Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 18

18-01 Дина Бандху даса

Мы были у Даймонд Джим’с на Голливудском бульваре. Вишнуджана пел голливудскую мелодию. Вдруг его глаза округлились, и он сказал:

— Прабхупада!

Он сразу же упал в поклонах. Мы обернулись и увидели Прабхупаду в маленькой машине Форд Пинто. Он выражал нам свои пранамы. Я подумал: «Мы же млеччхи, но Прабхупада был так счастлив видеть преданных на Харинаме, проповедующих Святое имя, в таком деградированном месте». Он был так счастлив и выражал свои пранамы. Мы просто упали прямо там на улице. А Прабхупада был так доволен видеть, как мы проповедуем. Это мое первое воспоминание о Прабхупаде, и оно всегда со мной.

18-02 Бхавананда даса

Первый раз я встретил Шрилу Прабхупаду в 1969 году. Я уже немного общался с преданными до этого. Но в храм я приехал в 1969 году. В то время храм в Лос-Анджелесе находился на бульваре Ла Сьенега. Прабхупада пришел вечером в храм, чтобы прочитать лекцию. Я был поражен тем, насколько он был идеальным человеком. В то время, конечно, мое видение совершенства было внешним. Я всегда замечал людей, которые имеют идеальную осанку, идеальный стиль. И когда Прабхупада вышел из машины, я подумал: «Он совершенен». Он совершенно выглядел. И в окружении всей этой суматохи санкиртаны он вел себя очень отстраненно. Но не в том смысле, что он был равнодушен, а скорее он просто проплывал через весь этот хаос. Он был совершенным образом сконцентрирован внутри себя. Меня это очень поразило. Он прочитал лекцию. Я очень туманно помню, о чем была лекция. Но помню, что я преисполнился энтузиазма. После лекции он встал со своей Вьяса-асаны и начал водить нас, танцуя, по храмовой комнате. Он останавливался у каждой картины, которые нарисовала Джадурани. Он останавливался, поднимал руки, и раскачивался. Мы все выстроились за ним, и все мы качались, и кричали, и прыгали. Он был в таком экстазе. Это был для меня самый необычный опыт. Теперь мы знаем, что это самый необычный опыт, который только может ощутить человек во всей вселенной.

18-03 Йогешвара даса

Первое письмо, которое я получил от Прабхупады, касалось моей инициации. Шрила Прабхупада отметил, что в моем письме, адресованном ему, я оценил общение со своими старшими духовными братьями и сестрами. Он сказал в своем ответе мне:

— Да, таков вайшнав. Это очень хорошо, что ты понимаешь важность принятия руководства старших духовных братьев и сестер. Следуй их наставлениям и продолжай свое преданное служение. Тогда Кришна тебя благословит.

Это общение с преданными и получение наставлений от старших вайшнавов даже более важно, чем воспевание. Потому что воспевание, хотя и является в преданном служении принципом номер один, если оно в стороне от общения, которое дает нам информацию, понимание, и помогает преодолеть нам различные проблемы, такое воспевание прекратится. Мы перестанем воспевать, если у нас не будет общения. Мы истощимся. Поэтому, на самом деле, общение с преданными — это самый важный принцип в преданном служении.

18-04 Пушкар даса

Я получил инициацию лично от Шрилы Прабхупады в 1971 году. Это была крупная инициация, и она продолжалась целую неделю. Очень много людей были инициированы. Есть даже запись этой инициации. Это одна из редких записей инициации, и она достаточно продолжительная. В архивах она должна быть, но у меня есть копия. Многие из нас получили тогда инициацию. В те дни много людей присоединялось на Хенри Стрит. Прабхупада приехал в мае-июне 1971 года. Это было раннее лето. Много людей получили инициацию. Он лично сказал мне:

— Твое имя — Пушкар. Пушкар — это священное озеро в Индии. И если человек примет омовение в этом озере, он станет преданным. Ты должен приводить людей к этому озеру.

Так он сказал. Конечно же, я тогда подумал: «Что все это значит?». Но я отправился к озеру Пушкар в 1974 году, когда я приехал в Индию. Это оказалось очень маленькое озеро. Очень трудно было кого-то туда затащить. Я говорил с одним парнем, мать которого там искупалась. Но он не хотел входить в это озеро. Он был атеистом и не верил в могущество этого озера. Но его мать была очень благочестивой. Но я думаю, что Прабхупада говорил это в более широком смысле, имея ввиду то, что я должен приводить людей в сознание Кришны.

18-05 Дина Бандху даса

Я приехал в Лос-Анджелес, чтобы получить инициацию от Шрилы Прабхупады. Насколько я знаю, это было последнее огненное жертвоприношение, на котором Прабхупада делал всё сам. Он начитывал четки на глазах у всех. На это ушло много часов, потому что нас было 10 человек. Там были я, Джая Тиртха, Кришна Канти, Даянидхи, Читралекха, других не помню. Но нас было 10 человек. И Прабхупада начитывал всем четки. Он прочитал перед нами 10 кругов. Это были четки компании Тенди белого цвета. В руках Прабхупады они были похожи на жемчужную цепочку. Он особым образом держал четки, вытягивая их между рук. Когда он читал на моих четках, я пододвинулся к нему. Он спросил меня о четырех регулирующих принципах. Я сказал:

— Избегать мясоедения, незаконных половых отношений, азартных игр…

И затем мой разум помутился. Я просто замер. Я пытался думать. Прабхупада ждал. Я замер и не мог ни о чем думать. Кто-то толкнул меня в бок и сказал: «Не употреблять наркотики». И я сказал:

— Да, избегать одурманивающих средств.

Прабхупада посмеялся и сказал:

— Да, никакого ЛСД.

Он спросил у меня сколько кругов я буду читать, вручил мне четки и сказал:

— Твое имя — Дина Бандху. Дина Бандху — значит друг смиренных.

18-06 Бхавананда даса

Что касается моего имени. Через несколько лет, когда я был в Майапуре, у нас был построен только первый гестхаус. Прабхупада выходил на утреннюю прогулку между маленькими насыпями вдоль рисовых полей. Мы только отошли от наших зданий, как Прабхупада сказал:

— БхавА-ананда.

Он сказал:

— Вы знаете, что значит БхавА-ананда?

Гаргамуни Махарадж ответил:

— Да, это тот, кто поглощен в экстаз бхавы.

Прабхупада сказал:

— Нет. Это Бхавананда. А его имя БхавА-ананда. Это значит тот, кто бесконечно наслаждается в этом материальном мире.

В тот момент я должен был бы принять это как предупреждение. Я еще расскажу об этом. Я сказал:

— Прабхупада!

Он сказал:

— Да. Но это потому, что бхавА означает рождение в этом мире. Это преданный. Преданный бесконечно наслаждается в этом материальном мире, потому что тот предоставляет бесконечные возможности для проповеди.

18-07 Йогешвара даса

Я думал, он оценит, если я проявлю небольшой юмор. Поэтому я сделал объявление. Это было в 1972 или 1973 году в Нью-Йоркском Университете. Я сделал комикс для студенческой газеты и дал ему название «Кришна Йога Клуб». На первом кадре был нарисован крутой парень в темных очках. А на втором — он был полностью распростерт по земле толпой студентов, бежавших с флажками «Кришна Йога Клуб» открывается сегодня». Шрила Прабхупада написал мне письмо, в котором сказал: «Я не думаю, что тебе нужно отвлекаться на такие комиксы. Наша сила заключается в нашей чистоте. А такой подход показывает вещи менее значимыми, чем они есть на самом деле. Нам не надо сходить с нашего пути для того, чтобы привлечь внимание общества. Не надо менять основу. Пусть чистота остается нашей силой». На самом деле, когда вас отчитывает духовный учитель — это большое благословение. Все эти годы я носил внутри себя этот случай, и он повлиял на всё, что я с тех пор делал.

18-08 Пушкар даса

Я рисовал портрет Шрилы Бхактисиддханты в профиль. Это была по-настоящему серьезная картина, с завязанной шикхой. Я нарисовал за ним Радху и Кришну вместе с гопи. Цвета была достаточно мрачными. Мы повесили эту картину в комнате Прабхупады, и я ушел. После этого Джадурани мне рассказывала, что Прабхупада спросил:

— Кто нарисовал эту картину?

Джадурани сказала:

— Это новый юноша Мэттью.

Это было забавно, потому что, рисуя, у меня немного не получался нос, и Бхарадрадж немного поправлял его, где-то в течение 5 минут.

Итак, Прабхупада увидел картину, а она сказала:

— Это нарисовал Мэттью.

Я тогда был бхакта. Прабхупада сказал:

— Да, Бхарадрадж нарисовал её.

Она сказала:

— Нет-нет. Мэттью нарисовал.

Он сказал:

— Бхарадрадж нарисовал.

Так или иначе, таков был Прабхупада.

18-09 Бхавананда даса

Когда Прабхупада вернулся в Лос-Анджелес в 1970 году, мы в то время арендовали маленький дом на Формоза Авеню, недалеко от Мелроуз Авеню. Карандхара и я делали ремонт. Мы строили алтарь, украшали его, вешали занавес. И я очень хотел увидеть Прабхупаду. Но Гаргамуни сказал:

— Нет, нет. Прабхупада пойдет на прогулку, а мы хотим, чтобы ты остался здесь. Занимайся алтарем, закончи тут всё, чтобы, когда он вернулся, всё было готово, и тебя здесь не было.

Я продолжал убеждать Карандхару:

— Господи, я так хочу увидеть Прабхупаду.

Карандхара сказал:

— Нет, нам нужно делать то, что нам сказали. Просто доделать всё и убраться отсюда.

Но, Бинго! Прабхупада вошел в дверь. Кришна, к счастью, удовлетворил мое желание. Он посмотрел и сказал:

— О, очень хорошо!

