Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 15

Нандимукхи даси

Харе Кришна! Меня зовут Нандимукхи, и я одна из преданных, которые служат здесь на Второй Авеню. Только что у нас прошел фестиваль, поэтому магазинчик сейчас больше похож на склад. Но тем не менее мы проведем для вас небольшой тур. Площадь помещения всего 45 кв.м. Все покрытия были переделаны. Был заменен потолок на акустическую плитку. Также поменяли пол, потому что место рядом с асаной за это время прогнило. Также стены были перекрашены, потому что они все осыпались. В течение 12 лет это место служило складом антикварного магазина. Поэтому пришлось сделать капитальный ремонт. Но мы старались сохранить первоначальные формы. Изначальные стены были кирпичные, покрытые штукатуркой, но вся штукатурка осыпалась так, что был виден кирпич. И было очень трудно это восстановить. Поэтому сейчас это помещение выглядит достаточно презентабельно, потому что мы используем его как проповеднический центр. И мы также внесли некоторые штрихи, которые воссоздают изначальное настроение этого места. Здесь старые фотографии. Это Прабхупада и Брахмананда, выходящие из заднего помещения, и идущие по двору на вечернюю программу. Это вывеска с расписанием вечерних лекций. Нижние фотографии показывают как гости собираются на лекцию. Это фотографии свадьбы Гаргамуни. Джадурани танцует за ним. Вы можете увидеть свет из входной двери за спинами преданных. Здесь Прабхупада сидит, на сколько я понимаю, на Бауэри. Далее Прабхупада в Томкинс Сквер Парке. Это единственная фотография, не относящаяся ко Второй Авеню. Это в Сан-Франциско, а аэропорте, известная фотография. Снова Томкинс Сквер Парк. Это Брахмананда, но я не знаю кто с ним танцует. У нас на днях был киртан в Томкинс Сквер Парке, и много много преданных присоединились к Харинаме. Здесь Прабхупада приносит свои поклоны. Это либо здесь, в храмовой комнате, либо в квартире сзади, не могу точно сказать. Все это взято из видео-роликов на Второй Авеню. Здесь Прабхупада гуляет один до Ист Вилладж. Хотелось бы это увидеть. Здесь Прабхупада сидит между двумя окнами под другим изображением Радхи и Кришны. Посмотрите на шторы. Преданные очень интересно украшали этот магазинчик, чтобы всё выглядело более экзотично. Эта фотография сделана в тот же вечер. Прабхупада читает лекцию. Это либо в магазинчике, либо в его квартире. Все эти картины были нарисованы в 66 и 67 году Индирой и Джадурани. Это одна из самых ранних картин, которую Прабхупада попросил Джадурани нарисовать. Это было срисовано с фотографии. А это фотография, на которой Прабхупада смотрит на картину. Мы видим, что сейчас эта картина висит на том же месте. Это еще одна картина Джадурани. А эту нарисовала Индира. Все они нарисованы здесь в 66 и 67 годах.

Теперь пройдем через дверь, в которую Прабхупада входил, когда приходил на утренние и вечерние лекции. Он выходил из квартиры и шел через двор. Это знаменитый двор. Эти три окна — квартира Прабхупады. Окно рядом с пожарной лестницей — это кухня. Эти два окна относятся к гостиной. Некоторые из соседей, которые жили здесь тогда, продолжают жить здесь и до сих пор. Прабхупада выходил из этой двери и шел через двор. Вы видели фотографию, на которой он с Брахманандой выходят из этой двери. Он пересекал двор и и через эту дверь входил в храмовую комнату. Есть знаменитая фотография, на которой Прабхупада стоит рядом с кормушкой для птиц. Он стоит на фоне этой стены.

Мукунда Госвами

Это было в 1966 году в конце мая и начале июня. У Прабхупады были небольшие сложности на Бауэри. Он не мог спокойно работать. И он немного настойчиво попросил меня помочь ему переехать в более приемлемое место. Многие из вас уже слышали эту историю из Прабхупада Лиламриты. Я чувствовал, что должен ему как-то помогать, но не знал что именно могу сделать. Я отправился в офис Вилладж Воис, а напротив офиса Вилладж Воис располагался небольшой кондитерский магазин. На сколько я помню Вилладж Воис выходил раз в неделю. И в этот магазинчик Вилладж Воис попадал сразу же после издания. Я знал об этом, потому что уже подыскивал квартиры и лофты в этом районе, какие-то места, где можно было бы жить. Я приехал туда рано утром как только газеты были туда доставлены, и начал подыскивать подходящее место. Место, где жил Прабхупада было на чердаке на Бауэри, и туда было трудно попасть. Поэтому я подумал, что первый этаж будет хорошим вариантом. Я стал просматривать колонку, и первое или второе место, куда я позвонил, было этим адресом — это был магазинчик под аренду в 26 доме на Второй Авеню. Я позвонил, поговорил с агентом, господином Гарднером, и сразу же договорился с ним о встрече, планируя, что туда ещё придет Шрила Прабхупада и посмотрит, насколько это место нам подходит. Так и случилось. Мы договорились о встрече. Я приехал чуть раньше, чем Прабхупада. Он также привел с собой другого преданного, Карлапати, которого тогда звали Карл Йоргенс. Я пришел пораньше, и также пришел г-н Гарднер. Это был весёлый молодо выглядевший человек. На нём были теннисные туфли, джинсы и футболка. Он был весьма добродушный. Я рассказал ему о Прабхупаде, о том, что он ученый, он писатель и духовный лидер, о том, что он давал свои книги премьер-министру Индии и так далее. Он был весьма впечатлён. Ему понравилась идея того, что такая личность будет арендовать этот магазинчик. Затем Прабхупада пришел вместе с Карлом по этой дороге вдоль 26 дома на Второй Авеню. Мы познакомились. Затем мы зашли в магазин и сели на подоконник у окна и начали обсуждать, сможем ли мы арендовать это место. Прабхупаде было что сказать, но в основном общались мы. Аренда составляла 100$ в месяц. И в течение беседы мы узнали, что есть также квартира в том же здании через двор с другой стороны. Она стоила 80$ в месяц. Мы общались, и было видно, что Прабхупада посчитал это подходящим местом, достаточно доступным. Мы провели небольшое совещание прямо перед Прабхупадой и г-ном Гарднером о том, как мы сможем оплачивать аренду. Мы решили с Карлом, что 100$ плюс 80$ не будет большой проблемой для нас, а г-н Гарднер обещал перекрасить квартиру в белый цвет. Это должно было занять пару дней. Но в общем и магазинчик, и квартира были уже свободны. Так что можно было переезжать и начинать читать лекции. Мы рассказали ему что здесь будет проходить, но, конечно, не в деталях. Мы не говорили о больших Харинамах с мридангами и караталами, а говорили о лекциях по йоге. В какой-то момент Прабхупада сказал, что г-н Карл (так он тогда называл нас) и г-н Майкл являются попечителями нашего общества. Мы еще немного поговорили. У Прабхупады был комплект Бхагаватам — первая песнь, части 1, 2 и 3. Он подарил их г-ну Гарднеру, который поначалу отказывался. Но Прабхупада уговорил его взять и подписал книги. Он смирился и взял их, сказав:

— Спасибо, это очень любезно с вашей стороны.

Это был достаточно солидный подарок. Прабхупада был очень трансцендентной, выдающейся и необычной личностью, в шафране. Поэтому он принял это подарок как честь. Затем Прабхупада ещё немного рассказал о том, что мы являемся членами общества, и сказал г-ну Гарднеру:

— Мы хотим, чтобы вы также стали попечителем нашего общества.

Он минутку подумал, посмотрел на книги и сказал:

— Хорошо.

Мы ещё немного поговорили о том, чем занимался Прабхупада, о том, как это движение расширяется, и о том, как Прабхупаде понравилась Америка. Затем он сказал, что г-н Карл и г-н Майкл являются попечителями, и всё, что делают попечители — это платят взносы по 20$ в месяц. Он сказал:

— Мы бы хотели, чтобы вы тоже поучаствовали в этом.

Он на мгновение поколебался, но затем согласился. Тогда Прабхупада сказал:

— Разумеется для вас проще вычесть эту сумму из аренды.

Так мы сразу же получили скидку в 20$. Не помню какая там была сумма — 120 или 100, но он сразу же вычел её. Он был немного ошеломлён таким поворотом, но понял, что такова сделка. В любом случае, когда обо всем было договорено, он остался в хорошем расположении духа.

Брахмананда даса

Я заметил, что тут теперь нет раковины. Этот умывальник был очень существенным. Здесь был умывальник. Прабхупада сидел здесь на подиуме. Когда Прабхупада разрезал яблоко после киртана, он не вырезал середину и не очищал его. Он просто делил на кусочки, и раздавал всем. И сам он тоже брал кусочек. Он закидывал его себе в рот, жевал, и каким-то образом ему удавалось отделить сердцевину и кожуру и прочее. Затем он откидывался назад и выплевывал всё прямо в раковину. Все говорили: «Вау!» Никто больше так не делал. Теперь этого умывальника нет, поэтому надо повесить надпись «Это умывальник, который Прабхупада использовал как плевательницу».

Мукунда Госвами

Перед тем, как Прабхупада въехал, он попросил меня сходить в «Кон-Эдисон» и узнать, сможем ли мы получить электричество или что-то еще, чем «Кон-Эдисон» могли бы нас обеспечить бесплатно, потому что мы были благотворительной организацией, а не коммерческим предприятием. Я сходил в офис «Кон-Эдисона» и объяснил, что мы собираемся арендовать магазин и наш Свами собирается арендовать квартиру, и так как у нас благотворительная организация, мы хотели бы получить депозит. Это то, что хотел Прабхупада, потому что по отношению к нам это было бы честно. Нам нужен был хороший депозит. Я чувствовал, что разговариваю со стеной. Мне сказали, что они не заключают таких договоров, и нам надо платить так же, как и всем остальным. Я тогда не был особенно смелым и активным преданным. Я и сейчас не такой. Я сказал: «Ну хорошо, раз такая система». Когда я рассказал об этом Прабхупаде, он совсем не был счастлив этим. Он дал мне понять, что я что-то сделал не так. В конце концов Прабхупада сам пошел туда и каким-то образом уговорил их дать нам депозит на коммунальные услуги в наших двух помещениях этого здания.

