Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 22

22-01 Шарадия даси

Когда Шрила Прабхупада приехал в декабре он провёл свадебную церемонию для Дживананды и Харшарани. Я тоже там была. Насколько я помню, мой брат тоже тогда получил инициацию. Некоторые преданные предложили мне: «Почему бы тебе не получить инициацию?» Я подумала: «Ну, я неквалифицированна». Я думала, что это какая-то очень возвышенная особенная вещь. Они сказали: «Нет, просто спроси Прабхупаду». В то время мы его звали Свамиджи. Однажды после лекции я подняла руку и сказала:

— Свамиджи, я могу получить инициацию?

Он посмотрел на меня и сказал:

— А ты следуешь четырём принципам?

Я сказала:

— Да.

Тогда он сказал:

— Окей.

В тот раз ещё четыре человека подняли руку и каждый спросил: «Я могу получить инициацию?» И Прабхупада ответил им всем положительно. Сразу после этого мой брат Кришнадас сказал: «Тебе надо сходить к Прабхупаде». Он тогда жил на Виллард стрит. Однажды вечером я пошла туда. Я сказала Прабхупаде:

— Свамиджи, мой брат Кришнадас, говорит что вы вернулись в этой жизни, потому что в прошлой жизни вы убили змею.

Прабхупада сказал:

— О, твой брат сказал тебе такое?

Я сказала:

— Да.

Это то, что я ему сказала. Я не могла придумать ничего другого.

22-02 Нанда Кумар даса

Первое наставление было остреньким. В первый день, когда я готовил, я очень нервничал. Я приготовил блюда, затем принёс их, и поставил ему на стол. У него был небольшой звонок, в которой он звонил, чтобы позвать слуг. Итак я принёс ему обед, подождал, и, когда он позвонил звонок, я зашёл, чтобы взять тарелки. Я отнёс их на кухню, но забыл протереть его столик. Через несколько минут он позвонил в звонок. Я зашёл, и он сказал:

— Ты забыл протереть стол.

Я сказал:

— Простите, Прабхупада.

Я протёр место. На следующий день я снова забыл об этом. Он позвонил в звонок. Я зашёл, и теперь он очень строго сказал:

— Ты снова забыл.

Я принял это серьезно, но легкомысленно. Я сказал:

— Простите, Прабхупада. Сейчас протру.

Насколько я понял, он подумал, что я ещё не готов к каким-то серьезным наказаниям. И поэтому в течение очень многих месяцев он меня больше ни за что не отчитывал. Я навсегда запомнил, что нужно протирать стол.

22-03 Махабуддхи даса

Когда я на следующий день вернулся, а я жил на Лонг Бич, я взял машину своих родителей и приехал в храм рано утром. Я встретил секретаря Прабхупады. Тогда это был Шьямасундара. Он сказал:

— Хочешь подняться и увидеться со Шрилой Прабхупадой?

И это конечно было моим намерением. Моим намерением было бросить ему вызов — проверить, является ли он гуру? С утра я подумал о четырех моментах: он должен знать абсолютную истину, он должен знать процесс для достижения абсолютной истины, он должен уметь читать мой ум, и также он должен уметь предсказывать будущее. Не знаю почему я выбрал эти вещи. Но я думал, что это поможет мне разобраться во всём. Итак, я был готов бросить вызов Прабхупаде. Конечно, это майа. Я воевал с людьми. Итак, я пришел чтобы бросить вызов Прабхупаде. Они привели меня в комнату. Я сел сзади — это было единственное свободное место. Там были все санньяси с дандами, которых я до этого никогда не видел. Вся комната была в палках. Единственные, кто были в белых дхоти — это Карандхара и Джая Тиртха. А я был единственным не инициированным преданным с длинными вьющимися волосами. Мне было трудно сидеть в позе лотоса, потому что я был слишком мускулистым. Прабхупада закончил петь и начал оглядывать комнату. Он смотрел в разные стороны. Затем он посмотрел прямо на меня. И тотчас же он сказал:

— Почему ты являешься скупцом?

Бум! Я ничего не сказал, а просто подумал про себя: «Что значит скупец?»

И Прабхупада сказал:

— Крипана это противоположность брахману.

Он начал объяснять, что брахманы — это благочестивый класс общества. Их роль — знать абсолютную истину, быть устами Господа. Так как он говорил очень строго, то Карандхара, Джаятиртха и санньяси немного раздвинулись, чтобы был непосредственный контакт между Прабхупадой и мной. Я смотрел и думал: «В чем дело? На меня только что накричали и обозвали скупцом». Затем Прабхупада объяснил:

— Если у тебя есть способности, и ты не используешь их для Кришны, то ты скупец.

Мы до этого никогда не встречались. Я пришел с вызовом, а Прабхупада первым взял оружие и направил его на меня. Затем он начал постепенно объяснять процесс бхакти. Он говорил о том, что абсолютная истина — это лотосные стопы Кришны. Затем он объяснил процесс бхакти и рассказал о служении. Постепенно мои четыре требования к гуру были стёрты одно за другим. И одновременно Прабхупада ударил меня по лицу своей лотосной милостью в ответ на моё желание бросить вызов. Оставался последний пункт. Я твердил в своем уме: «Он не сделал предсказание будущего». Я только лишь успел об этом подумать. Можно было видеть, как Прабхупада смотрит сквозь вас, и как вы обнажаетесь под его взором. Тогда Прабхупада позвал Прадьюмну, своего путешествующего переводчика, и попросил принести большую книгу, которую он использовал для переводов. Это был Шримад Бхагаватам с 10-ю комментариями основных вайшнавов-ачарьев. Прабхупада взял книгу и открыл 12-ю песнь, в которой предсказывается будущее века Кали. Он посмотрел на меня и сказал:

— Красота будет мериться длиной волос.

А у меня были длинные волосы. Затем он начал объяснять другие предсказания века Кали. Я был настолько побеждён, что не мог даже открыть рот. Поэтому по милости Кришны я не совершал много оскорблений. Так первый раз Прабхупада разгромил меня. Сразу же после даршана я выбежал из комнаты, спустился вниз, сел в машину и поехал домой на Лонг Бич. Я думал: «Почему он назвал меня скупцом?» Я размышлял обо всех вещах, о которых сказал Прабхупада. В конце концов мне пришлось принять своё поражение. Обычно меня никто не побеждал. Но он был тем, кого я искал — честным, величественным, могущественным гуру. Я принял своё поражение. Мне потребовалось немного мужества, чтобы приехать на следующее утро. Я выписал чек на 1000$. Я встретил Карандхару и отдал ему чек с подписью «для Бхактиведанты Свами». Он посмотрел на чек. В то время 1000$ были по-настоящему большим пожертвованием. Он сказал:

— Нет! Пойдём, отдай это Шриле Прабхупаде.

Я сказал:

— Нет, все нормально.

Я уже пережил первую встречу. Он сказал:

— Подожди здесь, подожди здесь.

Он отнёс чек Шриле Прабхупаде, а затем вернулся назад. Он сказал, что Прабхупада просил передать мне, что я всё понял. Это была моя первая встреча со Шрилой Прабхупадой.

22-04 Брахматиртха даса

Первый раз я встретил Шрилу Прабхупаду в Калькутте в ноябре 1971 года. Я работал волонтером в Корпусе Мира недалеко от Калькутты. Обычно я ездил в Калькутту за молочным коктейлем. Я увидел там большой постер с приглашением на фестиваль Харе Кришна. Мне было интересно движение Харе Кришна. Мне было интересно узнать, авторитетно ли оно или нет, потому что меня уже привлекла мантра на западе. Я сразу же поехал на троллейбусе на фестиваль. Там давал речь Гирирадж брахмачари. Прабхупада сидел в пандале. Зал был наполнен бенгальцам. Это были модные жители Калькутты. Они были одеты в пиджаки с галстуками. А все преданные были в дхоти. Лектор говорил:

— Вы гонитесь за мусором, который мы отбросили.

Наконец-то после шести месяцев пребывания в Индии я услышал как кто-то сказал разумную вещь. Я был заинтригован. «Вы гонитесь за мусором, который мы отбросили». После этого я отправился в храм. Я узнал где находится храм и поехал туда. Там был Прабхупада. Мне сказали:

— Вы Хотите встретиться с Прабхупадой?

Я сказал

— Конечно.

Я зашёл, выразил почтение. Это был тот же храм, что и сейчас. Ничего не поменялось. Комната была застлана матрасами, а Прабхупада сидел за низким столиком. В комнате было несколько преданных. Когда я зашёл, некоторые преданные спорили в конце комнаты. Я подумал: «Здесь присутствует чистый преданный, а они спорят. Они могли бы спросить его». Я уже понимал немного философию. Один из этих преданных позже ушел из движения. Он не принимал авторитет. Так или иначе, мне было интересно, что здесь происходит. Прабхупада спросил:

— Итак, у вас есть какой-то вопрос?

Я сказал:

— Да, вы продвигаете индуизм, но почему не буддизм?

Это был глупый вопрос. Как мне кажется, Прабхупада ответил довольно типичным для него образом. Он сказал:

— А что говорит Будда?

Знал бы я что говорит Будда… Мне пришлось вспоминать курс восточной философии. Я начал говорить о восьми благородных истинах и четырёхкратном пути. Затем я повернулся к Прабхупаде и сказал:

— На сам деле я не знаю о чем говорит Будда.

Прабхупады сказал:

— А зачем ты тогда спрашиваешь об этом пути? Почему ты спрашиваешь о буддийском пути, если ты даже не знаешь что это за путь? Зачем ты задаешь мне такой вопрос?

В этот момент я стал немного смиреннее и продолжил просто слушать.

22-05 Шарадия даси

Однажды я была в комнате Прабхупады. Каждый понедельник, среду и пятницу у нас был киртан в храме. В другие дни мы ходили к нему в комнату на даршан. Один раз мы сидели у него в комнате и Прабхупада сказал:

— О, Шарадия, у тебя очень хорошая тилака. А у Кришнадаса нет тилаки.

И он начал указывать всем преданным, есть ли у них тилака или нет. Тем самым он показал нам, что очень важно носить тилаку.

22-06 Нанда Кумар даса

Однажды рано утром он сказал:

— Ты можешь приготовить халаву?

У меня тогда ещё не было опыта приготовления ведических блюд. У меня был талант повара, но халаву до этого мне не часто приходилось готовить. Я сказал:

— На сам деле я не знаю рецепта, но я позвоню в храм и спрошу у них.

Я позвонил в храм, но там никто не знал рецепта. Я знал все ингредиенты, но не знал пропорции. В прошлом я был хиппи, и сильно заботился о своем здоровье. Одна из причин, по которой я не хотел переезжать в храм, было то, что я не хотел оставлять сыроедение. И моим первым пожертвованием в храм было 20 кг мёда, потому что я считал, что мы не должны есть сахар. Поэтому я сам придумал, что сделаю халаву с мёдом. И, как вы можете себе представить, получилось нечто, чем вы могли поиграть в бейсбол. Итак, я приготовил это блюдо, положил его в миску и принёс его вместе с завтраком. Он даже не прикоснулся, остался только один небольшой след от ложки в углу. Он был очень добр и ничего мне не сказал. Позже Карттикея Свами сделал халаву, которая получилась воздушной и легкой. Он съел две или три порции и сказал:

— Это — халава. Найди рецепт.

Я нашел. Для записи скажу его: две с половиной доли воды, одна доля манки, одна доля масла и одна целая одна треть сахара. Здесь больше воды, чем в книге рецептов. Поэтому она получается легкой. После этого я готовил халаву всегда по этому рецепту. И больше никогда не использовал мёд.