Он посмотрел на алтарь и ему всё понравилось. Он спросил:

— Ты всё это сделал?

Я сказал:

— Да, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— Видишь разницу. Ты мог бы делать дизайн для диско-клуба и отправиться в ад. А сейчас ты делаешь алтарь для Кришны и отправишься на Вайкунтху.

Хорошо. Мы ушли, и я был очень счастлив.

18-10 Дина Бандху даса

Я присоединился в Боулдере. Бхавананда выходил там с Харинамой и открыл храм. Он был там президентом храма. В те дни у нас были дхоти из полиэстера и лавсана. У меня тоже был кусок шафрановой лавсановой ткани. Она была очень яркой. Но также и скользкой. А в те дни мы не завязывали дхоти узелком. Мы просто его подворачивали. Я танцевал, подпрыгивая вверх. И вдруг почувствовал, как она соскочила. Она не упала, потому что я успел её поймать. Я был в таком экстазе. И всё это происходило прямо перед Прабхупадой. Я схватил свое дхоти, и продолжил прыгать перед Прабхупадой.

18-11 Йогешвара даса

Он принимал массаж днем, и ему нравилось, когда во время массажа ему кто-нибудь читал. Один раз я читал Чайтанья Чаритамриту во время массажа. Это была одна из глав, которая объясняла, что если вы будете двигаться в южном направлении по такой-то железной дороге, и высадитесь на такой-то станции, потом проедете 3 минуты на автобусе и пройдете еще 2 квартала налево, вы увидите камень, а за камнем растет дерево. И это то дерево, где Чайтанья Махапрабху делал то-то и то-то. У меня захватило дух. Я сказал:

— Шрила Прабхупада, здесь описываются такие невообразимые подробности.

Он улыбнулся мне и сказал:

— Да, им придется принять то, что это движение авторитетно, истинно. Поэтому я поместил сюда так много подробностей. Они думают, что у нас какой-то культ. Но это докажет им обратное.

18-12 Пушкар даса

Я сидел рядом со Шрилой Прабхупадой, когда мы получили первую партию Бхагаватам в твердом переплете от Дай Ниппон. Прабхупада открыл книгу, изучил её, посмотрел картинки и сказал:

— Я думаю, что художники — это лучшие распространители книг.

Это что-то, что трудно забыть. Позже мы получили Гиту от Макмиллана, которая была не очень хорошо отпечатана. Шрила Прабхупада сразу это заметил. Джаядвайта стал приводить доводы Макмиллана, почему они не смогли сделать всё хорошо. Прабхупада сравнил их с японцами, потому что Дай Ниппон напечатал гораздо лучше. Он сказал:

— Да, они так много оправдываются. Как этот человек, который танцевал и падал. Он не мог танцевать. И поэтому он сказал, что там кочка, которой на самом деле не было. Они просто гонятся за деньгами. — И поднял свою руку. — Они думают только о деньгах.

18-13 Бхавананда даса

Поначалу в Лос-Анджелесе они брали на утренние прогулки только двух или трех преданных, которые могли идти за Прабхупадой. Обычно он не говорил много. Однако однажды, когда мы только купили маленький дом на Беверли Хиллз, мы отвезли его на пляж между Санта Моникой и Сансет. Там были огромные дома, огромные машины. Прабхупада гулял вдоль дорог, усаженных пальмами. Я шел прямо за ним. Конечно, мои глаза привлекались всеми этими роскошными особняками и великолепными садами. Я был больше сосредоточен на этом, чем на Прабхупаде. И в какой-то момент Прабхупада закашлял. Именно в тот момент, когда я задумался. Он повернулся и плюнул прямо на газон рядом с этими огромными домами с большим презрением. Это для меня был урок.

18-14 Дина Бандху даса

Раньше храмовая комната в Лос-Анджелесе находилась там, где сейчас музей Бхагавад-гиты. Прабхупада заходил через заднюю дверь, приносил поклоны Божествам и садился на Вьяса-асану. Итак, Прабхупада вошел через заднюю дверь. И как только он вошел, он запрокинул назад голову, как он это обычно делает, и спросил:

— А что там в глазу у Кришны?

У нас тогда были маленькие Божества. Из той двери я не мог бы даже увидеть вообще глаз Кришны, не говоря уже о том, что там у Него в глазу. Прабхупада спросил:

— Что там в глазу у Кришны?

Даже у пуджари, которые были там, заняло две минуты, чтобы понять, о чем говорит Прабхупада. Наконец они нашли кусочек тилаки. Когда они ставили тилаку, маленький кусочек упал в глаз Кришны. Мы все были совершенно шокированы.

18-15 Йогешвара даса

Это была не утренняя прогулка, а утреннее сидение на заднем дворе Бхактиведанта Мэнора. Мы иногда выходили утром или ранним днем и сидели там в кружке, читали джапу, иногда задавали вопросы, а иногда он нас о чем-то спрашивал. Я спросил:

— Есть два человека одинаково неквалифицированных для преданного служения. Один из них становится преданным, а другой не становится. В чем разница?

Он бросил на меня свой взгляд. Он сказал:

— Не пытайся найти формулу беспричинной милости. Она беспричинна. В конце концов, она зависит от того, кто дает эту милость.

Он был дающим милость. Он никогда не заставлял нас заполнять какие-то анкеты. Он никогда не спрашивал о нашей истории, о нашем прошлом, что ты сделал хорошего, что сделал плохого. Он никогда не устраивал никаких прослушиваний для того, чтобы мы стали его учениками. Он говорил:

— Всё, что было в прошлом, уже позади. С данного момента начинай следовать правилам и предписаниям.

Такова должна быть наша предрасположенность по отношению к людям в сознании Кришны. Мы должны склоняться перед всеми, кто пытается служить Кришне, что уж говорить о людях, которые по тем или иным причинам ушли из движения. Как вайшнавы, мы должны обращать внимание на совершённое ими служение. Мы должны найти способ вдохновить их и вернуть их назад, демонстрируя им такую же любовь, симпатию и заботу, которую Шрила Прабхупада проявлял по отношению к нам.

18-16 Пушкар даса

Когда я, в конце концов, приехал в Майапур, Прабхупада попросил нас оформить двери. Также я расписывал стены в зале Панча-таттвы рядом, со старой храмовой комнатой. Однажды я расписывал дверь. Я перерисовывал картину Кришны и Баларамы, прыгающих с большой горы. Эта картина до сих пор там. В 1994 году её покрыли лаком. Прабхупада проходил вокруг. Там больше никого не было — только Прабхупада и я. Я расписывал дверь. Если вы будете подниматься на второй этаж, то слева увидите дверь. Её я тогда расписывал. Он прогуливался вокруг, начиная с противоположной стороны. Он подошел ко мне. Я стоял на ящике или на стуле. Он остановился, продолжая повторять джапу, и спросил:

— Сколько у тебя уходит времени на это?

Я почувствовал себя нелепо, потому что хотел бы работать в десять раз быстрее. Я сказал:

— Прабхупада, я очень медленно делаю. Это у меня занимает около недели.

Он сказал:

— Медленно, но уверенно.

И он продолжил свою спокойную и непринужденную прогулку.

В другой раз я нарисовал большую картину Прабхупады. Она осталась в Майапуре. Когда он увидел её, она ему очень понравилась. Когда я вошел, он сказал:

— Итак, ты профессионал. Просто нарисуй цепь наших учителей, и ты вернешься домой к Богу.

В другой раз я нарисовал Бхактисиддханту Сарасвати, сидящего на резном деревянном кресле. Эта картина тоже осталась. Ему она понравилась. По-моему, это был 1975 год. В комнате Прабхупады было очень тесно. Все санньяси набились туда. Поэтому я не стал заходить. Но позже, когда они разошлись, они сказали мне:

— Прабхупаде очень понравилась твоя картина. Он хочет тебя видеть.

Я подумал: «Ну как я просто так войду к нему?». Поэтому я решил не думать об этом. Потом к концу дня или на следующий день кто-то сказал:

— Прабхупада хочет видеть тебя и Бхарадраджа.

Мы пришли — я и Бхарадрадж. К сожалению, никто в тот момент не записывал. Но мы общались 40 или 45 минут о картинах и об искусстве. Некоторые вещи из этого разговора мне запомнились.

В особенности он говорил о картине, которая висит над Божествами в Нью-Двараке. Очевидно, Прабхупаде она не нравилась. Потому что Прабхупада и Бхарадрадж обсуждали, могут ли западные художники расписывать стены, и стоит ли индийских художников приглашать в Америку.

Он сказал:

— Ты потратил столько денег, чтобы привезти этого человека. Он нарисовал эту картину над Божествами. Мы не заинтересованы во всех этих детализациях. — Я до сих пор помню его слова: — Мы не заинтересованы в этой детальности. — Так он описал эту картину.

Затем он сказал:

— Если ребенок нарисует Кришну, никто не будет его критиковать, потому что там есть бхава.

Имеется ввиду «чувство». Не махабхава, а бхава в значении «чувства». Он сказал:

— Как Джадурани. Поначалу она не была профессионалом. — Он поднял палец вверх и сказал: — И еще она рисовала длинные-длинные волосы.

Было несколько картин, которые ему не нравились. Там были слишком длинные волосы. Он сказал:

— Женщины любят длинные-длинные волосы и бороду.

Но ему это не нравилось.

Когда он говорил о наших людях, он сказал:

— Наши люди не могут работать в Индии.

Потому что был другой преданный, Анакадундубхи. Мы обычно просыпались рано и не обращали внимание на свое состояние. Когда Прабхупада видел его клюющим носом во время работы, он имитировал его и говорил:

— Три часа на одну линию. — И изображал его.

