Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 17

17-01 Курма даса

Помню, как мы все были взволнованы. Таможенные двери открывались и закрывались. Когда двери открывались, я подпрыгивал, чтобы поймать взгляд Шрилы Прабхупады. Первый раз я увидел Шрилу Прабхупаду стоящим очень терпеливо с дипломатом в одной руке, тростью в другой, и чадаром, переброшенным через плечо. Он выглядел очень-очень сияющим и очень умиротворенным. Видно было, что он чего-то ждал. На самом деле, он ждал Вегавана, которого задержали сотрудники иммиграционной службы. Они говорили ему, что он не может попасть в страну, потому что у него не было визы. Его уже предупреждали в Сингапуре, что он не сможет попасть в Австралию без действительной визы, но как-то они все-таки разрешили ему там сесть в самолет. И теперь Прабхупада ждал Вегавана. Он был в этой поездке его секретарем, или даже слугой. Но было очевидно, что Вегавана не впускают в страну. Вегаван объяснял человеку из иммиграционной службы, что несмотря на то, что у него не было визы, он был женат на австралийке. Прабхупада несколько дней или недель назад поженил его на Падмавати, на Кросс Майдане в Бомбее, в присутствии 30 000 свидетелей. Он вспомнил об этом и пытался убедить этих людей в том, что хотя у него и не было визы, но он был женат на австралийке. Тогда сотрудник иммиграционной службы попросил у него свидетельство о браке, а Вегаван сказал, что у него нет его, но зато есть фотография со свадьбы. Он показал этим людям фотографию, на которой был Прабхупада, проводивший свадебную церемонию. Тем временем начальник этого офиса заметил, что Прабхупада уже прошел, и его очень поразил вид Прабхупады. В этот момент служащий за стойкой послал Вегавана к этому самому начальнику. И начальник поставил ему в паспорте штамп «бессрочное пребывание». Он показал свой паспорт служащему за стойкой, который всё равно сохранял недоверие. Но Вегаван понял, что всё это — могущество Прабхупады. Так он смог пройти. Мы подождали немного. Затем Прабхупада вошел на территорию терминала. У нас был грандиозный киртан. И было такое ощущение, что весь аэропорт остановился. Прабхупада привлек к себе очень-очень большую толпу людей. Есть фотографии, на которых видно, насколько невообразимо большая толпа собралась. Конечно же Чару предупредил всех женщин: «Когда появится Прабхупада, не визжите». Но конечно же, когда Прабхупада появился, все женщины завизжали. Все принесли поклоны. Все упали в полные дандаваты. Можно видеть на видео, что в те дни женщины также приносили полные дандаваты. Все приносили свои дандаваты прямо на том месте, где находились. Поэтому Прабхупада не мог идти. Мы просто преграждали этим ему путь. А многие преданные так и продолжали лежать. Они не были уверены в том, сколько им надо было лежать, поэтому просто лежали. Некоторые преданные хлопали их по плечу, чтобы те поднялись. Затем все мы поднялись, и был прекрасный киртан. Мы сопровождали Прабхупаду по всему терминалу. Я не помню пресс-конференцию, но она определенно была. Мы все были достаточно безумными. Чару вспоминал, что когда он приносил свои поклоны, он так сильно ударился головой о пол, что получил легкое сотрясение мозга. Все было очень-очень туманно. Но все мы в той или иной степени сумасшедшие, духовно или материально. Я не помню пресс-конференцию, но в газете очень хорошо описывалась эта пресс-конференция, на которой Прабхупада рассказывал о четырех укладах жизни: брахмачари, грихастхи, ванапрастхи и санньяси. И журналист написал настоящую статью с цитатами всех санскритских имен с правильным произношением. Это было удивительно. Прабхупада затем рассказал о том, что он принадлежал к четвертому укладу жизни. И это означало, что сейчас его основным занятием было путешествовать и проповедовать. Прилет Прабхупады был также освещен в газетах «Сидней морнинг геральд», «Австралиан» и «Сидней дэйли», хотя в то время мы не следили за газетами. Не уверен, что кто-то из нас тогда знал об этих статьях, но мы нашли их позже в архивах с очень хорошими фотографиями Прабхупады.

17-02 Рамай Свами

Репортер задал Прабхупаде вопрос:

— Ваше движение очень аскетично, да?

Прабхупада ответил:

— Нет.

Репортер сказал:

— А разве вы не ведете образ жизни в самоотречении?

Прабхупада сказал:

— Нет, мы учим любви к Богу.

Репортер сказал:

— Мы слышали, что вас отсюда увезут на Ролс-Ройсе с шофером.

Это не был новый Ролс-Ройс, это был старый Ролс-Ройс, но сама марка уже была очень весома для прессы.

Прабхупада сказал:

— Мы можем использовать всё для служения Кришне. Если кто-то предложит мне Ролс-Ройс, почему я должен отказываться? Гуру — это представить Бога. Всё предназначено для служения Богу. Кришна ездит на золотой колеснице. А что такое Ролс-Ройс? Просто жестянка, немного резины, немного дерева. Я говорю, что этого не достаточно.

Все преданные воскликнули: «Джая Прабхупада!»

До этого я думал, стоит ли нам такое устраивать, хорошая ли это идея с Ролс-Ройсом, что люди подумают об этом? Это какая-то показуха, тщеславие или что-то подобное. Но ответ Прабхупады был настолько смелым, что даже репортеры, которые обычно были хорошо заточены, чтобы быстро отвечать, на этот раз молчали. Они были шокированы ответом Прабхупады. Они были настолько изумлены, что больше ничего не могли сказать. А преданные просто воскликнули: «Джая Прабхупада!» И принесли свои поклоны. Потом была небольшая пауза и Прабхупада сказал: «Воспевайте Харе Кришна». Затем он встал, и мы проводили его с киртаном до Ролс-Ройса, и он уехал.

17-03 Яшоматинандана даса

Самый первый раз я увидел Прабхупаду в нашем владении в Сиднее. Каждое воскресенье преданные собирались там и читали лекции. Но конкретно в эти выходные преданные сказали мне, что я должен обязательно прийти в храм, потому что Прабхупада будет читать лекцию -индийский духовный учитель приедет к нам из Америки. Итак, я пришел в храм, чтобы увидеть Шрилу Прабхупаду, но он не читал лекцию. Лекцию читал Хануман Свами, и это меня очень впечатлило. Я уже прочитал книгу «Легкое путешествие на другие планеты», которую купил у преданного на улице. Я был очень восхищен этой книгой, и также понял, что это вообще никакого отношения не имело к полету на другие планеты. Я подумал: «Этот гуру знает, как привлечь разных людей ради высшей цели». И когда я пришел в храм, а Прабхупада не стал читать лекцию, я это воспринял так, что это знание было абсолютным, а он не собирался рекламировать себя как личность. И это очень сильно поразило меня. После лекции я пошел в сторону храма, и зашел на кухню с одной стороны, а Шрила Прабхупада встал с Вьяса-асаны и в тот же самый момент дошел до противоположной двери в кухню. Когда мы встретились, Прабхупада остановился и посмотрел на меня. Я стал оборачиваться. Затем я понял, что он смотрим на меня. Не на мое тело, а на меня. Сначала я подумал, что он ищет кого-то другого. Поэтому я немного отступил назад, а он посмотрел на меня неодобрительно, как бы говоря: «Где ты был?». Прабхупада всегда приковывал меня, он имел на меня очень глубокое влияние.

17-04 Кришна Преми даси

Мой муж Аджит родом из Швеции. В письме он спросил у Шрилы Прабхупады, может ли он поехать и заняться каким-нибудь служением в своей стране. Когда Шрила Прабхупада приехал в Сидней, в Глиб, он позвал нас к себе. Он сказал, что хочет, чтобы мы отправились в Швецию. Он спрашивал у нас о Швеции, и Аджит рассказывал Шриле Прабхупаде. Аджит спросил:

— Шрила Прабхупада, должны ли мы выходить там на Харинамы?

Аджит хотел проповедовать в университетах. Он сказал:

— Возможно, они в Швеции не воспримут дхоти и всё остальное. Как нам поступать, Шрила Прабхупада?

Шрила Прабхупада сказал:

— Ничего страшного, ты можешь носить костюм. А твоя жена может одеваться в длинные платья. Таким образом, вы можете выходить и проповедовать.