Затем, когда всё начало развиваться здесь, на Второй Авеню 26, за очень короткий срок, по моему мнению это очень короткий срок, за одну или две недели, это тусклое место полностью преобразилось. Здесь постелили ковры, повесили гобелены, картины. И за несколько дней это помещение уже было набито людьми. Одним из них был Аллен Гинзберг, которого знали все. Он вдохновлял всех приходить и участвовать в киртанах. Я знаю, что Прабхупада будет и на самом деле сейчас очень гордиться и вдохновлен, видя всех нас сегодня здесь, видя все эти прекрасные памятные реликвии на стенах, и видя как здесь все было отреставрировано, и видя как мы стараемся сохранить память о первых днях сознания Кришны, распространяющегося за пределы Индии.

Брахмананда даса

Однажды я шел на работу. Я ездил каждый день в Нью-Йорк работать в Комитете по вопросам образования. Однажды в метро я увидел газету, валяющуюся на полу. Это была газета Нью-Йорк Таймс, и на ней была фотография доктора Радхакришнана. Я поднял её, начал читать. Там говорилось об отставке доктора Радхакришнана, который был президентом Индии. Я прибежал в храм с этой газетой, чтобы показать её Прабхупаде, потому что Прабхупада много нам рассказывал о докторе Радхакришнане. Он с ним много общался, и даже предлагал ему присоединиться к этому движению. А доктор Радхакришнан был настоящим майавади, сбитым с толку философом, который говорил «не Кришне, а нерожденному в Кришне», по поводу чего Прабхупада много всего говорил. Но Прабхупада рассказывал нам, что он призывал доктора Радхакришнана проповедовать сознание Кришны. А доктор Радхакришнан ответил Прабхупаде, что когда он уйдет в отставку, то займется этим. И вот я еду в Нью-Йоркском метро и вижу эту газету с заголовком «Доктор Радхакришнан уходит в отставку». Я взял эту статью, и Прабхупада написал ему письмо, приглашая его принять сознание Кришны. Правда не было никакого ответа. Но позже, когда Прабхупада приехал в Индию, во время своего тура по Южной Индии он увиделся с доктором Радхакришнаном. Вы знаете эту историю о том, как он был уже недееспособным. У него был приступ, поэтому он даже говорить не мог. Он был парализован. Прабхупада сказал:

— Теперь он не может говорить, потому что он майавади. Кришна это устроил. Он говорил так много ерунды, что теперь он не может говорить.

Джайадвайта Свами

Таким было стандартное меню на воскресном пиру:

— Как минимум пара видов риса: пушпанна, белый рис, два или три вида риса.

— Влажные садбжи и сухие сабджи. Во влажных сабджах должна быть цветная капуста и картошка, как учил нас Прабхупада.

— Всегда были самосы из цветной капусты с горохом, печеные и обжаренные со специями.

— Также было по крайней мере два вида пакор.

— Белые пури, которые называют лучи.

— Далее было несколько видов лапши.

— Несколько видов чатни — сливовые, яблочные, изюмные, ананасовые. Было два или три вида разных чатни.

— Далее было несколько видов сладостей: просто чудо, халава, всегда был сладкий рис, гулабджамуны.

Гости всегда были веселыми. Только ненормальный человек мог не присоединиться к нам. Таким был воскресный пир. Ему всегда уделялось большое внимание.

Помню как много лет спустя, когда распространение книг шло в полную силу, Прабхупада сказал, что в храме надо оставлять всего одного человека. И в каких-то местах у менеджеров появилась мысль, что пир надо сократить до четырех или пяти блюд, так, чтобы один человек мог с этим справляться, а все остальные бы выходили и распространяли книги. Прабхупада специально написал письмо об этом. Он сказал: «Нет, пир должен быть роскошным. Это не должно быть два или три блюда, которые делает один человек. Пировать надо с размахом».

Дайананда даса

Для меня это было серьезным решение — присоединиться к обществу. В те дни, как это было в случае Мукунды, Малати и других, если у нас были отношения между юношей и девушкой, если мы жили вместе, то Прабхупада просил нас жениться. Я жил с подругой, и мы много об этом говорили, и затем увидели свадебную церемонию Субала и Кришны деви. Мы решили присоединиться к обществу, и пошли к Прабхупаде. Мы сказали:

— Свамиджи, мы хотим присоединиться к обществу.

Я думал, что должны быть какие-то формальности. Я подошел к преданному и сказал, что мы хотим поговорить со Свамиджи: «Что нам делать?» Он сказал: «Поднимайтесь, он на пятом этаже». Я спросил: «А как насчет формальностей?» Я думал, что должен заполнить какое-нибудь заявление. Он сказал: «Не, не. Он в 512 комнате. Подойди к Раначору». Раначор был слугой в то время. «Раначор откроет дверь, а вы просто скажите, что хотите увидеться со Свамиджи». Я спросил: «И это всё?» Он сказал: «Да, иди смелее». Я сделал это. Так и случилось — Раначор открыл дверь. Мы сказали, что хотели бы увидеться со Свамиджи. Он сказал: «Конечно, заходите». Я был в шоке. Всё так просто. Я ожидал чего-то другого. Мы зашли. Мы уже приходили в храм много раз, но мы так растерялись. Прабхупада сидел в стороне, и он сказал нам: «Пожалуйста, снимите обувь». «О, да, конечно». Мы добежали до двери, сняли обувь. Затем мы сели.

Прабхупада сказал:

— Да? Вы хотели о чем-то поговорить?

Я сказал:

— Свамиджи, мы бы хотели присоединиться к вашей группе и пожениться.

Прабхупада сказал:

— Сначала вам надо получить инициацию.

Я сказал:

— Да, да, я хочу получиться инициацию.

Я конечно же и понятия не имел, что такова процедура.

Он спросил:

— Итак, вам нравится наша философия?

Он узнал меня, потому что я регулярно приходил на лекции.

— Итак, вам нравится наша философия?

— Да.

Он посмотрел на меня и сказал:

— У тебя есть работа?

Многие люди, которые присоединялись, никем не работали. Но я немного отличался от других. У меня была тогда работа.

Я сказал:

— Да, Свамиджи, — и показал на окно, потому что работал монтером, — Я лазаю по эти лесам.

Прабхупада сказал:

— Очень хорошо.

Он принял мою просьбу. (Мне надо уже заканчивать). Я много думал об этом, потому что некоторые преданные говорят, что привлеклись философией или прасадом и еще чем-то. Но моим намерением было стать частью команды Свамиджи. Я хотел стать частью его общества. И я чувствовал себя частью этой группы, этой семьи. Я давал понять ему: «Это вы, и я чувствую себя частью вас, именно поэтому я присоединяюсь к сознанию Кришны, благодаря моему общению с вами».

Спасибо большое.

Брахмананда даса

Ко мне пришел мой сосед по комнате из колледжа. Я жил на 6-й улице. Мы с ним ходили к Рамакришне, в разные йога-студии. Он сказал:

— О, я только что был у одного Свами, но он очень необычный. Они там пели и танцевали.

Мы тогда увлекались медитацией. Я спросил:

— Пение и танцы?

Он сказал:

— Да, у него есть большой диктофон.

Мы в то время отказались носить наручные часы, потому что не хотели даже знать сколько времени. Время — это что-то мирское.

Но он сказал, что Аллен Гинзберг тоже был там. Он был нашим героем, и поэтому я сказал:

— Да, я должен пойти туда.

Итак, я пришел сюда, зашел внутрь, сел у двери. В какой-то момент другая дверь открылась, и Прабхупада вошел. Он собирался подняться на возвышение, но вместо этого он остановился. Он повернулся и посмотрел прямо на меня. Я никогда этого не забуду, это впечатлилось в моей памяти. (Хридаянанда здоровается). Так или иначе, Прабхупада однажды спросил меня:

— Как ты присоединился?

Я рассказал Прабхупаде историю. Это очень важный вопрос: «Как ты присоединился?» Даже Прабхупаде было интересно знать как мы присоединились. Однажды он меня спросил об этом, много лет спустя. Он спросил:

— Как ты присоединился?

Я сказал ему, что мой друг рассказал мне о вас, и я пришел, но сам он не присоединился. И Прабхупада сказал:

— О, прямо как у меня.

Затем он рассказал историю как его друг, по-моему Нарендранатх Маллик, привел его к Бхактисиддханте, но сам он не присоединился. Прабхупада рассказал эту замечательную историю.

Арундхати даси

Шрила Прабхупада всё еще жил в этой квартире. Все преданные приходили к нему в его квартиру. У него были маленькие божества Радха Кришна, с которыми он путешествовал. Однажды мы были там, и он сказал:

— Я был хотел омыть своих божеств. Кто-нибудь хочет сделать это?

Я сказал:

— О, я бы сделала это, Шрила Прабхупада!

У меня не было брахманической инициации или чего-то такого. Но тогда это не казалось существенным. Шрила Прабхупада попросил меня прийти на следующее утро. Он пришел и сел рядом со мной перед своими божествами. Он взял свою маленькую медную Радхарани и показал мне как натирать её. Он сам это делал. Он натёр её при помощи тамаринда и сукновальной глины. Не помню что там точно было. Он проделал это с Радхарани. Затем он взял Кришну и дал мне, сказав:

— Теперь делай то же самое с Кришной.

Я натерла Кришну, и он показал мне как омывать божеств. И он попросил меня приходить каждое утро и делать это. Я занималась этим пока он был здесь в Нью-Йорке. Иногда он был в комнате, иногда уходил на утренние прогулки, пока я делала это. Затем мы, преданные, вернулись в Бостон. Не помню, было ли это сразу после Нью-Йорка или позже, но Прабхупада приехал в Бостон, и я заботилась о его божествах в Бостоне. В тот момент Сатсварупа сказал Прабхупаде, что его беспокоят женщины, которые живут в храме, потому что они постоянно воюют друг с другом. Прабхупада сказал:

— Им надо выйти замуж. Немедленно устрой так, чтобы все они вышли замуж.

Нас было 4 женщины: я, Шарадия, Рукмини и Джахнава. Я рассказываю это, чтобы показать насколько в то время Прабхупада лично участвовал в жизни своих учеников. Шарадия и Вайкунтханатх уже знали, что будут вместе. (Вайкунтханатх, я всё правильно говорю?)

У Прабхупады было несколько брахмачари, которые приехали из Монреаля. Джахнава сошлась с Нанда Кишором. Рукмини — с Барадраджем. Прабхупада сказал мне, что я должна выйти замуж за молодого человека Даял Нитая. Я не хотела выходить за него. Не знаю, правильно ли я поступала, но мне было как-то не по себе. Я была очень расстроена, потому что Шрила Прабхупада сказал, что это должно случиться — я должна выйти замуж за него. Я ходила на этот холм и молилась Кришне, и плакала. Я сходила с ума от этого. Сатсварупа рассказал об этом Прабхупаде. И Прабхупада сказал:

— В сознании Кришны ничто не делается через силу. Если она не хочет выходить замуж сейчас, пусть сделает это позже.