В конце концов, он спросил меня:

— Итак, ты нарисовал эту картину моего Гуру Махараджа?

Я сразу же почувствовал себя ниже плинтуса. У Прабхупады получалось сделать так, что вы просто не могли принять на свой счет какие-либо заслуги. Вы сразу понимали, что являетесь инструментом. Просто, обладая могуществом, он говорил:

— Ты нарисовал это?

И вы сразу думали:

— Боже, я ли это сделал?

В уме возникал такой вопрос. И я просто пожимал плечами и говорил:

— Да.

Он посмотрел на Бхарадраджа и сказал ему:

— Бхарадрадж, мне кажется он даже больший специалист, чем ты.

Это, конечно, был способ вдохновить нас и пошутить. Было приятно.

18-17 Бхавананда даса

Он сказал:

— У меня так много дворцов по всему миру, в которых я могу остановиться. С практической стороны нет разницы между мной и Госвами, в нашем образе жизни. Они каждую ночь проводили под новым деревом. Я останавливаюсь каждую ночь в новом дворце. Они писали. Я пишу.

Он сказал:

— Изначально я не хотел приходить сюда.

Не в Америку, а в этот мир. Он сказал:

— Кришна попросил: «Я хочу, чтобы ты написал эти книги. Приди и напиши эти книги». Я ответил: «Я не хочу идти в этот материальный мир». Тогда Кришна сказал: «Не беспокойся. Я обо всем позабочусь. А ты просто напиши эти книги».

Я, конечно, могу ошибаться, но это был первый и единственный раз, когда я услышал или прочитал, как Прабхупада говорил о том, как Кришна говорил с ним, и как он отказывался сюда приходить. Он сделал такое выражение лица, когда его верхние губы поднимаются:

— Я не хотел приходить в этот мир. Но Кришна сказал: «Я позабочусь обо всем. Ты просто спустись и напиши эти книги».

Когда он сказал это, атмосфера стала такой, какую я еще никогда не испытывал.

18-18 Дина Бандху даса

Я не помню точно год, но мы уже находились в том месте, где сейчас располагается храмовая комната. Прабхупада сидел на большой Вьяса-асане. Он читал лекцию. В конце лекции Прабхупада сказал:

— Итак, если вы будете просто следовать этим четырем регулирующим принципам и повторять 16 кругов, вы вернетесь домой к Богу. Я это гарантирую.

Прабхупада сделал паузу, осмотрел всех и сказал:

— Я это гарантирую.

18-19 Йогешвара даса

В ранние дни, еще до того, как я встретился вживую со Шрилой Прабхупадой, я помню насколько жизненно важными и воодушевляющими были его письма. Одно письмо пришло к нам на Бери Плейс в 1970 году. В нем было предостережение. По-моему, это было письмо Тамал Кришне Махараджу. Он спрашивал: «Что важнее — санкиртана, круги, преданное служение, наше здоровье?». Шрила Прабхупада ответил так: «Высший принцип — это спасти себя».

18-20 Пушкар даса

Также был один случай в Калькутте. Все, кто были рядом в те дни, знали, насколько сложно было увидеться со Шрилой Прабхупадой. Вокруг были суровые санньяси. Они охраняли его. Вы были чем-то вроде поддержки или чем-то дополнительным в движении, а они были звездами. Однажды мне выпала удача, в сентябре 1974 года. Вся мощь тогда уехала из калькуттского храма. Я сидел на веранде в Калькутте и занимался своим делом. Это было рядом с комнатой Прабхупады. Нас отделяла только занавеска. Двери не было. Вдруг с нашей стороны занавески появился Шрутакирти и сказал:

— Эй, Прабхупада сидит здесь. Если кто-то хочет, проходите.

Сначала я подумал:

— Вот это да…

Но потом я понял, что с нами был Ачьютананда, поэтому я перестал бояться того, что пойду один. Мы с Ачьютанандой зашли. Это были времена, когда Хамсадута делал какие-то странные вещи, собирал деньги. Они жаловались Прабхупаде — Гаргамуни и Ачьютананда. Потому что он продавал записи Ачьютананды и оставлял деньги себе. Они донимали Прабхупаду, а он терпел все это и ничего не говорил. Как только мы зашли, Ачьютананда снова сказал:

— Прабхупада, похоже все японцы и немцы, проигравшие Вторую Мировую, теперь хотят занять ИСККОН.

Я подумал: «О чем говорит этот парень Прабхупаде?…»

Прабхупада посмотрел на него вопросительно: «О чем ты говоришь?».

Он сказал:

— Ну, Хамсадута немец, а жена Бали Мардана японка, и они пытаются развалить движение.

Прабхупада сказал:

— Почему тебя так беспокоит то, чем занимается этот человек, чем занимается тот человек? Твои отношения должны быть с Гуру. Совсем не важно, кто там что делает.

Он процитировал: «йасйа-деве пара бхактир йатха-дева татха гурау».

— Если у тебя есть вера в Гуру, тогда всё тебе откроется. Вера в Веды и в Гуру.

Это было очень сильное наставление, которое я просто не смогу никогда забыть. Мы часто слышим разную клевету: «Этот человек сделал мне такое, другой сделал еще что-то».

Прабхупада не принимал всё это. Он никого не защищал. Он не признавал всё это. Конечно, есть какие-то разногласия, вы не можете их игнорировать. Но, в конечном счете, нам важны отношения с Гуру. Даже несмотря на какие-то проблемы, которые могут исходить от так называемых духовных братьев. Это просто временные неудачи. Они никакого отношения не имеют к настоящему сознанию Кришны.

18-21 Бхавананда даса

Однажды я сказал ему:

— Прабхупада, я такой похотливый. Мои глаза постоянно гуляют везде.

Он сказал:

— Это значит, что ты скоро станешь слепым.

Я сказал:

— Я надеюсь, слепым к материальной природе, Прабхупада?

Он сказал:

— Нет, слепым.

18-22 Дина Бандху даса

Мы гуляли по пляжу и доктор Джуда сказал:

— Прабхупада, что делать с вожделением?

Прабхупада остановился, закопал свою трость в песок и сказал:

— Пока вы не станете сознающими Кришну, нет никакого решения. Вы должны стать сознающими Кришну. Иначе ничего с этим вожделением не поделать.

Затем он продолжил свою прогулку и вновь повторил:

— Если вы станете сознающими Кришну, проблема с вожделением будет решена. Иначе, другим способом, вы её никак не решите.

Прабхупада как-будто бы говорил: «Вы можете пытаться решить это разными способами. Можете перестать есть сладкое, можете делать так много всего, можете защищаться как молодые брахмачари, говоря, что женщины это змеи, но пока вы не станете сознающими Кришну, ничего не произойдет. Просто продолжайте развиваться в сознании Кришны и тогда вожделение уйдет».

18-23 Йогешвара даса

В Лондоне было танцевальное представление. Не уверен, что в Лондоне, потому что Ямуна рассказала мне эту историю. Все смотрели, как женщины танцуют бхаратанатьям. Шрила Прабхупада посмотрел на Ямуну и сказал:

— Она очень красива, не так ли?

Ямуна испугалась:

— Нет.

Шрила Прабхупада сказал:

— Нет? Тебе она не нравится?

Однажды я спросил его о танцах и поэзии. Я сказал:

— Что вы думаете обо всех этих художественных представлениях, Шрила Прабхупада? Об этих культурных представлениях, таких как танцы бхаратанатьям, показывающих Кришну и гопи. Они духовны?

Он подумал немного и сказал:

— Это вдохновляет духовно только на определенный момент. Но разница между этим и воспеванием Харе Кришна в том, что вдохновение, которое вы получаете от воспевания остается навсегда.

18-24 Пушкар даса

Однажды в Майапуре был спектакль, в котором участвовали только мужчины. Я не помню точно содержание спектакля. Но в конце Прабхупада сказал:

— Да, так должны ставиться спектакли. Только мужчины, без женщин.

Он рассказал историю:

— Господь Чайтанья услышал, как Деви поет, и побежал туда. Он забежал уже в терновые кусты, и Говинда поймал Его, потому что Он бежал в направлении женщины. Он не знал. Он просто думал о Кришне. Тогда он сказал: «Да, если бы я только прикоснулся к женщине, я бы умер. Ты спас меня».

Поэтому он сказал:

— В спектаклях должны участвовать только мужчины.

Потому что за день до этого был спектакль с участием женщин. Прабхупада тоже оценил его. Но позже он показал другую лилу, другое наставление.

Однажды Гаргамуни договорился с сестрами Джхавери. Они были очень популярными манипурскими танцовщицами. В 1975 году они танцевали прямо перед божествами Радха Мадхава в Майапуре. Прабхупада сидел. Там также был Панчадравида и Вишнуджана. Не помню были ли они тогда Свами. Но я помню, что они были очень смущенными. Они даже не смотрели в их сторону. Эти женщины были в длинных юбках, ничего похабного. Но это были женщины. А санньяси не должны смотреть на танцующих женщин. Они смотрели на Прабхупаду очень смущенно. А Прабхупада просто смотрел, и нельзя было определить куда именно, потому что там были Божества. Он смотрел на Божеств. Но во время первого же небольшого перерыва Прабхупада встал и вышел. И санньяси сразу же последовали за ним с облегчением.

18-25 Бхавананда даса

Когда в 1972 году мы летели из Найроби в Бомбей, Шьямасундара прабху забыл оформить для Прабхупады карточку желтой лихорадки в паспорте. Когда мы прибыли в аэропорт Бомбея, они закрыли Прабхупаду на карантин в большую больницу в аэропорту. Я остался с ним. Это было прекрасное здание с очень большой верандой и удобными креслами. Прабхупада гулял туда-сюда и повторял круги посреди ночи. Я спал в соседней комнате и услышал:

— Бхавананда, Бхавананда.