Мы также спросили Шрилу Прабхупаду, можем ли мы начать поклоняться божествам. По дороге в Швецию мы собирались заехать в Индию, на первый майапурский фестиваль. И мы собирались передвигаться по земле, через Индию, чтобы сэкономить денег. Но Шрила Прабхупада сказал нам:

— Нет. Я понимаю, что вы очень отважная молодая пара, но я не советую делать так. Это очень опасно. Вы сэкономите гораздо больше денег если полетите на самолете.

Так как мы думали, что поедем через Индию, то спросили Шрилу Прабхупаду, можем ли мы купить божества и если да, то каких именно. Шрила Прабхупада сказал:

— Да, вы можете взять Радху Кришну или Гаура Нитай.

Мы просили:

— А каким из них будет лучше поклоняться в Швеции?

Он сказал:

— Можно, либо Радху Кришну, либо Гаура Нитай. Но не устанавливайте их сразу.

В результате мы купили божества Гаура Нитай.

Затем Шрила Прабхупада в течение 10 минут просто сидел и смотрел на нас обоих очень-очень глубоко. Он просто размышлял. Затем он открыл очень широко свои глаза, посмотрел на меня и сказал:

— Кого ты любишь больше, Кришну или своего мужа?

Я не знала, что ответить, потому что поняла, что я не любила Кришну, и я также не любила своего мужа. Я просто пустилась в слезы. А Шрила Прабхупада очень широко улыбнулся. Я не могла понять, о чем думает Прабхупада. Так или иначе, затем Шрила Прабхупада сказал:

— Если вы отправитесь в Швецию и будете проповедовать от имени Чайтаньи Махапрабху, Он даст вам все свои благословения.

Так мы получили благословения Шрилы Прабхупады на поездку в Швецию.

17-05 Амогха даса

Этот случай произошел в Мельбурне в 1974 году. Мы всегда стремились сделать какой-нибудь подарок Прабхупаде, потому было очень приятно дать ему цветок или еще что-то. Когда мы были в Перте, Хамсадута Махарадж прислал Прабхупаде новые ботинки из Германии. В ответ на это Прабхупада послал ему свои старые ботинки. Так преданные хотели всегда подарить что-нибудь Прабхупаде. Одним утром я был в храмовой комнате в Сент-Килде. Было очень много народу, и Прабхупада шел к своей Вьяса-асане. Не было ничего видно, но я услышал, что Прабхупада сказал:

— Бхагаватам не должен касаться пола.

Я представил себе, что его слуга кланялся ему с Бхагаватам в руках и коснулся пола. Сам я этого никогда теперь не делаю. Но у меня появилась идея сделать обложку для книги, и я попросил матаджи, которые шили для Божеств, сделать эту обложку. Она была сделана из парчи, с кисточками и розовой подкладкой, оставшимися после шитья одежд для Божеств. Я подумал, что это будет хороший подарок для Прабхупады. Также я в городе купил несколько очень хороших персико-розовых манго, которые я с трудом нашел, потому что был несезон. Я принес всё это в коробке от журнала «Обратно к Богу». Также одна матаджи связала шерстяной шарф с кисточками для Прабхупады. Прабхупада сидел и общался с преданными, которые заполнили всю комнату. Они обсуждали серьезные темы. Я вошел с этой коробкой, принес поклоны, сел и стал слушать. В беседе образовалась пауза. Прабхупада посмотрел на коробку и спросил:

— Итак, что это?

Я думал, что принес Прабхупаде какие-то хорошие вещи, хорошие подарки. Можно сказать, что я гордился этим. «Вот я сейчас сделаю ему хорошее подношение». Прабхупада спросил:

— Что это?

Я достал обложку для книги и попытался объяснить, что эта обложка для Бхагаватам Прабхупады. Я начал объяснять, что слышал, как утром вы, Шрила Прабхупада, просили, чтобы Бхагаватам не касался пола.

Прабхупада сказал:

— Я не кладу свой Бхагаватам на пол.

Он был очень серьезен. Он был очень суровым, когда был серьезен. Но затем я попытался еще раз объяснить: «Но я имел ввиду…», или «Я имею ввиду…», или «Я хотел сказать…». Но каждый раз, когда я говорил «я имею ввиду» или просто начинал что-то говорить, Прабхупада перебивал меня:

— Я не кладу свой Бхагаватам на пол.

Я опять попытался: «Но я имел ввиду…»

— Я держу свой Бхагаватам на полке или на столе.

Я пытался сохранять серьезное лицо, потому что Прабхупада был очень серьезен. Все преданные начали смеяться. Они смеялись и смеялись. Если вы послушаете запись, то услышите, как сильно они смеются. Я полностью растерялся. Я не знал, что делать. Потому что Прабхупада не давал мне возможности что-то объяснить. И тогда я понял, что надо принять всё как есть. Прабхупада сказал:

— Это для тебя.

Теперь я был немного смущен, и понимал, что у меня не такие уж хорошие подарки. Затем я достал шарф, надеясь, что достану из коробки что-то, что не вызовет такой реакции. Я дал ему шарф, и он оценил его. Потом я достал манго, и к этому времени я уже был достаточно смиренен. Я уже не думал, что Прабхупаде обязательно все понравится. Я дал ему манго. И тогда настроение Прабхупады изменилось. Он сказал:

— О, манго — это царь фруктов. Вот это подарок. — Он улыбнулся. — Это подарок.

Я положил манго ему на стол. Он попросил Дипака, который готовил для него, чтобы тот добавил манго ему в вечернее молоко. Он сказал, что их можно высушить и добавлять в молоко, и это будет очень вкусно.

17-06 Хари Шаури даса

Один раз мы с Пушта Кришной и Ачьютанандой в Майапуре говорили о сознании. Обладают ли сознанием все живые существа. Ачьютананда пытался доказать, что не обладают. Он говорил, что душа может присутствовать, но сознание там не проявлено. Он говорил:

— Если вы только подумаете о том, что все живые существа обладают сознанием, то вы сойдете с ума. Потому что вы начнете думать, что все атомы на полу обладают сознанием. Это значит, что если я буду топтать по полу, то причиню им вред. Или, если я слишком сильно хлопну дверью, они все закричат, или что-то такое.

Я не был удовлетворен его ответом. Поэтому я пошел к Шриле Прабхупаде и спросил его об этом. Прабхупада сразу дал ссылку на стих из первой песни Шримад Бхагаватам. Затем он дал мне пример с кожей и ногтем. Если вы порежете кожу, вы сразу же почувствуете боль, но ноготь вы можете резать без проблем. Тем самым он дал пример того, что существуют разные уровни. Они берут начало из одного источника, но существуют разные состояния. Всё является Кришной, но энергии Кришны ведут себя по-разному. Так материя и душа берут начало из одного источника, но все зависит от того, как они используются. Это один из вопросов, в котором он помог мне разобраться.

17-07 Расарани даси

В Бомбее я убиралась после завтрака. Я помогала Дайви Шакти приготовить завтрак и затем убиралась. Я пыталась делать всё тихо, потому что Прабхупада собирался отдохнуть. Уборка у меня заняла достаточно много времени, я хотела сделать все хорошо. Вдруг я заметила, что в комнате стало очень тихо. Было так тихо, что я подумала: «Прабхупада, наверное, отдыхает уже». Я собиралась выйти из комнаты. Но дверь была закрыта. Это было в Бомбее, на третьем этаже. Я очень испугалась, потому что была заперта с Прабхупадой. А он был санньяси. Его слуга ушел. И я не могла выйти. Я подумала: «Если Прабхупада проснется и обнаружит меня здесь, когда он отдыхает, у меня будут проблемы. Я запаниковала, и начала думать, что мне делать. В конце концов, я вышла на балкон и стала ждать пока кто-нибудь пройдет мимо, чтобы крикнуть: «Помогите! Выпустите меня отсюда!». Это уже был второй случай, потому что, когда я была в Сиднее, меня тоже попросили убираться в комнате, пока Прабхупада был на утренней прогулке. Прабхупада вернулся с прогулки раньше, чем обычно. Он вернулся, чтобы взять что-то и потом собирался ехать в храм. По-моему Вегаван зашел и спросил: «А что ты тут делаешь?». Я сказала: «Я убираюсь». Он сказал: «Тебе нельзя быть здесь». Он поставил меня за дверь и сказал: «Жди здесь, чтобы Прабхупада тебя не увидел». Я стояла за этой дверью и думала: «Что теперь делать?» Через щель я увидела, как Прабхупада снимает свой свитер. Я подумала: «О, нет, я увижу, как он переодевается! И они меня просто оставили здесь!». Вдруг вся эта толпа вышла, а я продолжала стоять за дверью и думала: «Можно ли мне выходить? Ну хорошо, попробую».

