Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 24

24-01 Махатма даса

Я вернулся в Беркли. Затем в январе я решил присоединиться, и в марте я получил посвящение. Это была моя очередная встреча со Шрилой Прабхупадой в храме на t в 1970 году. Церемония инициации была очень интересной. Несколько преданных получали инициацию. Переданный, который сидел справа от меня и получил имя Параматма, имел привычку курить сигареты. А преданный, который сидел слева от меня и получил имя Бабхрубахан, принимал много ЛСД. Когда Параматма перечислил четыре регулирующих принципа, Прабхупада показал жестом:

— А как насчет курения?

Тот ответил:

— О, нет, Прабхупада.

Затем я перечислил четыре регулирующих принципа, и Прабхупада дал мне имя:

— Махатма — это тот, кто всегда воспевает славу Господа.

Он больше ничего не сказал. Затем пришла очередь Бабхрубахана. Он перечислил четыре регулирующих принципа, и Прабхупада сказал:

— А как насчет ЛСД?

Он конечно же ответил:

— О, нет, Прабхупада.

Это было забавно. Хотя они этого не помнят. Но я помню это очень отчетливо до сих пор. Не знаю, сказал ли Прабхупаде президент храма об их привычках, или же Прабхупада просто об этом знал. Но мы решили, что он просто знал. Мне показалось удивительным то, что он сделал эти замечания. Он смеялся, улыбался и показывал жестом, как будто он курит.

24-02 Нава Йогендра Свами

Он спросил:

— Как тебя зовут?

Я сказал:

— Прабхупада, меня зовут Йогендра Кумар Шарма.

Он сказал:

— С сегодняшнего дня ты не Йогендра Кумар Шарма. С сегодняшнего дня ты Нава Йогендра дас.

Практически при первой встрече он дал мне посвящение. Я был очень счастлив. Я сказал:

— Прабхупада, в молодости мне сделали гороскоп, и сказали, что я очень удачлив. В материальном мире я был мог зарабатывать много денег, но я не собираюсь связываться с материальным миром. Я очень удачлив.

Прабхупада сделал небольшую паузу, затем посмотрел на меня, и сказал:

— Поэтому ты и пришел ко мне. Твоя удача в том, что ты пришел ко мне.

Это истина. Я пришел к Прабхупаде, и в этом моя удача.

24-03 Радха Кунда даса

Мы шли по аэропорту в направлении к выходу. Прабхупада остановился и повернулся к Шри Говинде, у которого тилака была нарисована до самого затылка. Он сказал ему:

— Это не гоночная полоса. Это тилака. Она заканчивается на лбу.

Это было первое наставление, которое я получил — как ставить тилаку. Я шел и танцевал прямо перед Прабхупадой, и я заметил, что он направляется к двери, которая была входом, а не выходом, и поэтому открывалась внутрь. Я сразу сообразил, подбежал к двери и открыл её для него. Проходя, Прабхупада сказал мне:

— Спасибо.

И вот я, бхакта Бабочка, теперь был вне себя от счастья. Он обратился ко мне! Конечно, все остальные были непоколебимы, очень сосредоточены. Затем мы вернулись в храм. На следующих день я получал инициацию. Там также был автобус группы Радха Дамодара. Поэтому в тот день очень много преданных получали инициацию. За месяц до этого вышла в свет книга «Нектар наставлений», благодаря которой весь мир узнал о Радха Кунде. Итак, преданных вызывали на инициацию и получение четок. Было много ошибок. Например, они приносили свои поклоны, повернувшись головой к Шриле Прабхупаде, но ногами к Божествам, Кишора-Кишори. Прабхупада просил их подвинуться. Но для них Господь был прямо перед ними в этой удивительной форме Шрилы Прабхупады. Все мы испытывали этот вкус. По крайней мере я так чувствовал. Они протягивали левую руку, чтобы получить четки. А один преданный, перечисляя принципы сказал:

— Не есть когда стемнеет.

Все очень нервничали и совсем растерялись. Они не знали, что надо делать и как вести себя. Я смотрел на всё это, думая: «Поклоны надо приносить боком, протягивать правую руку, четыре регулирующих принципа, 16 кругов». Окей, я всё запомнил. Я сделаю всё правильно. Итак, меня вызвали. Я иду, и пытаюсь всё это держать в голове. Когда я подошел, то я был настолько решителен, чтобы сказать всё это Шриле Прабхупаде, что Прабхупада заметил это. Он знал, что я готов сказать ему всё. Поэтому он сидел и смотрел на меня. А я сидел и ждал, когда он меня спросит. А он сидел и ждал, когда я ему всё скажу. А я сидел и ждал, когда он меня спросит. В конце концов он улыбнулся и сказал:

— Итак, каковы регулирующие принципы?

Я перечислил. Затем сказал про 16 кругов. Он взял мои четки с микрофонной стойки, посмотрел на меня, поменял улыбку на серьезное лицо и сказал, широко округлив глаза:

— Твое имя — Радха Кунда.

Это было как 4 июля. 500 преданных начали восклицать: «Ууу, ааа, джай!» Потому что они буквально недавно узнали о Радха Кунде. Это было мое первое общение с Его Божественной Милостью.

24-04 Шрути Рупа даси

Мы сидели около плиты. Тогда у нас было только 2 газовые комфорки, и также у нас было ведро с горящими углями, чтобы делать ему чапати. Так они лучше получались. Прабхупада сидел, держа в руках емкости со специями и овощами. Попутно он общался с Бхагаджи на хинди. Он клал одни специи, затем другие, потом овощи. Затем он повернулся к Бхагаджи и сказал:

— Всё так просто, но они так и не научились.

Мы сидели, а он беседовал с Бхагаджи. Пока он беседовал, Палике показалось, что огонь был слишком сильным, и она уменьшила его. Прабхупада повернулся, и, ничего не говоря, просто повернул ручку обратно. Пока он общался, Палика снова уменьшила огонь, а он снова повернул ручку обратно. И это произошло 3 раза. Затем Прабхупада повернулся и сказал: «Хари, баба, зачем ты мешаешь?» Мы просто отошли назад. Затем он посмотрел на Бхагаджи и сказал:

— На этих двух комфорках за 45 минут я могу приготовить полный пир на 100 человек.

Бхагаджи посмотрел и сказал:

— Это невозможно.

Прабхупада сказал:

— Готов поспорить.

Бхагаджи сказал:

— Да, кичри.

Прабхупада сказал:

— Нет, полный прасад за 45 минут.

Затем они начали говорить на хинди. Бхагаджи сказал:

— Это невозможно.

Прабхупада сказал:

— Ставлю один лакх рупий.

Бхагаджи засмеялся и сказал:

— Прабхупада, выиграю я или проиграю, вы всё равно возьмете деньги.

Прабхупада тоже засмеялся, встал, ничего на это не говоря. Затем он сказал:

— Готово.

И вышел через дверь. Это был первый раз, когда я увидела, как он приходит на кухню, и наблюдала, как он готовит и общается.

24-05 Ганеш даса

Обычно на утренних прогулках с Прабхупадой Парамахамса Свами, Шрутакирти или Амогха прабху играли роль адвоката дьявола, задавая Прабхупаде материалистичные вопросы в ответ на философию, которую он представлял. Я стал себя чувствовать более свободно в отношениях со Шрилой Прабхупадой в том смысле, что подумал, что тоже могу задать вопрос, и меня не ударит молния за то, что я это сделаю. Прабхупада рассказывал о Бхагавад-гите. И разные преданные задавали вопросы. Я задал Прабхупаде вопрос, пытаясь имитировать материалиста. Я сказал:

— Но если вы говорите, что Бхагавад-гите 5000 лет, что тогда означает…

И Прабхупада мгновенно остановил меня на полуслове. Он повернулся ко мне и сказал:

— Он мой ученик? Он не знает Бхагавад-гиту?

Затем он повернулся к другим преданным и посмотрел на них. Я не знал что ответить. Я даже не смог до конца задать свой вопрос. Одни из преданных решил вступиться за меня. По-моему это был Амогха. Он сказал:

— Прабхупада, я думаю, что он претворялся материалистом…

Теперь Прабхупада прервал его на полуслове и сказал:

— Это нормально. Он мой ученик. Он не знает Бхагавад-гиту. Что это значит?

Он посмотрел на всех, и затем продолжил прогулку. А я захотел просто исчезнуть, растаять. Я не понимал, почему Прабхупада отчитывал меня. Он был так суров. Он продолжал говорить:

— Он мой ученик, и он не знает Бхагавад-гиту.

Затем Прабхупада начал объяснять. Мы беседовали и шли дальше. Я не помню, что потом обсуждалось на этой прогулке. Меня просто сдуло. Я хотел исчезнуть. Мне не хотелось больше там присутствовать. Гнев Прабхупады был очень сильным. И это был первый раз, когда я лично столкнулся с гневом Прабхупады. Позже я понял, и Прабхупада это объяснил, что если бы я был материалистом и взял бы Бхагавад-гиту и прочитал бы её, тогда бы я узнал, что Кришна прямо в Бхагавад-гите говорит, что Он поведал эту науку Богу Солнца много миллионов лет назад. Прямо в той главе Кришна объяснял, что это знание вечно, и было поведано много миллионов лет назад. То есть со стороны материалиста это был глупый вопрос. Как мог я сказать, что она была поведана 5000 лет назад? Я должен был об этом где-то прочитать. Но если бы я прочитал об этом, то должен был также прочитать и то, что она была поведана много миллионов лет назад. А с точки зрения преданной я конечно же должен был знать, что это знание вечно. Поэтому это был глупый вопрос. Я не мог никуда сбежать. И очевидно Прабхупада был прав, говоря: «Он мой ученик, и он не знает Бхагавад-гиту». Позже я принял в глубине сердца важность изучения Бхагавад-гиты и понимания сознания Кришны. Несколько месяцев спустя Прабхупада написал мне прекрасное письмо, в котором он говорил, что я по-настоящему понял философию сознания Кришны. В тот момент я почувствовал некоторое облегчение. Но это был невероятный опыт ощущения гнева Прабхупады, направленного прямо на меня. Меня просто унесло.

24-06 Махатма даса

Должность президента храма в ранние дни сопровождалась одной приятной вещью — каждый месяц мы должны были писать Прабхупаде письмо. Мы должны были рассказывать, что происходит в нашем центре. Пользуясь этим, я мог задать вопросы. Однажды мы путешествовали с группой санкиртаны, и я наслаждался этим путешествием и проповедью. Мне не нравилось заниматься менеджментом в храме, и когда мы возвращались, то я испытывал много беспокойств. Я начал думать, что на дороге я могу помнить Кришну, но в храме я забываю о Нем, потому что приходится много всего делать. Когда я делал свой отчет Шриле Прабхупаде, я решил спросить его: «Что лучше — делать меньше служения, и больше думать о Кришне, или же делать больше служения, но меньше думать о Кришне?» Я рассматривал только два варианта, хотя по-настоящему это не наша философия. Я написал Прабхупаде письмо, спрашивая как мне поступать, и объяснив, что когда я путешествовал, то мне гораздо проще было думать о Кришне.

В своем ответе первым предложением он сказал: «Основной смысл всего состоит в том, чтобы погрузиться в мысли о Кришне».