22-07 Махабуддхи даса

Я весь трясся. Прабхупадой позвал нас и дал нам имена. Там было очень много преданных. Я думал только о том, чтобы ничего не испортить, сказать правильные вещи, сделать все правильно. Прабхупада сказал:

— Твое имя — Махабуддхи. Махабуддхи значит великий разум.

Но я так сильно беспокоился, что не знал, что сказать. Я просто ушел ошеломлённый. Обычно я вёл себя как кшатрий. Но в присутствии Прабхупады все было по-другому. Он был человеком, который мог меня контролировать.

22-08 Брахматиртха даса

Сразу после того, как я встретил Прабхупаду в ноябре 1971 года, я стал вегетарианцем. Но я всё ещё ел яйца. Когда я увидел Прабхупада, я сказал ему гордо:

— После того, как я встретил вас, я стал вегетарианцем.

Он сказал:

— Ну и что и с того? Голуби тоже вегетарианцы, и обезьяны, большие негодяи.

В тот момент я стал очень смиренным.

22-09 Нанда Кумар даса

Главным была чистота и пунктуальность. Это факт, он подчеркивал это снова и снова. Это главное необходимое условие для повара или пуджари. Чистота и пунктуальность. Позже мы путешествовали вместе с Ямуной, Гурудасом и первой группой преданных, которые поехали в Индию. Мы ездили по деревням, и останавливались в домах у богатых людей. Оттуда мы ездили на программу в деревни. Однажды мы приехали в деревню, в которой нас привезли в местный храм Кришны. Это был просто небольшой зал со стенами. Алтарь был очень грязным. Пуджари выглядел диким. У него не было передних зубов. Он предложил все очень быстро, повернулся и брызнул водой нам в лицо. Главной вещью была чистота. А там все было очень неопрятно. Когда мы уезжали, я спросил Прабхупаду в машине:

— Прабхупада, у меня есть вопрос по поводу этого храма.

Он сказал:

— Спроси меня позже.

Позже, когда с нами никого не было, он спросил:

— Что ты хотел спросить о храме?

Я сказал:

— Вы нас учили тому, что чистота является первостепенной в поклонении божествам. Этот храм был очень грязным. Мне интересно, присутствует ли там Кришна?

Он сказал:

— Да, Кришна там есть. Наш стандарт — это чистота. Сохраняй этот стандарт, но никого не суди за их поступки.

Несколько раз я слышал от него эту фразу: «Все правила и предписания предназначены для того, чтобы мы сами следовали им». Они не для того, чтобы кого-то судить. Он сказал:

— Я видел этого пуджари. Он очень отличается. Но он отдал свое сердце Кришне. Это то, что мы должны видеть.

22-10 Шарадия даси

Однажды Гурудас снимал на видео божеств, киртан и Шрилу Прабхупаду. Шрила Прабхупада попросил Гурудаса снять меня и мою подругу. Мы ходили в нейлоновых сари, которые сочетались друг с другом. У неё было розовое, у меня зелёное. Мы танцевали вместе синхронно. И Прабхупада попросил его заснять нас. Так он очень любезно обратил на нас внимание.

22-11 Махабуддхи даса

На одной из утренних прогулок он дал Ганешьяму, который теперь известен как Бхакти Тиртха Свами, некоторые личные наставления. Я подумал: «Это так удивительно». И в то же время я почувствовал небольшую зависть, потому что тоже хотел этого. На следующее утро мы снова пошли на прогулку. Я задал вопрос:

— Прабхупада, мы приходим к профессорам в больших университетах, а сами являемся простыми выпускниками из Сан-Диего. И мы при этом пытаемся представить вас как…

Я даже не закончил предложение. Он посмотрел на меня. Я думал о том, как достичь большей квалификации, чтобы я мог помогать. Он посмотрел на меня и сказал:

— Кришна уже помогает.

Мы думали, что мы все делаем. Прабхупаде удавалось очень хорошо возвращать нас к реальности. Но затем он сказал:

— Просто молись Кришне. Тешам сатата йуктанам бхаджатам прити пурвакам дадами буддхи-йогам там йена мам упайанти те. Знаешь что это означает?

И затем он перевёл. Он объяснил нам:

— «Тем, кто постоянно занят служением Мне, я даю разум, чтобы они могли вернуться ко Мне».

Он спросил:

— Ты молишься таким образом?

Я сказал:

— Да, Прабхупада.

Он спросил:

— Каждый день?

Я сказал:

— Да, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— Тогда Кришна даст тебе разум.

Это был один из самых удивительных моментов, когда Прабхупада дал личное наставление, которому мы теперь стараемся следовать. Прабхупада — это такая удивительная личность, которой можно полностью отдать свою жизнь, пытаясь просто исполнять его желания.

22-12 Брахматиртха даса

В другой раз Прабхупада спускался по лестнице храма на Хенри стрит. Хенри стрит это очень узкая улица. Поэтому моя машина была окружена преданными. Я сидел на месте водителя. Я подумал: «Мне надо принести поклоны Прабхупаде». Потому что однажды я не сделал этого, и у меня были проблемы. Я скоро расскажу эту историю. Я подумал: «Мне надо принести поклоны Прабхупаде, но как я это сделаю? Я не могу открыть дверь». Я просто думал об этом. А Прабхупада приближался к машине. Я подумал: «Предложу поклоны на сидении». Но кто-то открыл дверь. Тогда я стал залезать под руль, пытаясь принести поклона. Прабхупада сел в машину, посмотрел на меня, похлопал меня по голове и сказал:

— Всё хорошо.

Другой раз был в Нью-Йорке в коридоре между комнатой Прабхупады и храмовой комнатой. Это очень узкий коридор. Там была очередь из преданных, а Прабхупада проходил мимо. Не помню точно в каком году это было, может быть в 73-м. Я очень смущался. Я думал: «Другие приходят и получают инициацию через 6 месяцев, а я даже еще не инициирован». Мне кажется я уже читал 16 кругов, но у меня еще не было инициации. Я не выполнял никакого служения. Я учился в аспирантуре. Я очень-очень смущался. Я не хотел, чтобы Прабхупада даже видел меня. Поэтому, когда Прабхупада вышел из своей комнаты, я сразу упал на пол и стал читать молитвы очень медленно, надеясь, что к тому моменту, как я встану, Прабхупада уже пройдет мимо. Обычно преданные кланялись и быстро вставали, чтобы увидеть Прабхупаду. Но я произносил молитвы очень медленно. А Прабхупада остановился прямо около меня, и стал ждать, пока я закончу. Но я делал всё медленно. Когда я встал, то Прабхупада стоял прямо передо мной. Он сказал:

— О, я очень рад тебя видеть.

Он обхватил меня рукой и обнял. Я был поражен.

22-13 Нанда Кумар даса

Мне неловко об этом говорить перед всеми собравшимися вайшнавами, но Прабхупада однажды сказала мне, что я царь среди критиканов. Он давал мне наставления. А моим глубочайшим желанием было делиться ими. Но почему-то из-за своего эго, когда я делился ими, это звучало как поиск недостатков. И одним из его наставлений мне было прекратить это. Надо собрать все наставления и применить их к себе, и не беспокоиться о том, чем занимаются другие.

22-14 Шарадия даси

Шрила Прабхупада относился ко мне как к дочери. Я присоединилась к храму вместе со своим братом Кришнадасом. Мы оба были самыми молодыми преданными там. Поэтому он обращался со мной как с дочерью. Иногда он спрашивал меня или говорил мне какие-то вещи, который показывали его заботу обо мне. Например, он попросил брахмачари сказать меня, чтобы я закончила школу. Он спрашивал, есть ли у меня друг, и сказал, что когда я закончу школу, он выдаст меня замуж. На прогулке он однажды спросил у меня, выражаю свою заботу: «Как ты себя чувствуешь? Ты достаточно тепло оделась?» Эти маленькие вещи, которые Прабхупада говорил мне, усиливают мою связь с ним. Я на самом деле не сильно интересовалась философией. Мне нравилось воспевание. Но личный интерес Прабхупады ко мне вдохновлял меня, и, на самом деле, в течение многих лет вдохновлял меня продолжать заниматься преданным служением.

22-15 Нанда Кумар даса

Это было прохладное утро в Лос-Анджелесе. Прабхупада был одет в курту, а сверху он был обмотан двумя чадарами, сложенными вместе. Я немного опаздывал и выбежал к машине в одной курте. Мы гуляли в парке Чевиот-Хилс. А я всегда шел в двух шагах за ним. Мне было холодно, но я продолжал идти. Прабхупада повернулся и как брат спросил меня:

— Ты замёрз? Возьми один.

Он снял один из чадаров и обернул его вокруг меня.

Я сказал:

— Нет, нет, Прабхупада. Мне нормально.

Он сказал:

— Нет, нет, ты замёрз, одень его.

Я снова сказал:

— Прабхупада, это ваши чадары.

Он сказал:

— Нет, одень его, ты замёрз.

Я взял его чадар и носил его до конца прогулки. Он был так добр. Я чувствовал сильное благоговение и почтение. И он принял это. Потому что наставление Господа Чайтаньи — стать гуру. Это то, как он может помочь мне развить любовь к Кришне. Он вкладывал в это свое сердце.

22-16 Махабуддхи даса

Был один профессор в Филадельфии, с которым мы развивали отношения, и затем привели к нему. Мы подумали: «Он рассказывает о храмах, у него есть студенты, он индиец». Мы видели как Прабхупада общается с профессорами. Он всегда был сердечным, приятным. Он уже общался с некоторыми профессорами в своем саду. А нашим служением было встречаться с профессорами, проповедовать им и получать от них отзывы, обходя все формальности. С помощью этих отзывов мы распространяли книги в библиотеках и колледжах по всему миру. В одном месте мы встретили индийского профессора и пригласили его. Мы подумали, что, так как он был одним из главных профессоров в университете, Прабхупада будет очень рад этому. Мы привели его. А Прабхупады просто разнёс его. Он просто разорвал его. Он называл его обманщиком. Он практически уничтожил его в комнате для даршанов. Потом этот человек ушел. А мы все были в шоке. Он был большим человеком в университете. А Прабхупада никак на это не посмотрел. Он обманывал людей, он обманывал студентов под этой маской. И те из нас, кто достиг какого-то успеха в распространение книг по библиотекам, стали больше ценить служение, которое мы делали. Но мы поняли, что в каком-то смысле мы находились во вражеском лагере. Многие из них были майапахрита-гьяна. Они занимались тем, что принижали и мифологизировали учение Господа Кришны. А нашим делом было вовлечьих в проповедь и получать от них хорошие отзывы. Мы использовали их в целях Кришны, чтобы окупать наши книги и распространять их в университетах и колледжах. Так студенты могли получить возможность изучать их. Прабхупада дал нам хороший урок того, что мы не должны привлекаться учениями разных профессоров. В этом смысле мы были замаскированными вражескими агентами в чужом лагере.

22-17 Брахматиртха даса

После встречи с Прабхупадой в Маяпуре в следующий раз я его увидел в Калькутте через несколько недель. Мне нужно было вернуться в Бехар, а затем я снова приехал в Калькутту. Я встретился там с Прабхупадой. Он спросил:

— У тебя есть вопросы?

Я сказал:

— Преданные говорят мне, что нужно предлагать пищу Кришне.

Все говорили мне об этом, потому что я был единственным западным человеком который не был преданным. Они говорили: «Ты должен предлагать пищу Кришне».

Я сказал Прабхупаде:

— Я не могу предлагать пищу Кришне, потому что я не знаю Бог ли Он.

Сейчас я понимаю что это был не самый гениальный вопрос. Но я спросил об этом Прабхупаду.

Прабхупада ответил:

— Это нормально. Ты можешь просто благодарить Бога за пищу, которую Он дал тебе.

