштами и Вьяса-пуджей. Преданные набивались в автобус и собирались отправиться на большой фестиваль в Новый Вриндаван. Они позвали меня с собой и я поехал. Я был новым преданным, и в экстазе ожидал приезда Прабхупады. Помню, что когда Шрила Прабхупада подъехал на машине и вышел, я каждой молекулой своего тела почувствовал, что все это время путешествовал по всей материальной вселенной — на высших планетах, на средних планетах, на низших планетах — в течение миллионов и миллионов жизней. Я чувствовал это. Это не было чем-то теоретическим. Я мог почувствовать это. И вот она, та личность, которая является моим билетом. Мой срок в материальном мире закончился. Я помню, что был в полном экстазе. Мои волосы встали дыбом, я просто пустился в плач. Я не помню даже, принес ли я свои поклоны. Я просто остолбенел и пришел в замешательство, почувствовав облегчение от того, что мой срок пребывания в материальном мире закончился. Все, что мне теперь надо было делать, это следовать за Шрилой Прабхупадой, а обо всем остальном уже позаботились.

29-03 Тамал Кришна Госвами

Мы гуляли со Шрилой Прабхупадой в Регентс парке в Лондоне. Был октябрь или ноябрь, достаточно холодно, и выпадали осадки, потому что дорожка была покрыта льдом. На Прабхупаде было одеяло какой-то авиакомпании. Он оборачивал его вокруг пояса поверх дхоти. Я уверен, что Прабхупада не воровал это одеяло у авиакомпании. Это сделал кто-то другой. Так или иначе, на нем было полосатое одеяло какой-то авиакомпании. Оно было шерстяным. Мы гуляли вдвоем со Шрилой Прабхупадой. Проходя по парку, Прабхупада иногда останавливался, брал свою трость, разбивал замерзшую лужу, и шел дальше. Затем он подходил к следующей луже и опять разбивал ее вдребезги. Я думаю он ждал, когда я спрошу его, почему он делает это. И я спросил его. Прабхупада сказал: «Потому что это не естественное состояние воды. Точно так же и для нас не естественно находиться в майе. Поэтому мы должны сломать хребет материальной энергии. Это не естественное для нас состояние — быть в майе». Мы продолжили путь, и в какой-то момент он обратил внимание на озера, которое было замерзшим, кроме тех мест, где росли деревья. Он сказал: «Госвами знали этот секрет. Поэтому они и жили под деревьями. Потому что зимой под деревом тепло, а летом — прохладно. Можно это заметить, потому что вокруг деревьев вода не замерзла».

29-04 Хридайананда Госвами

Когда бы Прабхупада не возвращался в Америку из других стран, очень часто он участвовал в пресс-конференции. Он всегда заявлял репортерам: «Этих американских юношей и девушек я не импортировал из Индии». Для Прабхупады было очень важно показать, что сознание Кришны принимают местные жители страны. Точно так же однажды представитель Джи-Би-Си отправил Прабхупаде фотографию нового замка, который арендовали в Женеве в Швейцарии. Это была фотография группы примерно из 30 преданных на фоне замка. Он послал Прабхупаде эту большую глянцевую фотографию. Прабхупада в ответном письме сказал: «Очень хорошо. Но у меня есть один вопрос: ‘Это местные преданные, или вы привезли их откуда то?’» Может быть это не совсем подходящая аналогия, но она показывает, насколько Прабхупада был озабочен тем, чтобы именно местные жители каждого места поняли сознание Кришны. Например, когда Прабхупада прилетел в Найроби, когда Африку только открыли, в одной лекции он предупредил людей не следовать ложным примерам так называемых развитых стран. Он дал специальную лекцию для людей страны третьего мира в Африке, чтобы они выбрали другой путь развития в соответствии с сознанием Кришны. На это тоже можно обратить внимание. Прабхупада в разных странах давал то, что было подходящим и значимым для местных жителей. К примеру, в Америке, зная, как американцы гордятся тем, что у них самая материально значимая страна, он иногда одновременно прославлял Америку и указывал на изъян. Он говорил: «У вас так много достижений, но все эти достижения подобны нулям. Прекрасные дороги, здания, процветание — все это материальные достижения, но они также являются и нулями. Но если вы поставите перед этими нулями единицу Кришну, тогда эти достижения станут настоящими достижениями». Такова была проповедь для Америки.

29-05 Джахнава даси

Шрила Прабхупада прочитал лекцию и тому пободное, потом он вернулся в свою квартиру, а мы все готовились ко сну. Но затем через 30 минут пронесся слух, что Шрила Прабхупада вернулся. Мы все собрались, пришли в храмовую комнату и сели в ожидании. Шрила Прабхупада был очень серьезен. Поначалу он ничего не говорил. Он просто проиграл свою запись «ванде ‘хам», где он поет и играет на фисгармонии. Он сказал: «Я только что получил телеграмму от своих духовных братьев, в которой сообщалось, что Кешава Махарадж, который дал мне санньясу, ушел». Он начал вспоминать своего духовного учителя. Есть кассетная запись этой лекции. Пока он говорил, одна слеза очень-очень медленно вышла из глаза и зависла на мгновение. Он чувствовал разлуку со своим духовным учителем. Это была такая прекрасная слеза, подобная сияющему бриллианту. Очень многие это видели, и потом делились друг с другом. В конце концов она упала. Она была очень прекрасна. Шрила Прабхупада передал по комнате один документ. Одна девушка, Мадхави-лата, стала ходить с ним, чтобы собрать подписи для ответа Гаудия-матху о том, что он получил новости. Мне и еще одному гостю она не дала бумагу на подпись, и Шрила Прабхупада сказал: «Нет, нет. Все, кто здесь присутствуют, являются свидетелями». Тогда я поняла, что Шрила Прабхупада своего рода принимает меня. Он принимал меня как часть чего-то, что там происходило. Это был очень удивительный опыт.

29-06 Нишчинтья даса

В первый раз, когда я увидел Шрилу Прабхупада на Гавайах, пуджари проделал огромную работу по украшению Божеств. Там были банановые листья, холмы из Туласи, цветы. Когда Шрила Прабхупада начал лекцию, он заметил, насколько красивыми были Божества, и какую удивительную работу проделал пуджари. Он сказал: «Вы должны делать это. Вы должны украшать Божеств очень хорошо. Украшая Божеств, вы украшаете свое сердце». Затем он сказал: «Но если вы будете пренебрегать украшением Божеств, вы будете пренебрегать украшением своего сердце, и тогда ваше сердце станет черным». И добавил: «Вот почему многие ушли». Все задумались. Потому что он сказал это очень строгим голосом. Поначалу он был очень экстатичным. А потом сказал: «Вот почему многие ушли». И тогда все занервничали.

29-07 Тамал Кришна Госвами

Когда мы отправились со Шрилой Прабхупадой в Индию в 1970 году, в то время, и до того момента движение санкиртаны только началось, ему был год или полтора. Я имею в виду активную уличную санкиртану. Мы в основном пели Харе Кришна на улицах и распространяли журналы «Обратно к Богу». Когда мы прилетели в Индию, то решили применять ту же формулу. Мы начали петь Харе Кришна на улицах. Но как только мы начали это делать, то встретились с насмешкой со стороны людей. О нас даже написали какие-то статьи в газетах. Люди стали кидать в нас монеты. Когда Прабхупада услышал об этом, особенно о том, что люди кидают монеты, он попросил нас немедленно прекратить ежедневные киртаны на улицах, потому что люди принимали это очень дешево. Затем постепенно все стало меняться, но существенным было то, что Прабхупада решил полностью скорректировать самую основополагающую стратегию уличного воспевания, потому что она не приносила желаемый эффект. Проповедник должен уметь умело оценивать время, место и обстоятельства и знать, как эффективно представить сознание Кришны для местного населения. И одна формула в другом месте может оказаться совершенно непригодной. Прабхупада точно знал, какая формула в каком месте будет работать. Я думаю, что это одно из самых выдающихся качеств Прабхупады. Он не был стереотипным мыслителем. Он часто говорил: «Духовная жизнь не статична, она экстатична». Эта была игра слов. «Она экстатична». Он всегда мыслил гениально и неповторимо, распространяя сознание Кришны.