Когда я прочитал это, меня это очень смутило и я почувствовал себя виноватым. Я подумал, что невозможно погрузиться в мысли о Кришне. Потому что я никогда не думал о Кришне. Поэтому я писал Прабхупаде. Я думал обо всем, только не о Кришне. И вот он пишет: «Смысле всего состоит в том, чтобы всегда быть погруженным в мысли о Кришне». Я сразу же подумал: «Это невозможно». Я был потерян. Затем Прабхупада писал: «Чтобы этого достичь, надо думать о том, что у тебя нет никакой квалификации для выполнения своего служения». В моей ситуации Прабхупада сказал так: «Ты должен думать, что у тебя нет никакой квалификации, чтобы быть президентом храма, и поэтому ты должен молить Кришну дать тебе эту квалификацию». Он сказал: «Ты должен молиться: Кришна, пожалуйста, дай мне квалификацию, потому что если Ты не дашь мне квалификацию, тогда все преданные уйдут из храма». Он сказал: «Таким образом всегда сохраняй свою зависимость от Кришны, и тогда ты всегда сможешь думать о Кришне». Он не предлагал делать меньше служения, и таким образом больше думать о Кришне. Это не было не в его духе. Его настроение было таково: «Ты должен стать зависимым. И тогда, будучи зависимым, ты будешь думать о Кришне». Это было важное наставление.

24-07 Нава Йогендра Свами

Одним вечером он позвал меня. Он сказал: «Сделай мне массаж». Итак, я делал Шриле Прабхупаде массаж. Было около 9:30-9:45 вечера. Он сказал:

— Теперь можешь пойти отдохнуть.

Это происходило в его комнате наверху, во Вриндаване. Я стелил свою постель рядом с комнатой Прабхупады на втором этаже. Было лето, и было много комаров во Вриндаване. Поэтому я ставил москитную сетку. Всё это заняло у меня около 15-20 минут. К этому времени уже наступило 10 часов вечера. Я услышал шум в комнате Прабхупады. Прабхупада должен был в это время отдыхать, но когда я заглянул к нему в окно, то увидел, что он сидит за столом и переводит. И с 10 часов до самого утра Прабхупада переводил. Он практически не отдыхал. Прабхупада зачем-то меня позвал, и я сказал ему:
- Прабхупада, вы же совсем не отдыхали, а ваше здоровье сейчас не очень хорошее. Вам надо отдыхать.

Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— Нава Йогендра, иногда это тело болеет, а иногда оно в порядке. Но в любом состоянии ты всегда должен продолжать служить Кришне. Это принесет тебе вечное благо. Это всё, что ты возьмешь с собой. Больше ничего.

Только посмотрите сколько он думает о служении Кришне, насколько он предан своему Господу Кришне! Он не очень хорошо себя чувствует, он в преклонном возрасте. Но он не спит. Что же он делал? Он не работал тяжело, как многие люди это делают, чтобы заработать денег. Он делал это ради всеобщего блага, ради блага человечества. Затем он сказал:

— На самом деле это тело бесполезно. Это тело бесполезно. Когда умирает животное, то его тело можно использовать. Можно использовать его кожу, его кости, его мясо. Все это ценно. Но человеческое тело бесполезно после смерти. И всё, что мы сделаем в служении Кришне, будет нам засчитано. И пока мы живем, мы должны служить Кришне. Мы не должны оставлять служение Кришне. И если кто-то не служит Кришне, в этом его неудача. Это не принесет ему благо.

Я почувствовал его огромную преданность! Он совершенно не думал о своем теле, а думал о других, не отвлекаясь на отдых. Это меня очень тронуло. Меня поразило его сострадание к другим.

24-08 Радха Кунда даса

На следующий вечер он пришел и начал играть ритм с двумя ударами. Мы никогда прежде его не слышали. Это была вечерняя лекция по Шримад Бхагавад-гите. Он начал играть с закрытыми глазами на караталах, и запел: «парама каруна паху дуи джана нитай гаурачандра». Его глаза был закрыты. Только Дхира Кришна и еще несколько преданных знали эту песню. А мы все были потрясены слушать этот концерт от Шрилы Прабхупады. Прабхупада вышел из самадхи, посмотрел вокруг, и сказал:

— Вы не знаете эту песню? К завтрашнему дню выучите её.

Он отложил караталы и стал читать лекцию. Мы все почувствовали себя немного странно от этого. На следующий день Балаванта и Рупануга, местные управляющие, сделали для всех ксерокс этой песни. На следующий день Прабхупада пришел и начал играть и петь: «парама каруна…» И мы пели вместе с ним. Но после первого куплета Прабхупада остановился, потому что Парамахамса Свами, сидевший спереди и игравший на мриданге, понятия не имел, как играть этот ритм. Потому что это был совсем другой ритм. Прабхупада сказал:

— Дай мне мридангу.

Так как я был помощником Сатсварупы, он толкнул меня и шепнул: «Это первый раз за многие годы, когда Прабхупада играет на мриданге». И это был не только волнующий момент в жизни, но и особый и эксклюзивный момент, когда Прабхупада собирался играть на мриданге. Он взял мридангу, но так как в Атланте было влажно, то мриданга издавала ужасные звуки «плап-плап», «бэнг-бэнг». Она не была настроена. Он показал жестом: «Что это за мриданга?» Дхира Кришна вышел, и затем вернулся с мридангой Сатиш Чханда, одной из пяти мриданг высшего качества. Он прошел с ней через всех преданных и отдал её Шриле Прабхупаде. Но она тоже была немного расстроена из-за сырости. И Прабхупада явил нам первое чудо. Он положил мридангу на колени и стал делать удары. Просто благодаря ударам ладонью он настроил мридангу. Затем он начал снова петь: «парама каруна паху дуи джана». Он был нашим героем. Он покорил мридангу. И выражение на его лице тоже показывало это. Все просто взорвались. Прабхупада во всем держал победу. Это было очень круто.

24-09 Шрути Рупа даси

Ничего не было вкуснее того, что она приносила из своего дома. И мне кажется это потому, что она всё делала на горчичном масле. Но всё было изысканно вкусным. И Прабхупада говорил:

— Если вы хотите есть для вкуса, готовьте на горчичном масле. Если вы хотите есть для здоровья, готовьте на гхи.

И всё, что Пишима приносила нам из своего дома, мы никогда не могли повторить.

24-10 Махатма даса

Мы путешествовали из Ванкувера в Эдмонтон через небольшие города. Больше всего времени мы провели в Калгари и Эдмонтоне. Отклик был потрясающим, потому что в то время никто не знал, что такое движение Харе Кришна. Мы выступали на телевидении, на радио. Мы были молодыми преданными по 19-20 лет и горели энтузиазмом. Также там были большие индийские общины. Мы проводили с ними программы. Мы останавливались в гостях у нескольких из них и проводили там воскресные пиры, в которых участвовало по 50-60 человек. К нам присоединялись преданные. Мы там первый раз встретили Ганапати Махараджа. Это была необыкновенная программа. Кроме того мы распространяли книги «Кришна». Я написал письмо преданным в Ванкувер, описывая всё, что у нас происходит, и насколько экстатичным было наше путешествие. Преданные переслали это письмо Прабхупаде. На самом деле изначально я послал это письмо своей жене.

С 13 лет у меня на стопе была бородавка. А к этому моменту мне был уже 21 год. Она переслала моё письмо Прабхупаде, и также спросила его, есть ли какое-то лекарство от бородавок. В то время у преданных были такие отношения с Прабхупады. Она зависели от него. К тому же Прабхупада раньше занимался фармацевтическим бизнесом. Поэтому часто он нам рекомендовал какие-то лекарства, и также мы его сами спрашивали о лекарствах. Итак, у меня была бородавка с 13 лет. Я её много раз срезал и выжигал, но она постоянно вырастала. И я совсем уже забыл про неё. А когда я вернулся из этого путешествия, бородавка ушла. Я подумал: «Ну, как-то она ушла». Позже она сказала мне: «Когда я переслала твое письмо Прабхупаде, я также спросила его о лекарстве от бородавок». Это истинная история. Так или иначе, эта бородавка исчезла. Не знаю, было ли это случайно, или Прабхупада сделал это. Мы можем пытаться это понять. Но я считаю, что каким-то образом Прабхупада сделал это. Это был интересный случай. И она никогда не появлялась снова.

24-11 Ганеш даса

Прабхупада решил, что пляж ему нравится больше, чем парки. Поэтому я стал каждый день возить Прабхупаду на пляж. Мы не спускались на песок, а гуляли по дороге рядом с пляжем. Было несколько случаев связанных, с этими прогулками. Прабхупада говорил о том, что ученые не летали на луну. Рассказывая об этом на одной из прогулок, он указал на песочные дюны рядом с дорогой, и мы увидели, что на этих песочных дюнах росли маленькие цветы. А когда мы посмотрели поближе, то заметили там ящерицу, которая бегала под этими цветами. Прабхупада сказал:

— Даже в песке есть жизнь. Они говорят, что были на луне, и утверждают, что там только пыль и песок. Но мы здесь имеем опыт того, что жизнь также существует и в песке. Поэтому мы должны заключить, что они не были на луне, потому что они должны были обнаружить там какую-то форму жизни. Но даже если человек живет в пустыне, он может выращивать там в песке две вещи: арбузы и картофель. И таким образом он может выжить. Жизнь существует по во всей вселенной, в любых условиях есть живые существа.

Это было одно из доказательств, которое дал Прабхупада.

24-12 Нава Йогендра Свами

Во Вриндаване был один духовный брат Прабхупады. Он был тоже из Бенгалии, и приходил делать Прабхупаде массаж. Прабхупада был для него очень возвышенным духовным братом, и поэтому он делал ему массаж. Когда преданные увидели, что он делает Прабхупаде массаж, они стали с уважением относиться к нему. Затем он стал готовить на кухне Божеств. Но также он начал воровать сахар и гхи. И преданные боялись ему об этом сказать, потому что он был духовным братом Прабхупады, их уважаемым дядей. Но однажды этот факт дошел до Прабхупады. И Прабхупада сказал:

— А почему вы мне раньше об этом не сказали?

Преданные сказали:

— Прабхупада, мы думали, что это ваш духовный брат…

Прабхупада сказал:

— И что, духовный брат может воровать у Кришны? Вышвырните его вон. Он не достоин здесь находиться.

Я не мог поверить. Прабхупада не выражал предпочтений к какому-то отдельному человеку. Нет. Закон есть закон для всех. И тогда этого духовного брата Прабхупады выгнали.

24-13 Шрути Рупа даси

Она перестала использовать горчичное масло, но использовала горчичные зерна, перемолотые в пасту. Это также давало вкус горчицы. Примерно через две недели конечности Прабхупады начали опухать, и он стал жаловаться: «Не разрешай ей делать это, не разрешай ей делать то». Я пыталась сказать ей: «Пишима, этого делать нельзя». Она перестала молоть их, но всё равно клала их всюду, так, что они плавали во всех блюдах. На третий день Прабхупада посмотрел на меня и сказал: «Не разрешай ей заходить на кухню». Я не осмеливалась запретить ей появляться на кухне. Я её любила, а она обожала Прабхупаду. На следующее утро Пишима пришла на кухню, я её поприветствовала. Мы сели в маленьком кругу, и это был как ритуал. Мы начали, и между нами возник бессловесный диалог, который выражался через взгляды, язык тела и пару фраз, которые я сказала. У неё был камень для перемалывания специй. Прабхупада хотел, чтобы всё было свежим. Полтора часа утром я отводила специально, чтобы молоть специи. В то время он просил делать жидкую пасту, которая получалась перетиранием специй на камне с водой. Передо мной были расставлены все катори: имбирная паста, паста чили, черный перец, кумин, горчичные зерна и так далее. Итак, мы мололи специи, и Пишима готовила свои овощи. И она попросила у меня соршел — так на бенгали называются горчичные зерна. Я посмотрела и сказала:

— Пишима, Прабхупада боло нехи, нехи соршел.