Я выпалил:

— Я должен благодарить его в уме?

Не знаю что заставило меня сказать это, может быть Сверхдуша. Прабхупада ответил:

— Нет, ты должен вслух говорить: «Спасибо Господу за пищу», чтобы ты мог объяснить всем, что ты делаешь.

Я обладал небольшую верой в то, что Бог есть, и, по крайней мере, я мог бы благодарить Его за пищу. И Прабхупада хотел, чтобы я использовал эту небольшую реализацию для проповеди. Он хотел, чтобы я проповедовал. Я был поражен тем, насколько Прабхупада был практичен.

Когда Прабхупада болел, и к нему пришел Айтрейа Риши, Прабхупада использовал свою болезнь для того, чтобы убедить Айтрею Риши в том, что душа отличается от тела. Прабхупада был очень практичен и очень сострадателен. Он знал когда меня нужно похлопать по голове чтобы вдохновить, а когда меня нужно отчитать. Он был практичен, сострадателен и опирался полностью на философию. И он был отрешён. Он хотел, чтобы мы стали сознающими Кришну. Но это было нужно для нашего же блага. Меня всегда поражало то, что с кем бы Прабхупада ни вёл беседу, он разговаривал с ними для их блага, а не для своего блага. Потому что когда я сам проповедую, я могу думать об очках или о другом собственном благе. Но когда вы разговаривали с Прабхупадой, то вы знали, что он общается с вами для вашего же блага. И все в комнате тоже знали это.

22-18 Нанда Кумар даса

Когда я был с Прабхупадой в Лос-Анджелесе, я водил его на утренние прогулки. Мы были вдвоём — он и я. Иногда утром он ходил на Венис Бич и гулял по пляжу. Иногда он ходил в Шевиот-Хилс парк и гулял в парке. А иногда он ходил в очень обеспеченную часть Беверли-Хилс и гулял между очень богатых домов. Был один большой дом с большим зеркальным стеклом на передней части. У них был огромный немецкий шепард, который постоянно подбегал к окну и огрызался. Однажды утром они выпустили собаку и она побежала через газон. Возможно у него был ошейник который не позволял ему выбегать за определённые пределы, потому что он добежал до края газона но не выбежал на тротуар. Я не знал об этом. Помню как я подумал о том, что он меня сейчас сильно покусает или что я умру. Но, так как я служил Прабхупаде, то всё было хорошо. Итак, собака бежала по газону, а Прабхупада шел со своей тростью. Собака подбежала до границы, а я повернулся ей навстречу. Я встал между ней и Прабхупадой. Собака лаяла и рычала на меня. Я постоял там в течение нескольких секунд. Затем я посмотрел через плечо, и увидел что Прабхупада как ни в чем не бывало продолжает прогулку, и едва ли обратил внимание на то, что происходит. Собака остановилась. Она продолжала лаять, но она остановилась. Я повернулся и побежал за Прабхупадой. Собака гналась за мной вдоль газона. Когда я догнал Прабхупаду, он повернулся, принял широкую позу, как в боевых искусствах, замахнулся своей тростью над головой, и сказал: «Хат!» Собака подвернула хвост между ног и тотчас же убежала в дом. Я был поражен. Я был удивлён и не был удивлён одновременно. Прабхупада сказал:

— Если ты замахнёшься на животное палкой и скажешь ему «Хат», но не будешь его бить, то оно обычно понимает твое послание и уходит.

Через несколько лет мы были в Индии, в Джайпуре. Мы остановились во дворце царя Джайпура. А в Джайпуре обитают лангуры, Хануманы, большие обезьяны с большими хвостами. Комнаты Прабхупады были расположены вокруг большого гхата для купания, через который мы могли видеть дворец. Там было сооружение, на крыше которого был гхат. Вокруг него была веранда, на которую выходили комнаты. И одной из комнат была кухня. Как-то обезьяна вырвала дверь, которая вела на эту кухню, и съела всю бхогу. Поэтому хозяевам пришлось заменить дверь. Через пару дней после этого я находился в комнате Прабхупады. Мы всегда хранили палку у двери. Комната была полна индийских гостей и преданных. Мы услышали грохот. Я выглянул за дверь и увидел там обезьяну, которая снова пыталась открыть дверь. Я взял палку, и вышел наружу. Я помнил собаку и помнил о том, что сказал мне Прабхупада. Я находился в 3 метрах от него, а он сидел на четвереньках. Когда я начал подходить, он услышал меня, повернулся и встал. А я сказал: «Хат». Он посмотрел на меня, надул грудь, оскалился и начал идти в мою сторону. Он был практически моего роста. Я развернулся и побежал в комнату прабхупаде. Он выглядел очень необычно, у него было человеческое лицо. Я побежал в комнату Прабхупады, открыл дверь и влетел туда. Он и все остальные поняли что происходит. Он просто разразился смехом. Он смеялся и сказал:

— Ты не знаешь процесса. Тебе надо было повторить. Он тебя проверял. Если бы ты ещё раз сказал «Хат», он бы остановился.

Так я получил от Прабхупады второй урок того, как обращаться с животными.

22-19 Шарадия даси

Однажды я пришла к Прабхупаде с вопросом:

— Есть ли чувства в духовном мире?

Прабхупада посмотрел на всех присутствующих и сказал:

— Посмотрите на эту молодую девушку. Она хочет вернуться к Богу.

И в процессе ответа Прабхупада сказал:

— Однажды Кришна поцелует тебя.

Так он заставил всех посмеяться.

22-20 Махабуддхи даса

Мы с Ганешьямом, Бхакти Тиртхой Свами, постоянно попадали в список лучших санкиртанщиков благодаря нашему распространению книг по университетам и колледжам. Через пару месяцев я начал немного оскверняться. Я думал: «Да, мы действующие». Прабхупада должен был приехать в Чикаго. Также там была группа Радха Дамодара. Он устанавливал можество божеств. Там было около 300 преданных. Многие говорили: «О, Харибол, Махабуддхи. Ты молодец». Затем приехал Прабхупада. И каждый последующий день, пока он был там, происходили ужасные вещи. Так, в день установления божеств была большая Гуру-пуджа, в которой участвовало около 300 преданных. Мы с Рама Кели и, по-моему, Гуру Крипой неистово танцевали. Очень дико. Если кто-то попадался нам, мы его просто могли сбить с ног. Прабхупада остановил Гуру-пуджу. Он сказал:

— Махабуддхи, что это за танец? Это не вайшнавский танец.

Затем он повернулся к Брахмананде и сказал:

— Покажи им стиль санкиртаны.

Тогда Брахмананада показал нам свами-степ. Наступила такая тишина, что можно было услышать, как падает булавка. Арати продолжилась, а я отошел назад, чтобы быть 301-м человеком.

После этого Прабхупада провёл большую конференцию. Я заметил, что там не было стола с книгами, а Прабхупада всегда этого хотел. Я расставил книги. А он только что рассказал преданным о том, что надо приносить поклонны когда они заходят. Когда я входил, я уже немного опоздал, потому что я заканчивал расставлять книги. Я не хотел никого волновать, и поэтому я просто тихо прошёл назад. Прабхупада увидел у меня, покачал головой, повернулся к Харикеше и сказал ему то, что он не стал мне передавать. Так или иначе, он сурово отчитал меня, потому что он только что рассказал преданным о том, что они должны приносить свои поклоны. А я чувствовал себя немного неловко, и поэтому не сделал этого. Так по очереди я был разгромлен за разные вещи. Также однажды мы зашли в комнату, и он лично общался с разными участниками библиотечной группы. Ему представляли преданных одного за другим. Ему говорили: «Это Гокулананда». И Прабхупада начинал говорить о Кришне. Далее: «Это Ганешьям». И он говорил о Кришне. Затем Сатсварупа сказал: «Это Махабуддхи». Прабхупада посмотрел на меня как бы говоря: «Следующий». Через три дня я чувствовал, что совершил много оскорблений. Я был готов утопиться в реке Чикаго. И в конце концов я стал чувствовать свою бесполезность. Я понял, что это не мы совершаем служение. В этот момент Прабхупада снова дал нам свое общение. Прабхупаду умел учить разными способами. Величайшее чувство, которое могли испытать многие распространители книг — это быть инструментом в исполнении желания Прабхупады. Вы могли стать полезным только в служение Прабхупаде. И не существует удовлетворения выше этого. Это как с Кришной. Он явил себя гопи, а затем скрылся, когда они начали гордиться. Когда мы начинаем думать, что мы что-то можем сами, мы теряем квалификацию для общения с такой чистой личностью. Так он нас учил тому, что не мы действуем. Такова была милость Прабхупады.

22-21 Нанда Кумар даса

Однажды мы гуляли по пляжу. Вдруг появилась достаточно большая волна, и ему пришлось отпрыгнуть. Я сказал:

— Шрила Прабхупада, даже океан хочет коснуться ваших лотосных стоп.

Он засмеялся. Я не помню точно его слов, но он повёл себя очень-очень смиренно. Он взял прославление, которое была направлено на него, и направил его на Кришну. Я видел много раз, как он такое делал. Очень много раз. Несколько раз я видел это в храме в Лос-Анджелесе. Однажды это было на его день рождения. Он вернулся с утренней прогулки, зашёл, принёс поклоны божествам и сел на Вьяса-асану. Преданные один за другим читали свои подношения, прославляя Прабхупаду. Конечно же все говорили о том, как он спас им жизнь, о том, как он спас мир, принеся сознание Кришны. Он просто слушал и принимал всё с закрытыми глазами. Просто слушал. И затем, когда последний преданный прочитал свою речь, и Прабхупада должен был начать говорить, наступила очень длинная пауза. Он молчал достаточно долго, так, что можно было услышать падающую булавку. Можно было видеть, как в его теле проявляются признаки экстаза, которым он не позволял полностью проявиться. Но у него текли слёзы и была дрожь в теле. В конце концов он заговорил:

— Я очень вам благодарен за ваше прославление и за то, какую любовь вы испытываете ко мне. Но я должен честно признаться, что я просто слуга своего возлюбленного Гуру Махараджа. И все это происходит по его милости. Я просто его слуга, я пытаюсь выполнить то, о чем он меня попросил. Именно по его милости все это происходит.

Он остановился, и слёзы ещё сильнее потекли из его глаз. Затем он сказал:

— На сам деле все вы мои Гуру. Мой Гуру Махараджа дал мне это служение. Я пришел сюда почти ни с чем. И теперь именно благодаря вам всё это происходит. Поэтому я выражаю свое почтение вам, как своим Гуру.

22-22 Брахматиртха даса

Прабхупада после каждой научной конференции вызывал нас к себе. Каждый день он хотел слышать о результатах. В то время Тамал Кришна Махарадж был его секретарём. Сварупа Дамодара Махарадж, Мадхава, Гьяна, Садапута и я приходили в нему. Однажды мы пришли, и Тамал Кришна Махарадж сказал:

— Прабхупада, ваши учёные пришли.

Прабхупада был рад. Он сказал:

— Они в костюмах с галстуками.

Несмотря на то, что конференция была в храме в Нью Вриндаване, мы все были одеты в костюмы с галстуками.

Прабхупада сказал:

— Дайте им стулья.

То ли Сварупа Дамодара Махарадж, то ли Тамал Кришна сказал:

— Мы ваши ученики, мы сидим на полу.

Прабхупада сказал:

— Нет, вам нужны стулья.

Но стульев было недостаточно. По-моему трое из нас сели на один стул. Один из нас сел чуть ниже, как будто он сидит на стуле. Прабхупада этого не заметил. Но мы не могли сидеть на полу. Нам надо было удовлетворить Прабхупаду. Он хотел, чтобы его учёные джентельмены сидели на стульях.