И в этот раз меня тоже заперли в комнате Прабхупады. В те времена было сложно женщинам, потому что нам нельзя было нигде быть, но вместе с этим надо было делать так много служения. Нужно было быть невидимой.

17-08 Нарахари даса

Прабхупада приехал в Шотландию, чтобы открыть там храм. Была интересная пресс-конференция. Собрались скучные, жесткие, циничные журналисты из различных шотландских газет. А у Прабхупады была связь с Шотландией. В Калькутте он учился в шотландской школе. Поэтому он знал о шотландцах немного больше, чем мы думали. А журналисты, я думаю, об этом не догадывались вообще. Я помню всё очень хорошо. Мы были в его комнате, достаточно маленькой комнате. Там собралось около 10 или 15 журналистов и около 8 или 10 преданных. Журналисты задавали свои циничные вопросы. Некоторые из них даже вели себя очень грубо, бросая вызов: «Зачем вы сюда приехали? С какой целью? Чего вы хотите достичь?». А Прабхупада отвечал очень порядочно. Он полностью сохранял самообладание, отвечая очень изящно, цитатами из Бхагавад-гиты. Как это обычно происходило, все они очень скоро оказались побежденными. И один журналист, я этого никогда не забуду, совсем отчаялся и не знал даже, что спросить у Прабхупады. Очень бесцеремонно он спросил Прабхупаду:

— Вы знаете всё?

Прабхупада сделал небольшую паузу, затем он кивнул и сказал:

— Да.

И после этого он еще что-то добавил. Но это был классический момент, когда ему задали вопрос, он подумал и ответил прямо и честно. В этот момент все преданные и все журналисты подумали: «Возможно, это так и есть». И после этого всё настроение изменилось. Всё стало очень легко.

17-09 Сваямбхува даса

Мы гуляли по площади, проходя мимо Британского музея. Нас было всего несколько преданных, двое или трое, и Прабхупада. В моем уме почему-то крутилась одна мысль, и я спросил у Прабхупады:

— А папа римский духовно прогрессирует?

Он сразу же ответил:

— Да, потому что он трудится для Господа.

Мы слышали истории о том, что папа римский не следует регулирующим принципам и о тому подобных вещах. Поэтому, это было сюрпризом. Но Прабхупада очень ясно ответил, что он трудится для Бога. Я много лет еще думал об этом. Это очень интересно.

17-10 Амбика даси

Когда я была в Австралии, Шрила Прабхупада не был очень доступен большинству преданных. Но в Бомбее все было по-другому. Я приехала туда в начале 1974 года. И Прабхупада очень часто приезжал туда. В какую бы точку мира он не отправлялся, он всегда проезжал через Бомбей, чтобы посмотреть, как идет строительство. Также было очень много проблем, связанных с Бомбеем. Настроение Шрилы Прабхупады в Бомбее и в Индии в целом сильно отличалось от того, когда он был в Австралии. Это отражалось даже на его одежде. Он носил только верхнюю часть. И он был очень расслаблен. Преданные могли легко прийти к Шриле Прабхупаде. Каждый вечер в Бомбее он устраивал даршан у себя на крыше. Прабхупада поднимался туда. И иногда он поднимался, а там никого не было, только слуга. Кто-то обмахивал его. Иногда Прабхупада просто сидел один и повторял свои круги. Вы могли сидеть и тоже повторять круги с Прабхупадой и задавать ему любые вопросы. Затем постепенно начинали подходить индийские гости и преданные. И крыша набивалась народом. Это было каждый день. Там было больше свободы в общении со Шрилой Прабхупадой. К нему приходило много звезд кино и крупных предпринимателей. Очень много народу приходило. Он был всегда очень сердечным и приветливым. Они приходили и садились прямо перед ним. И он начинал сразу проповедовать им.

Однажды пришел один пожилой человек. Он часто заходил, потому что жил недалеко, по дороге между храмом и пляжем. У него была болезнь, которая заставляла его тело трястись. Его пальцы, руки и голова тряслись все время. Он приходил, чтобы увидеться со Шрилой Прабхупадой. Он особо ничего не делал, просто поднимался в комнату Шрилы Прабхупады и сидел там. Они обменивались парой любезностей, и он просто сидел и трясся. Иногда он общался со Шрилой Прабхупадой, но его слуга в какой-то момент запретил ему приходить, потому что он подумал, что тот тратит время Прабхупады. Этот пожилой человек подумал, что ему не стоит больше ходить. Он был очень смиренным. Поэтому он перестал приходить к Прабхупаде. В один день, после долгого перерыва, он пришел и принес свои поклоны. Он был очень старым. Прабхупада спросил:

— Где вы были? Почему вы не приходили?

Он сказал:

— О, Прабхупада, они попросили меня не приходить.

Прабхупада сказал:

— Вы можете приходить в любое время.

И он отчитал своих слуг. И сказал им:

— Он может приходить в любое время.

Я подумала, что это очень удивительно, потому что работа Шрилы Прабхупады по переводам была очень важной, и трудно представить, какое непосредственное благо было во встречах этого джентльмена с Прабхупадой, потому что он просто сидел и отнимал его время. Но Шрила Прабхупада был настолько свободным в своем времени, что любой мог прийти и увидеть Прабхупаду.

17-11 Рама Прасад даса

Мы гуляли между деревьями и Шрила Прабхупада сказал:

— Почему бы им здесь не выращивать какие-нибудь фруктовые деревья? Если тут будут фруктовые деревья, то прилетят и птицы.

Это меня сильно поразило. Это было удивительно. Кто будет думать о каких-то птицах? Но его беспокоило очень много уровней того, что мы называем реальностью.

Затем он спросил:

— Зачем они построили столько огромных зданий? Не было бы лучше без них? Зачем все эти огромные здания? Зачем нам смотреть через сады на эти небоскребы?

Никто не ответил на вопрос. Будучи художником, я понимал, что это привязанность к своему созданию. Что бы мы ни создали, это останется после нас. Поэтому я ответил Шриле Прабхупаде на его вопрос:

— Мне кажется, они хотят оставить что-то после себя. Что-то, что покажет, что они остались тут.

Он сказал:

— Да, это в точности как осёл прачки. Он очень гордится носить всё это стираное бельё на своей спине. Тот же принцип.

Я помню это до сих пор.

17-12 Рамай Свами

В этот раз Прабхупада остановился не в храме, а в доме грихастх. Они съехали и позволили Прабхупаде остановиться у них во время его визита. Это был скромный дом в скромном районе недалеко от храма. Когда Прабхупада приехал туда, он вошел, прошелся по дому, по всем комнатам, и сказал:

— Очень хороший дом. Сколько семей тут живет?

Уграшрава, который жил там, сказал:

— Только одна семья, Прабхупада.

Он сказал:

— Только одна семья? Такой большой дом!

Западные стандарты ничего не значили для Прабхупады. А буквально перед этим он говорил, что Ролс-Ройса ему не достаточно. Кришна ездит на золотой колеснице. Теперь мы привезли его в скромный домик, и он говорит:

— Такой большой дом! Сколько семей живет тут?

В следующем году, когда мы открыли новый храм в Мельбурне, мы привели Прабхупаду наверх. Мы только закончили ремонт. Неделями преданные трудились над этим, и даже месяцами. Мы провели Прабхупаду на верхний этаж, показали ему его комнаты, в которых была очень хорошая мебель, паркетный пол, люстры, низкий столик, чтобы Прабхупада мог работать. Мы открыли дверь, и, по-моему, Мадхудвиша сказал:

— Прабхупада, это ваша комната.

Прабхупада сказал:

— Всё это для меня? Всё это моё?

Затем мы его провели в следующую дверь, и это была его спальня. Она находилась в отдельной комнате. Прабхупада сказал:

— О, у меня и спальня есть?