Она посмотрела на меня своими большими коровьими глазами, и я с трудом могла вынести её взгляд. Я взяла одно зернышко из своей катори, показала ей и сказала:

— Пишима, баас.

Она посмотрела на меня. Она не могла поверить, что я так жестока. Мы начали смеяться. Но она взяла это маленькое зернышко, подлила немного воды и начала растирать его. А камень состоит из множества углублений. Поэтому не знаю как она собрала эту пасту, но мы смеялись. Так или иначе она что-то добавила в блюдо.

24-14 Радха Кунда даса

Он давал лекцию на воскресном пире, и там была одна христианская женщина. Она постоянно перебивала Прабхупаду:

— В Библии говорится, что Иисус — это единственный путь.

Прабхупада говорил:

— Да, учение Христа — это единственный путь. Человек должен предаться гуру. Человек должен следовать принципам религии.

Он просто шутил с ней, а преданные с трудом сдерживали себя. Они ждали сигнала, чтобы просто вышвырнуть её, потому что она была как засор в туалете.

Также был один сикх, который говорил:

— В наших писаниях ничего не упоминается о Кришне, но мы поклоняется Говинде, Гопалу.

Прабхупада сказал:

— Очень хорошо. Просто поклоняйтесь Говинде, Гопалу. Это хорошо.

Затем, в третий раз эта женщина снова влезла. Но Прабхупада перебил её. Он сказал:

— Вы видели Кришну? Вы видели Бога?

Она сказал:

— Нет.

Он сказал:

— Тогда почему вы говорите? Больше не говорите.

Все преданные конечно же воскликнули: «Джая!» Это был долгожданный знак. Но она сама ушла в этот момент. Это тоже было очень изящно. Потому что Прабхупаду поставили в неловкое социальное положение — воскресный пир, храм полон преданными и гостями, включая СМИ, и эта женщина приносит беспокойства. Мне было интересно, как Прабхупада справится с этим. И конечно же он одержал победу.

24-15 Махатма даса

Летом 1971 года все преданные из Ванкувера отправились на Ратха-ятру в Сан-Франциско, в которой участвовал Прабхупада. Так как я был президентом храма, то мне сообщили, что вечером будет встреча со всеми президентами. До этого момента я еще никогда не был с Прабхупадой в приватной обстановке. Я только был на его лекциях. По-моему в то время я даже не был с ним на утренних прогулках. Весь день во время Ратха-ятры я думал: «Что это за встреча президентов храмов? Может это что-то вроде корпоративного собрания руководителей с обсуждением принципов и стратегий?» Итак, весь день я думал об этом. И у меня было такое понимания собрания менеджеров, что Прабхупада скажет о каких-то правилах и стандартах, расскажет нам, что делать с его книгами, как все организовать и так далее. Но всё было совсем по-другому. Когда мы входили один за другим в комнату, Прабхупада давал каждому немного прасада со своей тарелки. Это были сухофрукты и орехи. Затем он усадил нас и в течение всего времени проповедовал нам о том, как проповедовать и открывать новые центры, потому что в то время было такое настроение — открывать центры. Прабхупада хотел открыть 108 центров. В то время открытие центров было даже важнее, чем распространение книг. Итак, он проповедовал нам об открытии храмов, а преданные рассказывали Прабхупаде о своих результатах. Он рассказывал нам о важности проповеди, об энтузиазме. Таково было собрание с президентами храмов. Прабхупада просто проповедовал нам о проповеди. Преданные рассказывали ему о своей проповеди. И Прабхупада не обсуждал никаких деталей проповеди. Он только говорил: «Да, открывайте больше центров, проповедуйте, распространяйте сознание Кришны». Мне показалось это очень удивительным.

Также мне всегда было интересно увидеть, как Прабхупада всем управлял. Ведь приходится управлять обществом, а существует много стилей управления. Мне всегда было интересно, как Прабхупада управлял движением. Обычно представление о главе международного общества таково, что у него много секретарей, три или четыре телефона, большой стол и много всего другого. Но с Прабхупадой никогда не было никакого менеджмента. Он просто проповедовал. Конечно же я не был Джи-Би-Си. Но, по крайней мере когда я был с ним, никогда не было такого, что он куда-то торопился, как мы это обычно делаем, обсуждая по телефону какие-то чрезвычайные положения. У него был совершенно другой подход в вещам. Мы знаем, что обычно он общался по почте. И каждый раз, когда мне доводилось быть с Прабхупадой, он либо слушал о Кришне, либо проповедовал преданным. Я сидел с ним и думал: «Как Прабхупада управляет этим международным обществом? Ведь каждый раз, когда я с ним встречался, он проповедовал. Он не говорил ни о каких проблемах, и не говорил ни о каком менеджменте». Меня просто поражало это могущество Прабхупады.

24-16 Ганеш даса

В другой раз на утренней прогулке мы обсуждали падение преданных из сознания Кришны. Я вспомнил, что один из наших духовных братьев в Австралии оставил движение. Я задал вопрос:

— Прабхупада, если преданные трансцендентны, тогда…

И снова Прабхупада прервал меня на полуслове. Он сказал:

— Не трансцендентны! Пытаются быть трансцендентными.

Это в очередной раз открыло мне глаза. Мы не приходим сразу же на трансцендентный уровень. Нам надо потрудиться и зарекомендовать себя в глазах Кришны.

24-17 Нава Йогендра Свами

Это было во Вриндаване. Один человек получил инициацию у Прабхупады. Он он жил во Вриндаване и занимал две комнаты гестхауса. И что он там делал? Он занимался там каким-то бизнесом. Он что-то продавал преданным. Когда он был на даршане у Прабхупады, то они говорили на хинди. И преданные не понимали, о чем они говорят. Позже Прабхупада узнал, что этот преданный занимает две комнаты и ничего не платит за них, но при этом занимается там своим бизнесом. Прабхупада сильно разгневался. Он сказал:

— Выгоните его! Это не место для бизнеса. Это храм. Это гестхаус. Он для гостей.

Этот парень начал что-то объяснять Прабхупаде. Но Прабхупада был очень суров с ним. Позже я сказал Прабхупаде:

— Прабхупада, я чувствовал, что это не хороший человек.

Тогда Прабхупада сделал очень хорошее замечание. Он сказал:

— Орел летает очень высоко в небе. Но его глаза постоянно смотрят на землю. Он ищит какое-нибудь мертвое тело, чтобы съесть его. Также и этому парню выпала удача стать сознающим Кришну, но вместо этого он занимается своим бизнесом. Он смотрит вниз. Это большая неудача.

Тогда этого человека выгнали из храма. Я был поражен. Прабхупаду волновало всё, и он хотел, чтобы поддерживались все стандарты. Это было поразительно.

24-18 Шрути Рупа даси

В то время Прабхупада не выходил на даршан. Я не видела Прабхупаду уже две недели. И он ничего не ел. Когда я зашла, то была шокирована. На нем не было курты, и его коленка была приподнята, а дхоти не закрывало её. Его ключица выступала. Он очень истощал. Это сразу же привело меня в сознание. Я вошла, но не могла расслышать что он говорит, потому что его голос был очень слабым. Я пододвинулась чуть ближе, но все равно не могла расслышать. Мне пришлось пододвинуться так, что я находилась в 5 дюймах от его лица, чтобы его услышать. Я была прямо у его лица. Он посмотрел на меня и сказал:

— Я не ел ничего твердого в течение двух недель.

Я стала плакать. Слезы потекли по моему лицу. Он увидел это и сказал:

— Но я ему эту сингхару.

Все захохотали. Там был Тамал Кришна Махарадж, Бхакти Чару и Упендра. Упендра был там. Все воскликнули: «Джая Прабхупада!»

Он сказал:

— Но я ему эту сингхару.

Я улыбнулась. И он сказал:

— Итак, можешь готовить.

Я села назад на колени. Он сказал:

— Но, — и стал немного строже, — ты должна всё покупать, ты должна готовить и ты должна убираться. И у тебя не должно быть ни одного помощника.

Он был очень строг. Затем его голос смягчился, и он сказал:

— Нормально?

Я улыбнулась и сказала:

— Конечно, Шрила Прабхупада.

Затем он посмотрел на всех мужчин и сказал:

— И ни один из мужчин не должен быть на кухне, когда она там.

Затем он посмотрел на Абхирама и сказал:

— Если тебе нужен помощник, твой муж может помогать тебе.

24-19 Махатма даса

Когда я был президентом храма в Ванкувере, как я уже говорил, у меня была возможность писать Прабхупаде. В тот момент я думал о том, чтобы организовать рок-группу. Я обосновывал это тем, что если мы будем популярны, мы будем иметь влияние на молодых людей. Я представлял себе, как мы играем и приводим людей в сознание Кришны. Я думал о том, что мы сможем зарабатывать на концертах так много денег, что каждый, приходящий на концерт, получал бы книгу. Я написал Прабхупаде письмо: «Эти рок-звезды имеют огромное влияние на людей. Они могут полностью изменить мышление людей. Что, если мы сделаем свою рок-группу, попытаемся стать знаменитыми, и будем так проповедовать?» Прабхупада написал мне интересное письмо. Он сказал: «Попытки стать знаменитыми — это всё фантазии. Ты никогда не станешь знаменитым. Это совершенно непрактично. Зачем прилагать к этому усилия? Мы не хотим сами стать популярными. Мы хотим сделать популярным Кришну. Если ты хочешь заниматься музыкой, используй свои музыкальные способности, чтобы проводить экстатические киртаны в храме в Ванкувере. Но не пытайся сам стать знаменитым».

Когда я писал Прабхупаде, я не думал о том, что хочу обрести популярность. Я думал о том, что, если мы станем знаменитыми, то мы сможем использовать это для проповеди. Но на самом деле, до того как я стал преданным, у меня было сильное желание стать известным музыкантом. Поэтому Прабхупада увидел это. Было очевидно, что он видел это. Даже если это и не было мои мотивом в тот момент, это несомненно стало бы моим мотивом позже, или же популярность бы сильно повлияла на меня. Таков был ответ Прабхупады. Зная хорошо мое положение, он сказал: «Не пытайся стать знаменитым. Ты никогда не станешь знаменитым. Мы не хотим становиться знаменитыми». И после этого я полностью забыл об этом желании получить популярность. Ведь у меня действительно было такой сильное желание, пока я не стал преданным.

24-20 Ганеш даса

Также во время утренних прогулок Прабхупада рассказывал, как тысячи лет назад люди строили храмы, хотя у них и не было огромных кранов и других машин, чтобы поднимать конструкции на верхний этаж. Он сказал: «Они строили первый этаж, а затем засыпали песком весь этот этаж так, что по нему можно было таскать разные вещи. Так они могли закатывать на второй этаж большие колонны, камни и прочее. Затем они засыпали этот этаж, и так они строили разные этажи для разных храмов». Это то, что Прабхупада описывал тогда.

24-21 Радха Кунда даса

На воскресной программе Прабхупада проводил пуджу Бхактисиддханте.

