Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 23

23-01 Киртанананда даса

Первый раз я встретил Прабхупаду летом 1966 года. Мой друг по комнате, Говард Виллер, который позже стал Хаягривой, шел в направлении Второй Авеню и встретил Прабхупаду на улице в районе Бауэри. Хаягрива обратил внимание на его туфли с острыми концами и на его одежду, какую носят святые люди. Он спросил у него:

— О, вы святой человек? — на самом деле он спросил другое, — Вы из Индии?

Прабхупада сказал:

— Да. А вы тоже из Индии?

Говард сказал:

— Нет. Но я недавно вернулся. Мы с другом по комнате путешествовали по Индии.

Затем Прабхупада рассказал ему, что он читает лекции на Второй Авеню, 26. Он пригласил его и попросил приводить своих друзей. Гаягрива вернулся и рассказал об этом мне. Мы решили сходить и посмотреть что там такое. Так что в следующую среду или пятницу мы пришли в магазинчик на Второй Авеню, 26. Там я и увидел Прабхупаду в первый раз. Он вошел через дверь и сел просто на пол. Потому что в тот момент там не было никакого возвышения.

23-02 Тривикрама Свами

Он приехал в Буффало весной 1969 года. Я к тому времени уже жил в храме около 6 месяцев. Он остановился в квартире у одного индийского человека недалеко от храма. В тот раз я получил инициацию. Но я помню как я сидел сзади и наблюдал за Прабхупадой, сидящим за своим столом, пытаясь проникнуть в тайну Прабхупады. В таком настроении я смотрел на него, и в какой-то момент он заменил это. Он сказал:

— Да?

Я был пойман в ловушку, потому что в каком-то смысле я пытался вторгнуться к нему. Я опустил глаза и понял, что таким образом я не смогу познать его. Если я хочу узнать его лучше, мне нужно получить его милость.

23-03 Малати даси

Мы в те дни не проводили мангала-арати в 4:30 или в 5:00. Оно было около 7:00. Но тем не менее весь день был очень насыщенным. Одним утром Прабхупада спросил, повторяем ли все мы 16 кругов? Мы уже были инициированы. Я очень честно ответила:

— Не всегда. Мы стараемся.

Я также сказал, что нам это немного сложно. Прабхупада спросил:

— Сложно? Почему сложно?

Я начала объяснять, что нам очень много всего надо делать. Прабхупада сказал:

— Спите меньше.

Он не просил нас перестать делать или сократить какое-то другое служение. Он просто сказал:

— Спите меньше.

Чтобы убедиться я переспросила его:

— Другими словами, Свамиджи, мы не должны слишком много спать? Мы спим слишком много?

Он сказал:

— Да.

Это пронзило нас, потому что мы дали обеты и мы понимали, что это были обеты, но в то же время мы думали: «Может позже мы сможем всему этому следовать, но не прямо сейчас». Но Прабхупада видел в этом безотлагательную необходимость.

23-04 Шрутакирти даса

Здесь, в Нью Двараке, было так сладко. Мне довелось наблюдать здесь за повседневной жизнью Прабхупады. Его комнаты были расположены настолько приватно, что он мог легко гулять по ним куда угодно. А я не был человеком, с которым ему приходилось бы общаться. Он мог по своему желанию игнорировать меня, потому что я находился там чтобы служить ему. Он гулял по коридорам и даже заходил в мою комнату, когда хотел посмотреть что там лежит на полу. Он всегда повторял свои круги. Однажды я находился с Прабхупадой в его комнатах. Он сидя повторял свои круги, а я сидел напротив него. Он повторял, а затем опустил бусину на счетчике и сказал:

— Всё, я завершил свои 16 кругов. Теперь я могу заниматься любой глупостью, которой только захочу.

23-05 Киртанананда даса

Я получил инициацию на Радхаштами вместе с Брахманандой и еще парой преданных. Это была не первая инициация, а вторая. Первая инициация проходила на Джанмаштами, но меня на ней не было, потому что меня забрали в психиатрическую больницу Белвью. Я пытался принести какой-то доход для для Прабхупады. Я рассказал ему, что мои друзья просят деньги у благотворительных фондов. Они говорят им, что им сложно заниматься умственным трудом. Я пошел в Белвью. Но разница была в том, что я не выглядел как хиппи. У меня была бритая голова, шикха, дхоти. Они посмотрели на меня в Белвью и сказали:

— О, поставь-ка здесь свою подпись.

И они заперли меня. Каждый день по телефону я общался с Прабхупадой. Однажды он сказал:

— Я просто взываю к Кришне с вопросом о том, как я мог потерять такого юношу?

Прабхупада был очень любящим. Так или иначе, по милости Аллена Гинзберга меня выпустили, хотя на самом деле это и не так. Аллен Гинзберг прислал к нам известного психиатра, который сказал, что у меня всё в порядке, и я просто практикую вайшнавизм, индийскую религию. Но для врачей из Белвью это не явилось достаточным основанием. Тогда я спросил:

— Что мне надо сделать, чтобы меня выпустили отсюда?

Они сказали:

— Лучше всего если твоя семья выпишет тебя отсюда.

Я позвонил своей семье и сказал:

— Я видел свет. Я хочу стать христианином. Просто выпустите меня отсюда.

Они приехали и выписали меня. Но на первом же светофоре я выпрыгнул из машины и убежал к Прабхупаде. Когда я пришел к нему, он встал и обнял меня. Он был очень любящим.

23-06 Тривикрама Свами

На церемонии инициации мы сделали ачаман. Я решил полностью отдаться. Я был немного старше остальных, мне было 26 лет. Я просто решил по-настоящему попробовать что такое сознание Кришны. До этого я не встречал ничего лучше. Поэтому я подумал, что до того, как я начну работать по профессии, надо попробовать сознание Кришны. Итак, мы капали воду на руку и пили её. Я делал всё с энтузиазмом. Прабхупада повернулся к Брахмананде, который тоже присутствовал на церемонии, и сказал:

— Хороший парень, — имея ввиду меня.

Прабхупаде нравилось, когда мы рвались вперед.

23-07 Малати даси

Еще одно из служений, которое мне довелось совершать для Прабхупады, это быть его водителем. Нам пожертвовали одну машину. И конечно же, так как мы в прошлом были бедными хиппи, можно представить себе что это было за пожертвование. Это было Форд 1954 года. По какой-то причине сидения не держались вертикально, поэтому пришлось практически лежать, держась за руль. И в любой момент была опасность того, что багажник или капот подлетят вверх. Мы с гордостью написали «Харе Кришна» на каждой двери. Это был наша машина Кришны, и на ней мы возили Шрилу Прабхупаду. Мне всегда выпадала честь возить его. Однажды я вела машину и спросила:

— Шрила Прабхупада, а вы умеете водить?

Он сказал:

— Нет.

По-моему он говорил мне, что у него было 3 машины, или как минимум одна. Я не могла себе этого представить. Мне казалось это чем-то мистическим — иметь машину и не уметь водить. Позже, когда я приехала в Индию, я поняла, что все, у кого есть машина, также имеют и шофера. Такая там была система. Так же и у Шрилы Прабхупады был водитель его машины. Но в те дни мы думали: «Свамиджи просто все делает не так, как обычно делаем мы. Конечно же он не водил свою машину. Может быть он просто садился в неё, и машина сама ехала туда, куда он захочет».

Была одна подвесная дорога, по которой мы часто ездили. Он обычно называл её «дорогая в небе». Мне показалось, что ему нравится ездить на скорости по этой дороге. И куда бы мы ни ехали, даже если это было совсем не по пути, я проезжала по этой дороге. Дело было в том, что мы всегда очень хотели сделать что-то, чтобы доставить Шриле Прабхупаде удовольствие. Преданные и не преданные, все, кто соприкасался с Прабхупадой, хотели сделать ему какое-то подношение.

23-08 Киртанананда даса

Когда я встретил Прабхупаду в Калькутте, первым делом он попросил меня быть его водителем. Как я уже говорил, мы с Хаягривой были в Индии в 1965 году в течение небольшого времени — около 3 месяцев. Мы с Хаягривой обычно сидели на крыше и смотрели на проезжающие внизу машины и смеялись, решив, что единственное, чем мы никогда не будем заниматься в Индии — это водить машину. Это казалось нам цирковым представлением, и было точно предназначено не для западного человека. Но Прабхупада первым же делом сказал мне:

— Я хочу, чтобы ты был моим водителем.

— Хорошо, Прабхупада, я буду делать всё, что вы хотите.

И какую машину он попросил меня водить? Огромный старый Крайслер, длинной метров в 7. Так или иначе, я повез его по Калькутте на этом старом Крайслере, а он показал мне: «Езжай туда». Мы поехали куда он сказал, но я заметил, что все машины по этой дороге едут в противоположную сторону. Я сказал:

— Прабхупада, мне кажется это односторонняя дорога.

Прабхупада сказал:

— Всё хорошо.

Мы продолжили свой путь, а в конце улицы стоял полицейский. Он сказал: «Стоп». Но когда полицейский обошел машину и увидел Прабхупаду, он сказал: «О, простите». И разрешил ему продолжить путь.

23-09 Шрутакирти даса

Летать со Шрилой Прабхупадой было для меня исключительно счастливой возможность, потому что в этот момент я мог видеть Прабхупаду за предела общества преданных, которое он основал. Здесь не было его духовных детей. Можно было видеть как Шрила Прабхупада вел себя с людьми в мире «карми». Прабхупада, конечно же, всегда был очень милым. Когда бы он ни летал на самолетах, ему всегда выражали почтение. Когда Шрила Прабхупада поднимался на самолет, ему обычно никто не говорил: «Садитесь, сэр». Он всегда давал понять, что вам не надо подсказывать ему что делать. Все чувствовали это. Прабхупада всегда был очень трансцендентным ко всему, что происходило вокруг.

23-10 Тривикрама Свами

Прабхупада спросил у меня:

— Что ты изучаешь в университете?

Я сказал:

— Социологию.

Он спросил:

— Что это такое?

Я сказал:

— Мы изучаем социальные проблемы, такие, как алкоголизм и другие.

Прабхупада минуту посидел с серьезным видом, и затем сказал:

— Да, они изучают алкоголизм, а когда занятия заканчиваются, они говорят: «Ну всё, пойдем выпьем».

Я понял, что он не был особенно вдохновлен образованием, которое мы получали в университетах.