29-08 Хридайананда Госвами

Когда я был секретарем Прабхупады в Шридхаме Майапуре в начале февраля 1976 года, прямо перед ежегодным собранием, Прабхупада делился со мной несколькими шутками. Одна шутка была об индийском слуге британского лорда, который знал только три слова на английском: «Да», «Нет» и «Очень хорошо». Итак, один индиец был слугой британского лорда, и ему нужно было оставить свое служение, поэтому он убеждал своего друга перенять его служение. Его друг запротестовал: «Я не знаю английского. Как я могу служить этому британскому лорду?» Тогда он сказал: «Тебе надо знать только три слова: Да, нет, очень хорошо. Этого будет достаточно». Итак, он взялся за работу, и однажды что-то пропало. Тогда британский лорд обратился к этому слуге:

— Ты взял эту вещь?

Тот ответил:

— Да.

— Ты вернешь ее?

— Нет.

— Тогда я вызову полицию.

— Очень хорошо.

29-09 Джахнава даси

После нахождения со Шрилой Прабхупадой в его комнате в течение двух часов, а тогда случилось много всего, в какой-то момент я пустилась в слезы и сказала:

— Хорошо, я ухожу из ИСККОН. Я ухожу из этого движения. Я не могу больше этого терпеть. Я не могу стать такой чистой. Я не могу стать чистой преданной.

Тогда Нара Нарайана и Джая Гопал сказали:

— Ты права! Это не восходящий процесс! Ты не можешь этого достичь, но Шрила Прабхупада настолько велик, что он может сделать преданную даже из тебя!

Это прославление Шрилы Прабхупады, спасибо Нара Нарайане и Джая Гопалу, поддерживало меня все эти годы.

29-10 Нишчинтья даса

Я прибыл на Гавайи в районе Гаура-Пурнимы, и мы знали, что Шрила Прабхупада должен приехать в мае. Я немедленно начал изучать все о Гавайях, зная, что Прабхупада часто задавал преданным вопросы о местах, которые посещал. Я узнал все об истории Гавайев, об отелях, о пляжах. Вы спрашивали, а я это знал. Я был господином Гавайи. Я изучил все, что только мог. И я знал, что однажды окажусь на прогулке с Прабхупадой, и он задаст вопрос, а я выступлю вперед и скажу: «Прабхупада, это так-то и так-то и так-то». Однажды мы гуляли по пляжу Вайкики. Я шел прямо за Прабхупадой по его следам, которые он оставлял на песке. Я думал: «За много миллионов жизней не выпадает такая возможность, как сейчас». Поэтому я шел, очень внимательно следуя прямо по его отпечаткам. Я шел и шел, и думал: «Прабхупада задаст вопрос, а я буду знать ответ. Прабхупада задаст вопрос, а я буду знать ответ. Я буду тем самым». И вдруг Шрила Прабхупада остановился, обернулся, и стал смотреть прямо на меня. Он был очень близко. Я видел его глаза и все остальное. Не повернув голову, он указал рукой, и сказал:

— Что это такое?

Я обернулся и понял, что понятия не имею, что это было. Я затрясся. Я почувствовал себя высотой в дюйм. Я находился на адских планетах, и вся моя жизнь была загублена. На расстоянии, как будто бы очень далеко, потому что я фактически не присутствовал уже там, я услышал, как кто-то сказал:

— Прабхупада, это инструмент, который измеряет, как далеко зашел человек.

Прабхупада, все еще глядя на меня, сказал:

— Тогда они должны еще сделать прибор, который измеряет сколько нам осталось до смерти. Но этого они сделать не смогут.

Затем он перестал смотреть на меня, повернулся, и продолжил прогулку. К этому времени я уже немного пришел в себя, и моя гордость полностью рассеялась. Я фактически вошел в экстаз, думая: «Прабхупада обладает мистическими силами. Он знал обо всем, о чем я думал. Он знал все о Гавайях. Он знал о том, что я жду от него вопроса. И он знал о том, что я хотел произвести на него впечатление». Тогда я понял, что не надо красоваться перед духовным учителем. Меня сильно поразили мистические силы Прабхупады, философия и его учение, а также и его чувство юмора. Меня отчитали, но это было весело. И одновременно с этим он дал наставления всем преданным о том, что мы не можем измерить, сколько нам осталось до смерти. И это важная вещь, которую мы должны знать — как далеко смерть — она может прийти в любой момент.

29-11 Тамал Кришна Госвами

В другой раз, когда мы были в Индии, Прабхупада был расстроен тем, что некоторые из его духовных братьев критиковали наших санньяси, потому что те не говорили на санскрите, или они не могли читать санскрит. Прабхупада говорил: «Где такое сказано, что человек должен уметь читать санскрит, чтобы вернуться назад к Богу? Где такое сказано?» Он был очень тверд в этом вопросе. И также он сказал примерно в то же время: «Мои ученики могут быть неквалифицированными с разных точек зрения, но у них есть одна квалификация, — он обращался к каким-то индийским людям во Вриндаване, собравшимся у него в комнате, — но у них есть одна квалификация — о чем бы я их ни попросил, они сделают это. У них есть полная вера в мои слова». Я оценил это, потому что в сравнении с теми джентльменами и святыми людьми, которые там сидели, мы несомненно не обладали квалификацией с точки зрения этикета. И Прабхупада говорил это: «Я знаю, что они часто делают ошибки в вопросах этикета, но о чем бы я их ни попросил, они это сделают». Наша удача была в том, что мы следовали за чистым преданным Господа, и несмотря на всю непригодность, одна единственная квалификация превосходила любую другую хорошую квалификацию, которой мог обладать кто-то еще.

29-12 Джахнава даси

Однажды вечером Шрила Прабхупада позвал нас в свою квартиру на Второй Авеню, 26. Он жил на Второй Авеню, 26, а новый храм был в двух кварталах оттуда, на Второй Авеню, 61. Мы знали историю, и для нас это была честь увидеться со Шрилой Прабхупадой на Второй Авеню, 26. По-настоящему удивительно. Мы с Рукмини и Шарадией собирались идти, но в последний момент Шарадия решила не идти из-за практических вещей, связанных со стиркой. Как только мы с Рукмини вошли к нему, Шрила Прабхупада спросил:

— Где Шарадия?

Мы успели только войти в дверь, как он спросил:

— Где Шарадия?

Тогда мы поняли, насколько Шрила Прабхупада заботился о каждой из своих дочерей — где они были, чем они занимались, и как они себя чувствовали, потому что одной из причин, по которым она осталась, были ее чувства.

29-13 Нишчинтья даса

Также Прабхупада говорил:

— Тот, кто одевает Божеств, и тот, кто убирается, находятся на одном уровне. Человек не должен думать, что если он одевает Божеств, или если он является менеджером, он более важен, чем человек, который моет котлы или убирается в храме.

Он говорил:

— Тот, кто одевает, и тот, кто убирается, находятся на одном уровне. Все мы служим Кришне, и Кришна одинаково смотрит на служение каждого преданного.

29-14 Хридайананда Госвами

Я думаю, что эта история иллюстрирует то, насколько Прабхупада имел абсолютно личностные индивидуальные отношения с каждым из своих учеников, и то, что подходило для одного ученика, могло не подходить для другого в зависимости от его определенных отношений с Прабхупадой. Однажды мы гуляли по пляжу Венис Бич в Лос-Анджелесе, и с нами был один разумный молодой человек из Индии, которого Прабхупада очевидно пытался культивировать, чтобы привести в движение сознания Кришны. Этот юноша по-видимому происходил из хорошей индийской семьи, и пока Прабхупада говорил, тот время от времени цитировал санскрит из Бхагавад-гиты, а Прабхупада прославлял его: «Это очень хорошо! Ты знаешь этот стих! Очень хорошо! Это очень хорошо!» Прабхупада сильно вдохновлял его цитировать стихи из Гиты. Я начал думать: «Этот юноша получает столько внимания и милости от Прабхупады, цитируя стихи из Гиты. Я знаю стихи из Гиты». Поэтому я стал думать, что и сам хочу получить немного такой милости. Но конечно же этот парень был просто сторонним человеком, которого Прабхупада пытался культивировать, а я считался доверенным сыном Прабхупады. Если не вдаваться в детали, то когда мы ехали обратно, и нам оставалось несколько кварталов до храма, Прабхупада что-то сказал, а я ответил ему: «Да, Прабхупада, это напоминает мне стих из Бхагавад-гиты…» И я процитировал санскрит. Прабхупада просто обернулся и кинул на меня взгляд, и сказал: «Много есть стихов». Это был последний раз, когда я такое попробовал.