Все поженились, кроме меня. И всё в храме вдруг поменялось. Это был маленьких храм в Бостоне, и все были женаты. Остался только один брахмачари Девананда, который не женился, и он до сих пор там. Остальные все были семейными парами, и я была с ними. Тогда я начала чувствовать себя немного не в своей тарелке, и начала молиться Кришне: «Пошли мне мужа».

Прабхупада уехал путешествовать, и закончил свой тур в Колумбусе штата Огайо. Это было где-то через два месяца. Я уже немного потерялась во времени. Так или иначе, Пурушоттама, слуга Прабхупады, однажды позвонил в бостонский храм и сказал:

— Прабхупада спрашивает, не хочешь ли ты приехать сюда и выйти замуж за Прадьюмну?

Я сказала:

— Окей.

Я отправилась в Колумбус. До этого я один раз уже видела Прадьюмну. Но когда я приехала туда, оказалось, что божества Прабхупады потерялись во время путешествия. Как-то божества потерялись. К этому времени Их уже не было несколько недель. Но в тот день, когда я приехала в Колумбус, божества тоже вернулись. И Прабхупада сказал:

— Божествам нравится как ты служишь Им. Поэтому Они тоже вернулись, когда ты приехала.

Так что я снова омывала его божеств. Здесь я остановлюсь.

Джаяпатака Свами

Однажды по время фестиваля, посвященного уходу Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура, Прабхупада объяснял как ученик пытается выполнить указ своего гуру и предыдущего парам-гуру, дедушки-гуру, и предыдущих ачарьев. Затем он привел пример того, как Шрила Бхактивинода Тхакур ходил от двери к двери чтобы построить первый храм в Майапур Дхаме, и как различные ачарьи делали свой вклад в развитие Майапур Дхамы, как Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур построил Йога-питх, храм в месте явления Чайтаньи Махапрабху, и как он развивал Дхаму. Прабхупада сказал:

— Чтобы удовлетворить своего духовного учителя и предыдущих ачарьев я также пытаюсь сделать что-то здесь, в Майапур Дхаме. Я очень благодарен всем, кто помогает мне.

Дальше он не мог говорить. У него перехватило дыхание и он начал плакать. Была долгая пауза. Мы не знали что делать. Прабхупада сказал:

— Секрет успеха заключается в том, чтобы удовлетворить желания предыдущих ачарьев.

Мангала Нитай Махараджа

Мы приносим поклоны его лотосным стопам. Он проповедовал по всему миру это сознание Кришны. Он побуждал нас, вдохновлял нас. Он вдохновлял меня. Я уже рассказывал об этом. Он вдохновлял меня когда я проповедовал в Кашмире. Я написал ему: «Махарадж, Кашмир полон мусульман. И я здесь проповедую». Он ответил мне: «О, Мангала Нитай, ты проповедуешь среди мусульман, а я проповеду среди… млеччх…» Да, именно так он написал мне. «Так что не печалься, проповедуй всем, кого встречаешь». Да, млеччхам. Он написал мне такое письмо, оно есть в ваших архивах. Поэтому это великая привилегия для меня находиться здесь, среди последователей нашего Прабхупады, я имею ввиду Бхактиведанту Свами Прабхупаду. Я склоняюсь к вашим лотосным стопам. Пожалуйста, следуйте. Не будьте эмоциональными, не будьте слепыми, но очень строго и искренне следуйте Прабхупаде, и вы достигнете Гаудия-матха, настоящих принципов Гаудия-матха, и все вернетесь в царство Господа, к Радхе и Кришне, и будете служить Ему, воспевая Харинаму.

Дина Бандху даса

Он выпивал чаранамриту, приносил поклоны Радхе и Кришне, затем шел к Господу Джаганнатхе. Так или иначе, мне всегда поручали наполнять чашу с чаранамритой. Как-то я был там, и стоял прямо за Прабхупадой. Он выпил чаранамриту и посмотрел прямо на меня очень тяжелым взглядом. Мое сердце остановилось. Он сделал ужасное выражение лица, посмотрел на свою руку, потом снова посмотрел на меня и сказал:

— Она солёная.

Он посмотрел вокруг на всех преданных и сказал:

— Она солёная.

Я просто замер, моё сердце забилось. Прабхупада был очень расстроен. Затем он принес поклоны. Он сел и сразу же спросил:

— Кто это сделал? Кто это сделал?

Там была бедная брахмачарини, не помню как её зовут. Она была на кухне. Она пришла, и стояла и вся тряслась в своём сари. Прабхупада сказал:

— Почему ты это сделала?

Она немного хихикнула и сказала:

— Ну, милость Кришны.

— Это не милость Кришны, это твоя бестолковость. Почему ты не проверила?

Еще была хорошая история. У нас сначала были маленькие божества Гаура Нитай, но потом приехали большие божества Гаура Нитай, которые Говинда даси сделала на Гавайах. Был день установления. Прабхупада лично проводил установление. Все были в храмовой комнате, а я подумал: «На установлении божеств должен быть пир». Поэтому я всё пропустил. Я был на кухне. Я готовил всё, что только знал: расагулы, сандеш, халаву и много других блюд, пури… Я приготовил целый пир, потому что думал, что на установлении божеств должен быть пир. Все были там, и Прабхупада лично всё проводил. А я пропустил всё установление. Я только слушал через микрофон. Наконец, огненное жертвоприношение было проведено, они предложили прасад. И затем Нанда Кумар вошел. Он был слугой Прабхупады в тот момент. Он увидел, что там огромный пир, нагрузил тарелку Прабхупады всевозможным махапрасадом. Затем он поднялся наверх. И он сказал мне когда вернулся назад:

— Прабхупада посмотрел на эту тарелку и спросил: «Это прерывание поста? Нет, это разрыв головы».

Он сказал:

— Прабхупада обычно съедал немного сладостей, и пробовал каждого блюда по чуть-чуть. Но в этот день он попробовал твои расагулы и сандеш, и съел все до одной, что были на тарелке. Бинг, бинг, бинг.

Затем он улыбнулся и сказал:

— Сладости — это расагулы и сандеш.

Тогда я понял, что моя жизнь увенчалась успехом. Это единственный раз в жизни, когда я готовил для Прабхупады, даже по случайности.

Бабхру даса

В 1972 году Шрила Прабхупада приехал в Гонолулу чтобы установить наших божеств, Шри Шри Панча-Таттву, и чтобы дать санньяса-инициацию одному и своих учеников, Сиддхасварупе, который стал Сиддхасварупанандой Госвами. Он остановился там примерно на 10 дней, достаточно надолго. Каждый день, когда он приходил, он замечал насколько красивые были деревья Туласи. В то время я начал заботиться о Туласи. В 1970 году у нас появились первые деревья Туласи в ИСККОН. Он говорил Говинде даси о том, насколько он доволен тем, что у нас такие большие деревья Туласи. Они росли перед нашим храмом и вдоль дорожки к храму. Каждый день он что-то говорил об этом, а иногда даже шутил. Туласи немного загораживали дорожку, и он говорил:

— Задевать Туласи — это на самом деле оскорбление.

А в другой раз он сказал:

— Наступать на тень Туласи — это оскорбление.

Следующем вечером брахмачари пытались перепрыгнуть через эти тени, что было достаточно не просто, потому что лампа с улицы освещала как раз всю дорожку.

Один раз он сказал:

— Проходить над тенью — это тоже оскорбление.

Говинда даси спросила:

— А что нам делать?

Прабхупада посмеялся и сказал:

— Не живи и не умирай.

Каждый день Говинда даси рассказывала мне о том, насколько доволен был Шрила Прабхупада. Она пересказывала эти истории. Я немного потерял терпение, потому что выполнял всю эту работу уже 2 или 2,5 года. Я сказал ей:

— Говинда даси, я бы хотел послушать какую-нибудь из этих историй напрямую.

Гаурасундара оберегал Шрилу Прабхупаду, когда тот был на Гавайах, поэтому нам не позволялось слишком близко к нему приближаться. Говинда даси взяла меня за руку, и затащила в машину. Это был старый Бьюик, который Гаурасундар купил специально для этого визита. Он сидел за рулём, Прабхупада спереди на пассажирском месте. Говинда даси затолкала меня в машину и сказала:

— Прабхупада, это Бабхру. Он выполняет всю работу по уходу за Туласи деви.

Прабхупада мне широко улыбнулся и сказал:

— Это очень хорошо. Мы всегда должны занимать наше тело и наш ум в служении Кришны.

Я понял в тот момент, что он признал мою искренность.

Рамбхору даси

Когда Прабхупада вошел в здание аэропорта, я оказалась очень близко к нему. Там был большой красный ковер, и преданные стояли по обеим сторонам от него. Я хотела подобраться поближе, чтобы разглядеть его. Итак, когда я оказалась рядом, моим первым впечатлением было то, что он очень невысокий, и что его стопы не касаются земли. Я не могла понять кто он. Это меня сильно смутило, потому что я думала, что я очень духовно просветленная личность. Но когда я посмотрела на Прабхупаду, я поняла, что если он посмотрит на меня, то поймет меня гораздо лучше, чем я понимаю сама себя. Они проводили Шрилу Прабхупаду и посадили на очень большую Вьяса-асану. С одной стороны кто-то омахивал его опахалом, с другой стороны чамарой, кто-то омывал стопы, кто-то проводил арати. Всё это происходило одновременно. Помню как преданные смеялись, воспевали и плакали одновременно. Я боялась, что Шрила Прабхупада посмотрит на меня, потому что я думала, что если он посмотрит на меня, то сразу же увидит насколько я глупая и гордая. В ВИП-зоне преданные расселись полукругом, и там стоял диван на некотором расстоянии. Я подумала, что если сяду за этим диваном, то смогу смотреть на Прабхупаду, а он не увидит меня. Я села за диван, и немного выглядывала из-за него. Конечно же это сделало еще более очевидным то, что я прячусь за диваном. Можете представить как вы смотрите на толпу людей и видите одну выглядывающую низкую голову, в то время как все остальные сидели высоко. Итак, я сидела за этим диваном, надеясь, что Прабхупада меня не заметит, а он смотрел на всех преданных из Англии, Парижа, Испании. Он смотрел чтобы узнать всех своих учеников, но он заметил, что что-то необычное происходит за диваном. Представляя себя на месте говорящего, я бы подумала что там кто-то сидит с бомбой. Это должно быть довольно подозрительно, когда кто-то прячется за диваном. Прабхупада смотрел в разные стороны, потом он возвращал свой взгляд на меня, потом он снова смотрел на других, и снова возвращал свой взгляд, и мне стало очевидным, что я никуда не спряталась. Каждый раз, когда он смотрел на меня, я чувствовала физически как моё сердце разрывалось. Не знаю что это было, но я чувствовала полное усмиренье от его взгляда. И тогда я начала плакать. Я рыдала, и рыдала, и рыдала. Океаны и ведра слез. И через 10 минут я почувствовала такое очищение и обновление. Это был мой первый опыт величия усмиряющего влияния чистого преданного.