23-11 Малати даси

Когда в храме появился Господь Джаганнатх, была проведена очень простая церемония установления Божеств. Комната была достаточно высокой, выше этой, и алтарь представлял собой платформу, находящуюся очень высоко. А над Божествами Прабхупада попросил Шьямасундару сделать балдахин.

Две недели назад Господь Джаганнатх переехал в ятру в Колумбусе, где я служу. Мы не стали делать такой же высокий алтарь, но мы сделали балдахин в том же старом стиле. Мы покрыли его тканью лазурного цвета с золотой бахромой. Так мы имитировали тот оригинальный балдахин.

Итак, Божества находились на высокой платформе, и над Ними был этот балдахин. Также Шрила Прабхупада попросил нас подсветить алтарь. Каждую лампочку мы снабдили механизмом для мигания, так, что они сами включались и выключались. И Шриле Прабхупаде понравилось, что у Божеств были мигающий свет. Мы Их не одевали, потому что Прабхупада нам еще про это ничего не рассказывал. Они просто стояли наверху как есть. И он сказал:

— Теперь вы должны предлагать Им всю свою пищу. И у Них должна быть личная тарелка, с которой кроме Них больше никто не должен есть.

Так начиналось поклонение Божествам в ИСККОН. Церемония установления заключалась в том, что мы их подняли, закрыли занавес, затем открыли его, и стали предлагать по очереди горящую свечу на круглом медном подносе. Кто-то звенел в колокольчик, и преданный предлагал круговыми движениями этот поднос, а затем передавал другому, чтобы все могли по очереди предложить его. Мы не знали тогда о том, что надо касаться огня, а затем головы. Такая была церемония установления Господа Джаганнатха.

Многие из вас видели известную фотографию, на которой Шрила Прабхупада сидит в Голден Гейт парке в окружении хиппи. Там были Мукунда, Хаягрива, Субал. И также на фотографии присутствует Господь Джаганнатх. В тот день мы отправились в парк, чтобы воспевать там. Мы подумали: «Давайте удивим Свамиджи!» Он должен был к нам присоединиться чуть позже. Мы решили просто взять Джаганнатха, даже без Субхадры и Баладевы. Мы принесли Джаганнатха в парк и поставили Его на землю. И действительно, Свамиджи был очень удивлен. Он объяснил нам:

— Во-первых, Джаганнатх никуда не ходит без Своих брата и сестры. И также мы не можем просто по своей воле вывозить Его из храма. Он может выехать из храма только в день Ратха-ятры.

23-12 Киртанананда даса

Весной 1967 года у нас появились небольшие Божества в Нью-Йорке. Прабхупада дал нам несколько простых наставлений по поклонению. Брахмананда или кто-то из преданных жаловались:

— Прабхупада, так много правил!

Прабхупада сказал:

— Я вам ничего даже не сказал. Если бы я вам рассказал обо всех правилах, которые существуют, вы бы упали в обморок.

23-13 Шрутакирти даса

Прабхупада снова звонил в колокольчик в течение продолжительного времени. А моей обязанностью было отзываться на звонок. Для секретаря или санскритолога этот звонок ничего не означал. Он означал: «Шрутакирти, прийди сюда». Не знаю как долго Прабхупада звонил. Но так или иначе, я вошел в комнату и принес поклоны, а Шрила Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— Где ты был?

Я сказал:

— На мангала-арати, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— Нет, твой долг — находиться здесь 24 часа в сутки. Никаких мангала-арати. Если ты мне понадобишься, ты должен быть рядом.

Конечно же я любил говорить другим, что был единственным преданным в ИСККОН, которому не надо было ходить на мангала-арати.

23-14 Тривикрама Свами

Преданные приходили к дому Прабхупады и оттуда мы шли на утреннюю прогулку. Одним утром мы поднялись на третий этаж, где жил Прабхупада, и когда мы выходили, то закрыли дверь. Вдруг я вспомнил, что забыл внутри четки. Я попросил у секретаря ключ, открыл дверь, взял четки, закрыл дверь и поспешил в зал. Я успел вовремя, преданные всё ещё ждали лифт. Когда мы зашли в лифт, Прабхупада обратился ко мне, как будто он обращается к пятилетнему ребенку. Он сказал очень медленно, чтобы я смог понять:

— Ты закрыл дверь?

Он знал, что я забыл свои четки, и проверял, не совершил ли я еще одну ошибку. Все преданные засмеялись. Но я понимал, что в присутствии Прабхупады я был подобен ребенку или большому глупцу. Но это меня не волновало. Затем, на прогулке я подумал: «Прабхупада пожилой человек, и мне надо защищать его». Мы вышли на очень оживленную улицу, по которой носились машины туда-сюда. Я посмотрел налево, чтобы убедиться, что там не машин. Я хотел помочь Прабхупаде. Но когда я обернулся назад, то увидел, что Прабхупада уже пересек улицу. Он ходил очень быстро и бесстрашно. Чувствуя себя глупцом, я бежал за ним. Я думал, что смогу его защитить.

23-15 Малати даси

Шрила Прабхупада был очень требовательным. Приведу несколько примеров этому.

Однажды в Сан-Франциско он попросил одного из преданных найти какую-то вещь, о которой тот должен был позаботиться. Но он не мог найти её. Прабхупада сказал:

— О, она потерялась.

Преданный сказал:

— Нет, нет, Шрила Прабхупада, я просто не могу её найти.

Он сказал:

— Значит она потерялась.

Преданный сказал:

— Нет, она не потерялась, Шрила Прабхупада. Она просто временно куда-то пропала.

Прабхупада спросил:

— Если она не потерялась, то где она?

Преданный сказал:

— Я не знаю.

Прабхупада сказал:

— Если ты не знаешь где она, значит для тебя она потерялась.

Он был очень определенным, очень точным.

В другой раз я лично была свидетелем. В тот момент Кришна дас был его помощником. Прабхупада дал ему письмо, которое тот должен был отправить. Кришна дас вернулся и сказал:

— Свамиджи, на конверте дырка.

Прабхупада сказал:

— Да, всё правильно, отправляй.

Но тот спорил и не хотел отправлять этот конверт. Там был маленькая дырочка, может в четверть дюйма, рядом с маркой в углу конверта.

Внезапно Прабхупада очень строго сказал:

— Нет, всё, что я делаю — совершенно.

Это было очень поразительно. Он сказал это с большой серьезностью. Это не было хвастовством. Это было очень серьезное утверждение. Помню, что я почувствовала некий холод, когда он сказал это. Это было как озноб. Потому что мне удалось слегка заглянуть и увидеть изнутри качества духовного учителя. Кришна дас тоже выпрямился. Затем Шрила Прабхупада объяснил, что в Индии всё, что приходит из Америки, обычно вскрывают и воруют, потому что ожидают, что там будут деньги. Поэтому он оставил эту дырочку, чтобы они могли заглянуть в неё и увидеть, что это просто письмо, и не трогать его.

23-16 Киртанананда даса

Мы купили наши первые бусины для четок в нарко-магазине. Это были большие деревянные бусины. Прабхупада сказал:

— Очень хорошие.

Я сказал:

— Но они не из Туласи, Прабхупада.

Прабхупада сказал:

— Они даже лучше, чем Туласи, когда я повторяю на них.

23-17 Шрутакирти даса

Когда Прабхупада летел из одного места в другое, он делал одну вещь в завершении полета. Обычно за 10 минут до посадки в самолете включают сигнал «пристегните ремни» и просят не вставать. Но для Прабхупады это означало подняться. Он делал всё наоборот. Они включали свет и объявляли готовность к посадке, чтобы все пассажиры заняли свои места. В этот момент Прабхупада шел в санузел, чтобы поставить тилаку. На Прабхупаде обычно было очень много гирлянд, которые ему предлагали в храме, откуда он летел. У нас с собой было около полдюжины гирлянд, которые мы хранили в верхней багажной полке. Когда самолет совершал посадку, он надевал одну из гирлянд, а нам говорил одеть остальные. Прабхупада был всегда очень внимателен к своему внешнему виду преданного Господа Чайтаньи. Господь Чайтанья говорил, что вайшнав — это тот, видя которого вы вспоминаете Кришну. Это вайшнав. Прабхупада надевал свои четки и аккуратно их поправлял, чтобы они были по центру. Он поправлял свою накидку санньяси. Он всегда готовился тщательным образом, потому что знал, что в каждом аэропорте его будут встречать много учеников, и все должны увидеть совершенного вайшнава. Конечно же, независимо от того, как он выглядел, он оставался совершенным вайшнавом. Но он был очень внимателен к своему внешнему виду. Это наш макияж. У преданного должна быть хорошая тилака, дхоти, курта. Прабхупаде это очень нравилось.

23-18 Тривикрама Свами

После первого массажа на следующий день я сказал Прабхупаде, что собираюсь сходить в библиотеку и взять там книгу о том, как правильно делать массаж, потому что у меня не было никакой квалификации. Прабхупада сказал:

— В этом нет никакой необходимости. Читай Бхагавад-гиту, и Кришна подскажет как делать массаж.

Так что не нужно ничего учить. Через несколько дней Прабхупада спросил у меня:

— Как твое здоровье?

Я сказал:

— У меня небольшая проблема — болит зуб.

Прабхупада проявил свое участие. Он спросил:

— А как ты лечишь его?

Я сказал:

— Завтра я собираюсь сходить к стоматологу.

Он сказал:

— Хорошо.

На следующее утро я, поднимаясь к нему в комнату, сказал:

— Харибол!

Когда он был готов, то всегда говорил: «Проходи». Иначе он говорил: «Подожди 5 минут». В этот раз он сказал: «Проходи». Но еще до того, как я поднялся, он спросил:

— Как твои зубы?

Я почувствовал себя немного неловко. Я подумал: «Прабхупада — это самая важная личность на планете, и ему приходится беспокоиться о моих зубах». Но таким был Прабхупада. Его интересовало здоровье человека.

В другой раз в Токио (я немного заглядываю в будущее) Шьямасундара, который путешествовал с Прабхупадой, болел какое-то время, и когда ему стало получше, он пожаловался Прабхупаде, что преданные не заботились о нем должным образом пока он болел. Прабхупада созвал всех на ишта-гхоштхи и стал говорить:

— Почему вы не заботитесь о нем? Мы все оставили и пришли к духовной жизни. И теперь нам безразличны преданные.

Затем он с глубоким чувством повернулся к Шьямасундаре и сказал очень проникновенно:

— Почему ты не попросил меня? Я бы пришел и позаботился о тебе.

