Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 19

19-01 Упендра даса

С самого начала в 1967 году я находился в поиске. Мне попалась листовка, несомая ветром, похожая на письмо. Я её подобрал, думая, что прочитаю чью-то переписку. Это была листовка «Вечный полёт. Кайф, которому нет конца. Настройся. Включись. И отбрось». Там значилось имя Свами А.Ч. Бхактиведанта. Я подумал: «О, Свами». И сразу представил Прабхупаду с длинным волосами и бородой. Я пришел в храм и первая фотография, которую я увидел была за стеклом храма на Фредерик стрит 518. Это было приглашение на Бхагаватам с его фотографией из паспорта. Я его совсем другим представлял. А тут он выглядел серьезным. Я испугался. Позже я слышал ответ Прабхупады на вопрос преданных почему он не выглядит радостным на этой фотографии. Он говорил, что это был самый экстатичный момент в моей жизни. Он получил паспорт и мог теперь исполнить наставление Бхактисиддханты.

19-02 Вишакха даси

Первый раз я встретилась со Шрилой Прабхупадой в марте 1971 года. Я расскажу немного предысторию чтобы вы могли понимать все обстоятельства. У меня был друг Джон, которого сейчас зовут Ядубара дас. Мы вместе учились в колледже на фотографов. Я была студенткой, а он был выпускником. Он решил защищать свою диссертацию на тему «Люди Харе Кришна». Он поехал в Индию зимой 1970 года. Через пару месяцев он написал мне и пригласил тоже приехать и присоединиться к нему. Так я прилетела в Бомбей в марте 1971 года. В колледже я защищала курсовую работу по фотографии крупным планом. Я отдала эту курсовую в издательство в Нью-Йорке, и она постепенно превратилась в маленькую специализированную книгу о фотографии крупным планом. Я взяла её с собой в Индию. На следующий день после моего прибытия в Бомбей Джон сказал, что нам надо встретиться со Свами. В то время у преданных был храм в здании Акаш Ганга на берегу океана. Храм находился на 7 этаже. Когда мы пришли в комнату Прабхупады на 7 этаже Акаш Ганги, мы сразу же почувствовали легкость и простор. Окна были открыты, дул морской бриз, было естественное освещение, очень приятная атмосфера. Комната была очень простой. Прабхупада сидел на небольшой белой подушке за столиком, как он это обычно делал. Он был очень расслаблен. Мы пришли с Джоном и Джон представил меня и рассказал обо мне немного. Затем он взял книгу, которую я прижимала рукой и сказал Прабхупаде:

— Посмотрите, это её работа.

Прабхупада очень грациозно и по-джентльменски взял книгу, просмотрел её в течение минуты, перелистывая страницы, и затем отдал обратно и сказал:

— Мы мало чего знаем об этих вещах.

На самом деле когда я принесла книгу, я думала: «Это святая личность. Зачем мне показывать святому человеку книгу о фотографии крупным планом?» Это было как-то не уместно. И сказав это Прабхупада подтвердил мои мысли о том, что это было действительно не уместно. Но меня поразило что он был очень спокоен. Я тогда еще не понимала таких понятий, как трансцендентный. Но он был очень приятной личностью.

19-03 Бхаргава даса

Первый раз я увидел Прабхупаду в 72 году в Бостоне. Сейчас уже трудно припомнить всю хронологию. Я не особо готовился. Но к тому времени я уже был в движении 15 месяцев до того как я получил инициацию. Я получил инициацию через месяц после встречи с Прабхупадой. Это было в Бостоне. Я читал книги Прабхупады и мне они очень нравились, особенно Бхагаватам, старые Бхагаватам со всеми орфографическими и грамматическими несовершенствами. Но Боже, совершенство было в искренности. Читая книги я думал: «Может я не знаю всех подробностей, но я точно знаю, что Бог никогда не обойдет того, кто искренен». Я по-настоящему поверил в искренность Прабхупады.

Я увидел его когда он сошел с самолета в Бостоне. Это было сказочно. Он сошел с открытого трапа. Был конец дня и живописное золотое солнце освещало Прабхупаду. Видеть его первый вживую было по-настоящему очень ярким впечатлением. Но также во мне играла и циничная половина. Многие стали преданными потому что они уже подустали в своей жизни от людей. Также моя циничная половина сомневалась и в Прабхупаде. Сейчас я увижу духовного учителя, книги которого я читал. Он вошел в аэропорт и они дали ему огромную гирлянду из лотосов. На сколько я понял они стащили такое большое количество лотосов из Бостонского Ботанического Сада. Гирлянда была очень тяжелой. Они повесили её на Прабхупаду. Там была группа репортеров. Прабхупада повернулся к репортерам и позировал им. Моя циничная сторона могла проверить его в этот момент. Будучи фотографом я видел как люди наслаждаются когда их снимают. Им нравится быть в центре внимания. Можно читать это в их глазах. Но интересно было то, что когда Прабхупада повернулся к фотографам, он позировал, но в этом не было эгоизма. Он был дипломатом с Кришналоки, позирующий для Кришны. Мне было очень интересно смотреть за этим. В этом не было никакого эгоизма, и это меня сильно поразило.

Затем Прабхупада приехал в храм. Они арендовали для него номер в Шератоне, но он не захотел туда ехать. Он сказал, что эти отели подобны борделям. В храме было очень шумно. Преданные приехали из Нью-Йорка, из Монреаля. Это был храм на Бикон стрит. Раньше в этом здании было похоронное бюро. Это был достаточно маленький домик для такого количества людей. Комната, в которую приехал Прабхупада, была совершенно пустой. Там был постелен толстый поролоновый ковер и небольшой подиум для него. И он был этим счастлив. Он большего не желал. Он не хотел жить в шикарном номере в отеле Шератон. Он хотел быть с Кришной, с Божествами, с преданными. Это меня также поразило.

19-04 Сура даса

Это было в 1972 году в Доме Цветов. На сколько я помню был сентябрь или октябрь сразу после Ратха-ятры. Я был на лекции, которую читал Шрила Прабхупада. Эта была значимая лекция. Бхутатма омахивал Шрилу Прабхупаду на сцене. В этом крытом зале было около 1000 или 12 сотен человек. Бхутатма омахивал Шрилу Прабхупаду веером из павлиньих перьев с рукояткой больше 3 метров. Она была огромной и напоминала Али Бабу и 40 разбойников. Они омахивали Шрилу Прабхупаду, а я старался внимательно слушать. Поначалу было трудно понять что говорил Шрила Прабхупада. Но я в особенности помню один момент. Когда начались вопросы/ответы это по-настоящему дало мне понять, что это мой Гуру. До этого, как и все, я изучил так много разных духовных учителей, приезжавших сюда. ТМ, «Автобиография йога», Баба Рам Дас и тому подобное. В какой-то момент во время вопросов/ответов один молодой человек встал и сказал:

— Свамиджи, в соответствии с учением Бахаи…

Шрила Прабхупада прервал его и сказал:

— Мы не говорим здесь о Бахаи, мы говорим о Кришне.

Он сказал:

— Бахаулла говорит…

Прабхупада тотчас же прервал его снова:

— Мне здесь обсуждаем то, что говорит Кришна.

Тогда он снова сказал:

— Вера бахаи…

И Прабхупада сказал:

— Пожалуйста, сядьте и ведите себя тихо. Мы обсуждаем только то, что говорит Кришна.

Раньше я видел разных липовых йогов. Они всё принимали и считали всё единым. Меня это никогда не привлекало. Но когда я услышал насколько решительным и строгим и очень убедительным был Прабхупада, я тотчас же понял: «Это мой Гуру. Я хочу получить инициацию от этого духовного учителя». Чуть позже я присоединился, это отдельная история. Но эта первая встреча с Шрилой Прабхупадой в Доме Цветов повлияла на меня очень сильно.

19-05 Шри Натхджи даса

Прабхупада пришел в дом моих родителей. Мой отец был сенатором, членом парламента. Это достаточно высокая должность в правительстве. Я был удивлен когда моя мать позвонила мне в офис и сказала:

— Не забудь прийти чуть раньше на обед.

Я спросил:

— Почему я должен прийти раньше?

Она сказала:

— У нас будут гости. Очень важные гости.

Мы договорились. Мой отец и я вместо 1:00 пришли в 12:30, и когда мы вошли в наш собственный дом мы услышали как эти преданные поют и танцуют Махамантру. К сведению, я тогда был учеником одного майавади, очень очень старшего майавади. Все знали его в Индии как личность, которая была крайне настроена против личности Прабхупады. Его звали Чинмайананда Свами. Я был в шоке видеть этих западных людей в дхоти и в сари с тилаками, поющими и танцующими и ведущими себя как-будто это был их дом. Они были повсюду. Моей матери это очень нравилось. Она получала удовольствие от этого. Мой отец был достаточно зрелым и терпеливым человеком, и он ценил то, что делал Прабхупада. Когда киртан и всё остальное закончилось мы сели в библиотеке. Первым делом Прабхупада сказал моему отцу:

— У моих учеников очень плохая репутация в Индии. Ими интересуется Центральное бюро расследований в Индии как-будто они члены ФБР. — Это было в 1971 году. — Их оскорбляют, им не дают визы, иногда их депортируют, иногда их арестовывают. Такие вещи происходят.

Он сказал:

— Мои ученики просыпаются рано утром, повторяют круги, приходят на Мангала-арати, приходят на лекции, они делают так много служения для Кришны. Почему бы вам не пойти в парламент и не остановить эти проверки? Всем моим ученикам нужны долговременные визы.

Мой отец сказал:

— Я подумаю что я могу сделать.

Я видел что делает Прабхупада. Он занимал мою семью преданным служением. Затем Прабхупада сказал:

— Видите этого молодого человека?

Все посмотрели на него. Он сказал:

— Ему 15 лет. И исходно он является спутником Господа Чайтаньи.

В своём сердце я подумал: «Это мошенник. Этот парень реально умеет вести разговор». А я был последователем майавади. Я очень внимательно смотрел за Прабхупадой и изучал его. И он сказал моему отцу очень странную вещь:

— Вы могли бы усыновить его и сделать гражданином Индии?

Моё сердце просто сжалось. А этот джентльмен был Джаяпатака Свами. Мой отец сказал:

— Я подумаю что я могу сделать.