Но также я хочу упомянуть, что когда Шрила Прабхупада тем утром вошел в комнату на приветствие Божеств, преданные уже поставили Вьяса-асану для Шрилы Бхактисиддханты Прабхупады и разместили на ней его портрет, который нарисовал Пушкар. Это была большая картина, на которой он был изображен сидящим на кресле. Прабхупада всё время сохранял голову наклоненной и находился к настроении ребенка, который сидит перед своим отцом. Его настроение показывало, что Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур присутствовал там. Он был очень смиренным. И только иногда смотрел за тем, чтобы всё было сделано хорошо. Но он не сидел так, как будто это была статуя или картина. Он сидел так, как будто Прабхупада по-настоящему там присутствовал. Это мое видение вечности Прабхупады. Именно так он относился к своему Гуру Махараджу, хотя он и был в форме изображения. Он спел киртан. А затем встал с Вьяса-асаны, чтобы провести пуджу. Во время пуджи, когда он подносил раковину с водой три раза, не было сосуда, куда сливать воду. А преданные конечно же были увлечены громким киртаном. В этот момент они пели Харе Кришна мантру. Так как я был личным слугой Сатсварупы, то должен был стоять рядом. Поэтому Шрила Прабхупада находился не дальше, чем в двух футах от меня. Я смотрел на него сбоку и видел его в полный рост, проводящим арати. Я просто наблюдал за тем, как он это делает. Когда он предложил раковину, то посмотрел вниз, и не смог обнаружить чашу. Но из-за шумного киртана никто не мог услышать его голос. Он посмотрел на входную дверь, в которой стояли Рупануга и Балаванта, и своими губами показал им: «Мне нужна чаша». Вдруг все преданные начали кричать: «Харибол! Харибол!» Все в комнате стали кричать: «Харибол!» Прабхупада посмотрел на них, как будто хотел сказать: «С кем мне приходится здесь работать…» Это был забавный момент. Но ему надо было продолжать пуджу. Рядом с Бхактисиддхантой Прабхупадой стояла Туласи деви. И Прабхупада совершенно непринужденно, и даже небрежно, взял раковину и метнул эту воду. Я стоял прямо перед ним и видел, как эта вода вылетела из раковины и идеальной струей облетела Туласи деви, приземлившись в горшок. Она даже не забрызгала её. А она стояла на расстоянии 3 футов и на высота в 4 фута. Она находилась на верхнем ярусе Вьяса-асаны. Прабхупада таким образом сливал воду и продолжал. И эта вода не разбрызгивалась, а вылетала идеальной струей. Это было чудо номер два. Я был просто поражен, потому что это выходило за пределы физических законов. Я думал: «Вау…» До этого момента у меня было некое романтическое представление того, кем является Прабхупада. Он был лидером движения и личностью, от которой я получил посвящение. Но я не был в глубине сердца убежден в том, что он является по-настоящему чистой душой, которая имеет совершенную связь с Параматмой и общается с Господом Кришной лицом к лицу. Мне кажется, я не в полной мере осознавал реальность этого. Я думал: «Да, звучит неплохо. Мы должны так думать». Но я так не думал.

Затем пришло время дуть в раковину. Там была маленькая раковина, в которой было не очень хорошо сделано отверстие, чтобы дуть. До этого пуджари делал замечание, что взяли не ту раковину, и в неё не получится дуть. Даже ему, 20-летнему парню, трудно было в неё дуть. И вся комната затаила дыхание, ожидая, как он сможет продуть в эту раковину. В этот момент мой атеизм вышел наружу. Я подумал: «Этот пожилой человек не сможет продуть в такую раковину». Шрила Прабхупада взял раковину, а я стоял прямо рядом с ним и сдерживал толпу, чтобы она не задела его. Я стоял очень близко и смотрел на его грудь, чтобы увидеть, как он сделает вдох, и продует в раковину. Он взял раковину и просто поднес к губам. Он даже не делал вдох. Он просто совершенным образом продул три раза. Это было чудо номер три. В тот момент я понял, что он был чистым преданным, и находился вне законов природы. Это была самая удивительная вещь.

24-22 Махатма даса

Есть фотография с утренней прогулки, которую знают многие преданные. Я там стою за Прабхупадой, также там Хридаянанда Махарадж, Данавир Прабху и много других старших преданных, и все мы смеемся. Также на ней Тривикрама Свами. Все преданные просто разразились смехом. Эта фотография есть в книге «Ваш вечный доброжелатель» и в журнале «Обратно к Богу». Над чем же мы там смеемся? Мы гуляли по северной части пирса Санта Моника. Рамешвара описывал, как проходит распространение книг в Южной Америке. Преданные получали письма с высокой оценкой книг от людей, которые жили в местах, где нет храмов. Он был очень впечатлен тем, что распространение книг в Южной Америке настолько расширилось, что люди получали там книги даже в тех местах, где не было храмов. Он просто прославлял Хридаянанду Махараджа. Он говорил: «Только посмотрите на могущество Хридаянанда Махараджа. Он вдохновляет всех на распространение книг. Он великолепен». Тамал Кришна Махарадж тоже был там. А это было в 1976 году, когда шло соревнование между группой Радха Дамодара и другими храмами, и Прабхупада разжигал это горячее соревнование. Тамал Кришна Махарадж хотел занять первое место, и Прабхупада знал об этом. Итак, Рамешвара вновь и вновь прославлял Хридаянанду Махараджа. Прабхупада остановил его и сказал: «Не говори так громко. У Тамала случится сердечный приступ». Все просто взорвались, и это запечатлено на фотографии. Сам Прабхупада тоже там смеется.

24-23 Шрути Рупа даси

Прабхупада хотел, чтобы после того, как он поел, остатки пищи распространялись, и он просил меня об этом каждый день. Честно говоря, мне эта часть совсем не нравилась, потому что все были очень привередливыми, и у меня занимало около получаса, чтобы обойти два этажа здания, в котором он жил. Блюда были разложены на тарелке, и все преданные говорили: «Дай мне это, дай мне то. Нет, это я не хочу, дай мне другое». Они даже воевали за какие-то блюда. И каждый день мне приходилось совершать такой рейс. Люди знали в какое время Прабхупада заканчивал есть, и начинали выходить в коридор, ожидая этой тарелки. Прабхупада спросил меня:

— Ты распространяешь?

Я ответила:

— Да, Прабхупада.

Он сказал:

— Я хочу, чтобы ты все смешала.

Я сказала:

— Окей.

В этот день я спустилась вниз. Но до того, как распространять, я не просто смешала всё, а даже размяла. Я выложила шукту, сладкий рис, райту, дал, сандеш, и всё смешала, как тесто. И никто это не захотел. Никто. Я ходила по коридорам, а через два или три дня ни одна душа уже не появлялась там. Никто не выходил. А если они брали, то совсем чуть-чуть. Тогда я спускалась вниз, и съедала все сама, потому что не могла все это распространить. Каждый день я съедала целую тарелку. И я скажу вам — оно было сладким, как нектар. Я полюбила это. Все было перемешано, но оно было просто божественным. За две минуты я обходила все коридоры и не встречала там ни души. А раньше они всегда выходили к этому времени и начинали показывать: «Дай мне это, дай мне то». Распространение маха занимало у меня около получаса. Но через пару дней там не было ни единой души. И тогда я спускалась и доедала всё. Через 4 или 5 дней Прабхупада посмотрел на меня во время обеда и сказал:

— Итак, ты смешиваешь?

Я сказала:

— Да, Прабхупада. Это очень хорошая система.

Он покачал головой. Но я скажу вам, это было по-настоящему вкусно. В конце концов я стала получать всю милость, потому что никто больше не хотел. А я просто наслаждалась.

24-24 Ганеш даса

Однажды вечером студент психологии пришел на встречу со Шрилой Прабхупадой. Он зашел и сел напротив Шрилы Прабхупады. Его представили. Прабхупада держал в руке мешочек с четками. Он сидел и смотрел на этого человека. У этого человека были очки, и он, наклонив свою голову, смотрел то ли на Шрилу Прабхупаду, то ли просто вниз на пол. Но это было странно. Прабхупада посмотрел на Амогху, который сидел справа от Шрилы Прабхупады, и кивнул головой. Амогха сказал:

— Шрила Прабхупада хочет знать, есть ли у вас какие-то вопросы?

А этот человек ничего не ответил. Он просто продолжал смотреть вниз мертвым взглядом. Он просто сидел и смотрел через свои очки. А я начал чувствовать себя немного неловко, потому что это было мое первое близкое общение со Шрилой Прабхупадой. Я очень боялся сделать что-то не так, и чувствовал себя очень неловко в тишине. В этот момент стояла тишина в комнате. Затем рука Прабхупады начала двигаться, и он начал повторять мантру, хотя делал это практически беззвучно. Всё, что я слышал — это «Рама Рама Харе Харе». Я даже не слышал имена «Кришна». Но я слышал имена «Рама», и рука Прабхупады двигалась в мешочке. Он просто смотрел на этого человека. Очевидно было, что не последует никакого развития событий. И тогда Шрила Прабхупада процитировал стих из 7 главы Бхагавад-гиты. По-моему это было стих 7.4: «бхумир апо ‘нало вайух кхам мано буддхир эва ча». И Прабхупада начал описывать различные элементы. Затем он подошел к описанию ума, и рассказал, что ум, разум и эго — это тонкие элементы. По большому счету Прабхупада обращался ко всем, кто присутствовал в комнате, но смотрел на этого человека. Рассказывая об уме, Прабхупада начал говорить о привидениях. Это было немного странно. В тот момент я ничего не подумал. Но Шрутакирти, который сидел на полу слева от Прабхупады, начал улыбаться и немного посмеиваться. Он перебил Прабхупаду и сказал:

— Прабхупада, почему вы говорите о привидениях?

Я был поражен, когда он задал этот вопрос. Мне показалось это слишком фамильярным. Конечно, у него были близкие отношения с Прабхупадой, а я ничего не знал о Шриле Прабхупаде. Он мог иметь эту расу с Прабхупадой. Поэтому я не посчитал это оскорблением. Но он посмеялся и сказал:

— Прабхупада, почему вы говорите о привидениях?

Прабхупада проигнорировал вопрос, и просто продолжил смотреть на того человека. Он начал рассказывать о том, что привидения — это тонкие сущности, у них нет тел, и получить такое рождение очень греховно, потому что у такого человека остаются материальные желания, но он не может исполнить их без грубого тела. Затем Прабхупада в какой-то момент сказал:

— И благодаря своему могуществу иногда привидения могут двигать предметы.

Прабхупада нарисовал рукой волну в воздухе. Казалось, как будто стакан летит по воздуху вслед за рукой Прабхупады. Постепенно мы начали понимать, что этот человек был одержим привидениями. Он изучал психологию, науку об уме, но его собственный ум захватили призраки. Я набрался храбрости и спросил Прабхупаду:

— Прабхупада, если привидение охватывает человека, значит ли это, что в теле присутствует две души? Входит ли душа привидения в тело?

Прабхупада сказал:

— Нет, оно не входит в тело, но оно оказывает влияние на тело. Оно не входит в тело. Поэтому управляют телом не две души.

Это был необычный опыт.

24-25 Махатма даса

Другая утренняя прогулка была по Венис Бич, в том месте, где у мы проводили Ратха-ятру. По-моему там присутствовал доктор Стиллсон Джуда, а Бахулашва выступал в качестве христианина со своими аргументами. Он сказал:

— Шрила Прабхупада, одним из аргументов является то, что никто не видел Бога.

