Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

cover

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 14

Прахладананда Свами

Я смотрел на комикс о Прахладе Махарадже, и думал: «Какое прекрасное имя — Прахлад». И в то же время я получил письмо от Шрилы Прабхупады, касающееся моей инициации, в котором говорилось, что мое имя Прахладананда. Я сказал: «Это удивительно!» Позже я узнал от Девананды, который был тогда секретарем Шрилы Прабхупады, что когда он получил мое письмо с просьбой об инициации, он сказал:

— Как я могу инициировать этого юношу? На него даже нет рекомендации.

Девананда сказал:

— Я только что с ним говорил по телефону, и мне кажется он очень хороший преданный.

Прабхупада сказал:

— О, ты рекомендуешь его?

Девананда сказал:

— Нет, я его даже не знаю. Как я могу его рекомендовать? Я просто поговорил с ним.

Прабхупада сказал:

— Если ты думаешь, что он хороший юноша, я дам ему инициацию.

Балаванта даса

Больше всего меня поразило то, что когда мы были в комнате, она казалась нам огромной аудиторией. Храмовая комната в Бостоне физически не такая уж большая, но она казалась очень большой. Она была заполнена преданными, там были буквально только стоячие места. Я стоял сзади. Шрила Прабхупада оглядывал помещение. Мои и его глаза сомкнулись на кратчайшую долю секунды. Но я почувствовал, что в этой огромной комнате была личная связь между мной и Шрилой Прабхупадой. Каждый любит думать, что он какой-то особенный. Но в тот момент я не чувствовал себя таким. Я просто понял, что эта личность способна иметь отношения с каждым в этой комнате. Это не был взгляд какого-то наблюдателя. Он по-настоящему имел связь с каждым. С тех пор я чуть больше начал понимать как и почему он это делал. Шрила Прабхупада был внешним представителем Сверхдуши. Он не Сверхдуша, он джива, совершенная джива. И так как он является совершенной дживой, он прозрачен по отношению к Параматме, который находится внутри каждого. Была прямая связь, потому что Параматма в моем сердце и Параматма в его сердце были связаны. Наша с вами связь покрыта ложным эго и нашей обусловленностью. Но в его случае не было этого покрытия. Не было ложного эго. Душа и Параматма находились в совершенной гармонии. Он прекрасно знал что в моем сердце, потому что он знает столько же, сколько знает Параматма. И начиная с этого момента, когда я встречался с ним, мое ощущение этого только усиливалось. Он знал все непосредственно. Параматма находится ближе к тебе, чем даже ты сам. Никто не может быть ближе. И Шрила Прабхупада являлся этой прямой связью. Когда он говорил, я понимал, что говорит Параматма. Я тогда этого еще не осознавал, что сейчас мне кажется я понимаю яснее, что именно в этом было дело. Однажды он объяснил это. Я тогда не присутствовал, но это известная история. Я знаю, что скорее всего вы уже слышали её много раз. Но я расскажу её ещё раз. Он был в Нью-Йорке с Рамешварой. Также в комнате было ещё несколько преданных. Один из репортеров спросил его может ли он говорить с Богом. Насколько я помню вопрос был таким. Он ответил:

— Да.

И Рамешвара начал объяснять репортеру что на самом деле это означает, что Бог находится внутри в виде разума. И если вы обращаетесь к разуму, вы получаете помощь от Бога. Может быть он хотел немного разжевать эту тему для западных людей. Прабхупада категорически остановил его и сказал:

— Нет. Непосредственно.

Этот опыт в Бостоне был для меня очень поразительным.

Сурешвара даса

Помню как в начале лекции перед инициацией Шрила Прабхупада выгнал двух мальчиков из комнаты, потому что у них не было тилаки. Их звали Гириш и Вирабхадра — сыновья Шилавати. Они жили с нами в Новом Вриндаване. Им было около 8-9-10 лет. Несмотря на то, что это были просто мальчики, Прабхупада посмотрел на их лица, и увидел, что у них нет тилаки. Он сказал:

— Пойдите поставьте тилаку. — И указал им направление из комнаты.

И когда они ушли ставить тилаку, Прабхупада начал говорить о тилаке, о том, что тилака — это наш товарный знак. Мы продаем Кришну бесплатно. И тем не менее никто не хочет брать. Он сказал это и засмеялся. Его живот зашевелился. «Никто не возьмет». Затем Шрила Прабхупада начал читать очень сложную лекцию. Во всяком случае для меня она была сложной. Может я был уставшим. Я не мог понять о чем говорит Шрила Прабхупада. Но в конце концов, когда я начал вникать, лекция была прервана маленьким сыном Бхагавана даса, президента храма. Он начал стучать в караталы. Мама Кришна Вамани держала его, а он начал стучать в караталы. Прабхупада мастерски использовал это в своей лекции. Он сказал:

— Как этот ребенок. Он уже практиковал.

Прабхупада говорил о переселении души, но я в этот момент не следил за лекцией. И когда Прабхупада произнес «Он уже практиковал», он начал смотреть на этого мальчика, а мальчик начал смотреть на Шрилу Прабхупаду. Мы смотрели на мальчика, потом на Прабхупаду. Это была очень яркая пауза. «Он уже практиковал». Что-то происходило между Прабхупадой и этим маленьким мальчиком. И тогда я понял, что он говорил о переселении души.

Дайананда даса

Однажды мы ехали в машине. Я вел машину, а Прабхупада сидел с другой стороны. Кто-то сидел сзади. Прабхупада сказал:

— Сколько лет Чандрамукхи?

Я сказал:

— Ей 2 года.

Он сказал:

— Можешь отправить её в гурукулу.

В то время гурукула была в Новом Вриндаване. Там были дети Шилавати, и может быть Дваракадиши. Я сказал:

— Когда ей исполнится 5 лет, Прабхупада.

Он сказал:

— Нет, можешь послать её сейчас.

Я сказал:

— Прабхупада, мне кажется я не смогу сделать этого.

Балаванта даса

Из любопытства я посетил Новый Вриндаван. Это было весной 1970 года. Я был из Атланты. И это не была для меня весна. Было еще очень морозно. Это был март. Преданные получили тарелку с прасадом из Лос-Анджелеса, где Прабхупада тогда остановился. Они превратили раздачу этого прасада в целый спектакль, потому что он был с личной тарелки Прабхупады. Но я был скептически настроен. Я получил изюм с тарелки. Это был золотой изюм. Прабхупада говорил, что другой изюм пережженный. Он не любил черный изюм, потому что он был похож на насекомых. Я взял этот золотой изюм и положил в рот. Это был настоящий опыт. Вкус был как у золотого изюма, но яркость вкуса была усилена в тысячи раз. В тот день я полюбил золотой изюм и до сих пор его ем. Я начал понимать о чем говорят преданные. Это было что-то необыкновенное. Эта личность очень сильно отличалось от всех, кого мы встречали до этого, и после этого.

Прахладананда Свами

В другой раз я спросил Прабхупаду:

— Шрила Прабхупада, нужно ли мне контролировать желание есть прасад?

Прабхупада сказал:

— Нет, можешь есть сколько хочешь. Но не наполняй до сюда. (И он показал на шею).

Он засмеялся и все тоже засмеялись. Простые вопросы. Ничего глубокого.

Я думал, что я хатха-йог. И я спросил Шрилу Прабхупаду:

— Свамиджи, если Кришна хочет, чтобы я что-то делал, или если Он не хочет, чтобы я что-то делал, как мне узнать что Он хочет от меня?

Прабхупада, посмеиваясь, сказал:

— Ты никогда не будешь знать что тебе делать. Ты будешь делать все неправильно.

Все засмеялись. Затем Прабхупада, видя что все смеются, посмотрел на меня очень очень сострадательно, чтобы я не почувствовал себя оскорбленным. Я всегда замечал, что Прабхупада очень очень чувствительный ко всем, с кем он имел дело.

Сурешвара даса

На следующий день была Вьяса-пуджа. И Шрила Прабхупада сделал обращение, которое было опубликовано в разных местах. Это его известное обращение на Вьяса-пуджу в Новом Вриндаване в 1972 году. Шрила Прабхупада очень глубоко начал говорить о значении Вьяса-пуджи, и о том, что духовный учитель считает себя очень смиренным слугой предыдущих ачарьев и Кришны. Он не считает себя Всемогущим Богом, о чем можно было бы подумать, видя всё это поклонение, которое ему оказывали на Вьяса-асане. Там было много гостей — журналисты, ученые, разные люди. Он начал говорить о том, что считает себя собакой Бога. «Я собака Бога». Он сказал:

— Это подобно тому, как если вы хотите удовлетворить очень большого человека в этом мире. С ним будет даже встретиться трудно, что уж говорить о том, чтобы удовлетворить его. Но если вы просто дадите его собаке пастилку за 2 цента, тогда он сразу будет удовлетворен. Итак, я собака Бога. Очень трудно удовлетворить Кришну, но меня удовлетворить очень легко. Просто воспевайте Харе Кришна.

— Джая Шрила Прабхупада!

У нас состоялся большой шумный киртан. Но перед киртаном Шриле Прабхупаде задали вопросы. Прабхупада в своей лекции говорил о том, насколько сильна Майа. И как только пришло время вопросов сразу же длинноволосый парень сзади спросил:

— Если целью жизни является познание Бога, Кришну, почему тогда Майа так сильна?

Он намекал на то, что в творении Кришны был какой-то дефект.