Обычно материалисты ведут себя каким-то определенным образом и не сильно демонстрируют какие-то другие настроения. Но Прабхупада был совершенно непредсказуем даже в таких простых вещах. С одной стороны он принимал Ролс-Ройс, а с другой стороны он удивлялся: «О, это для меня?» Материалист не смог бы этого понять, но мы понимали, потому что мы преданные, а он наш духовный учитель. Мы понимали, что Прабхупада был на трансцендентном уровне.

17-13 Курма даса

Прабхупада вышел из машины. Появился Упананда и принес свои поклоны. Прабхупада погладил Упананду по голове с большой любовью. Мы пели киртан. На самом деле, я выходил из машины, а группа преданных пели киртан на тротуаре. Входная дверь в храм была наглухо заперта. Прабхупада попытался открыть дверь в храм, но она была закрыта изнутри. Помню, еще в тот день я пригласил в храм своих отца и мать. Я уже плохо всё помню, но мне кажется, что перед тем, как мы отправились в аэропорт, всех предупредили, что Прабхупада приедет. И мы даже пригласили каких-то журналистов в храм. Когда Прабхупада попытался открыть дверь, она была закрыта. Мой отец стеснялся того, что его кто-то увидит с преданными из Харе Кришна на улице, поэтому они с мамой решили не выходить из храма. Я был удивлен, что они вообще приехали. Но они приехали. Мой отец приоткрыл немного занавеску и увидел, что Прабхупада пытается войти. Мой отец открыл дверь, и когда Прабхупада вошел, он кивнул моему отцу в знак благодарности.

Затем Прабхупада сел на очень маленькую Вьяса-асану и осмотрел всех преданных, присутствующих в комнате. Было несколько гостей. Одним из них был бхакта Артур. Его сейчас здесь нет, но он мне рассказывал этот случай. Бхакта Артур был боксером и выступал за клуб Южного Сиднея. Он достаточно крепкий парень. Он занимался укладкой ковров. Поэтому был достаточно крупным. Прабхупада осмотрел комнату и его глаза остановились на Артуре. Артур подумал: «Я его пересмотрю». Так Артур смотрел в глаза Прабхупаде, а Прабхупада смотрел на бхакту Артура. Бхакта Артур вспоминает, что он смотрел, смотрел и смотрел, и взгляд Прабхупады был настолько сильным, что ему в конце концов пришлось отвести свой взгляд. Но он вспоминает, что это был очень любящий, но в то же время очень строгий взгляд. Бхакта Артур, который позже стал Аджамилой, рассказывал, что именно этот взгляд приблизил его к сознанию Кришны. В нем были благословения Шрилы Прабхупады и всей ученической цепи. Что-то духовное в тот момент зашло в него.

17-14 Яшоматинандана даса

Однажды здесь, в Мельбурне, Прабхупада гулял по парку. Он остановился и сказал:

— Для чистого преданного весь звук трансцендентен.

Мы стали думать над этим. Я не сдержался и спросил:

— А эти автомобильные гудки «би-би-би»? Вы хотите сказать, что эти автомобильные гудки тоже трансцендентны для чистого преданного?

Прабхупада сказал:

— Да.

17-15 Амогха даса

Я пытался понять, что такое 8 400 000 видов жизни, и я спросил Прабхупаду:

— Все эти 8 миллионов видов животных и 400 тысяч видов людей обитают на этой планете? И разделены ли они по странам, как китайцы, японцы, американцы?

Прабхупада сказал:

— Нет, ты думаешь только об этой планете, но Шримад Бхагаватам говорит обо всей вселенной. Обо всей вселенной.

17-16 Рамай Свами

Прабхупада любил гулять на свежем воздухе, особенно здесь, в Мельбурне, и также в Сиднее. Он часто ходил в парки. Мы водили его в знаменитые Ботанические сады в Мельбурне. Он сказал, что Ботанический сад в Мельбурне лучше, чем Центральный парк в Нью-Йорке. Ему он очень нравился. Я был поражен тем, что Прабхупада знал такие вещи, о которых другой человек в его положении даже и не стал бы говорить. Например, названия деревьев. Прабхупада, прогуливаясь, говорил:

— Это такое-то и такое-то дерево.

Затем он говорил:

— Пойдите посмотрите.

А все деревья в парке имеют таблички с названиями. Затем преданный возвращался и говорил название на латыни.

Прабхупада говорил:

— А как по-английски?

Тот отвечал. И Прабхупада говорил:

— Ну вот видите.

Меня очень поражало то, что Прабхупада знал все эти вещи. Он знал о деревья, он знал о цветах, он очень ценил красоту парка.

Также я помню, как в другой раз мы гуляли рано утром, около 6 часов. И даже в это время был очень большой поток машин, потому что эти сады были расположены очень близко к городу. Был очень большой поток машин.

Прабхупада спросил:

— Куда все эти машины едут?

Кто-то сказал:

— Они едут на работу, Прабхупада.

Прабхупада остановился, помолчал, и сказал:

— Они так тяжело трудятся.

Я видел, как его глаза увлажнились, как-будто сейчас из них пойдут слезы. Я почувствовал какое сострадание он испытывает по отношению к этим людям. Его беспокоило даже то, что в 6 утра они мчались на работу. Он сказал:

— Они так тяжело трудятся.

В другой момент, тем же утром, он увидел, как один бизнесмен парковал машину около Ботанического сада, а это место было где-то 3-4 километра от города. Он спросил:

— Что они делают?

Кто-то объяснил:

— Прабхупада, они паркуют свои машины здесь, чтобы не платить за парковку в городе.

Прабхупада сказал:

— Только посмотрите, — и он рассказал историю: — Человек едет на большой карете, но он не может себе позволить накормить лошадей.

Все посмеялись. Так он подчеркнул, что большой бизнесмен в костюме с портфелем едет на большой машине, паркует её тут, и ему надо еще идти 3 километра до своего офиса в городе.

17-17 Амбика даси

Когда мы убирались в его комнатах, мы всегда меняли постельное белье. Но Прабхупада попросил этого не делать. Он сказал:

— Не надо менять белье каждый день. Меняйте только, когда оно становится грязным.

Конечно же, оно никогда не было грязным. Но Прабхупада хотел этого.

Он обычно носил свежую гирлянду. У него было изображение Радхи и Кришны на его маленьком столе. Когда он возвращался с утренней лекции, он снимал эту гирлянду и надевал на изображение на своем столике. Но нам нельзя было её выкидывать. А на стене висели изображения цепи учителей: Бхактисиддханта, Гауракишора и Бхактивинода Тхакур. После того, как гирлянда повисела на изображении Божеств, мы снимали её, чтобы он мог повесить новую, и вешали её на изображение Бхактисиддханты. На следующий день мы перевешивали её на изображение Гауракишора. И так дальше, мы перевешивали на изображение Бхактивиноды Тхакура. И потом мы могли её забрать в качестве прасада. Прабхупада обращал на все эти вещи внимание. Однажды я надела гирлянду после Бхактивиноды Тхакура. А она, как вы понимаете, была достаточно высушена под бомбейским солнцем. В тот день я думала о том, что Прабхупада даже не знает меня. Он знает так много преданных, но меня он вряд ли знает. Я чувствовала себя не очень хорошо, потому что не могла сделать чего-то значимого для Шрилы Прабхупады. Я меняла его вазы, это было мое ежедневное служение. Обычно я их забирала в 11 часов утра, когда ему делали массаж. В этот день, когда я стала так думать, я поднялась наверх, а Прабхупада оказался в своей комнате. Я остановилась в страхе. Я поставила вазы и принесла свои поклоны. Я заволновалась и хотела уже выбежать из комнаты. Но Прабхупада посмотрел на эту старую гирлянду и сказал:

— Где ты взяла эту гирлянду? Вот, возьми другую.

Он взял свежую сегодняшнюю гирлянду, которую только что повесил на Божеств, и отдал её мне. Я была так счастлива. И я поняла, что Прабхупада знает, что именно нам нужно в духовной жизни. От Шрилы Прабхупады всегда исходило столько вдохновения. И я почувствовала себя глупой, потому что думала так, и вынудила Прабхупаду угодить мне. Но всё же, то, что случилось было очень ценным для меня.