По-моему это написано где-то в Библии. Что-то подобное. Прабхупада остановился и сказал:

— Ни один глупец не видел Бога. Но я не глупец, как вы. Я видел Бога.

24-26 Радха Кунда даса

Мне выпала удача быть только на одной утренней прогулке со Шрилой Прабхупадой, потому что у меня было много обязанностей с Сатсварупой. Я шел прямо за Шрилой Прабхупадой, и мог разглядеть три складки на его шее, наклон его головы. Я наблюдал, как он быстро переставляет трость, и как он шагает. Я уверен, что вы уже слышали об этом миллион раз, и видели на записях. Его походка всегда казалась очень плавной, мягкой и относительно медленной для джентельмена такого возраста. Так казалось. Но когда вы шли, то вам всегда приходилось делать дополнительный быстрый шаг, чтобы не отставать. На самом деле он шел очень быстро. И меня это очень удивило. Потому что совсем не казалось, что мы идем быстро. Но мне все время приходилось прибавлять шагу. Конечно, когда Шрила Прабхупада останавливался, чтобы ответить на вопросы, прокомментировать какой-то философский момент или что-то еще, все преданные хотели это услышать. Поэтому меня всё время толкали прямо на Прабхупаду. Все пытались приблизиться и услышать, о чем он говорит. Мне же приходилось отклоняться назад, чтобы не задеть Шрилу Прабхупаду. За мной шел один преданный, которого я не знаю, хотя хотел бы знать его имя, потому что благодаря ему я получил непосредственное наставление от Прабхупады. Он был достаточно большим, высоким и глуповатым парнем. А это была утренняя прогулка в Майапуре, когда все получали инициации, и должны были знать по крайней мере какие-то основные философские истины сознания Кришны, например, то, что Кришна синий и так далее. В какой-то момент этот парень из-за моего плеча сказал:

— Шрила Прабхупада, а Кришна синий, когда никого нет вокруг?

Шрила Прабхупада тотчас же остановился. Он развернулся и посмотрел прямо на меня с недовольным лицом, и даже с гневом. А я стоял со сложенными руками и пытался взглядом показать, что это не я задал вопрос, а тот парень. Но он повернулся, посмотрел на меня, и сказал:

— Просто читай мои книги, — и как будто бы добавил еще, — глупец.

С недовольный видом он повернулся обратно, чтобы продолжить прогулку. Но как только он начал идти, я наступил на его туфлю. Лучший день в моей жизни! Сначала я пытался нагло оправдываться, что это я не задал вопрос, а как только он хотел продолжить свой путь, я еще и наступил на его туфлю. А тут рядом идут Гуру Крипа, Ачьютананда, и всем своим видом показывают, что убили бы меня. Так как Прабхупада, отвечая на вопрос, смотрел на меня, то все и подумали, что я задавал вопрос. И тут я еще наступаю на туфлю Шрилы Прабхупады. Можете себе представить ситуацию.

24-27 Нава Йогендра Свами

На одной утренней прогулке во Вриндаване Прабхупада остановился, посмотрел назад и сказал:

— Что это за гыр-гыр-гыр-гыр-гыр?

Он сделал замечание преданным по поводу их повторения:

— Повторяйте как следует.

24-28 Махатма даса

В другой раз в Сан-Франциско в 1972 году Прабхупада встречался с одним ученым. Я не был на даршане, но следующий утром на лекции Прабхупада шутил по поводу этого даршана. Он сказал:

— Вчера вечером я встречался с ученым-атеистом, и назвал его негодяем.

Прабхупада посмеялся и сказал:

— Я назвал его негодяем. И он признал это.

Затем Прабхупада сказал:

— Я могу так делать, но вы не можете.

24-29 Шрути Рупа даси

Тамал Кришна Махарадж зашел с зеленой картой и сказал:

— Прабхупада, Америка ждет вас. Таможня оформлена, имиграция оформлена. Все чисто.

Прабхупада тотчас же начал плакать. Он сказал:

— Я в большой долгу перед Америкой. Америка дала мне очень много. Она дала мне людей, деньги. Я в большом долгу.

Разговор шел просто об Америке, и он показывал такую доброту. Затем Тамал Кришна Махарадж сказал:

— Прабхупада, однажды вы сказали, что вы как корова. И вы пойдете куда угодно, куда ваши преданные вас поведут, и будете давать. Но одну вещь я не понимаю. Каким-то образом вы не истощаетесь. Вы всегда даете.

Прабхупада посмотрел, улыбнулся и сказал:

— Да, потому что я корова-сурабхи.

И мы все стали смеяться.

24-30 Ганеш даса

Еще один случай со Шрилой Прабхупадой произошел в Перте. В тот день мне выпала удача заниматься санкиртаной, но когда я вернулся домой, преданные рассказали мне, что у Прабхупады был обычай после обеда немного отдыхать, и в этот момент ему обычно делали массаж стоп в течение 20-30 минут. Преданные вкушали прасад после того, как Прабхупада сам полностью заканчивал прием прасад. Прасада всем хватало. И пока Прабхупада отдыхал, они принимали прасад. В то время преданные ели очень много. Парамахамса и Шрутакирти в особенности увлеклись молочными продуктами, потому что в Австралии они были очень высокого качества. Им нравился йогурт, и на обед они ели много йогурта вместе с сабджами и другими блюдами. А затем, как и Прабхупада, после прасада они отдыхали. Прабхупада поднялся после своего отдыха и вышел из комнаты, но он не мог нигде найти преданных. Я был на санкиртане, в доме царила полная тишина, и никого не было видно. Прабхупада решил пройтись по дому, и обнаружил, что все преданные спят. На самом деле я немного ошибся. Прабхупада проснулся и пошел в свою комнату, чтобы читать или переводить или заниматься каким-то делами. Но через два часа Прабхупада заметил, что он не слышит ни звука. А было уже 4 или 5 часов после полудня. Прабхупада открыл дверь, окликнул преданных, но никакого ответа не последовало. Тогда Прабхупада начал ходить по дому и искать преданных. Он обнаружил преданных в комнате, где они обычно спали ночью. И сейчас они тоже спали там уже в течение двух часов после обеда. Прабхупада зашел и разбудил их, скорее всего своей тростью, и строго отругал их за то, что они просто едят и спят. Преданные рассказали мне, что Прабхупада сказал им:

— Вы хуже карми. Потому что даже карми сейчас тяжело трудятся ради своего поддержания и ради пищи, но вы тут просто едите и спите.

Он был очень строг с ними. По счастливой удаче меня там не было, потому что я бы точно был одним из них. Мне просто повезло, что я в тот момент был на улице и собирал пожертвования для Прабхупады.

24-31 Махатма даса

Я часто был свидетелем трансцендентной способности Прабхупады управлять всем. В Лос-Анджелесе Прабхупада ввел лекции по Шримад Бхагаватам, на которых он пел «Джая Радха Мадхава», а затем читал стих. Он хотел, чтобы мы учили стихи, чтобы мы учили, как произносить санскрит. Поэтому он начал делать это на лекциях. Первый раз он начал так делать в 1970 или 1971 году. Он учил преданных правильному произношению, и поправлял их. В то время программа проходила так, что Прабхупада пел «Джая Радха Мадхава», затем он читал стих, и затем он хотел, чтобы многие преданные также читали стих. Затем он давал лекцию, и после каждой лекции всегда был киртан. В те дни, когда он пел «Джая Радха Мадхава», все преданные вставали и прыгали в экстазе. Это было очень экстатично. Затем он читал лекцию. А после лекции был киртан. Я заметил, что Прабхупада каждый день был там, он никогда не пропускал программу, и никогда не было такого, что «Сегодня у нас не будет киртана, потому что у Прабхупады какие-то дела, ему надо сделать то, ему надо идти к врачу. Просто продолжайте киртан, а Прабхупада его пропустит». Или такого, что «Прабхупада хочет погулять подольше, поэтому лекция немного задержится». Часто на утренних прогулках преданные говорили: «Нам надо идти обратно». А Прабхупада говорил: «Нет, пройдем еще». Казалось, что он все знал. У него было идеально чувство времени. Поэтому они шли еще, затем он разворачивался и шел назад. И они всегда приезжали в храм ровно вовремя. Он всегда знал, сколько сейчас времени, и всегда приходил вовремя. Я всегда замечал, что у нас есть тенденция пропускать многие программы. Но я никогда не видел, чтобы Прабхупада говорил: «Хорошо, сегодня вы попоете Джая Радха Мадхава, а я прийду, дам лекцию, а затем вы споете киртан, а я пойду». Никогда такого не было. Прабхупада показывал идеальный пример. Потому что Прабхупада знал о нашей тенденции. У нас не было влечения. Мы уже пропускали программы. И что уж говорить о том, если бы он пропускал. Тогда все было бы гораздо хуже. Он был очень бдительным, и каждый день приходил вовремя. День за днем. Это произвело на меня большое впечатление. И теперь, когда я ухожу с киртана, я всегда чувствую себя виноватым, думая: «Я не должен так делать. Прабхупада никогда так не делал. Он всегда оставался».

24-32 Нава Йогендра Свами

Помню как я сидел во Вриндаване напротив комнаты Прабхупады, а Прабхупада занимался переводами. Началось Мангала-арати. Он позвал меня и попросил:

— Сходи и посчитай сколько переданных на Мангала-арати.

Только посмотрите, как он обо всем заботится. Занимаясь переводами, он также заботится и о других вещах. Итак, я сходил и посчитал переданных. Затем я вернулся и сказал Прабхупаде:

— Там столько-то переданных.

Он сказал:

— Позови президента храма.

Я позвал президента храма. Прабхупада спросил его:

— Сколько переданных живёт в храме?

Он сказал:

— Столько-то.

Оказалось, что многие преданные не присутствовали на Мангала-арати. Прабхупада сильно разгневался. Он сказал:

— Даже я должен ходить на Мангала-арати. Я не хожу только потому, что занимаюсь очень важной работой. Почему не все ходят на Мангала-арати? Мои храмы — это не отели. Это места, где совершают поклонение и садхана-бхакти. Каждый должен ходить на Мангала-арати.

Он был очень разгневан. Помню, когда я был в Бомбее с Прабхупадой, там тоже Прабхупада говорил, что преданные не ходят на Мангала-арати, и что все должны приходить на Мангала-арати. Кто-то предложил Прабхупаде такое правило, что если человек не приходит на Мангала-арати, он должен поститься. Прабхупада сказал:

— Да.

Затем был составлен документ, и Прабхупада подписал его: «Если человек не посещает Мангала-арати, он должен поститься». Прабхупада было очень-очень заботливым, и хотел, чтобы мы пришли к определенному стандарту.

24-33 Радха Кунда даса

В другой раз в Майапуре в Радха Мадхава Мандире, в Шри Чандрадайа Мандире, Прабхупада заканчивал читать лекцию. В то время все мальчики из гурукулы сидели спереди, прямо перед Вьяса-асаной Прабхупады, оставляя проход, чтобы Прабхупада мог также смотреть на Божеств. Я был следующим «большим ребенком», и сидел прямо за ними. Когда Прабхупада поднялся и стал идти по проходу, он похлопал некоторых детей по голове. Я тоже наклонил свою голову, надеясь на милость. Прабхупада посмеялся и похлопал меня тоже по голове. Это была процессия. Прабхупада направлялся к Божествам Радха Мадхава, и затем обходил храм и звонил в колокол. Конечно же, после того, как он дотронулся до моей головы, я принес свои поклоны. Но когда я встал, там стоял Брахмананда с серьезным выражением лица. Я подумал: «О, Боже, что вы тут делаете? Вы же должны быть со всеми». Он сказал:

— Я ждал, когда Прабхупада похлопает меня по голове, 10 лет. Но он еще этого не сделал.