29-15 Джахнава даси

Шрила Прабхупада сказал:

— Мне незачем было покидать Вриндаван и приезжать сюда.

Мы все удивились: «Зачем Шрила Прабхупада сказал это?» Нам показалось, что произошли какие-то перемены, и возможно мы его чем-то расстроили. Нам было так тяжело слышать это от него. Затем он сказал:

— А вам незачем приходить сюда и видеться со мной… кроме Кришны.

Это было так прекрасно. Когда он сказал это, на его лице появилась улыбка. Затем он провел взгляд по всей комнате, посмотрев каждому из нас в глаза, и сказал:

— Я хочу, чтобы каждый из вас открыл центр. Это сознание Кришны должно разойтись по всему миру.

Позже на этом даршане Рукмини спросила:

— Это относится и к женщинам?

И Шрила Прабхупада сказал:

— Да.

Затем он упомянул личность, в честь которой было мое имя, Джахнаву Мату, и сказал, что она была великой проповедницей сознания Кришны.

29-16 Тамал Кришна Госвами

Он возвращался из Австралии в Индию, и отправил мне телеграмму: «Ты проповедуй массам, а я буду проповедовать классам». Это все, что он написал. Я описал ему программу в пандале. Мы готовили огромную публичную программу на открытом воздухе. Она должна была длиться около 10 дней. Я спрашивал: «Вы будете участвовать? Если будете, то мы сделаем рекламу». А он ответил телеграммой: «Ты проповедуй массам, а я буду проповедовать классам».

29-17 Нишчинтья даса

Прабхупада сказал Судаме Махараджу одну вещь. Это было еще до того, как я приехал на Гавайи, но цитата сразу разошлась среди преданных. Прабхупада сказал Судаме Махараджу, что преданные могут поддерживать свое здоровье, купаясь каждый день в океане. Это взволновало Судаму Махараджа, потому что это означало, что преданные буду просто целыми днями купаться, а не так, что окунутся и выйдут. Он сказал:

— Прабхупада, нет, нет, нет!

Тогда Прабхупада сказал:

— Хорошо, но по крайней мере раз в неделю они должны купаться.

На Гавайях было очень весело и приятно. Но, как я уже говорил, Прабхупада регулярно старался напоминать нам о том, что мы все еще в материальном мире, даже если на райских планетах. Поэтому надо не забывать заниматься служением, и не отвлекаться на райские удовольствия.

29-18 Джахнава даси

Гаргамуни сказал Шриле Прабхупаде:

— Мы открыли компанию «Духовное Небо», чтобы продавать благовония.

Шрила Прабхупада сказал:

— Вирабхадра, — это мальчик, которому было 12 лет, — Вирабхадра, ты будешь работать, — или может это был Гириш, второй мальчик, — ты будешь работать на Гаргамуни. Гаргамуни, а ты должен платить что-то Вирабхадре.

Мы все были поражены — как этот маленький мальчик будет получать деньги? А маленький мальчик сразу засиял: «У меня будут деньги!» Даже 5 долларов — это уже было больше, чем любой брахмачари мог иметь в то время. Шрила Прабхупада стал повторять:

— Итак, ты будешь работать на Гаргамуни. А Гаргамуни должен платить что-то Вирабхадре.

Это еще больше увлекло всех. И тогда Шрила Прабхупада сказал:

— Вирабхадра, а ты будешь отдавать деньги мне.

Выражение лица Вирабхадры сразу изменилось. А мы все засмеялись. Мне нравилось быть частью этой атмосферы, где все было легко, радостно и сердечно. Я хотела быть частью этого. Тогда я спросила Шрилу Прабхупаду:

— Свамиджи, когда я воспеваю Харе Кришна, могу ли я молиться за всех живых существ?

Шрила Прабхупада ответил мне:

— Ты? Ты знаешь всех живых существ? Ты знаешь всех живых существ? Нет! Ты должна молиться Кришне, и позволь Кришне заботиться обо всех живых существах.

29-19 Тамал Кришна Госвами

Прабхупада первый раз дал Гаятри мантру в Бостоне, а затем он приехал в Сан-Франциско и дал некоторым из нас Гаятри мантру в сентябре 1968 года. Он раздал всем листы с Гаятри мантрой и учил нас повторять ее. Так или иначе, у Джаянанды были некоторые трудности с произнесением Гаятри мантры. Поэтому он решил пойти к Шриле Прабхупаде и спросить его, как правильно произносить Гаятри мантры. Он взял меня с собой. Мы сели напротив Шрилы Прабхупады. Прабхупада попросил нас начать повторять Гаятри мантры, и когда Джаянанда стал повторять мантры Прабхупада откинулся назад и разразился смехом. Прабхупада покачал головой и сказал: «Безнадежно. Но это не имеет значение. Благодаря твоей искренности Кришна примет это. Кришна примет твое повторение».

29-20 Нишчинтья даса

Я регулярно надевал гирлянду на Прабхупаду. Было такое впечатление, что больше никто на это служение не претендовал. Я знал о нем, потому что еще в первый день Парамахамса Свами дал мне его. Похоже там не было никаких строгих правил. Поэтому я постоянно старался сам взять гирлянду и повесить ее на Прабхупаду. И никто не говорил ни слова, чтобы остановить меня. Потом один преданный рассказал мне экстатичную историю о том, как он делал сандаловую пасту — как он натирал ее, добавлял камфору, чтобы она стала прохладной, потом добавлял немного шафрана, чтобы она приобрела приятный оранжевый оттенок. И он рассказал мне, как он наносил ее. Я был готов, он мне все рассказал: «Делай это, затем добавь шафрана, затем камфору, и затем поставь ее тремя прикосновениями». Я очень гордился тем, что надеваю гирлянду, и начал думать: «Теперь я буду наносить сандаловую пасту». Я очень гордился своим положением: «Я буду наносить сандаловую пасту на Прабхупаду». Я очень старательно все приготовил — добавил нужное количество камфоры, чтобы она давала прохладу, довел до нужной густоты, чтобы она не текла. Итак, я все подготовил, и нанес ее на Прабхупаду. А Прабхупада сделал серьезный взгляд. Он просто отвернул голову, и ничего не сказал. Но я понял, что должен был нанести пасту на его виски — это важнее, чем на лоб. Я затрясся, но так или иначе нанес ее на виски Прабхупады. Затем я принес свои поклоны. И когда я был внизу, я снова думал: «Моя гордость подавлена, я был на адских планетах». Но поднимаясь, я почувствовал полный экстаз от того, что меня отчитал мой духовный учитель. И это тоже была милость. Не только прославление является милостью, но и наказание — это тоже великая милость. Моя гордость была обуздана. Но я на самом деле был в экстазе от того, что меня отчитали, хотя я никогда не чувствовал экстаза от того, что меня ругают. Это было поучительно, и это было сладко.

29-21 Джахнава даси

Нас с Бхарадраждем позвали в комнату Шрилы Прабхупады. Мы собирались поговорить со Шрилой Прабхупадой о картинах для книги «Кришна». Когда я вошла, Бхарадрадж уже вел беседу со Шрилой Прабхупадой. Шрила Прабхупада повернулся ко мне сразу, как только я вошла, и сказал прямо посреди беседы:

— Итак, каково было заключение Эйнштейна в конце его жизни?

Это самое удивительное, потому что я не ученая, и я ничего не знаю, но я знала ответ на этот вопрос. Я ответила:

— То, что есть высшее сознание. Или точнее, что порядок во вселенной подразумевает высшее бытие.

Шрила Прабхупада сказал:

— Да.