Сонный я вскочил. Прабхупада был в гневе. Он повторял круги и решил выйти в маленький сад, находящийся перед больницей. А мы были одни в этом здании. Но всё было завешено москитной сеткой. Он попытался выйти, но охранник его не выпустил. Они боялись, что комар укусит его, он заразится желтой лихорадкой и разнесет её повсюду. Поэтому его не выпустили. Он очень рассердился. Он сказал:

— Сделай что-то, сделай что-то.

Было около 3 часов утра. И что я тут могу сделать? Я был просто маленьким ничтожеством. Поэтому я просто позволил ему кричать на меня. Он был очень рассержен.

— Сделай что-то. Они заперли меня тут. Меня никогда еще не ограничивали. Я не могу находится в таком положении. Я нахожусь в этом прекрасном здании, но чувствую себя как птица в золотой клетке. Я не могу никуда выйти. Сделать что-нибудь. Сделай что-то.

Я чувствовал огорчение, когда он говорил такие вещи, потому что я не мог ничего поделать.

18-26 Дина Бандху даса

Однажды, по-моему, в 1970 году, мы приехали на Ратха-ятру. Мы знали, что Прабхупада остановился в Лос-Анджелесе. Поэтому мы сначала из Боулдера приехали в Лос-Анджелес. Это были первые дни, когда Прабхупада ввел молитвы Говиндам. Сейчас это кажется само собой разумеющимся, но с самого начала не было молитв Говиндам. На второй или третий день, когда проигрывалась запись Ямуны с молитвами Говиндам, Прабхупада вошел, послушал молитвы, принес свои поклоны, принял чаранамриту, сел на Вьяса-асану и начал петь, не то чтобы, хлопая в ладоши, а просто двигая руками. Вдруг мы увидели, что слезы скатываются по щекам Прабхупады. Мы все подумали: «Кто мы такие, чтобы быть свидетелями того, как Прабхупада испытывает экстатические эмоции?». Хотелось просто поднять старый линолеум и спрятаться под ним. Мы чувствовали себя такими низкими. Что мы могли сделать? Прабхупада сделал большой вдох, вытер лицо и начал воспевать мантры Ишопанишад, потому что в те дни он читал лекции по ним. Он всегда сидел как капитан корабля. У него был глубокий сочный голос. Это было поразительно. Мне он казался капитаном корабля. Каждый день он учил нас новому стиху, и мы вместе повторяли его. На следующий день он учил нас другому стиху.

18-27 Йогешвара даса

Мы с Прадьюмной пошли в Юнеско, чтобы попросить их включить книги Шрилы Прабхупады в показательный список мировой литературы. Если бы библиотека Юнеско признала книги, мы могли бы ставить штамп «Юнеско» в публикациях. Это помогло бы продать какое-то количество книг библиотекам по всему миру. Человек в офисе был настроен достаточно дружелюбно. В качестве подарка взамен на книги Шрилы Прабхупады он дал нам копию переводов стихов Чхандидаса и Видьяпати. Мы вернулись в пригородный дом, в храм, где в тот момент остановился Шрила Прабхупада. Я дал книгу Шриле Прабхупаде и вышел из комнаты. Где-то через час:

— Йогешвара!

Я вбежал.

— Где ты взял эту книгу?

Я объяснил. Он сказал:

— Эти поэты писали для парамахамс. Они были современниками Чайтаньи Махапрабху и писали для очень возвышенного класса преданных.

Он сказал:

— Слушай. — И прочитал стих Чхандидаса. — Суровые условия, в которых я нахожусь дома, причиняют мне боль, как ожог. Как долго еще мне придется быть девушкой в чужой власти? Я заразилась болезнью любви, и теперь — это лекарство, которое убивает меня.

Он сказал:

— Это лекарство — это Кришна. Замужняя женщина в этом стихе говорит о своей любви к Кришне. Мы осуждаем незаконный секс. Если мы будем публиковать такие стихи, люди назовут нас лицемерами. Поэтому мы должны быть очень осторожны.

Затем он рассказал такую историю. Он сказал, что его духовный учитель, Шрила Бхактисиддханта, однажды хотел опубликовать подобную книгу со стихами Чхандидаса. Он пришел к своему отцу Шриле Бхактивиноде Тхакуру за разрешением. Бхактивинода Тхакур сказал: «Нет, я не могу тебе позволить сделать это. Потому что никто не поймет». Шрила Бхактисиддханта снова вернулся к своему отцу и спросил: «Могу ли я опубликовать эти стихи?». Шрила Бхактивинода Тхакур снова отказал. В третий раз Шрила Бхактисиддханта вернулся к нему, умоляя опубликовать эти стихи. «Ну хорошо, — сказал ему Шрила Бхактивинода Тхакур. Можешь напечатать одну копию для себя».

Шрила Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— Потому что где сегодня эти великие души, которые могут понять эти возвышенные стихи?

Я повернулся к нему и сказал:

— Это только вы, Шрила Прабхупада.

Он отмахнулся:

— Я не так возвышен.

— Но Шрила Прабхупада, я думал, что вы учите нас тому, что мы должны следовать по стопам гопи?

— Это очень хорошо — иметь такое желание. Но ты должен быть полностью свободен от всего материального загрязнения, полностью отстранен от материального мира. А пока этого не случилось, ты должен читать книги: Шримад Бхагаватам, Чайтанья Чаритамриту, Чайтанья Бхагавату.

Через час я снова слышу:

— Йогешвара!

Я вошел в его комнату. Его слуга делал ему массаж. Он сидел с этой книгой, немного двигаясь в такт массажа. Сидя с книгой в руке в своей гамчхе, он сказал:

— Послушай: «Если ты любишь меня, обхвати меня своими ногами».

Я принес свои поклоны и попятился назад из комнаты. Я не знал, что на это сказать. Иногда он просто добавлял немного остроты, чтобы увидеть нашу реакцию.

18-28 Пушкар даса

Я присутствовал на одной исторической прогулке в Майапуре. Тогда там было только одно здание. Гуляя, Прабхупада внезапно объявил:

— Здесь должна быть стена. А здесь должно быть озеро. — Сейчас всё это уже есть. — В стене должны быть комнаты. А здесь должен быть очень большой прасадам-холл.

Я был в недоумении, о чем он говорит. Одна из вещей, которыми я наслаждался в Майапуре — это смотреть вокруг и представлять, как здесь всё было во времена Господа Чайтаньи. Тогда не было никаких современных зданий. Это могло бы быть через десять веков, но был только первый век. И вокруг только храмы Гаудия-матха. Я думал: «Вот это да». Через 2 или 3 месяца всё это было построено. Это могущество Прабхупады. Рабочие трудились 24-часовыми сменами, строили всё. Прабхупада говорил, что бенгальцы могут приходить из деревень и жить в этой стене.

До этого я жаловался Бхавананде и Джаяпатаке, что так много посторонних людей гуляют по нашей территории. Там было так много собак. Но первое, что сказал Прабхупада во время этой прогулки:

— Почему эти собаки и чужаки гуляют по нашей территории? Мы потратили так много денег. Почему эти люди ходят по нашей территории? Надо всё окружить стенами.

Я не ожидал такого радикального поворота событий. Бхавананда посмотрел на меня со стороны. Он до этого считал, что это Майапур, это духовный мир, все могут гулять здесь. Ему не нравились мои жалобы. Но сейчас он посмотрел на меня с небольшой улыбкой. Первое, что спросил Прабхупада на прогулке: «Почему они гуляют по нашей территории?». И затем он уже начал говорить о стенах и прочем.

18-29 Бхавананда даса

Я посадил 100 или 200 кустов роз в Майапуре. Гуру Крипа, Яшоданандана и Гаргамуни вернулись из Японии незадолго до начала фестиваля. Они жаловались:

— Что он сделал? Он посадил все эти розы.

На следующий день приехал Прабхупада. Он был в экстазе. Он прошел от главных ворот вниз по дороге, которую мы как раз построили, до гестхауса. Я посадил много цветов и сотню розовых кустов. Прабхупада гулял по веранде на своем этаже. Он стоял там и смотрел на кампус — так он это называл. Он сказал:

— Это твой успех. Если я буду смотреть с этого балкона, и везде буду видеть цветы, это будет твоим успехом.

Я сказал:

— Вот так так… Но некоторые преданные критикуют меня за это.

— Нет, — сказал он, — у нас должны быть цветы. На Голоке каждое дерево, каждое растение, всё всё всё имеет цветы.

Поэтому я не одобрял некоторые картинки из Бхагаватам, где изображался английский лес, и предполагалось, что это Голока. Но я говорил:

— Почему на деревьях нет цветов? На Голоке цветы цветут круглый год. Прабхупада об этом говорил.

18-30 Дина Бандху даса

Так или иначе, когда я приехал в Лос-Анджелес, я всегда старался сесть прямо у стоп Шрилы Прабхупады, рядом с Вьяса-асаной. Однажды Прабхупада пришел и сел на свою Вьяса-асану. Я сидел там. Прабхупада посмотрел озабоченно и показал на меня пальцем. Я не мог понять, в чем дело. Я посмотрел вниз на свое дхоти, но не мог понять, что не так. Я смотрел и ничего не замечал. Я поднял голову, а Прабхупада кивнул головой, как-будто все уже было в порядке. Мои руки лежали на коленях как у йога. Я просто замер в этом положении. Что бы там ни было, сейчас всё было хорошо. Я продолжал сидеть. Прабхупада читал лекцию. Посреди лекции я начала дергать ногой, как некоторые иногда это делают. Вдруг посреди лекции Прабхупада остановился, показал на меня и сказал:

— Не делай так.

Можно поискать и услышать это в записях.

— Не делай так.

Я остановился.