И он ушел. Это было круто. Он остановился, чтобы сказать мне это.

24-34 Махатма даса

В 1972 году преданные стали носить кармическую одежду. Главной причиной этому было то, что их постоянно выгоняли из супермаркетов. И они подумали, что если будут носить западную одежду, тогда их не заметят. В этот момент они обнаружили, что распространение книг в западной одежде идет лучше. Это был абсолютно побочный эффект. Никто специально эту идею не придумывал. Как мы знаем, в то время шел спор, должны ли мы так делать или не должны. И многие преданные, к которым я тоже относился, никогда бы так не делали, потому что мы занимались прямой проповедью. Мы в каком-то смысле возмущались этому, хотя тоже стали так делать. Итак, образовалась группа преданных — Нрисимха Чайтанья, Бир Кришна Махарадж, я и еще несколько преданных из Сан-Диего. На Марафоне 1973 года мы решили, что будем распространять книги в дхоти и в куртах. А женщины будут распространять в сари. Мы думали, что если у нас будет вера и чистота, мы достигнем успеха. И мы начали показывать высокие результаты. Мы были в полном экстазе. Мы подумали: «Смотрите, совершенно нет необходимости носить западную одежду. Все это компромисс. Это разбавленная проповедь для более слабых преданных, у которых нет веры». Мы были в таком экстазе, что в конце концов возгордились. Мы думали, что чище других. Мы стали самодовольными. И мы очень захотели написать письмо Прабхупаде и рассказать ему о нашем успехе. Мы думали, что, во-первых, он это оценит, а во-вторых, он скажет всем остальным преданным, что нет необходимости носить западную одежду. Мы думали, что он приведет нас в пример, как преданных, которые показывают такие же результаты, но носят дхоти и сари. Прабхупада, будучи мастером, сразу все понял, и ответил: «Да, если вы не можете носить западную одежду, если вам в ней не комфортно, тогда вы можете носить дхоти». Он разрушил всю нашу гордость. Потому что он мог бы ответить и по-другому: «Если вы не чувствуете себя комфортно в дхоти, вы можете носить западную одежду». Но он сказал: «Если вам не комфортно в западной одежде, у меня нет никаких возражений, можете носить дхоти». Мы были просто расплющены. Наше ложное эго лопнуло с треском. Прабхупада мог видеть умонастроение преданных. Он был просто мастером в том, чтобы сказать должную вещь каждому определенному человеку.

24-35 Ганеш даса

В другой раз в Мельбурне Прабхупада давал инициации в храмовой комнате. Разные люди подходили к нему, и Прабхупада каждый раз спрашивал Шрутакирти или Парамахамсу Свами об именах, и Парамахамса говорил имя. Подошла одна девушка, и Прабхупада спросил:

— Какое имя?

Все имена уже были записаны на бумаге. Он ответил:

— Её имя Бхадракали, Шрила Прабхупада.

Глаза Прабхупады раскрылись, и он сказал:

— Бхадракали? Это не годится.

Он посмотрел на девушку и сказал:

— Итак, твое имя — Бхадра.

Он не хотел давать имя Бхадракали своей ученице. Итак, она получила имя Бхадра. Затем, по-моему на той же инициации, еще несколько девушек подошли за четками. Прабхупада спросил у них о четырех регулирующих принципах. Одна их них получила четки. Прабхупада посмотрел на Парамахамсу и спросил:

— Какое у неё имя?

Парамахамса узнал у Мадхудвиши её кармическое имя, чтобы найти её в списке. Но Парамахамса не смог её найти. Её имени там не было. Парамахамса повернулся к Шрутакирти, но Шрутакирти ничего об этом не знал. Шрутакирти повернулся к Мадхудвише, а Мадхудвиша повернулся ко мне. Так через Парамахамсу, Шрутакирти и Мадхудвишу вопрос дошел до меня, потому что я был ближайшим человеком. По-моему я тогда обмахивал Шрилу Прабхупаду. Он сказал:

— Быстро придумай три имени.

Я просто вспомнил историю из Бхагаватам о Прасути, Акути и Девахути. Я назвал им эти три имени, они записали их в список, и сказали их Прабхупаде. Он сказал:

— Итак, твоё имя Прасути. Твоё имя Девахути. Твоё имя Акути.

Так Прабхупада уполномочил меня в тот раз дать имена. Было забавно.

24-36 Махатма даса

В 1972 году Прабхупада впервые озвучил идею того, что ученые являются негодяями, потому что пропагандируют теорию эволюции Дарвина. Это было что-то новое для нас. Мы никогда не слышали, чтобы Прабхупада так говорил. Каждое утро Прабхупада выходил на утренние прогулки, и преданные, которые ходили с ним, потом пересказывали нам то, о чем он говорил. Мы не понимали, что происходит. Почему Прабхупада вдруг ни с того ни с сего стал громить их. Конечно это было связано с тем, что Сварупа Дамодара Махарадж был на утренних прогулках. Карандхара, который был тогда Джи-Би-Си, либо на ишта-гхоштхи, либо на классе по Бхагаватам высказал свое мнение в соответствии со своей реализацией, почему Прабхупада делает это. Он сказал: «У нас у всех есть вера в ученых. И Прабхупада видел в нас эту веру. Но это настолько пагубная теория для нас и для цивилизации вообще, что Прабхупаде приходится быть очень-очень твердым. Потому что из-за наших сантиментов мы всё ещё были привязаны к этим идеям, на которых мы выросли». Это было шоком для всех преданных. Каждый день Прабхупада очень сурово разбивал этих ученых. А мы были новыми преданными, и не понимали, почему он это делает. Таково было его объяснение, что на самом деле и является истиной. Прабхупада хотел утвердить нашу веру в свое послание. Он говорил: «Каков ваш выбор? Вы можете верить ученым, а можете верить в Веды. Вам надо решить, кто ваш авторитет. В этом единственная разница». Прабхупада был очень непосредственным и смелым. Он говорил: «Они негодяи, они обманщики».

24-37 Нава Йогендра Свами

В Майапуре проходил конкурс Харинамы. Разные группы воспевали, и им давали награды. Прабхупада позвал меня и сказал:

— Смотри, Нава Йогендра.

Я сказал:

— Да, Прабхупада.

Он сказал:

— Этот конкурс Харинамы — это нама-апарадха.

Я сказал:

— Да, Прабхупада, да, это нама-апарадха.

Затем я пошел и сказал об этом Бхавананде. Бхавананда сказал:

— Это Джаяпатака организовал конкурс Харинамы.

Затем, как мне кажется, Бхавананда пришел к Прабхупаде и спросил:

— Прабхупада, конкурс Харинамы — это нама-апарадха?

Прабхупада сказал:

— Да, это нама-апарадха.

И они сразу же прекратили этот конкурс Харинамы.

24-38 Махатма даса

Прабхупада читал лекцию, и стих говорил о том, что брахманы, женщины, дети и старики никогда не являются оскорбителями, и что их надо всегда защищать и прощать. Это была тема стиха и тема лекции. Во время лекции ребенок начал плакать. И это случилось сразу после того, как Прабхупада сказал, что дети никогда не являются оскорбителями, брахманы не являются оскорбителями, святые люди не являются оскорбителями, женщины не являются оскорбителями. Итак, ребенок заплакал. Один преданный, Бахулашва, который являлся одним из лидеров в храме в Беркли, воспользовался паузой в лекции, чтобы сделать объявление. Бахулашва иногда вел себя достаточно жестко и агрессивно. Он очень грозно сказал:

— Всех детей надо срочно вывести с лекции. Они приносят беспокойства, — или что-то подобное.

Это было тяжелое заявление. В нем не чувствовалось заботы. Как будто он говорил: «Убирайтесь отсюда, вы отвлекаете Прабхупаду». Тотчас же Прабхупада остановил его и сказал:

— Нет, на этом собрании у нас присутствуют только женщины, только дети, только святые и брахманы. Здесь нет никакого оскорбления. Никто не может совершить никакого оскорбления.

Прабхупада сразу же смягчил атмосферу. Бахулашва просил матерей унести их плачущих детей, но Прабхупада сказал:

— Нет, в этом нет оскорбления. Здесь только женщины, дети, садху, брахманы. Поэтому здесь нет оскорбления.

24-39 Ганеш даса

Итак, это было в Бомбее много лет назад — либо в 1974, либо в 1976 году. Храм в Бомбее еще не был построен. Я не помню точно, что уже было построено. Но это происходило в старом храме, который представлял собой простые сваи и жестяную крышу, а Божества были просто закрыты занавеской. Прабхупада каждый вечер приходил и читал лекцию по Бхагавад-гите. Сначала у нас проходила сандхья-арати, а затем Прабхупада спускался и садился, в то время как преданные пели киртан. Затем он читал лекцию. И затем Прабхупада лично раздавал прасад каждому, кто присутствовал там. Ему приносили маха-тарелку с предыдущей арати. Прабхупада погружал свою руку в прасад, люди подставляли свои ладони, и Прабхупада вкладывал прасад им в руки. Он не бросал его, а прямо вкладывал прасад в руки. Все получались понемногу прасада — все преданные, включая меня, и все гости получали немного маха, махапрасада, которого коснулся Прабхупада. Каждый вечер я наблюдал за тем, что происходит. И я хотел так или иначе приблизиться к стопам Прабхупады. Я заметил, что каждый вечер кто-то снимал с Прабхупады туфли, когда он заходил в храм. Он останавливался, кто-то держал туфли, Прабхупада высовывал одну стопу, затем другую, затем заходил, приносил поклоны и садился на Вьяса-асану. У меня появился в голове такая идея: «Я хочу это сделать. Я хочу коснуться туфлей Прабхупады. И я хочу на самом коснуться стоп Прабхупады». Одним вечером я решил посмотреть, куда кладут туфли Прабхупады. Их клали, по-моему даже, под Вьяса-асану Прабхупады. У меня не получилось сесть рядом со Шрилой Прабхупадой. Я даже сел за пределами храма, но я сидел и наблюдал за туфлями в течение 45 минут или часа. Я смотрел за тем, чтобы никто не приблизился к ним. Я хотел сделать это! Прабхупада прочитал лекцию, раздал всем прасад. Настало время Прабхупаде уходить. Я потянул руку за туфлями, чтобы все поняли, что я хочу взять их и одеть на Шрилу Прабхупаду. Итак, я схватил их. Прабхупада спустился вниз. Я поставил одну туфлю, и Прабхупада вложил в неё свою стопу. Я коснулся стопы Прабхупады, и это было невероятно. Прабхупада вложил другую стопу в другую туфлю, и направился в направлении к джипу.