Таково было настроение Прабхупады. Он был очень сострадательным. Но в то же самое время очень сильным и твердым, если в этом была необходимость. Мы всегда чувствовали, что он любит нас, и никоим образом не собирается нас эксплуатировать.

23-19 Киртанананда даса

Прабхупада сказал нам:

— Если вы будете чистить зубы горчичным маслом с солью, у вас не будет дыр. Даже если у вас плохие зубы, но вы чистите их горчичным маслом с солью, черви выйдут и они излечатся.

23-20 Шрутакирти даса

Помню как мы поехали во Вриндаван. Первый раз в Индии мы провели около 3-4 месяцев. На второй месяц я был на утренней прогулке со Шрилой Прабхупадой в Джуху. Шьямасундара посмотрел на меня и начал смеяться, глядя мне в глаза. Он сказал:

— Парень, да ты заболел желтухой.

Мои глаза были желтыми, и это было симптомом желтухи. Все вокруг сразу же начали спрашивать: «О, у тебя желтуха?» Потому что она очень заразная. Она может передаться просто через соприкосновение. Если человек коснется того, чего касался ты, то он тоже заболеет. Кто-то из старших преданных сказал:

— Ты не должен готовить для Шрилы Прабхупады, и не должен приносить ему посуду, потому что он может заразиться желтухой.

А никто не хотел, чтобы это произошло. Я подумал: «О, Боже». Я пошел к Шриле Прабхупаде. Я все еще делал ему массаж. В этот раз, когда я вошел, я сказал:

— Шрила Прабхупада, преданные говорят, что лучше мне не готовить для вас, не приносить вам посуду и не касаться вас, потому что у меня желтуха, и вы можете заразиться.

Прабхупада сказал:

— Всё нормально, не беспокойся об этом. Просто продолжай свое служение.

Затем он сказал:

— У тебя желтуха?

Я сказал очень серьезно:

— Да, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— А какие симптомы?

Меня конечно же сбивало с толку всё, что он говорил. Ведь Шрила Прабхупада, кроме того, что он постоянно находился в связи с Кришной и был чистым преданными, но также он был опытным химиком, у него раньше была своя аюрведическая лаборатория, и он конечно же знал всё о желтухе. Но я ни о чем не задумывался, а принимал всё, что мне говорили, за чистую монету. Он спросил:

— А какие симптомы?

Я сказал:

— Моя моча очень темная и мои глаза пожелтели. Также я чувствую слабость, и у меня нет аппетита.

Он сказал:

— Тогда возможно у меня тоже желтуха.

Затем он конечно же сказал:

— Чтобы избавиться от желтухи тебе надо пить много тростникового сока.

Прабхупада всегда приводил этот пример в сознании Кришны. Чтобы избавиться от желтухи невежества, мы должны повторять Харе Кришна. В Бомбее было изобилие тростникового сока. Поэтому приятной частью болезни желтухой было то, что Картикея Махадевия, у которого мы тогда останавливались, позаботился о том, чтобы несколько раз в день я получал тростниковый сок.

23-21 Тривикрама Свами

Прабхупада часто рассказывал о своем детстве. Мы жили в Лондоне в большом поместье, и Англия напоминала ему о британской Индии. Он говорил о Калькутте, которая в те дни была столицей. Однажды мы обернулись и увидели водителя Джона Леннона. Его звали Джон. Он был большим человеком и занимался только тем, что водил машину. Это было его единственное служение. Прабхупада спросил о нем. Я сказал:

— Да, всё, что он делает — это водит машину.

Прабхупада сказал:

— Это показатель богатого человека. Он может держать человека, который работает только в течение нескольких минут в день.

С энтузиазмом я сказал:

— Да, Прабхупада, Джон Леннон — очень-очень богатый человек.

Как только я так сказал, Прабхупаде это не понравилось. Он сказал:

— В чем прок от всех его денег? Он не знает как ими распоряжаться.

Это имело смысл. Потому что в то время Джон раскапывал огромную территорию, чтобы сделать там озеро. Они потратили на это очень много денег, но затем передумали делать там озеро. Практически мы видели, что у людей были деньги, но в этом не было смысла, потому что они не умели их тратить правильным образом. Это был хороший урок.

23-22 Малати даси

Мы были в Англии до 1970 года. На самом деле сначала нам было очень сложно. У нас не было ни денег, ни работы. И также у нас не было никаких контактов. Поэтому даже для того, чтобы поддерживать себя, нам приходилось пострадать. Нам даже в какое-то время пришлось жить раздельно в разных районах Лондона. Но мы чувствовали единство и были сконцентрированы на нашем желании открыть там центр для Шрилы Прабхупады. Я уже говорила о том, как Шьямасундара встретил Битлз. Не помню, рассказывала ли я всех подробностей. Могу рассказать, потому что это достаточно сладкая история.

Он узнал, где они записываются, и пошел на студию. Но эта звукозаписывающая студия была как крепость. Не в смысле вооружения, потому что в Лондоне запрещено иметь оружие. А просто проход в неё был достаточно хорошо защищен. Не было никакой возможности проникнуть туда. Там были автоматические двери, за которыми стояла охрана. Но внезапно подъехал Ролс-Ройс. Шьямасундара на самом деле не был таким уж незаметным. У него была сияющая бритая голова. Также в те дни и мужчины, и женщины, все одевались в желтое. И это был не тусклый желтый цвет, а очень яркий желтый. Наши дхоти были желтыми, наши сари были желтыми. Так что, на нем было очень желтое дхоти и ярко-голубой жакет в стиле Неру. Поэтому он совсем не терялся в массах местных жителей. Итак, подъехал этот Ролс-Ройс, и открылись ворота. Он слегка присел с противоположной стороны от охранника. И, как мы знаем, водители в Лондоне тоже находятся с другой стороны. Поэтому он, находясь со стороны пассажира, нагнулся и прошел туда вместе с машиной. В этот момент открылось окно и девушка сказала:

— О, вы наверное друг Джорджа.

Это была Йоко Оно. Она сказал:

— Проходи.

Так он попал внутрь. Они усадили его в небольшом вестибюле. Вскоре пришел Джордж и сказал:

— Где вы были? Я так долго ждал вас, ребята!

Это было первое знакомство с Битлз. Я уже говорила о том, что до этого мы пытались войти с ними в контакт и привлечь их внимание. Мы делали множество глупых вещей. Их компания называлась Эппл (Яблоко). Мы делали заводные яблоки с ногами, который могли ходить, и к которым были прикреплены слова «Харе Кришна». Мы посылали им яблочные пироги, на которых тоже писали «Харе Кришна». Мы посылали кассеты с записями «Харе Кришна». Мы делали всё, чтобы привлечь их внимание. Но именно так мы в конце концов добились своего.

Прабхупада был очень этим доволен. Ему понравилась запись. Он считал это большим достижением. Тогда у нас даже не было центра. Нас приглашали петь по всей Европе. Мы очень активно проповедовали. Но у нас до сих пор не было центра. И это нас очень разочаровывало. С одной стороны всё было очень увлекательно. Но с другой стороны у нас не было центра. Так или иначе, в этот период мы как-то получили Бери Плейс, а жили мы в доме Джона Леннона. Бери Плейс не сразу был пригоден для обитания там. Мы хотел всё закончить к моменту приезда Прабхупады. Но как только Прабхупада услышал о том, что у нас появилось место, он сразу же приехал и жил вместе с нами у Джона Леннона. Каждый день преданные выезжали в центр Лондона, чтобы проводить там Харинамы. И люди к нам присоединялись, даже несмотря на то, что у нас не было здания или центра. Они присоединялись к нам. К моменту открытия Бери Плейс уже были преданные, которые получили инициацию в поместье Джона Леннона. К этому времени уже собралась хорошая команда.

23-23 Киртанананда даса

По дороге из аэропорта мы увидели на дороге надпись: «Объезд. Временные неудобства. Постоянное улучшение». Прабхупада посмеялся и сказал:

— Всё, что нам предлагают — это временные неудобства. В этом мире нет постоянных улучшений.

23-24 Шрутакирти даса

После утренней прогулки Шрила Прабхупада заходил в боковую дверь, проходил через фойе и поднимался наверх. Те, кто были с ним на прогулке, 6-8 человек, заходили внутрь и воспевали: «Джая Прабхупада! Джая Прабхупада!» А Прабхупада поднимался по лестнице очень величественно. Однажды мы сидели там и смотрели на него, воспевая: «Джая Прабхупада!» Прабхупада посмотрел на нас. Там были Киртанананда, я, Куладри, ребята с Нью Вриндавана. Прабхупада посмотрел вниз, улыбаясь. У него в руке была трость. Затем он посмотрел наверх вдоль лестницы и сказал:

— Я бы хотел вбежать по этой лестнице. И раньше я мог вбежать по этой лестнице. Но теперь тело этого не позволяет. Так мы можем понять, что не являемся этим телом.

Он всё использовал, чтобы показать нам пример. Он сказал:

— Желание всё еще присутствует, оно не изменилось. Я всё еще хочу вбежать. Но теперь я этого уже не могу.

Конечно, все, кто был со Шрилой Прабхупадой на утренних прогулках, знают, что нам практически приходилось бежать. Это было удивительно. Его темп был невообразимым. Конечно же это был блеф, но он использовал его, чтобы дать нам наставление о душе.

23-25 Тривикрама Свами

Мы жили в поместье Джона Леннона, но регулярно проповедовали, выезжая в город на программы. Была первая вечерняя программа в Лондоне. Мы все приехали вместе с Прабхупадой. Прабхупада на этой программе проповедовал очень решительно. Там были индийцы, и некоторые из них бросали ему вызов. Кто-то спрашивал: «А как же Господь Шива?» Мы просто сидели, а Прабхупада очень строго отвечал на все вопросы. Один человек встал и начал перебивать. Прабхупада сказал ему:

— Сядьте, вы несете вздор.

Это было прямо на глазах у всех. У него было такое настроение. Конечно же Прабхупада защищал Бхагавата-дхарму.

На следующий день я делал ему массаж. И так как это была серия лекций, то вечером он опять должен был выступать. Я вошел в настроение человека, который приводит его в форму, чтобы он мог сделать следующий нокаут. Я чувствовал себя тренером профессионального боксера. Я разговаривал очень живо о Прабхупаде, о том, что он сделал. Я говорил и говорил, льстя ему. Вдруг Прабхупада сказал:

— Нет.