В течение последующих нескольких месяцев Прабхупада сделал моего отца пожизненным членом. На сколько я помню он был 32-ым. На сегодняшний день их больше 25 или 30 тысяч только в Индии. Прабхупада отдал свои собственные книги. Он отдал Бхагавад-гиту, которую всегда носил при себе. Он отдал свой личный двухтомник книги Кришна издательства Дай Ниппон. Он отдал свой экземпляр Учения Господа Чайтаньи и по-моему Нектар Преданности и так далее. Я был удивлен тем, что мой отец дал Прабхупаде много денег. Я подумал: «Этот человек реально захватил моего отца — заставляет его работать, забирает все деньги». Я сказал своему отцу:

— Давай немного поговорим в соседней комнате?

Мне был 31 год. Моему отцу тогда было около 60 лет. Я сказал ему:

— Что ты делаешь? Этот человек приходит в наш дом и фактически просит тебя выполнять все его просьбы.

Мой отец сказал:

— Он выполняет очень очень важный долг. Он как ведический посол. Он распространяет индийскую культуру. Никому до этого не удавалось этого сделать. И я ценю это. И собираюсь помогать.

Очевидно Прабхупада завоевал сердца моих родителей. Это полная противоположность тому, что я слышу в этой части света. Обычно говорят что Прабхупада завоевал сердца молодых людей, а их родители жаловались по поводу своих детей. Здесь всё было наоборот. Молодой человек жаловался на отношения, которые Прабхупада уже построил с моими родителями.

19-06 Упендра даса

Помню как я задал вопрос. Не помню точно лекцию, но я запомнил, что он говорил о бхакти-йоге. Поэтому я спросил можно ли практиковать хатха-йогу. Он посмотрел на меня и сказал:

— Хатха-йога? — Он был серьезен и строг, и я почувствовал себя очень маленьким.

Не помню как он это сделало. Это было его качество. Он что-то сказал и я почувствовал себя прекрасно.

Я ходил каждый день и мантра не выходила из моего ума. Через неделю или две я получил инициацию. Я испугался, потому что забыл свое имя во время инициации. Даже тогда у меня была плохая память. Мне пришлось подняться наверх и переспросить. Я дал Прабхупаде какие-то ненужные штуки. Он сказал: «Они для меня бесполезны». Это было забавно. Мы должны были дать какую-то дакшину духовному учителю. Я был сентиментально привязан к детскому одеялу и что-то было еще. Он поднял их и сказал:

— Эти вещи бесполезны.

Я снова почувствовал себя не по себе. Но на следующий день он использовал их как подстилки для гостей.

Затем он спросил:

— Ты живешь с молодой девушкой?

Я сказал:

— Да.

Он сказал:

— Это не очень хорошо. Переезжай ко мне.

Так всё начиналось. На самом деле он не требовал к себе особого служения. Он готовил. А преданные нашли для себя удобную возможность приходить к нему на обед. Мы все были там. Он давал одну чапати с небольшим количеством сабджи на ней. Это была самая вкуснейшая пища, которую мы когда-либо пробовали.

19-07 Вишакха даси

Я получила инициацию 29 ноября 1971 года. В то время Прабхупада взял с собой группу преданных в Индию во Вриндаван. До инициации он лично устроил нам тур по различным святым местам. Это было удивительно. Он взял нас на Варшану. Мы несли его на паланкине вокруг Варшаны. Он взял нас на холм Говардхан. Он принимал с нами омовение в Ямуне. Это было необыкновенное время. Наша инициация проходила рано утром 29 ноября. Это достаточно холодное время во Вриндаване. Также была еще одна пара, которая хотела пожениться на той же церемонии. Ядубара и я должны были пожениться и я должна была получить инициацию. Также была другая пара. И муж сказал Прабхупаде, что тоже хочет жениться на той женщине. Печальной частью этой истории было то, что он уже был женат на преданной, и ушел от этой женщины. А вторая предполагаемая жена уже была беременна. Это было достаточно позорно. Даже не достаточно, а просто позорная ситуация. С этой точки зрения Прабхупада не мог согласиться. Но с другой точки зрения он не мог отказать, потому что первая жена уже ушла, а вторая была беременна. Поэтому как он мог отказать? Это стало головоломкой. И он разрешил это самым блестящим образом. Я навеки поражена тем, как он разрешил эту проблему. Гурудас проводил церемонию огненного жертвоприношения. Он попросил Гурудаса провести всю церемонию для этой пары в первую очередь, начиная с мантр, ачаманов, бросания бананов в огонь. Всё это было сделано и также была связана одежда. В этот момент Гурудас начал проводить второе огненное жертвоприношения для моей инициации и нашей свадьбы. В тот момент Прабхупада вышел из своей комнаты и сел на Вьяса-асану. Не говоря ничего он сделал очень ясное утверждение. Это было гениальное решение очень неудобной ситуации. Церемония продолжилась и в конце Прабхупада спросил меня о 4 регулирующих принципах. Я заранее готовилась, поэтому я их перечислила. Затем он спросил:

— Сколько кругов каждый день?

Я сказала:

— 16, — чувствуя себя очень уверенно.

Он посмотрел мне прямо в глаза и, несмотря на то, что мы уже смотрели до этого друг на друга, это был первый раз на таком близком расстоянии. Это был первый из нескольких таких последующих случаев. И это был самый запоминающийся опыт. Глаза Прабхупады были темными. И они казались бездонными, поистине бездонными. И в то же время впервые в жизни я почувствовала, и это было только с ним, что он смотрел далеко за пределы твоего тела, и даже далеко за пределы ума. Он ощущал моё сознание. И это было немного дискомфортно, потому что моё сознание было далеко от того, что должно быть. К сожалению. Можно сказать что это был пронизывающий взгляд, но обычно мы используем слово пронизывающий имея ввиду критический, оценивающий. Но там не было ничего такого. У него был добрый нежный взгляд. В тот первый раз я удивилась насколько проницательным он был. И когда он в дальнешем смотрел на меня, первое, что я ощущала, это то, что я не нахожусь на достаточном уровне сознания Кришны. Но вместо того, чтобы расстраиваться, я хотела расти чтобы попытаться удовлетворить его своим сознанием Кришны. Это он делал своим чутким взглядом.

Когда я сказала «16», он посмотрел мне прямо в глаза на очень близком расстоянии и сказал:

— Это минимум. 16 — это минимум.

В данный момент я выполняю свой минимум. По крайней мере выполняю минимум. Так или иначе, настал момент, когда он должен был дать мне имя. Я единственная, кто получала инициацию. Он не беспокоился об имени, это было довольно незначительно. После небольшого раздумья он спросил Шьямасундару есть ли у нас Вишакха. Шьямасундара ушел в другую комнату. Вероятно у них были там записи всех инициированных учеников. Он посмотрел, вернулся и сказал Прабхупаде:

— Есть Вишакха, но она ушла.

Прабхупада повернулся ко мне и сказал:

— Твое имя Вишакха.

19-08 Бхаргава даса

Когда я начал фотографировать у меня была камера Кэнон с зеркальным объективом. Там было маленькое зеркальце, которое щелкало когда поднималось вверх во время съемки. И это создавало шум. Прабхупада попросил меня не фотографировать когда он разговаривает. Он сказал:

— Больше не надо этих «кат-кат» когда я говорю.

Когда у нас стало получше с деньгами у нас появилась камера Лейка, у которой уже не было этого щелкающего зеркала. На следующий раз Прабхупада отчитал меня, сказав:

— Больше не надо этих «чщ-чщ» когда я говорю.

У него был очень тонкий слух и очень тонкое чувство запаха.

Я поехал в Лондон и фотографировал там Прабхупаду. Но у меня не было тогда близкого общения с ним. До того, как я уехал мы были с ним в Амстердаме, в Париже, в Лондоне. Я очень хотел личного внимания. Одна часть меня была учеником философии, а другая часть маленьким ребенком. Я ничего не мог с собой поделать и пошел в комнату Прабхупады перед своим отъездом. Я сказал:

— Прабхупада, я уезжаю в Америку чтобы работать над вашими книгами.

Я считал, что он меня не знает, он просто видел как я фотографирую, и за всё время мы перекинулись только парой фраз. Поэтому я ожидал, что Прабхупада просто скажет что-то по-джентльменски. Когда я сказал это, Прабхупада ответил:

— Ты уезжаешь? О…

И он действительно это имел ввиду. Это были какие-то семейные отношения. Чувствовалось, что он по-настоящему узнаёт меня. Это меня шокировало. Затем он встал, взял свою гирлянду, прошел через всю комнату и надел гирлянду на меня. И это уже по-настоящему меня шокировало. Я стоял перед Прабхупадой. У него была такая способность смотреть сквозь вас и он мог видеть ваше тонкое тело, ваш ум. Он мог видеть в вас такие стороны, которых вы сами не замечали, или вы видели, но не хотели чтобы кто-то другой видел. Но вот вы стоите обнаженный перед ним, в психическом смысле обнаженный. И он всё это видит. И продолжает любить вас. И кроме того он видит вас таким, каким вы сами себя не видите. Например, кто-то заходит в комнату с больными амнезией и узнает их всех, но больные амнезией не знают кто они. Такое у меня было чувство. Он видел всю нечистоту в моем уме, но это было нормальным. Он любил меня вне всего этого. Он смотрел на меня не как на тонкий ум или как на тело, но он смотрел на меня очень глубоко. Он любил меня, и это по-настоящему тронуло меня.

19-09 Сура даса

В другой раз в 1976 году Гопа-вриндапала прабху попросил нас охранять дверь Шрилы Прабхупады во Вриндаване. И это было большой честью охранять дверь Прабхупады. С другой стороны никто не думал, что Прабхупада будет выходить из комнаты, что-то говорить или общаться с вами. Мы были просто рядовыми преданными. Мы не были большой артиллерией, не были Джи-Би-Си, не были теми, кто принимает какие-то решения, особенно в то время. Просто рядовые прабху. Шрила Прабхупада был в своих апартаментах во Вриндаване. Было 12:30 или 1:00, когда все преданные идут в Фогал ашрам на прасад. Я сидел на крыльце. Я тогда даже не знал что собой представляют комнаты Прабхупады. И я даже не знал есть ли какие-то другие слуги там. Вдруг раздался звонок изнутри комнаты. Я просто продолжал читать седьмую песнь Шримад Бхагаватам. Я думал: «Как это прекрасно, я во Вриндаване, я читаю Бхагаватам, а Прабхупада сидит в комнате, он позвонил в колокольчик, сейчас прийдет кто-то из слуг и позаботиться о нем. Всё так прекрасно во Вриндаване». Но вдруг через пару секунд Шрила Прабхупада появился у двери. Я сразу же встал и принес поклоны. Прабхупада сказал:

— Я старый человек, и я звоню, а ты молодой. И что же? Я должен выходить к тебе?