Хридайананда Госвами

Помню как один раз ученик Прабхупады вошел к нему в комнату во Вриндаване. Не буду упоминать его имя, он хороший преданный. Но он был Джи-Би-Си и него отросли волосы чуть длиннее, чем у меня сейчас. Когда он вошел в комнату Прабхупады во Вриндаване, Прабхупада тотчас же сказал:

— О, семя хиппи снова прорастает.

Йогешвара даса

В Женеве очередной большой известный человек пришел, чтобы увидеться с Прабхупадой. Он был ученым санскрита. Его звали Жан Хелберг. Он написал книгу о Кришне, в которой он говорил, что пыль, поднятая копытами коров означает то-то, а гопи — это символическое обозначение еще чего-то. Для него всё это было майавадой и не имело никакого существенного смысла.

Шрила Прабхупада сказал:

— Я ознакомился с вашей книгой.

Этот человек, будучи большим санскритологом, сказал:

— У меня заняло 12 лет, чтобы написать эту книгу.

Прабхупада сказал:

— Да, и всё же в ней есть ошибки. Вы описали некоторые вещи здесь, но примером доказательства того, что что человек по-настоящему понял Кришну, являются эти юноши и девушки. Они в полном расцвете сил для наслаждений, но они отказались от всего ради преданного служения.

Хелберг стал посмеиваться:

— Я курю, я пью, я могу бросить эти вещи когда захочу, но я не хочу.

Шрила Прабхупада сказал:

— Да, поэтому вам предстоит еще много много рождений на духовном пути.

Он сказал:

— Хорошо, мне пора идти.

И ушел. Но до того, как он ушел, Шрила Прабхупада подарил ему копию Нектара Преданности и сказал:

— Я прошу вас изучить эту книгу. Я думаю вас она очень заинтересует.

После всего случившегося преданные собрались вокруг Прабхупады для «подведения итогов игры». Мы хотели убедиться в том, что мы правильно поняли, что это реально большой демон. Все ждали нектара. Но Прабхупада вел себя совершенно спокойно. Один из нас начал. Там были я, Сатсварупа Махарадж, Хамсадутта, Гуру Гауранга. Я думаю Гуру Гауранга сказал:

— Это был большой демон, да, Прабхупада?

Прабхупада сказал:

— Он попал под влияние, общаясь с майавади. Но я заметил в его книге, что он много раз повторил имя Кришны. Это принесет ему большое благо.

Такое сострадание, такая доброта, такая забота, даже к этому ученому-майавади, который своими книгами причинил столько вреда.

Следующий человек, пришедший увидеться со Шрилой Прабхупадой был очень смиренным. Он вошел. Шрила Прабхупада посмотрел на него, возможно, ожидая очередного спора. Прабхупада сказал:

— У вас есть вопросы?

Этот человек сказал:

— Нет, я просто очень обрадовался тому, что вы приехали в Женеву. И для меня большая честь прийти и встретиться лично с вами.

Шрила Прабхупада подумал секунду и сказал:

— Йогешвара, принесу мою физгармонию. Сатсварупа, поиграй на караталах. Хамсадутта, играй на мриданге.

Прабхупада спел в течение нескольких минут «хари хари бипале…» Затем этот человек встал, поблагодарил Шрилу Прабхупаду и ушел.

Шрила Прабхупада посмотрел на нас и сказал:

— Он искренняя душа, поэтому я спел для него. Я знал, что он оценит это.

Он удивительным образом мог отвечать людям взаимностью в соответствии с их желаниями и положением. Одной из поразительных вещей, которые мне вспоминаются в Шриле Прабхупаде, было то, что когда я был с ним, он всегда показывал удивительный вдохновляющий пример человека, который в каждый момент, в каждой ситуации, каждый день давал Кришну, давал Кришну, давал Кришну. И священным долгом для нас является делиться такими воспоминаниями с вами. Это наследство, доставшееся нам от Шрилы Прабхупады, мы дарим вам. Пожалуйста, извлеките из этого столько же вдохновения и удовлетворения, сколько есть у нас самих. Спасибо большое, что пришли. Вся слава Шриле Прабхупаде!

Бадринарайана даса

Прабхупада спросил:

— Есть ли вопросы?

Один человек встал. Он был профессором из Калтека, большого института недалеко отсюда, по-моему в Пасадине. Он сказал:

— Свамиджи, вы рассказываете о киртане, но всё это сентименты.

Прямо как доктор Стаалс. Такой же посыл. Всё это сентименты, это неверное понимание Веданты. Он процитировал несколько стихов из Веданта-сутры очень гордо. Он стоял, и пока он всё это болтал, Прабхупада даже не посмотрел на него. Прабхупада просто смотрел на Господа Джаганнатха и повторял мантру, перебирая четки рукой. Он напомнил мне льва, который готовится растерзать свою жертву. Прабхупада даже не смотрел в его сторону. Он просто повторял. Когда человек закончил, Прабхупада повернулся к нему и сказал:

— Вы закончили?

Видно было как они разошлись для поединка. И затем Прабхупада начал:

— В этой Пуране, и в этой Пуране, и в такой-то Упанишаде…

Прабхупада цитировал снова и снова, как-будто бы он вбивал его кувалдой в землю, потому что сначала этот человек стоял очень гордо, но с каждым разом он сдувался, потом он согнулся в коленях, потом совсем сел. И наконец Прабхупада закончил кульминационным утверждением и спросил:

— Есть еще вопросы?

И этот человек сказал:

— А можем мы попеть киртан?

Прямо как с доктором Стаалсом.

Браджендранандана даса

Это было в 1972 или 73 году. Мне разрешили зайти в комнату к Прабхупаде перед тем, как нас послали с путешествующей группой. Прабхупада вел себя очень непринужденно в своих покоях. Его настроение отличалось от того, когда он читал лекции по Бхагаватам. Я смотрел как он принимает аюрведические лекарства. Он делал всё изящно и красиво. Я был в полном благоговении. Затем один преданный сказал:

— Прабхупада, они выходят каждый день в метро. И даже до того, как они обращаются к людям, они дают им пожертвования.

Прабхупада сказал:

— Это любовь. Прямо как маленький мальчик, который приносит обувь своему отцу, даже если его об этом не просили.

Прабхупада с удивительным состраданием сказал:

— Поэтому вы должны говорить им, что они страдают, потому что они забыли о том, что должны отдавать свою любовь Кришне.

Когда я в следующий раз спустился в метро, я сказал это. И в тот раз я собрал больше пожертвований, чем кто-либо еще в храме. Это благодаря словам Прабхупады.

В тот же раз Бали Мардана прабху спросил Прабхупаду:

— Прабхупада, они говорят, что они из компании звукозаписи Эппл. Это нормально?

Прабхупада претворился, что не услышал, или по-настоящему не услышал. Он сказал:

— Не продавайте звукозаписи, продавайте книги.

— Нет, Прабхупада, они говорят, что они из Эппл Рекордс, но продают книги.

Прабхупада посмеялся и сказал:

— Рупа Госвами говорил: «Сначала сделайте их сознающими Кришну, затем дайте им правила и предписания». Так или иначе, сделайте так, чтобы они взяли книгу и произнесли слово Кришна».

Притху даса

Прабхупада читал лекцию, на которой говорил о четырех категориях людей: брахманах, кшатриях, вайшьях и шудрах. Всё это происходило перед университетской шумной толпой студентов. Это было в Швеции, где нет ничего святого и духовного. Как только Прабхупада закончил, один студент встал прямо перед ним и сказал:

— Конечно же вы думаете, что вы человек первого класса.

Прабхупада рассказывал о людях первого класса, второго класса, третьего класса, брахманах, кшатриях, вайшьях.

— Вы думаете, что вы человек первого класса, окруженный последователями и весь покрытый цветами и сидящий на возвышении. Вы относите себя к первому классу.

Всё закипело во мне. Я готов был накинуться на него. «Прабхупада, просто сделайте небольшой знак, и я покромсаю этого человека на кусочки». (Те, кто из Германии, очень искусны в этом деле…) В любом случае, я был готов, моя кровь бурлила. Но в комнате воцарилась мертвая тишина. Никто не говорил ни слова. Можно было услышать как булавка падает на землю. Тогда Прабхупада сказал. Он практически умолял этого человека. Он сказал:

— Нет. Нет, нет. Я не человек первого класса, я человек пятого класса.

Все были в шоке. Тишина продолжалась какое-то время. И в этой оглушительной тишине Прабхупада сказал:

— Потому что я просто слуга всех.

Мы были просто потрясены, когда он сказал это. Его губы тряслись. Когда он говорил это, он сознавал, что был слугой всего мира. И две большие слезы выступили за его очками. Я увидел это, потому что сидел рядом. Он плакал. Было очевидно, что он был слугой всего мира. Он совсем не думал о себе, как мы уже слышали об этом. Он был настолько смиренным. С одной стороны у него было так много шакти, но с другой стороны он был так смиренен, что считал себя человеком пятого класса — слугой всех, человеком, который поддерживал всех, служил всем, давал всем, и не ожидал ничего взамен. Это был очень возвышенный пример чистого преданного Кришны. Это очень тронуло меня, и я этого никогда не забуду.

Равиндра Сварупа даса

Однажды я был на даршане у Прабхупады на Хенри Стрит. Прадьюмна привел ассистента преподавателя из Колумбийского университета на встречу со Шрилой Прабхупадой. Прабхупада спросил его:

— Чему вы учите?

Он сказал:

— Я учу религии.

Несколько раз я уже видел как Прабхупада это делает. Он спросил:

— А что такое религия?

Тот ответил:

— Религия — это поиск божественного.

Прабхупада сказал:

— Да, очень хорошо, но этот поиск должен дать результат.