Мгновенно и даже не моргнув Прабхупада сказал:

— Твое стремление не достаточно сильно!

Прабхупада сказал это так мощно, что всех нас просто сдуло. Не только этот парень, который задал вопрос, но все мы были ошарашены этим скоростным ответом на вопрос. В этом было столько могущества и глубины:

— Твое стремление не достаточно сильно!

Он отвечал не только этому парню, но и всем.

Дайананда даса

Однажды я отвозил Прабхупаду в парк в Лос-Анджелесе. Шел дождь. Я очень беспокоился о том, чтобы на голову Прабхупады не упала ни одна капелька. Я взял зонтик и пытался нести его над Прабхупадой. Прабхупада сказал:

— Это не нужно. Мне нравится дождь.

По-моему была зима. Он сказал, что когда идет дождь, то становится немного теплее.

— В Калькутте идут дожди и это напоминает мне о Калькутте.

По-моему он несколько раз такое говорил. Лос-Анджелес тоже напоминал ему о Калькутте.

Балаванта даса

Мы первый раз поехали в аэропорт в Бостоне и моя жена дала ему гирлянду. Это интересно, потому что говорится, что женщинам не разрешается подносить гирлянду Прабхупаде на Гуру-пудже. Но она дала ему гирлянду. Она даже не была инициирована. В тот раз как раз она получила инициацию. Итак, она дала ему гирлянду. Он улыбнулся и сложил руки. Они отправились в Нью-Йорк. И мы тоже поехали в Нью-Йорк, чтобы увидеться с ним. Тогда я был президентом храма. Я стал президентом храма даже до инициации. Такие преимущества были у преданных, когда сознание Кришны зарождалось. В Атланте был маленький храм, и в тот момент открылся храм в Таллахасси. Текущего президента послали в Таллахасси, а меня сделали президентом там. Президенты храмов имели преимущество писать Шриле Прабхупаде. Это было огромное преимущество. До этого все могли писать Шриле Прабхупаде. Но в какой-то момент ему стало приходить слишком много писем. Он попросил, чтобы президенты храмов писали от лица всех преданных. Так между президентами было соревнование. Также вы могли ехать в любое место, куда ехал Шрила Прабхупада в США. И вы могли приходить к нему в комнату. Мы пришли в комнату, я и несколько других президентов храмов. Он спросил:

— Где ваши жены?

Мы пришли без жен. Он сказал:

— Где ваши жены? Жена — это защита для мужа. Если муж едет путешествовать, жена тоже должна ехать.

Прахладананда Свами

Однажды я присутствовал при беседе с доктором Лао, которого пригласил Рупануга. Он был индусом, но майавади. Он попросил преданных открыть там центр, и преданные открыли центр, но доктор Лао не особо был предан. Я видел как очень очень просто Прабхупада проповедовал ему. Он говорил:

— Чтобы узнать кто ваш отец, кого вы спросите? Вам надо обратиться к своей матери. От кого вы можете узнать кто ваш отец? От матери.

Доктор Лао не принимал это. Прабхупада повторил ту же аналогию три раза. Если вы хотите узнать кто ваш отец, вам надо обратиться к матери, к Ведам. И пока доктор Лао не принял эту простую аналогию, Прабхупада не двигался дальше. Он остановился на этом месте. Доктор Лао сказал:

— Свамиджи, я написал одну статью для вашего журнала «Обратно к Богу», но её не опубликовали.

Прабхупада взял свой маленький колокольчик и позвонил в него. Прадьюмна вошел и сказал:

— Да?

Прабхупада сказал:

— Доктор Лао написал статью для нашего журнала «Обратно к Богу», а она не была опубликована. Она должна быть опубликована.

Я подумал: «Она должна быть опубликована? Что там за статья?»

Прабхупада сказал:

— Очень важно писать для журнала «Обратно к Богу». Я хочу, чтобы все мои ученики писали для журнала «Обратно к Богу».

Я понял насколько важно писать для журнала «Обратно к Богу», и я понял, что эта статья никогда не будет опубликована. Но Прабхупада был очень очень добр к доктору Лао.

Балаванта даса

Шрила Прабхупада прочитал хорошую лекцию. И потом он начал подшучивать с индусами. Он выбрал Маханти. Очень сердечно и очень дружелюбно и очень любовно он беседовал с этим человеком. Маханти был достаточно молод, чтобы быть его сыном. Ему было тогда около 40 лет. Доктор Маханти.

— Из какой части Индии вы?

— Из Ориссы.

Но Маханти был немного горд, потому что он был ученым человеком. Он был кандидатом наук в биологии.

Прабхупада сказал:

— Итак, откуда вы?

— Из Ориссы.

— Зачем вы приехали в США, в Америку?

— Я биолог, — вы будете гордиться мной, я ваш соотечественник, и я достиг успеха в материальном плане, у меня есть степень в биологии, я важный человек, я профессор, так что вы должны гордиться мной.

Прабхупада сказал:

— О, бедные лягушки.

Комната просто взорвалась от смеха. Маханти был достаточно хорошим человеком, и если бы это его обидело, Шрила Прабхупада не делал бы так.

Маханти запротестовал и сказал:

— Нет, нет. Это для науки, это для науки.

Прабхупада посмеялся и сказал:

— Да? Мы возьмем ваше тело для науки.

И тотчас же Маханти сказал:

— Да, да. Я готов.

Прабхупада сказал:

— Нет, нет. Эти исследования в науке не очень важны. Лучше изучать Веды, Шримад Бхагаватам.

Дайананда даса

На прогулке в Далласе с Сатсварупой Махараджем и другими Прабхупаде сказали, что за рекой живет Хант, Эйч Эл Хант, один из богатейших людей в Соединенных Штатах.

Прабхупада спросил:

— Если вы его увидите, что вы ему скажите?

Кто-то сказал:

— Мы скажем ему, что у нас здесь есть школа, и мы выпускаем первоклассных граждан.

Прабхупада много об этом говорил. Это было в контексте того, о чем тогда говорил Прабхупада.

И тогда Прабхупада сказал:

— Нет, скажите ему, что он вор.

Вместе с другими преданными я слышал эту историю о том, как мы должны прийти и сказать этому человеку, что он вор, что он ворует у Кришны. Я помнил эту историю. В начале 1976 года я служил в течение месяца Прабхупаде в качестве его секретаря в Майапуре. Мы гуляли по крыше здания в Майапуре. Джаяпатака привел одного пожизненного члена. Он представил его Прабхупаде и сказал:

— Это г-н Такой-то Такой-то.

Этот человек вел себя очень уважительно. Он был предпринимателем из Калькутты. Прабхупада спросил:

— Какой у вас бизнес?

Тот ответил:

— Я произвожу стекло. У меня стекольный завод.

Прабхупада сказал:

— Очень хорошо. А в чем заключается производственный процесс? Как вы производите стекло?

Он ответил:

— Стекло делается из силикона, который мы добываем из песка.

Прабхупада сказал:

— А кому принадлежит песок?

Этот человек был благочестивым. Он сказал:

— О, Свамиджи, песок принадлежит Бхагавану, Богу.

Прабхупада сказал:

— То есть вы воруете у Бхагавана?

Всем понравилось как Прабхупада поставил этого человека на место. Преданные смеялись, и этот человек тоже смеялся. Затем тема немного изменилась. Затем через несколько минут он снова приблизился к Прабхупаде и сказал:

— Прабхупада, я жертвую.

Прабхупада сказал:

— Тогда вы маленький вор.

Он его не спускал с крючка. Мне нравится вспоминать эти два примера. Прабхупада давал наставления и показывал все на практике. Мы можем подумать: «Как мы назовем этого большого человека вором?» Это может быть неэффективно. Человек просто закроет перед нами дверь. Но здесь Прабхупада сделал это так искусно. И он даже смеялся после того, как Прабхупада сказал так. И даже после этого человек хотел как-то выскользнуть с крючка, но Прабхупада сказал: «Нет, не отпущу».

Сурешвара даса

Во время вопросов-ответов был один парень из Ямайки. Он был пожизненным членом и предпринимателем на Ямайке. Прабхупада большую часть лекции разносил в клочья материалистическую цивилизацию, современную промышленную цивилизацию. И этот человек был промышленником. Он поднял руку:

— Прабхупада, а как насчет колес промышленности?

Без промедления Прабхупада сказал:

— Остановите эти колеса.

В другом контексте Прабхупада вдохновлял нас использовать технологии в служении Кришне, но в данном случае Шрила Прабхупада отчитал его:

— Остановите эти колеса.

Он знал, что этот человек сможет услышать его ответ правильным образом. Потому что Прабхупада также умел использовать эти колеса, поворачивая их в духовном направлении, как йукта-вайрагйа.

Балаванта даса

Он читал лекцию на воскресном пире в Атланте, прямо в центре библейского пояса. Там было так много христиан. И он прочитал лекцию о христианстве. Было много гостей. Один человек позже стал преданным, но тогда его звали Питер. Теперь он Парампара дас. Он был одним из ищущих людей, которые изучали много разных направлений. Также там был один человек, который интересовался сикхами. Прабхупада говорил о христианстве. Он понимал, что обращается к христианам, и говорил им, что Христос — это наш гуру. Он говорил очень приятно. И этот человек сзади сказал:

— А что происходит с последователями Гуру Нанака?

Прабхупада сказал:

— Последователи Гуру Нанака по-настоящему удачливы.