Моё сердце сжалось. Я смотрел на Шрилу Прабхупаду.

— Прабхупада, я даже и не знал… Гопа-вринда… — Я пытался объяснить, что я был новичком и не знал даже какие там комнаты. Прабхупада сказал:

— Я духовный учитель, а ты ученик. И я должен выходить к тебе?

Я не мог ничего ответить. Я был в смятении. Прабхупада сказал:

— Я господин, а вы слуги, и вас шестеро.

Я не понимал вообще о чем говорит Прабхупада. Что значит нас шесть?

— Я должен выходить к тебе? — Прабхупада сказал, — Позови Пушта Кришну.

Прабхупада ушел к себе в комнату. Адреналин лился рекой. У меня до этого вообще не было никакого общения со Шрилой Прабхупадой лицом к лицу. Это была одна из первых встреч со Шрилой Прабхупадой, и это был полный провал. Я тотчас же был готов бежать за Пуштой Кришной Махараджем в Фогал ашрам, но я понял, что если я покину свой пост, то что-нибудь может случиться, и я буду нести за это ответственность. Я ждал пока кто-нибудь из преданных пройдет мимо. И один преданный появился. Я крикнул ему: «Пожалуйста, сбегай быстро найди Пушта Кришну, Прабхупаде что-то нужно». К сожалению он ответил: «Но интендо, прабху». Он говорил только по-испански. В то время я особо по-испански не говорил. И снова раздался звонок. Я вбежал в комнаты Шрилы Прабхупады, в которых никогда до этого не был, во Вриндаване. Я предложил свои поклоны. Прабхупада сказал:

— Где Пушта Кришна?

Я тотчас же встал до того как закончил приносить поклоны, потому что я не хотел чтобы Прабхупада ждал моего ответа. Я чувствовал себя глупцом и не знал что делать, куда идти и что говорить. Я сказал:

— Шрила Прабхупада, в Фогал ашраме сейчас прасад.

Шрила Прабхупада сказал:

— Сходи в дальние комнаты и приведи кого-нибудь из слуг.

Там было две двери: одна выходила к задним комнатам Прабхупады во Вриндаване, а другая в комнаты слуг. К несчастью я пошел в комнаты слуг. Шрила Прабхупада сказал:

— Нет, другая дверь.

Тогда я понял, что надо чувствовать себя глупцом перед духовным учителем, но не надо действовать как глупец перед духовным учителем. Я пошел в другую дверь, и там был Хари Шаури. Он готовил какой-то прасад, занимался преданным служением для Шрилы Прабхупады. Я сказал ему:

— Шрила Прабхупада срочно вас зовет. Пойдем быстрее. Это срочно.

Он сказал:

— Хорошо, выходи пока через эту маленькую дверь и продолжай охранять. Я скажу тебе что делать. Я обо всем позабочусь. Я пойду поговорю со Шрилой Прабхупадой.

Я вернулся на свой пост и продолжил читать седьмую песнь Шримад Бхагаватам. Но на этот раз мои глаза меня не слушали. Я не способен был прочитать и слова. Я смотрел на страницы, но моя голова шла кругом. Я был в полнейшем беспокойстве. Я думал о том, что оскорбил Шрилу Прабхупаду, я не смог его удовлетворить. Мне предоставилась такая возможность, а я провалил всё служение своему духовному учителю. В тот момент Пушта Кришна Махарадж вернулся и сказал мне:

— Сделай что-нибудь приятное для Прабхупады. Он сказал нам что хочет пойти к Багаджи напротив на обеденный прасад, — всё было не настолько критично, как я думал. Хотя Шриле Прабхупаде нужна была некоторая помощь в подготовке. Пушта Кришна Махарадж сказал меня:
- Ты будешь просто держать этот зонтик, — там был очень большой метровый зонт, — держи его над Шрилой Прабхупадой и так ты ему послужишь пока он будет идти в гости к Багаджи.

Итак, я подготовился. Шрила Прабхупада должен был выйти через пару минут. Начался киртан. Несколько санньяси тоже подошли. Двое старших санньяси — Гуру Крипа Махарадж и Яшоданандана Свами — проходили мимо и увидели меня с зонтом. Они спросили:

— Что ты делаешь?

Я ответил:

— Сейчас Шрила Прабхупада выйдет, и я собираюсь сопровождать его до Багаджи, держа зонтик над ним. Конечно же пользуясь своим служебным положением они забрали у меня из рук зонт и сказали, что они сделают это служение. На самом деле это было более уместным. Я спустился с крыльца и присоединился к киртану, в котором участвовало 10-12 преданных. И я понял, что Кришна устраивает так, что я вообще ничего не могу сделать чтобы удовлетворить своего духовного учителя. Я упустил величайшую возможность. Я плакал, и скорее всего физически тоже. Шрила Прабхупада вышел. Я принес своих дандаваты на ступеньках лестницы, которая вела к воротам в сторону Багаджи через дорогу во Вринадаване. Я приносил свои дандаваты, а Шрила Прабхупада спускался по лестнице. И я этого не планировал. Я начал подниматься, и я плакал, а в уме думал: «Прабхупада, пожалуйста, простите меня. Я так виноват. Я оскорбил вас. Я не смог сделать всё как надо». Когда я встал со сложенными руками, Шрила Прабхупада оглянулся и сказал: «Джая». Он обращался ко мне. Я понимал, что он говорит это мне. Прабхупада сказал: «Джая». В тот момент все беспокойства, весь страх, все слёзы смыло и я стал совершенно счастлив, потому что я понимал, что Шрила Прабхупада у знал моё сердце. Он понимал мои намерения и прощал меня за все оскорбления, которые я мог совершить. После этого Шрила Прабхупада ушел к Багаджи, а я был в экстазе по крайней мере до конца дня.

19-10 Шри Натхджи даса

Но Прабхупада был очень мягок со мной. Я встречался и спорил с ним. Я расскажу вам как это было. Прабхупада приехал и жил в здании Си Фейс Парк прямо напротив нас на Пеннси роуд, выходившей на Варден роуд. Каждый день я видел Прабхупаду потому что он был там. Это было еще до того, как построили храм на Джуху, и даже до того, как задумали его. Мы с женой ходили туда и просто из уважения я приносил поклоны слушали Прабхупаду, но я больше придерживался философии майавади. И я постоянно спорил в Прабхупадой. Я спрашивал:

— Прабхупада, смотрите. Ведь в конечном счете высшим является Брахман, а не Кришна. Брахман принимает форму Кришны, Рамы, Нрисимхи, — это основа философии майавады.

Прабхупада явно приходил в сильное раздражение. Он терпел весь мой вздор, и даже давал мне прасад и свое общение. Но он говорил:

— Кто тебе рассказал всю эту ерунду? Всё это мошенничество.

Тогда я сказал, что мой учитель — это Чинмайананда Свами.

— О, этот негодяй! Он величайший в мире майавади на сегодняшний день. Спроси его: «Если он Нарайана то почему он стареет? Почему у него зубы выпадают? Почему у него седеют волосы? Почему он не выглядит молодым как Нарайана? Он сам себя называет Нарайаной, он зовет других майавади Нарайаной, и другие майавади зовут его Нарайаной. Всё это чушь. Бог всегда является Богом. Он не становится Богом. Мы всегда являемся дживатмами, и всегда будем дживатмами. Мы частички Бога, а частичка никогда не сможет быть целым».

Я был сбит с толку, потому что логика Прабхупады казалась достаточно ясной. Но я всё ещё хотел проверить не хитрит ли он. Потому что когда вы крутитесь в таких городах как Бомбей или Нью-Йорк, вы можете встретить так много обманщиков. А в Индии очень много так называемых духовных учителей собирали деньги, продавали мантры и занимались всей этой ерундой. После этого я шел к Чинмайананде Свами и спрашивал:

— Свамиджи, у меня есть один вопрос: «Почему вы стареете? Если вы контролируете мать-природу, а мать-природа обычно всё разрушает, почему вы стареете? Можете ли вы это остановить?»

Он отвечал:

— Нет, мне надо выглядеть старым чтобы люди меня больше уважали.

Я возвращался и говорил Прабхупаде:

— Он остается старым для того, чтобы люди его больше уважали.

Прабхупада отвечал:

— Вот это мошенник. Он не сможет, он никогда не сможет этого сделать. Потому что мать-природа находится под контролем Кришны, а не под его контролем. Он всегда будет находится под контролем природы. Пойди и скажи ему это.

Я возвращался и говорил ему об этом. А Прабхупада обычно цитировал некоторые стихи из Бхагавад-гиты. Например:

— Господь Кришна говорит сарва-бхутешу ахам прада-биджа пита. «Я отец, дающий семя». А он не может быть отцом, дающим семя каждому.

Итак, постепенно в течение 7 лет я пытался найти недостатки или противоречия в книгах Прабхупады, в его учении, в его записях и так далее. Но я не мог найти и единого несоответствия или неточности. Там не было двойственности, которая очень распространена среди людей, которые предлагают так называемые вариации религии. Но Прабхупада придерживался изначального учения Господа Чайтаньи, изначального учения Господа Кришны. Это было уникально. В конце концов Прабхупада сказал мне:

— Пойди и пригласи Чинмайананду Свами ко мне на дебаты.

— А на какую тему будут дебаты? — спросил я Прабхупаду.

Прабхупада сказал:

— Мы будем обсуждать может ли Чинмайананда Свами поднять холм Говардхан или нет. Если он Бог, то он сделает это. Бог сделал это. Если он знает что у меня в уме, и что в уме других, то он Бог. Он Параматма. Но если он ограничен только своим телом, и то даже не полностью, тогда он это просто очередной человек, который пытается обмануть Бога и всех вокруг.

Я пошел к Чинмайананде Свами и сказал ему:

— Готовы ли вы принять участие в таких дебатах? Мы можем всё организовать. Тогда это навсегда разрешит мои кошмарные сомнения кто же из вас является настоящим духовным учителем.

Или как вы говорите в Америке: «Кто настоящий Маккой?»

Чинмайананда Свами отказался от участия в таких дебатах. Я спросил Чинмайананду Свами:

— Скажите, а вы знаете что находится в умах всех живых существ? Потому что Бог, Параматма, говорит, что я нахожусь внутри каждого. Так что Он в курсе всего. А вы способны на это? Например, я сейчас о чем-то подумаю, о чем-то другом. Сможете ли вы написать о чем я сейчас думаю?