Затем было очень невероятное обсуждение, потому что Прабхупада начал задавать ему вопросы. Этой беседы нет в сборнике бесед, хотя часть её была опубликована в журнале «Обратно к Богу». Я не помню точно всех деталей, но Прабхупада задавал ему вопросы и спрашивал: «Вы согласны или не согласны?» И человек говорил: «Да, это правда». Затем Прабхупада задавал следующий вопрос и говорил: «Вы согласны или не согласны?» Тогда я понял что делал Прабхупада. В конце этой цепочки человек должен был предаться. То, как Прабхупада делал это, было просто невероятным. И этот человек раскусил замысел за один шаг до последнего. Он понял что происходит. Прабхупада задал ему вопрос и сказал: «Вы согласны или не согласны?» Наступила тишина, и затем он сказал: «Я думаю, что это очень хорошо». Прабхупада засмеялся и сказал:

— Хорошо, частичное согласие лучше, чем ничего. — и сразу сменил тему.

Там была группа репортеров. Они начали задавать ему вопросы. Они сказали ему:

— Считаете ли вы себя спасителем молодежи Америки?

Глаза Прабхупады расширились и он сказал:

— Да.

И он добавил:

— Но это не вопрос будущего. Это уже свершившийся факт. Посмотрите на моих учеников. Посмотрите как их лица светятся.

Все загорелись. Он сказал:

— Раньше они были угрюмыми, потому что они были хиппи. Но теперь все знают их как светлолицых. Так что всё уже свершилось. Ваше правительство сейчас прилагает так много усилий, чтобы остановить наркоманию. Они должны дать деньги мне. Если они только дадут мне денег, а у нас сейчас нет никакой поддержки, если они дадут мне денег, то я смогу сделать многое.

Таков был его посыл. Так удивительно он все делал.

Шрутакирти даса

До того, как я стал его слугой, у меня было очень много возможностей в Лос-Анджелесе каждый день приходить в сад и читать ему книгу «Кришна». Каждый вечер я читал книгу «Кришна». И Прабхупада был так счастлив слушать эти истории. Со временем я начал примечать истории, которые ему нравятся больше всего. Это конечно были мои спекуляции. Он так наслаждался, слушая как Кришна убивает демонов. Итак, одним вечером я пришел. До этого, когда я читал как горилла Двивида мочилась на место жертвоприношения, Прабхупада смеялся от души, было очень весело. На следующий день я пришел и начал искать в книге подходящую историю о Кришне, чтобы Прабхупада снова насладился и может быть даже посмеялся. Он посмотрел как я листаю книгу и сказал:

— Читай с любого места, Кришна подобен сладкому шарику. Где бы ты его ни укусил, везде сладко. Просто читай.

И я сразу же начал читать.

Бхагавата даса

Одна из вещей, которая меня поразила в Прабхупаде, это то, что его всегда волновало благополучие его учеников. Но самым сильным и глубоким примером этого для меня был случай, когда я в Бомбее порезал себе ногу. Я пришел тем утром на Гуру-пуджу. Там было около 100 преданных. Все поклонялись Прабхупаде и предлагали ему благовонии. Проходила арати. Он увидел, как я вхожу. Он посмотрел на мою стопу и позвал меня к Вьяса-асане. Он подвинулся поближе ко мне, и в тот момент он полностью игнорировал всё, что происходило вокруг. Он спросил:

— Что с твоей ногой?

Я сказал:

— Я порезался.

Он спросил:

— Всё в порядке? Это очень плохо. Тебе надо обратиться к врачу. Может тебе нужны какие-то лекарства? Может еще что-то?

Я продолжал убеждать его, что всё было хорошо, и что я обо всем позабочусь.

Затем он сказал:

— Помню, если тебе что-то понадобится, если тебе нужна какая-то помощь, приходи ко мне, я обо всем позабочусь.

Это была глубокая забота и любовь, которую Шрила Прабхупада проявлял. Ничто не было настолько важно для него как забота о благе своих учеников.

Малати даси

В другой раз мы готовились к Радхаштами. Это был первый Радхаштами на Бери Плейс. Там была большая кастрюла Радха рэд, знаменитого чатни. Кастрюля была очень большой и стояла на полу. Моя дочь забежала на кухню и не смогла остановиться, и упала прямо в это чатни. Но это не было так смешно, потому что его только сняли с плиты, оно было горячим. Некоторые преданные расстроились, потому что с их точки зрения мы не могли предлагать чатни. Так что эта кастрюля с чатни была загублена. Прабхупада услышал об этом и сразу же позвал меня и сказал:

— Отведи её к врачу.

Потому что у неё до сегодняшнего дня остался след от этого чатни. Прабхупада тотчас же обеспокоился этим, и он тотчас же стал совершать какие-то практические шаги. Мы, преданные, думали что делать с чатни, но Прабхупада думал о том, что делать с ребенком.

Притху даса

Однажды Шрила Прабхупада был во Франции. И у нас был великолепный красивый храм в Германии Реттерсхоф. Он был штаб-квартирой. Но из-за предыдущего Джи-Би-Си, который принес много проблем в Германии и позже ушел, в Германии был хаос. У нас были проблемы с правительством. Это известный момент в истории. Джая Тиртха пошел к Прабхупаде. Он думал, что мы не сможем поддерживать этот храм, и лучше было бы разделиться на маленькие центры. Но Прабхупаде всегда нравился этот храм. Когда он приезжал, он высоко ценил его. Там были божества, и он был замечательно расположен, прямо в центре Германии. Когда он услышал это, то сразу сказал:

— Даже если твой ребенок родился глухим и слепым, это не значит, что его надо убивать.

Мы были в шоке от этих слов. Он очень разгневался и сказал:

— Это не означает, что надо его убить.

Джая Тиртха сказал:

— Нет, нет, нет. Мы не будем.

Прабхупада сказал:

— Не становись катящимся камнем, стань твердым.

Хридайананда Госвами

Расскажу еще одну яркую историю, которая описывает Прабхупаду. Однажды мы гуляли с Прабхупадой в Вайкики, на Гавайах. Кажется Гуру Крипа сказал Прабхупаде:

— Прабхупада, вы покорили наше сердце. Вы так привлекательны, что мы не можем вас не любить.

Прабхупада улыбнулся и сказал:

— Да, в этом была моя хитрость.

Радханатх Свами

Несколько лет назад было 700-летие со дня явления Мадхвачарьи. В месте его рождения было очень большое празднование. Это место называется Паджака-кшетра, оно недалеко от Удупи. Все большие большие ачарьи и гуру Мадхва-сампрадайи собрались там. В Южной Индии они считаются самыми строгими и авторитетными вайшнавами. Мне кажется за 700 лет ни один из их санньяси не пал. Они очень очень строгие и очень ученые. Самого главного и влиятельного из этих ачарьев зовут Педжарава Матх Свами Вишвеша Тиртха. Он сидел на возвышении, все остальные ачарьи тоже были там. И также были тысячи и тысячи и тысячи их учеников и другие собравшиеся. Сначала он прославил Мадхвачарью. Затем он начал прославлять Прабхупаду. Он сказал, что учение Мадхвачарьи никогда не покидало берегов Индии, пока Его Божественная Милости А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада не распространил его по всему миру. Он сказал, что Прабхупада принес чистое учение Бхагаватам и Бхагавад-гиты на каждый континет, и практически в каждый город всей планеты Земля. И он ни коим образом не изменил чистейшее учение санатана-дхармы. Он продолжал и продолжал, и закончил, указав на всех остальных мадхва-ачарьев на сцене, такими словами:

— Если всех нас собрать в одну личность, мы не сравнимся и с одной пылинкой с лотосных стоп даже одного ученика Прабхупады, которые распространяют это послание по всему миру.

Рамбхору даси

Другим важным опытом для меня было случай, когда я поехала в Индию. Меня послали во Вриндаван через полтора года после того, как я присоединилась. Была волна, когда все принимали санньясу. Это было в 1975-1976 годах. Помню как Гаргамуни после принятия санньясы вернулся в Германию и показывал на моего мужа, которому было около 29 лет. Мы были женаты год или полтора. Он сказал:

— Ты уже слишком стар. Тебе надо срочно принимать санньясу.

Меня послали в Индию помогать Химавати, муж которой очень скоро принял санньясу. Я была такой начинающей преданной в этом движении. Я не понимала что всё это значит. В любом случае, Прабхупада приехал, и Хамсадута начал уговаривать его дать ему санньясу на Майапурском фестивале. Прабхупада сказал:

— Ты не можешь принять санньясу, пока твоя жена не согласится на это.

Он позвал Химавати и сказал:

— Жена должна быть согласна с тем, что муж принимает санньясу.

Химавати говорила:

— Но я не согласна с тем, что мой муж и я настолько продвинуты, чтобы принимать санньясу. Но если вы дадите моему мужу санньясу, Шрила Прабхупада, я приму это.

Прабхупада сказал:

— Не, не, не. Ты должна быть согласна. Это не моё решение. Ты должна быть согласна.

— Нет, Шрила Прабхупада, я не согласна, что мой муж достаточно продвинут, и что я достаточно продвинута, но если вы дадите ему санньясу, я просто приму это.

Это обсуждение продолжалось 4 дня, а она так и не согласилась. И тем не менее, в 1976 году на Майапурском фестивале, хотя не было никакой договоренности, Хамсадута выскочил уже в одежде санньяси на арену, и Прабхупада дал ему санньясу.

Мы с Химавати были во Вриндаване, ожидая их возвращения, и мы не знали, что он принял санньясу. Преданные начали стекаться из Майапура во Вриндаван, и совершенно равнодушно, какими мы иногда бываем, они начали говорить:

— А знаешь что произошло? На Майапурском фестивале твой муж принял санньясу.

Она впала в истерику. Она была абсолютно потрясена этим, потому что не была согласна и не ожидала такого. Так или иначе, она была в ярости, и пришла увидеться со Шрилой Прабхупадой, когда он вернулся с Майапурского фестиваля. Она ворвалась к нему в комнату, и сказала:

— Знаете, Шрила Прабхупада, теперь, когда мой муж принял санньясу, я ненавижу всех, я ненавижу всё в этом материальном мире.

Прабхупада помолчал пару минут. После этого он сказал:

— О, очень хорошо, ты начала прогрессировать.

Ромапада Свами

Прабхупада позвонил в колокольчик, стоявший на его столе, и слуга зашел. Это пример силы характера Прабхупады. Слуга должен был что-то сделать, но не сделал. Не помню что точно. Но настроение Прабхупады кардинально изменилось. До этого он радостно беседовал с преданными, благодарил их за служение. Но теперь он стал очень очень строгим. Не знаю что там было. Может быть там какая-то серьезная предыстория. Но Прабхупада стал настолько суровым. Этот преданный вошел, принес поклоны, что-то доложил, а Прабхупада общался с ним очень жестко. Все в комнате умолкли в ответ на настроение Прабхупады. Но как только этот преданный ушел, Прабхупада отозвал обратно свой гнев и снова был в предыдущем настроении. Не гнев контролировал его, а наоборот. Он просто учил своего ученика, используя такое настроение, чтобы тот правильным образом исполнял свое служение.