Затем другой человек, Парампара дас, сказал:

— Прабхупада?

— Да?

— Кто такой Майер Баба?

— Я не знаю. Так много самозванных Бабов. Просто узнайте о Кришне, этого будет достаточно.

Это было удивительно. Мы проповедовали этому человеку, и он был очень упрямый. Но в тот момент он предался и стал преданным Прабхупады. Очень хорошо.

Прахладананда Свами

Однажды Прабхупада приехал в университет в Буффало. Он прочитал лекцию. Сначала он вошел и сел. Это была одна из аудиторий в университете. Там было очень много студентов. Он спросил Рупанугу:

— Какой стих мне прочитать?

Шрила Прабхупада просто открыл книгу на стихе «шри бхагаван увача имам вивасвате йогам проктавам ахам авйайам вивасван манаве праха манур икшвакаве ‘бравит». Он начал читать лекцию по этому стиху. А после лекции он спросил есть ли вопросы. Один молодой человек встал и сказал:

— Свамиджи, скажите нам честно, вы по-настоящему счастливы?

Прабхупада стал очень очень серьезным. Он посмотрел на этого парня и сказал:

— Итак, если я скажу, вы поверите мне?

Тот сказал:

— Ну нет, Свамиджи, давайте, скажите нам, вы по-настоящему счастливы?

Шрила Прабхупада посмотрел в глаза ему еще более серьезно и сказал:

— Если я скажу вам, вы поверите?

— Ну давайте же, Свамиджи, просто скажите нам, вы по-настоящему счастливы?

Прабхупада показал свою прекрасную улыбку и сказал:

— Да, я очень счастлив.

И все воскликнули: «Джая Прабхупада!»

Тогда большая улыбка на лице этого парня превратилась в недовольную гримасу и он сел. Все преданные воскликнули: «Джая Прабхупада!»

Прабхупада мог просто своей улыбкой победить человека.

Сурешвара даса

Я вошел в храмовую комнату в тот момент, когда Шрила Прабхупада был готов отвечать на вопросы после своей речи по прибытии. Я как раз зашел когда один преданный, младший брат матери Джахнавы, которого звали Джей, задал вопрос. Общаясь с преданными, он одновременно связался с какими-то ревностными христианами. Он с вызовом задал вопрос:

— Что там за любовь к Богу, которую вы испытываете?

Он очень дерзко говорил. Прабхупада, отвечая на вопросы, всегда ловил намерение вопрошающего. Он не обращал внимания на значение вопроса, а отвечал на настроение задающего вопрос. Шрила Прабхупада сказал:

— В чем заключается моя любовь к Богу? В том, что я ничего не боюсь.

Так он выбрал ответ, потому что тот человек бросал ему вызов.

Балаванта даса

Пришел молодой человек, который был одним из главных людей Махариши Махеш Йоги. Он пришел к Шриле Прабхупаде и сказал, что Махариши послал его к Прабхупаде. Он сказал Махариши, что хочет еще возвыситься. Махариши ответил ему, что если он хочет идти дальше, то должен идти к Свами Прабхупаде. Так он пришел. Все преданные подумал: «Удивительно! Это прорыв! Это большое дело.» Так этот молодой человек представился Прабхупаде. Он сказал:

— Да, Махариши признает вашу подлинность. Большинство людей не могут следовать вашему пути. И для того, чтобы подвести людей к вашему пути Махариши помогает им сделать первый шаг. И потом они могут приходить к вам.

Так он делал целую презентацию. Прабхупада просто слушал, сидя за своим столиком. Он выглядел незаинтересованным. Он просто слушал. А все ожидали что он будет делать. Конечно, будучи в страсти, мы думали: «Это хорошая возможность для нас, всё это звучит очень хорошо. Мы сможем сделать всех этих людей преданными.» Прабхупада слушал с закрытыми глазами, пока этот молодой человек в течение какого-то времени говорил. Затем Прабхупада открыл глаза и сказал:

— Он обманщик. Всё это липа. Просто повторяйте Харе Кришна. Больше ничего не нужно.

Прахладананда Свами

У нас была программа в университете в Буффало. Был университет в Буффало, а также Государственный университет Буффало. Мы поехали туда. Брахмананда прабху был тоже там. В аудитории был один священник, который сказал, что он практиковал безмолвную медитацию. Прабхупада сказал, что безмолвная медитация не подходит для этого века.

Перед лекцией Прабхупада представил Брахмананду. Он сказал:

— Это Брахмананда дас. Он один из старших членов нашего движения, один из моих самых продвинутых учеников.

Это явилось для меня примером того, как прославлять преданных. В то время старшим преданным был того, кто находился в движении два года, или один год, или три года. Но я видел как Прабхупада прославлял своих учеников на глазах всей слушателей и на глазах всех преданных. Меня это очень поразило.

Обратно Шрила Прабхупада ехал на одной машине сзади, а я ехал на другой спереди, и каждый раз, когда наша машина ровнялась с ними и я видел Шрилу Прабхупаду, я приносил свои поклоны. Не знаю сколько сотен раз я принес свои поклоны Шриле Прабхупаде на обратном пути. Но когда я встретил Брахмананду прабху, он сказал:

— Да, Прабхупада видел как ты приносишь поклоны, и посмеивался. Он счел это изумительным.

Дайананда даса

Тамал возглавлял путешествующую группу санкиртаны. Он был более эффективным лидером и администратором, чем я. А я был президентом маленького храма в Лос-Анджелесе. И теперь все это превращалось в гораздо большую организацию, включающую всех этих брахмачари из Сан-Франциско и нескольких брахмачаринь и так далее. Кроме того я весь день работал. Тамал пошел к Прабхупаде, чтобы прояснить свое положение и положение Дайананды, президента храма. Возможно он сказал что-то Тамалу лично, о чем я не знаю. Но лично мне и всем преданным было сказано, что Дайананда — это президент храма, и я должен оставаться президентом храма. Не было никаких недоумений в наших отношениях с Тамалом. Тогда я был президентом храма, но Тамал стал секретарем. Возник вопрос, каковы обязанности секретаря. Прабхупада сказал:

— Секретарь — это тот, кто общается с духовным учителем.

То есть это был прототип секретаря Джи-Би-Си. Он предложил нам провести выборы. Прабхупада выдвинул нескольких людей на различные должности. Он выдвинул меня президентом храма, Тамала — секретарем, а Джаянанду — вице-президентом. Шилавати была пуджари, но не уверен, что это была назначенная должность. Затем он предложил сделать Вирабхадру управляющим храмом. В основном преданные проголосовали за всех, кого выдвинул Прабхупада. Но по-моему мы не хотели, чтобы Вирабхадра был управляющим храмом. Ему было около 12 лет. Вирабхадра и Гириш находились под опекой Вишнуджаны. И мы выдвинули Вишнуджану в качестве управляющего храмом. Так он стал управляющим. А Мадхудвиша был казначеем. На сколько я помню Прабхупада предложил Мадхудвишу в качестве казначея. Мы выбрали его. Джаянанда был вице-президентом, я был президентом, Тамал был секретарем. Теперь нам надо было определить роль секретаря. Секретарь — это тот, кто непосредственно общается с духовным учителем. Тогда я еще не до конца понимал, но позже осознал, что Прабхупада был необычайно опытен в управлении всей картиной. Такие у нас случились преобразования. Я продолжал оставаться президентом. Позже Тамал покинул центр, уехал в Англию и также проповедовать по всему миру. Но я оставался президентом храма, и с этим не было никаких беспокойств. Я много думал позже об этом. Часто бывает так, что президент храма не очень эффективен, и тогда приходил кто-то новый, более эффективный. Старого прогоняют, а нового ставят. Но Прабхупада так умело всё разрешил. Он просто создал новые должности, и оставил старого президента, и так достиг согласованности.

Балаванта даса

Мы предлагали резолюции, а Шрила Прабхупада утверждал их. Иногда он даже приходил на наши встречи. Бывало, что он ругал нас:

— Почему вы так долго всё решаете на своих собраниях? Завершайте всё за два дня, может быть три. А вы обсуждаете неделями. Итак, разбирайтесь со всеми этими делами за 2-3 дня, и в оставшееся время вы должны обсуждать как мы станем сознающими Кришну и будем давать сознание Кришны другим. И всё.

Он приходил и садился. Он говорил:

— Для начала вы должны выдвинуть предложение. Потом оно должно стать резолюцией. А не просто обсуждением.