22-23 Шарадия даси

Мы с Вайкунтханатхом были первыми преданными, которые отправились в Тринидад. Когда мы были там, то фактически единственное общение, которое у нас было — это со Шрилой Прабхупадой. Мы писали ему о наших успехах, посылали вырезки из газет, в которых говорилось о нашей деятельности. Он был очень-очень доволен, невероятно доволен нашими усилиями в проповеди. Фактически в первый день, когда мы приехали, мы попали на страницу газеты. Мы поддерживали очень тесные отношения с Прабхупадой. Прабхупада сказал, что если мы будем использовать нашу семейную жизнь для проповеди сознания Кришны, то уже в этой жизни вернёмся домой к Богу.

22-24 Нанда Кумар даса

Путешествуя по Индии, в какой-то момент мы приехали к Сурат. Мы были гостями в доме одного банкира, пожилого джентельмена, которого звали Бхагубхай Джаривала. Нас постоянно кормили очень роскошным прасадом, который для многих из нас обернулся дизентерией. Итак, мы были в гостях у этого человека, и нам очень настойчиво предлагали одну добавку за другой. Там действительно служили нам очень хорошо. И почти все мы заболели. Мы пробыли там пару недель. Не получив ведического образование с самого рождения, мы были далеки от стандартов. Многие из нас болели, и стандарты чистоты в нашем маленьком ашраме в его доме были не на очень высоком уровне. Он мог бы найти в нас очень много недостатков. Иногда преданные грубо себя вели. Некоторые просили добавки прасада словами: «Эй, положи мне ещё». Когда мы уезжали из его дома, в последний день он пришел и дал каждому преданному по 51 рупии в конверте. В то время это для нас были большие деньги. Никто ещё так не делал. Затем он начал говорить. Он был невысоким худым человеком, но очень красивым, даже в свои 70 лет. У него были красивые ясные глаза, наполненные любовью. Он сказал:

— Для меня большая честь, что вы все посетили мой дом. Для меня было большой честью служить вам. Я очень надеюсь, — и он начал плакать, — что вы простите мне за все оскорбления, которые я совершил по отношению к вам.

Он заплакал. Прабхупада посмотрел на всех нас с широко раскрытыми глазами и сказал:

— Это пример вайшнава. Это качества вайшнава.

22-25 Махабуддхи даса

Я проводил даршаны Прабхупады во Вриндаване и Майапуре во время фестивалей в течение 4-5 лет вплоть до его ухода в 1977 году. В один год мне пришлось служить во Вриндаване. Надо было впускать преданных и других людей, а в определённый момент останавливать их. Прабхупада давал удивительные даршаны. Можно было видеть как Прабхупада проливает свою милость на такое большое количество людей. Была такая плотная атмосфера, что можно было резать воздух. Хотелось плакать. На этих даршанах я получил возможность увидеть величайшее чудо, которое Прабхупада являл преданным и посетителям.

Однажды во Вриндаване пришел один джентельмен и сел сзади, а я не обратил никакого внимания на него, потому что комната была битком набита людьми. Даршан подходил к концу. Прабхупада сказал:

— Где прасад?

Моей ответственностью было то, чтобы всё было устроено. Я понял, что нет прасада. За день до этого Прабхупада сказал мне:

— Позаботься о том, чтобы каждый отдельный человек, пришедший на даршан, получил прасад. Если прасада не достаточно, то некоторые преданные могут уйти без прасада, но если его достаточно, то все должны получить прасад.

Он посмотрел на меня вопросительно: «Где прасад?» Я тотчас же побежал в пуджарскую комнату и стал спрашивать преданных:

— А где сладости, которые предназначены для раздачи Прабхупадой.

Мне ответили:

— Человек, который делает их, заболел, и поэтому ничего не сделали.

Я подумал: «О, Боже…» Я пошёл в комнату божеств, и увидел там целый поднос махасладостей, которые должны были предложить Радхе Кришне. Я быстро подумал, и взял этот поднос. Я переложил их на поднос для раздачи и принёс Прабхупаде. Передо мной была дилемма: «Как я теперь это буду предлагать? Нужно ли мне принести поклоны и предложить это с тремя молитвами?» Прабхупада пронзил меня взглядом, как бы говоря: «Что это неудачливый ученик?»

Он сказал:

— Подойди.

Я подошел. Он сказал:

— Открой.

Он посмотрел на поднос, и показал жестом: «Раздавай».

Прабхупада увидел моё беспокойство. Когда он посмотрел на поднос, я понял, что через духовного учителя Кришна принял это подношение. Прабхупада обладал таким могуществом. Хотя я взял сладости с подноса Кришны. Затем я распространил прасад всем. Но один человек, сидевший сзади, ушел, не получив прасад. Прабхупада сказал:

— Один человек ушел. Ты должен дать ему прасад. Ты понял? Ты должен дать.

А я видел этого человека в первый раз. За пару секунд я взял прасад и выбежал, думая, что этот человек стоит за дверью. Но когда я вышел, его не было там. Я продолжил идти вплоть до ворот, не встречая его. Но у ворот я его встретил. За очень короткое время он дошел досюда, что показалась мне очень необычным. Я предложил ему прасад со словами: «Мой духовный учитель попросил меня убедиться в том, что вы получили прасад». Его голова была покрыта чадаром. Он очень необычно выглядел. Он был индийцем, но вид его был очень величественным. Он сказал:

— Ваш духовный учитель очень добр.

Он пошёл по дороге, но когда я повернулся, его там уже не было. Возвращаюсь к Прабхупаде, я думал: «Кто эти личности, которые приходят на даршан к Прабхупаде?»

22-26 Нанда Кумар даса

Однажды, когда Прабхупада был в Лондоне, я встретил на улице пожилую монахиню. Она была в своем кармелитском облачении. Насколько я знаю кармелиты вегетарианцы. Я сказал:

— Харе Кришна.

Она сказала:

— Харе Кришна.

Она была пожилой женщиной. Она остановилась, чтобы поговорить со мной. Мы поговорили с ней в течение минуты. Я сказал

— Наш духовный учитель сейчас здесь. Хотели бы вы с ним встретиться?

Она сказала:

— Это было бы честью для меня.

Я привел её в храм, зашёл в комнату Прабхупады, и сказал:

— Я привёл христианскую монахиню, с которой общался. Она хочет встретиться с вами.

Он сказал:

— О, приведи её.

Она зашла. Когда я зашёл вместе с ней, я принёс свои поклоны. Она тоже принесла свои поклоны. Она поклонилась, положив руки на пол. Прабхупада посмотрел. Он сиял. Она села, и они говорили 10 или 15 минут о христианстве и сознании Кришны в полном согласии. Он говорил что-то о нашей философии, а она отвечала:

— Да, Прабхупада, а Иисус говорит…

Прабхупада отвечал

— Да, а Кришна говорит…

В течение 10 минут продолжался этот Межконфессиональный диалог. Затем она сказала:

— Прабхупада, я так благодарна за встречу с вами, мне очень важны эти отношения, но я не хочу больше занимать ваше время. Я знаю, что у вас много дел. Позвольте мне уйти?

Он сказал:

— Да, спасибо вам большое.

Затем он посмотрел на меня и сказал:

— Да ей эту гирлянду.

На столе лежала гирлянда. Я подошел и взял гирлянду. Она снова принесла свои поклоны, и, когда она поднялась, я надел на неё гирлянду. Было так прекрасно видеть этот взаимообмен.

Много раз я был свидетелем того, как Прабхупада подобным образом вёл себя с людьми другой веры. Он всегда видел сердце человека. Он всегда искал способ, чтобы найти что-то общее. Но если он видел, что человек не следовал своей вере, тогда он вёл себя более строго. Но если человек был искренен, то он всегда находил способ для того, чтобы видеть общие черты, а не различия.

22-27 Брахматиртха даса

Некоторые из духовных братьев Прабхупады пришли в пандал. Прабхупада встал со своей Вьяса-асаны, чтобы поприветствовать их. Он увидел, что не хватает для них стульев. Поэтому он настоял на том, чтобы принесли стулья. А где достать стулья в Майапуре? Так или иначе, кто-то нашел стулья. Но Прабхупада не садился, пока не принесли стулья для каждого из его духовных братьев. Он был очень строг в том, чтобы всегда следовать правильному этикету. Так вёл себя Прабхупада. Когда я находился с ним, я просто сидел и наблюдал, как он ведёт себя в соответствии с определённым этикетом. Он знал в совершенстве, как вести себя с каждой конкретной личностью.

Один бизнесмен пришел к Прабхупаде. Он сказал:

— О, я хочу посвятить свою жизнь вам. Я всё отдам ради вас, Свами.

Прабхупады сказал:

— Отлично, завтра я собираюсь в Токио. Поехали со мной в проповеднический тур.

Тот сказал:

— О, я не могу поехать.

Он знал как выявлять обманщиков, и как вовлекать людей.

22-28 Нанда Кумар даса

Это было Лондоне в то же самое время. Комната Прабхупада была на втором или третьем этаже храма на Бери Плейс. Прямо напротив его комнаты был офис секретаря, который был похож на длинную кладовку. В то время его секретарём был Шьямасундара. Однажды я кое-что печатал. Иногда Прабхупада поручал мне небольшие секретарские задания. В тот момент, когда я печатал, в дверь кто-то заглянул и сказал с английским акцентом:

— Добрый день. Шьямасундара тут?

Я обернулся и сказал:

— Нет, его сейчас здесь нет.

Я продолжил печатать, но вдруг я понял, что это был Джордж Харрисон. Я сказал:

— Его сейчас нету, но Прабхупада тут. Я уверен, что он будет рад увидеть вас.

Он сказал:

— Ой, я не хочу его беспокоить.

Я сказал:

— Я не думаю, что вы его побеспокоите.

Я зашёл в комнату и сказал:

— Прабхупада, Джордж Харрисон здесь.

Он сказал:

— О, пригласи его.

Я вышел. Он ждал снаружи. Я сказал:

— Он хочет видеть вас.

Он стал снимать свою обувь и носки. Он сказал:

— Я так нервничаю, когда встречаюсь с Прабхупадой. На сам деле я недавно постригся, чтобы появиться перед ним.

До этого у него было были длинные волосы и борода, но он постригся. Итак, он зашёл и закрыл дверь. Я постоял снаружи несколько секунд, но мне было слишком любопытно. Поэтому я открыл дверь и увидел, как Джордж приносит свои дандаваты на полу, произнося молитвы на санскрите. Я зашёл и тоже принёс свои поклоны. Он сел у двери, а столик Прабхупада был на другой стороне комнаты. Прабхупада сказал:

— Нет, садись ближе, подходи поближе.

Джордж очень смиренно медленно пододвинулся.

Прабхупада сказал:

— Нет, не там, здесь.

И он указал на место рядом с ним. Джордж обошел столик, и, как только он приблизился, Прабхупада обнял его. Он положил его голову себе на грудь и потрепал его волосы. Он сказал:

— Я так рад видеть тебя, я так рад видеть тебя. Как твоя жена Петти?

Джордж сказал:

— Очень хорошо, Прабхупада.

Они немного поговорили, и в разговоре Джордж спросил:

— Прабхупада, на сам деле я думаю о том, чтобы присоединиться к храму, обрить голову и в полной мере заняться практикой.

Прабхупада сказал:

— Нет, нет, тебе дан великий дар, ты занимаешь такое место в мире, что можешь распространять сознание Кришны очень широко. Лучше оставайся в том положении, в котором ты сейчас находишься и примени сознание Кришны к своей музыке. Я покажу тебе некоторые песни.