И повернулся, и продолжил общаться с Бхарадраджем. Это в точности то же самое, что случилось с Брахматиртхой. Шрила Прабхупада спросил его о значении стиха, который он процитировал на санскрите. Он попросил его сказать перевод. Брахматиртха еще в колледже из 700 стихов Бхагавад-гиты выучил один единственный. И он смог процитировать этот стих Шриле Прабхупаде. Итак, Шрила Прабхупада сделал это. Затем в нашей беседе Шрила Прабхупада начал рассказывать истории из книги «Кришна». Мы на самом деле никогда еще не слышали этих историй. Мы только потом получили их на кассетах. Поэтому сейчас он рассказывал истории, которых мы никогда еще не слышали. Он сказал:

— Господь Кришна был таким непослушным…

Он также сказал мне:

— Упрямый ребенок — это разумный ребенок. Когда я был маленьким мальчиком, я был непослушным. Такими же были Господь Кришна и Господь Чайтанья.

Затем он стал рассказывал о том, каким непослушным был Господь Кришна. Он сказал:

— Он мочился на чистый пол.

И затем он сделал так: «тьфу». Конечно, в книге написано «плюнул», но Шрила Прабхупада сделал так: «тьфу». Шрила Прабхупада начал рассказывать о Вселенской Форме, которую Господь Кришна явил в Своем рту, когда мама Яшода открыла его. Шрила Прабхупада начал описывать ее: «Океаны, моря, воздух, огонь, земля, вода, десять направлений, север, юг, восток и запад, горы…» Шрила Прабхупада описывал все это в течение пяти минут. И пока он так харизматично говорил, мы с Бхарадраджем, сами того не понимая, постепенно подались вперед, потому что он увлек нас в свою историю. И в какой-то момент Шрила Прабхупада сказал Бхарадраджу:

— Теперь нарисуй это!

Это был шок, и даже двойной шок, потому что мы все больше и больше вовлекались, и не ожидали, что Шрила Прабхупада внезапно сделает что-то подобное, и также мы были в шоке, не зная, как это нарисовать. Бхарадрадж практически упал назад, потеряв равновесие, и я тоже упала назад. Мы физически были в шоке от того, что сказал Шрила Прабхупада. Через месяц Бхараджардж в Монреале пытался всячески нарисовать эту картину. Но затем он написал Шриле Прабхупаде письмо: «Шрила Прабхупада, честно скажу, я не знаю как вместить все это в рот Кришны». Тогда Шрила Прабхупада прислал ему небольшой набросок с небольшой фигуркой стоящей мамы Яшоды, небольшой фигуркой сидящего младенца Кришны, и шара, выходящего из его рта, и сказал: «Нарисуй вот так». Тогда Бхарадрадж нарисовал очень красивую картину, которую можно видеть в оригинальной книге «Кришна», со всеми этими вещами во рту Кришны. Сейчас эта картина висит в фойе монреальского храма.

29-22 Тамал Кришна Госвами

Откуда Прабхупада все знал? Во-первых, Прабхупада является близким спутником Кришны. Поэтому «дадами буддхи-йогам там» — Кришна дает разум Своему преданному. И я думаю, что первый ответ — это «по милости Кришны». Прабхупада знал все, потому что он знал Кришну. Он точно знал, когда было уместно процитировать определенный стих. Мы также знаем, например, что Прабхупада изучал Бхагаватам, пока был в грихастха-ашраме, по 4 часа каждый день. Я слышал об этом. Также сын Прабхупады, Вриндаван Чандра, рассказывал мне, что Прабхупада лично поклонялся Божествам Радхи-Кришны. Он не только будил Божеств утром, проводя арати и купая их, но он также лично готовил для Божеств и шил Божествам одежды. Другими словами, он по-настоящему заботился о тех Божествах. Прабхупада делал много всего. С одной стороны, мы знаем о Шриле Прабхупаде то, что видели, когда он приехал в Америку. Но мы не знаем того, что было до этого. Как говорил Прабхупада: «Вы видите меня, но на самом деле…» Другими словами, мы не знаем об отношениях Прабхупады с Кришной. Прабхупада мог слышать от Кришны все, что ему нужно было знать. Я хочу сказать, что с одной стороны это вопрос того, что он все изучал, но с другой стороны это вопрос откровений, которые получал Прабхупада от Кришны. Я не рассматриваю какую-то одну причину, но думаю, что это комбинация.

29-23 Нишчинтья даса

Похоже потому что я был лидером санкиртаны и распространял больше книг, чем кто-либо еще, мне позволили омывать стопы Шрилы Прабхупады. Стопы Прабхупады на самом деле были опухшими. Я чувствовал, что Прабхупада много всего перенес. Он путешествовал по всему миру не для того, чтобы наслаждаться. Прабхупада отдавал свою жизнь, чтобы наша жизнь была в сознании Кришны. Помню также, что я поливал их, и был в полном экстазе, а кто-то сзади меня начал подталкивать: «Побыстрее! Побыстрее!» Я занервничал и поторопился. Но после этого, кто бы мне что ни говорил, я не обращал никакого внимания на их слова. Я думал: «Такая близость с Прабхупадой может случиться один, два, три раза в жизни. Просто получи его милость и забудь про все, что тебе говорят». Однажды я приготовил сандаловую пасту, и был готов нанести ее на Прабхупаду, когда вошел Тамал Кришна, взял ее у меня и нанес сандаловую пасту на Прабхупаду. Я подумал: «Что он о себе думает? Я ее сделал». На следующий день, я просто превратился в трансцендентного мошенника, чтобы получить милость Прабхупады. У меня был большой чадар, и я спрятал под ним сандаловую пасту и цветок, и стоял там. Я увидел, как Тамал смотрит вокруг в поисках сандаловой пасты. Но в конце концов он сдался, предложил Прабхупаде цветок и принес свои поклоны. А я сбросил свой чадар, достал сандаловую пасту и нанес ее на Прабхупаду. Помню, что Прабхупада улыбался. Я думаю он знал о моем поступке. Я был очень привязан к этому чадару, потому что когда мы были со Шрилой Прабхупадой в Индии, мы посетили бхаджан-кутир Харидаса Тхакура. Пока мы были там, в какой-то момент Гурудас вышел и сказал: «Прабхупаде нужна какая-то подстилка. Прабхупаде нужна какая-то подстилка». Тогда я сбросил чадар и отдал его. А позже они вернули его мне. Я думал: «Это чадар, на котором сидел Прабхупада». Не помню точно о чем тогда Прабхупада говорил. Хотя я помню! Прабхупада читал лекцию на другой языке, на индийском языке. И мы понятия не имели, о чем он говорит. Но я помню, как я сидел прямо у стоп Прабхупады, смотрел на них, и смотрел на то, как Прабхупада говорит, и думал: «Я очищаюсь, потому что звук входит в меня, даже несмотря на то, что я не понимаю, о чем Прабхупада говорит». Это было тоже очень сладко. Потому что в то время в Индии не было возможности приблизиться к Прабхупаде. В тот раз у меня получилось стать ближе и получить какое-то личное служение. Но на Гавайах все было очень сокровенно, можно было приблизиться, и можно было делать такие фокусы — прятать сандаловую пасту от Тамал Кришны, чтобы нанести ее самому на Прабхупаду.