Еще расскажу об одном культурном моменте. Всё, о чем Прабхупада писал, он этому следовал. В любой ситуации, в которой мне доводилось быть с Прабхупадой, когда люди приходили к нему на даршан, обязательно было всё организовано для раздачи прасада. Даже иногда что-то простое. Иногда это были порезанные фрукты, иногда орехи макадамии. Слуга стоял у двери и раздавал прасад. Помню как Бхакти Тиртха Махарадж рассказывал тоже об этом. Прабхупада обращал большое внимание на эти детали культуры. Будучи западными преданными, мы можем знать хорошо философию, но всё же вести себя не правильно, и при этом оправдываться. Но Прабхупада также учил нас и культуре сознания Кришны во всех смыслах.

Нара-Нарайана даса

Вскоре после того, как я присоединился к движению сознания Кришны в 1968 году, сразу после Ратха-ятры, Шрила Прабхупада приехал к нам в город. Из Сан-Франциско меня очень быстро переместили в Сиэтл, чтобы строить там алтарь, Вьяса-асану и подобные вещи для Прабхупады. И в назначенное время Шрила Прабхупада приехал к нам. Это была уже осень-зима 1968 года. В этот момент у нас был маленький храм. Это было небольшой коттедж, маленький дом, полный преданных из Лос-Анджелеса. Там были преданные из группы санкиртаны и другие. И когда Шрила Прабхупада приехал, нам хотелось, чтобы пришло много народу, но реально мало кто пришел, практически никто. Но один раз пришла целая куча студентов Вашингтонского университета. Мы были очень рады этому, потому что их было около 20 человек, и все они пришли одновременно. Прабхупада читал лекцию, и нам так нравилась эта лекция. Прабхупада говорил, а мы думали, что они с интересом смотрят на Шрилу Прабхупаду. Но внезапно Шрила Прабхупада остановился прямо посреди лекции и сказал:

— Пожалуйста, не пытайтесь неправильно понять. У нас и так уже неправильное понимание.

Мы были ошеломлены.

В тот же раз, в день ухода Бхактисиддханты Сарасвати он рассказывал о том, как он прилагал усилия в течение многих многих лет. Его духовный учитель сказал ему распространить сознание Кришны в западном мире. На самом деле ему было сказано только несколько слов: «Ты должен поехать и распространить сознание Кришны в западном мире на английском языке». Много много лет прошло, и Шрила Прабхупада конечно же планировал заработать денег на фармацевтическом бизнесе чтобы сделать это. Потом его бизнес рухнул. Но в какой-то момент он начал видеть духовного учителя в своих снах. Духовный учитель говорил ему: «Пришло время отправиться в путь». Он посмотрел вокруг, нас там было 10 или 15 человек, и сказал:

— Я думал то том, как я смогу оставить своих четверых детей и сделать это?

Затем он посмотрел на нас, и я увидел, как слезы выстрельнули из его глаз. Он осмотрел всех нас своими сияющими глазами и сказал:

— Но теперь у меня так много детей.

Когда он сказал это, мы ощутили как-будто весь мир собрался в этой маленькой комнате в Сиэтле. Мы можем представить себе, у него не было сомнения, что это будет огромное мировое движение. Хотя в то время во всем движении было от силы 70 человек.

Джаяпатака Свами

В 72 году Прабхупада пригласил всех на церемонию установления Ананта Шеши. У меня есть замечательные фотографии, я постараюсь показать вам их. Когда Прабхупада приехал, он вырыл яму в 12 футов, поместил туда Ананта Шешу. Он пригласил всех своих духовных братьев из Гаудия-матха. Знаете как он их пригласил? Он сказал:

— Для удовольствия Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Прабхупады давайте все объединимся и создадим руководящий совет. Это то, что порадует его. Давайте объединимся и будем проповедовать вместе.

Все были поражены. Шрила Прабхупада уже открыл 40 храмов, и теперь приглашает всех сотрудничать вместе. Это настоящее сознание Кришны. Шрила Прабхупада показал нам как надо действовать. Его желанием было сотрудничество для удовлетворения Гуру. Но никто не принял. В те свои ранние годы я еще этого не понимал. Но позже я понял, что у людей могут быть разные привязанности. Видение Прабхупады было всегда вселенским. Он говорил:

— Хорошо, если они не хотят сотрудничать, мы сами сделаем это.

И он учредил руководящий орган, он установил гуру-парампару и всё остальное в ИСККОН. Он сказал:

— Я делаю всё просто как подношение своему духовному учителю, чтобы он был доволен. Всегда будут разные противники, но я прилагаю усилия для того, чтобы удовлетворить предыдущих ачарьев.

Итак, в ИСККОН мы просто отдаем себя тому, чтобы служить замыслу Шрилы Прабхупады. Может быть много людей, которые не смогут понять этого, но мы можем видеть, что, делая это, мы добиваемся успеха. И всем этим мы обязаны Шриле Прабхупаде.

Дина Бандху даса

Прабхупада прилетел в аэропорт Лос-Анджелеса. Мы пришли туда с сокрушительным киртаном, мы все ждали когда Прабхупада выйдет к нам. Мы все подпрыгивали вверх, ожидая Прабхупаду. И там был один уборщик. Большой темнокожий уборщик. Он мыл пол. Когда он увидел этот беспредел с танцующими преданными, он пришел посмотреть что здесь происходит. И в этот момент Прабхупада появился в дверях. Все вдруг легли на землю. И когда все легли на землю, он увидел Прабхупаду и начал кричать:

— Посмотрите на этого человека! Он светится, он светится! Посмотрите на него! Он светится! Он светится!

Он говорил со своим южным английским акцентом. Трудно было понять что он говорит, но он говорил: «Он светится! Он светится!»

Притху даса

Я сидел на скамейке около того холма хиппи в Сан-Франциско. Я повторял свои круги, и очень старый темнокожий человек проходил мимо. Он подошел ко мне и сказал:

— Этот старик, который всё это начал, он был очень крутой. Я жил на Бауэри, а он жил в доме, в котором был полный бардак. Впрочем, Иисус родился в хлеву.

И он ушел.

Мадхусудана даса

В какой-то момент в ранние годы Прабхупада был сильно болен, у него был приступ. И он восстанавливал свои силы. Нам сказали, что если он будет много говорить, то будет уставать, и это повлияет на его здоровье. Поэтому все были обеспокоены. Я написал ему письмо с просьбой не говорить много, потому что мы заботились о его здоровье. Я не хотел, чтобы он уставал. Так я считал, что забочусь о нем. Он прислал мне ответное письмо. Может там были еще другие вопросы, но среди прочего он написал: «Мой дорогой мальчик, если бы я не говорил, как бы ты пришел?» Он подчеркивал, что говорить и проповедовать — это его миссия. Как нелепо было то, что 18-летний парень, который ничего не знал, пытался давать ему такие наставления. Я почувствовал это через письмо достаточно ясно. Но потом он смягчил всё словами: «Но я следую мерам предосторожности, которые мне советуют Гаурасундара и Говинда даси». Он смягчил свой удар, сказав что позаботится о себе, но ему не нужны были мои советы.

Манджари деви даси

Прабхупада снова приехал в 1976 году. К этому моменту у нас стало чуть больше преданных. Это было лето. Прабхупада приехал на празднование дня явления Господа Баларамы. Было очень жарко в Иране. Все цветы распускались, и была очень хорошая атмосфера. В какой-то момент Прабхупада заметил, что это Бху-сварга — рай на земле. Ему там очень нравилось. Вечерами он приходил на балкон, и другие преданные и гости также собирались там. Одним вечером он сидел так. А Иран — это мусульманская шиитская страна, и там три раза в день звучит призыв к намазу, к молитве. Фактически это время гаятри. Там через громкоговорители звучит определенное воспевание, призывающее всех к молитве, очень красивое. Так Прабхупада сидел на балконе, и начался этот намаз. Он послушал его, повернулся к Айтрее, и спросил:

— Что это?

Айтрея ответил:

— Это намаз. Это мусульманский призыв к молитве Богу. Они произносят имена Бога, описывающие, его качества — самый милостивый, самый сострадательный и так далее.

Прабхупада сказал:

— Очень хорошо, что они созывают всех к молитве.

Айтрея сказал:

— Но Прабхупада, не будет ли лучше воспевать имена Кришны, чем Аллаха?

Прабхупада повернулся к нему и сказал:

— Ты хочешь, чтобы я был сектантом.

Бадринарайана даса

Прабхупада однажды просматривал газету, в которой на главной странице была фотография Луны. Заголовок гласил, что это великий шаг для человечества. Они создавали таким образом ажиотаж. Прабхупада пролистывал эту газету, которую ему кто-то дал, и на пятой или шестой странице он сказал:

— Это настоящий бизнес.

Там была маленькая статья под заголовком «Налоги растут, чтобы оплачивать полет на Луну».

Прабхупада сказал:

— Это просто предлог, чтобы доить людей.

Бхагавата даса

Прабхупада был всегда очень смиренным. Будучи очень возвышенной и великой личностью, он никогда не вел себя так, как делают другие гуру, которые объявляют себя Богом или каким-то замечательным и необычным человеком. Шрила Прабхупада всегда вел себя очень смиренно. Однажды шла дискуссия о положении Шрилы Прабхупады между несколькими старшими преданными, и одна ученица Шрилы Прабхупады написала ему: «Некоторые преданные говорят, что вы можете видеть что происходит в сердцах всех ваших учеников и в каждом храме. А другие преданные говорят, что это просто волшебный трюк. Но вы не умеете так делать. Преданные которые так думают занижают ваше духовное могущество. Что вы сами об этом думаете? Пожалуйста, скажите». Итак, секретарь задал этот вопрос. И Прабхупада сказал:

— Для очень возвышенного чистого преданного в этом нет никакой трудности. Он может легко видеть что творится в сердцах всех своих учеников и во всех храмах.

Так секретарь задал вопрос, и Прабхупада ответил. Он спросил:

— То есть я должен ей ответить что вы можете делать такие вещи?

Прабхупада сказал:

— Я такого не говорил. Я сказал что это возможно для очень возвышенного чистого преданного. Он может видеть это. Я не являюсь очень возвышенным чистым преданным. Я даже и не преданный. Я просто пытаюсь быть преданным.