18-31 Пушкар даса

Я решил выйти на балкон во Вриндаване и нарисовать пейзажи с деревьями. Я на самом деле не думал о Кришне. Но после того, как я нарисовал деревья, я понял, что тут должен быть Кришна, и я сразу же поместил Его на картинку. Я нарисовал еще несколько мальчиков. Я подумал, что картина получилась неплохо и я должен показать её Прабхупаде. Я договорился о встрече с ним и принес картину. Это было на балконе, который выходил на аллею. В комнатах Прабхупады есть несколько балконов. Он посмотрел немного. Я начал нервничать. Он смотрел и смотрел. Потом он спросил:

— А в чем идея?

Я почувствовал себя настоящим глупцом. Я ничего не мог сказать. Я просто сказал:

— Ну, Прабхупада, просто Кришна играет на флейте на берегу Ямуны. И рядом с ним мальчики.

Он снова спросил:

— В чем идея?

Я сказал:

— Игры Кришны… Кришна безграничен. Как-то так.

Он сказал:

— Да, Кришна безграничен, а ты ограничен. Руководствуйся книгой.

Он даже до этого спросил, что это за стих. Он сказал:

— Какой это стих?

Я знал сотни стихов, но не мог ничего сказать. Я сказал:

— Ну есть какие-то описания.

Так или иначе, ему не понравилась эта картина. И этого никак нельзя было обойти. Он сказал:

— Придерживайся книги.

Я понимал, что был приговорен, но не знал, как надолго. Я спросил:

— Можно ли эту картину использовать для книги?

Я просто хотел почувствовать насколько она ему была отвратительна. Он не стал говорить: «Никогда!».

Он просто оставил меня без ответа.

18-32 Йогешвара даса

Я недолгое время был фотографом журнала «Обратно к Богу». В Лондоне в Бхактиведанта Мэноре на утренней прогулке я бегал спереди со своей камерой. Я вскарабкался на насыпь, чтобы поймать хороший угол и соскользнул прямо на пятую точку. Прабхупада, проходя мимо, посмотрел на меня и сказал:

— Не рискуй без необходимости.

И продолжил прогулку.

18-33 Бхавананда даса

Было невероятно жарко. Он позвал всех преданных, но потом отправил всех обратно. Было очень тихо во Вриндаване, и у меня даже случился тепловой удар. Я не знаю почему, но я решил улететь и вернуться в Майапур. Прабхупада сказал:

— Ну хорошо, если ты так хочешь. Но кто вместо тебя будет делать служение здесь?

Я сказал:

— Шатадханья может.

Он сказал:

— Ну хорошо.

Я сидел в самолете и думал: «Зачем? Что со мной? Почему я уехал? Почему я уехал?». Это было совершенство жизни — служить лотосным стопам Прабхупады во Вриндаване. И это было так сокровенно, так близко. «Почему я уехал?». Я прилетел в Калькутту и поехал в Майапур. По-моему, было 7 июля. А 8 июля я сидел в саду. И внезапно возникла эта большая суматоха. Люди начали бегать. Мусульмане стали нападать. Была огромная толпа людей. И я стал в них стрелять. Нас арестовали. Где-то три недели я сидел в тюрьме. Я совсем был растерян, потому что думал, что разрушил всю проповедническую миссию Прабхупады в Индии. На одном из слушаний в суде мы стояли на скамье подсудимых и там были тысячи людей прямо посреди Навадвипы. Это был кошмар. Джаяпатака пробрался к нам и спросил:

— Как ты?

Я сказал:

— Нормально. Держусь.

На самом деле у меня был нервный срыв, один из моих многих. Он сказал:

— Прабхупада сказал, что ты всё сделал правильно.

Такое облегчение. Он сказал:

— Прабхупада сказал, что ты всё сделал правильно. Ты защищал ашрам и Божеств. Он сказал, что ты сделал всё абсолютно правильно. Также он сказал, что они искали старого человека.

Когда он узнал обо всем, он сказал им об этом во Вриндаване. Когда приехала полиция, они бегали мимо нас по всему гестхаусу. Они искали Прабхупаду. Конечно же его там не было. И он им сказал:

— Они искали старого человека, и поэтому взяли Бхавананду. Его арестовали вместо меня.

Славно. Это было славно.

18-34 Пушкар даса

Однажды я поднимался по лестнице, в Майапуре. Были сумерки, или же они только прошли. На втором этаже здания Лотоса было очень тихо. Но когда я поднялся на следующий этаж брахмачари, то заметил какую-то суматоху. Что-то там происходило. Я пошел в сторону Прабхупады и увидел Прабхупаду, сидящего в конце балкона. Я подошел поближе, принес поклоны, и кто-то стал мне рассказывать:

— Там змея, Прабхупада увидел змею.

Джаяпатака рассказывал уже эту историю, но я рассказываю то, что сам ощущал. Я просто стоял там. Я тоже испугался: «Там змея». Тут же есть кобры и другие ядовитые змеи. С фонариками они рыскали тут и там. Я стоял рядом с Прабхупадой, но никого не пытался найти. А они бегали вокруг. Через несколько минут Прабхупада облокотился и сказал:

— Так много людей, и все на одну змею?

Они все остановились, почувствовав, что уж слишком озабочены этим. Прабхупада проявил свою удивительную непривязанность. Он сказал:

— Так много людей на одну змею?

Прадьюмна был особенно обеспокоен. Потому что он жил на одном этаже с Прабхупадой. Ему все это не нравилось. Он сказал:

— Как я теперь буду спать? Змея придет и укусит нас. Может мне спать наверху, забравшись на шкаф?

Я особо не думал об этом. На следующее утро я пришел к комнате Прабхупады, когда он выходил на прогулку. Дверь открылась и Прабхупада стоял там. Солнце поблёскивало в его глазах. Я уже забыл про эту змею. Первым делом он сказал:

— Кого-нибудь укусила змея? — и иронично улыбнулся.

Затем он пошел в сторону лестницы и остановился перед ней. Он сказал:

— Прадьюмна сбежал?

Мне стало смешно, потому что я представил себе, как Прадьюмна бежит по грунтовке в сторону фасада с большим сундуком книг. Потому что Прабхупада всегда подшучивал над тем, что он всюду ездит с огромным сундуком книг. Это, конечно, мое воображение, но было забавно, как Прабхупада сказал это. И потом на лекции по Бхагаватам, можно услышать это в записи, он сказал:

— Они чувствовали себя очень защищенными в нашем четырехэтажном здании. Но змея там притаилась. И что это за змея? Змея — это смерть.

Так Прабхупада применял разные ситуации.

18-35 Дина Бандху даса

По-моему, это было в 1975 году во время открытия храма Кришны Баларамы. Каждый день Прабхупада гулял по дороге, которая, к сожалению, до сих пор называется Чхатикара Роуд, но неофициально это Бхактиведанта Свами Марг. Мы обычно гуляли с Прабхупадой. Один раз Прабхупада шел и очень сильно проповедовал против абортов и контроля рождаемости. Он говорил насколько отвратительны все эти аборты в Кали-югу. И он привел пример. Он сказал:

— Это подобно тому, как я купил квартиру, хочу туда заселиться, а вы меня останавливаете. Это незаконно. Я пойду в полицию и вас арестуют. Или я живу в квартире, а вы приходите и выгоняете меня оттуда. Это незаконно. Вас арестуют. Эта душа уже купила свою квартиру. Если вы её будете останавливать, это незаконно. Если она уже внутри, а вы её выгоняете, это незаконно.

И он продолжал описывать то, как вы путешествуете из лона в лоно, и никогда не увидите дневного света. Он так сильно проповедовал против этих абортов. На обратном пути он молчал. Там был один индиец, который вдруг сказал:

— Прабхупада, я сегодня читал, что мать Гуру Махараджа Джи осуждает его.

Мы все посмеялись. Прабхупада сказал:

— Что там?

Он сказал:

— Мать Гуру Махараджа Джи обратилась в газеты, говоря, что её сын самозванец. И она разоблачила его.

Прабхупада посмеялся, и все тоже посмеялись. Мы прошли еще несколько шагов, и индиец сказал:

— Да, фактически она уничтожила его.

Прабхупада остановился, воткнул свою трость в землю, посмотрел на всех нас и сказал:

— Ей следовало уничтожить его еще в лоне.

18-36 Йогешвара даса

Был один парень, которого поймали за воровством чеков из почтовых ящиков. Это было в Бомбее в ранние дни. Преданные в конце концов поймали его и привели к Шриле Прабхупаде. Они сказали:

— Мы нашли виновника того, почему до банков не доходят чеки, Шрила Прабхупада. Мы поймали преступника. Что с ним делать?

Шрила Прабхупада сказал:

— Есть только одна вещь. Простить его.

Но если кто-то повторно нарушал порядок, Шрила Прабхупада просил его покинуть храм, потому что таким образом он просто наращивал свои оскорбления.

18-37 Бхавананда даса

Он совершал утреннюю прогулку по дороге, в Майапуре. Он гулял до карьера и затем мы возвращались. Когда мы вернулись и собирались войти в храмовые ворота, Прабхупада решил сходить на Гангу. Там была крутая насыпь, выходящая на поля. Она была достаточно крутая. Я немного спустился по насыпи и протянул руку. Прабхупада опёрся на мою руку, и я помог ему спуститься. Затем он отбросил мою руку очень резко и неожиданно. Я был немного ошеломлен. Прабхупада сказал:

— Это майавади. Они пользуются вашей помощью, а затем отталкивают вас. Вы обращаетесь за помощью к гуру, а затем отвергаете гуру, чтобы стать Богом. Это майавади.

То есть быть майавади — совсем не приятно. Это то, как я понял. У них даже нет никаких понятий о воспитанности на трансцендентном уровне. Сначала они пользуются вашей помощью, а потом отбрасывают вас.