Он сказал это очень выразительным авторитетным голосом. Мои руки застыли на его теле. Затем другим голосом, словно шестилетний ребенок, он сказал:

— Я просто смиренный слуга.

Когда он сказал это, я по-настоящему это почувствовал. У меня не было никакого права дотрагиваться до его тела. Я был простолюдином, а он был аристократом. Только по его милости я вообще мог находиться в одной комнате с ним. Что говорить о том, чтобы прикасаться к нему. Он был человеком высшего класса. Мне хотелось просто провалиться. Это было для меня хорошим уроком. Я видел, что Прабхупада по-настоящему так о себе думал. Это была его настоящая сущность. Он чувствовал себя слугой. Он не считал себя кем-то большим. Он считал себя слугой своего духовного учителя. И его совершенно не вдохновляли какие-то похвалы. Для меня это был очень хороший обмен.

23-26 Малати даси

Открытие центра в Лондоне совпало с установлением Радхи Лондон-ишвары. В то время было дано очень важное наставление, которое я запомнила навсегда. Там было очень много людей. И все это событие продолжалось много часов. Некоторым людям нужно было уходить. Прабхупада посмотрел и сказал:

— Они уходят. Дайте им прасад.

Но прасад еще не был предложен. Мы сказали:

— Прасад еще не готов.

Прабхупада сказал:

— Должно быть что-то. Никто не должен уйти без прасада.

Он попросил преданных нарезать фрукты, положить их на алтарь, и в тот же момент начать их раздавать. Мы звенели в колокольчик, читали молитвы, гаятри и всё остальное. А преданные беспокоились: «О, прасад еще не предложен. Мы не можем его раздавать». Но Прабхупада в этот раз сказал две вещи. Он сказал:

— Во-первых, никто не должен уходить из храма, не получив хотя бы немного прасада.

Мы думали, что прасад — это огромная тарелка. Но он имел ввиду хотя бы что-то, немного прасада, что-то, что было предложено Божествам.

И также он сказал:

— На самом деле, как только бхога коснулась алтаря, она уже предложена.

Мы должны всегда помнить о том, что каждый, кто приходит, должен получить что-то, даже если чуть-чуть. Я стараюсь следовать этому наставлению в моем центре, потому что для нас это сердце сознания Кришны — это личное наставление Шрилы Прабхупады своим ученикам, своим преданным и преданным в будущем. И по этому случаю можно видеть, что в этом нет никакой сложности. Можно просто порезать яблоко или апельсин. Это то, что тогда предложили. Совсем не сложно предложить это и раздать.

23-27 Тривикрама Свами

Через 3 месяца Прабхупада собрался уезжать. Я немного привязался к служению. Я хотел остаться с ним и продолжить служение. Я хотел поехать в Америку, потому что он ехал в Бостон. Я спросил, нормально ли если я приеду? Он сказал: «Посмотрим». Он никогда не говорил «нет». Но однажды пришел его секретарь и сказал:

— Хватит докучать Прабхупаду тем, что ты хочешь поехать в Америку. Там есть Упендра, он будет делать это служение. Уже всё договорено. Поэтому ты не можешь поехать.

В тот день я делал массаж, и я сказал:

— Пурушоттама, ваш секретарь, Прабхупада, сказал, что Упендра будет делать вам массаж в Америке.

Мы были наедине. Я вез Прабхупаду из его квартиры в храм. Прабхупада молчал. Я понял, что это правда. Я немного огорчился, но я подумал: «В конце концов, мне не следует беспокоить Прабхупаду этими вещами». Я видел, что он был серьезен. Тогда я решил сменить тему, чтобы не было дискомфорта. Я спросил:
- Упендра будет делать это служение? Это хороший юноша?

Я никогда не встречал Упендру. Прабхупада оценил это. Он повернулся ко мне. Я был за рулем. Он сказал:

— Не такой хороший, как ты.

Он сказал это с большим чувством. Прабхупада видел, что я иду на жертву. Я не собирался настаивать на том, чтобы поехать с ним. Я отрекся от этого, и Прабхупада это оценил.

23-28 Шрутакирти даса

Однажды в Далласе днем после обеда он позвал меня к себе. Я предложил свои поклоны. Он сказал:

— Шрутакирти, твое имя слишком длинное. Я буду звать тебя Шруто.

Я подумал: «Шрила Прабхупада, конечно».

Несомненно это было не одно из самых длинных имен, которые Прабхупада дал своим ученикам. Но то, почему он это сделал, было очень замечательным. Прабхупада стал называть меня Шруто. И в течение нескольких последующих дней он смотрел на меня, улыбался и говорил «Шруто». Я был совершенно неумелым и глупым маленьким ребенком, но Прабхупада посчитал меня забавным и дал мне забавное имя Шруто. Шруто это тоже санскритское слово и авторитетное имя.

Он сказал:

— Ты отдыхаешь после обеда?

Когда Прабхупада задавал такие вопросы, внутри я начинал чувствовать небольшое напряжение. Я думал, что он тестирует меня. И мне хотелось ответить правильно, чтобы не провалить тест Прабхупады. Я думал, что если дам неправильный ответ, то перестану быть хорошим преданным. В то время я не отдыхал после обеда. Я быстро понял, что ему приходится отдыхать днем из-за своего режима. Он всегда ложился спать очень поздно, но я так не делал. Через некоторое время со Шрилой Прабхупадой я тоже стал ложиться поздно. Я сказал:

— О, нет, Шрила Прабхупада, я не отдыхаю днем.

Он сказал:

— Очень хорошо. Я пожилой человек, поэтому мне приходится отдыхать после обеда. Иногда мне приходится это делать.

Это было так удивительно. Я совсем не думал о том, что делает Шрила Прабхупада. Но он объяснял мне почему он отдыхает после обеда. Все, что он делал, заставляло вас любить его больше и больше. Все это произошло в первую неделю. Прабхупада очень терпеливо заботился обо мне и наставлял меня. Он даже рассказывал мне о своем собственном режиме. Я видел это как проявление невероятно большого смирения. Шрила Прабхупада звал меня в комнату и говорил: «Ты мог бы мне сделать сейчас массаж?» Моим делом было 24 часа в сутки ждать звонка колокольчика. Но при всем при этом, когда вы заходили к нему в комнату, он не говорил: «Давай, пришло время массажа». Это не было его настроением. Он спрашивал: «Ты мог бы мне сделать сейчас массаж?» А утром он спрашивал: «Мы можем пойти на утреннюю прогулку?» Преданные всегда ждали Шрилу Прабхупаду, который задавал темп. Но Шрила Прабхупада изумительным образом делал так, что мы привлекались к нему всё больше и больше. Каждое его слово пробуждало в нас любовь к нему.

23-29 Киртанананда даса

Был один парень, которого звали Стрйадиш. Ему нравилось есть чапати. Но однажды кто-то заявил, что Прабхупада говорил, что надо съедать только две или три чапати. Они сказали об этом Стрйадишу, и его это практически свело с ума. Он пошел к Прабхупаде и сказал:

— Как это две или три чапати?

Прабхупада сказал:

— Ты можешь съедать 20 или 30 чапати. Это нормально. Только пожилой человек, такой как я, может есть две или три. Но если ты можешь переварить их и использовать энергию для служения Кришне, ты можешь съедать 20 или 30.

Таким образом он показывал, что вы не можете устанавливать какие-то правила, подобные этим, для всех. Совсем не обязательно, что все должны съедать только две чапати, или делать то или другое. Каждый должен действовать в сознании Кришны очень индивидуально. К Кришне существует столько же подходов, сколько существует личностей. Поэтому Кришна говорит: «Я нахожусь в сердце каждого и помогаю ему, давая знание, память и забвение». Кришна находится в сердце каждого живого существа. Ему бы не надо было находиться в сердце каждого, если бы сознание Кришны было для всех одинаковым. Но оно не одинаково. Принцип один — «Всегда помни обо Мне. Всё что ты делаешь, делай для Меня».

23-30 Шрутакирти даса

Это место, где постоянно шли разговоры о конце света. Люди постоянно уезжают из Нью Двараки. В прошлом году люди уехали, боясь какой-то кометы.

Однажды Рупануга хотел увидеться со Шрилой Прабхупадой. Он попросил меня зайти вместе с ним. Рупануга обратился к Шриле Прабхупаде:

— Шрила Прабхупада, я слышал, что говорят, что Шрутакирти говорит, что вы говорили, что третья мировая война должна начаться…

Не помню какой он назвал год — 1978 или 1976, что-то вроде этого. Прабхупада нахмурил брови, посмотрел на меня и сказал:

— Ты говорил такое?

Я сказал:

— Нет, Шрила Прабхупада, я никогда не говорил ничего о войне.

Для меня война была последней вещью, о которой я мог подумать. Я был уверен, что буду вечно молодым и никогда не умру, поэтому меня война не беспокоила. Я сказал:

— Это был не я, Шрила Прабхупада.

Прабхупада посмотрел на него и сказал:

— Я никогда ничего подобного не говорил.

Затем он добавил:

— Они могут говорить, что «Прабхупада сказал то, или Прабхупада сказал это». Но пока ты сам не услышал от меня, не верь ничему.

23-31 Тривикрама Свами

Когда мы вошли, преданные поставили стол для Прабхупады. Джанаки тоже была там. Она спросила:

— Шрила Прабхупада, где бы вы хотели поставить лампу?

Шрила Прабхупада сказал:

— Поставь её там, около изображения Прабхупады.

Мы все замерли, потому что мы никогда не слышали, как Прабхупада называет своего духовного учителя «Прабхупадой». Прабхупада сразу понял, что мы все смотрим на него, и сказал:

— Да, у меня тоже есть свой Прабхупада.

Это приятное воспоминание того, как Прабхупада высоко ценил своего духовного учителя.

23-32 Малати даси

Постепенно мы узнавали кто такой духовный учитель. Наше невежество много раз бросало вызов Прабхупаде. У нас не хватало духовного образования. Помню, как зашла одна молодая женщина во время лекции. После лекции она подняла руку и сказала:

— Свамиджи, я не согласна с вами в том, что нам не следует заниматься незаконным сексом. Я не думаю, что вообще есть такая вещь, как незаконный секс. И я думаю, что секс — это хороший способ познать Бога.