Однажды был случай. Мы расселись на веранде вокруг него прямоугольником. Он сидел на другом конце на своей асане в лучах солнца. Это было в Майапуре, и его сердце очевидно было погружено в Чайтанья-лилу, отчего он испытывал различные экстазы. А его молодые ученики тем временем проводили собрание Джи-Би-Си. Кто-то вынес предложение. Это предложение обсудили с разных сторон. Каждый высказал свое мнение. Пришло время голосовать. Это было голосование «за/против». Сначала голосовали за принятие резолюции. «Кто согласен, поднимите руку». Какой-то первый человек поднял руку, потом другой. Затем стало очевидно какой вариант наберет больше голосов. И в этом голосовании большинство проголосовало за принятие резолюции. Когда это стало ясно, Прабхупада поднял руку. Он сказал: «Да, я тоже за». Сначала он хотел узнать чего хочет большинство, и тогда он тоже проголосовал. Тут он конечно посмеялся, это было весело. Но иногда он к резолюциям относился гораздо более серьезно. На первом собрании Джи-Би-Си, на котором я побывал, кроме всего прочего была представлена резолюция о том, что женщина, у которой нет мужа, не может жить в храме, если у неё есть дети. Женщина с детьми и без мужа не может жить в храме. Объяснением этому было то, что для храма это влекло большие убытки. Потому что если у неё есть ребенок, то она не может выходить на санкиртану, и храму придется выделять деньги на этого ребенка и так далее. Вместо этого ответственность должен взять на себя муж, отец ребенка. Это было не практично. И для них нет места. Как вы можете поселить женщину с ребенком в брахмачарини ашрам? Это разрушительно. И у нас нет возможности иметь отдельное помещение для каждой женщины с ребенком. Это просто не практично. Мы должны провести какую-то границу. И мы не можем позволить женщине с ребенком, не имеющей мужа, жить в храме. Я уже рассказывал. Обычно Шрила Прабхупада приходил на эти встречи совсем ненадолго, а потом уходил к себе в комнату. Когда резолюции были поправлены, их зачитывали Шриле Прабхупаде для утверждения. Обычно он утверждал резолюции. Они зачитывались одна за другой, и он просто одобрительно кивал головой. Итак, они подобрались к этой резолюции и зачитали её. Женщина без мужа не может жить в храме. После того, как эту резолюцию зачитали, наступила тишина. И можно было почувствовать, что она была хуже других. Нечего было сказать, и был еще этот момент молчания. В конце концов Сатсварупа Махараджа сказал:

— Шрила Прабхупада, нам надо здесь что-то изменить?

Прабхупада сказал:

— Хмм… — не открывая глаз, он сказал, — что касается меня, то моё единственное желание — это чтобы они стали сознающими Кришну. Не важно кто они — женщины, дети, без детей, с детьми, единственное, что я хочу — это дать им возможность быть в сознании Кришны.

Он так и не открыл глаз. Но вы могли почувствовать эмоцию, сострадание, океан сострадания. И с другой стороны мы, глупые управляющие администраторы.

Сатсварупа тогда сказал:

— Может нам снять её?

Прабхупада покачал головой:

— Ммм…

Так эта худшая за день резолюция была отменена. Мы вернулись, и начали снова. Мы поменяли её. Он на самом деле не сказал нам, что мы должны сделать это. Но по его реакции было очевидно, что мы были на ложном пути.

Сурешвара даса

Я помню свое первое впечатление от инсталляции. Шрила Прабхупада сидел на Вьяса-асане. Также там по-моему были инициации до открывающей арати. Я сидел с левой стороны от Вьяса-асаны Шрилы Прабхупады, слева от Его Божественной Милости. И я увидел как во время церемонии инициации он двигал своими губами. Мне хотелось услышать что он произносит. Поэтому я подкрался сзади от Вьяса-асаны и подставил свое ухо прямо за Прабхупадой. Он пел Брахма-самхиту своим глубоким мягким резонирующим тоном. Адвайтам ачьютам анадим ананта рупам… Это было так прекрасно. Затем я вернулся на свое место. И во время инициации внезапно Шрила Прабхупада что-то захотел. Он хотел от нас, чтобы мы что-то сделали для церемонии, но никто не мог понять что именно хотел Шрила Прабхупада. Шьямасундара не могу понять, Прадьюмна не мог понять. Шрила Прабхупада оглядывал всю комнату, чтобы увидеть есть ли кто-то, кто понимает чего он хочет. В конце концов его голова повернулась в моем направлении. Его глаза упали на меня. Это единственный раз, который я помню, когда Шрила Прабхупада смотрел прямо на меня, не считая инициации. Я сидел там с глупой улыбкой на лице: «Шрила Прабхупада смотрит на меня». А он показал мне своим взглядом: «Ты глупец». Ты и за миллионы лет не сможешь понять чего я хочу. Его взгляд говорил об этом, но в то же время это был очень сострадательный взгляд. Я был глупцом, но это нормально. Не то, чтобы нормально. Больше он говорил: «Все равно я люблю тебя». Я сидел там и думал: «Да, точно, Шрила Прабхупада. Я глупец. Вы любите меня, а я глупец». Я был в полном блаженстве просто от того, что Шрила Прабхупада посмотрел на меня, а я был глупцом. В конце концов кто-то понял чего он хотел. И церемония продолжилась.

Затем Шрила Прабхупада в какой-то момент встал с Вьяса-асаны и ушел, хотя церемония продолжалась. Пришло время открывающей арати для Радхи Калачанджи. И когда шторы открылись, там стоял Шрила Прабхупада. На площадке, вместе с Шри Шри Радхой Калачанджи. Алтарь был украшен очень аскетично, не так как сейчас на картинках Калачанджи Дхамы. Шрила Прабхупада делал ачаман, готовясь к проведению открывающей арати. Я подумал: «Вот это да! Я никогда не видел как Шрила Прабхупада проводит арати!» Я наблюдал как Шрила Прабхупада делал это. То, как он проводил арати, произвело на меня очень глубокое впечатление. Это было очень осознанно и очень медитативно и глубоко наполнено Бхакти. Это не были какие-то быстрые круговые движения. Они были очень неторопливыми и медитативными. Затем, когда Шрила Прабхупада сделал подношение воды Божествам, он повернулся к нам. Обычно мы всегда разбрызгивали воду на всех. Пуджари переливал её в стакан, а кто-то ходил и разбрызгивал её. Но Шрила Прабхупада не стал делать это. Он перелил воду из раковины себе в руку и стал разбрызгивать капли воды на нас, собравшихся там. Помню как я подпрыгивал в воздух, чтобы поймать эти капли воды, вспоминая первый стих Гуру-аштаки: «Духовный учитель получает благословения и из океана милости. Так же, как облако проливает воду на лесной пожар и тушит его, духовный учитель тушит пылающий огонь материального существования.» Это было совершенство данной шлоки — чувствовать как эти капли падают на нас из его лотосных рук, а мы пьем их. Это было очень удивительно.

Балаванта даса

Тамал Кришна Махараджа был там. Он подумал, что было бы неплохо провести специальную церемонию для Бхактисиддханты. Он сказал Прабхупаде:

— Прабхупада, преданные хотят чтобы вы провели арати Бхактисиддханте.

Он сказал:

— Да? Они хотят этого?

— Да, Шрила Прабхупада.

— Тогда я проведу.

Он пришел и провел арати Бхактисиддханте. Это было восхитительное зрелище. То, как он подносил параферналии, было поразительно. Я уверен, что вы видели это. Круговые движение, которые он делал, были как орбиты. Это было прекрасно. Каждое движение было совершенным образом согласовано. Но так как люди были вне себя от того, что они испытывали, никто не поставил стакан, в который переливают воду из раковины. Я стоял рядом с ним и держал поднос для арати, потому что это было моим служением как президента храма. Он сделал подношение воды и пришло время перелить часть её в сосуд. Он посмотрел на меня, а переливать некуда. Конечно, внимание всех было сосредоточено на Прабхупаде. Совершенно непонятно было что делать в этой ситуации. Я оглянулся, и там было просто море преданных. Я попытался жестами показать, чтобы принесли какой-то сосуд из кухни или пуджарской. Он стоял там и не собирался меня спускать с крючка так просто. Он мог бы просто продолжить, делая следующее подношение. Но он этого не делал, а просто стоял. Кризисная ситуация. Затем стало очевидно, что я не способен разрешить эту проблему каким-то простым и быстрым способом. У нас стояла Туласи рядом с Вьяса-асаной. Тогда он одним движением кисти махнул раковиной, и вода просто перелетела из раковины в горшок с Туласи. Несмотря на то, что шел киртан, он остановился на мгновение и все воскликнули: «Харибол! Харибол!» Это разум.

Прахладананда Свами

Помню как однажды мой ум блуждал. Я тогда был погружен в йогу и медитацию. Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— Наш процесс — это Бхакти. Не медитация.

Это был хороший шок. Я был поражен тем, насколько Прабхупада был чувствительным.

Однажды Прабхупада давал лекцию в университете. Он сказал:

— Брахмананда сказал нам, что молодые юноши и девушки снимают свои одежды и ведут себя как свиньи.

Когда я услышал это, меня это немного встревожило. Затем я увидел, что Прабхупада заметил, что некоторых преданных обеспокоило то, что он сказал. И он тотчас же сменил тему на какую-то другую. Прабхупада был очень чутким, когда говорил с людьми, и всегда обращал внимание на их реакцию.

Дайананда даса

Прабхупада общался с индийской женщиной в Иране. Мне кажется её звали миссис Патель. Она была богатой женщиной из Гуджарата. Она была вайшнави, очень удивительная женщина. И она, и её муж были очень приятными людьми. Они поддерживали нас, и давали денег на развитие движения в Иране. Она разговаривала с Прабхупадой в его комнате, и в какой-то момент зашел молодой человек. Иран был знаменитым транзитным местом для различных путешественников, хиппи, которые там зарабатывали деньги и ехали дальше. Это был молодой человек из Великобритании или Америки. Он был кем-то вроде хиппи. Он зашел и сидел там какое-то время пока Прабхупада разговаривал с этой аристократической индийской женщиной, богатой вайшнави. Этот парень сказал:

— Свамиджи, а что если я просто буду творить добро по отношению к другим людям? Можем ли мы просто делать что-то хорошее для других?