Он сказал:

— Нет, я не читаю мысли.

Я сказал:

— Нет, мы не говорим о чтении мыслей. Я вот о чем. Если вы по-настоящему находитесь на так называемом продвинутом уровне единства с Богом, тогда вы должны знать это. Это подобно тому как подключить себя к компьютеру, в памяти которого находится так много информации. Вы должны быть способны извлечь эту информацию.

Я спросил его об этом. А он просто не смог этого сделать. Тогда я предался Прабхупаде. И я стал его противником.

19-11 Упендра даса

В одной из лекций он сказал, что до того, как мужчина и женщина вступили в брак они должны жить раздельно, а идеально вообще оставаться брахмачари. Я сказал:

— Но если всё же устраиваются браки, то как вы полюбите женщину до того, как вступить в брак?

Он сказал:

— Любовь? Любовь — для Кришны.

И он подошел к окну, посмотрел вниз на улицу и сказал:

— Ты хочешь женщину? Бери любую.

Я сказал:

— Нет, Шрила Прабхупада.

19-12 Вишакха даси

После первой встречи у нас с Джоном появилась одна идея. Мы были очень молоды и идеалистичны. Мы хотели сделать фотоочерк об экзотической индийской деревне и сделать культурную презентацию, которая могла бы понравиться людям. Мы хотели показать традиционную жизнь Индии. Мы считали, что это прекрасная идея. Мы были вне себя от своей гениальности. Но проблема была в том, что в Индии есть тысячи и тысячи деревень. А мы и понятия не имели какая из них больше всего подойдет для такого фотоочерка. Джон сказал:

— Шрила Прабхупада из Индии, и он много путешествовал. Надо спросить его куда нам поехать.

Тем же утром мы пошли в Акаш Гангу в комнату Шрилы Прабхупады и Джон представил ему нашу идею. Прабхупада посмотрел на нас, молодых энтузиастов, а я уверена мы находились в полном возбуждении от своей идеи. Он сказал:

— Куда бы вы не поехали, они просто обманут вас и своруют ваши камеры.

По языку тела можно было понять, что мы были очень удручены этим. Мы ничего не сказали. Это была многозначительная пауза. Он посмотрел на нас и сказал:

— Лучше всего если вы поедете во Вриндаван и сделаете свой фотоочерк во Вриндаване.

Через 4-5 месяцев мы сделали это. Но пожалуй самая замечательная вещь в этой истории заключается в том, что Шрила Прабхупада видел меня только второй раз, и он ничего не знал обо мне. А я к несчастью получила атеистическое воспитание. Мои родители были атеистами. И до того, как я пришла в храм в Нью-Йорке за год до встречи со Шрилой Прабхупадой, я никогда не была ни в какой церкви или храме, я даже никогда не видела витража. Всё было так печально. И благодаря его наставлению я отправилась во Вриндаван. Я смотрю на это спустя десятилетия и вижу, что это лучшее, что можно было посоветовать. Тот месяц, который мы провели во Вриндаване, полностью меня изменил. Я бродила по улицам и куда бы я не заходила, в храмы или даже вне храмов, всё было наполнено благочестием и духовностью обитателей Вриндавана. Все говорили «Джая Радхе!» и вся их жизнь была наполнена преданностью. Что можно еще сказать? Нельзя придумать ничего лучшего, чем то наставление, которое дал нам Прабхупада.

19-13 Бхаргава даса

Я сказал:

— Прабхупада, иногда я воюю со своими духовными братьями. Это плохо?

Он сказал:

— Не обязательно.

Затем я спросил Прабхупаду:

— Прабхупада, иногда у меня возникают трудности, слишком детальные, чтобы это было описано в книгах, а духовного учителя нет рядом. Что мне делать?

Он сказал:

— Если ты будешь хорошо повторять Харе Кришна все ответы придут изнутри.

Это был настоящий непреходящий ответ, который может помочь многим преданным.

19-14 Сура даса

На прогулке Шрила Прабхупада спросил Локанатха Махараджа:

— Что это за ягоды растут на обочине дороги?

Локанатх Махарадж объяснил:

— Это такие-то и такие-то ягоды. Великие йоги и санньяси питаются этими ягодами, практикуя медитацию. Это их единственный рацион.

Прабхупада сказал:

— Да, наши люди тоже должны этому учиться. Повторять Харе Кришна, съедать немного ягод, и раз в неделю спускаться в деревню и просить у жителей чапати как подаяние.

Преданные посмотрел друг на друга, потому что иногда Шрила Прабхупада давал наставления, которые изменяли навсегда жизни людей: «Отправляйся и Китай» и подобные. Шрила Прабхупада был нашим Гуру и он мог попросить нас всего, что угодно. Сразу же несколько Джи-Би-Си и, может быть, пару домохозяев сказали:

— Прабхупада, нам надо проповедовать. Нам придется возвращаться к нашей деятельности.

Прабхупада сказал:

— Нет, вам надо научиться так жить. Повторять Харе Кришна, съедать немного ягод в лесу и раз в неделю спускаться в деревню и просить несколько чапати.

Все преданные замолчали. Они подумали: «О Боже, нам надо учиться этому». Локанатх Махарадж очень обрадовался. Мне кажется будучи очень аскетичной святой личностью, он надеялся, что это станет одним из наставлений. Прабхупада сказал:

— Это для садху, для святых. Мы должны научиться так жить. Это жизнь садху.

Это был очень важный случай с Локанатхой Махараджем и Прабхупадой.

19-15 Упендра даса

Однажды в Бомбее один пожизненный член, очень состоятельная и значимая личность (не помню его имени), пришел к Прабхупаде и привел с собой опытного массажиста. Прабхупада позволил ему делать массаж, а я наблюдал. Руки этого человека двигались невероятным образом по телу Прабхупады. Его руки были лучше любого аппарата. Прабхупада сказал:

— Достаточно.

И потом продолжил я.

Он сказал:

— Я предпочитаю своих учеников.

Тогда этот пожизненный член предложил послать его учеников, и в частности меня, в школу на обучение к этому массажисту. Прабхупада ему ответил:

— Мне нужна любовь моих учеников.

Именно поэтому массаж помогал ему. В этом нем была любовь, которую мы имели в своих руках, а не техника.

19-16 Вишакха даси

В храме в Калькутте в те дни было много проблем. Например, храм не был достаточно чистым. В каком-то смысле он отражал сам город Калькутту. И прасад был некачественный. Были эти проблемы, а также западные преданные находились вдалеке от своей культуры. В то время храм был спланирован так, что для того, чтобы пройти из офиса в зал для прасада на терассе, надо было пройти через храмовую комнату. Я помню как Джи-Би-Си и президент храма шли через храмовую комнату и спорили между собой о чем-то. Примерно такая была атмосфера в храме. Также были напряженные отношения между мужчинами и женщинами. Был даже один санньяси, которому нравилось быть во главе, но у него было свое видение того, как нужно играть на разных инструментах. И если ему не нравилось как кто-то играл он подходил к этому преданному и отбирал у него инструмент. В то время я думала: «Зачем всё это в моей жизни? Мне и так есть чем заняться». Я просто хотела жить своей жизнью. Но меня поддерживала одна мантра. Не маха-мантра, а такая мантра: «Скоро приедет Прабхупада. Тебе нельзя сейчас уезжать. Он скоро приедет». Так что я держалась за эту тонкую ниточку. И Прабхупада приехал в октябре. Это было необыкновенно. Он сразу же понял всю ситуацию и собрал ишта-гхоштхи. Все жители храма пришли к нему в комнату. Сейчас в этой комнате находится офис президента храма, но я до сих пор помню где я тогда сидела и где сидел Прабхупада. Он произнес самую поразительную речь. Хотя я уже слышала лекции Прабхупада, я никогда еще не была на ишта-гхоштхи и меня еще никогда не трогали так чьи-то слова. Эта беседа не записывалась, и я тоже не конспектировала. Но в основном он говорил о терпении и о том, что надо подняться над проблемами. Но одну из вещей я в особенности запомнила. Он привел пример из своей собственной жизни. Когда он приехал в Нью-Йорк, он жил вместе с людьми, которые хранили мясо в холодильнике. Он произнес слово «мясо» с таким отвращением, что я впервые поняла, насколько аскетично это было для него, для личности такого уровня. Когда я вышла из этой комнаты, я почувствовала себя легче. Это было преобразование моего сознания.

19-17 Бхаргава даса

Прабхупада давал речь о том, кто такой духовный учитель. Он сидел на лужайке в Мэноре, а Ядубара снимал. Я занимался звуком потому что Вишакха была на проповеди. Это было недалеко от аэропорта, и каждый раз Прабхупада останавливал свою речь, потому что пролетали самолеты. Ядубара останавливал его. Затем Прабхупада снова продолжал. Это происходило несколько раз. Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— Аппарат так же бесполезен, как и ты.

Я был подавлен. В конце концов мы так и не закончили, и Прабхупада потерял интерес к этому из-за всех этих остановок. Но я был немного подавлен силой Прабхупады. Несмотря на то, что он был таким маленьким, мы испытывали с ним так много эмоций. Мы так любили Прабхупаду, и никогда не хотел его разочаровывать. Все чувствовали великую любовь, которая исходила от него. Он о нас по-настоящему духовно заботился. И мы не хотела его разочаровывать, а Прабхупада ставил нам такие высокие цели. Прошло около года и я снова встретился с Прабхупадой в Майапуре. Я сказал:

— Прабхупада, в прошлом году вы сказали, что я бесполезен.

Прабхупада сказал:

— Ну… Ты не бесполезен. От каждого есть какая-то польза.

Он реально взращивал во мне смирение. Это одна из обязанностей духовного учителя разбивать ложное эго ученика. Потому что мы и в самом деле думаем, что являемся центром вселенной. И чем больше мы укореняемся в эту идею, тем дальше мы уходим от нашего настоящего сознания Кришны. Поэтому духовному учителю приходится заниматься таким неблагодарным делом — разбивать ложное эго. И он делал это разными способами.

19-18 Сура даса

В другой раз в 76 году в Майапуре мы участвовали в небольшой беседе в комнате со Шрилой Прабхупадой. Он говорил в основном на хинди. Мы сидели в первом ряду. Это была очень маленькая комната в Шридхама Майапуре. Людей просили входить, а затем выходить. Махабуддхи прабху стоял у двери, говоря людям кто может войти, а кто должен выйти. В какой-то момент во время даршана в комнату принесли большой поднос со сладостями. Махабуддхи взял эти сладости. Несколько человек заметили этот огромный поднос со сладостями. Шрила Прабхупада остановил даршан и спросил Махабуддхи:

— Почему ты не раздаешь сладости?