На следующий день Джордж привел Рави Шанкара, и еще в течение недели они приходили. Джордж приходил каждый день, а Рави Шанкар приходил два или три раза. Прабхупада доставал песенник Шрилы Бхактивиноды Тхакура и вместе с Джорджем находил песни и рассказывал ему о важных моментах, которые он мог использовать в своей музыке. Между ними был очень любовный взаимообмен. Это было по-настоящему прекрасно.

22-29 Шарадия даси

Однажды я находилась в месте со Шрилой Прабхупадой в машине. Мы ехали на программу. Гирирадж был водителем. Он недавно стал преданным. Мы ехали на программу в колледж. Они не знали где он находится, но я знала, потому что я там жила какое-то время. Я показывала путь: «Сейчас надо ехать по этой улице, затем повернуть на углу…» Я знала, как туда добраться. Прабхупада сказал:

— О, Шарадия, она всё знает.

Прабхупада всегда ободрял женщин. Он всегда равноправно относился к нам.

22-30 Нанда Кумар даса

Два раза Прабхупада и Йоги Бхаджан встречались друг с другом. Прабхупада был очень строг в отношении чистоты философии сознания Кришны. И он очень хорошо сознавал недостатки философий, которые проповедовали другие индийские гуру. Но с Йоги Бхаджаном у них было настоящее братство. Когда Йоги Бхаджан приходил увидеться с Прабхупадой, они шутили, они беседовали о грядущей ситуации в мире. Йоги Бхаджан был очень серьезно настроен по отношению к этому. Он сказал:

— Прабхупада, я вижу, что улицы основных городов Америки станут реками крови.

Прабхупада сказал:

— Да, предстоит многое.

Однажды Прабхупады сказал ему:

— Вы, сикхи, всегда защищали нас, вайшнавов. Мы брахманы, а вы кшатрии. Именно вы пришли во Вриндаван и спасли храмы и преданных. Точно так же, когда эта ситуация в мире обострится, наши движения объединяться вместе.

Было очень приятно видеть это признание настроения личности, признание человека другой веры.

22-31 Махабуддхи даса

Однажды пришел его духовный брат, который говорил на бенгали. Прабхупада попросил нас принести книгу с отзывами о библиотечной группе. Он был горд, когда я зачитывал эти отзывы его духовным братьям. Он был очень горд. Я прочитал один отчет Ганешьяма, Бхакти Тиртхи, один свой, затем отзывы из Оксфорда и из нескольких школ. Прабхупада на английском говорил о том, что его книги принимаются во всем мире. Это очень впечатлило его духовных братьев. То, как Прабхупада светился и улыбался, вселило в меня большую веру в то, насколько это было важно для него. Целый год это помогало нам продолжать заниматься библиотечной санкиртаной.

22-32 Брахматиртха даса

Когда я учился в колледже в 70-м году я начал изучать Бхагавад-гиту на лекциях по восточной философии. Я учился на инженера. Из всей Гиты в моем уме застрял только один стих: апи чет судурачаро. Даже если преданный совершает отвратительный поступок, следует считать его святым, потому что он находится в правильном положении. Я перефразировал стих. Этот стих застрял в моем уме. Я не знаю почему это случилось. Он не является одним из важнейших стихов Гиты. В то время я видел только черное и белое. Поэтому я не мог понять этот стих. Я попросил профессора объяснить мне его. Он сказал, что это интуитивно очевидно. Это был его способ сказать, что он не знает ответа. Я сказал: «Окей». Я никогда в жизни не читал и не видел санскрита. Это было Гита Эджертона, написанная на английском языке. Затем я встретил Прабхупаду. Я должен найти эту цитату. Прабхупада говорит: «Так или иначе, если человек возносит молитвы Кришне, вы не можете его порочить». Я спросил Прабхупаду в беседе:

— Если кто-то ведёт порочную жизнь, но молится о богатстве, он станет богатым?

Прабхупада сказал:

— Да, молиться Кришне — не грех.

Боб:

— О, да.

Шрила Прабхупада смеется.

— Так или иначе он молится Кришне, и потому нельзя сказать, что он конченый человек.

— Да, — сказал я.

Шрила Прабхупада сказал:

— Кришна говорит в «Бхагавад-гите»: апи чет су-дурачаро бхаджате мам ананйа-бхак. Ты читал это?

— Да. Я не знаю санскрита, зато знаю как это будет по-английски.

Это был единственный стих из всей Бхагавад-гиты, которые я знал на английском. И это был первый стих, который Прабхупада процитировал мне на санскрите и спросил меня, знаю ли я его значение. Позже в тот день меня осенило, что Прабхупада сыграл со мной трансцендентный трюк. Кришна сделал трансцендентный трюк. Прабхупады на самом деле понимал, что это был единственный стих из Бхагавад-гиты, который я знал.

22-33 Нанда Кумар даса

В определенный момент у Прабхупада были физические проблемы. А я в прошлом интересовался здоровым питанием. Врач в Индии сказал:

— Нет, Прабхупаде надо есть сырую пищу.

Я подумал: «Да, очень хорошо, я могу сделать это. Я могу готовить сыроедческие блюда».

Я сказал Прабхупаде:

— Этот человек предложил вам следовать очень легкой диете. Никакого гхи.

Он сказал:

— Да, я могу этому последовать, я последую этому.

Я подумал: «О, это очень хорошо. Его здоровье поправится».

Я приготовил одно блюдо. Он съел и сказал:

— Мне очень понравилось.

На следующее утро прасад состоял их фруктов, из простых вещей. Я спросил:

— Что бы вы хотели на обед?

Он сказал:

— Дал, рис, чапати, халаву.

Я спросил его о сыроедческой диете. Он ответил:

— С самого раннего детства я всегда любил прасад и не собираюсь этого прекращать. Кришна защитит меня. Я буду есть прасад, и Кришна защитит меня.

Также был момент, когда я плохо себя чувствовал. Я чувствал, что гхи, сахар и некоторая обычная пища были слишком тяжелыми для меня. Меня клонило в сон или я заболевал. Но когда я ел лёгкую пищу, моё здоровье было в порядке. А преданные говорили мне: «Это майа. Если ты будешь принимать прасад, то кришна благословит тебя. Что бы с тобой ни происходило, это всего лишь маленькая часть твоей кармы. Преданные просто едят прасад и не волнуются о здоровой пище». В этом есть смысл. Это звучит философски. Но всё же, жизнь на практике показывала, что если я следую легкой диете, я служу гораздо лучше. Это было очевидно. Я спросил об этом Прабхупаду, помня о том, что он сказал о себе. Я сказал:

— Шрила Прабхупада, когда я ем лёгкую пищу, я чувствую себя лучше, чем когда я ем тяжелую. Но я понимаю принцип принятия Кришна-прасада как милости Кришны. Как мне поступать?

В тот момент я был готов поступать так, как он скажет мне. Он сказал:

— Ты должен принимать только прасад, если ты Рупа Госвами. Но если ты неофит, какими все вы являетесь, тебе нужно решить, что хорошо для твоего преданного служения, а что плохо для твоего преданного служения.

Затем я спросил его:

— Если я болею, и мне надо есть что-то, что не было предложено божествам, как мне предлагать это? Как мне быть уверенным, что я принимаю прасад?

Он сказал:

— Если ты хочешь приготовить более простое блюдо, чем то, которое было приготовлено для Божеств, приготовь его одновременно с остальными блюдами и отложи его в сторону. Тебе не надо заносить его на алтарь. Просто отложи его в сторону. И как только подношение будет завершено, это блюдо будет тоже считаться предложенным. Но твое блюдо должно быть не лучше, чем у Кришны. Если ты хочешь приготовить что-то более простое, ты можешь сделать это таким образом. Но ты не можешь готовить что-то роскошное, не предлагая это.

22-34 Шарадия даси

Шрила Прабхупада приехал в Нью-Йорк в 1968 году. Я только вернулась из Монреаля. Это был день явления Радхарани. Он зашёл в храм, сел на Вьяса-асану, и первым делом он сказал:

— Я хочу поблагодарить Шримати Джадурани за прекрасную картину Радхи и Кришны, которую она нарисовала.

В монреальском храме была большая картина Радхи Кришны и восьми гопи. Он сказал:

— Я хочу, чтобы все брахмачарини научились рисовать.

Затем он сказал:

— Вы должны смотреть на этих женщин, как на богинь удачи, а не как на объекты вашего наслаждения.

Это было приятно.

22-35 Нанда Кумар даса

Когда мы были в Бомбее, мы остановились в месте, которое называлось Чембур. Оно находилось в пригороде Бомбея. Это был начальный период, когда приехала первая группа преданных. Это было прекрасное время. Каждое утро и каждый вечер мы приходили в комнату к Прабхупаде. Мы вели диалог с ним. Все было очень сокровенно и доступно. Вся атмосфера была очень замечательной. Однажды днём я приготовил свежий панир, не ставя его под пресс. Я предложил его вместе с фруктами в 4 часа. Я положил немного меда сверху и посыпал корицей. Я принес ему это блюдо, и он съел половину. Он ничего не сказал, но я увидел, что он съел достаточно много. Я подумал: «О, я нашел блюдо, которое нравится Прабхупаде». На следующий день я приготовил его снова. Я принес его ему, но когда я вернулся, то увидел на нем только один укус. Я подумал: «Может он сегодня просто не хочет его». На третий день я приготовил его снова, и когда я вернулся за тарелкой, то увидел, что он даже не притронулся к нему. Он сказал:

— Панир очень хороший, очень вкусный. Но как брахмачари, мы можем есть панир только раз в неделю. Иначе — сексуальные желания, — и покрутил рукой.

Это было наставление по поводу панира.

22-36 Махабуддхи даса

Однажды я служил охранником Прабхупады, и он попросил меня что-то сделать в его комнате. Прабхупада спросил:

— Где Бхагаван?

Я сказал:

— Я не знаю, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— Приведи ко мне Бхагавана.

Я спросил:

— Прямо сейчас?

Он сказал:

— Да, приведи ко мне Бхагавана.

Он был очень тверд, и он посмотрел на меня очень настоятельно, так, что я понял, что первым делом я сейчас должен привести к нему Бхагавана. Я пробежал вдоль всей стены Майапура по всем местам, но Бхагавана не было даже на территории храма. Я спрашивал:

— Кто-то видел Бхагавана?

А мне кто-то ответил:

— Мне кажется он пошел на Гангу.

Я тогда задумался о том, надо ли мне вернуться назад к Прабхупаде и спросить, хочет ли он, чтобы я пошел за ним на Гангу? Но я также подумал, что Прабхупада очень настоятельно попросил меня привести Бхагавана к нему. Я выбежал из ворот, побежал через поля к Ганге, и обнаружил Бхагавана, который читал лекцию на Ганге, на которой присутствовало порядка 50 преданных. Я не стал ходить вокруг да около, а просто подошел к нему и сказал:

— Харибол, прабху, пожалуйста, простите меня, но Шрила Прабхупада хочет видеть вас прямо сейчас.

Он сказал:

— Хорошо, я приду как только закончу лекцию.

Я сказал:

— Простите, прабху, но Прабхупада хочет видеть вас прямо сейчас.

Он посмотрел на меня и сказал:

— Хорошо, я уже иду.

Тогда я сказал более настойчиво:

— Вы не понимаете, Прабхупада хочет вас видеть прямо сейчас. Собирайтесь и пойдем к нему.

Мне кажется, что он никогда не видел такого высокомерия у брахмачари. Я просто командовал им. Но так или иначе, я думаю, что он почувствовал мою решимость. Я практически схватил и повел его. Он шел немного медленнее до ворот, а я быстро прибежал прямо к Прабхупаде. Прабхупада стоял всё ещё в той же позе. Он смотрел так, как-будто не отводил своего взгляда с тех пор, как я ушел. Как только я вошел, он посмотрел на меня, ожидая отчета. Я сказал:

— Я привел его, Шрила Прабхупада. Он был на Ганге.