Прабхупада посмотрел на него и сказал:

— А что ты хорошего можешь сделать? Ты даже не можешь позаботиться о себе.

Это был 1976 год, и к этому времени движение разрослось очень сильно. Прабхупада мог просто говорить всё как есть таким выскочкам, которые думали что они могут сделать что-то хорошее для других. Лично я вынес для себя из этой ситуации то, что вначале Прабхупаде приходилось культивировать молодых безответственных хиппи. Он был добр к ним и вдохновлял их. Но что хорошего они могли сделать для мира и даже для самих себя, кроме как принять сознание Кришны?

Прахладананда Свами

В конце лекции, когда Шрила Прабхупада уходил, одна девушка подошла к нему и спросила:

— В чем разница между ТМ и сознанием Кришны?

Шрила Прабхупада сказал:

— Сознание Кришны означает, что мы повторяем Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе.

Это то, что он сказал. И я понял, что проповедь не обязательно означает, что человек должен погружаться в анализ личности, которой проповедуешь, или нападать на кого-то. Но можно проповедовать очень просто и эффективно одновременно.

Балаванта даса

Однажды мы были с ним в комнате и обсуждали партию «На Бога уповаем», и кто-то сказал:

— Прабхупада, если мы попадем в правительство, мы покончим со всеми этими бессмысленными религиями.

Прабхупада сказал:

— Да? Зачем? Нам не надо ругаться с этими религиями. Мы просто хотим, чтобы они по-настоящему практиковали свои религии. Вот чего мы хотим.

Дайананда даса

Мы были в саду Прабхупады. Мне кажется тогда Нанда Кумар был его слугой. Также там были другие. Мы закончили, и Прабхупада хотел пойти внутрь. Мы прошли за храмом в комнату Прабхупады. Главная комната находилась снизу от покоев Прабхупады. Не знаю что сейчас там, может быть пуджарская комната. В этой комнате были шкафы, и из одного из шкафов торчало изображение из книги «Кришна», потому что оно не влезало в шкаф. И еще несколько изображений стояли на полу, прислоненные к стене. Прабхупада заметил это и сказал:

— Это же изображения для книги «Кришна». Почему они так тут сложены? Они могут быть повреждены. Что они здесь делают?

Нанда Кумар, или тот, кто был слугой, сказал:

— Я не знаю, Прабхупада, это не моя ответственность.

И это было слегка опрометчиво. Открытый удар. Лучше такого было не говорить. Прабхупада просто выстрелил в ответ:

— Это тоже твоя ответственность!

Я всегда помню этот случай, потому что он очень ясно говорит о том, что мы должны брать ответственность за различные вещи, и он ожидал от своих учеников, что они будут брать ответственность за вещи, которые они замечают в его движении.

Сурешвара даса

Один раз во время лекции Шрила Прабхупада сказал нам откровенно, что мы все пришли к нему и к Кришне благодаря прасаду. Он прямо сказал нам, что мы все прасадам-бхакты. Во время того, как Прабхупада говорил это, его омахивал Абхирам прабху, президент храма. Абхирам очень сдержанный человек. Он не открывает свои мысли всем и каждому. Он очень хладнокровный. Но когда Прабхупада сказал, что все мы преданные прасада, он посмотрел на Абхирама и спросил:

— Ты тоже, Абхирам?

Абхирам сразу застеснялся, и совершенно не в своем стиле он сказал:

— Да, Шрила Прабхупада, я тоже.

И когда он сказал «я тоже», Шрила Прабхупада сказал: «Джай». Когда он сказал «Джай», его голова начала поворачиваться обратно, а улыбка на лице становиться всё больше и больше, пока не стала до ушей. Он провел взглядом вокруг нас, и мы ответили «Джай». Было весело.

Прахладананда Свами

Однажды Сатсварупа Махарадж перечислял различных преданных, которые жили в храме, и спрашивал чем они должны заниматься. Прабхупада сказал:

— Преданный? Преданный значит человек первого класса. Если он преданный, то он человек первого класса.

Другими словами, вместо того, чтобы анализировать разных личностей, Прабхупада просто говорил:

— Если они преданные — они первого класса.

Балаванта даса

Вскользь я написал Прабхупаде: «Может мне балатироваться в мэры, как Амарендра это сделал?» Мы обычно обо всем писали Шриле Прабхупаде. Я просто упомянул об этом в одной строчке, но получил от него целое письмо. Все письмо было направлено на то, чтобы вдохновить меня сделать это. На всё остальное, о чем я писал, он тоже ответил, но не так развернуто. Он говорил о том, что мы должны показывать идеальный пример во всех областях жизни. Почему бы не в политике? Если мое предложение можно было бы сравнить с единицей, то его ответ был сотней. Я конечно был немного озадачем, потому что Шрила Прабхупада хотел, чтобы я сделал это. Мы попереписывались немного, и он рассказывал мне что я должен говорить. Я баллотировался, и это был удивительный опыт. Также, как Амарендра, мы смогли публично поспорить с этими ребятами. Он просил меня концентрироваться на духовной части вопросов, и не вникать глубоко в детали обсуждаемых на выборах тем. Мы могли дать им сознание Кришны, что мы и делали. Все это было больше похоже на лекцию по Бхагаватам.

Он сказал: «Они пришли сюда, думая, что смогут решить все проблемы. Это место подобно тюрьме или больнице. А эти люди подобны сыновьям очень богатого человека, который к несчастью пришел в эту тюрьму. И как-то им пришла в голову идея, что они смогут решить все свои проблемы, находясь в тюрьме. Но они никогда не найдут счастья в тюрьме. Они забыли, что являются сыновьями очень богатого человека. Об этом надо всегда помнить. Это суть цели человеческой жизни. Ты должен говорить так.»

В основном мы так и делали. Мы конечно набрали не очень много голосов. После выборов я написал ему о том, что мы не набрали голосов. Он ответил: «Совсем не важно то, что вы не набрали голосов. Зато я видел, что ты не шел на компромисс с нашей философией. Мой духовный учитель также никогда не шел на компромисс. Ты не шел на компромисс, и Кришна заметит усилия, которые ты совершал, чтобы сделать их сознающими Кришну. И я горжусь тобой. Так что продолжай таким же образом. Для преданного никогда нет поражения.»

Я был немного расстроен тем, что мы не получили хорошего отклика от общественности, но он вдохновлял нас.

Дайананда даса

Годами Прабхупада относился ко мне как в домохозяину. Мы присоединились как парень и девушка, и мы поженились в самом начале. Поэтому он относился ко мне как к домохозяину. А это, я думаю, отличается от брахмачари и санньяси. Несомненно, я был его учеником, но он обращался со мной не так строго, более снисходительно, чем с брахмачари и санньяси. Затем в 1976 году я приехал в Майапур чтобы выучить санскрит. К тому времени я уже немного изучал его. Я преподавал в гурукуле и также хотел немного повысить квалификацию. Я изучал комментарии Баладевы Видьябхушаны на Гиту и сотрудничал с другим индийским преданным. Я думал это авторитетно. Прабхупада сам основывал свои комментарии на его комментариях и других вещах. Прабхупада спросил меня чем я занимаюсь. Я рассказал ему на утренней прогулке чем занимался — читал комментарии Баладевы и изучал грамматику Гиты. Прабхупада сказал: «Хорошо, поговорим об этом позже». Может ему нужно было время, чтобы подумать над этим. Вечером я пришел к нему и сел. Это был даршан, который начинался в 4 часа. Также в комнате было еще несколько человек. Прабхупада с кем-то общался. Затем беседа закончилась. Он посмотрел на меня и закричал:

— Почему ты перепрыгиваешь через голову духовного учителя?

Он говорил со мной очень строго. В то время появилась эта тенденция среди преданных заниматься санскритом. Нас было несколько, 4, 5 или 6 человек. Один преданный изучал труды Госвами и какие-то лилы. Я изучал то, о чем рассказал. Другие тоже что-то изучали. Так что у нас появилась склонность к отклонению. Прабхупада почувствовал это, и не был доволен. Вот и вся история. Но в тот момент я почувствовал перемену в наших отношениях. Прабхупада фактически опустил меня на землю и сказал: «Смотри, это отклонение». После этого на месяц я стал секретарем Прабхупады и в этот период он обращался со мной очень строго. Несколько раз я совершал какие-то ошибки. На вещи, которые я считал незначительными, он заставил меня посмотреть более ответственно. Побывав в роли президента нескольких храмов я думал, что достиг определенного уровня ответственности. Но когда я стал секретарем, я наделал ошибок в вещах, которые считал незначительными. Но Прабхупада сделал мне настоящий выговор и обращался со мной очень строго. Это показывает его сострадание, его отношение, его умение обращаться с людьми в зависимости от их положения и обстоятельств. Прабхупада был невероятно гибок в том, как он обучал и обращался с другими.

Сурешвара даса

Шрила Прабхупада остановился там больше, чем на неделю. От недели до 10 дней. Это было в июне 1976 года. Это было время, когда он подчищал склонность к сахаджии, которая начала проявляться в некоторых преданных. Незадолго до этого как раз вышла Чайтанья Чаритамрита. Некоторые преданные сформировали клуб «Гопи Бхава». И Прабхупада очень строго отнесся к этому. Я не был ни на одном из этих собраний, потому что не относился к этому клубу. Но на одну встречу меня всё-таки пригласили. Я понимал, что здесь что-то не так, потому что они начали принижать Бхагавад-гиту. Они говорили: «Прабху, да там просто гуны материальной природы. Это для неофитов.» Так или иначе Прабхупада очень жестко отчитал этих преданных. Как раз то, что им и всем нам надо было услышать. Это была первая полноценная группа сахаджиев на западе. Этот сорняк вырос прямо вокруг нашей Бхакти-латы, и Прабхупада очень строго обошелся с нами. Меня лично там не было, поэтому не могу говорить от первого лица, но существует много известных цитат того периода.