Махабуддхи ответил:

— Шрила Прабхупада, я раздам сладости когда все преданные уйдут.

Прабхупада сидел нога на ногу, а мы были в первом ряду с Трипурари Махараджем. Прабхупада посмотрел вокруг и сказал:

— Уйдут? Они никогда не уйдут?

Все воскликнули: «Джая Прабхупада!» Все восприняли это как благословение от Прабхупады. Конечно это была и шутка.

19-19 Упендра даса

До инициации, до того, как я пришел в сознание Кришны меня арестовали за хранение марихуаны и отправили в суд. Я признал себя виновным и подошло время предъявления обвинения. Джаянанда привез меня в суд. Он стоял перед судьей, а они приговаривали меня, не помню точно на какой срок, может на 3 или 6 месяцев. Я просто побелел когда стражники вошли и схватили меня. А судья спросил:

— Тебе нужно какое-то время прежде чем мы тебя посадим?

Я сказал:

— Да, Ваша Честь.

Я сразу же полетел в Лос-Анджелес к Прабхупаде и сказал ему, что мне придется отправиться в тюрьму. Он разрешил мне есть мясо если мне будет совсем трудно в тюрьме. Но мне не пришлось. Заключенные были рады обменять свои овощи на мясо. Это были несколько экстатических дней. Так или иначе, пришло время мне уезжать. Я очень боялся. Прабхупада сидел с вытянутыми ногами. Я воспользовался возможностью и простерся перед ним. Я взял его стопы и положил себе на голову. Он наклонился, потрепал меня по голове и сказал: «Не волнуйся, не волнуйся, Кришна отпустит тебя через несколько дней». И Он сделал это. Я был в тюрьме и это было ужасно. Я позвонил в тюрьму заранее и сказал, что я был преданным и что я требовал своих религиозных прав. Они всё у меня забрали, но позволили оставить кантхималы. Но когда я пошел к парикмахеру, они увидели у меня шикху и срезали её. Они омыли меня, а затем пришли огромные заключенные. Я был так напуган. Но через несколько дней они поставили меня перед судьей и судья сказал: «Ты благочестивый человек, тебе не надо тут сидеть». Прямо как Прабхупада сказал. Так проявилось его сострадание. Он попросил Кришну вступиться за меня.

19-20 Бхаргава даса

В другой раз мы гуляли в Париже. Прабхупада шел немного впереди. Он повернулся и сказал:

— Я хочу чтобы вы все стали сознающими Кришну философами и победили всех этих философов-негодяев и ученых.

Он сказал это очень серьезно.

Затем мы вернулись в Бери Плейс примерно через неделю. Я сидел в комнате с Прабхупадой и Кулашекхарой. Это было очень мило. Кулашекхара очень хороший преданный, очень общительный. Его родители связались с Прабхупадой и пришли увидеться с ним. Они были его противоположностью, деревенскими людьми. Кула снимал фильмы о Прабхупаде. И он хотел показать эти фильмы Прабхупаде. Также он пригласил своих родителей. Когда он вышел я сказал Прабхупаде:

— Прабхупада, эти ученые-материалисты и философы так укоренились в своих взглядах. Как мы сможем их изменить?

Я даже не понимаю как у меня хватило наглости задать такой вопрос. Но Кришна иногда устраивает такие вещи. Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— Изменятся они или не изменятся, но я буду продолжать свою проповедь.

Как-будто земля затряслась под ногами когда он сказал это. Это было так могущественно. Он имел невероятную решительность.

19-21 Вишакха даси

Как я уже говорила, условия были не очень хорошими. Поэтому мы с Джоном не чувствовали себя комфортно, живя в том храме. Один раз мы были с ним в комнате у Прабхупады. Джон сказал Прабхупаде, ссылаясь на условия:

— Может нам надо жить вне храма, и просто приходить сюда? Так мы могли бы избежать проблем.

Прабхупада сказал:

— Да, можете так поступить. Нет проблем. Но даже несмотря на многие проблемы, здесь лучше.

Особенно это верно в отношении Калькутты. Но я могу сказать, что в любом храме, в любом городе это так.

19-22 Сура даса

В 1976 году в Новом Вриндаване нам выпала удача быть на даршане со Шрилой Прабхупадой. Это были даршаны когда Прабхупада давал лекции для Журнала Бхаван, которые потом издали как книгу «Цивилизация и трансцендентность». Журнал Бхаван задавал вопросы, а Прабхупада отвечал. Всё проходило во дворе дома одной семьи в Новом Вриндаване летом 1976 года. В те дни Шрила Прабхупада на лекциях постоянно подчеркивал преданным, что они должны знать его книги как юрист знает книги закона. Нам надо очень тщательно изучать книги. В то время летом 1976 года вышла 7 песнь, и преданные еще не знали большинства стихов из историй с Прахладом. В какой-то момент в лекции, когда он рассказывал об учении Прахлада, он попросил:

— Найди этот стих.

Мне кажется это был стих наиводвидже пара дуратйайа-ваитаранйас, который был новым для преданных в тот момент. Седьмая песнь только вышла. Это был какой-то новый стих, который преданные еще не знали. Санньяси лихорадочно искали в книге — Дриштадьюмна Махарадж, Киртанананда Свами. Шрила Прабхупада за несколько дней до этого уже был возмущен тем, что преданные не могут находить стихи. А он говорил им: «Вы должны знать книги как юрист знает книги закона». Итак, преданные лихорадочно листали книгу, но не могли ничего найти. Это продолжалось 3-4 минуты. Многие преданные были этому свидетели. Наикатма был с нами и даже Хари Шаури рассказывал эту историю в своем дневнике. Мы были поражены, потому что Шрила Прабхупада попросил нас:

— Дайте мне книгу.

Они дали Шриле Прабхупаде книгу. Он открыл книгу очень легко, дал одному из своих слуг и сказал:

— Читай.

Они прочитали именно тот стих, который Шрила Прабхупада процитировал. Преданные были поражены. Это место в книге не было никак отмечено. Прабхупада просто взял книгу, открыл её, и попал на нужную страницу. Находясь в изумлении от трансцендентного чуда, которое проявил Прабхупада, преданные в унисон воскликнули: «Джая Прабхупада!» Помню как Прабхупада покачал головой: «Ача». Прабхупада улыбался и качал головой, подтверждая: «Да». Мы были очень сильно поражены. И до сих пор эта история остается очень удивительной.

19-23 Бхаргава даса

По-моему Нитай задал вопрос. Сейчас в моей голове уже всё очень туманно. Не помню всех обстоятельств, но он спросил Прабхупаду о проповеди. Прабхупада объяснил ему (возможно я перефразирую, прошло много лет):

— Ты должен найти маленькую искорку интереса, который есть у человека к Кришне. И ты должен питать эту искру, помогая ей рости.

Это персонализм. Он учил персонализму. Нужно с каждым обращаться как с индивидуальностью. У каждого есть какой-то личный опыт. И надо помогать человека опуститься глубже в своем понимании, но при этом знать откуда они начинают, и уважать их за это. Это был очень хороший ответ.

19-24 Упендра даса

Это было в Сан-Франциско на Вилладж стрит. Он пытался переводить, но ему мешал какой-то шум. Он пытался его остановить. Но мы не слышали никакого шума. Этот шум шел не с трассы, потому что было уже очень поздно. Было тихо. И мы замерли. Преданные пытались услышать этот звук. Он спросил:

— Вы не слышите?

Мы сказали:

— Нет.

Мы прослушали всё — капающие краны, трубы, но ничего не могли найти. В коридоре стоял обогреватель. Я заглянул в него и увидел там мерцающий огонёк. Тогда я полностью выключил газ. И Прабхупада из комнаты сказал:

— Это он.

Он был очень чувствительным. А когда он слышал как хлопают дверьми, он говорил, что этот звук разбивает ему сердце. Мы, западные люди, постоянно входили и выходили и хлопали дверьми. Но мы потом научились так не делать в присутствии Прабхупады.

19-25 Вишакха даси

Преданные поехали в Джайпур, и нас принимали в различных Гаудия-матхах в Джайпуре. Однажды пуджари проводил дневное арати. Прабхупада стоял очень близко к алтарю, а преданные немного позади пели киртан. Я фотографировала Прабхупаду и заметила, что он смотрел вокруг, пытаясь привлечь чье-то внимание. Преданные были погружены в киртан, поэтому они не замечали его. Он поймал меня взглядом и подозвал к себе таким образом. Я подошла. Но так как киртан был очень громким, то мне пришлось поднести ухо прямо к его рту чтобы услышать его. Он сказал:

— У тебя есть рупии?

Я произнесла ему на ухо:

— Нет, но могу достать немного. Сколько надо?

Он подумал секунду и сказал:

— 10.

Я нашла преданного, который стоял немного сбоку и не участвовал в киртане, и сказала:

— Прабхупада просит 10 рупий.

Он тотчас же дал мне 10 рупий. Купюра была расправлена. Я пошла и отдала её Шриле Прабхупаде. Прабхупада аккуратно сложил её пополам, а затем ещё раз, и положил эту купюру между своих ладоней, и держал её так пока шло арати. Когда пуджари задул в раковину, обозначая конец арати, Прабхупада взял купюру в 10 рупий и положил её в ящик для пожертвований. Потом я вспомнила как читала, что когда вы приходите к Радхе Кришне, надо сделать какое-то подношение. Так Прабхупада следовал этому этикету.

19-26 Бхаргава даса

Я помню инициацию Махаратхи. В Париже был маленький храм. В то время Махаратхи не говорил по-английски. Он был мясником и боксером до того, как стал преданным. Мне кажется кто-то сказал об этом Прабхупаде. Когда он потянулся за четками, Прабхупада отодвинул четки назад и сказал:

— Итак, ты больше не будешь убивать животных?

Кто-то переводил. Прабхупада отодвинул четки, хотя перед ним был такой огромный парень, боксер. Он раскрыл рот. Маленький Прабхупада сидел на Вьяса-асане, а этот большой парень трясся в своем дхоти. Они перевели ему, и он замахал головой. Прабхупада дал ему четки и сказал:

— Твоё имя Махаратхи — тот, кто может сражаться с тысячами войнов.