Он сказал:

— Очень хорошо.

Я сразу почувствовал, как будто сбросил большой груз.

Прабхупада был невозмутим в том смысле, что мы, как его ученики, должны следовать его наставлениям. Это наша жизнь и душа. Мы понятия не имеем что такое сознание Кришны. Никто из нас ничего не знает о Кришне, о том, кто Он, о преданном служении, о санкиртане, о прасаде. Мы бы не знали об этом, если бы Прабхупада не дал нам все это. И если мы не будем следовать его наставлениям, мы окажемся в тупике. Даже такое простое наставление. Мы можем не понимать зачем или почему он нас о чем-то просит. Но он настолько настойчиво сказал, что лучше было сделать это, и лучше было сделать это прямо сейчас. Я был уверен в том, что надо доставить к нему Бхагавана, даже если мне придется принести его. Поэтому Бхагавану ничего не оставалось, как прийти самому к Прабхупаде.

22-37 Шарадия даси

Где-то в августе 1968 года я поехала с преданными — Малати, Шьямасундарой, Мукундой, Джанаки, Гурудасом и Ямуной — в Монреаль. Они ехали, чтобы увидеться со Шрилой Прабхупадой. Они собирались лететь в Лондон открывать там храм. А я собиралась переезжать в Бостон, чтобы присоединиться к Джадурани и рисовать. В Монреале Шрила Прабхупада дал им наставления по тому, как проводить санкиртану, как исполнять киртан. В тот момент я встретила своего будущего мужа Вайкунтханатха. Я была очень молодой, мне было 17 лет. И я тогда очень смущалась. Я хотела поговорить со Шрилой Прабхупадой об этом. Я зашла к нему в комнату в Монреале и сказала, что мне нравится Вайкунтханатх. Я предполагала, что Шрила Прабхупада будет мне проповедовать, спасая меня от майи. Шрила Прабхупада сказал:

— О, ты хочешь выйти замуж?

Об этом я не думала. Но, так как Шрила Прабхупада мне это предложил, я сказала:

— Окей.

Тогда он сказал:

— Я поговорю с ним.

Вайкунтханатх в тот момент отъезжал ненадолго в Нью-Йорк. И когда он вернулся, Прабхупада позвал его в свою комнату и спросил его, не хочет ли он взять меня в жены. Он согласился. По сути Шрила Прабхупада устроил нашу свадьбу. Прабхупада сказал мне, что как только я закончу школу и мне исполнится 18, он проведет свадебную церемонию. Он сказал:

— В Индии девушки выходят замуж в 12 лет. Но в этой стране обычно ждут подольше.

Он добавил:

— Свадьба будет очень пышной. Это будет очень хорошая свадьба.

В мае следующего 1969 года Шрила Прабхупада приехал в Бостон. К тому моменту я уже почти закончила школа. Поэтому я подумал: «Окей, то, что надо».

Прабхупада провел свадебную церемонию для меня с Вайкунтханатхом, Джахнавы с Нанда Кишором, а также Рукмини с Барадраджем. Это была первая ведическая свадьба в Бостоне. Там присутствовали репортеры из двух газет, в которых потом написали об этом событии. Шрила Прабхупада провел свадебную церемонию. После свадьбы Прабхупада сказал мне:

— Ну что, Шарадия, теперь ты счастлива?

Помню как мы дали ему большую тарелку прасада. Прабхупада сидел на Вьяса-асане. Он посмотрел вниз и сказал:

— Я не Бог, и поэтому не могу столько съесть.

Еще я должна рассказать об одной вещи. Во время огненного жертвоприношения Прабхупада рассказывал о том, что женщина должна быть покрыта с головы до ног, так, чтобы даже солнце не видело её. Также он добавил:

— И она не должны носить мини-юбку.

Все засмеялись. Я знала, что он сказал это для меня, потому что когда я стала преданной, первый раз я пришла в храм в мини-юбке. На следующее утро мы пошли на прогулку с Прабхупадой. Там были мы с Вайкунтханатхом, и может быть еще пара преданных. Прабхупада сказал мне:

— Ты больше не мисс Шарадия. Теперь ты миссис Шарадия.

Это было очень мило с его стороны.

22-38 Нанда Кумар даса

Мать Картикеи Свами заболела раком и оставляла этот мир. Он поехал, чтобы быть рядом с ней. Когда она делала свой последний вздох, она посмотрела на него, и сказала:

— Где сейчас твой Кришна? Он со мной?

И она умерла. Когда Прабхупада услышал об этом, он преисполнился благодарности и любви к Картикее. Он сказал:

— Ты спас свою мать благодаря своей преданности.

Несмотря на то, что его мать до этого не была благосклонна, тем не менее её последние слова были: «Где сейчас твой Кришна? Здесь?»

Прабхупада сказал:

— Благодаря тебе твоя мать вернулась обратно к Богу.

22-39 Махабуддхи даса

Однажды Прабхупада сидел на Вьяса-асане в Атланте, а мы сидели совсем недалеко от него. Ему дали мридангу. Прабхупада начал играть на мриданге. Он спросил преданных:

— Вы знаете эту песню? Парама каруна…

Преданные сказал:

— Да, да, да, Прабхупада.

Прабхупада начал играть ритм, который никто больше не умел играть. Я думаю даже сейчас только Кардама Муни может спеть этот бхаджан так же, как это делал Прабхупада. Он спел «парама каруна», и затем сказал:

— Теперь ваша очередь.

Но никто не смог подвевать. Никто не знал слов. Там были сотни преданных, но никто не знал слов. Прабхупада спел и спросил:

— Теперь вы готовы подпевать?

Мы сказали:

— Да, мы готовы подпевать.

Люди были готовы попробовать подпевать. Все ждали, что Прабхупада сейчас начнет играть, но он просто попросил преданного включить запись. Прабхупада сидел на Вьяса-асане, а на магнитофоне играла запись «парама каруна». Такое было в первый раз, когда Прабхупада сидел, а играла запись. И мы должны были подпевать этой записи. Затем Прабхупада спросил:

— Вы видите какую-либо разницу между тем, как я пою, и тем, как играет запись?

Он дал нам понять, что он присутствует в своей записи настолько же, насколько и лично говорит с нами. Поэтому эти записи — это величайшее утешение для последующего поколения. Нам надо просто слушать их. И теперь, через 20 лет, они никак не отличаются от того, как Прабхупада тогда говорил. Когда он читал лекции по Бхагаватам, когда он давал даршаны, он говорил для миллионов людей разных поколений, которым посчастливится их послушать. Ни одному ачарье в нашей цепи не доводилось еще говорить для такого безграничного количества людей и на многие века.

22-40 Брахматиртха даса

По-настоящему убедило меня в Прабхупаде то, что, какой бы вопрос я ему ни задавал, он давал убедительный удовлетворяющий ответ. Никогда не возникало сомнения в том, что Прабхупада понимает философию. Были некоторые вещи, которые я не мог понять, потому что для их понимания существует определенный процесс. И Прабхупада никогда не пытался вбить в меня это понимание. Но он дал мне понять, что существует определенный процесс. Он сказал:

— Делай так, как делают эти молодые люди и девушки, и тогда ты тоже поймешь.

Он объяснял мне, что существует определенный процесс для того, чтобы достичь понимания. Я не мог просто прийти с улицы, не соблюдая никаких принципов, и начать всё понимать. Прабхупада очень терпеливо объяснял мне это. И он был уверен в том, что если вы добровольно воспользуетесь этим процессом, тогда вы тоже сможете испытать то, что они испытывают и стать счастливым.

22-41 Нанда Кумар даса

Однажды мы были в Бомбее. Это был один из случаев, когда не благодаря какой-то квалификации, а просто по милости Кришны и Гуру, вы получаете небольшой вкус того, что такое по-настоящему трансцендентная энергия. Мы приехали в деревню, и я поставил стол. Многие пожилые женщины начали приносить цветы. Они по-настоящему вошли в настроение поклонения. Прабхупада сидел на Вьяса-асане, шел киртан, а я проводил пуджу. В этот момент я почувствовал, что служу Кришне. Я чувствовал любовь, совершая это подношение. Обычно я делал это тоже в хорошем настроении, но сознание было до какой-то степени ограничено. Но в этот раз Прабхупада приоткрыл крышку. Арати продолжалось около часа. Предлагая различные подношения, я по-настоящему чувствовал связь с Кришной и с Радхой. Когда я обмахивал божеств веером, я чувствовал мурашки по телу. Это был экстаз. Я знал, что это дар. Когда я повернулся, чтобы предложить веер Прабхупаде, он широко улыбался, смотря прямо на меня. Когда арати закончилось и были прочтены все молитвы, я поднес ему воду и цветок. Я всё еще чувствовал это. Я поднес ему цветок и побрызгал водой ему на голову, а он посмотрел на меня и сказал:

— Огромное спасибо!

Я растаял. Я упал на пол и стал плакать. Это был прекрасный дар. Я почувствовал каково это — по-настоящему служить Кришне. Теперь, заработай это!

22-42 Шарадия даси

Прабхупада приехал из Лондона и рассказывал о том, как преданные великолепно поклоняются Божествам в Лондоне. Это было в Бостоне в 1969 году. Затем он обернулся, посмотрел на больших божеств Джаганнатх и спросил:

— Кто сшил эти прекрасные одежды для Божеств?

Кто-то сказал:

— Шарадия.

Прабхупада сказал:

— Спасибо большое.

Затем он отклонил голову и начал смеяться. Он сказал:

— Шарадия продолжает сражаться со своим мужем?

Все засмеялись. Он сказал:

— Не ссорься со своим мужем, он хороший юноша. Он тоже хочет прийти к сознанию Кришны.

Я еще должна отметить, что храм был битком набит. Там было больше 100 преданных. Я конечно же смутилась, но так же и обрадовалась тому, что Шрила Прабхупада обратил на меня внимание.

22-43 Махабуддхи даса

Однажды в 1975 году Прабхупада приехал в Атланту. Это был конец февраля. Он вернулся из тура по Мехико, Каракасу, Маями. В Атланту съехались все преданные со всей Америки, включая всю библиотечную группу и группу Радха Дамодара. Прабхупада устанавливал божеств Гаура Нитай. Прабхупада приехал и сказал:

— Я посетил много мест, и теперь приехал в Атланту. Этот храм самый лучший.

Все воскликнули: «Джая Прабхупада!»

Конечно же он говорил это везде, куда он приезжал. Прабхупада воодушевлял всех. Но затем он начал говорить, стоя перед прекрасными божествами Гаура Нитай. Он смотрел на божеств, но не так, как мы смотрим на Них, потому что он видел Гаура Нитай. А нам очевидно не хватало чистоты, чтобы увидеть Их. Глядя на Божеств он сказал:

— Эти два Господа, Парама Каруна, очень-очень милостивы. Господь Чайтанья и Господь Нитьянанда, Гаура Нитай. Они даже более милостивы, чем Господь Кришна. Кришна очень милостив. Но Господь Чайтанья еще более милостив!

После этого Прабхупада вошел в экстаз. У него перехватывало дыхание. И он сказал:

— Пожалуйста, служите им хорошо. Спасибо.

С той минуты все, кто присутствовали там… Прабхупада просто видел Гаура Нитай. Это не было так, что это Божества, и мы Им поклоняемся, и мы понимаем, что они неотличны. Прабхупада просто видел Гаура Нитай, и он глубоко осознавал милость Господа Чайтаньи. Он был в экстазе, и все его ученики в этот момент были поражены видеть эмоции, которые Прабхупада испытывал по отношению к Верховному Господу.