Прабхупада попытался с ней говорить разумно, но она была непреклонна в своем мнении. Тогда Прабхупада сказал:

— Хорошо. Но я принес только одно лекарство. Пожалуйста, примите его.

И он начал киртан.

23-33 Тривикрама Свами

Была одна беседа, которая состоялась между Прабхупадой и родителем одного из его учеников. Это было в Детройте в 1971 году. Мы наблюдали за этим в окно. Мы слушали и наблюдали в окно за Прабхупадой. И похоже он был не против. Он общался с матерью преданного. Ей было около 50 лет. И она разговаривала с Прабхупадой как взрослый человек с другим взрослым. Она сказала:

— Шрила Прабхупада, эти молодые юноши и девушки на самом деле поклоняются вам.

Она пыталась вести сокровенный разговор. Шрила Прабхупада тотчас же понял, что она подразумевала, и сказал:

— Да, я тоже поклоняюсь своему духовному учителю. В этом процесс. Это наш процесс.

Так он разрядил атмосферу. Обычные люди подумают: «Это очень необычно, когда поклоняются человеку». Но Прабхупада превратил это в обычную вещь. Он сказал:

— Таков процесс. Я тоже поклоняюсь своему духовному учителю. А они поклоняются мне. Это не что-то необычное. Это традиция, это парампара.

Конечно же она не смогла ничего на это сказать. Она просто приняла это.

23-34 Киртанананда даса

Больше всего меня поражала его способность переводить всё в сознание Кришны. О чем бы вы ни говорили, он мог связать это с Кришной. Где бы он ни был, и чем бы он ни занимался, он всегда был в связи с Кришной. И это практическая демонстрация того, о чем говорит Бхагавад-гита: «Всегда думай обо Мне. Что бы ты ни делал, делай как жертвоприношение Мне». В этом я видел его уникальность.

В связи с этим была одна забавная история. Примерно через год, когда я сопровождал его в Индии, он попросил меня надеть мой серый фланелевый костюм. Он даже был не серым, а почти черным, и очень тяжелым. А в Индию мы полетели в июле. Когда я вышел из самолета в Дели, меня как будто ударили тонной кирпичей. Воздух был очень тяжелым и горячим. А я был в сером фланелевом костюме. И он меня попросил носить его не только в самолете, но и в самой Индии. Когда мы ехали в какой-нибудь ашрам или к духовным братьям, он спрашивал:

— Где твой костюм?

Его никак не волновало то, что это может быть некомфортно. Это просто было благоприятно для Кришны. И в этом смысле он прав. Мы должны забыть о телесном комфорте или неудобствах для того, чтобы служить Кришне. Это наш единственный критерий во всем — как служить Кришне.

23-35 Шрутакирти даса

Я снова хотел оставить свое личное служение ему. Но по опыту общения со Шрилой Прабхупадой я понял, что он никогда не хотел, чтобы я уезжал. Он понимал, что в другом месте от меня толку не будет. Здесь у меня по крайней мере получалось готовить и приносить ему чапати. Также я делал ему массаж довольно неплохо. У меня получалось хорошо растирать его. Но так или иначе, я собирался возвращаться на Гавайи. Теперь у меня была жена и ребенок. Поэтому меня разрывало в разные стороны. Я сказал:

— Шрила Прабхупада, я хочу остаться на Гавайях со своей семьей. Я хочу проповедовать. Я чувствую, что мне надо проповедовать.

Он сказал:

— А моя проповедь не достаточно хороша?

Он снова делал всё так, что мне было нелегко уехать.

Конечно, я обо многом сожалею. Я столько много в жизни совершил ошибок. И это была очередная. У меня была возможность быть со Шрилой Прабхупадой. Но, как и многие другие, когда я оставлял личное служение ему в 1975 году, я думал, что он до сих пор будет с нами, даже в 1997 году. Я не чувствовал этой срочности. Я не понимал, что это последние минуты. Я не понимал, что Шрила Прабхупада еще много дней готов был оставаться со мной. Я должен был просто всё отбросить, отдать ему свою жизнь, и остаться с ним. Он говорил: «Если мгновение ушло, вы его уже не вернете». Теперь я каждый день испытываю этот опыт. Поэтому я был полон энтузиазма прийти сюда и говорить о Шриле Прабхупаде как можно больше, потому что он живет во мне, я чувствую его. И через всех собравшихся я могу получить милость Прабхупады.

23-36 Тривикрама Свами

Каждый день я приходил к нему на квартиру чтобы сделать массаж. Однажды я повторял джапу, ожидая когда он закончит с корреспонденцией. Он посмотрел на меня и сказал:

— А ты слушаешь, когда повторяешь Харе Кришна?

Я сразу же начал защищаться. Я подумал: «Конечно же я слушаю. Иначе зачем мне это делать?»

Он прочитал мой ум и сказал:

— Я знаю, что ты слушаешь. Но ты должен слушать очень внимательно. Это повторение — суть нашей философии.

23-37 Шрутакирти даса

Иногда, когда были очень большие проблемы, Прабхупада говорил:

— Если твой ум по-настоящему обеспокоен…

Вы знаете что он тогда говорил вам делать?

— Повторяй громко.

Это именно то, что он говорил мне. Он говорил:

— Повторяй громко, — и добавлял, — Я так делаю.

И он так делал. Вещи, которые беспокоили ум Прабхупады (если я могу так выражаться, не совершая оскорблений), никогда не были материальными. Несомненно Прабхупаду заботило то, что происходило в его обществе. Я помню случай, который произошел здесь, когда я только начинал ему служить. В то время был проект в Джуху, который забирал у Прабхупады много времени. Он очень заботился об этом проекте. Он хотел, чтобы Кришна мог остаться на земле, которую они получили. Он говорил:

— Божества уже там. И, так как Кришна уже там, я не позволю этому человеку убрать Его отсюда.

А его ученики не всегда обладали такой же стойкостью, которая была у Шрилы Прабхупады. У них не было такой же твердой веры. Поэтому снова и снова они были готовы оставить этот проект, думая: «Мы можем купить другую землю». Они говорили Шриле Прабхупаде: «Почему бы нам не купить другую землю? Здесь всё очень сложно. Мы могли бы заняться чем-то другим. Мы можем сделать проект где-то в другом месте». И очень часто через какое-то время они буквально терпели поражение от правительства Индии, от г-на Наира и так далее. Их просто смывало. И когда Прабхупада получал письма и телеграммы с новостями о том, что такой-то такой-то ушел, или с предложениями сделать всё как-то по-другому, Прабхупаду это очень разочаровывало. Вечером можно было видеть, как он быстро ходит по своим комнатам и повторяет очень громко: «Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе…» Прабхупада всегда ходил выпрямившись, держа руку за спиной и тряся четками в мешочке. Он тряс ими и повторял. А мне он говорил:

— Я так делаю. Если ум сильно обеспокоен, повторяй громко.

23-38 Малати даси

Шрилу Прабхупаду воспринимали очень-очень хорошо. Один раз ему просто аплодировали. Однажды он рассказывал в чем разница между сознанием Кришны и христианством. Он говорил:

— Дорогой Господь, дай нам хлеб насущный. Это не любовь к Богу. Это любовь к хлебу.

Всем студентам это понравилось, и последовали одобрительные овации. Он знал как донести какую-то мысль очень ясно.

23-39 Киртанананда даса

Когда я принял санньясу, я конечно же получил данду. Прабхупада сказал:

— Теперь ты Триданди Госвами Киртанананда Свами. Триданди. Мы триданди-санньяси. Это означает три.

Я сказал:

— Но Прабхупада, здесь четыре. Здесь четыре палки. Что означает четвертая?

Прабхупада почесал голову и сказал:

— Мне надо спросить у старших авторитетов.

Через пару дней он вернулся и сказал:

— Три означают тело, ум и речь. А четвертая — это джива. Мы добавляем еще одну для дживы, потому что джива всегда отделена. Мы никогда не сливаемся.

Он всегда сражался с майавади.

23-40 Тривикрама Свами

Несколько раз в 1969 году я спрашивал Прабхупаду должен ли я остаться брахмачари или жениться. Прабхупада говорил:

— Это не важно. Ты можешь быть в сознании Кришны, находясь в любом ашраме. Самое главное — быть в сознании Кришны.

Я принял это. Но однажды он давал лекцию. Он рассказывал о том, как он принял санньясу, как он оставил жену, семью, детей. Он сказал:

— Так или иначе, духовный учитель приходил ко мне во сне и мой духовный брат подталкивал меня на это. Поэтому я принял санньясу. А теперь у меня так много детей, и жена меня не беспокоит.

На следующий день, когда я делал ему массаж, я спросил:

— Шрила Прабхупада, вчера на лекции вы говорили, что жена — это беспокойства.

Прабхупада посмотрел на меня, улыбнулся и сказал:

— Я так сказал?

Со мной он всегда вел себя неопределенно. Хотя через несколько лет он предложил мне принять санньясу. Но он видел, что я немного старше других. Поэтому если я хотел принять санньясу и остаться брахмачари, он не возражал. Если я хотел жениться, он тоже не возражал. Такова была его позиция.

23-41 Шрутакирти даса

Одному преданному в Мехико довелось стать первым санньяси, который пал. Он женился, у него родился ребенок. Он пришел к Шриле Прабхупаде, но сильно боялся идти на даршан к Шриле Прабхупаде. Он вошел, принес поклоны и начал рассказывать Шриле Прабхупаде о том, как в Чайтанья Чаритамрите Чхота Харидас просто посмотрел на женщину, на что Господь Чайтанья сказал ему: «Уходи». Он сказал:

— Шрила Прабхупада, мне тоже надо уходить?

Прабхупада сказал:

— Господь Чайтанья может за секунду сделать весь мир сознающим Кришну. Но я не могу так. Мне нужна помощь. Продолжай заниматься служением, которое ты можешь делать, теперь как домохозяин. Будь удовлетворен.

Это было так невообразимо. Даже когда санньяси падал, он говорил:

— Теперь стань удовлетворенным грихастхой. Будь умиротворен. Будь умиротворен и совершай служение.

Прабхупада хотел следовать наставлениям своего духовного учителя и распространять сознание Кришны по всему миру. Все это было западом. Шрила Прабхупада принял весь мир. Он принимал всех. И он мог сжечь все наши нечистоты и предложить это служение своему Гуру Махараджу.