Преданные спрашивали:

— Но Прабхупада, вы сказали, что всё есть в ваших книгах. Эта сокровенная лила тоже там.

Он сказал:

— Да, мои книги подобны аптеке. Но это не значит, что в аптеке вам подходит любое лекарство. Вы должны купить то, что вылечит именно вас. Сначала Курукшетра-лила, затем Раса-лила. Сначала заслужите, потом желайте. — Это был другой ответ, который Прабхупада дал на их вопрос, или даже вызов.

Шрила Прабхупада был так сладок, но вместе с тем так строг. «Тверд как молния, мягок как роза». Я работал над книгами, составляя предметный указатель. Я занимался 8 песней, а он был рядом, переводя и диктуя. Так как он был очень строг, у меня были смешанные чувства. Я думал: «Шрила Прабхупада остановился у нас уже на неделю! Это здорово! Интересно, когда он уедет?» Потому что он был таким тяжелым. Я даже не жил с ним, я не был его слугой, я просто жил по соседству. Он находился в своей квартире в Рукмини Дваракадиша Дхаме, и я думал: «Это слишком тяжело. Не знаю сколько я смогу еще так прожить по соседству с ним.» Он был так строг. Это явилось еще одним показателем того, что мне предстоит очень долгий путь до близких отношений со Шрилой Прабхупадой.

Прахладананда Свами

Однажды я написал ему письмо, задав некоторые вопросы. Он ответил письмом в целую страницу о проповеди. Я был немного удивлен этому. Единственный вопрос, который я тогда задал — это как бхава становится премой? Я был одним из тех преданных, которые считали себя более возвышенными, чем они были. У нас был «Нектар Преданности», «Бхакти-Расамрита-Синдху» Бон Махараджа. Шрила Прабхупада сказал Рупануге, что он может читать только комментарии, но не должен читать переводы. Все комментарии были написаны Шрилой Дживой Госвами или Вишванатхой Чакраварти Тхакуром. Хотя Рупануге не нравилось, что я читал эту книгу, но я оставался вечером и тайком читал её. Я думал, что это даст мне особые реализации. Я читал ту часть, где описывалась бхава, и я был уверен, что скоро уже достигну уровня бхавы. И был только вопрос времени, когда она перерастет в прему. Поэтому я спросил Шрилу Прабхупаду как бхава переходит в прему. Шрила Прабхупада ответил мне: «Я слышал, что все вы в Буффало выходите на улицы. Это хорошо. Вы все должны выходить и воспевать Харе Кришна везде в Буффало, и также распространять как можно больше Бхагавад-гит, и проповедовать учение Бхагавад-гиты.» Затем он сказал: «Юноши и девушки в вашей стране очень искренние души, поэтому они родились в такой хорошей стране. Здесь, в Сан-Франциско мы провели Ратха-ятру и 10000 ребят и девушек танцевали и воспевали в полном трансцендентном экстазе. Я слышал, что в Нью-Йорке за две недели они распространили три тысячи журналов «Обратно к Богу». И в Буффало вы тоже распространяете журнал «Обратно к Богу» очень успешно. Пожалуйста, продолжай действовать таким образом и успех в жизни тебе гарантирован. Когда Кришна видит, что ты серьезно трудишься для того, чтобы привести других его детей в духовное царство, Он будет посылать тебе Свои благословения. Кришна никогда не бывает неблагодарным за наши попытки. Будь уверен в этом. Что касается твоего вопроса о том, как бхава переходит в прему, нет необходимости беспокоиться о таких возвышенных вопросах в настоящее время. Скоро я издам свою книгу «Нектар Преданности» и в ней будет все объяснено. Что касается 50 долларов, которые ты послал мне, я не нашел их в письме. Ты не знаешь где они?»

Я тогда понял, что Прабхупада был очень деликатным. Вместо того, чтобы отвечать мне на мой вопрос, он дал мне настоящий ответ на вопрос, а не тот, который я ожидал. Если я по-настоящему хотел достигнуть этих продвинутых ступеней в сознании Кришны, методом для этого было выходить в распространять книги Прабхупады и воспевать Харе Кришна на улицах. И это постепенно даст мне ответы на мои вопросы.

Балаванта даса

Рупануга написал письмо Прабхупаде, прося разрешения пойти учиться в юридическую академию. Он также спросил разрешения за меня, хотя я не просил об этом Рупанугу. И также там был еще список людей, которые якобы хотят пойти учиться на юристов. Я должен был пойти, Рупануга должен был пойти, кто-то еще должен был пойти и так далее. Прабхупада ответил: «Да, ты можешь пойти, но не все сразу должны стать юристами. В случае с Балавантой, как я понимаю, он хочет использовать это для проповеди среди политиков. Это нормально. Но не все сразу должны стать юристами.» Затем он написал: «Я всегда хотел, чтобы в Джи-Би-Си был юрист». Это было основание для разрешения Рупануге. «Я всегда хотел, чтобы в Джи-Би-Си был юрист».

Дайананда даса

В 1969 году Гаргамуни запустил бизнес по продаже благовоний. Он убедил меня бросить работу и полностью заняться благовониями. Он побрил меня. Я зашел в маленькую комнату, о которой уже говорил. Прабхупада посмотрел на меня и сказал: «О, ты стал брахмачари». Он был удивлен увидеть меня бритым. Гораздо позже он говорил Джая Тиртхе, что в моем случае это была не очень хорошая идея уйти с работы. Лучше было бы оставаться в своей профессии, чем заниматься продажей благовоний. Позже на Ватсека я пришел увидеться с ним на утренней прогулке. Я был в дхоти, с выбритой головой. Я так ходил уже несколько месяцев. Он рассказал историю.

До текущего дня я так и не смог понять к чему она относилась. Это могло относиться либо к дхоти, либо к костюму. Он не сказал конкретно. Но он говорил о том, что нужно держаться своих убеждений. Он рассказал историю о том, как в британской Индии был офис, которым заправляли двое британских инспекторов. Там также работало много других служащих в офисе. Это скорее всего было в Калькутте. Эти два надзирателя объявили, что никто не должен ходить с тилакой в офисе. На следующий день никто не пришел с тилакой, кроме двух человек. Эти двое британских надзирателей собрали всех работников, вызвали этих двух человек, и поставив их перед всеми, сказали:

— Эти люди настоящие преданные, настоящие вайшнавы. А остальные просто имитаторы.

Прабхупада рассказал эту историю, и она относилась к тому, что я носил пиджак и брюки, или дхоти, или что-то еще. Это было утром, уже через несколько месяцев после того, как я перестал носить пиджак и брюки и ходить на работу. Он сказал: «Тебе надо держаться своих убеждений».

Прахладананда Свами

Прабхупада прибыл в аэропорт. Все выстроились, чтобы встретить Шрилу Прабхупаду, но это все было больше похоже на беспорядок. Преданные бежали через аэропорт, и они все воспевали и кричали. Прабхупада был расстроен этим. Ему не понравилось, что преданные вели себя непочтительно по отношению в другим людям в аэропорте. Он был очень очень серьезен. Ему это не понравилось. В любом случае, он вернулся и поселился в доме Кешава Бхарати. Тогда он был домохозяином и он отдал свой дом Шриле Прабхупаде. Прабхупада поднялся наверх. Мы провели абхишеку Шриле Прабхупаде. Я омахивал Шрилу Прабхупаду, и Прабхупада выразил очень большое сострадание. Он сказал:

— Эти люди очень несчастны. Мы просто хотим, чтобы они стали счастливы.

Эти слова и сострадание Прабхупады резюмировали мне всю миссию сознания Кришны — сделать этих несчастных людей счастливыми. Потом в конце Прабхупада сидел там, и Тамал Кришна Махарадж и Вишнуджана Махарадж рассказывали истории о том, как они проповедовали в Беркли студентам. Они сказали Шриле Прабхупаде:

— У нас была проблема с местными торговцами. Мы бесплатно кормили людей прасадом, а они позавидовали нам, и написали заявление начальнику полиции, говоря, что мы приносим беспокойства, раздавая так много пищи даже без лицензии. А мы собрали петицию от всех студентов и показали её. Много тысяч студентов подписали её, прося, чтобы продолжалась раздача бесплатной пищи. Мы показали её начальнику полиции и спросили: «Какое заявление более весомо — эти тысячи подписей или несколько подписей от торговцев?» И тогда начальник полиции понял, что эти несколько подписей не идут ни в какое сравнение с тысячами и тысячами подписей. Он сказал: «Всё хорошо».

Затем они сказали:

— Эти торговцы так разозлились, что напали на нас.

И Вишнуджана Махарадж и Тамал Кришна Махарадж взяли свои данды и стали защищать преданных.

Прабхупада на несколько минут глубоко задумался и сказал:

— Да! Где бы ни разворачивалось движение Чайтаньи Махапрабху, там будет победа!

Преданные воскликнули:

— Джая Шрила Прабхупада!