По вечерам Шридхара Свами, который тогда еще был брахмачари, и таким образом можно определить, какой это был год, водил этот джип. Он отвозил Прабхупаду из храма, который находился в передней части участка, до его комнаты. Я увидел, что Прабхупада направился к джипу, и последовал за ним. Так как я надел ему туфли, то оказался физически очень близко к нему. Все преданные шли следом и пели киртан. Я посмотрел на джип, и заметил, что он достаточно высокий, и ступенька тоже была достаточно высокой. Я подумал: «Это слишком высоко для Прабхупады». Ему будет тяжело туда подняться. Когда Прабхупада приблизился к джипу, я подставил руку под локоть Прабхупады, чтобы помочь ему подняться в джип. Прабхупада оттолкнул мою руку. Я отскочил назад. Я начал вести себя слишком фамильярно. Я надел ему туфли, дотронулся до его стоп, и теперь я подумал, что я очень важный парень и могу помочь Прабхупаде сесть в машину. Прабхупада оттолкнул мою руку, точно так же, как когда я получал инициацию в повторение Гаятри. В тот момент я получил реализацию. Я думал, что духовному учителю нужна моя помощь. Но на самом деле он не нуждается ни в какой нашей помощи. Он дает нам возможность просто служить ему, и таким образом он передает это служение парампаре и Кришне. Но на самом деле Прабхупада не нужна была никакая помощь. Прабхупада является йогом. Он может путешествовать через вселенную в любое время, когда он этого захочет. Но он этого не делает, потому что он хочет, чтобы мы развивали любовь к Кришне, а не опьянялись какими-то мистическими сиддхами. Он был очень простым. Мы знаем, что несомненно были случаи, когда Прабхупада делал что-то подобное, но в общем это не было его настроением.

24-40 Радха Кунда даса

В 1977 году Шрила Прабхупадав последний раз посетил Лос-Анджелес. По-моему он пробыл там около недели. У него была своя отдельная входная дверь в храме, через которую можно было выйти на лестницу сбоку здания, и попасть прямо на аллею. Комната Прабхупады располагалась на втором этаже над Божествами. Он открывал дверь, выходил на небольшую террасу, и к этому времени его уже ждала машина, которая везла его на утреннюю прогулку. Все преданные стояли напротив двери, а я оказался немного сборку, на лестнице. Когда Шрила Прабхупада открыл дверь, все воскликнули: «Джая Шрила Прабхупада!» Все сразу же принесли ему свои дандаваты. Я же не стал ждать «Джая Прабхупада», а сразу же упал, быстро прочитал пранамы, и сразу же встал, потому что я не хотел пропускать лицезрение формы Прабхупады. Всегда, когда я его видел, я старался быть прямо рядом с ним, и больше меня ничего постороннего не волновало. Я был сосредоточен на моменте. Так или иначе, он вышел, я приносил свои поклоны, и, спускаясь по лестнице, Прабхупада сказал:

— Харе Кришна!

Он сказал это своим глубоким голосом. Я услышал это и начал вставать. Я совершенно ничего не имел ввиду, это просто само вышло из моих уст, но я сымитировал его. Я сказал:

— Харе Кришна!

Потому что это было так круто. И я тотчас же спохватился: «О, Боже, что я наделал? Я только что отправил себя в ад. Я совершил гуру-апарадху». Я очень-очень испугался и растерялся. Я был уверен, что похоронил всю свою жизнь. Я думал, что Прабхупада посмотрит на меня и скажет: «Убирайся!» Но какого было мое удивление! Когда я встал, Прабхупада был уже прямо рядом со мной, и собирался садиться в машину. Он обернулся, сжал кулак и сказал: «Джая!» И сел в машину. Да, он показал кулак. У меня перехватило дыхание, и теперь надо было сменить одежду, я был просто ошеломлён. Это было определенное чувство юмора, которыми обладал Прабхупада. Он оценил то, что я сделал. Я совершенно не хотел сказать это саркастично. Просто это звучало очень круто, и я хотел повторить.

24-41 Махатма даса

Около 1972 года началась санньясовая лихорадка. Многие преданные хотели принять санньясу. А в те дни санньяса означала проповедь, путешествия, и никакого менеджмента. Вам предоставляли место для ночлега в каждом храме. И также вам отдавали все тарелки с маха-прасадом. А все, что вам надо было делать — это путешествовать и проповедовать. Также у вас был слуга. Понятно, почему все просили у Прабхупады санньясу. Эта форма отречения была не таким уж настоящим отречением.

Прабхупаде начали приходить ото всюду письма от разочарованных домохозяев, которым приходилось работать и поддерживать свои семьи. Они смотрели на всех санньяси, которые проповедовали, получали весь маха, все почести, имели своих слуг. Они смотрели на них и думали: «Это лучше, чем быть женатыми». Итак, Прабхупаде ото всюду приходили письма. И я тоже послал такое письмо о санньясе, будучи разочарованным в семейной жизни. Секретарь Прабхупады позже рассказал мне, как всё было. Обычно секретарь зачитывал все письма Прабхупаде. Он говорил: «О, Прабхупада, еще одно письмо о санньясе». Прабхупада спрашивал: «Кто?» Затем он называл имя, и Прабхупада просто отвечал: «Да» или «Нет». Прабхупада знал, кто готов, а кто нет. Затем Прабхупада начитывал секретарю ответ. Итак, этот преданный рассказал мне, что когда он назвал мое имя, Прабхупада ответил: «Скажи ему, что он несет чепуху». Ни «да», ни «нет». «Скажи ему, что это чепуха». Так или иначе, Прабхупада написал мне такой ответ: «Во-первых, тебе надо стать ответственным домохозяином. Ты можешь проповедовать в любой ситуации. Тебе не нужна данда, чтобы проповедовать». Но главная его идея была такой: «Я не хочу давать санньясу никому, кто не показал себя, как ответственный человек в своем ашраме». Прабхупада не хотел создавать институт безответственных людей. А это как раз было моим настроением. Я подтверждаю это. Я просто хотел жить легкой жизнью — путешествовать и проповедовать, и чтобы всё приходило само. Прабхупада сказал: «Сначала стань ответственным как грихастха, и когда ты докажешь свою ответственность в грихастха-ашраме, тогда мы можем поговорить о санньясе».

Прабхупада всегда давал очень практичные советы своим молодым ребятам и девушкам. Многие из нас, присоединившихся в те дни, были хиппи. Мы тогда просто летали в облаках. Я помню, как Джи-Би-Си написали нам такие письма: «Мы больше не хиппи, витающие где-то в пространстве. Нам надо спуститься на землю». Потому что это то, как мы все делали. Мы не знали, как всем управлять. Мы думали: «Будь что будет. Всё само собой случится». Полная безответственность. Прабхупаде приходилось спускать нас на землю. И ему было тяжело спускать на землю столько много людей. Это был пример того, как Прабхупада пытался спустить меня. И тем не менее, я написал ему через два года еще одно письмо. Он сказал: «Хорошо, можешь принять ванапрастху». В то время у меня уже был ребенок, и я подумал: «Я буду ванапрастхой». Моя жена конечно же вышла из себя, потому что я был готов поехать в путешествие. И тогда Прабхупада написал ей: «Нет, я не имел ввиду, что он уедет и будет проповедовать». Прабхупада просто пытался вдохновить меня. Он сказал: «Ванапрастха означает просто то, что ты больше не собираешься заводить детей». Она этого и не хотела. Но я воспринял ванапрастху как документ на увольнение. Так, это был очередной незрелый поступок с моей стороны.

24-42 Нава Йогендра Свами

У Прабхупады был один слуга, а точнее охранник, которых охранял его комнату наверху. Я находился внутри, и что-то делал для Прабхупады. Прабхупада начал нажимать на звонок. Я услышал звонок, и спросил:

— Прабхупада, вам что-то надо?

Он сказал:

— Посмотри, где этот негодяй?

Я вышел, и его там не было. Я сказал:

— Прабхупада, его там нет.

Он сказал:

— Пойди и найди его.

Я спустился вниз и увидел, что он гуляет. Я сказал:

— Прабхупада зовет тебя.

Мы оба поднялись. Как только мы с этим охранником, который отсутствовал, вошли в комнату Прабхупады, Прабхупада тотчас же сказал:

— Где ты был?

Он был очень разгневан. Этого преданного начало трясти. Он так испугался, что не мог произнести ни слова. Он просто трясся. И так как я был там, хотя я ничего и не натворил, но тоже задрожал. Я почувствовал: «Мой Гуру Махараджа гневается. Это не хорошо. Совсем не хорошо гневать чистого преданного». Прабхупада сказал ему:

— Негодяй, почему ты не верен своему долгу? Ты должен быть там. Почему тебя там нет?

Прабхупада хотел, чтобы он стоял и охранял его комнату, потому что кто угодно мог войти, а это не хорошо. Этот преданный не смог сказать ни слова, и затем он вышел. Я сам почувствовал, что Прабхупада гневается, и это не очень хорошо. Но дальше произошла интересная вещь. Как только этот преданный вышел, Прабхупада стал разговаривать со мной в совершенно спокойном настроении. Я не мог этому поверить. Только что Прабхупада гневался, а сейчас не осталось и следа гнева.

Я однажды видел пожилого человека, которого молодой преданный чем-то досаждал. Это было в Бомбее. Молодой преданный и старик спорили, и пожилой человек сильно разгневался на молодого. Он сказал:

— Махарадж, — и остановил меня.

Я ответил:

— Да?

Он тяжело дышал. Он так разгневался, что не мог даже нормально дышать. Я сказал:

— Да?

Он сказал:

— Подожди, пожалуйста, — и остановился, чтобы перевести дыхание. Он продолжил, — этот парень издевается надо мной. Он сделал это, и сделал то.

Я спросил преданного:

— Почему ты так ведешь себя этим человеком?

Он стал объяснять. Но смысл в том, что если вы материально гневаетесь, тогда вы начинаете волноваться. Но я увидел, что буквально в следующий момент Прабхупада находился полностью в нормальном состоянии. Я не мог поверить. Он был полностью нормальным. Он ни капли не был разгневан. Он просто использует гнев, чтобы поправить нас.

Однажды Прабхупада был в хорошем расположении духа, и я спросил:

— Прабхупада, когда вы гневаетесь на нас, что нам надо делать?

Прабхупада сказал:

— Вы должны смеяться.

Я спросил:

— Прабхупада, почему? Почему мы должны смеяться?

Он сказал:

— Когда духовный учитель гневается, это значит, что Кришна очень добр к вам. В материальном мире люди совершают столько глупостей. Но кто-нибудь из поправляет?

Я сказал:

— Прабхупада, никто.

Он сказал:

— Когда духовный учитель поправляет, это значит, что на эту душу проливается милость Кришны.

Именно такими были его слова.

24-43 Шрути Рупа даси

Я была с Прабхупадой на Кумбха Меле. Это была не Магх Мела, но Кумбха Мела, которая проходит раз в много лет. И эта Мела была очень особенной. Она случается даже не раз в 112 лет, а гораздо реже. То, как в тот момент встали звезды, случается раз в тысячи лет. Из-за этого ожидались миллионы и миллионы участников. Я приехала пораньше, чтобы всё подготовить. Все это происходит на берегах рек, и поэтому изначально там пусто. Но совершенно неожиданно там возникает город. Люди ставят шатры, делают печи из глины прямо на берегах, ставят трубы, которые доставляют воду из реки. И все это происходит в Аллахабаде, в январе, когда там очень холодно. Там очень холодно. Очень холодно. Там настолько холодно, что Прабхупада даже уехал, но это отдельная история. Мы были там уже несколько дней. Мы поставили шатер Прабхупаде. Также у женщин был свой шатер, и у мужчин тоже был шатер. Также мы сделали большие глиняные печи для приготовления основного прасада на распространение и для преданных. Рядом для Прабхупады был сделана душевая кабина из алюминиевого сайдинга. Когда он омывался, можно было видеть его ноги до коленок. Также из алюминиевого сайдинга была сделана кухня, и на ней также были сделаны глиняные печи. Но был сильный ветер, а на берегу реки нет ничего, кроме песка. Это стечение трех рек — Сарасвати, Ямуны и Ганги.