23-42 Малати даси

Несомненно одним из самых успешных мест был Сурат. Там встретили Шрилу Прабхупаду так, как мы до этого еще никогда не видели. Мы начали понимать, что совсем не знаем как выказывать почтение нашему духовному учителю правильным образом. С ним обращались как со святым, хотя мне кажется, что называть Прабхупаду святым — это преуменьшение его положения. Но к нему относились как к святому. На него надевали столько гирлянд, что нам приходилось снимать их. Но они продолжали надевать еще и еще. Когда мы шли по улицам, то люди осыпали его цветочными лепестками. Улицы были украшены рисунками из рисовой муки. Женщины набирали её в руки и очень искусно высыпали через пальцы, создавая изящные рисунки на улицах и на порогах домов. Они обильно наносили Прабхупаде сандаловую пасту. Мы этого еще никогда не видели. Его почитали очень восхитительным образом. И вместе с ним они также выказывали почтение нам. Конечно же не на том же уровне. Во время этого периода Шьямасундара стал секретарем Шрилы Прабхупады. По какой-то причине он в тот момент чувствовал определенную неудовлетворенность. Он думал, что ничего не делает или делает недостаточно. Поэтому он хотел уехать куда-то еще. Для меня слышать это было всё равно, что стягивать струп с раны. Это было очень больно. Я не могла ничего сказать. Я побежала наверх в комнату Прабхупады, и, как только я вошла туда, я села в задней теневой части комнаты. Он спросил:

— Малати, что случилось?

Он сразу понял, что что-то не так. Я сказала:

— Шьямасундара хочет уйти.

Он сказал:

— Приведи его ко мне. Попроси его прийти и увидеться со мной.

Я почувствовала небольшое облегчение, но потом я подумала: «Что на это скажет Шьямасундара?» Я спустилась вниз, и как ни в чем не бывало сказала:

— Свамиджи, Прабхупада, хочет видеть тебя.

Он тотчас же поднялся к нему. Через некоторое время он вернулся. Когда он шел туда, он был очень угрюмым. Я тогда не понимала, как такое возможно, что кто-либо рядом с Прабхупадой может быть угрюмым. Но если вы не заняты правильным образом своим служением, то такое может случиться. И если вы не повторяете Святое имя внимательно, то также можно быть угрюмым. Прабхупада говорил: «Если вы не чувствуете счастья в сознании Кришны, значит вы неправильно занимаетесь своим служением. Проблема не в сознании Кришны, а в том, что мы неправильно им занимаемся». Итак, он поднимался с оттенком печали на лице, но когда он вернулся, то был уже совершенно другой личностью. Он сказал:

— Прабхупада попросил меня быть его секретарем, и я согласился.

Он сразу же начал свое служение секретаря Шрилы Прабхупады.

23-43 Шрутакирти даса

Я делал массаж Шриле Прабхупаде, и в это время вошел преданный. Это был старший преданный в той общине, и он был очень обеспокоен. Он сказал:

— Шрила Прабхупада, местный лидер не повторяет свои круги. Я точно знаю, что он не повторяет свои 16 кругов.

Прабхупада просто сидел. Преданный сказал:

— Как мы можем следовать за такой личностью?

Прабхупада сказал:

— Арджуна не повторял свои круги на поле битвы. В тот момент шла великая война на Курукшетре, и Арджуна был занят своим служением. Поэтому у него не было времени, чтобы повторять свои круги. Может быть этому лидеру не приходится сражаться в такой же битве, но тем не менее ты должен видеть это так, что этот преданный делает очень много служения, и возможно у него не хватает времени, чтобы повторять свои круги.

Также Шрила Прабхупада всегда наставлял нас и просил сотрудничать друг с другом, и также следовать цепи управляющих людей, ведущей к нему. Если в храме возникают какие-то трудности, надо идти к президенту храма. Если это не работает, надо идти к Джи-Би-Си. Он очень хотел, чтобы мы работали сообща. Он всегда подчеркивал сотрудничество между преданными.

В другой раз преданный тоже не повторял свои круги, но делал очень многое в храме. Он был управляющим храма. Прабхупада сказал:

— Какой прок в его управлении если он не повторяет свои круги?

Прабхупада мог дать разные наставления в зависимости от того, с кем он общался. Собравшись здесь и обсуждая «игры» Шрилы Прабхупады, мы должны понимать, что, как и в том примере, когда он давал мне наставление о чтении кругов, со всеми другими преданными он тоже вел себя очень личностно. Он говорил:

— Все есть в моих книгах. Все ответы есть в моих книгах.

И там мы их должны искать. Но когда Прабхупада был здесь с нами, он был очень сострадательным, и принимал любое даже незначительное служение, которое мы совершали, надеясь раздуть эту искорку и превратить её в огонь. Он был очень добр к нам.

23-44 Тривикрама Свами

Однажды в поздние дни, в 1977 году, Шрила Прабхупада находился в своей комнате в Майапуре, и с ним был один из его духовных братьев. Они говорили об истории Гаудия-матха, о том, как Гаудия-матх потерпел неудачу, не объединившись вместе, хотя Шрила Бхактисиддханта просил сотрудничать. Шрила Прабхупада говорил очень почтительно, потому что общался со своим духовным братом, но в то же время он говорил очень авторитетно. Он говорил об этом с полной убежденностью. Он сказал:

— По моему мнению проблема была в том, что они хотели создать единственного ачарью. Вы не можете создать ачарью. Вы не можете создать. Ачарья может проявиться. Но вы не можете его создать. А они попытались создать, и поэтому все было испорчено.

Прабхупада говорил об этом с полной авторитетностью. И на самом деле философски это очень важный момент. Фактически это помогало мне все последующие годы. Некоторые люди могут объявлять себя ачарьей. Но это не такая простая вещь. Поэтому Прабхупада дал нам Джи-Би-Си как работающую систему. По отдельности мы можем сбиваться с пути, но, сотрудничая вместе, мы будем держаться правильного курса. Я заметил, что Прабхупада очень строго выступал против того, чтобы искусственно создавать ачарью, против того, чтобы каждый год был новый ачарья.

23-45 Киртанананда даса

Прабхупада поражал меня своей определенностью. Прабхупада не говорил «я думаю» или «может быть это так», «возможно так». Он не был таким. Прабхупада говорил: «Это так, это так, а это так». Никаких сомнений.

23-46 Шрутакирти даса

Когда я был слугой Прабхупады, я не много знал о том, что происходило в обществе. Мне совсем не интересно было всё это слушать. Я просто занимался своим служением. У меня не было особого понимания того, что происходит с проектом в Джуху. Но я видел многие вещи, и видел решительность Шрилы Прабхупады относительно того, что проект Джуху будет развиваться именно здесь. В один момент случилось то, что поставило определенную точку. Мы были в Новой Зеландии, и я делал Шриле Прабхупаде массаж. Все эти вещи, о которых я рассказываю, происходили во время массажа потому, что если я не делал массаж, то был где-то в другом месте. Вот почему я постоянно говорю: «Я делал массаж Шриле Прабхупаде». Я находился за его спиной. Когда я задавал ему вопросы, я всегда находился за его спиной. Таким образом он находился передо мной. Мне казалось, что находиться сзади было правильным положением с моей стороны. Надо всегда быть позади своего духовного учителя. Пока я делал массаж, в комнату вошел Тушта Кришна. Ему позвонили из Бомбея и сказали, что г-н Наир умер. Конечно же, г-н Наир был большим демоном, который доставлял много беспокойств нашему возлюбленному Шриле Прабхупаде и заставлял его всё время переживать. И теперь он умер. Он зашел и сказал об этом. На самом деле всё это не так. Я ответил на звонок, а затем пришел и сказал об этом Шриле Прабхупаде. Я подошел к нему сзади и продолжил делать ему массаж. Когда я сказал ему об этом, Шрила Прабхупада поднял сложенные руки и сказал: «Спасибо, Кришна!» По своей глупости я думал: «Кто-то умер… Это не очень хорошая реакция». Прабхупада был очень рад. Я просто продолжил массаж, не касаясь этой темы. И Прабхупада сказал:

— Он был таким демоном. Он причинил мне столько трудностей.

Когда Шрила Прабхупада о чем-то думал, он переживал это. Он переживал этот опыт. Всё, о чем он думал, начинало происходить. Так казалось. Он сказал:

— Он причинил мне столько трудностей. Даже Прахлада Махараджа говорит: «Когда убивают змею или скорпиона, это хорошо». Он был змеей. Г-н Наир был большой змеей. Последний раз я видел г-на Наира в Бомбее.

Забавно было наблюдать как Прабхупада ведет битву. Это было подобно великим кшатриям. Днем они сражались, но вечером, как ни в чем не бывало, общались вместе. Прабхупада общался с г-ном Наиром очень спокойно и непринужденно. Но он был рад, когда этот человек умер. Когда он разговаривал с ним, это была деловая беседа. Он был с ним любезен. Он сказал:

— Но когда я видел его последний раз в Бомбее, я заметил, что он прихрамывает. Я заметил, что у него хромота.

Г-н Наир был очень крепким энергичным человеком. Он сказал:

— Но когда я увидел это, я подумал: «Он скоро умрет».

Все это продолжалось. Прабхупада говорил об этом и наслаждался моментом. Я делал ему массаж. Я решил тоже немного включиться. Я спросил:

— Шрила Прабхупада, вы сказали, что он был большим демоном. Значит ли это, что Кришна убил его?

Он сказал:

— Нет, он был не таким великим демоном. Меня он вообще не волновал. Но моим ученикам было очень тяжело. Многие из моих учеников не понимали, почему их духовный учитель так привязан к этому куску земли. Но мне было всё равно. У нас были деньги. Мы могли купить землю где угодно. Мне не нужна была эта земля. Но как только мы купили эту землю и построили там храм, мы установили там Божеств.

На самом деле это был просто кусок бетона. Прабхупада сказал:

— Но как только Кришна пришел туда, я не мог позволить тому, чтобы Его куда-то убрали. Лично мне ничего не было нужно.

В тот момент все вещи сложились вместе. Прабхупада был очень трансцендентным. Эта битва продолжалась годами. Я сам не был частью всего этого, но видел как преданных присылали с запада. Я помню, как Бхагаван приехал в Бомбей. А в тот момент все уже были обессилены от этой битвы и зализывали свои раны. Я видел, как они постоянно возвращались из адвокатских контор. Люди были просто истощены. Все хотели уехать из Индии. Они думали: «Пора убираться отсюда». Даже просто жить в Индии было сложно в начале 70-х. Но иметь дело со всем этим в Бомбее было просто невыносимо. Помню, как однажды Бхагаван пришел в офис к Шриле Прабхупаде и сказал:

— Я приехал, Шрила Прабхупада. Я позабочусь об этом.