Вошел Джаянанда прабху. Он работал над колесницами для Ратха-ятры. Он заснул сзади. Преданные начали беспокоить его, и Прабхупада сказал:

— Перестаньте! Он трудится больше, чем все вы.

Когда мы уходили, преданные принесли огромную миску фруктов Шриле Прабхупаде. Я подумал: «О! У нас сейчас будет большой пир!» Шрила Прабхупада начал раздавать фрукты преданным. Он дал мне клубничку, посмотрел на меня и сказал:

— Не ешь на ночь слишком много.

Балаванта даса

Я не буду преувеличивать. Внимание всех было сосредоточено на Шриле Прабхупаде. Это был очень оживленный столичный аэропорт. Он шел с поднятой головой настолько величественно, что люди уступали ему дорогу. Очевидно, он был очень важной личностью. Это было похоже на то, как лев идет по джунглям, и все животные отходят в сторону. Люди уступали ему дорогу, и видно было, что он ведет себя совершенно спокойно в этих обстоятельствах. У него была тросточка. Мы пошли в ВИП-комнату, которую нам предоставили. Мы сделали Вьяса-асану. Это не было конечно Вьяса-асаной. Это была подушка на ножках, которые мы смастерили на скорую руку. Мы поместили эту асану прямо на стол. Нам было по 22 года. И мы до этого вели совершенно бесконтрольную жизнь. Все казалось нам в диковинку. Мы были молоды, среди нас не было ни одного взрослого человека. Мы посчитали, что асану надо поместить высоко, потому что все остальные должны были сидеть на стульях. Итак, мы поставили эту асану на стол. Мы были настолько неквалифицированы, что к нам можно было относиться только как как детям. Мы были молодежью, которая сама нуждалась в руководству. Он вообще нам в дедушки годился. И при этом он всё нам позволял. Конечно он не нам позволял, а позволял Кришне. Он был полностью в руках Кришны. Но мы были теми, кого Кришна так или иначе послал ему. Если мы говорили ему: «Идите сюда», он шел. Если говорили: «Идите туда», он шел. Итак, он зашел в комнату и мы подошли в столу, и остановились. Итак, перед нами стоит стол, а мы говорим ему:

— Это ваше сидение.

Он посмотрел на нас очень вопросительно, а мы говорим ему:

— Это крепкая конструкция, Шрила Прабхупада.

Это было, наверное, против здравого смысла. Конечно, я не могу понять о чем думает ачарья. Но мы поставили небольшую ступеньку, и он поднялся на этот стол и сел на асану. Он был очень милосердным по отношению к нам. Не желая задеть наши чувства, ему приходилось делать такие вещи. Джентльмен такого возраста не должен взбираться на стол и садиться на эту деревянную асану с подушкой. Но так как мы сделали её для него, и так как мы старались, хоть и незрело, он принял это. Обычный материалистический джентльмен сказал бы: «Это не очень правильно. Уберите это отсюда. Может быть у вас что-то есть более подходящее. Не волнуйтесь, я могу сесть на стул. Не будьте такими глупцами.» Но в нём не было и капли чего-то подобного. Это был любовный взаимообмен.

Дайананда даса

Это было в 1970 или начале 1971 года. Он решил вернуться в Индию. Помню как я сидел в саду Прабхупады в Лос-Анджелесе. Рупануга был там, Карандхара конечно же был там, может быть еще кто-то, может Бхагаван. Помню точно Рупанугу, Карандхару и себя. Прабхупада спрашивал нас стоит ли ему поехать в Индию. Он сказал: «Я думаю о том, чтобы поехать в Индию и взять туда с собой группу преданных». На самом деле он хотел взять с собой совсем немного преданных. Несколько преданных отправились с ним в Японию, и вернулись обратно. На все это мы потратили довольно много денег. Наш храм в Лос-Анджелесе буквально сократился вдвое. Мы с Карандхарой были потрясены. Это было все равно, что взять клетку и разделить её пополам. Мы поделились на две группы, и снова начали рости. Это был невероятный опыт. Мы дали Прабхупаде несколько тысяч долларов, и остались сами как-то справляться с ситуацией. Это был невероятный опыт роста. Тогда в саду мы все испытывали сильное напряжение и перемены. Это очень сильно затронуло меня. Прабхупада сказал что-то каждому из преданных. Я был всегда поражен видеть как Рупануга смело вел себя в присутствии Прабхупады, как он легко с ним общался. Я чувствовал всегда дистанцию с Прабхупадой. И я был потрясен тем, как Рупануга легко с ним разговаривал.

Прабхупада спросил Рупанугу:

— Стоил ли мне поехать в Индию?

Не помню кто точно, либо Рупануга, либо кто-то другой сказал, что это не очень хорошая идея. Он высказал свое мнение. Кто-то еще поддержал его, может быть это был Карандхара. Затем Прабхупада спросил меня:

— Дайананда, а как ты думаешь мне стоит поступить?

Я никогда не давал Прабхупаде советов по таким судьбоносным вопросам. Он мог спросить меня должны ли работать душевые. И я отвечал: «Да, я думаю мы сможем починить их». Но должен ли он поехать в Индию и взять с собой большую группу преданных — все это было выше моего понимания. Я просто дипломатично сказал:

— Прабхупада, я думаю вы должны поступать так, как хотите.

Прабхупада просто выстрелил в ответ:

— Мое желание — распространить это движение санкиртаны по всему миру.

Его слова вошли в мое сердце. Да, конечно, как я мог не понимать эту идею? Эти слова оказали очень сильное влияние на меня. Это было подходящее время и место, чтобы понять замысел Прабхупады. Это то, о чем я постоянно размышляю.

Прахладананда Свами

Одна из матаджи, жена Нанда Кумара сняла краску с Божеств, и хотела перекрасить их. Прабхупада спросил:

— Кто сказал тебе делать это?

Она ответила:

— Я посоветовалась с Барадраджем.

Он сказал:

— Барадрадж! Кто такой Барадрадж?

Она вся тряслась.

Он сказал:

— Кто такой Барадрадж? Я твой духовный учитель, и нахожусь рядом. Почему ты не спросила меня?

Содрогаясь и плача, она выбежала из комнаты. Возник вопрос будет ли вообще установление Радхи Калачанджи. Потом они нашли какую-то быстросохнущую краску, и разрисовали Божеств. Шрила Прабхупада провел церемонию установления. Я был поражен тем, как искусно Прабхупада управлял всеми. После того как Прабхупада лично установил Божеств, а затем провел ягью и первое арати, вся комната наполнилась духовной атмосферой. Шри Шри Радха Калачанджи и Шрила Прабхупада проливали на всех столько милости, что вся алтарная превратилась в Вайкунтху.

Дайананда даса

Преданные вместе с Вишнуджаной готовили кукольный спектакль. Они разыгрывали историю о Нараде Муни. Я её ещё читал в журнале. В этой истории Нарада Муни просит Кришну: «Покажи мне майу». И внезапно Нарада Муни оказывается в пустыне, потом женится, кого-то встречает, заводит семью, потом семью смывает наводнение. Он начинает звать: «О, Кришна! Где моя семья?» И вдруг он оказывается снова с Кришной. Кришна просто его просил принести стакан воды, а он пал в майу и завел семью, которую смыл потоп. Оказалось, что это не очень хорошая история. Прабхупаде она не понравилась. Он спросил:

— Откуда эта история?

Они разучивали роли на парковке рядом с комнатой Прабхупады. Прабхупада смотрел из окна на то, как они тренировались, и спрашивал:

— Что за историю они разучивают?

Кто-то ответил:

— Ну, знаете, Прабхупада, это история о том, как Нарада Муни пал в майу.

Прабхупада сказал:

— Нарада Муни не падает майу!

Он положил конец этому. Он всегда следил за тем, чтобы преданные делали только авторитетные вещи.

Балаванта даса

Мы ставили спектакль. Я не участвовал. Преданные готовили спектакль. Очень хороший спектакль. Ему он очень понравился. Он явно это показал. Это была Чайтанья-лила. Он рассказал, что когда был молодым, то также участвовал с спектакле о Господе Чайтанье. Они репетировали, и репетировали, и репетировали его многие годы. Когда они сыграли этот спектакль, все зрители плакали. Он рассказал, что не понимал почему они плачут. И он сказал, что спектакли должны быть такого уровня. Мы играли спектакль о Кази. О Господе Чайтанье и Кази. Ему он очень понравился. Он смеялся. Один из брахманов сказал:

— Если мы раздадим Святое имя простым людям, оно распространиться слишком широко.

Прабхупада смеялся и сказал:

— Оно уже распространилось! Оно уже распространилось! И этого уже остановить.

Так он принял участие в спектакле. Он вмешался в спектакль, и сделал утверждение.

У нас была разбитая мриданга. Это была глиняная мриданга, которую нельзя было восстановить. Мы её немного подремонтировали гипсом. И в какой-то момент в спектакле люди Кази пришли, чтобы остановить киртан. Один из них взял мридангу и швырнул её на землю. Глаза Прабхупада расширились. Это было великим оскорблением. Я сидел рядом с Вьяса-асаной и шепнул ему: «Она уже была разбита, она уже была разбита». Но не думаю, что это его успокоило. Он не разгневался. Но мы больше так не делали.