Я такой человек, что всегда хотела очищения, пуньи, я хотела делать то, что благоприятно, и хотела получить освобождение, мукти. Поэтому я хотела участвовать в Кумбха Меле. В определенный день, в определенное благоприятное время все должны были совершать омовение. Это было около 11:20 до полудня. Именно в это время надо было находиться уже в воде. Все преданные из нашего лагеря ушли, кроме слуги Прабхупады, Хари Шаури, который делал ему массаж, и повара Прабхупады. Все остальные ушли. В это время мы с Паликой готовили. То есть нас осталось трое. В течение четырех дней до этого момента я медитировала: «Я хочу быть в воде в этот момент очищения». Я не знала, что мне придется остаться в лагере и совершать служение Прабхупаде. Итак, Прабхупада вышел после массажа. Он держался всегда своего графика, независимо от того, где находился. Временной распорядок был очень важен для него. Моя маленькая раковина находилась в двух футах от его кабины для омовения, а глиняные печи находили в двух футах с другой стороны от моей раковины. Каждый день я там что-то мыла, либо кастрюли, либо овощи. Прабхупада выходил, снимал свои тапочки, открывал дверь, и шел в душ. Каждый день он своей стопой искал свои тапочки, и так как они смотрели в его сторону, потому что он в них заходил, то своей стопой он поворачивал их прежде, чем открыть дверь. Затем он одевал их, открывал дверь, и выходил. А так как я стояла очень близко, то каждый день наблюдала за этим, когда он принимал душ. И в течение нескольких дней во мне зрела идея надеть ему тапочки. Я так много думала об этом в течение нескольких дней, что совсем разнервничалась. И я подумала: «Сегодня я сделаю это». Как всегда вовремя он вышел, зашел в душ. Я специально подошла к своей раковине. Все ушли окунаться в воду. Я начала краем глаза смотреть, как его стопа начинает искать тапочек. Если бы я реально хотела позаботиться, я бы просто повернула их и забыла бы об этом. Но я хотела именно надеть на него тапочки. Я увидела, как его стопа выглядывает, сразу же повернулась и сказала: «Прабхупада, я сделаю». Но так как я три дня все это планировала, я просто была на уме. Я повернула тапочки, но затем поняла, что они стоят наоборот, и сразу же их быстро переставила. Но когда я их переставила, он уже начал делать шаг, и когда он наступил, то он наступил на мою руку, и прижал меня прямо к земле. Его стопа наступила одновременно на половину моей ладони, и на руку, так, что я прижалась к земле. И он не стал убирать ногу. Обычно когда мы кого-то касаемся, то автоматически отодвигаемся. Но он не сдвинулся. Я лежала на земле, и мне пришло нагнуться еще ниже, потому что он прижал мою руку. Он очень медленно, так, что это казалось вечностью, перенес весь своей вес на мою руку, другую стопу обернул вокруг, передвинул назад тапочек, который я переставила, поставил стопу в этот тапочек, затем медленно перенес свой вес на эту стопу, медленно поднял другую стопу, поставил её в тапочек, открыл дверь и вышел, не сказав ни слова. Он был невозмутим. Я лежала и ждала, когда он меня отругает. Это то, чего я ожидала. Я думала он скажет: «О, глупая женщина». Я лежала, и он весь свой вес переместил на мою руку, чтобы забрать другой тапочек, и затем медленно переместил весь на другу ногу, надел второй тапочек, открыл дверь, и просто вышел, слово золотой свет, который пронесся мимо меня. Палика была в шоке от того, что я сделала. Я не рассказывала ей о том, что собираюсь сделать. Она подбежала ко мне, взяла мою руку, и начала касаться ей своей головы. Я села и подумала: «Шрути Рупы, ты приехала, чтобы получить милость Кумбха Мелы, и чистый преданный наступает на тебя. И ты еще удивляешься — где же милость? Здравствуйте, она прямо тут!» Я просто взлетела. Я не смогла дождаться возвращения преданных. Там был Гурудас, он тогда был санньяси. Я выбежала и стала рассказывать: «Вы не поверите!» Там были двое санньяси, и они были в шоке от моих эмоций. Я была в полном восторге, и ему это понравилось. Я ему рассказала, что произошло, а он рассказал мне другую историю.

Я тогда поняла, что настоящие благословения находятся дома.

24-44 Нава Йогендра Свами

Одним утром я делал ему массаж. С того дня я стал делать ему массаж. Он спросил Брахмананду:

— Кто делает мне массаж?

Он сказал:

— Нава Йогендра Махарадж.

Он сказал:

— Мне очень комфортно.

До этого секретарь Прабхупады сказал мне, что я не должен трогать стопы Прабхупады. Прабхупада просил, чтобы никто не касался его стоп. Итак, я массировал ноги Прабхупады. Затем Прабхупада спросил, кто его массирует. Затем он спросил:

— Почему ты не массируешь мои стопы?

Я сказал:

— Прабхупада, мне сказали, что никто не должен касаться ваших стоп.

Он сказал:

— Кто сказал тебе, что нельзя трогать мои стопы? Ты можешь касаться моих стоп. Другие не могут.

Я почувствовал: «Он так милостив, так добр».

Затем один преданный увез нас от Прабхупады, сказав, что Прабхупада хочет, чтобы мы проповедовали, хотя на самом деле это была не правда. Прабхупада хотел, чтобы мы остались с ним и служили ему. Перед отправлением я спросил секретаря Прабхупады: «Я уезжаю, можно ли получить даршан Прабхупады?»

Я пришел в комнату Прабхупады. Прабхупада лежал. Через неделю он оставил тело. Я сказал:

— Прабхупада, ваш самый падший ученик уезжает.

Он открыл глаза. Он знал, что не увидит уже меня. А я этого не знал. Я думал, что он поправится. Он поднял свою руку и подозвал меня поближе. Я пододвинулся к нему. Тогда он положил свою праву руку мне на голову. Мне стало очень хорошо. А он улыбнулся. Это была моя последняя встреча со Шрилой Прабхупадой.

24-45 Махатма даса

В 1976 году мне выпала возможность путешествовать с одним из секретарей Прабхупады, который как раз оставил свою должность секретаря. Он рассказывал мне, что такое быть в Прабхупадой. Такие, как я, не имевшие возможности достаточно много лично общаться с Прабхупадой, завидовали тем, кто был постоянно с ним. Прабхупада приезжал в храм со своим окружением, уезжал со своим окружением, даршаны проходили тоже с его окружением. А вы были просто обычным преданным. Вам такое счастье не выпадало. Иногда можно было пойти с ним на утренние прогулки. Поэтому многие из нас завидовали этому положению. И это была одна из причин, по которой мы хотели принять санньясу. Мы хотели получить свободный доступ к Прабхупаде. Итак, этот преданный сказал одну интересную вещь. Он сказал, что после такого близкого общения с Прабхупадой стало сложно смотреть на него, как на сакшад-дхаритвена, как на Кришну, и испытывать к нему необходимое благоговение и почтение, потому что Прабхупада был очень близок с ним. Иногда поздно вечером, когда он печатал письма Прабхупады, Прабхупада входил и начинал говорить о Гаудия-матхе, о своей прошлой семейной жизни. Однажды Прабхупада зашел, увидел, что секретарь еще не спит, и сказал:

— О, у тебя та же болезнь, что и у меня? Ты не можешь спать. У тебя бессонница.

Он сказал:

— Нет, Прабхупада, вы не можете уснуть потому, что вы в сознании Кришны.

Тогда Прабхупада поделился с ним сокровенными вещами. Он сказал:

— Да, это очень хорошо. Я не могу спать. Я почти ничего не могу есть. Что уж говорить о совокуплении и самообороне. Мне кажется я уже освобожден. Я всегда хотел оставить еду, сон, совокупление и самооборону. И наконец-то Кришна позволил мне это.

Такие у него были сокровенные беседы с Прабхупадой. Он также рассказал, что со временем ему становилось все труднее и труднее относиться к Прабхупаде с благоговением, потому что все чаще ему приходилось занимать положение матери. Когда в комнате были люди, он говорил: «Прабхупада, вы устали. Вам пора отдыхать». Это было подобно тому, как уложить сына спать. Из-за этой близости он также переживал очень-очень трудные времена, когда оставил служение Прабхупаде. Не потому, что он был оскорбительно настроен по отношению к Прабхупаде, а он понял, что ему трудно поддерживать настроение почтения. Тогда я стал ценить свое положение, потому что у меня всего этого не было. Прабхупада в книгах пишет, что на Божеств и на духовного учителя лучше смотреть на расстоянии, потому что так меньше шансов совершить оскорбления. Поэтому те, кто хочет иметь близкие отношения со своим духовным учителем, должны быть очень осторожными. Возможно им придется заплатить за это определенную цену. Тогда я подумал, что возможно мое положение было более безопасным. У меня не было близкого общения, но у меня было безопасное общение.

Много-много преданных, которые распространяли книги или которым приходилось выполнять служение Прабхупаде в трудных ситуациях, чувствовали, что их близость с Прабхупадой была в этих ситуациях. Так в Ванкувере Прабхупада однажды пришел ко мне во сне. Мы чувствовали близость с Прабхупадой. Поэтому мы были там, поэтому мы сражались. Не было другой причины. Мы бы не делали это для себя. Мне кажется это хорошая реализация, особенно для тех, у кого не было личного общения с Прабхупадой, для тех, кто не были в то время преданными.

На самом деле по этой причине у него было много трудностей. И на какое-то время он оставил общество преданных, потому что у него были трудности в отношениях с Прабхупадой. Он рассказал мне, что он стал настолько близок и так много работал, что перестал читать свои круги. Но как секретарь он был очень-очень квалифицирован, и Прабхупада был очень привязан к нему. Он сказал Прабхупаде:

— Я не уверен, что совершаю духовный прогресс. Я не очень хорошо повторяю, и не всегда заканчиваю свои круги.

Прабхупада сказал:

— Всё равно лучше тебе остаться.

На следующее утро на лекции Прабхупада посмотрел прямо на него и сказал:

— Не пытайтесь духовно прогрессировать. Просто пытайтесь служить своему духовному учителю.

В этом заключалась идея. Он замечательно совершал свое служение, и Прабхупаде нужно было это служение. Ему не нужно было пытаться духовно прогрессировать, потому что Прабхупада говорил ему: «Я тебя поддержу. Ты не сможешь поддержать себя». И интересной вещью было то, что не смотря на всё это он захотел уйти. В конце концов Прабхупада благословил его: «Ты можешь уйти». Он сделал его Джи-Би-Си в определенной зоне, а около двух или трех недель он ушел. Даже хотя он и не повторял свои круги, находясь с Прабхупадой, Прабхупада поддерживал его. А когда он ушел, он пал. Но не тогда, когда он был с Прабхупадой. Это очень важный момент. Не пытайтесь совершить духовный прогресс, а просто пытайтесь служить своему духовному учителю, и духовный учитель поддержит вас. Конечно это не значит, что мы не должны ничему следовать и можем перестать повторять, но мы можем понять принцип.

Перевод: Адбхута Гауранга даса (Гопал Кришна Госвами)