Он всегда был одет в шелк, очень опрятно. Я посмотрел и внутри улыбнулся: «Интересно, сколько это продлится?» В Индии у нас был на всё очень пессимистичный взгляд. Но так и произошло, он не смог там пробыть и нескольких дней. Его красиво уложенные волосы были растрепанны. Он явился очередной жертвой этой битвы.

23-47 Малати даси

Если вы когда-либо были в Индии и в Джайпуре, то знаете, что в Джайпуре полно обезьян. Как только я начинала готовить, обезьяны собирались там. Они были очень наглыми. Они могли хватать продукты прямо из кастрюль. Обычно я готовила в трехъярусной кастрюле. Но иногда, когда я что-то жарила, они прибегали и хватали вещи прямо со сковороды. Однажды я полностью отчаялась, и Прабхупада сказал мне:

— Возьми палку. Но не бей их. Просто показывай палку.

И в тот день он позволил мне использовать его трость. Как только я взяла трость, волшебным образом обезьяны все разбежались. Он сказал:

— Но если ты ударишь их, то они разгневаются, и нападут на тебя. Поэтому просто махай перед ними палкой.

Позже у меня появилась своя палка, но в этот раз я использовала трость Шрилы Прабхупады. И как только они приближались, я махала палкой.

23-48 Тривикрама Свами

Другой случай произошел в 1975 году в той же комнате в Майапуре. В то время Гопал Кришна Махарадж был Джи-Би-Си по Индии. Он пришел ко мне и сказал:

— Бхавананда уезжает из Майапура. Поэтому Прабхупада хочет, чтобы ты остался тут и стал соруководителем вместе с Джаяпатакой.

Я ответил:

— Я не собираюсь здесь оставаться, Гопал. Я уже запланировал поехать на дальный восток с некоторыми преданными. Я не останусь здесь.

Позже днем я находился в комнате Прабхупады на даршане. Гопал Кришна тоже был там. Многие преданные были там. Гопал Кришна поднял руку и сказал:

— Шрила Прабхупада, Тривикрама Свами сказал, что не останется здесь в Майапуре.

Наступила тишина. Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— В чем сложность? Ты не хочешь остаться здесь?

Я сказал:

— Прабхупада, у меня уже запланирована программа.

Прабхупада сказал:

— Наша формула — простая жизнь, возвышенное мышление, а ты просто привязан к городу.

Я сказал:

— Но Шрила Прабхупада, я не очень вдохновлен проповедью в Майапуре. Лучше я поеду туда.

Он сказал:

— Ты санньяси? Ты от всего отрекся, кроме своей прихоти.

Но я продолжал возражать. Я сказал:

— Но Прабхупада, я уже санньяси 5 лет, и до сих пор у меня не было возможности проповедовать на английском. Я всегда был в местах, где не мог проповедовать на английском. И если я останусь здесь, в Майапуре, я снова не смогу проповедовать.

Прабхупада сказал:

— Да? Ты был санньяси в течение 5 лет и у тебя не было возможности проповедовать? А почему ты считаешь, что то знаешь, как проповедовать?»

Что-то внутри меня сказало: «Да, сэр». В военно-морском флоте меня учили уважать старших. В тот момент я понял, что Прабхупада был моим старшим, и я должен просто заткнуться и делать, что мне велят. Я остался на некоторое время.

23-49 Киртанананда даса

Один раз я спросил его, где нам вырыть колодец. Он ответил:

— Спроси местного фермера.

В определенном смысле это важное наставление. Мы не должны беспокоить духовного учителя вопросами, ответы на которые гораздо легче и лучше с мирской точки зрения получить от профессионала. Сознание Кришны не отвергает профессионализм мирских людей, но преданные занимают это в служении Кришне. Он учил нас этому с самого начала.

23-50 Шрутакирти даса

Я также заметил как Шрила Прабхупада по вечерам ходил вокруг и повторял джапу, опуская бусины на счетчике, как будто бы он закачивал свои круги. Это было очень удивительно. Также он сказал:

— Когда я был домохозяином, я читал 4 круга утром, и затем по 4 круга перед каждым приемом пищи. Так я заканчивал свои 16 кругов. И это очень эффективно. Потому что вы не можете есть, пока не прочитаете свои 4 круга.

Он сказал, что практиковал это, будучи домохозяином. Он всегда говорил, что мы можем делать так. Это было практично, а всё, что практично, мы тоже можем делать.

23-51 Тривикрама Свами

Затем я услышал от секретаря Прабхупады Упендры, что преданных выгнали из Японии, и что наше общество было под угрозой. Я был обеспокоен этим. Я сам провел в Японии 3 года, и мне казалось, что преданные, которые поехали туда после меня, Гуру Крипа и Яшоданандана, находились в неправильном настроении. Они в страсти собирали там деньги, и не беспокоились о том, чтобы поддерживать там зарегистрированное общество. Как только я узнал об этом, я пришел в недовольном настроении в комнату Прабхупады. Он был один, и я сказал ему:

— Я знал, что это случится.

Я просто выпалил эти слова. Прабхупада посмотрел на меня, как будто желая сказать: «Что за абориген ворвался в мою комнату?»

Я сказал:

— Теперь нас вышвырнули из Японии, а у нас там Божества Радхи Кришны.

Прабхупада сел на кровать, стал немного серьезнее, и сказал:

— Я не хотел, чтобы это произошло. Ну хорошо, ты можешь вернуться туда.

Я был в шоке. Я подумал: «О, Боже, что я натворил? Я открыл свой рот, и теперь мне надо возвращаться в Японию». А я этого совсем не хотел. Но это то, как действовал Прабхупада. Если у вас были какие-то возражения или жалобы, тогда вы должны были также предложить решение, а не просто предъявлять претензии, не будучи готовыми сами пойти на риск. На следующий день я сказал Прабхупаде:

— Да, я готов поехать, если это то, чего вы хотите.

И он отправил меня в Японию. Мы поехали с Шатадханьей и возобновили там деятельность храма и поклонение Божествам. Я лично был пуджари. Но это был очень хороший урок. Потому что очень легко критиковать. Но Прабхупада этого не приветствовал, если мы не могли предложить позитивного решения. В таком случае лучше молчать.

23-52 Малати даси

В течение этого времени я готовила и убиралась. Однажды я убиралась в комнате. Я никогда не ходила на прогулки, потому что я всегда убиралась в комнате. Итак, мне надо было привести комнату в порядок, и в то же время к моменту его возвращения завтрак для него уже должен был быть готов. Однажды я убиралась на столе. И кажется, что это мелочь, но я держала ручку, которую должна была положить на другой конец стола, но, так как я не могла туда дотянуться и также спешила на веранду готовить прасад, то я положила эту ручку не на свое место. Позже, когда Шрила Прабхупада пришел, он сказал:

— Кто трогал мой стол?

Конечно же он знал, кто это был, потому что я делала это каждый день. Но в тот день я не вернула ручку на свое место, и поэтому он сказал:

— Ничего не меняй.

Это оказало на меня сильное воздействие, потому что я поняла, каким Прабхупада был аккуратным. Каждый момент был ценным и дорогим для Прабхупады. Когда у него на столе таким идеальным образом всё выложено, то ему не потребуется терять ни мгновения. Он мог сесть и сразу же начать свою работу. Он потянулся за своей ручкой, и конечно же не обнаружил её. Мы, американцы, очень неаккуратны. Можно было бы сказать: «Ну и что такого? Вот она ручка». Но Прабхупада видел всё принадлежащим Кришне, включая время. И он не хотел терять времени. Поэтому он был очень пунктуальным. В тот момент мне стало очень стыдно за то, что я доставила такие неудобства своему духовному учителю.

23-53 Тривикрама Свами

Меня отправили, что привезти его из аэропорта в храм. Я непрерывно говорил. Я рассказывал ему о своем опыте общения с ним в Лондоне, думая, что он забыл об этом. Я спрашивал у него, могу ли я ему делать массаж, пока он здесь. И одновременно я вел машину. Сзади сидели трое преданных Джи-Би-Си и молчали. Прабхупада тоже молчал. Я был единственным, кто говорил. Я сказал ему:

— Я слышал, что вы были в России, Прабхупада?

Прабхупада просто ответил:

— Да.

Но он не продолжил беседу. Он не хотел становиться моим приятелем и болтать со мной, как с равным. Все, кто сидел сзади, засмеялись. По тому, как Прабхупада ответил, было понятно, что он просил меня успокоиться, помолчать и дать ему вести беседу, а не забрасывать его вопросами. Хотя Прабхупада был очень смиренным, он также мог быть очень-очень прямым. Он мог непосредственно указывать на какие-то моменты. И он не стеснялся быть прямым и личностным.

23-54 Шрутакирти даса

Одни из самых удивительных моих воспоминаний связаны с Бомбеем, когда Прабхупада рассказывал много историй о своем детстве. Он говорил о своей матери, об отце, о сестре, об их отношениях. Прабхупада всегда очень нежно говорил о своем отце. Он всегда благодарил своего отца за всё, что тот для него сделал. Мы уже много читали и слышали об этом. Одним вечером, говоря о своем отце, он сказал:

— Всё, чего бы я ни пожелал, мой отец давал мне. Иногда поздно вечером мне хотелось пури, и моя мать отвечала: «Нет, не сейчас, уже очень поздно». Но мой отец говорил: «Нет, если он хочет пури, дай ему пури». Тогда ей приходилось готовить пури. Таким был мой отец. Чего бы я ни пожелал, я получал это. Возможно мой отец знал.

И он перестал говорить. Может быть это мое понимание, но я это воспринимаю так: «Возможно его отец знал, какой возвышенной личностью был Шрила Прабхупада и что ему предстояло совершить». Достаточно очевидно, что он имел ввиду. Было приятно слышать это от него. Прабхупада всё понимал. И в то же время, чистый преданный понимает, что всё исходит из Кришны. Прабхупада искренне понимал: «Я не делаю ничего. Я совсем ничего не делаю». Если мы продвигаемся в сознании Кришны, мы можем понять, что всё, что происходит, случается по воле Кришны.