22-44 Нанда Кумар даса

В Индии мы устраивали программы в пандале. Одна из них была в Кросс Майдане. Радханатх Свами уже рассказывал о ней. Мы часто проводили такие программы. И неизбежно приходил какой-нибудь человек в настроении сахаджии. Он обычно проходил вперед и начинал петь и танцевать с нами, и также проявлять признаки экстаза — плакать или падать на землю. В Кросс Майдане пожилой человек с бритой головой вышел и начал танцевать, демонстрируя какой-то свой вид экстаза. Прабхупада наклонился к одному и преданных и сказал ему:

— Вылей на него ведро воды.

Он увидел, что этот человек занимался просто имитацией. Он всегда вдохновлял на то, чтобы не превращать преданное служение в шоу.

Помню как я присоединился к храму в Лос-Анджелесе. Там был один брат, высокий брахмачари, который впадал в экстаз после каждого киртана. Когда начинали произносить завершающие молитвы, он ложился на пол и плакал по Кришне. Я еще думал: «Может это то, что нам надо делать?» Я тоже пытался быть бхактой. Но однажды Прабхупада высказался об этом. Он не говорил прямо о нем, он был очень добр, но он сказал:

— Пожалуйста, не пытайтесь имитировать признаки возвышенных преданных. Просто оставайтесь смиренными.

И тогда я понял. В конце концов этот преданный ушел.

22-45 Шарадия даси

Однажды я была на даршане в комнате Прабхупады вместе с Рукмини. Прабхупада сказал нам:

— Материал может быть дешевым, но он должен быть чистым.

Он говорил о нашей одежде, о сари. Прабхупада замечал все.

22-46 Нанда Кумар даса

В прошлом я жил в Калифорнии и был сыроедом. В начале, когда я переехал в храм, я просто предался и ел прасад. Затем я постоянно был с Прабхупадой, и у меня в распоряжении была кухня, на которой я мог готовить всё, что захочу. Но я хотел быть уверен в том, что исполняю то, что хочет от меня Прабхупада. Я ел салаты, фрукты и другую простую пищу. Но однажды я решил спросить его об этой диете, чтобы убедиться, что это нормально. Я просил его о сыроедческой диете как альтернативе прасаду. Он сказал:

— На самом деле сыроедение — это лучшая диета для сознания Кришны. Она проста, и помогает поддерживать тело в здоровом и чистом состоянии. Мы не говорим об этом массам, потому что большинство людей не смогут этому следовать, а мы не хотим, чтобы они отворачивались от Кришны. Но если ты можешь так питаться, то это является лучшей диетой для твоего сознания Кришны.

Также, когда я переехал в храм, то мне пришлось оставить практику йоги. До этого я занимался хатха-йогой. Но все говорили мне, что это не наша йога, а наша йога — это бхакти-йога. Хатха-йога туда включена. Поэтому тебе нет необходимости ей заниматься. Просто танцуй в киртане. Я не хотел с этим смиряться в течение какого-то времени, но когда я переехал в храм, то мне просто негде было этим заниматься, и не было времени. Но когда я стал слугой Прабхупады, я снова возобновил занятия. Утром, перед тем, как начать готовить ему обед, я выходил во двор и делал некоторые йога-асаны. Но я также хотел убедиться, что с этим всё в порядке. После 2-3 дней таких занятий я решил спросить Прабхупаду, нормально ли это. Как это часто случалось, он начал разговор первым. Я готовил ему обед, и у меня была полная решимость спросить его об этом в тот день. Когда я принес ему тарелки, он сказал:

— Я видел как ты занимаешься во дворе йогой.

Я сказал:

— Да, я как раз хотел спросить вас об этом. Потому что преданные говорили мне, что это не авторитетно, и что это не наш процесс.

Он сказал:

— На самом деле эти упражнения очень хороши для здоровья. Мы не хотим, чтобы кого-то это смущало. Поэтому мы этому не учим. Но для тебя это очень хорошо, и я поощряю твои занятия.

Спустя некоторое время мы остановились в Сан-Диего. Гуляя по парку, мы увидели вдалеке человека, стоящего на голове. Прабхупада посмотрел на него и сказал:

— О, это ширсасана. Она очень полезна для здоровья. Есть очень много таких упражнений — ширсасана, йогасана, падмасана. Они очень полезны для здоровья.

Не в отношении Прабхупады, а в отношении того человека, один мой старший духовный брат с сарказмом сказал:

— Нам надо делать это каждый день, Прабхупада?

Он ему не ответил. Он просто продолжил свой путь. Но когда он в конце прогулки подошел к машине, то повернулся и сказал:

— В этом нет необходимости.

Помня, о том, что он сказал, я понял, что он отвечает на настроение вопроса. А на самом деле идея заключается в том, что надо делать всё, что благоприятно для вашего сознания Кришны, и переставать делать то, что мешает.

22-47 Шарадия даси

Однажды в аэропорте Прабхупада разговаривал с разными преданными. Он сказал:

— Брахмананда, ты всегда в Брахмане.

На самом деле он спросил:

— Брахмананда, ты в Брахмане?

Затем он обратился к Арундхати. Это было до того, как Арундхати вышла замуж за Прадьюмну. Он был пандитом. Он сказал:

— Арундхати — жена великого мудреца.

Затем он спросил у Балаи о её маленькой дочери Нандини:

— Она повторяет Харе Кришна?

Балаи ответила:

— Нет.

Прабхупада сказал:

— Она сосёт Харе Кришна.

22-48 Брахматиртха даса

Последний раз я видел Прабхупаду в Нью-Йорке. Я должен был получить инициацию. Это было во время Ратха-ятры в 1976 году. Прабхупада тогда не очень хорошо себя чувствовал. Но одним утром он пришел в храмовую комнату и раздавал печенья. Я подошел, чтобы получить печенье. Я подумал: «Здорово! Прабхупада будет рад видеть меня. Я выполняю для него служение. Поэтому теперь я получу инициацию». Я думал, что я выполняю служение. Я не понимал, что это он дает мне служение, инициируя меня. Я подошел к Прабхупаде, думая, что он сейчас меня узнает в присутствии всех преданных. Я подошел за печеньем, и Прабхупада посмотрел на меня, как будто я был пустым полностью прозрачным куском стекла. Он посмотрел прямо сквозь меня, как будто меня там не было. Только Прабхупада умел так посмотреть. Надеюсь это усмирило меня на всю жизнь.

22-49 Махабуддхи даса

Я думаю самыми замечательными моментами, связанными с прасадом, для нас были такие случаи, когда Прабхупада сам пробовал какой-то прасад, и затем отдавал нам отстаток. Мы принимали это как благословение, потому что нам приходилось ждать целый год того, когда Прабхупада приедет в Америку. И для нас было удачей встретиться с ним где-то. После этого его можно было увидеть только в Индии. Какая бы возможность для общения с Прабхупадой нам не выпадала, мы её лелеяли в своем сердце и потом вспоминали. Такое личное общение было удивительным. Но вы также могли очень сильно почувствовать Прабхупаду в своем служении. Мы стучали в двери, не зная что после этого говорить. Но мы просто молились Кришне и Прабхупаде, и можно было почувствовать силу, исходящую от Прабхупады. Так или иначе, с нами случались самые невероятные ситуации, и мы знали, что Прабхупада присутствует там. Можно было почувствовать, что духовная жизнь реальна. И это общение и предание духовному учителю крайне необходимо. Чувства, которые мы испытывали, занимаясь санкиртаной, оказывали на нас большое воздействие.

22-50 Шарадия даси

Во Вриндаване в октябре 1972 года мне наконец-то снова довелось увидеть Шрилу Прабхупаду. Я не виделась с ним в течение 3 лет, потому что никак не могла с ним пересечься. Когда я была в Тринидаде, он был в Индии. Когда я приехала в Нью-Йорк, он только уехал оттуда. Когда я отправилась в Индию, он только уехал оттуда. В конце концов мне удалось с ним встретиться. Помню, как он шел по улице во Вриндаване. Конечно, я знаю, что Шрила Прабхупада не отличен от своего изображения, но я тогда думала: «Я так рада его видеть». Нам оказали большой прием в храме Радха Дамодара. Прабхупада сказал:

— Этот прием не для меня, а для моих иностранных юношей и девушек.

Так он вдохновлял нас. Он сказал:

— Эти молодые ребята и девушки помогают мне.

Затем он сказал:

— Шарадия… Она помогает мне.

Затем он спросил:

— Где твой муж?

Я сказала:

— Он тут, Шрила Прабхупада.

Он спросил:

— А почему ты такая худая?

Я сказала:

— Я заболела желтухой.

Тогда Шрила Прабхупада рассказал мне что надо делать, чтобы вылечить желтуху. Он сказал:

— Смешай сырой сахар в стакане с водой и пей его утром до еды. И также вари зеленую папайю.

Когда он обратил таким образом на меня внимание после того, как я его не видела в течение нескольких лет, я поняла, что он очень доволен нашей проповедью. В Сан-Франциско я старалась порадовать его. Я купила ему ткань для дхоти, связала ему пару домашних тапочек, и также купила ему манго. И каждый раз он не был доволен моими подарками. Поэтому я поняла, что моим подношением ему является проповедь.

22-51 Нанда Кумар даса

Однажды я дал Прабхупаде свежую бойзенову ягоду. Он сказал:

— О, она очень хороша. Что это?

Я сказал:

— Это бойзенова ягода — гибрид нескольких видов ягод, который сделал человек по имени Бойзен.

Он сказал:

— Очень хорошая ягода. Пойзонова ягода? (На английском пойзон значит яд)

Я сказал:

— Нет, сэр, бойзонова ягода.

Он посмеялся. Он шутил. Я рассказал преданным эту историю. Это был один из случаев, когда Прабхупада проявил беззаботное шутливое настроение. Через небольшое время бойзонова ягода появилась на кухне, и одна из матаджи сказала:

— Вы не можете предлагать эти ягоды. Они ядовитые! Прабхупада сказал, что они ядовитые.

Я рассказал Прабхупаде об этом. Я сказал:

— Вы пошутили со мной о бойзеновых и пойзоновых ягодах. Теперь среди преданных ходит история о том, что бойзеновы ягоды ядовитые.

Он посмеялся и сказал:

— Все говорят «Прабхупада сказал это», «Прабхупада сказал то», хотя я этого никогда не говорил. Верь тому, что написано в моих книгах, и тому, что ты слышал из моих уст. А остальное принимай с долей скептицизма.

Другой такой пример случился в Бомбее. Был вопрос в том, сколько можно съедать нута? Я проносил тарелку Прабхупады через прасад-холл, в котором сидели преданные. Преданные жили в одной части здания, а Прабхупада — в другой. Я проносил его тарелку и услышал, как кто-то сказал:

— Можно съедать только 7 горошин нута за раз. Прабхупада говорил нам об этом в Йью-Йорке.

Кто-то другой сказал:

— Нет, 11. Я слышал об этом в Лос-Анджелесе.

Кто-то другой сказал:

— Нет, 21. Он сказал нам об этом.

Я зашел в комнату Прабхупады, поставил ему тарелку и сказал:

— Шрила Прабхупада, там идет спор о том, сколько горошин нута надо есть. Кто-то говорит 7, кто-то говорит 11, а кто-то говорит 21.

Снова он дал тот же ответ:

— Каждый цитирует это и то и это и то. Верь тому, что ты слышишь непосредственно от меня, и тому, что ты читаешь в моих книгах. А что касается нута, ешь столько, сколько можешь переварить.