В этом утверждении он одновременно проявил свое смирение и показал нам, каким должно быть наше состояние сознания в попытках развивать свое сознание Кришны. Мы просто пытаемся стать преданными.

Тогда секретарь спросил:

— Я должен ответить ей таким образом?

Он сказал:

— Для очень возвышенного чистого преданного в этом нет никакой трудности.

Притху даса

Помню как однажды мы гуляли со Шрилой Прабхупадой в Париже. Мы проходили под Эйфелевой башней. Насколько я помню это был Шивананда. Он подошел к Шриле Прабхупаде, когда он остановился. Он спросил:

— Шрила Прабхупада, расскажите о своей внутренней жизни.

Прабхупада мгновенно очень строго ответил:

— Этого тебе не нужно знать.

Но он продолжал:

— Шрила Прабхупада, мы бы хотели знать о вашей внутренней жизни.

Прабхупада разневался:

— Этого тебе знать не нужно!

Затем он развернулся, и пошел дальше в недовольстве.

Мы можем понять, что то, что происходить между чистым преданным и Кришной — очень личные и сокровенные, и не предназначены для публичного обсуждения. Переживания и взаимоотношения между Кришной и Его чистым преданным на уровне рагануги не являются темой для обсуждений или рассказов на вечерних лекциях. Они очень личные, очень индивидуальные, очень дорогие. И Шрила Прабхупада позже сказал:

— Сначала заслужи, потом желай.

Мы подобны глупцам, пытающемся заглянуть в сферу, которая была очень дорога ему.

Мадхудвиша даса

Под тенью дерева джекфрут

Примерно сотню лет назад

В домишке маленьком в Калькутте

В глухом местечке, что я знаю.

То был Махапрабху,

Чье имя разнеслось по свету.

Сиддханта Сарасвати

Там проповедовал и жил.

То был благословенный день

В мире жалком, мрачном людей,

Миллионы погибли в войнах,

Убиты и вновь родились.

Родились снова, чтобы страдать

В море боли и ссор.

То был благословенный день,

И новой жизни был рассвет.

Под кроной дерева джекфрут

Примерно сотню лет назад

В домишке маленьком в Калькутте

В глухом местечке, что я знаю.

Была то славная история,

Как наш ИСККОН завоевал весь мир.

Родился мальчик

Под защитой Кришны.

То был святой, принесший

Всему миру Кришна-бхакти.

В мир Запада,

Лишенный истинной религии.

От него примите знание

О Боге и душе.

О, Шрила Прабхупада, наполнивший сердца

Нектаром до краев.

Под кроной дерева джекфрут

Примерно сотню лет назад

В домишке маленьком в Калькутте,

Где Ганга несет свои воды.

После явления Кришны

Появился он из лона матери:

Истинный мессия,

Спасший нас от гибели.

Пуста же чаша нашей жизни

Мрачна и тускла надежда на будущее.

Прабхупада, приди и спаси нас,

Поклонитесь ему, поклонитесь.

Под кроной дерева джекфрут

Примерно сотню лет назад

В домишке маленьком в Калькутте

В глухом местечке, что я знаю.

То был Махапрабху,

Чье имя разнеслось по свету.

Сиддханта Сарасвати

Там проповедовал и жил.

Шрила Прабхупада ки джай!

Равиндра Сварупа даса

Это происходило в аэропорте. Прабхупада появился, и мы его приветствовали. Прямо в зале прилета состоялась пресс-конференция. Мы подготовили Вьяса-асану и всё необходимое. Они спросили Прабхупаду:

— Зачем вы приехали в Америку?

Он сказал:

— Я приехал, чтобы дать вам мозги. У вашего общества нет головы.

Ему всегда нравилось подстрекать журналистов.

После пресс-конференции мы шли длинной очередью за Прабхупадой вдоль вестибюля. Я шел в 4-5 метрах сзади него. И я увидел странное зрелище. Навстречу нам бежал телевизионный репортер, к которому шнурами был подключен другой парень с мини-камерой на плече. В те дни мини-камеры были не такими уж и мини, а достаточно большими. Так что этому парню было нелегко бежать с этой огромной камерой. Они подошли к Прабхупаде. Прабхупада остановился, а я оказался прямо за Прабхупадой. Пока эти ребята распутывали свои провода, Прабхупада наблюдал за всем этим. В конце концов он взял микрофон и сунул его прямо в лицо Прабхупаде со словами:

— Чем ваша группа отличается от других буддистов?

Прабхупада был очень спокоен. Он посмотрел на него, и, не раздумывая, ответил:

— Мы не имеем ничего общего с индуизмом или буддизмом. Мы учим истине, и если вы верны истине, вы примете её.

Этот парень просто онемел. Буквально потерял дар речи. Две вещи я бы хотел отметить в этой беседе. Одна из них всегда происходила с репортерами. Репортеры пытались играть свои маленькие роли репортеров, а вы должны были играть маленькую роль дающего интервью. Но Прабхупада никогда не попадался на эту удочку. Он говорил с этой дживой о смысле его жизни. Это была одна вещь. Другая вещь, когда Прабхупада дал такой ответ… Потому что иногда у нас в ИСККОН есть тенденция говорить, что мы индусы в гаудия-традиции или что-то подобное. Этого Прабхупада не делал. Его целью было разбить ментальную платформу, с которой был задан вопрос, и привести человека к настоящей истине. Когда я размышляю об учении Прабхупады и о том, как он учил, этот случай всегда всплывает в моем уме как пример того, как мы должны себя вести, как проповедовать и что делать. Прабхупаде удавалось это сделать, используя всегда несколько подобных слов. Мы должны всегда помнить эти вещи. Спасибо большое.

Эканатха даса

Однажды во время Гуру-пуджи в Бомбее, когда преданные предлагали цветы и поклоны, я решил показать своё так называемое смирение. Когда я подошел к Его Божественной Милости, предлагая круговыми движениями цветы, как я всегда это делал, мой ум придумал, что я являюсь глупцом номер один и негодяем, недостойным быть на такой возвышенной церемонии. Поэтому я намеренно не стал смотреть в глаза Шриле Прабхупаде. Я принес свои дандаваты и вернулся на свое место. Один преданный толкнул меня локтем, сказав:

— Ты видел это?

Я спросил:

— Что именно?

Он сказал:

— Шрила Прабхупада одарил тебя огромной улыбкой.

Когда я услышал об этом, я очень смутился, поняв, что на самом деле Шрила Прабхупада прочитал мой ум. Несмотря на отсутствие у меня серьезности, он принял мое подношение.

Хридайананда Госвами

Однажды мы закончили прогулку по Венис-Бич и возвращались на парковку. Прабхупада всегда начинал топтать ногами, стряхивая песок с ботинок, и мы дружно за ним это повторяли. Так, когда мы стряхивали вместе пыль с ботинок, пришли большие собаки. Они были похожи на маленьких лошадей. Это были очень большие собаки. Там был Брахмананда и другие физически крепкие преданные. Но все были сбиты с толку, никто не знал что делать, потому что собаки были очень большими. Казалось, что они буквально могут проглотить вас по частям. Мы смотрели друг на друга, не зная что предпринять, а Прабхупада шагнул вперед, бесстрашно смеясь, и прогнал этих собак своей тростью.

Прабхупада был бесстрашным. Он знал, как обращаться с любым живым существом. В другой раз я был с Прабхупадой в Новом Вриндаване в 1972 году, когда он сидел на своей подстилке на улице, принимая массаж. Если погода была теплой, он каждый день принимал массаж на улице. Каким-то образом, не знаю откуда, появились несколько котят, и стали играть рядом с Прабхупадой. Они боролись друг с другом и катались по траве. И так играя, они закатились прямо на колени к Прабхупаде. Я был воспитан как непреклонный беспощадный брахмачари. Собаки и кошки были нашими врагами. Они были безнадежно оскверненными, и мы еще не читали Чайтанья Чаритамриту, в которой рассказывается о собаке Шивананды Сены. Я подумал:

— О Боже, эти воплощения осквернения закатились прямо на колени к Прабхупаде.

Но Прабхупада был очень добр к ним. Он начал ласкать их, и был очень нежен с ними. Он посмотрел на меня и сказал:

— Посмотри, даже здесь есть любовь.

Тогда я понял, что наша изначальная любовь к Кришне приняла извращенные формы материальных желаний и вожделения. Прабхупада видел, как эти котята с любовь обнимались и катались по земле. Но именно он мог видеть даже в этих котятах их изначальную любовь к Кришне. Он сказал:

— Даже здесь есть любовь.

Затем он сделал еще одно утверждение, которое по-моему очень очень важно знать любому преданному, который несет ответственность в качестве так называемого лидера, матери, отца и так далее. Эти котята лежали очень невинно на коленях Прабхупады, а он ласкал их.

Прабхупада сказал:

— Если я положу голову на ваши колени, а вы перережете мне горло, это величайший грех.

Другими словами, если у человека есть какая-то ответственность за другого невинного человека, который принял у нас прибежище, не важно какая это ответственность, но если мы будем эксплуатировать этого человека или обижать его, Прабхупада сказал, что это величайший грех.

Малати даси

Через день или два мы были готовы к отлету. Мы снова пошли к Шриле Прабхупаде. Мы просили его разрешения и брагословений на нашу поездку. Он позволил нам коснуться своих стоп головами. Он положил нам руки на головы. Затем он руками дал знак, чтобы я дала ему ребенка. Он взял Сарасвати и держал её, сидя на своей асане. На нем была большая гирлянда. Он держал девочку на уровне груди и смотрел прямо на неё. Затем он надел гирлянду, висящую на неё на Сарасвати, так что она обвивала и его и её. Он широко улыбнулся и сказал:

— Теперь они скажут: «Что за санньяси?»

Он, конечно, говорил о своих духовных братьях. Он рассказывал как его духовных братьев посылали в Лондон, и им не удалось ничего сделать. И он сказал:

— Санньяси не смогли ничего сделать, так что я посылаю грихастх.

Он смеялся, и затем отдал её мне.

Браджендранандана даса

Я охранял его покои в Майапуре. Это была поздняя смена, 10 часов вечера. Гопа-вриндапала прабху поставил меня. Я был очень страстным брахмачари из группы Радха Дамодары. Так или иначе, заслужил я это или нет, я хотел, чтобы Прабхупада меня заметил. В какой-то момент Прабхупада вышел, чтобы переместиться в спальню. Это был мой шанс. Я побежал по коридору, и ждал у ванной комнаты с палкой в руках. Прабхупада вышел, посмотрел на меня и сказал:

— Что такое? Что ты делаешь? Ты охраняешь?