17-18 Курма даса

Это был его второй приезд в Австралию, но в Мельбурн Прабхупада приехал впервые. Когда Прабхупада приехал в храм, я помню, как Кришна Преми плакала. Она пыталась спеть ванде ‘хам шри-гурох на физгармонии и одновременно плакала. Был достаточно напряженный момент, но она делала это с большой любовью и искренностью, и Прабхупада кивнул и улыбнулся Кришна Преми. Упананда сделал большой поднос шариков «просто чудо», которые были лакомством номер один в те дни. Сладости «просто чудо» были высшим благом жизни. Некоторые преданные даже делали тайком свои собственные шарики «просто чудо». Известный всем Аджамила попросил Гауранги, жену Рагхунатхи, сделать ему очень большой мешочек для четок. Мы не понимали зачем ему такой мешочек, пока в один прекрасный день я не обнаружил, что в мешочке вместе с четками также лежит маленький пакетик сухого молока, пакетик масла и пакетик сахарной пудры. Так Аджамила иногда прятался ото всех и катал свои шарики. Мы были очень привязаны к «просто чуду». Упананда сделал целый поднос «просто чуда» и предложил его Прабхупаде. Не помню, чтобы Прабхупада взял шарик, но он жестом показал, чтобы всё раздали преданным. Я серьезно относился к правилам и предписаниям. В те дни я был очень педантичным, и поэтому лучше всего подходил, чтобы быть управляющим храмом, хотя я нанес оскорбление, наверное, каждому преданному в Австралии. И всё, о чем я думал, когда начали раздавать «просто чудо», это то, что мы буквально недавно читали в Нектаре преданности, что мы не должны есть перед Божествами. Я думал: «Возможно, это оскорбление». Я видел, что все едят «просто чудо» и был очень озадачен. Я думал: «Наверное, все мы сейчас совершаем большое оскорбление». Но, конечно, принятие прасада от Шрилы Прабхупады находится вне всех правил и предписаний.

17-19 Яшоматинандана даса

Одна вещь, которую он сказал, очень затронула меня. Он спросил Упендру:

— Ты изучаешь мои книги?

Упендра сказал:

— Да, Прабхупада, я читаю ваши книги каждый день.

Прабхупада стукнул по столу:

— Ты читаешь мои книги. Но я спросил, изучаешь ли ты мои книги?

Прабхупада сказал очень настойчиво:

— Ты должен знать значение каждого слова. Если ты изучаешь стих, не учи просто стих. Ты должен знать каждое слово.

Он был очень категоричным в вопросе изучения. Он подчеркивал разницу между изучением и чтением. Я принял это близко к сердцу.

17-20 Хари Шаури даса

Я знаю, что Прабхупада не был заинтересован в том, чтобы наши люди снимали фильмы. В Иране в августе 1976 года было обсуждение между ним и Гьянагамьей. Гьянагамья тогда горел тем, чтобы сделать большой полноэкранный коммерческий фильм, который мог стоит миллионы долларов. Он думал, что каким-то образом это популяризирует движение. Он хотел показать какие-то эпизоды, в которых участвуют преданные. Так люди смогут увидеть, как мы живем, и привлечься этим. Прабхупада отверг эту идею. Гьянагамья привел пять или шесть различных точек зрение на это. Он отчаянно пытался получить одобрение от Прабхупады. Но Прабхупада ни капельки не поддержал его. Он сказал:

— На те деньги, которые ты потратишь на это, только представь себе, сколько книг можно распространить. Я имею свой личный опыт, вкладывая большие деньги, и не получая практически никакого результата. Когда я первый раз приехал в Нью-Йорк, я подал объявление в «Нью-Йорк Таймс». В то время это мне стоило очень больших денег, но не было практически никакого отклика. Это маленькое объявление размещалось там один или два дня, и я получил только три звонка, и никто из них не купил моих книг. На своем личном опыте я понял, что это просто потеря времени.

Что касается фильмов, в Индии вы можете делать фильмы о Кришне. И они снимали их достаточно много. Но они всегда направляли внимание на десятую песнь, лилы с гопи, и подобные вещи. Помню, как мы были в Бхуванешваре в конце января и начале февраля 1977 года. На встречу пришли два или три кинематографиста. Они объяснили Шриле Прабхупаде, что снимают кино, и что хотят популяризировать игры Кришны. Они сказали:

— Сейчас Харе Кришна становится очень популярным, и мы хотим, чтобы все знали о Кришне. Поэтому, мы хотим показать игры Кришны во Вриндаване. Вы являетесь гуру движения Харе Кришна, поэтому мы хотели бы получить ваши благословения на создание такого фильма. Мы бы также хотели поместить в фильме свои смиренные благодарности вам за работу, которую вы проделали для популяризации игр Кришны.

Прабхупада тотчас же сказал им:

— Нет. Почему вы хотите сразу перепрыгнуть к играм Кришны из десятой песни?

Они говорили:

— Но Свамиджи, все же в Индии являются Кришна-бхактами.

Прабхупада объяснил им:

— Никто не поймет. Вы покажете им фильм, а они подумают, что это всё мифы, такие как Кришна убивает Тринаварту. Они просто подумают, что это мифология.

Они сказали:

— Но Свамиджи, все в Индии Кришна-бхакты.

А в предыдущий вечер Прабхупада общался с одним человеком, который спрашивал его:

— А вообще, кто такой Кришна?

Прабхупада был в шоке, потому что это был индиец, и скорее всего образованный. И он спрашивает: «Кто такой Кришна?». Прабхупада его серьезно отчитал. Это было на даршане. Прабхупада сказал:

— Вы родились в Индии и не знаете, кто такой Кришна?

И когда он читал вечернюю лекцию, он также упомянул об этом там. Он сказал:

— Мы сейчас находимся на территории Пунья-бхуми, Бхарата-бхуми. И в наше время люди так деградировали, что спрашивают: «Кто такой Кришна?».

А теперь пришли эти кинорежиссеры и говорят: «Свамиджи, в Индии все Кришна-бхакты». Прабхупада сказал:

— Вы говорите, что все Кришна-бхакты, но он спрашивает: «Кто такой Кришна?».

Он сказал:

— Почему бы вам не сделать фильм по первой песни? Сначала покажите его. И затем постепенно идите по всему Бхагаватам, и только потом вы можете сделать десятую песнь.

Но конечно же, они хотели десятую песнь, Кришну с гопи, и так далее. Но Прабхупада не дал им одобрения. Они просто хотели извлечь выгоду из популярности Прабхупады, чтобы там было написано: «Этот фильм одобрен Бхактиведантой Свами». Но Прабхупада не дам им одобрения. И через полутора часов аргументов с их стороны Прабхупада так и не склонился ни на йоту. Он отказался. Он сказал:

— Если вы будете делать первую песнь, тогда мы еще подумаем.

17-21 Амогха даса

Иногда на утренних прогулках мы играли роли материалистов. В какой-то момент Ганеш прабху задал вопрос, но это не было в контексте игры в материалиста. Он спросил:

— Шрила Прабхупада, если Бхагавад-гите 5000 лет…

Прабхупада сказал:

— Что? Бхагавад-гите не 5000 лет. А ты читал Бхагавад-гиту?

Он сказал:

— Да, немного.

— Тогда ты должен знать. Ты изучаешь Бхагавад-гиту и думаешь, что она написала 5000 лет назад? Она была поведана миллионы лет назад. — Он остановился и сказал: — Ты должен это знать.

Он его очень сильно отчитал. Тогда я сказал:

— Может он играет роль материалиста, Прабхупада?

Прабхупада сказал:

— Даже и так. Все равно все должны знать, что Бхагавад-гита была поведана не 5000 лет назад.

17-22 Рамай Свами

Был другой случай на утренней прогулке. Когда Прабхупада гулял, он обменивался приветствиями даже с карми. Кто-то проходил мимо и говорил: «Здравствуйте». Иногда он отвечал: «Доброе утро». А иногда он говорил: «Харе Кришна». Однажды мы встретили группу бегунов. Их было полдюжины человек. Они бежали очень шумно, топая ботинками и тяжело дыша. Прабхупада остановился, повернулся к нам и сказал:

— Они думают, что этими упражнениями они увеличивают свою жизнь, но они не знают, что каждому человеку в жизни отпущено определенное количество вдохов-выдохов. И так как они тяжело занимаются и часто дышат, на самом деле, они сокращают свою жизнь. Они думают, что своими упражнениями они увеличивают жизнь, но на самом деле — сокращают.