Также Прабхупада принимал аюрведические лекарства. Однажды он сказал:

— Есть три вещи, которые помогают мне поддерживать здоровье: мои утренние прогулки, мой массаж и аюрведические лекарства.

Каждое утро он принимал большие черные семена кардамона, молотые в ступе, и одну маленькую таблетку Йогендра Расы, лекарства для сердца из жемчуга, коралла и других компонентов. Я молол семена кардамона, затем смешивал их с Йогендра Расой, затем клал туда четверть чайной ложки мёда, смешивал и добавлял воды. Я молол всё это в ступе в форме лодочки, и он пил лекарство прямо оттуда.

Одним утром у меня остался мёд на ложке, поэтому я положил около половины чайной ложки мёда. Я подумал: «Оно просто будет немного слаще. Может Прабхупаде это понравится». Я принес лекарство. Он выпил. Где-то через 5 минут он позвонил в колокольчик. Я вошел, и он сказал:

— Сколько мёда ты положил в лекарство?

Я сказал:

— У меня оставалось чуть больше на ложке, поэтому там около половины чайной ложки.

Он сказал:

— Клади четверть. Я опьянен.

22-52 Брахматиртха даса

Незадолго до того, как Прабхупада ушел, я приехал в Индию, чтобы участвовать вместе со Сварупой Дамодаром Махараджем, Садапутой Прабху и другими в Первой Международной Конференции «Жизнь происходит из жизни». Я был геологом и выступал с докладом об эволюции. Мы прилетели с Айтреей Риши на одном самолете и пошли вместе на встречу с Прабхупадой. Мы зашли в комнату Прабхупады. Мы с Айтреей былы шокированы видеть Прабхупаду таким исхудавшим. На нём остались только кости. Прабхупада увидел шок Айтрейи. Сам Айтрейа может рассказать всё подробнее. Прабхупада повернулся и сказал Айтрейе:

— Я проповедовал тебе, что не являюсь этим телом. Теперь моё тело ушло, а я всё ещё тут. Теперь ты понимаешь, что ты не тело?

Он использовал шоковое состояние Айтрейи чтобы подчеркнуть ему, что он не является этим телом.

22-53 Махабуддхи даса

Я вспоминаю Прабхупаду не столько в прошлом. Мы обычно смотрим на вещи, как на воспоминания о Прабхупаде. Прабхупада находится в настоящем. Много раз он говорил об одной вещи. Помню как в Атланте, когда он проводил Гуру-пуджу своему духовному учителю, он рассказывал, как когда он первый раз приехал в Америку, то пытался сделать невозможное. Но он никогда не чувствовал себя одиноким, потому что его духовный учитель всегда был рядом. Каждый преданный, каждый ученик Прабхупады чувствовал опустошение, когда Прабхупада оставил нас. Хотя Прабхупада оставил нас физически, его наставления вечно существуют. Он остается с нами и сегодня, если мы находим время для того, чтобы следовать его наставлениям. Прабхупада присутствует в настоящем. Он не завершил свои игры. И мы лишь надеемся, что не будем совершать оскорблений по отношению ко всем нашим духовным братьям, чтобы продолжать так или иначе участвовать в них. Потому что Прабхупада хотел изменить эту планету. Он хотел ввести в действие варнашраму и много других вещей. Вопрос времени когда они воплотятся, потому что всё это уже имеет успех. Вопрос только в том, чтобы иметь достаточную квалификацию для участия в этом. Преданный должен обрести квалификацию, чтобы принять милость духовного учителя, следуя его наставлениям и становясь очень серьезным в том, чтобы служить лотосным стопам духовного учителя.

22-54 Брахматиртха даса

Однажды я задал Прабхупаде вопрос. В то время по всему мировому движению прогремел выстрел, связанный с высказыванием Прабхупады, которое он до этого еще не делал. Это высказывание встряхнуло людей. Прабхупада рассказывал о страданиях от нашей кармы, и я задал Прабхупаде вопрос. Я не хотел бросать ему вызов. Я еще думал: «Я не хочу бросать ему вызов, у меня есть этот вопрос». Я сказал ему:

— Прабхупада, я хочу вас очень смиренно спросить. А вы когда-нибудь болеете?

Я думал о том, что если он болеет, то значит на него влияет карма. Прабхупада сказал:

— Да, я болею.

Я сказал:

— Но вы чистый преданный. У чистого преданного не может быть кармы. Вы хлопаете в ладоши перед Божествами, и ваша карма уходит. Поэтому вы не зарабатываете новой кармы. Почему вы заболеваете?

Прабхупада очень смиренно сказал:

— Я не чистый преданный.

Так же он что-то сказал о благословениях Радхарани. Затем я решил углубиться. Я спросил:

— А почему вам приходится от этого страдать? Похоже ли это на то, как страдал Христос?

Прабхупада сказал:

— Я страдаю потому, что я сделал одну греховную вещь. Я принял слишком много учеников. Если вы принимаете слишком много учеников, тогда вам приходится страдать за их грехи. Страдает духовный учитель.

Это высказывание Прабхупады было очень-очень тяжелым. Даже несмотря на то, что я тогда не был в обществе, я понял, что в то время это было очень тяжелой вещью. Преданных в тот момент охватил благоговейный страх. Преданные начали задумываться о том, что их грехи затрагивают Прабхупаду. Ведь у них была абсолютная привязанность к Прабхупаде. Так Прабхупада сделал это утверждение. Он сказал:

— Мой грех в том, что я принял слишком много учеников. Но ради проповеди я добровольно иду на эти страдания. Просто ради проповеди я принял слишком много учеников.

22-55 Нанда Кумар даса

Прабхупада говорил о людях, которые находились в нашем движении, но не были преданными и имели скрытые мотивы. И был один конкретный человек, о котором два раза Прабхупада сказал мне, что у него такое умонастроение. Это был очень харизматичный человек, очень могущественный. Он занимал высокое положение. Однажды он болел и сказал мне:

— Все мои ученики молятся о моем выздоровлении, кроме этого человека, который молится о моей смерти, чтобы занять мое положение.

В другой раз, во времена расформирования Джи-Би-Си, многие вещи выявились. Я путешествовал с Прабхупадой, когда пришла информация о делении мира на зоны. Люди начали занимать различные положения. Когда он услышал об этом, он разгневался. Он сказал:

— Это полная глупость.

Он указал на этого человека, сказав:

— Он является инициатором этого, потому что он хочет захватить мировое положение.

В тот момент он сказал:

— Пошли телеграмму во все центры о том, что Джи-Би-Си временно расформировывается, а президенты храмов являются единственными авторитетами, пока не будет дальнейших указаний. В Нью Вриндаван посылать ничего не надо.

Потому что в то время он очень доверял Киртанананде Свами. Также он сказал:

— Позвони Карандхаре и узнай всю правду.

У него была безоговорочная вера в Карандхару. Он во многих случаях обращался с Карандхарой как с равным. Он был тем, кому можно было полностью доверять в его менеджменте и в его способности сохранять сознание Кришны, несмотря на всё, что происходило вокруг.

Но этот человек находился во Вриндаване. Я приехал во Вриндаван за две недели до ухода Прабхупады. Меня попросили быть его охранником. Итак, я находился там, охраняя его. Интенсивность ситуации очень сильно затрагивала мое сердце. Было очень тяжело. Тело Прабхупады было очень слабым. Брат Барадрадж как всегда очень красиво пел. Прабхупаде очень любил как поет Барадрадж. Он слушал Барадраджа и Ямуну деви. И когда он слушал, как они поют, он входил в транс. Он просто слушал. Иногда он звал меня и просил включить альбом «Говиндам». Он сидел и слушал, как Ямуна деви поет Говиндам, и просто впадал в транс. Он говорил: «О, это так красиво! Она обладает такой преданностью!» И тоже самое он говорил о Барадрадже. Ему нравилось как он поет. Итак, однажды Барадрадж пел для Прабхупады. В комнате царило очень мрачное настроение. Все преданные собрались вокруг. Все сидели на полу, кроме этого человека, который сидел на стуле. Во время пения у Барадраджа от эмоций дрогнул голос. Этот человек толкнул его и посмеялся над его ошибкой. Он сам тоже был музыкантом. В тот момент я понял, что сейчас стою перед выбором. Я охранник Прабхупады. Сам Прабхупада сказал мне, что этот человек молится о его смерти. Я вижу его в таком настроении. Как мне поступить? Я мог убить его. Также я мог подойти к старшим духовным братьям и поделиться тем, о чем я знаю. Конечно же первый вариант я исключил. О втором я подумал, но понял, что меня не услышат, потому что он обладал могуществом, а у меня такого же могущества не было. Третьим вариантом было уехать, потому что я не мог на это смотреть. Я не мог оставаться и наблюдать это. Поэтому я уехал. В то время Киртанананда очень-очень искренне возглавлял группу преданных, которые молили Прабхупаду остаться. Они говорили: «Пожалуйста, Прабхупада, мы сейчас не сможет сделать этого, мы еще не достаточно продвинуты. Вы нам нужны здесь». Я помню как он плакал и молил Прабхупаду остаться. Прабхупада просто зевнул и сказал:

— Хорошо, я останусь.

Так как он сказал это, я подумал, что он собирается остаться. Но я понял, что сам больше не смогу находиться там. Я не хотел причинять беспокойств в этот особый момент. Но также я не мог смотреть на это. Поэтому я уехал из Вриндавана и из Индии. А через две недели Прабхупада ушел.

22-56 Махабуддхи даса

В другой раз в Майапуре Прабхупада дал еще одно важное наставление. Мы были с Прабхупадой наедине в его комнате. Он заканчивал что-то писать за своим столом. Я дал ему кокосовой воды. Я что-то поправил, сел около двери и стал повторять круги, а Прабхупада работал. Затем пришла сестра Прабхупады Пишима. Я попросил её подождать у двери. Я сказал Прабхупаде:

— Прабхупада, ваша сестра пришла. Вы хотели бы с ней поговорить?

Он сказал:

— Да. Впусти её.

Я открыл дверь, она вошла и села, и они начали беседовать на бенгали. Я собирался выйти из двери, потому что мне надо было еще подготовить несколько вещей, пока не настал вечер и не пришли люди. Мне надо было отлучиться на пару минут. Но Прабхупада посмотрел на меня и сказал мне:

— Куда ты уходишь?

Я сказал:

— Я собирался выйти…

Он сказал:

— Нет, нет, садись.

Он хотел, чтобы я сидел, пока он общается со своей сестрой. Это продолжалось в течение 20-30 минут. Я думал о том, что он меня опять отчитал, потому что я снова всё испортил. Я повторял круги и не знал о чем они говорили, потому что они общались на бенгали. Затем они закончили, его сестра вышла, и Прабхупада повернулся ко мне. Там больше никого не было. Прабхупада повернулся ко мне и сказал:

— Санньяси никогда не остается наедине в одной комнате даже со своей матерью или сестрой.

И он процитировал стих об этом. Прабхупаде в тот момент не надо было перед кем-то что-то демонстрировать. Но тот пример, который он показал, был очень поучителен. Вот Прабхупада, а вот его сестра. Оба очень старые люди, и к тому же она его сестра. Но он показал так много своим примером. Для всех наших санньяси это очень замечательный стих. Никогда не было так, что Прабхупада говорил одно, а делал что-то другое. Он оказал воздействие на сердце всех, кто пытался заниматься проповедью. То небольшое время, которое мы провели с Прабхупадой, наполнило нас благодарностью на всю последующую жизнь, особенно когда он был доволен тем, что мы делали. Но в его примере не было никогда дихотомии, не было лицемерия. Прабхупада был Прабхупадой. То, о чем Прабхупада говорил, и то, о чем он писал в своих книгах — это то, как он жил. За таким лидером можно пойти куда угодно.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)