Я сказал:

— Да, Прабхупада!

Он посмотрел вопросительно вверх, как бы говоря: «Что он тут охраняет?»

Урваши даси

В другой раз я была в храме в Монреале в 1975 году, и мы собирались полететь на Майапурский фестиваль и на открытие храма Кришна Баларамы. До того, как мы отправились в Индию, я вернулась в Лос-Анджелес, чтобы посетить свою семью, своих родителей. Мои родители очень хорошо относились к сознанию Кришны. Мои мать и отец посещали храм, а мама даже делала гирлянды для Шрилы Прабхупады и помогала готовить. Итак, я собиралась вернуться в Монреаль, и моя мама знала, что я собираюсь в Индию. Он спросила:

— Могу ли я что-то передать твоему духовному учителю? Я бы хотела с тобой что-нибудь ему послать.

Я сказала:

— Можешь передать всё, что хочешь.

Она сказала:

— Я сделала джем из Гуавы. — У неё росли деревья Гуавы. — Как ты думаешь, ему понравится?

Я сказала:

— Я уверена, что да.

Я взяла его с собой в Индию. Я была во Вриндаване, и пришла к двери в комнату Шрилы Прабхупады, чтобы отдать его слуге. Он сказал:

— Заходи и сама отдай ему.

Я не захотела входить, и передала через слугу. Потом слуга нашел меня и сказал, что Шрила Прабхупада очень оценил этот подарок. И он даже написал моей маме очень душевное письмо. Она сделала такое небольшое служение, а он так сильно оценил его. Он написал довольно длинное письмо моей маме о том, как ему понравился её подарок, он писал обо мне, о том, что её дочь так хорошо занимается преданным служением, и она счастлива, и получает всю заботу. Это было очень сладкое письмо, и моя мама очень оценила его.

Под конец я бы хотела еще сказать, что недавно моя мама оставила тело. Кто может оценить могущество милости Шрилы Прабхупады? Я молюсь о том, чтобы мне выпала хотя бы крупица милости, которая выпала ей. Я была с ней в течение нескольких недель вплоть до её ухода. Я сидела у её кровати и читала ей каждый день Бхагавад-гиту. На ней были наушники с джапой Шрилы Прабхупады. За несколько мгновений до ухода она слушала кассету «Медитация на Кришну». Я была рядом с ней, когда она оставляла тело. Это было удивительно. Я видела, что всё это милость Шрилы Прабхупады — её маленькое служение и привязанность к чистому преданному.

Расаджна даси

Когда я перебралась в храм, мы постепенно стали организовывать небольшую театральную группу. К тому моменту я еще не видела Шрилу Прабхупаду. Когда пришло время его приезда, мы подготовили спектакль о том, как Кришны похищает Рукмини. Я играла Рукмини, а мой муж Лойтакша играл Кришну. Мы старались подготовить некоторые спектакли на так называемом профессиональном уровне. Когда пришло время представления мы были в прасад-холле в старом бруклинском храме. Открылся занавес, и между нами и Прабхупадой, сидящим на своем кресле-качалке, было достаточно много пространства. А за ним сидели все остальные. Спектакль начался со сцены, в которой Рукмини сидела на сцене и писала письмо Кришне. Я вдруг так заволновалась, несмотря на то, что уже многие года занималась театром. Я подумала: «Прабхупада… О, Боже…» Все прослушивания казались бессмысленными. Я подумала: «Это Прабхупада, духовный учитель всей вселенной, а я играю Рукмини! Он увидит, что это просто смешно!» Мои колени затряслись. Я попыталась прижать ноги к полу и сделала глубокий вдох. И вдруг я почувствовала, что присутствие Прабхупады полностью меня успокоило. Вместо того, чтобы нервничать, я почувствовала обратный эффект. Мы успешно сыграли спектакль. Ближе к концу Баларама срезал шикху Шишупале, и все преданные засмеялись, а Прабхупада остановил их. Он сказал:

— Почему вы смеетесь? Это не смешно.

Прабхупада в таких многих случая учил нас тому, над чем можно смеяться, а над чем нельзя. Так или иначе, спектакль закончился. Моханананда был в то время его слугой, и он догнал нас, когда мы спускались вниз, чтобы переодеться. Он пересказал нам всё, что Прабхупада сказал о представлении. Он сказал:

— Это лучше, чем чтение моих книг. Я бы хотел взять с собой в Африку всю эту театральную группу.

Но конечно же это было невозможно, потому что мы были гвоздем программы в бруклинском храме на воскресных пирах. Мы не могли просто так уехать. Но приятен был даже сам факт того, что он так сказал, что он подчеркнул важность театральных постановок и хотел представлять это движение как культурное. Он написал в Бхагаватам: «Все мои ученики должны участвовать в спектаклях, потому что когда вы играете роль любого из этих персонажей, к вам приходит особое чувство, всё становится более настоящим». Мы склонны избегать эмоций, потому что попадаем в процесс и забываем о наших чувствах. Но когда вы играете роль, вам приходится использовать свои чувства чтобы изобразить персонажа. И на этот период времени вы преобразуетесь.

Прабхупада сделал мне очень приятный комплимент. Он сказал:

— Она была лучшей Рукмини. Она была лучшей.

Я подумала: «О, Боже…»

В другой раз на Майапурском фестивале мы тоже устраивали очень экстатичное представление. По-моему это было в 1977 году. Прабхупада был очень болен, и он даже не спускался, чтобы читать лекции, но он спустился на спекталь. А затем вернулся в свою комнату. Мы играли Рамаяну, и я играла Шурпанакху. Мы сделали на сцене подобие деревьев, чтобы создать там лес. Когда я поднималась на сцену по лестнице, Прабхупада, увидев меня, захлопал в ладоши и засмеялся. Затем состоялся диалог между Шурпанакхой, Господом Рамачандрой и Лакшманом. Он так сильно смеялся, что бил себя обеими руками по коленям. На мгновение я посмотрела в зал. Все преданные смотрели на него, но он был единственным, кто смотрел спектакль. Он смеялся от души, а затем он встал и зааплодировал. Это было очень экстатично. Удивительным было то, что он никогда не судил нас, он смотрел как ребенок. Когда он смотрел спектакль, вся его сдержанность уходила. Он мог быть одновременно наивным ребенком и мудрым святым. Эти сочетания были невероятными.

Хридайананда Госвами

Одна матаджи пришла к нему и спросила, присутствует ли он на своих фотографиях. Прабхупада сказал:

— Да, поэтому мои ученики совершают так много оскорблений.

Бабхру даса

В аэропорте большинство преданных стояли снаружи терминала и пели киртан. А некоторые из нас сидели со Шрилой Прабхупадой. Он сидел на кресле, а мы — на полу. Сатсварупа Махарадж читал выдержки из газет со всего мира о нашем движении и Шриле Прабхупаде. Вдруг Шрила Прабхупада прервал его и сказал:

— Я слышал, что Анируддха здесь, на Гавайах, но он не пришел сюда увидеться со мной.

Анируддха некоторое время уже не приходил в храм. Возможно у него были проблемы. Но он на самом деле в тот день приехал в аэропорт увидеться со Шрилой Прабхупадой, но стоял позади толпы. По настоянию Шрилы Прабхупады преданные уговорили Анируддху подойти поближе. Он немного смущался. На нем были обрезанные джинсы, футболка и клипса в ухе. Он предложил свои пранамы Шриле Прабхупаде. Прабхупада посмотрел на него и сказал:

— Итак, Анируддха, как твои дела?

Анируддха робко улыбнулся и сказал:

— На самом деле, Прабхупада, не очень.

Тогда Прабхупада дал ему знак, чтобы он сел рядом с ним на полу. Анируддха сказал:

— Нет, нет, я не могу так.

Прабхупада сказал:

— Нет, нет, никаких проблем. Просто садись.

Они поговорили совсем немного, пару минут. Я не помню о чем они говорили. Они просто обменялись любезностями. Но потом Шрила Прабхупада посмотрел на нас и сказал:

— В лос-анджелесском храме он всё начинал.

Сразу стало понятно, что для Шрилы Прабхупады было важно не какое-то временное положение преданного, а то, что он совершал какое-то важное служение, которое было очень дорого Шриле Прабхупаде. Это явилось революцией для моего ума.

Шрутакирти даса

Как его слуга, я старался избегать политики. Я был очень молод, 19 или 20 лет. Я не так много всего понимал, и поэтому был чист. Думаю, это меня спасло от многих бед, и я всегда мог восхищаться примером Шрилы Прабхупады благодаря моему личному служению ему. (Не хотел бы тратить ваше время, ничего не говоря…) Сегодня очень особый день. Это забавно, но в нашей стране празднуют День отцов. И Шрила Прабхупада был моим настоящим отцом.

Мадхудвиша даса

Разлука

Итак, разлуки нет.

Я говорю и знаю,

В разлуке сила

Любви заключена.

В ком нет разлуки,

Тот связи и не знает.

Но если глубока разлука,

Крепка и связь.

Разлука вовсе не обозначает

Показывать искусственные слезы.

Притворною печалью —

Мы привлечем лишь неофитов.

Разлука значит чувствовать

В самой глубине сердце

Зависимость от Прабхупады,

Поэтому ничто не разлучит нас.

Все мы зависим от него,

От неофита до учителя.

Кто избегает его милости,

К погибели идет мучительно.

Он первый и последний,

Ачарья и основатель.

Никто так не трудился

И не следовал стандартам.

До конца времен он будет

Кормилицей ИСККОН.

А его книги — наша пища,

Придет ли в будущем другой?

Так в неминуемой борьбе

Нам следует ждать милости его.

Брат на стороне брата

И оба — в смиренном настроении.

По мере расширения

Никто не должен забывать

Наш вечный долг ему

Который никогда нам не отдать.

Но если мы честны,

Мы знаем, что он рядом, и тогда

Мы в безопасности окажемся,

От страха полностью освободившись.

Но стоит нам подумать, что он ушел,

И силами своими мы начнем сражаться

Ах! Жуткий страх и смерть кругом.

Эй, что ты можешь в одиночку?

Немного кармы и харизмы

Всему придет конец.

Пунар мушика бхава —

Стань снова мышкой,

К бесславию обреченный.

Не думай, что ты ноль, и также

Что Прабхупада отвернулся.

Знай эту истину, и от него завись,

Чтоб ты опять к нему вернулся.

Шрила Прабхупада ки джай!

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)