18-38 Пушкар даса

В другой раз на прогулке Джаяпатака сказал, что Гоур Говинда Свами обучает преданных бенгали. Прабхупада спросил:

— Почему бенгали?

Джаяпатака был потрясен. Он думал: «Это отлично. Наконец-то, эти западные люди выучат бенгали». Сам Джаяпатака знал бенгали, но многие люди не знали. Он спросил:

— А почему бы не изучать бенгали, Прабхупада?

Прабхупада сказал:

— Они должны изучать хинди. Это лучше. Нам не нужен бенгали. В Индии все говорят на хинди.

Он настаивал на хинди. Прабхупада хотел, чтобы мы учили языки. Это очень эффективно, если вы можете разговаривать на языке страны.

18-39 Йогешвара даса

У людей были разные мнения по поводу того, для чего были предназначены утренние прогулки со Шрилой Прабхупадой. Некоторые думали, что это хороший способ укорениться в ближайшем окружении. Они прибегали раньше всех, чтобы первыми выйти из машины или из храма. Они хотели быть прямо рядом со Шрилой Прабхупадой. Иногда он просто разворачивался и шел в другом направлении так, что те, кто были сзади становились спереди. Был один ученик в Париже, который всегда спрашивал у Прабхупады странным хриплым голосом с французским акцентом:

— Шрила Прабхупада, Господь Шива говорит в Шива Пуране…

Прабхупада смотрел на него и говорил:

— Не будоражь свой ум. — И продолжал идти.

Другие пользовались утренними прогулками как возможностью поспорить, устроить дебаты. Это одна из наших любимых вещей. Шрила Прабхупада кидал нам вызов, а мы кидали вызов ему, и затем было обсуждение, которое разъясняло все моменты.

Шрила Прабхупада был мастером в парировании. Шрила Прабхупада был экспертом в быстрых ответах.

— Я думаю, что секс духовен, что вы скажете на это?

— Это философия собак. Вы собака?

— Вы гуру Аллена Гинзберга?

— Я ничей не гуру, я слуга всех.

Он умел так быстро отвечать. Иногда он шел, и вдруг останавливался. Это означало, что сейчас он скажет очень важную вещь. Я ему тоже задавал несколько вопросов на утренних прогулках. Например, в Париже:

— Шрила Прабхупада, это движение сознания Кришны кажется таким замечательным. На других планетах оно тоже есть?

— Почему нет? Кришна везде. И Его движение тоже везде.

Или в другой раз:

— Шрила Прабхупада, иногда преданные обращаются ко мне. Они чувствуют беспокойство. Они не видят вас часто. Вы всегда путешествуете. И они не понимают, в чем заключаются их личные отношения с вами?

— А что ты им отвечаешь?

— Я говорю им, что они не должны так думать. Вы вложили себя во все свои книги. И если они будут читать ваши книги, они смогут ощутить опыт общения с вами.

Он сказал:

— Сначала ты должен спросить их, повторяют ли они свои 16 кругов. Если кто-то не следует основным принципам, какой может стоять вопрос о более глубоких отношениях?

18-40 Бхавананда даса

Прабхупада постоянно говорил мне и другим о том, что большой Майапур Чандрадойа Мандир… О, это история! Как возникло название Майапур Чандрадойа Мандир. Прабхупада был в Калькутте, и мы с Джаяпатакой были с ним в комнате. Прабхупада решал, назовет ли он его Майапур Чандра Удойа или Чайтанья Чандрадойа Мандир. Он спросил:

— Что вы думаете?

Я сказал:

— Майапур Чандрадойа Мандир, потому что мы хотим сделать знаменитым также и Майапур, вместе с Господом Чайтаньей. И это поможет распространить слово «Майапур» в обществе.

Он сказал:

— Хорошо.

Но он использовал оба названия, чередуя их. Итак, Майапур Чандрадойа Мандир. Рассказывая о большом храме, Прабхупада подчеркивал вновь и вновь:

— Я хочу большой купол. — Он показывал руками. — Большой купол.

В 1976 году он поехал в Вашингтон на двухсотлетие США. Он увидел Капитолий в Вашингтоне и ему понравился этот большой купол. Это то, что он захотел. Никто меня не слушал. Я чувствовал себя Кассандрой. Он повторял это вновь, и вновь, и вновь. Большой купол. Но сейчас у них нет большого купола. Это неправильная архитектура. Это мое мнение. У меня конечно нет никакого голоса, но я всё равно могу высказывать свои взгляды, потому что это то, что говорил мне Прабхупада. Прабхупада давал мне очень много наставлений по поводу Майапура. Он хотел эскалаторы, двигающиеся лестницы, которые ведут на разные уровни экспозиции. Это он хотел однозначно. И он хотел один большой купол и вселенную. Это не такая уж сложная вещь. Он описывал это так:

— Вселенная должна висеть подобно люстре в центре большого купола.

И все аспекты того, что представляет собой жизнь на различных планетах, на адских планетах, на райских планетах, на Вайкунтхе, на Голоке, всё это должно быть представлено в виде экспозиции вдоль стен здания с двигающимися лестницами, эскалаторами. Но главный храм должен находиться под большим куполом. Это то, что он хотел.

18-41 Пушкар даса

Я был на утренней прогулке в Лос-Анджелесе в 1976 году. Тогда появился «клуб гопи-бхава». Итак, я был на утренней прогулке. И Прабхупада в особенности цитировал один стих вновь и вновь: деха-смрити нахи йара самсара-бандхан кахан тара. Это стих из Чайтанья Чаритамриты, и также его цитирует Нароттам дас в одной из своих песен. Нароттам немного изменил его, но по сути деха-смрити значит — помнить о теле. Для человека, который не помнит о теле, нет самсары. Прабхупада говорил:

— Как кто-то вообще может думать о погружении в гопи-бхаву, находясь в этом теле? Это искусственно.

18-42 Йогешвара даса

— Я похоже упал в майу.

Шрила Прабхупада сказал:

— Ты всегда в майе. Просто иногда ты падаешь к Кришне.

Мне понравилось это.

18-43 Дина Бандху даса

Прабхупада рассказывал, что был один йог. К нему пришла мышка. Она стала жаловаться, что кошка постоянно ей докучает. Йог спросил:

— Что ты хочешь?

Она сказал:

— Я хочу стать кошкой. Тогда кошка не будет приставать ко мне.

Йог махнул рукой, и она стала кошкой. Позже она вернулась. Йог спросил:

— А сейчас в чем дело? Ты чего-то хочешь?

Она сказала:

— Да, хочу стать собакой. Теперь собака всё время гоняется за мной. Поэтому я хочу стать собакой.

— Хочешь стать собакой? Хорошо, стань собакой.

Она стала собакой. Но вскоре она вернулась к йогу, и тот спросил:

— Опять что-то хочешь?

Она сказала:

— Теперь меня тигр тревожит. Я хочу стать тигром.

Он сказал:

— Хочешь стать тигром? Хорошо, теперь будешь тигром.

Когда она стала тигром, то стала смотреть на этого йога с желанием в глазах. Йог спросил:

— Что теперь? Хочешь меня съесть?

Тигр покачал головой:

— Да.

Прабхупада сказал:

— Тогда йог сказал: «пунар мушика бхава». Снова стань мышкой.

Мы все расхохотались. Но Прабхупада остался серьезным. И позже мы поняли, что мы возгордились своим положением, и не могли понять того, что Прабхупада на самом деле был той силой, которая стояла за нами. Прабхупада давал нам очень серьезное послание. Он хотел, чтобы мы поняли: «Не надо становиться таким большим и думать, что я теперь большой, и могу занять положение своего духовного учителя». Он просто посмотрел на меня и сказал:

— Это серьезно. Попытайся понять. Не надо смеяться.

18-44 Бхавананда даса

Они пели киртан в храме в Майапуре во время фестиваля. Они пели какую-то мелодию, которая приводила к произнесению гАдадхара. Это была какая-то из новых мелодий. Прабхупада позвал меня и сказал:

— Они поют гАдадхара. Но правильно будет гадААдхара.

Но никто меня не слушал. Я сказал всем. Но все они продолжали петь гАдадхара, потому что это было в синкопе с мелодией. Но мелодия не должна брать верх над именем.

18-45 Йогешвара даса

Я помню первый раз, когда я увидел Шрилу Прабхупаду. Это была маленькая фотография на алтаре в номере отеля. Гурудас взял её с собой в Лондон. На фотографии видно, что чадар растянут на стене за спиной Прабхупады. С одной стороны были тома Бхагаватам, а с другой стороны сидел Шрила Прабхупада, держащий руку в мешочке с четками, с очень серьезным выражением лица. Я смотрел на фотографию и не мог понять: «Почему он такой серьезный?». Когда я встретил Гурудаса через 6 месяцев, я спросил его об этом:

— Я видел эту фотографию.

Он сказал:

— Я её снял.

Я спросил:

— Я думал, что сознание Кришны — это счастье. Почему он так серьезен?

Гурудас сказал, что это была одна из очень многих фотографий Шрилы Прабхупады, которые он сделал, и он показал её ему и задал тот же вопрос. Прабхупада ответил:

— Ты не сможешь определить экстаз.

Значит, мне тоже предстоит еще долгий путь.

18-46 Пушкар даса

Сетхи сам мне об этом рассказал. Первый раз он увидел Прабхупаду в машине с Махадевией в Бомбее. Он недавно попал в аварию и у него была такая большая штука на шее, и доктор сказал ему носить её 6 месяцев. Его представили Прабхупаде. Он сказал:

— Это Прабхупада. Это г-н Сетхи.

Он посмотрел на Сетхи и спросил:

— Почему у тебя эта штука на шее?