29-24 Хридайананда Госвами

Одна история показывает, каким невероятным терпением обладал Прабхупада. В 1972 года в Новом Вриндаване на день Вьяса-пуджи мы проводили церемонию в павильоне, который был специально установлен для этого. Преданные приготовили огромный торт для Шрилы Прабхупады и шикарный пир. Каким-то образом разнесся ложный слух о том, что торт и даже весь пир был махапрасадом, который попробовал сам Прабхупада. Конечно же началось жадное преданное поедание. Естественно преданные как безумные стали охотиться за махапрасадом. Это же был день Вьяса-пуджи Прабхупады. Я отвез Прабхупаду домой на своей маленькой машине, а это еще одна веселая история. Я был новым санньяси. Джи-Би-Си и менеджеры решали, кто повезет Прабхупаду на большой машине. Но сразу же после церемонии Вьяса-пуджи машина для Прабхупады почему-то не приехала, чтобы отвезти его до дома, который находился в нескольких милях оттуда через горы. Так или иначе, Кришна вдохновил меня: «Это мой шанс», как у красноносого северного оленя Рудольфа. Я был новым санньяси, и мой маленький желтый Фольксваген Жук стоял рядом. Я помчался к своей машине, завел ее, и подъехал прямо к платформе, на которой стоял Прабхупада, выбежал, открыл дверь и сказал: «Шрила Прабхупада, мы можем ехать». Так или иначе, не буду упоминать имен, но один из больших лидеров пришел в полную ярость от этого. Но Прабхупада сел в машину, и мы поехали. Глядя назад, я понимаю, что трудно себе представить более возвышенный опыт, чем везти Прабхупада одного в день его Вьяса-пуджи через лес и горы. Мы проехали пару миль до дома Прабхупады, и когда мы припарковались, этот лидер каким-то образом тоже туда добрался, и делал страшное лицо, проклиная меня так, чтобы Прабхупада не заметил этого. А я думал: «Ну ничего, я получил милость, и Прабхупаде не пришлось ждать». Так или иначе, мы вошли в дом Прабхупады, и он сказал: «А где обед?» Тогда ему сообщили, что по ошибке преданные думали, что все это уже был махапрасад. Получилось так, что в день Вьяса-пуджи Прабхупады не было прасада на обед. Слуга Прабхупада сразу же сказал: «Я снова приготовлю». И пошел готовить. А Прабхупада был полностью непоколебим. Он не ни капельки гневался. Нельзя сказать, что он вообще никогда не гневался. Он был мягким, как роза, и тяжелым, как молния, подобно Самому Господу Чайтанье Махапрабху. Но именно в тот раз он был очень умиротворен и счастлив. И мы немного пообщались, пока не приготовили обед.

29-25 Нишчинтья даса

Я был лидером санкиртаны, и поэтому должен был содержать комнату с книгами в порядке. Но я очень небрежный человек. Я знал, где какая книга, но они не были хорошо упорядочены, повсюду валялись пустые коробки и желтые обмотки от них. Одним словом там был беспорядок. Но однажды Прабхупада решил осмотреть храм. Я испугался: «О, нет!» Я побежал в комнату с книгами, и даже не пошел на первую часть осмотра, потому что я испугался: «О, нет!» Я пришел туда, и начал складывать книги, мять коробки, выкидывать их в мусор. Затем я начал вытирать все, чтобы там было чисто. И как только я закончил вытирать, Прабхупада вошел в дверь. Он смотрел на меня. По-моему я даже не принес поклоны. А может и принес. Я помню только то, что Прабхупада смотрел на меня, а я просто замер. Затем Прабхупада спросил: «Что это?» И Шрутакирти ответил: «Это комната с книгами, Шрила Прабхупада». Прабхупада посмотрел на меня, и на этот раз был контакт взглядом. Я понял, что Прабхупада был в курсе того, что я только что закончил уборку в комнате с книгами, а обычно тут был беспорядок. Но это его книги, и в комнате с его книгами не должно быть беспорядка. После этого я довольно серьезно решил, что буду содержать комнату с книгами в чистоте и порядке, чтобы когда Прабхупада шел на прогулку, я тоже мог пойти с ним, а не бежал бы в комнату с книгами с криками: «О, нет!»

29-26 Джахнава даси

Этот случай произошел в аэропорте Бостона в 1969 году. Там были Бхагаван, Киртанананда, Брахмананда, все приехали из разных центров. Брахмананда стал давать нам инструкции: «Итак, все должны вести себя следующим образом. Раньше мы прыгали на креслах аэропорта — это не хорошо. У нас должен быть протокол и этикет того, как мы должны вести себя на публике. Это пиар». Итак, все стали вести себя очень хорошо. Но после долгого ожидания мы увидел мешочек с четками Прабхупады на таможенном контроле. И когда Киртанананда увидел этот мешочек, он потерялся. Со своей дандой он полетел и запрыгал, и все мы тоже взлетели и запрыгали. Прошу прощения, но это все, на что мы были способны. И когда Шрила Прабхупада вышел, он просто светился. Мы все упали в поклоны, когда он появился. Мы были подобно морю, которое кланяется. Сначала часть нас поклонилась, но потом целое море преданных поклонилось. Тем временем все эти газетные репортеры с камерами смотрели на это море американцев, которые в 1969 году кланяются индийскому санньяси. Шрила Прабхупада заметил это, и он сказал: «Итак, духовному учителю следует поклоняться, как Богу. — можно было услышать как падает булавка в этой части аэропорта. — Но если духовный учитель думает о себе, что он Бог, тогда он дог». Так он завоевал их.

29-27 Тамал Кришна Госвами

Однажды Прабхупада дал мне ладду. По-моему я в прошлый раз рассказывал эту историю. Он дал мне лаглу, это было не ладду. Так их называл Прабхупада. Так или иначе, он попросил меня поделиться своими впечатлениями. Я попробовал ее и не мог поверить в этот вкус. Я сказал:

— Это не из этого мира.

Прабхупада сказал:

— Ты прав. Это тот же рецепт, по которому мама Яшода готовит для Кришны, когда Он уходит пасти коров. И Кришна так их любит, что кладет еще добавку в Свои карманы, чтобы есть их в течение дня.

Когда Прабхупада говорил об этом, для меня было очевидно, что это был рецепт мамы Яшоды, и Прабхупада знал его очень хорошо.

29-28 Нишчинтья даса

Обычно говорили, что духовному учителю надо задавать только один вопрос: «Как я могу вам служить?» Я думал, что уже знаю, как должен ему служить — распространять книги, следить за храмом, убираться, готовить. Зачем спрашивать о том, как ему служить? Но после того, как я побывал в Чикаго в группе Гурукрипы, где они поклонялись Ганешу, вернувшись обратно, я тоже захотел поклоняться Ганешу. Я сказал всем преданным санкиртаны: «Они собирают так много денег, проводя пуджу Ганешу». Все преданные подхватили это. Президент храма узнал об этом, и попросил нас перестать. Но мы его не слушали. Он привлек Джи-Би-Си. Но я сказал: «А кто такой Джи-Би-Си? Он ничего не знает. Свами так делают». Поэтому это первый вопрос, который я задал Шриле Прабхупаде: «Могу ли я проводить Ганеша-пуджу?» Я ничего не упомянул о деньгах. Я сказал, что в Нектаре Преданности написано, что надо поклоняться Ганешу, и тому подобное. Я хотел узнать про мантры, и попросить разрешения на это. Прабхупада написал ответ: «Мои дорогие сыновья, — потому что все преданные санкиртаны подписались. — Мои дорогие сыновья, пожалуйста примите мои благословения». Мы сидели и думали о том, что наконец то наша жизнь достигла совершенства — Прабхупада дает нам свои благословения. Но дальше Прабхупада писал: «Кришна говорит, что поклоняться надо только Ему, а вы предлагаете поклоняться полубогу. Почему? Кришна говорит, что вы не обладаете достаточным разумом, если делаете так». Мы бы ни от кого другого этого не приняли. Мы были просто в экстазе, когда Прабхупада сказал нам это. И затем Прабхупада продолжил: «Но если вы все-таки привязаны к поклонению Ганешу…» У меня есть это письмо, там говорится: «…чтобы получить очень много Лакшми…» И далее написано карандашом: «…чтобы служить Кришне…» «…тогда, пожалуйста, присылайте мне по 100 000 долларов каждый месяц, и ни копейки меньше». Это было хорошее наставление, после которого мы остановили нашу Ганеша-пуджу и продолжили санкиртану. Но никто другой не мог нам этого сказать. Зато когда Прабхупада сказал нам это, мы были в экстазе.

29-29 Джахнава даси

Парикшит сказал Шриле Прабхупаде:

— Шрила Прабхупада, нам надо ходить на лекции?

Потому что в то время Бхарадрадж водил нас в Музей искусств округа Лос-Анджелес, где мы изучали живопись, делали наброски, а он давал нам лекции по рисованию и так далее. Шрила Прабхупада сказал:

— Да.

А Парикшит сказал:

— Но я имею ввиду…

Шрила Прабхупада сказал:

— Да, утренние и вечерние лекции…

Но Парикшит прервал его, и сказал:

— Но я имею ввиду…

И Шрила Прабхупада прервал его, и сказал:

— Но я имею ввиду утренние и вечерние лекции.

И затем он добавил:

— Посещая эти лекции, вы удовлетворяете Господа в своем сердце, и будете получать наставления изнутри от Параматмы.