23-55 Малати даси

В декабре, после того, как пришли Божества, состоялись некоторые обсуждения по поводу индийской ятры. Однажды мы получили письмо от Шрилы Прабхупады, в котором был список из 11 человек. Он хотел, чтобы эти 11 человек приехали к нему в Индию к 1 сентября. Мы с мужем и с дочерью, которая была одиннадцатой в списке, стали думать о том, как нам поехать в Индию. И так же, как и с поездкой в Англию, мы не знали ничего, никого, и у нас не было никаких денег. Но Прабхупада хотел, чтобы мы поехали. И поэтому мы поехали. Шьямасундара купил билеты в какой-то очень дешевой авиакомпании. Она была настолько дешевой, что у них был не реактивный самолет, а винтовой. И через весь самолет от хвоста до кабины проходила веревка, за которую пилот дергал, чтобы поворачивать. Вместо крана там было ведро с водой и черпаком. И вместо двери в санузел там висел кусок ткани. На таком самолете мы полетели в Индию в первый раз. После того, как самолет этой авиакомпании, которая называлась «Бразерз Эйр Сервис», приземлился вместе с нами в Бомбее, ей больше уже не разрешили летать. Но мы долетели до туда очень дешево. Прилетев в Бомбее, мы совершенно не понимали куда или к кому нам идти. Вдруг к нам подошли люди, надели на нас гирлянды и стали приглашать нас пойти с ними. Мы приехали к ним в дом, и они сказали: «Свамиджи скоро придет». Всё разворачивалось чудесным образом, как в сказке. Затем пришел Прабхупада. Мы принесли ему поклоны, и он сказал:

— Выходите на Харинаму.

Мы только прилетели из Англии. На улице была невыносимая жара. Но Прабхупада тотчас же нас отправил на улицы Бомбея проводить Харинаму. Это было мгновенно.

23-56 Тривикрама Свами

В 1976 году мы были в Бомбее. Шрила Прабхупада тоже был там. И к нему пришел один йог. Он вел очень оживленную беседу с Прабхупадой. В какой-то момент они затронули тему духовного учителя. И тогда я вступил со своим словом. Я сказал:

— Да, это самое главное. Нам надо принять духовного учителя.

Конечно же я думал о том, что этот человек должен принять Прабхупаду духовным учителем. Но Прабхупада тотчас же пресек это. Он посмотрел на меня, как бы говоря: «Помолчи, не влезай в разговор, это выше твоего понимания, не читай лекций этому человеку». Он не говорил всего этого, а просто показал взглядом. И я всё понял. Прабхупада совершенно не хотел чему-либо учить этого человека, потому что тот был достаточно продвинутым. Но это был хороший урок для меня.

23-57 Шрутакирти даса

Прабхупада задал вопрос:

— Итак, преданный простой или лукавый?

Один из его учеников сказал:

— Простой, Шрила Прабхупада.

Прабхупада сказал:

— Да? Ты уверен, что преданный простой?

Ученик сказал:

— Да, Шрила Прабхупада, он простой.

Прабхупада сказал:

— Нет, преданный лукавый. Как я. Я пришел и обманул всех вас, превратив вас в преданных Кришны. Мы приходим сюда, чтобы стать счастливыми, чтобы наслаждаться в сознании Кришны. Конечно же мы можем заниматься этим. Но нам приходится отдавать всё для Кришны. В этом трюк, который проделал с нами Шрила Прабхупада. Чтобы получить Кришну, надо пожертвовать всем. Тогда вы получите Кришну. Таков был его трюк.

23-58 Киртанананда даса

Вера порождает веру. Но нашу веру порождает вера Прабхупады. Если у вас есть вера, вы можете стать проповедником. Если у вас нет веры, вы не сможете быть хорошим проповедником. Вы сможете убедить людей только тогда, когда будете сами убеждены. А если у вас есть сомнения, у них тоже будут сомнения.

23-59 Тривикрама Свами

Однажды он вел беседу с другим важным человеком в Бомбее. И когда возникла пауза, я начал что-то говорить. Прабхупада посмотрел на меня: «Что ты сейчас делаешь?» Но я процитировал стих, который подтверждал то, о чем говорил Прабхупада — мы должны иметь желание, и это желание будет нашей платой. Или даже иметь жадность. Когда он увидел, что моя фраза подтверждает его слова, он сразу же подхватил её и продолжил свою проповедь. Мы могли говорить в присутствии Прабхупады, но когда он проповедовал, надо было быть уверенными, что мы поддерживаем его, что мы понимаем его настроение. Но если вы изменяли тему, Прабхупаду это могло сильно расстроить.

В другой раз на утренней прогулке во Вриндаване случилась похожая вещь. Прабхупада говорил о чем-то, и я сказал:

— Это напоминает мне об одном учителе из университета, Шрила Прабхупада.

Прабхупада снова посмотрел на меня таким же взглядом: «Хотелось бы, чтобы это была хорошая история». Все остановились. Прабхупада остановился. И я рассказал историю, об этом человеке. Он был известным учителем философии, но когда он заболел, то изменил свою философию. Это был 1976 год, и Прабхупада в то время тоже болел. Когда я рассказал эту историю, Прабхупада посмеялся и сказал:

— Да, мы не меняем нашу философию просто оттого, что заболели.

Он оценил мою историю.

Но иногда я говорил вещи, которые были совсем не к месту, и Прабхупада не медлил с тем, чтобы отчитать меня. Даже в последние дни, когда он лежал в постели и не мог даже двигаться. Я сказал неуместную фразу, и Прабхупада показал мне свое недовольство. Он говорил о докторе, который приезжал из Калькутты. Он позвал своего секретаря, Тамал Кришну Махараджа. Я тоже там присутствовал. Он задавал ему вопросы, и в конце беседы он изменил тему. Он спросил:

— Он уже уехал?

Я подумал, что он говорит о докторе. Поэтому я влез и сказал совершенно неуместную вещь. Я сказал:

— Да, он уже уехал.

В комнате наступила тишина. Все молчали. Тамал Кришна Махарадж очень интеллигентно ничего мне не сказал. А Прабхупада посмотрел на меня и спросил:

— Кого, ты думаешь, я имел ввиду?

Тогда я понял, что стою на тонком льду, и начал отступать. Я сказал:

— Похоже я просто спекулировал, Прабхупада.

— Кого, ты думаешь, я имел ввиду? — продолжил он, не отпуская меня.

Я сказал:

— Я говорил о докторе.

Прабхупада ничего не сказал, а просто повернулся ко мне плечом, как бы игнорируя меня. Это затронуло глубину моего сердца. Он не сказал ни слова. Просто небольшим жестом он заставил меня почувствовать: «О, Боже, что я натворил? Я побеспокоил своего духовного учителя, особенно в такое сложное время». Тогда Тамал Кришна Махарадж сказал:

— О ком вы спрашивали, Шрила Прабхупада?

Прабхупада сказал:

— Мой сын.

Потому что его сын был тоже там, и он собирался уезжать. Затем они продолжили разговор.

23-60 Киртанананда даса

Конечно же величайшим примером его сострадания было то, что он оставил Вриндаван в пожилом возрасте и приехал в адский Нью-Йорк просто для того, чтобы принести нам сознание Кришны. Это сострадание.

23-61 Тривикрама Свами

Для меня самым поразительным качеством Прабхупады была его способность вдохновлять каждого. Он не льстил им, но побуждал к тому, чтобы сделать попытку, чтобы пойти на жертву ради Кришны, чтобы пойти на жертву ради своего же блага, ради духовной жизни. Он был мастером в том, чтобы увидеть даже мельчайшее хорошее качество в человеке и раздуть его, чтобы оно возросло. Однажды я подумал, что это самая невероятная способность, которую имел Прабхупада. Поэтому он и мог привлечь так много людей. Он мог видеть во мне лучшее. Это было первое впечатление, которое вы получали от Прабхупады. Он мог видеть в вас самое лучшее. Позже, конечно, он мог вас поправлять, но, так как вы знали, что он делает это из любви, видя в вас лучшее, вы всегда чувствовали, что он ваш благожелатель. Об учителе, о простом человеке, и даже о родителях можно было подумать: «Может быть они немного завидуют? Может у них какой-то мотив?» Но не о Прабхупаде. Я думал о том, что это его самое поразительное качество. Он был очень сострадательным. И все еще остается. И нам это нужно. Иначе каково наше положение без его милости?

23-62 Шрутакирти даса

Если я что-то и понял, то я понял то, что без Шрилы Прабхупады нет никакой жизни, нет никакого смысла в существовании. Возвращаясь к нашей молодости, я вспоминаю, как здесь, в Нью Двараке, Шрила Прабхупада сидел на Вьяса-асане и читал лекцию. Я был свидетелем как он очень часто делал одну вещь — он смотрел на свои часы и говорил:

— Сейчас 7:32. Этот момент уже прошел. И вы не сможете вернуть его. Он ушел навсегда — в вечность.

Но я сидел и буквально думал: «Мы же вечны. Зачем об этом беспокоиться?» Таким глупым был я. Я не мог этого понять. Он говорил:

— Если вы упустите этот момент, вы не сможете его уже вернуть назад. Если вы потеряете его в Майе, он уже не будет в сознании Кришны.

Как-то я печатал что-то на компьютере, и вдруг я понял — Прабхупада ушел. Я был рядом с ним, прямо у его стоп. И я терял все эти моменты. Это то, что я хотел бы вернуть назад.

23-63 Малати даси

В прошлом году у меня был удивительный опыт. Меня пригласили в Бразилию. Преданные в Южной Америке были очень изолированы. Прабхупада приезжал к ним только один раз — в Каракас. И только несколько преданных в Южной Америке имели непосредственный контакт со Шрилой Прабхупадой. Даже инициирующие гуру. Ишвара Махарадж говорил, что он видел Прабхупаду только один раз в Лос-Анджелесе, и то мельком. Но их чувство к Прабхупаде очень сильно. И они служат ему с таким энтузиазмом, что в этом прекрасном храме Нова Гокула я ощущала присутствие Прабхупады каждое мгновение. И каждый преданный там был сосредоточен на Шриле Прабхупаде — от самого молодого до самого старшего. Самому старшему 92 года. У меня не было никакого сомнения в этом. Гуру-пуджи, которые они проводили там, были самыми энтузиастичными и личностными из всех, на которых мне доводилось быть в ИСККОН. И многие из них даже никогда не видели Шрилу Прабхупаду, так сказать, лично. Но они видят его каждый день. Он проявляет свое присутствие для удовлетворения этих искренних преданных.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)