Тот ответил:

— Доктор сказал носить мне её 6 месяцев.

Он сказал:

— Сними, тебе она не нужна.

Сетхи подумал: «Что это значит? Почему он мне говорит её снять? Ведь доктор сказал носить 6 месяцев».

Он снял её и чувствовал себя очень хорошо.

Также он мне рассказывал другой случай. Его отец был болен. Это было в Чандигархе. Сетхи был в Бомбее и получил телеграмму: «Приезжай немедленно. Это серьезно». В Индии так говорят: «Это серьезно». Он сказал Прабхупаде:

— Прабхупада, мне надо ехать в Чандигарх, мой отец серьезно болен.

Прабхупада посмотрел на него и сказал:

— Там нет ничего серьезного.

Он сказал:

— Нет, я только что получил телеграмму.

Прабхупада сказал:

— Он встретит тебя на автобусной станции.

Сетхи не принял это всерьез. Он запрыгнул в поезд, потом в автобус, и когда автобус прибыл, отец встречал его там. Он был в порядке.

Но была серьезная вещь. Однажды г-жа Наир приехала за три дня до того, как ушел г-н Наир, известный негодяй, который пытался обмануть Прабхупаду. Г-жа Наир не была такой плохой. Она пришла с адвокатом к Прабхупаде в дом Сетхи. Она вела себя уважительно. Прабхупада спрашивал у неё:

— Почему ваш муж такой жадный? Ему всего то осталось пару дней жить.

Он умер через 3 дня. Лучше сильно не оскорблять Прабхупаду.

18-47 Бхавананда даса

Через пару лет были большие трудности с женой и дочерью Прабхупады. У них были настоящие проблемы с домом, в котором они жили. Это был дом её отца. Он находился на улице Махатмы Ганди. У бенгальцев бывают такие семейные братоубийственные войны, когда они начинают делить дома пополам, прямо сквозь ванную комнату. Они безумцы в этом смысле. Семья его жены доставляла им много проблем, и они были напуганы. Его сын Вриндаван Чандра сказал об этом Прабхупаде. Прабхупада позвал меня и Тамала и попросил нас съездить в Калькутту, чтобы поговорить с его женой и дочерью, и сказать им, что он хочет, чтобы они приехали в Майапур, где он о них позаботится. Они смогут там жить и тому подобное. Не помню точно, кто его спросил… Не думаю, что это был Тамал. Возможно, Джаяпатака, я не уверен…

— Прабхупада, вы же мировая известная личность. Не будут люди критиковать вас за то, что санньяси живет со своей женой и семьей на одной территории?

Прабхупада сказал:

— Это не важно. В чрезвычайной ситуации всё это выходит за пределы разных законов санньясы. Это чрезвычайный случай.

18-48 Йогешвара даса

В Бхактиведанта Мэноре я спросил его однажды, что он думает о терапии, психиатрии. Он сказал, что не питал особых надежд на это. Но однажды он послал одного из своих сыновей к психиатру. Его сын ушел в колледж, а когда вернулся, у него было что-то не в порядке с головой. В то время в Калькутте больница была поделена на две части: одна была индийской, другая — британской. У британцев врачи были лучше, и дороже. Но он решил потратиться и отправить сына к психиатру в британскую часть. Он сказал, что тот на какое-то время поправился. Но потом он ушел, и я его больше никогда не видел.

18-49 Пушкар даса

Был случай, когда мы с другими художниками пришли к нему здесь в Лос-Анджелесе. Мы задали ему несколько вопросов о Господе Чайтанье: «Была ли у него шикха или нет?». Он сказал:

— Нет, у Него не было, но мы шикху должны рисовать. Также у Него не было брахманического шнура, но мы должны его рисовать. И вероятно, Он даже не носил шафран. Он мог ходить в белом, но мы должны рисовать Его в шафране».

Также он сказал: «Косичку носят женщины». Мы спрашивали его, можно ли нам рисовать заплетенную шикху. Он сказал: «Это для женщин».

Мы спросили его, сколько нам работать над картинами. Мы чувствовали, что у нас нет времени. Он рассказал историю о том, как девушка наряжалась на бал так долго, что пропустила его. Прабхупада не хотел, чтобы мы слишком долго работали над картинами.

18-50 Йогешвара даса

Была большая вечеринка на открытом воздухе в Бхактиведанта Мэноре, по-моему, в 1973 году. Её организовал молодой преданный Джай Хари. Шикарные приглашения, большая сцена, рок-группа. Вся королевская элита и высшее общество Лондона было приглашено на это мероприятие. Приглашения развозили на лимузине с шофером. Совершенно глупые расходы. Везде горели огни и всё это называлось «Творческий вечер». Идея похоже заключалась в том, что у нас есть Бхактиведанта Мэнор, очень красивая усадьба, так почему бы не пригласить людей, которые могут оценить такой стиль. Горсточка людей приехала, посмотрела, и уехала. Всё закончилось рок-н-роллом на сцене с несколькими преданными, стоявшими вокруг и не понимающими, как на это реагировать. Я был в комнате Шрилы Прабхупады. Мы сидели там и читали джапу. Рок-н-ролл звучал за окном. Я спросил:

— Шрила Прабхупада, что вы думаете обо всем этом? Вы считаете это нормальным?

Он встал, подошел к окну, посмотрел вниз, немного покачал головой и сказал:

— Если конечным результатом будет то, что они станут повторять Харе Кришна, то нормально.

Я сказал:

— Я кое-чего не понимаю. Вы запретили путешествующую выездную группу.

В то время был автобус, который ездил везде и устаивал шоу с музыкой, гитарами и театральными историями.

Прабхупада сказал:

— Это другое. Я прикрыл это, потому что была плохая организация. Люди просто не поддерживали свое духовное служение. Но это не значит, что мы не будем использовать разные вещи, если они задействуются в служении Кришне.

Он проводил такое различие.

18-51 Бхавананда даса

Мы гуляли утром и Прабхупада говорил:

— Я хочу построить это там, и сделать то, и сделать это…

Я всегда отвечал:

— Прабхупада, а где деньги? Откуда мы возьмем деньги?

Это был единственный раз, когда он повысил голос на меня, хотя я заслуживал этого и почаще. Но в тот раз он сказал:

— Почему тебя всё время волнуют деньги? Почему тебя всё время волнуют деньги? Ты сомневаешься в том, что Кришна обеспечит?

Позже утром он позвал меня к себе в комнату, и там также были Тамал и Гаргамуни. Он сказал:

— Наш Бхавананда, — он всегда звал меня «наш», — наш Бхавананда всегда волнуется о деньгах. Я хотел бы, чтобы вы позаботились о том, чтобы он больше никогда не волновался о деньгах. Сколько бы он ни хотел, давайте ему, чтобы он мог развивать этот Майапур.

Он закрепил это за Тамалом и Гаргамуни. Он говорил:

— Тебе не надо беспокоиться.

18-52 Пушкар даса

Мы шли в сторону здания, которое в то время было гошалой, около главных ворот в Майапуре. Нам навстречу шла корова. Я смотрел на неё в своем обычном оцепенении. Вдруг Прабхупада поднял трость, показал прямо на корову и процитировал Чанакья-шлоку «накхинам ча надинам ча шрингинам». Человек должен остерегаться животных с рогами и когтями. Потому что у коровы есть рога, а мы тогда еще не знали, что Прабхупаду боднула корова. Он определенно имел представление об этом. Мне это запомнилось.

На другой прогулке Джаяпатака сказал ему, что какой-то пожилой бенгалец беспокоился за свою дочь, которую он должен был отдать замуж, но у него не было денег на приданое. Не помню о какой сумме шла речь, 100 или 500 рупий, но точно было не много. Прабхупада сказал:

— Да, мы можем дать ему 100 рупий, или 500 рупий.

Даже 500 рупий это ничто для приданого. Прабхупада сказал:

— Она может выйти замуж как в ИСККОН, так и за его пределами. Меня это не волнует. Главное, чтобы она вышла замуж.

В этом была главная идея.

18-53 Йогешвара даса

По-моему, это было в Риме. Прадьюмна себя неважно чувствовал. Он жаловался на то, что не успевал все сделать. Я пошел к Шриле Прабхупаде. Он посмотрел на меня и сказал:

— Когда я путешествую на самолете, у меня проблемы с коленями из-за давления, но я никому не говорю об этом.

18-54 Пушкар даса

Это было в Майапуре, скорее всего в 1977 году. Рамешвара возглавлял издание «Обратно к Богу». И были некоторые жалобы на то, как он это делает. Я знал об этом. Так или иначе, он приехал на фестиваль позже.

Когда мы встретились, он спросил меня «грудь колесом»:

— Есть какие-то жалобы?

Я сказал:

— Да, они говорят, что собираются выкинуть тебя из «Бэк ту Годхед».

Он очень возмутился.

Затем я вот что узнал. Не знаю, как всё закончилось, но я был наверху. Хари Шаури делал Прабхупаде массаж. Голова его была опущена. Рамешвара был там, а я заглянул. Прабхупада приподнял один из журналов и сказал:

— Почему тут так мало изображений с Кришной?

Там было недостаточно изображений с Кришной, и он жаловался на это.

На самом деле, я лично знал, что Рамешвара был доволен этим выпуском. Там было изображение, где ученый вливает что-то в мензурку. Я это воспринял так, как-будто ученый создает вселенную. Думаю, это не очень хорошо. Он говорил:

— Это лучшая иллюстрация из всех, которые мы когда-либо делали.

Это было в Лос-Анджелесе. Но теперь мы были в Майапуре. И Прабхупада жаловался на этот журнал. Рамешвара сказал:

— Я ничего не знаю об этом. Меня не было, когда они это делали.