У Прабхупады было такое могущество. Он мог заставить людей трястись. Но у него было так много любви. Основой всего была его любовь. Мы склонны обосновывать свои иллюзии и считаем себя совершенными, чем бы мы не занимались. А духовный учитель всё это видит.

19-27 Сура даса

Иногда другие слуги уходили, и тогда я омахивал Шрилу Прабхупаду. Один раз я думал: «Как так получается, что духовный учитель спит? Ведь шастры говорят, что духовный учитель никогда не спит». Так я спекулировал и возможно на психическом уровне беспокоил таким образом Шрилу Прабхупаду. Прабхупада сидел на своей кровати со скрещенными ногами с внешней стороны веранды в своих комнатах наверху во Вриндаване. И внешне было похоже, что он похрапывает и находится в глубоком сне. Его губа двигалась и я подумал: «Прабхупада храпит, он спит, но я же думал, что духовный учитель никогда не спит». Именно в тот момент, когда я думал о том, что Шрила Прабхупада храпит, он сказал:

— Сколько времени?

Он сказал это очень четко и внимательно. Тогда я понял, что Шрила Прабхупада знал о чем именно я думал и захотел разрушить эти мысли.

— 8:33, Шрила Прабхупада.

И я в своем уме начал повторять «Харе Кришна Харе Кришна…» Я понял, что не должен ни о чем думать, находясь перед своим духовным учителем, кроме сознания Кришны, любви и преданности и повторения Маха-мантры Харе Кришна.

19-28 Упендра даса

Мы помогали ему принять омовение, а он потерял сознание. Мы были вне себя. Мы подняли его, и тогда он пришел в сознание. Мы сказали:

— Шрила Прабхупада, вы теряли сознание?

Он ответил:

— Нет, я не терял сознание.

И тогда он начал вспоминать истории об Америке. Он был так признателен и благодарен этому американскому духу, что у него выступили слезы. Он сказал:

— Только не думай, что я плачу о… — Не помню как он сказал это, но он имел ввиду материальные какие-то идеи.

19-29 Бхаргава даса

В Южной Африке я опять мешал Прабхупаде своим фотоаппаратом. Мне нравилось ловить мудры когда он говорил. Он использовал свою руку только когда говорил что-то. Но как я могу сделать фотографию когда он говорил, если он просил меня не снимать в этот момент? Но мне надо было снимать, даже несмотря на то, что он говорил. Я рисковал побеспокоить его. Так и случилось. Он разозлился на меня и сказал, что я мешаю потоку его мыслей. Но я был импульсивным, поэтому делал это. В Южную Африку прислали несколько его книг. Это были первые издания четвертой и пятой песней Бхагаватам. Прабхупада был очень доволен. Было прекрасно наблюдать как он открывает книги, держит их очень деликатно. Для Прабхупады Бхагаватам по-настоящему был Кришной, Он был в его книгах. И он держал их с такой деликатностью, с таким почтением, как-будто это было Божество. Не было похоже что он держал в руках свои собственные книги. Это было поразительно. Поэтому я всё время щёлкал. Когда Прабхупада получал новые издания своих книг, это было подобно рождественскому утру для ребенка. В какой-то момент я переборщил с щелканьем, и он сделал мне замечание. Он переключился на меня. Я сел перед ним и сказал:

— Прабхупада, я такой глупец.

Он сказал:

— Если ты глупец, то убирайся. Это мой приказ.

Многие из нас очень эмоционально воспринимали Прабхупаду. И я тоже принял это серьезно и вышел из комнаты. Кто-то спросил меня пойду ли я на выступление Прабхупады в университете Витс в Йоханнесбурге. Это было очень важное выступление. И мне показалось, что Прабхупада сказал «Нет». Я сложил свою камеру, вспышку и вышел из храма. Я чувствовал себя очень опустошенным. Я просто сошел с ума. Глядя сейчас со стороны, я понимаю что был чересчур эмоциональным. Я думал: «Может мне покончить с собой? Я огорчил Прабхупаду. Мне надо поехать в Праяг и покончить с собой. Может мне остаться тут до конца жизни и заниматься каким-то смиренным служением?» Мой ум бегал туда и сюда. Я знаю, это звучит забавно. Где-то четыре часа я просто ходил — с 6 до 10 часов. Потом все эти эмоции утихли и я понял: «Прабхупада никогда не отвергнет меня за то, что я делал так много фотографий». В последующие полчаса я нашел телефон и Пушта Кришна приехал и забрал меня. Мне было очень плохо. На следующее утро Прабхупада позвал меня к себе. Он спросил меня:

— Почему тебя не было на выступлении вчера вечером?

Я сказал:

— Прабхупада, я подумал, что вы попросили меня не приходить.

— Я не говорил, что ты не должен приходить, но даже если бы я такое сказал, всё равно ты должен был прийти.

От него исходила такая большая любовь. Вдруг он поменял всё настроение и начал говорить о важности его книг. Он рассказал историю о Шриле Бхактисиддханте, который попросил снять весь мрамор с храма и напечатать книги, потому что книги это очень важно. Но я чувствовал себя очень подавленным, потому что доставил Прабхупаде так много беспокойств. Я был так смущен, что когда Харикеша зашел в комнату я просто выполз оттуда.

В тот вечер было еще одно выступление в университете Витс. Это очень очень престижный университет. По-моему Джон Кеннеди давал там речь. Там был один индийский пожизненный член. Он был фотографом. Он подошел ко мне и спросил:

— Что с тобой случилось? Прабхупада сильно беспокоился вчера. Он спрашивал где ты.

И тогда мне по-настоящему стало не по себе. Мне было плохо и хорошо одновременно. Мне было плохо от того, что я доставил Прабхупаде беспокойства. Но мне также было хорошо от того, что он ценил меня. Они заметили, что меня не было. В тот вечер я снимал уже на 135-миллиметровую камеру, отходя как можно дальше.

19-30 Вишакха даси

Я фотографировала Шрилу Прабхупаду здесь в Лос-Анджелесе сидящим на Вьяса-асане. Рамешвара попросил меня сделать фотографии Шрилы Прабхупады с открытыми глазами. Он считал, что для Чайтанья Чаритамриты и Бхагаватам такие фотографии будут более приемлемы. Я не снимала во время лекции, потому что вспышка и затвор беспокоили Прабхупаду, поэтому я снимала во время молитв Рахда Мадхава. В этот день Прабхупада держал свои глаза закрытыми очень очень долго. Поэтому я просто сидела и ждала когда он откроет глаза. Он спел уже много много мантр. И совершенно неожиданно я почувствовала палец, толкающий меня в спину. Я обернулась и увидела, что санньяси толкает меня своей дандой, давая понять, что я уже давно здесь сижу и мне надо передвинуться, потому что это было место для санньяси. А я сижу тут прямо у его стоп. Я посмотрела на Прабхупаду и в этот момент он открыл глаза и увидел что происходит. Он посмотрел на санньяси очень сурово и строго словно очень недовольный отец. Я была очень благодарна, что этот взгляд был направлен не на меня, потому что он был испепеляющим. Он посмотрел на меня, я сделала снимки и ушла. Но кроме этого случая меня еще больше удивило то, что несмотря на полную храмовую комнату людей (а они приехали на западное побережье отовсюду), никто мне ничего не сказал по этому поводу. Никто не сделал мне замечание: «Эй, я видел, что бла-бла…» Это была мистика. Всё это случилось в комнате, где были сотни преданных, и никто этого не видел. Всё это произошло между нами троими.

19-31 Упендра даса

Я собирался пока он принимал прасад, и он позвал меня:

— Упендра.

Я сказал:

— Да, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— Залезь в мой карман и достань оттуда деньги.

Я залез и достал 20 долларов — 2 купюры по 10 долларов. Он сказал:

— Отдай одну своему сыну, — у меня тогда по-моему уже была дочь и он сказал, — а другую отдай своей дочери.

Я сказал:

— Шрила Прабхупада, я не могу брать у своего духовного учителя.

Он сказал:

— Я не их духовный учитель, я твой духовный учитель, и я говорю тебе отдать эти деньги своим детям.

Позже на Лагуна Бич мой сын гулял и он позвал его. Он любил детей. Просто любил их. Он дал ему немного монет.

19-32 Бхаргава даса

В Бомбее Прабхупада беседовал с индийским джентльменом. В комнате были я, индийский джентльмен и Прабхупада. Прабхупада упомянул, что у меня есть умственно отсталый сын. Я никогда до этого об этом не слышал. Он сказал, что когда ему было 14 лет он однажды ушел и больше он его никогда не видел. Это было прозрение. Прабхупада знал хорошо о страданиях в материальном мире. Я никогда не забуду этого. Я говорил людям, у которых были особые дети, что у Прабхупады был особый ребенок, но обычно я им не говорил о том, что он просто ушел. Но интересно то, что Прабхупада по-настоящему ощущал бремя этого мира.

19-33 Сура даса

Мы написали одно письмо. Я был преданным санкиртаны в те дни. Нас просили не беспокоить Шрилу Прабхупаду, потому что он занят переводами. Он постоянно путешествует. А если у нас возникали какие-то вопросы и проблемы, нам просили идти к своему местному Джи-Би-Си или поговорить с санньяси. В апреле 1974 году, когда мы уже получили инициацию, мы занимались санкиртаной на Всемирной выставке в Спокане. Много преданных санкиртаны распространяли там книги. Президент храма написал письмо Шриле Прабхупаде, приглашая его приехать и дать речь на Всемирной выставке, а мы написали письмо со стороны санкиртанщиков, рассказав ему о том, сколько было распространено книг и как проходила санкиртана. Это было единственное письмо, которое мы написали Прабхупаде за все время. Через несколько недель, так же в апреле 74 года, мы получили ответ от Шрилы Прабхупады на приглашение президента храма. Он писал: «Если вы просто будете распространять мои книги, распространять прасад и проводить Харинаму, это будет так же хорошо, как и мое личное присутствие». А на наше письмо был ответ, который мы никогда не забудем. Мы ожидали каких-то наставлений, прямых наставлений. Прабхупада сказал в этом письме: «Я очень заинтересован в распространении моих книг. И я в долгу перед всеми вами за ваши неустанные попытки, направленные на то, чтобы каждый мужчина и женщина в Соединенных Штатах получил книгу». Конечно, это письмо, как и любые письма, которые мы слышали от Шрилы Прабхупады кому бы то ни было, было для нас очень воодушевляющим и задавало нам цель и направление. Многие из нас, Сухас прабху, Трипурари Махарадж, Махендра и многие другие преданные распространители книг приняли это как свою миссию ради Шрилы Прабхупады на всю свою жизнь — сделать так, чтобы каждый мужчина и женщина в Соединенных Штатах получил книгу. Это было очень хорошее письмо в 74 году.