Это некоторые вещи, которые я вспоминаю из прогулок с Прабхупадой. В другой раз, как раз перед тем, как мы получили этот храм, в котором сейчас находимся, мы отвезли Прабхупаду на прогулку вдоль пляжа, недалеко отсюда. До этого мы жили в очень маленьком храме в 4-5 километрах отсюда. Он был настолько маленьким, что мы едва там помещались. И мы собирались купить какое-то другое место. Мы показали Прабхупаде место, о котором мы тогда думали. Это был огромный женский монастырь, принадлежащий какому-то ордену. Он располагался прямо на одной из главных магистралей города, проходящей вдоль пляжа, и был очень огромным. Его окружала огромная стена. За стеной виднелся монастырь с часовней. Также на территории было много других зданий. В то время они хотели за него больше миллиона долларов. А в те дни это были невероятно огромные деньги. В наше время это как 10 миллионов. И у кого-то из преданных появилась идея купить это имение. Я думал: «Как мы будем всё это поддерживать? К тому же они хотят за него миллион». Так или иначе, мы показали его Прабхупаде. Мы совершали утреннюю прогулку. Прабхупада задавал вопросы. И, по-моему, Мадхудвиша сказал:

— Прабхупада, мы подумываем о том, чтобы купить эту землю.

Прабхупада остановился. Он немного помолчал. Затем он продолжил прогулку, повторяя Харе Кришна. Потом он начал спрашивать:

— Сколько они хотят за него?

Все остановились.

— Больше миллиона долларов.

Я думал, что, когда Прабхупада это услышит, он скажет, что у нас нет возможности покупать такое имущество. Но он был очень серьезен. Гуляя, он продолжал задавать разные вопросы. Из этого я понял, что ничто не могло выйти за рамки планов Прабхупады. У нас тогда не было никаких денег, не говоря уже о такой сумме. Но Прабхупада был серьезен. Позже он попросил показать ему это имение изнутри и также он хотел осмотреть здания. Осмотр был организован. Но позже мы узнали, что этот орден сможет продать нам эту землю только если мы снесем часовню. Они не хотели, чтобы мы использовали часовню. Прабхупада сказал:

— Пусть сами сносят. Мы не хотим сносить часовню. Только посмотрите. Если они хотят сносить, пусть сносят. Но мы никогда не будет сносить.

Они отказались продавать нам имение, если мы не соблюдем их условий. Позже мы сказали Прабхупаде, что не получилось купить эту землю. Мы осматривали место, где находимся сейчас, и сообщили Прабхупаде, что оно меньше. Прабхупада сказал:

— Ничего страшного, иногда чем меньше, тем лучше.

Он приехал и открыл храм здесь и был очень доволен.

17-23 Яшоматинандана даса

Когда Прабхупада первый раз прилетел в Новую Зеландию, мы встретили его в аэропорту. По приезду в храм он зашел в свою комнату и сел за стол. Я сел прямо перед Шрилой Прабхупадой, а санньяси сели в углу. Я сразу обратился к нему, потому что мы очень долго готовились, делая новый алтарь, вырезая божеств Джаганнатх. Я лично привез божеств Гаура Нитай из Индии. Это было непросто, потому что они были большие и тяжелые. Я спросил у него:

— Шрила Прабхупада, можем ли мы установить божеств Гаура Нитай и Джаганнатх?

Прабхупада сидел и смотрел на меня. Потом он повернулся к санньяси и сказал:

— Куклы, просто куклы. Он думает, что это просто куклы. Или идолы. Не более.

Я был немного в шоке, потому что я на самом деле так не думал. Прабхупада спросил:

— Кого ты хочешь установить?

Я сказал:

— Это движение Господа Чайтаньи. Мне кажется, мы должны поклоняться Гаура Нитай. А божества Джаганнатх всего 6 дюймов в высоту. Если мы будем проводить Ратха-ятру, их никто не увидит.

Прабхупада сказал:

— Хмм…

На следующее утро мы спустились на приветствие божеств. Мы открыли занавес и Прабхупада увидел, что мы, на самом деле, построили алтарь. Поначалу он думал, что ребята здесь совсем бестолковые. Он повернулся ко мне и сказал:

— О, вы всё подготовили?

Он понял, что это не просто какая-то идея. Он сказал:

— Вы всё подготовили? Тогда мы установим Гуру Гаурангу и Джаганнатху Балараму и Субхадру.

Всю ночь я ворочался, думая, что теперь делать. Когда мы уже установили Божеств, как только занавес открылся, Прабхупада сказал пуджари:

— Закрой шторы.

Я подошел к Прабхупаде и спросил:

— Что-то не так?

Он сказал:

— У Гаура Нитай нет корон.

Я пошел в пуджарскую и совершенно не знал, что делать, потому что у Гаура Нитай не было корон. Я взял два браслета от Радхи и Кришны и прикрепил к ним на блютеке броши и надел их на Гаура Нитай. Затем мы открыли шторы. Шрила Прабхупада все еще стоял там. Я подошел к нему, как бы спрашивая: «Так нормально?». И Гуру Крипа стукнул меня в грудь очень сильно, очень сильно. Пока я захлебывался от удушья Шрила Прабхупада повернулся ко мне и сказал:

— Теперь вы должны провести Ратха-ятру.

Каждое из его слов остается в моей памяти.

17-24 Нарахари даса

Одна молодая девушка, брахмачарини, подняла руку. Все посмотрели на неё в ожидании вопроса. Не думаю, что вопрос как-то относился к теме лекции. Она сказала:

— Шрила Прабхупада, а Кришна рассказывает Бхагавад-гиту на адских планетах?

Прабхупада подумал немного и сказал:

— Адские планеты? А вы думаете этот Лондон — это не адская планета?

Все повеселились. Это был идеальный ответ на вопрос, потому что он одновременно ответил на вопрос и заставил нас задуматься о нашем положении. Это один из вопросов, которые я запомнил.

В другой раз он сказал, что это зеленый ад. Он умел прекрасно использовать английский язык, описывая Великобританию, или Англию таким образом.

17-25 Амогха даса

Одна из наиболее запомнившихся мне утренних прогулок была в Перте. Вы можете послушать записи, это там есть. Я задал Прабхупаде вопрос, потому что часто во время проповеди люди говорили нам: «Вы называете сознание Кришны наукой, но мы считаем, что это вера. Почему вы называете это наукой?».

Прабхупада сказал:

— Если вы называете свою веру наукой, то и мы тоже называем нашу веру наукой, потому что то, что вы называете наукой, на самом деле просто вера. Например, вы верите, что живые существа происходят из материи, из химических элементов. Но где доказательство этому? Где пример того, как живое существо происходит из материи, из химических элементов? Это просто вера, а вы называете это наукой. Поэтому, если вы называете свою веру наукой, то и мы называем нашу веру наукой.

Это была очень интересная беседа.

17-26 Амбика даси

Я обращалась к Прабхупаде за несколькими наставлениями. Я наряжала Радху Расабихари, и я ставила красную полосу, как в Рамануджа сампрадае, внутри тилаки Кришны. Прабхупада сказал мне:

— Никогда не помещай ничего внутрь тилаки Кришны. Тилака Кришны всегда должна быть чистой.

В другой раз я спросила его о специях, потому что он ограничил специи. Я спросила, можем ли мы использовать семена горчицы. Он сказал:

— На самом деле семян кумина и асафетиды достаточно для Божеств.

Также я спросила его о волосах Радхарани, потому что в Бомбее было небольшое разногласие в том, нужно ли показывать волосы Радхарани, или их нужно завязывать и прятать, потому что она самая целомудренная женщина. Мы обычно открывали её волосы. И я спросила Прабхупаду, нужно ли показывать волосы Радхарани, или их нужно завязывать и прятать назад. Он сказал:

— Как ты считаешь красивым, так и делай.

17-27 Курма даса

Меня рекомендовали на вторую инициацию. И нас попросили пойти, собирать дакшину. Может быть, были какие-то исключения, но, вообще говоря, в те дни мы не были слишком богаты. И мы просто пошли по Бернетт-стрит, стучась в двери и говоря людям:

— Завтра я буду получать инициацию от настоящего духовного учителя. Могли бы вы мне дать какие-то пожертвования, чтобы я смог сделать подношение?

Я вернулся где-то с 55 центами. Я положил их на блюдце и принес с собой. Джагатарини вспоминала, что собрала немногим больше этого. Так или иначе, я почему-то думал, что я не так уж мало собрал. Я же так старался.