29-30 Тамал Кришна Госвами

Я был с Прабхупадой, когда он делал несколько записей. Мы слушали бхаджаны. Очень поразительно было наблюдать за тем, как Прабхупада записывал. Сначала он играл на фисгармонии, а я или кто-то еще очень мягко играл на караталах. Мы старались держать ритм, потому что не было мриданги. Потому что после записи фисгармонии и каратал, он надевал наушники, слушал запись и играл на мриданге в аккомпанемент себе. Поэтому на большинстве из этих записей Прабхупада играет и на фисгармонии, и на мриданге. Прабхупада был искусным музыкантом. По-моему об этом написано в Лиламрите, но так или иначе, когда звукорежиссер услышал, как Прабхупада поет на альбоме «Событие», первом альбоме Харе Кришна, этот человек был поражен тем, что Прабхупада обладал абсолютным слухом. Звукорежиссер был очень-очень восхищен голосом Прабхупады.

29-31 Нишчинтья даса

Прабхупада обладал уникальной способностью делать это — отчитывать людей, или показывать на их недостатки или низкое положение. И так как это исходило от Прабхупады, вы не чувствовали никакого оскорбления. Вы думали: «О, хорошо». Говорят, что однажды Прабхупада гулял на Гавайях, и он сказал: «Так как люди едят так много свиней, они и выглядят как свиньи». Когда он сказал это, мимо проходило несколько гавайцев. Люди услышали это, и подбежали, чтобы поговорить с Прабхупадой об этом. Тогда Прабхупада стал рассказывать им о том, что они являются душой, а не телом. И пока они общались, эти люди стали счастливы. Когда они уходили, то поняли, что Прабхупада не хотел оскорбить их. Они были полностью охвачены любовью Прабхупады и его духовными наставлениями о том, что они не являются телом. Просто тела выглядят по-разному. Разные люди имеют разные тела. Они ушли очень счастливыми. Они не были обижены. А мы думали: «Только Прабхупада может делать такое. Если бы мы сказали это, началась бы потасовка».

29-32 Хридайананда Госвами

Через пару месяцев после того, как я принял санньясу, я был в Лос-Анджелесе с Прабхупадой. Я остановился под его комнатами в маленькой комнате без окон, которую в то время оставили для санньяси. В тот конкретный момент в течение нескольких дней я был немного раздосадован, потому что я чувствовал: «Я не очень хороший преданный. Как я вообще когда-нибудь стану хорошим преданным?» Я был немного удручен: «Как мне приблизиться к тому уровню, чтобы служить Прабхупаде?» Итак, я был в таком настроении. Каждый день Прабхупада спускался по лестнице, чтобы погулять в саду. Это был храм в Лос-Анджелесе, Нью-Дварака. Он спускался по лестнице, затем шел прямо вдоль здания, и попадал на тропинку, ведущую к саду. В тот день, когда я был опечален, Прабхупада, не сказав ни слова, проходя мимо моей комнаты, открыл дверь, и вошел ко мне. Конечно же я сразу принес поклоны. Он зашел, поглядел вокруг. А затем продолжил свой путь. Я понял, что он зовет меня. Поэтому я сразу же вскочил и побежал за ним, не сказав ни слова. Я шел за Прабхупадой в саду. В тот день мы оказались наедине, потому что его слуга, который проводил его до сада, ушел куда-то по делам, зная, что я остался с ним. Поэтому я сидел там с Прабхупадой. Опять же, я был в таком опечаленном настроении. И Прабхупада начал проповедовать мне очень мягко и ласково. Уникальным и воодушевляющим в его проповеди было то, что он не говорил «Кришна» или «Бог». Он все время говорил «Отец». Конечно же он тоже был отцом. Он просто говорил: «На самом деле Отец хочет, чтобы ты был счастлив. И чего же хочет Отец? Он просто хочет видеть тебя счастливым, но тебе также надо со своей стороны служить Отцу». Так он проповедовал более 15 минут, используя только слово «Отец». Он был очень сострадателен. И это глубоко вошло в мое сердце и возвысило меня над моей депрессией, и я снова наполнился энтузиазмом. Он был очень добр в своей проповеди. В течение нескольких последующих дней, каждый день, несмотря на то, что я практиковал принцип «не пытаться наслаждаться Гуру» и оставался в своей комнате, днем по дороге в сад он заходил в мою комнату, смотрел по сторонам, разворачивался, выходил, а я каждый день бежал за ним.

29-33 Нишчинтья даса

Насколько я помню, оба раза, когда он был на Гавайях, он рассказывал о серферах:

— Вы говорите серфер, а я говорю саффер (страдалец).

И каждый преданный, который был серфером, рассказывал, что Прабхупада смотрел прямо на него, когда говорил это. Мне это понравилось, потому что я представлял себе, сколько там было серферов, и каждый из них рассказывал, что Прабхупада смотрел прямо на него, когда говорил: «Вы называете их серферами, а я называю их сафферами (страдальцами)».

29-34 Тамал Кришна Госвами

Одна вещь, которую я всегда помню, это то, как Прабхупада однажды посмеялся надо мной. Он смеялся надо мной несколько раз, но на этот раз… Мы были в Калькутте. Мы только приехали. Не помню, говорил ли я уже об этом, но я путешествовал с группой, в которой все были санньяси, за исключением меня. В то время я был грихастхой. А все окружение Шрилы Прабхупады состояло из санньяси. Там были Киртанананда Свами, Мадхудвиша Свами, Девананда Свами, Картиккея Свами и Тамал Кришна дас Адхикари. Прабхупада только сформировал Джи-Би-Си, и так как я был там, я сразу же взял зону, в которую собирался поехать Прабхупада. Это был просто умный шаг, чтобы быть вместе с Прабхупадой. Я особо не знал, каково это быть Джи-Би-Си, я не знал, на что иду. Но это был правильный шаг, потому что в течение последующих четырех лет где-то по восемь месяцев в году Прабхупада проводил в Индии. Поэтому это был правильный шаг. Но мне пришлось поплатиться за это. Так или иначе, я начал платить за это, как только мы прибыли в Калькутту, потому что Прабхупада учредил программу для пожизненных членов. Я теперь немного знаю о том, что вести счета в Индии — это целое дело. Вести счета в Америке сейчас уже стало тоже нелегко, но в те дни мы были настолько маленькими, что не имело значения, что мы сделали, а чего не сделали. И в любом случае мы были свободны от налогов. Но в Индии все по-настоящему. Надо следить за каждой пайсой. Буквально. Итак, Прабхупада учредил программу для пожизненных членов, деньги стали приходить, и кому-то надо было вести счета и таблицы членов, а также выдавать квитанции и печатать членские книжки. И если я просил кого-то о помощи, мне отвечали: «Я санньяси. Я санньяси. Я играю на фисгармонии». Каждый чем-то занимался. Но никто не собирался ничего делать, потому что он были санньяси. В конце концов меня это вывело из себя. Я практически сошел с ума. Примерно через две недели я пришел к Прабхупаде и просто разрыдался. Я сказал:

— Я больше не могу.

Он спросил:

— Что такое? Что такое?

Я сказал:

— Я больше не могу. Никто мне ни в чем не помогает. Мне приходится делать все самому.

Прабхупада посмотрел на меня, и я этого не ожидал, но он начал надо мной смеяться. Я плакал, а он смеялся. Он стал смеяться и сказал:

— На самом деле у тебя то же положение, в которое попал Арджуна. Арджуна оказался в таком же положении. Это очень хорошо.

Я надеялся на сочувствие. На самом деле я рассчитывал на какую-то поддержку, по крайней мере на какое-то сочувствие, а вместо этого Прабхупада стал смеяться надо мной и говорить, что это очень хорошо. Я перестал плакать. Но я не понимал, почему это было очень хорошо. И он сказал:

— Мы должны молиться о таком положении. Мы должны молиться о том, чтобы настолько быть занятыми преданным служением, чтобы Майа не смогла найти ни одной лазейки. Это большая удача.