19-34 Вишакха даси

В Бомбее в ранние дни в начале 70-х Прабхупада прямо перед рассветом, когда было еще достаточно темно, спускался по ступенькам дома, в котором он жил и шел на пляж Джуху на утреннюю прогулку. Каждый день я отправлялась с ним, и я встречала его когда он спускался по лестнице. Одним утром я сидела на лестничной площадке и повторяла круги. Было темно и я не услышала как Прабхупада спускается. Он шел очень тихо. Когда он проходил прямо мимо меня на таком расстоянии, что я могла коснуться его рукой, он сказал:

— Спасибо тебе большое.

А всё, что я делала — это повторяла джапу. Он был таким благодарным и воодушевляющим даже за малейшее усилие.

19-35 Бхаргава даса

То тут то там я впадал в небольшую депрессию. Однажды во время киртана в Мэноре мой ум погрузился в депрессию и совсем закис. Я медленно двигался туда-сюда, в то время как все танцевали в экстазе. Я посмотрел наверх, и увидел как Прабхупада показывает мне руками, чтобы я начинал двигаться. Я почувствовал волну, которая прокатила по мне, и я начал танцевать как сумасшедший. Это было очень интересно. Прабхупада мог дотянуться до вас. Несмотря на то, что в комнате было 100 или 150 других душ, он протягивал руки к вам. И я уверен, что каждый преданный в этой комнате имел свою личную связь с Прабхупадой. Это было так необычно.

В другой раз я тоже чувствовал депрессию и скорбь. Я был в его комнате. Я подумал, что если буду так продолжать, то Прабхупада отчитает меня или просто не захочет на меня тратить свое время. А он просто был очень мягок ко мне и общался со мной как-будто он проповедовал новому преданному чтобы тот терпел, следовал 4 регулирующим принципам, и тогда всё будет хорошо. Он просто мягко со мной общался. Он видел насколько я был слаб. Это тоже поразило меня, что кто-то может быть очень ученым и образованным, и в то же время сохранять такую эмоциональную чувствительность по отношению к другим.

19-36 Упендра даса

Однажды я говорил с ним о… (На этой записи обо всём можно говорить?) о мастурбации. Мне было так стыдно. И я говорил с Прабхупадой. Вместо того, чтобы отчитывать меня или смотреть с отвращением на меня он сказал:

— Все мы склонны к этим дурным привычкам.

Но то, как он сказал об этом, сделало проблему такой маленькой, что о ней можно было не беспокоиться.

Я помню как он спрашивал у Гаргамуни:

— У тебя есть сексуальные желания?

И вместо того, чтобы сказать «Нет», он сказал «Да». Прабхупада спросил:

— И что ты делаешь?

— Я терплю.

Прабхупада сказал:

— Да, просто терпи.

19-37 Сура даса

Одна матаджи задала Шриле Прабхупаде вопрос о том, что женщины ведут себя слишком агрессивно. Конечно скорее всего это есть и в переписке. Но также был такой вопрос и в тот раз. Шрила Прабхупада ответил, давая наставления для матаджи:

— Да, мы должны быть подобны льву на охоте, и подобны ягненку дома.

В те же дни Шриле Прабхупаде показали комикс, который стал очень популярным. Это было летом в Чикаго. Он только появился в журналах. По-моему Джая Тиртха показал этот комикс Шриле Прабхупаде. Первая сцена изображала преданного, который подходит к туристу, пассажиру в аэропорте. Второй кадр показывал как пассажир отказывается. На третьем кадре была потасовка «Пау! Бэм! Кабуум!» Последний кадр показывал как Бхагаватам застрял в шее у туриста, а преданный уходил, считая деньги. Мы боялись, что Шрила Прабхупада сочтет это оскорбительным и будет расстроен нашей настойчивостью в распространении когда увидит эту карикатуру. Но вместо этого Шрила Прабхупада рассмеялся, и видно было, что он восхищен и доволен этим комиксом.

19-38 Вишакха даси

Это снова было на утренней прогулке в Бомбее. Женщина, которая была пожизненным членом, отвезла нашу небольшую группу в приятное место, где Прабхупада мог погулять. После прогулки мы все сели в машину, и как это часто происходит в Индии, какие-то попрошайки подошли к машине. Это была женщина с маленьким ребенком на руках, и также с ней рядом были другие дети. Видно, что им очень требовалась помощь. Они начали просить у Шрилы Прабхупады. Шрила Прабхупада взял какие-то пайсы и положил в руки каждому из детей и женщине. Я читала в Бхагавад-гите о пожертвовании в гуне невежества. Поэтому я набралась наглости и спросила Шрилу Прабхупаду:

— Почему вы даете деньги попрошайкам?

Шрила Прабхупада ничего не ответил. Я сразу же почувствовала, что сделала какое-то оскорбительное замечание. Прервав тишину я сама ответила на свой вопрос. Я сказала:

— Потому что это трансцендентно.

Он сказал:

— Да.

Из этого я поняла, что то, что он дает своей рукой, будучи чистым преданным, отличается от того, что дает кто-то другой. Это был чудесный поучительный момент.

19-39 Бхаргава даса

Он сказал, что есть два вида сиддхи: садхана-сиддхи и крипа-сиддхи. Он сказал:

— Садхана-сиддхи — это когда человек следует правилам и предписаниям преданного служения с целью удовлетворить Кришну. И по милости Кришны он может достичь совершенства. Иногда человек не может следовать всем правилам и предписаниям преданного служения, но если у него есть сильное желание совершить какое-то великое служения для Кришны, он может тоже достичь совершенства по милости Кришны.

Он сказал:

— Как Клайв, который сначала отправился в Индию на корабле Британской Ост-Индийской Компании как юнга. Но позже благодаря его политическим и военным деяниям он смог присоединить большую часть Индии к Британской империи. И благодаря этому служению Британская империя признала его заслуги и сделал Лордом.

Он привел такой пример.

19-40 Упендра даса

Для того, чтобы научиться делать массаж, надо чтобы тебе самому сделали массаж. Он продемонстрировал на мне те движения, которые он хотел чтобы я делал ему. Я всё понял и продолжил. Он никогда не ложился во время массажа. Как я понимаю сидеть во время массажа более саттвично. Я начинал со стоп и двигался вверх к животу, потом массировал руки, потом спину, и в конечном счете голову. Голова требовала больше всего времени, но была самой легкой частью. Массаж требовал от нас много сил. Прабхупада мог принимать крепкий массаж. По-моему массаж и прогулки начались постоянно после того, как он заболел и у него случился сердечный приступ в Нью-Йорке. Он брал с собой на прогулку по пляжу некоторых из нас. Мы сильно утомлялись, а он продолжал идти.

19-41 Бхаргава даса

Однажды в Бомбее Нитай делал массаж Прабхупаде на крыше. Не знаю, стоит ли мне упоминать имена? На самом деле я не должен упоминать имен, потому что это мои духовные братья. Так или иначе, там были двое Джи-Би-Си, у которых постоянно происходили конфликты под влиянием эго. Один из них пришел увидеться с Прабхупадой, потому что хотел как-то нажаловаться на другого. Он по-настоящему злорадствовал: «Я поймал его!» Прабхупада принимал массаж, а тот рассказывал ему об этом. Прабхупада очень расстроился. Он сказал:

— Когда я даю им немного власти, они начинают командовать: «Делай это, делай это, делай это!» Нет, сначала сделай так, чтобы они полюбили тебя. Тогда они будут делать всё, что ты пожелаешь.

Это было очень интересное откровение. Потом Прабхупада немного подумал. По-моему всё это происходил в тот момент, когда я только приехал в Индию, не могу вспомнить всей хронологии. Я пытался найти себе какое-то занятие. И я спросил об этом Прабхупаду. Прабхупада очень сильно на меня разозлился. Это случилось сразу после той сцены. Он сказал:

— Ты что, думаешь что я машина, отвечающая на вопросы? Я должен весь день отвечать на вопросы? Читай мои книги. Все ответы ты найдешь в моих книгах.

Снова я просто выполз с крыши. Прабхупада меня опустошил. Внизу Нитай посмеялся над тем, как Прабхупада отчитал меня. Я был расстроен, потому что не ожидал ничего подобного. Но глядя назад я понимаю, что вся эта политика ранила сердце Прабхупады так же, как ранит наши сердца. На каком-то уровне он уже не мог быть всё время со всеми. Он пытался воспитать своих учеников. Но когда они всё портили это забирало годы из жизни Прабхупады. Может быть это мои спекуляции. Его всё это беспокоило, но что он мог сделать? У него было так много учеников.

19-42 Вишакха даси

В какой-то момент Прабхупада тратил множество часов на то, чтобы найти хорошую землю в Джуху. Он жил в доме пожизненного члена Карттикеи Махадевии. Он и его семья были очень замечательными людьми. Он предоставил Шриле Прабхупаде все условия. По вечера Прабхупада читал лекции у него дома. Периодически, кроме постоянных преданных, приходили гости. Однажды пришел своего рода садху. Во всяком случае он так себя вёл. Прабхупада наблюдал за ним, и я тоже заметила, что Прабхупада наблюдает за этим человеком. А этот человек смотрел на учениц Прабхупады. Это стало заметно. Это не было явно, но если немного понаблюдать, то можно было увидеть. Во время лекции Прабхупада процитировал стих: «С тех пор, как я начал повторять эти имена Кришны, когда я думаю о сексуальной жизни моё лицо искривляется и я сплёвываю на эту мысль». Он произнес стих на санскрите и спросил садху:

— Какого значение этого стиха?

Садху объяснил какое-то другое значение. Он подумал о другой шлоке. Он не дал перевод этой шлоке. Прабхупада сказал: «Не-не», и дал правильный перевод. Для меня это снова явилось примером того, как Прабхупада вежливо давал ясно понять какую-то точку зрения, помогая этому человеку.