Когда я вошел в комнату, Прабхупада лежал на шезлонге. Прабхупада часто отдыхал днем на шезлонге, длинной скамейке, какую вы можете увидеть в комнате Прабхупады. Комната брахмачари в храме на Бернетт-стрит была переделана в комнату Прабхупады. Родители Домии прабху уехали за границу, и он совершил налет на их дом, и забрал оттуда всю мебель, которой мы обставили комнату Прабхупады, включая шезлонг. На Прабхупаде не было рубашки. Он был в дхоти. У него была мягкая золотистая кожа, которая казалась сияющей. На потолке висела небольшая люстра. Когда мы зашли в комнату, Прабхупада лежал на шезлонге справа, а его стол находился в левой стороне комнаты. За его спиной была веранда, выходившая на улицу. Прабхупада отдыхал на шезлонге, облокотившись на левую руку. Прабхупада попросил меня сесть перед ним, и он показал мне, как считать, на своих пальцах. Он показывал мне, как я должен считать на пальцах гаятри-мантры. В то время я был очень уверенным в себе. Я видел, как Упананда повторяет свои гаятри-мантры утром. И я думал, что знаю, как считать. Но я думал, что счет начинается с указательного пальца. Поэтому, когда Прабхупада показывал мне, как считать, я не был достаточно внимательным. Я думал, что и так знаю, как это делается. И после того, как Прабхупада показал мне как считать, я сам начал считать, начиная с указательного пальца. Прабхупада помахал рукой, говоря:

— Не-не. — И показал снова.

В этот момент я запаниковал, что случалось со многими преданными, когда они были наедине в одной комнате с Прабхупадой. Я никогда до этого не оставался наедине с Прабхупадой. Я начал потеть и дрожать. Мои глаза перестали видеть, я не мог сконцентрироваться. Вдруг все мои части тела перестали работать, и все стало пустым. Прабхупада снова показал мне, и хотя он двигал своими пальцами, всё было как в тумане. Я снова попробовал воспроизвести это, и снова делал неправильно. Когда я еще раз попробовал, Прабхупада очень рассердился. Он взял мой палец и показал:

— Начинать надо отсюда.

Он был очень недоволен. А я почувствовал себя микроскопичным. Он надел священный шнур мне на плечи, и после этого я вышел из комнаты.

17-28 Рамай Свами

Преданные старались привести каких-то важных людей на встречи с Прабхупадой, потому что он просил об этом. К нему приходили министры из правительства, главы департаментов, министры религии. Приходил даже епископ. Какие-то официальные люди из католической церкви также приходили. Прабхупада сидел и проповедовал всем этим людям. Кто-то привел одного джентльмена и представил его: «Это такой-то и такой-то», назвав его титул. Он сел. Прабхупада посмотрел из-за своего стола и сказал:

— У вас есть какие-то вопросы?

Но этот человек просто сидел с круглыми глазами. Мне он показался довольно неуравновешенным. Он ничего не говорил, а просто молчал. А Прабхупада просто начал ему проповедовать. Он не стал ждать никакого ответа, потому что этот человек просто молчал. Он ничего не говорил. Прабхупада начал проповедовать о теле и других основах, таких как то, что мы являемся частичками Бога, а Бог это Кришна. Так он продолжал, и продолжал, и продолжал очень долго. А джентльмен просто сидел и ничего не говорил. Все это время человек никак не поменял выражение своего лица. Он просто смотрел на Прабхупаду широко раскрытыми глазами. В какой-то момент Прабхупада остановился и сказал:

— Дайте ему прасад.

Кто-то из преданных дал ему фрукты и поблагодарил его за визит. Тот продолжал молчать. И затем его отпустили. После того, как он ушел, Прабхупада повернулся к преданным и сказал:

— Этот человек одержим привидениями.

Я заметил, что всё это было очень странным. Но Прабхупада тотчас же определил причину. Тем не менее, он просто стал проповедовать ему. Он не беспокоился никак о его состоянии. Его привели как гостя и Прабхупада обращался с ним как с гостем, не обращая внимания на его состояние. И я видел, как Прабхупада общается с совершенно разными людьми. И со всеми он обходился как с гостями, очень дружелюбно, очень уважительно.

Конечно, однажды пригласили профессора, который начал бросать вызов, особенно в отношении философии сознания Кришны. Он бросал вызов преданным. В тот раз Гуру Крипа был там. Он стоял рядом с Прабхупадой. Он запротестовал:

— Мы привели вас на встречу с нашим духовным учителем, и теперь вы начинаете оскорблять его.

Прабхупада на это ничего не сказал. Этот человек вел себя очень радикально. Он говорил:

— Вы позиционируете себя как всезнающие.

Но он обращался к Гуру Крипе. И так как он стал обращаться к Гуру Крипе, Прабхупада ответил:

— Мы позиционируем себя как всезнающие или вы позиционируете себя как всезнающий? Мы ограничены или вы ограничены?

Это был очень напряженный момент. Настала тишина. И после этого Прабхупада просто взял и изменил все настроение. Он сказал:

— Так или иначе… — И начал общаться с ним очень уважительно.

И к концу встречи этот человек был очень благодарен, хотя с самого начала он был настроен вызывающе. Его как-то задело поведение преданных. Поэтому он пришел, чтобы бросить вызов. Но Прабхупада очень искусно изменил все настроение. Он победил его, и в тоже время этот человек уходил очень благодарным Прабхупаде. Невообразимо.

17-29 Амогха даса

Однажды Ганеш прабху в Перте привел свою мать и сестру на встречу с Прабхупадой. Его мать была иудейкой, и она чувствовала себя оскорбленной, говоря:

— Это противопоставление. Вы говорите, что ваша религия истинная. А это значит, что моя — ложная.

Прабхупада переубеждал её, говоря:

— Не важно, является ли человек иудеем, христианином, индийцем или евреем. Если человек знает Бога и любит Бога, это и есть истина или правильный путь.

Но все же она продолжала оскорблять. А он продолжал:

— Не важно, кто вы — иудей, индиец, христианин или еврей. Если вы знаете Бога и любите Бога, то это и есть истина, это путь.

В какой-то момент она успокоилась и почувствовала себя комфортно. Она уже не чувствовала себя оскорбленной. Она перестала бросать вызов.

И тогда глаза Прабхупады стали очень добрыми и сам он наполнился смирением и сказал:

— Итак, вы можете мне сказать, кто такой Бог?

Она покраснела, потупилась вниз и сказала:

— Нет, не могу ничего сказать об этом.

Тогда её дочь, сестра Ганеши, сказала:

— Бог — это любовь.

Она поняла, что вела себя оскорбительно, а Прабхупада обезоружил её и смиренно спросил: «Кто такой Бог?». Потому что в этом и был смысл. Если вы знаете Бога, если вы любите Бога, то это и есть доказательство. Но она ничего не знала. Тогда Прабхупада начал объяснять, кто такой Кришна. Он рассказывал, что Кришна — это Бхагаван. Он обладает безграничной красотой, безграничным богатством, безграничной силой, безграничной славой, безграничным отречением. Адвайтам ачйутам анадим ананта-рупам. Он — изначальная Личность. И из Него возникают Его бесконечные формы. При этом Он вечно молодой, хотя Он также самый старый. Адйам пурана-пурушам нава-йауванам ча. Он самый старый, но при этом Он вечно молод. Он никогда не стареет. Он просто рассказывал ей, кто такой Бог. Было невероятно прекрасно видеть, как Прабхупада смог совладать с её чувствами и после этого рассказал ей кто такой Кришна так, что она могла слушать.

17-30 Хари Шаури даса

Я хорошо помню, как на одном шоу был христианский служитель, который сильно критиковал нас. Его приглашали и на другие ток-шоу. Он критиковал нас, говоря, что мы поклоняемся мифическому персонажу, который занимался сексом с 16000 жен. Он пытался показать, что на этом основано наше движение. На безнравственности. Это обычная вещь — люди думают, что Кришна обычный человек и занимается безнравственными вещами. Прабхупада очень резко, но и очень искусно объяснил, что сексуальное желание изначально исходит из духовного мира. И для Кришны в сексе нет ничего плохого. Он Бог. Он всем наслаждается. Почему только 16 тысяч? Он может наслаждаться 16 миллионами. И для Него в этом нет ничего плохого. «Но, — он сказал, — для вас это плохо. Вы не можете заниматься сексом». Так он нападал. Это был подход Прабхупады. Он нападал на них. Он приводил настоящие философские доводы, но наносил крепкий удар. Он делал это очень сильно. Он говорил об ади-расе, изначальной форме сексуального желания, об изначальных расах, которые Кришна проявляет в духовном мире. Но в материальном мире, когда люди пытаются имитировать Кришну, эти поступки становятся самыми низкими. Итак, то, что для Кришны является наивысшим, искаженно отражаясь в материальном мире, становится самым низшим. Это одна из вещей, которую объяснял Прабхупада.