Однажды он рассказал историю об индийском поезде. Я часто ездил на поездах в Индии из Майапура в Калькутту. Это пригородный поезд, и он переполнен. Вам надо побывать в Индии или Китае, чтобы понять, что означает слово «переполнен». Может быть в Южной Америке поезда тоже так переполнены. Но, побывав в любой стране третьего мира, вы поймете, что значит слово «переполнен». Итак, Прабхупада рассказал историю о том, как вы сидите в поезде. Вы хорошо сидите. И вдруг появляется маленький худенький парень, и он смотрит, куда бы можно было пристроиться рядом с вами. А вы делаете вид, что не видите его. Но вы конкретно знаете, чего он хочет — он хочет сесть, хотя места совсем нет. В конце концов он улыбается вам, плюхается и начинает ерзать между вами и вашим соседом. Вам приходится немного потесниться. Но затем он неожиданно зовет своего маленького ребенка, и начинает толкать вас, чтобы посадить его. Вам приходиться сдвинуться на край скамейки. Затем он зовет еще одного ребенка, и в результате оказывается, что у него их трое или четверо. Но затем приходит его огромная толстая жена. И когда она приходит, то вы просто встаете и оставляете свое место. А все началось с вашего небольшого сочувствия к этому парню. Прабхупада сказал:

— Таким же образом, если вы позволите Майе войти хотя бы на один дюйм, он знает как занять все пространство.

29-35 Джахнава даси

Другой случай был в Лос-Анджелесе в 1975 году. Шрила Прабхупада обходил всю общину Лос-Анджелеса. Также он пришел и в департамент художников. Мы только побелили стены и попытались сделать это унылое место приятным для Шрилы Прабхупады. Он сел. Комната наполнилась. По-моему мой муж тоже там был. Находиться в этой комнате было преимуществом, потому что там было очень мало места. Каким-то образом я оказалась уже в ней, в этом смысле мне повезло. Шрила Прабхупада ничего не сказал. Там была картина Джаярамы, которую разместили на самом видном месте. Но Шрила Прабхупада никак не прокомментировал ее. Тогда Рамешвара сказал:

— Шрила Прабхупада, Джаярама нарисовал эту прекрасную картину Радхи и Кришны.

Он хотел обратить внимание. Шрила Прабхупада остался безучастным. Это сказало мне о многом. Я задумалась над его поведением. Шрила Прабхупада знал нас очень хорошо. И уже совсем скоро Джаярама ушел из движения и стал рисовать для саентологов. Симптомы того, что он собирается нас покинуть уже проявлялись в полной мере. Шрила Прабхупада просто не обратил внимания. Затем Бхарадрадж сказал:

— Шрила Прабхупада, когда я поеду в Индию вместе с этими художниками на майапурский фестиваль, я хочу попросить вашего разрешения свозить их в тур по Индии, в котором мы будем зарисовывать все святые места, чтобы внести больше подлинности в наши картины.

Шрила Прабхупада ответил, и теперь это одна из моих мантр. Шрила Прабхупада сказал:

— Мы не археологи.

Затем он глубже объяснил, что все вдохновение, которое мы испытываем, приходит от Параматмы по мере нашего прогресса в преданном служении. Мы не археологи.

29-36 Нишчинтья даса

На большом острове была ферма. Прабхупада спросил у преданных, которые жили там:

— Что здесь растет хорошо?

Они сказали:

— Прабхупада, мы можем выращивать цветную капусту и брокколи.

Они стали рассказывать обо всех вещах, которые они могут вырастить. Прабхупада сказал:

— Нет, нет, нет. Что здесь растет без никакого труда?

Преданные сказали:

— Кукуруза и гуава, Прабхупада.

Прабхупада сказал:

— Очень хорошо. Прасадный сок из гуавы на завтрак, кукурузные чапати на обед, и дело с концом. А в свободное время повторяйте Харе Кришна.

Не думаю, что кто-то из преданных подумал о том, чтобы так делать. В другой раз Прабхупада сказал преданным, что можно поддерживать свое существование, выпивая два даба в день. Он сказал что, кокосы очень полезны для здоровья. И можно жить, выпивая два даба в день. Конечно же, думаю, что этого также никто не пробовал. Но это было забавно, потому что Прабхупада делал замечания, которые были полезными и применимыми к месту. Также, когда гекконы издавали свой звук, Прабхупада сказал:

— Когда вы слышите это, знайте, что говорится истина.

Так на Гавайях у нас были небольшие мелочи, которые давали преданным почувствовать некоторую особенность.

29-37 Тамал Кришна Госвами

В 1977 году на своей Вьяса-пудже он подтвердил одну вещь. Я перечислял буквально некоторые из выдающихся достижений Прабхупады, и в какой-то момент он сказал:

— Да, всему, что я сейчас могу делать, я научился в детстве у своего отца. Все, кроме одной вещи — издания книг. Этому я научился у своего Гуру Махараджа.

Интересно было, когда я читал эту лекцию. Это была интересная Вьяса-пуджа, потому что Прабхупада был болен, и по большому счету все прославление пришлось на мою лекцию. Кришна уполномочил меня в тот день говорить в течение 45 минут. Прабхупада просто дал мне говорить. Это было в Лондоне. И только три раза Прабхупада прервал меня. И каждый раз он говорил: «Мой Гуру Махарадж приказал мне печатать книги». Три раза он прервал мою лекцию, чтобы вставить это замечание: «Мой Гуру Махарадж приказал мне издавать книги, распространять книги». Три раза. Все остальное было хорошо в лекции, но почему-то он хотел три раза подчеркнуть распространение книг. Очень интересно.

29-38 Нишчинтья даса

Прабхупада закончил пятую и седьмую песни на Гавайах. И он начал шестую песнь, и начал восьмую песнь. Не помню точно, в какой книге Бхагаватам эта фраза, но когда он закончил, то написал: «По милости Шри Шри Панча-Таттвы». И он перечислил имена преданных — я имею в виду имена Панча-Таттвы. Затем восьмую песнь он начинает с того, что со всей верой он пытается печатать эти книги по указанию своего духовного учителя Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура, и он просит всех преданных о помощи, чтобы продолжать издавать все больше и больше томов Шримад Бхагаватам. Все это было на Гавайях. И мы очень гордились, думая: «Прабхупада переводит здесь больше, чем в какой-либо другой части мира. Прабхупаде нравится приезжать на Гавайи». Мы чувствовали себя на Гавайях очень особенными. И Прабхупада давал нам это почувствовать. Мне кажется, что ему по-настоящему нравились Гавайи. И преданные отвечали на это настроение, делая все, что было в наших силах, специально для Прабхупады.

29-39 Джахнава даси

Это было в Далласе в 1972 году. Есть очень удивительная и красочная история о том, как Шри Шри Радха Калачанджи пришли в храм в Далласе. Это было очень поразительно. Божества приехали в тот же день, что и Шрила Прабхупада. И Шрила Прабхупада дал наставление, чтобы Божеств установили в течение двух дней. Божества были покрыты чем-то очень липким, поэтому к некоторым Их частям приклеились кусочки джута. И даже к таким окрашенным частям, как глаза, прилип джут, потому что они тоже остались липкими. Главная пуджари, Иччхамати, была обеспокоена этим, потому что понимала, что когда мы в будущем будем одевать Божеств, у нас будут трудности. Мы попробовали все виды растворителей, но ничто не помогало снять это липкое вещество. Оно снова появлялось. В конце концов, после того, как мы уже все попробовали, Иччхамати оставила меня, чтобы я продолжила отчищать это вещество. Я уже принесла средство для удаления краски. Мы поразмышляли об этом немного. В конце концов она ушла, а я осталась пробовать разные вещества. Затем я стала использовать средство для удаления краски, и не знаю как это произошло, но это средство с больших неокрашенных мест попало на окрашенные места. Не знаю, как это случилось. Но моим великим оскорблением было то, что в итоге я решила продолжить и снять всю краску с Божеств, и перекрасить Их за два дня. Я была уверена, что смогу это сделать. Я удалила всю краску с Божеств. И когда старшая пуджари вернулась, она была в полном шоке. Я сказала: «Ничего страшного». Она была шокирована. Это было непоправимо. Тогда я начала понимать, что я самовольно натворила. В тот момент я еще не знала, что Божества были уже установлены. Я думала, что установления еще не было. Я не знала о том, что Им уже поклонялись, и что Им было уже 500 лет. Я тогда еще не знала всей истории. Это не преуменьшает мое оскорбление. Но любом случае, всю ночь я расписывала Божеств в квартире Шрилы Прабхупады, а на следующее утро я дотронулась до Божества, и Оно было абсолютно сырым. Я использовала японский осушитель. Я знала, как это делать. Но я понимала, что что-то идет не так, что-то не получается, все идет совсем не по плану — краска была абсолютно сырой. Шрила Прабхупада пошел на утреннюю прогулку, и Сатсварупа Махарадж рассказал Шриле Прабхупаде о ситуации. Шрила Прабхупада остановился. Это моя версия в соответствии с моими сведениями. Он сказал:

— Немедленно пакуй мои чемоданы, я уезжаю из этого храма, можете делать с Божествами все, что хотите, но не спрашивайте ничего у меня.