19-43 Бхаргава даса

К Прабхупаде пришел человек по имена Гхош. Он был главным министром Бенгалии. Его звали Тарун Канти Гхош. По-моему его дед или прадед был очень великим писателем в Индии. Он был другом Бхактивиноды Тхакура и написал прекрасную книгу о Господе Чайтанье — Господь Гауранга или спасение для всех. Он написал некоторые пьесы о Господе Чайтанье. Его стиль письма был исключительным. Если вы будете читать его на Бенгали, то подумаете: «Вот это автор!» Его выражения и описание были мастерскими. Так или иначе, его внук или правнук стал главным министром Бенгалии и был большим сторонником Прабхупады. Он любил Прабхупаду и пришел с ним увидеться. Он посещал ашрам Бхагавана Раджнеша, и поэтому он прославлял Прабхупаду: «Вы единственный, кто проповедует настоящую дхарму Индии».

Но даже у таких больших людей есть проблемы. И он поделился ими с Прабхупадой. Он жаловался Прабхупаде, что сейчас слишком много политических партий. Прабхупада просто посмотрел на него и сказал:

— Демократия — это не хорошо.

Тарун Канти Гхош был ошеломлен. Они обсуждали различные политические партии, и Прабхупада сказал:

— Нет, демократия — это не хорошо.

Он был в шоке и не знал что сказать, потому что духовный учитель говорит истину, а Прабхупада был духовным реалистом. Он считал, что демократия создает эту силовую политику, которая является очень неэффективной формой правления. Он был очень прямолинеен и Тарун Канти Гхош не мог ничего ответить на это. Он чувствовал: «Кто-то говорит правду». Когда Прабхупада так говорил это не подразумевало даже обсуждения. Он был очень прямым.

Затем он подошел и сел рядом с Прабхупадой и положил свою голову на колени Прабхупаде. Прабхупада потрепал его по голове как маленького ребенка, а он наслаждался этим. Такой могущественный человек, глава правительства Западной Бенгалии наслаждался тем, как Прабхупада гладит его по голове как ребенка.

19-44 Сура даса

Они читали письма Шриле Прабхупаде, и несколько таких писем были выдающимися. Нам повезло слушать как зачитывали одно такое письмо. В нем рассказывалось о проповеднической деятельности учеников Прабхупады в Югославии. Они описывали как людям давали прасад, Харинаму и книги. И когда они уходили, то их руки были полны книг, их животы были полны прасада, а кошельки пусты. Шрила Прабхупада ответил:

— Это была моя программа. Руки полны, живот полон и кошелек пуст. Это моя программа.

Затем Прабхупада сказал:

— Когда я слушаю истории об их проповеди, я забываю о своем болезненном состоянии. Это приносит мне огромное счастье.

В другой раз обсуждались различные достижения в Южной Африке, открытие ресторанов и другая деятельность. Шрила Прабхупада сказал:

— Когда я слушаю о достижениях своих учеников, моя грудь раздувается от гордости за них.

В то время Шрила Прабхупада делал небольшие утверждения, который пронесутся сквозь десятилетия и века.

19-45 Шри Натхаджи даса

28 сентября 1977 года явился очень очень скорбным днем. Находясь в Бомбее, я получил звонок от Гирираджа Свами. Было около 4:30 утра. Я услышал от Гирираджа Махараджа очень печальную вещь. Он плакал по телефону. В те дни у меня был большой Додж — огромная американская машина. Можно было даже спать сзади. Он сказал:

— Прабхупада собирается оставлять тело.

Я спросил:

— Что?

Я никогда до этого не слышал, чтобы кто-то собирался оставлять тело. Это звучало как если кто-то собирается покончить с жизнью. Я спросил:

— Что вы имеете ввиду, говоря, что Прабхупада собирается оставить тело? Где он хочет оставить тело?

Он сказал:

— Он хочет поехать во Вриндаван. Он оставляет тело. Он уходит. Нам надо довезти его до станции.

Но так как он не ел уже почти 6 месяцев, а питался только соками и чаранамритой, его тело истощилось. Едва ли на нем были какие-то мышцы. Вены прижимались к костям, и это причиняло большую боль. Он был человеком, с которым я сражался, спорил, он был подобен льву, он был очень очень прекрасным полемистом, в философии он мог победить кого угодно. И вдруг я увидел Прабхупаду этим утром очень очень исхудавшим. Как Кришна говорит в Бхагавад-гите, он вобрал всё в себя как черепаха. Итак, тем утром, 28 сентября 1977, Шрила Прабхупада решил уходить. В первый раз я вымыл свою машину, потому что не хотел, чтобы Прабхупада спал в нечистой машине. Моя жена подготовила приятную шелковую постель. Мы украсили всё цветами и зажгли благовония. Я подъехал к храму, где произошло несколько вещей.

Во-первых, Прабхупаду спустили вниз из своих комнат в большой корзине. Это напомнило мне истории о Моисее или Карне, которых приносили в корзине. Преданные плакали. Он все были подавлены, если можно применить такое слово. Духовно они чувствовали сильную разлуку с Прабхупадой, которая предстояла им. Мне нужно было вести машину, и я чувствовал себя Акрурой, жестоким человеком, который увозит Прабхупаду от преданных. Но это был мой долг, я должен был делать это. Я сидел спереди за рулем, рядом со мной был Брахмананда Свами, достаточно большой. За ним сидел Тамал Кришна Госвами, последний секретарь Прабхупады. И также там был Гирирадж Махарадж. Нас было четверо. Это была очень большая машина. Четыре человека могли сидеть спереди. В то время не было спортивных сидений. Переключение передач было на руле. Прабхупада отдыхал сзади, а Упендра, его последний слуга, сидел на полу. Багаж Прабхупады лежал сзади. Тамал Кришна Махарадж как школьный учитель сказал мне:

— Езжай очень медленно. Не гони.

Бомбейские дороги все были в выбоенах.

— Прабхупаде будет очень неприятно.

Я сказал:

— Хорошо, — и спросил, — мы едем на станцию в Бомбей? Какой у нас поезд?

Прабхупада собирался во Вриндаван на Матхура Экспрессе. С 4:30 утра до 8:00 я не пил никакой воды. Затем наступило 9 утра. Стало достаточно жарко, и Прабхупада был в машине, а мы ехали очень медленно. Упендра сзади сказал:

— Прабхупада хочет, чтобы ты ехал быстрее.

Я сказал:

— Хорошо, Прабхупада хочет чтобы я ехал быстрее. Я поеду быстрее.

Когда я был молодым, я был гонщиком ралли. Поэтому мог ехать по-настоящему быстро. Я прибавил скорости. А в те дни были огромные машины, которые не экономили бензина. Поэтому они могли сразу рвануть. В момент когда я нажал на газ Тамал Кришна Махарадж заволновался. Он сказал:

— Я же попросил тебя ехать медленно. Что ты делаешь?

Я сказал:

— Мне Упендра сзади сказал, что Прабхупада просит ехать быстрее.

Он сказал:

— Не-не-не. Езжай медленнее.

Не прошло и минуты, как Упендра говорит мне снова:

— Прабхупада просит ехать быстрее. Почему ты не едешь быстрее?

Я подумал: «Тот, кому я по-настоящему должен служить — это Прабхупада. Поэтому я буду ехать быстрее». И я сказал Тамал Кришне Махараджу:

— Реши этот вопрос с Упендрой и позволь мне просто ехать.

Мы думали, что прибудем на центральную станцию в Бомбей слишком рано. Мы с Рам Туласи, другим преданным, пошли к начальнику станции попросить инвалидную коляску для Прабхупады чтобы довезти его от моей машины до его специального купе в поезде. По привычке я просто спросил начальника станции:

— Матхура Экспресс отправляется в 11 часов?

Он сказал:

— Разве вы не читали газеты? С сегодняшнего дня в 10:30.

Я посмотрел на часы и сказал:

— Осталось 5 минут. Через 5 минут поезд отправится.

Мы с Рам Туласи побежали с креслом-коляской. Но перед этим я сказал начальнику станции:

— Я заплачу вам сколько угодно, но задержите поезд. Не пускайте его пока я вам не скажу.

Он сказал:

— Что? Меня никогда так не просили.

Я сказал:

— Сюда идет большая команда, и среди них очень святая личность. Он собирается оставлять тело во Вриндаване. И он должен попасть на поезд.

Он сказал:

— Оставлять тело? Что вы имеете ввиду?

Я сказал:

— Просто побежали со мной.

Я был достаточно молод. Сейчас мне 57, но тогда мне было 37. Это было 20 лет назад. Я сказал Гирираджу Махараджу:

— Мы попали в просак. Сегодня поезд отправляется раньше.

Он сказал:

— Нет, мы смотрели расписание.

Я сказал:

— Не важно что там написано. Как только начальник станции просвистит, поезд сразу тронет. Поэтому лучше взять Прабхупаду с нами.

Мы побежали. Некоторые преданные подготовили всё в специальном купе для Прабхупады. Там не было кондиционера, хотя лучше было заказать купе с кондиционером. Так или иначе, они купили купе без кондиционера. Мы привезли Прабхупаду. И за пару минут до отправления поезда он удобно спал в своем купе.

Было уже 10:30, и я испытывал очень сильную жажду. Поэтому я пошел купить себе бутылку содовой в киоске на платформе. Слуга Прабхупады Упендра сказал:

— Прабхупада зовет тебя внутрь.

Я оставил эту бутылку и вошел в купе. Я думал: «Зачем Прабхупада зовет меня?» Прабхупада попросил:

— Пододвинься поближе.

Я пододвинулся к нему очень близко. Он сказал:

— Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты привез меня.

Это было очень трогательно, потому что он испытывал сильную боль, он уже оставлял свое тело, а кроме этого я особенно ничего не сделал. Прямо там, в поезде на глазах у всех я принес свои поклоны и обхватил лотосные стопы Прабхупады. Тамал Кришна Махарадж и другие сказали:

— Не касайся его стоп.

Я сказал:

— Нет, это моя последняя возможность.

И я сказал:

— Прабхупада, я предаюсь вам. Вы мой духовный учитель.

Он положил свою руку на мои волосы и благословил меня. Он даже приподнялся, облокотившись на руку. Он сладко улыбался. Поезд отправился. Преданные сказали:

— Смотри, поезд тронулся, тебе лучше выпрыгивать, иначе следующая станция достаточно далеко.

С неохотой я выпрыгнул из двигающегося поезда. Я стоял наблюдал за уходящим поездом, пока он совсем не скрылся из виду. Я больше уже не чувствовал жажды и меня не волновала эта бутылка. Когда я вернулся в машину весь в слезах, гирлянда Прабхупады висела на руле. Он не забыл. Это был последний раз, когда я видел Прабхупаду. С 71 до 77 в основном я просто сражался с Прабхупадой. Я спорил, сражался, и в конце предался.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)