17-31 Яшоматинандана даса

Кто-то сказал Прабхупаде на нама-хатте, что знает всю пятую главу Бхагавад-гиты. Прабхупада сказал: «Итак?». Он хотел удивить своих пожизненных членов. Вдруг вся нама-хатта повернулась и посмотрела на меня, сидящего в конце комнаты. Я начал зачитывать йога-йукто вишуддхатма виджитатма джитендрийа сарва-бхутатма-бхутатма курванн апи на липйате. Это была первая шлока из пятой главы, о которой я подумал. У меня получилось ритмично, но мелодия звучала фальшиво. Кто-то из пожизненных членов неловко сказал: «Очень хорошая мелодия». И Прабхупада сказал: «Да, очень хорошая мелодия. Спасибо большое, садись». Прабхупада хотел, чтобы кто-то из нас произнес всю пятую главу. Там была целая нама-хатта, но мы не смогли этого сделать. Прабхупада был очень милостив, очень терпелив.

17-32 Амбика даси

Однажды на Говардхана-пуджу пришла Вишалани. Она выучила всю роль Кришны, оделась в дхоти, раскрасилась синим. Она так хорошо выучила свою речь и с таким энтузиазмом играла, что после спектакля Шрила Прабхупада встал со своей Вьяса-асаны, подошел к ней, снял свою гирлянду и надел её на Вишалани. Он сложил свои руки, склонил голову и предложил пранамы Вишалани. Он оценил её труд.

17-33 Рамай Свами

Я вернулся с санкиртаны, и был одет в обычную одежду. Рядом с нашим храмом собралась огромная толпа. Он находился в центре города, и мы приезжали туда на обед. Я увидел, что соседнее здание горело и дымилось. Наверху кричали женщины: «Помогите! Помогите!». Одна из них стояла на карнизе. Огонь поднимался по лестничной клетке и заблокировал им выход. А они были на третьем этаже. Мы с преданным оценили ситуацию. Это были молодые девушки лет 19 или 20. Они кричали: «Помогите! Помогите!». А пожарная бригада еще не прибыла. Мы подошли туда в тот самый момент происшествия, когда пожарная бригада еще не приехала. Они кричали: «Огонь подбирается всё ближе и ближе!». Они смотрели на меня. Мы побежали в магазин, а там шли приготовления к Ратха-ятре. Какие-то вещи валялись на полу. Матаджи вышивали балдахин для колесницы. По-моему, я сказал: «Дайте нам быстро этот балдахин!». Мы забрали этот огромный балдахин, который покрывает купол колесницы для Ратха-ятры. Мы собрали еще полдюжины преданных и вместе с другими карми очень крепко растянули этот балдахин. Получился круг. Вы могли видеть, как пожарники растягивают брезент, и люди прыгают в него. Мы тоже подумали, что они смогут прыгнуть сюда. Мы взялись, растянули его и стали кричать: «Прыгайте! Прыгайте!». Девушки не хотели прыгать, потому что было достаточно высоко и непонятно, выдержит ли их эта ткань. Мы кричали: «Прыгайте! Прыгайте! Прыгайте!». Помню одна девушка кричала: «Нет, я не хочу прыгать!». По-моему, она ушла назад и попыталась перебраться на другое здание. Но одна девушка прыгнула, чем меня поразила, потому что я не верил, что они прыгнут. Так или иначе, она прыгнула. Она пролетела и приземлилась. И всё было в порядке. Балдахин Господа Джаганнатха спас её. Она не порвала его и не упала на землю. Все преданные воскликнули: «Харибол!». Все карми тоже закричали. По-моему, пару девушек мы так поймали. К этому времени прибыла пресса. Пожарники тоже подъехали и эвакуировали всех из здания. Позже вечером об этом рассказали Прабхупаде. А на следующий день эта история была на всех первых страницах газет Мельбурна, соседних городов и даже она попала на главную страницу национальной газеты. Заголовок гласил: «Харе Кришна спасли женщину от адского пламени». Прабхупада был очень счастлив. Он попросил преданных собрать все вырезки и сохранить их. Он хотел сделать копии с этих вырезок и взять с собой. Он сказал:

— Это очень хорошо для нашей репутации.

Это была интересная история.

17-34 Хари Шаури даса

Мы приехали в Майапур в 1977 году. Это было прямо перед тем, как Прабхупада сильно заболел, что привело потом к его уходу. Мы посетили Бхуванешвар, затем переехали в Калькутту, чтобы остаться там примерно на месяц. Пришел один человек из Махеш Пандит Самадхи. Он был там пуджари, и он хотел, чтобы Шрила Прабхупада приехал и провел у них программу. Мы понимали, что это будет совсем маленькое собрание. Но Прабхупада сразу же согласился на его просьбу. Он пришел во время массажа и разговаривал с ним на бенгали. Прабхупада согласился и этот человек ушел. Я не говорю на бенгали, но понимал, о чем идет речь. Я был недоволен, потому что знал, насколько слаб был Прабхупада в то время. На самом деле, когда мы только приехали в Майапур, одним утром на балконе после завтрака Прабхупада осматривал поля. Он повернулся ко мне и сказал:

— Никогда в жизни я еще не чувствовал себя так плохо, как сейчас.

Затем он добавил:

— Но я всё же хочу закончить Бхагаватам.

Я видел очевидные знаки того, что здоровье Прабхупады ухудшается. Несколько раз мне буквально приходилось ловить его, когда он падал, идя по лестнице. Так или иначе я был очень озабочен его состоянием. И когда этот человек приехал, я не хотел, чтобы Прабхупада ехал туда. Наверное, с небольшой претензией я сказал ему:

— Шрила Прабхупада, почему именно вам надо ехать?

Он сказал:

— Нет, нет. Он попросил меня. Поэтому я должен ехать. Это проповедь.

Я сказал:

— Но Прабхупада, есть так много санньяси, которые могут провести программу.

Он сказал:

— Нет, он хочет видеть именно меня. Поэтому я должен ехать.

Так как я был немного этим расстроен, Прабхупада сказал:

— Как в этой истории в книге Кришна о Прадьюмне. Он был ранен на поле битвы. Его увезли, но когда он очнулся, то сразу же вернулся к сражению, несмотря на ранение. Это был его долг.

Я сказал:

— Но Шрила Прабхупада, также долг его колесничего был в том, чтобы увезти его с поля битвы, когда он был ранен.

И тогда Прабхупада сказал:

— Да, но его долг был тотчас же вернуться и сражаться.

Он победил меня. Такова была его решимость, и мы провели эту программу. Прабхупада просто хотел вдохновить этого человека. И мы поехали и провели эту программу. Там был пандал со сценой. И на сцену вели 4 или 5 очень шатких ступенек. Когда Прабхупада стал подниматься наверх, он не стал просить ничьей помощи. Он стал подниматься по ступенькам одна за другой. Я тогда уже понимал, насколько он был слаб. Поэтому я стоял на ступеньке под ним и держал руки на случай, если что-то произойдет. Прабхупада фактически отталкивал себя тростью, чтобы подняться на следующую ступеньку. У него было так мало силы в ногах, что он ставил ногу на одну ступеньку, а затем, чтобы поднять другую, он толкал себя наверх с помощью трости. Когда он добрался до верхней ступеньки, ему уже приходилось очень сильно напрягаться. Вдруг силы его покинули и он начал падать, но я был прямо за ним на предыдущей ступеньке и поймал его, а затем буквально поднял его на сцену. Тогда Прабхупада дошел до своего места и сел как ни в чем не бывало. Прабхупада буквально пожертвовал своей жизнью ради нас. Это даже не обсуждается. Я сам видел это. Он просто изнашивал свое тело. И если была какая-то причина ухода Прабхупады, как причина смерти (карми всегда хотят определить причину смерти), мы можем сказать, что Прабхупада фактически износил свое тело ради служения человечеству. Это явилось причиной его смерти.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)