Естественно я впала в суицидальное состояние. Я очень эмоционально рыдала, и была подавлена своим самовольным оскорблением. Было созвано собрание. Там были Джи-Би-Си, главная пуджари, президент храма, все собрались в комнате Шрилы Прабхупады. Шрила Прабхупада сказал:

— Кто это сделал?

Все сказали:

— Джахнава. Джахнава это сделала.

Тогда Шрила Прабхупада направил свой взгляд на меня, и сказал:

— Кто попросил тебя это сделать?

В этот момент я задыхалась от эмоций. Никакие слова не могли выйти из моих уст. В то же время я вспомнила Шримад Бхагаватам, в котором описывается, как бык не стал никого винить за свое положение. Помня эту часть Бхагаватам, я могла конечно показать пальцем на пару мест, но не стала. Я почувствовала, что не должна этого делать. Затем я изнутри почувствовала, что Шрила Прабхупада одобряет то, что я не стала никого винить. Тогда Шрила Прабхупада сказал:

— Почему ты сделала это?

И снова я была абсолютно переполнена эмоциями, потому что я уже плакала в течение двух часов, находясь в истерике. Шрила Прабхупада показывал свое недовольство мной, и он начал уводить свой взгляд и свою милость от меня. И я подумала: «Удар от Кришны и Его поцелуй неотличны. Я хочу этого. Что бы ни дал мне Шрила Прабхупада, это мое, это моя доля». Прерывающимся голосом я сказала:

— Глупая, Шрила Прабхупада.

Шрила Прабхупада спросил:

— Почему ты так сделала?

И я ответила:

-Глупая, Шрила Прабхупада.

Шрила Прабхупада сказал:

— Самоубийственная глупость!

Теперь он отвел взгляд от меня. Я получила свою милость. Он отвернулся и сказал… Нет, нет, он спросил меня:

— И что теперь с этим делать?

И теперь я начала чувствовать, что он немного поменял тон в голосе, и казалось, что он был доволен, поэтому я почувствовала, что возможно не все так плохо, возможно я соскочила с крючка. Я сказала:

— Я только что звонила Бхарадраджу в Лос-Анджелес и объяснила ситуацию, что краска не высыхает, и он посоветовал, чтобы я использовала…

Шрила Прабхупада сказал:

— Бхарадрадж? Бхарадрадж? Я твой духовный учитель, и я сижу прямо перед тобой! Почему ты не спросишь меня?

Я уверяю вас, что эта звуковая вибрация практически приобрела форму Нрисимхи, выходя из Шрилы Прабхупады, Его слуги. Я все еще слышу вибрацию того, как Господь Нрисимхадев выходит, заполняя вселенную. Мне потребовалось два или три года, чтобы успокоиться после этого. Это был настолько удивительный и очистительный процесс. Шрила Прабхупада, практически чувствуя ко мне отвращение, отвернул от меня свой взгляд и сказал:

— Итак, что теперь с этим делать?

Тогда Иччхамати со всем смирением сказала то же самое, что я только что произносила. Со смирением она сказала:

— Шрила Прабхупада, на самом деле есть особая эмаль. И если мы воспользуемся этой эмалью, то она высохнет за 6-8 часов. Что вы думаете, если мы воспользоваться этой краской?

Шрила Прабхупада сказал:

— Сделайте это немедленно.

29-40 Нишчинтья даса

Я помню, как однажды Прабхупада на Гавайях говорил о преданных и регулирующих принципах, потому что преданные на Гавайях были печально известны своими падениями. Это место называли «кладбищем санньяси». Прабхупада в какой-то момент сказал:

— Гавайи идеальны для духовной жизни, — и затем добавил, — но также и для материальной жизни.

Прабхупада регулярно подчеркивал этот момент. Однажды он говорил о регулирующих принципах. Ему рассказали, что некоторые люди повторяют, но не соблюдают регулирующих принципов. Он на это сказал:

— Они могут повторять в течение 700 жизней, если не начнут следовать регулирующим принципам.

Помню, что я подумал: «Что-то мне не хочется. Лучше я стану серьезным».

Я думаю вы часто слышали, что когда Прабхупада приезжал в храм, он спрашивал:

— Все ли хорошо? Все ли в порядке?

Но я помню, что несмотря на то, что мы в экстазе служили Шриле Прабхупаде, все же мы были еще очень незрелыми молодыми людьми. Постоянно были какие-то несогласия, ссоры, сумасшествия и так далее. Но когда Прабхупада задавал этот вопрос, то просто его слова «Все ли хорошо?» тотчас же рассеивали все, даже если были большие ссоры или комендант храма был против тебя, все, что нам приходилось переживать, полностью уходило, и мы говорили: «Да, все хорошо, все в порядке». Я чувствовал, что Прабхупада не просто говорил это, а он имел это ввиду. Его это волновало. Он хотел быть уверенным, что у нас все в порядке. Когда он говорил это, то я по-настоящему чувствовал, что Прабхупада в действительности заботился о нас. Он по-настоящему любил нас и ценил то, что мы делаем для него. Когда он говорил это, можно было почувствовать любовь. И когда он спрашивал: «Все ли хорошо?», все было хорошо.

29-41 Хридайананда Госвами

Это было в конце 1972 года, когда Прабхупада приехал в Нью-Йорк. В то время «ИСККОН Пресс» был в Нью-Йорке, в Бруклине. Через несколько дней художники воспользовались возможностью и пришли к Прабхупаде показать новые картины, чтобы он посмотрел на них и одобрил или сделал какие-то замечания или исправления. Прабхупада посмотрел на все картины. И затем он спросил… Очевидно у него возникло какое-то глубокое чувство, и он попросил, чтобы включили его собственную запись бхаджана «Джив джаго». Преданные принесли магнитофон, и он просто сидел и слушал. Если говорить на ведическом языке, то он был в самадхи. Он закрыл глаза, и очевидно был с Кришной, в духовном мире. Он не открывал своих глаз, пока не закончилась кассета. Затем он открыл глаза. Была такая мощная атмосфера, что стояла тишина, никто не мог ничего сказать и никто не мог пошевелиться. Затем Джадурани сказала, что у нее есть еще одна картина, которую она хочет показать Прабхупаде. Когда она принесла картину, Прабхупада все еще находился в очень-очень глубоком сокровенном настроении. Он посмотрел на картину и сказал:

— Очень хорошо, — и затем он сказал, — На самом деле все вы очень хорошие.

Он говорил очень-очень серьезно, и стал очень смиренным. Другими словами, философски мы можем сказать, что в тот момент благодаря своей любви к Кришне он не мог больше притворяться проповедующим мадхьяма-адхикари. Он проявил свое настоящее положение парамахамсы. Он посмотрел на всех нас и очень серьезно и очень смиренно сказал:

— На самом деле все вы очень хорошие. И в вашем обществе даже я хороший. Иначе я очень плохой.

Все были в шоке, и никто не мог ничего сказать, и едва ли мы могли дышать. Постепенно один за другим мы просто принесли поклоны и покинули комнату.

29-42 Тамал Кришна Госвами

Прабхупада написал мне в письме: «У меня было столько возможностей для чувственного наслаждения в течение всей моей жизни, но Кришна всегда спасал меня, и я никогда не знал, что такое мясоедение, азартные игры, одурманивающие вещества или незаконный секс». Он написал так: «Не было такого момента, когда бы я забыл Кришну». Он написал мне это в письме: «Не было такого момента, когда бы я забыл Кришну».

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)