А Прабхупада даже не посмотрел на него. Он буквально сидел с опущенной головой, потому что ему делали массаж. Прабхупада сказал:

— Я пошлю Сатсварупу. Он вернет старое доброе сознание Кришны.

Рамешвара был очень расстроен. Он говорил:

— Но… Прабхупада…

Он хотел быть у руля. Это не очень хорошо. Он сказал:

— Но Прабхупада…

Прабхупада даже не посмотрел на него, просто помахал рукой и сказал:

— Поговори с Джи-Би-Си.

Так всё и было.

18-55 Дина Бандху даса

Карттикея готовил для Прабхупады. Однажды пришла Говинда даси и принесла немного ростков пшеницы. Карттикея сказал:

— Когда в следующий раз Прабхупада попросит меня приготовить халаву, я сделаю её из ростков пшеницы вместо манки.

Однажды пошел дождь. Он рассказывал, что Прабхупада любил есть халаву в дождливые дни, потому что она согревала его. Он попросил Карттикею приготовить халаву. Карттикея пришел на кухню и начал думать: «Прабхупада будет так доволен, если я приготовлю халаву из ростков пшеницы. Ему она так понравится». Он просто медитировал на то, насколько Прабхупаде это понравится. Он предложил её Божествам и принес в комнату Прабхупаде. Прабхупада посмотрел на миску и сказал:

— Что это? Халава значит манка.

И затем левой рукой, что значило очень жесткий отказ, он показал:

— Убери это.

Карттикея вложил в это всё свое сердце, а он был очень чувствительным человеком. Он надеялся, что Прабхупада будет очень доволен. Он был полностью подавлен. Он пошел в храмовую комнату, сел перед изображением Шрилы Бхактисиддханты и начал молиться: «На самом деле, я хотел удовлетворить вашего духовного сына, но я его расстроил и не знаю, что теперь делать». Он плакал, потому что был очень впечатлительным. «Я просто хотел удовлетворить вашего духовного сына». Вдруг он услышал голос:

— Карттикея. Карттикея.

Он вбежал в комнату Прабхупады. Прабхупада сказал:

— Принеси ту халаву.

Он принес ему миску халавы. Прабхупада съел всё и сказал:

— Принеси ещё.

Так Прабхупада съел всю кастрюлю халавы. Прабхупада всегда говорил нам, что дедушка более милостивый, чем отец. Молодые преданные не должны думать, что им не удалось общаться с Прабхупадой, что они не видели Прабхупаду. Прабхупада — это ваш духовный учитель-дедушка. Меня он иногда отчитывал, потому что я не выполнял свое служение должным образом. Но для всех молодых преданных Прабхупада уже очень милостив. Мы можем себе представить — он ваш дедушка, и он более милостив.

18-56 Бхавананда даса

Мы начали раздавать кичри. Мы построили большой прасадам-холл. Но некоторые из духовных братьев Прабхупады критиковали его:

— Ты раздаешь паломникам кичри в день явления Господа Чайтаньи.

Прабхупада сказал:

— Если я их не накормлю, — а сами они собирались весь день поститься, и жаловались на то, что мы кормим всех паломников, — если я их не накормлю, то они пойдут в чайный ларек и будут есть рыбу. Они будет есть в любом случае. Пусть лучше едят прасадам на нашей земле. Мы не едим. Но вы не можете ожидать от них, что они будут поститься. Но нам есть нельзя.

Они были такими придирчивыми. Но Прабхупада никогда не сдавался. У него всегда был нужный ответ.

— Если я их не накормлю, они пойдут есть рыбу. Поэтому мы обязаны их накормить.

Но он хотел, чтобы они ели на месте. Он не хотел, чтобы люди из деревни приходили, набирали кичри в свои контейнеры и уходили домой, потому что они смешают это с рыбой, и никакого толка не будет.

18-57 Пушкар даса

Однажды я был в комнате Прабхупады. Он был очень болен. От Аллена Гинзберга с Бали пришла открытка. Тамал Кришна прочитал её ему:

— Аллен Гинзберг пишет: «Я на Бали практикую нетеистический буддизм (буддизм сам по себе уже нетеистический). Но я слышал, что вы себя не очень хорошо чувствуете, поэтому я беспокоюсь за вас».

Прабхупада сказал очень слабым голосом:

— Можешь написать ему. Попроси его помолиться нетеистическому божеству за возвращение моего здоровья.

Нетеистическое божество. Прабхупада постоянно давал понять, что у вас всегда должно быть Божество, чем бы вы ни занимались. С Божеством вы строите отношения. Не стоит и вопроса о чем-то безличном.

18-58 Бхавананда даса

Я делал Прабхупаде массаж. Гаргамуни Махарадж пришел к нему. Прабхупада сказал:

— Ты видишь, как Бхавананда сохраняет жизнь мертвецу? Ты должен смотреть, как он делает массаж. Он возвращает к жизни мертвеца. Фактически я должен был уже умереть. Но он поддерживает мою жизнь.

Гаргамуни обсуждал разные вещи со Шрилой Прабхупадой, и он упомянул, что я им очень нужен в Майапуре. Он сказал это, потом они еще что-то обсудили. Затем Гаргамуни Махарадж ушел. Мы всегда начинали массаж с головы. Он сидел. И мы двигались вниз по его телу и заканчивали стопами. В этот момент я массировал ему ноги. И Прабхупада сказал:

— Это дилемма. Должен ли я оставить тебя здесь, чтобы ты служил моему телу? Фактически никто, — и я не говорю это ради собственного возвеличивания, — никто не служил Вишнупаде, как ты это делаешь.

И к этому времени я перешел на его стопы. Я знал, что будет впереди. Я начал плакать. Он сказал:

— Является ли служение моему телу более важным, чем проповедь? Это моя дилемма. Но я думаю, тебе надо вернуться в Майапур.

Я плакал и массировал ему стопы. Мои слезы падали на его стопы. Но я ничего не мог с собой поделать. Я подумал: «Да, всё это очень необычайно. Вот я массирую стопы Прабхупады горчичным маслом и своими слезами». Я просто плакал. Я посмотрел наверх и увидел, что Прабхупада тоже плачет. Он сказал:

— Тебе надо вернуться. Майапур — это наша проповедь.

18-59 Дина Бандху даса

Помню, когда я первый раз приехал в Лос-Анджелес, в то время Прабхупада называл Лос-Анджелес учебным центром. В Боулдере в то время шел снег, и они не знали, что со мной делать. А я просто был счастлив тем, что сижу и читаю весь день Шримад Бхагаватам Прабхупады. Но они подумали, что я так погружусь в Майу. Поэтому послали меня в Лос-Анджелес на обучение. Дайананда тогда, по-моему, был президентом храма. Он встретил меня в аэропорту и привез в храм. Первый преданный, с которым я познакомился, был Махапуруша. Я вошел в дверь, и он сразу начал рассказывать мне историю, которая произошла давным-давно на 26 Авеню. Он обычно приходил туда, чтобы принять прасад. Тогда каждый день все приходили в квартиру Свамиджи, и он всех кормил рисом, далом и чапати. Один раз Махапуруша немного задержался. Все после вкушения поднялись и ушли. А он немного задержался. Он неожиданно заметил, что в комнате было только два человека. И остались все эти грязные кастрюли. И он начал думать: «Ведь эти грязные кастрюли кто-то моет каждый день. Я больше никого вокруг не вижу. В комнате только еще один человек. Обычно меня здесь в это время нет. Поэтому только один человек мог всё это делать». Он подумал: «Как-то это неправильно», и начал собирать кастрюли. В этот момент Прабхупада улыбнулся и сказал:

— Я как раз молился Кришне: «Пожалуйста, пошли мне кого-то в помощь».

Удивительной вещью было то, что мы знаем, как достичь настоящего совершенства. Если мы хотим получить милость Махапрабху, то Он сказал нам: «тринад апи суничена тарор апи сахишнуна аманина манадена киртанийах сада харих». Никто так глубоко не осознал смысл этого стиха, как Шрила Прабхупада. Он мог бы остаться в любом Гаудия-матхе. Они все любили его. Они знали, что Абхай Бабу поет сладкие киртаны, прекрасно читает лекции, пишет замечательные статьи. Он мог остаться где угодно. И если вы отправитесь в Гаудия-матх, то увидите, что к старым санньяси относятся с очень большим почтением, и их все ждут. Им не приходится делать там ничего, не говоря уже о мытье кастрюль. Ничего не надо готовить, вообще ничего. Он мог просто жить очень комфортной жизнью во Вриндаване. И вместо этого вот он здесь моет кастрюли за этими хиппи, самым деградировавшим классом людей. Прабхупада как никто другой осознал смысл этого стиха. Мы даже не можем себе этого представить. Мы даже не можем подумать о том, что окажемся в наши дни в такой же ситуации. Но Прабхупада готовил, потом убирался за такими как мы. Смирение и сострадание Прабхупады неподражаемо. Нет никого подобного Прабхупаде и никогда не будет.

18-60 Бхавананда даса

Это то, от чего мне по-настоящему не очень-то хорошо. Но я должен рассказать вам. Оставалось может 3 или 4 дня до его ухода. Я сидел с ним в комнате поздно ночью. Я сидел в кресле, его кровать была рядом. Прабхупада лежал. Его глаза в тот момент уже плохо видели. Он отдыхал, а я просто сидел в кресле. Горел тусклый свет. Он спросил:

— Кто тут?

Я сказал:

— Это Бхавананда, Прабхупада.

Он сказал:

— О, Бхавананда. Никогда не покидай меня. Оставайся со мной вечно.

И как вы думаете, я после этого себя чувствую? Боже… Я думаю об этом часто. Это было так необычно.

— Никогда не покидай меня. Оставайся со мной всегда.

Перевод: Адбхута Гаурнага дас (Гопал Кришна Госвами)