Дайананда даса

Мы играли спектакль. Он проходил не в храмовой комнате, а в комнате брахмачари. Это было после программы. Вишнуджана сделал кукол, и это был кукольный спектакль о Прахладе. Позади кукольного экрана стояла Шилавати, она играла мать Прахлады. Также там были Вишнуджана и может еще пара преданных. Каждый из них играл какой-то куклой. В определенный момент Хираньякашипу должен был накормить Прахлада отравленной пищей. Тарелку со сладостями поставили на кукольную сцену. Прахлад начал предлагать их духовному учителю. Тогда один из брахмачари сказал:
- Джай Гопал, поднеси сладости духовному учителю.

Он взял сладости и предложил их Прабхупаде. Тот взял их и сказал:

— О? Вы пытаетесь отравить меня?

Прабхупада пошутил и все посмеялись от души.

Балаванта даса

Мне довелось поговорить с ним немного о спектакле. Он сказал:

— Это очень хороший спектакль. Надо устраивать больше спектаклей такого уровня.

Я сказал:

— Преданные тяжело трудились, чтобы подготовить его, Шрила Прабхупада. Они провели много репетиций.

Он сказал:

— Да, всё, что вы делаете искренне для Кришны, будет успехом.

Сурешвара даса

Шрила Прабхупада приехал в Чикаго на Ратха-ятру. Он приехал ранним утром, около 6:00 или 6:30. Мы провели для него Гуру-пуджу. Это было очень экстатическое воспевание и танцы. Но был один преданный, на сколько помню это был Махабуддхи прабху, который танцевал что-то вроде твиста. Он танцевал буги. Не помню точно сказал ли Прабхупада лично ему что-то. Но он остановил киртан. Шрила Прабхупада остановил этот экстатичный киртан. Он показал на изображение Господа Чайтаньи с поднятыми руками и сказал:

— Танцуйте как Шри Чайтанья Махапрабху.

Он обращался ко всем, как бы они ни танцевали. Но он хотел, чтобы преданные поднялись на более высокий уровень.

— Танцуйте как Шри Чайтанья Махапрабху.

Прахладананда Свами

Помню как однажды он давал даршан. Ученики из гурукулы читали различные стихи. Они читали Бхагавад-гиту. Там был маленький преданный, Кришна Смаранам. Он обладал очень хорошей памятью. Я тоже учил Бхагавад-гиту, хотя и не состоял в храме. Потому что если вы знали целую главу из Бхагавад-гиты, главу, которую они изучили, вам давали полную тарелку махапрасада. Я старался не отставать от студентов гурукулы, чтобы получить тарелку махапрасада. Кришна Смаранам, или может быть его звали Лила Смаранам, мастерски читал стихи. Он зачитал очень много стихов из Бхагавад-гиты. Я подумал: «Вот это фанатастика!»

Прабхупада посмотрел на него и сказал:

— А какой перевод?

Он сказал:

— Я не знаю.

Прабхупада сказал:

— Нет, это бесполезно. Они должны знать перевод.

И тогда я понял, что тоже должен понимать значение. Не достаточно просто как попугай повторять слова.

Балаванта даса

Была еще одна интересная вещь. Я очень устал, потому что мы были на ногах все 24 часа. Он был там в течение пятницы, субботы, воскресенья, а вечером в понедельник уехал. Одним утром, по-моему в воскресенье, я пропустил мангала-арати. Обычно я приходил, но я так устал, что не смог встать на мангала-арати. В его комнате собралась небольшая группа преданных. Он сказал:

— Преданные здесь не ходят на мангала-арати?

Хотя на мангала-арати было очень много преданных. Я сказал:

— Прабхупада, они приходят на мангала-арати.

Он сказал:

— Хммм…

Дайананда даса

Мы прошлись по зданию когда приехал риэлтор. Затем мы пошли в другое здание, осмотрели все там. Не помню решили мы уже тогда покупать здание на Ватсека, но Прабхупада сказал священнику, который был единственным представителем этой церкви:

— Вы служите Богу, и мы служим Богу. Так что мы все слуги Бога. Мы бедны как церковные мыши.

Я на самом деле перефразирую всё. Прабхупада говорил:

— Мы бедны как церковные мыши, и при этом и вы, и мы служим Богу. В каком-то смысле мы могли бы просто попросить вас отдать нам это здание для служения Богу. Но мы не будем вас об этом просить. Но скажите нам лучшую цену.

Прабхупада очень хотел это здание и старался изо всех сил уговорить его. В каком-то смысле он немножко надавливал на него.

Балаванта даса

Мы отправились на утреннюю прогулку в парк, который находился у основания небоскребов Атланты. Подобно центральному парку в Нью-Йорке он был расположен прямо в городе. Сейчас эти небоскребы Атланты Скайлайн довольно эффектно смотрятся, но в то время Атланта расширялась и строилась, претендуя на звание очередного мегаполиса. Градостроители были полностью поглощены этим сознанием. Мы гуляли. Я тогда был президентом храма, и поэтому он обратился ко мне. Он показал на небоскребы и сказал:

— Не восхищайтесь. Не восхищайтесь, Кришна уничтожит всё это в одно мгновение.

Прахладананда Свами

Однажды он сказал:

— Люди настолько глупы, что не знают о том, что в маргарин иногда кладут фосфат калия, который получают из испражнений. Иногда его добывают из испражнений. А люди думают, что маргарин лучше масла. Они настолько глупы.

Дайананда даса

Из Лос-Анджелеса Прабхупада полетел в Россию. Это было в 1970 году. Он вернулся обратно в Лос-Анджелес и начал рассказывать о России. Однажды мы были в саду и он рассказывал о своем первом впечатлении о русских людях. Мужчины там очень сильные. Они сразу схватили багаж. Он говорил, что нет никакой необходимости иметь столько силы. Он критически относился к такой физической силе. Наша цель — не мускулы, а духовные наклонности. Так он в саду рассказывал о том, насколько сильны были эти люди. Также он сказал, что женщины там очень большие. Он привел пример гопи, которые были трибхангалалита. У них были очень привлекательные фигуры, в отличие от русских женщин. Это было первое впечатление о России, и оно тогда показалось мне каким-то ужасным.

Балаванта даса

Был момент, когда распространители книг и преданные, которые оставались в храме и совершали там служение, находились немного в напряженных отношениях. Распространители книг иногда преувеличивали, отзываясь о преданных, которые оставались в храме. Например, они могли сказать, что только распространители книг являются гопи. И конечно же это было причиной беспокойств для этих преданных. Но были цитаты, в которых Прабхупада говорил, что если вы хотите достигнуть совершенства, выходите распространять мои книги. Многие из этих преданных собрались в храме когда приехал Прабхупада. После воскресного пира пришло время для вопросов. Один из преданных поднял руку. Очевидно он был распространителем. Видимо, он хотел разрешить этот вопрос сразу и для всех через уста Шрилы Прабхупады. Это был бы сокрушительный ответ. Он поднял руку и спросил:

— Шрила Прабхупада, что удовлетворяет вас больше всего?

Все подумали: «О, Боже…», находясь в предвкушении ответа. Прабхупада мгновенно ответил:

— Если вы полюбите Кришну.

Все воскликнули: «Харибол!»

Это был очень приятный ответ.

Сурешвара даса

Последний раз я видел Шрилу Прабхупаду в Лос-Анджелесе. Я работал в ББТ, занимаясь предметным указателем для его книг. Он присылал для издания 8 и 9 песни. Да, мы работали над 8 песнью, потому что в 8 песне есть комментарии, в которых Шрила Прабхупада говорит о днях недели, и почему они именно в таком порядке. Это связано с планетами. Воскресенье, понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота. Шрила Прабхупада сказал:

— Я просто путешествую по всему миру. — Он только вернулся с Гавайев или Фиджи. — И я задаю вопрос — почему дни недели находятся именно в таком порядке?

Он нам тоже задал этот вопрос.

— Почему воскресенье является первым днем?

Кто-то поднял руку и сказал:

— Потому что это день Господа.

Шрила Прабхупада сказал:

— Не впутывай сюда религию.

Он хотел поставить всё на научную основу, потому что в наши дни никто не принимает религию, считая её сектанством и сантиментами. Это было очень важно. Шрила Прабхупада хотел научно показать почему эти дни недели так называются. Он начал говорить о порядке планет. Солнце самое близкое, и только потом Луна! Здесь спорный момент. Затем Марс, Меркурий, Юпитер, Венера, Сатурн.

После этого было несколько хороших утренних прогулок в парке рядом с Санта Моникой. Около 6 часов утра вставало солнце, поднимаясь над деревьями. Хари Шаури прабху вел запись. Помню одну вещь. Там в парке была пожилая женщина. Она увидела, как целая эскадрилья шафрана двигалась в её направлении. Мне было интересно что скажет Шрила Прабхупада. Он не сказал «Харе Кришна». Очень вежливо он сказал:

— Доброе утро.

Он сказал это очень обходительным тоном. И эта женщина приятно ответила ему. По её лицу было видно, что это самая удивительная вещь, которую она видела в жизни. Шрила Прабхупада знал, что надо сказать и когда.

Балаванта даса

Он вошел в храмовую комнату и сел на Вьяса-асану. Все было новеньким. Люди трудились буквально по 24 часа в течение целой недели.

Позже, когда он вошел к себе в комнату, он сказал:

— Куда бы я ни приехал, везде пахнет свежей краской.

Он посмеялся.

Итак, он сел на Вьяса-асану, и через пару минут храмовая комната уже была забита. Все, кто не поместился, стояли в коридорах и на крыльце. Воцарилась тишина. Прабхупада тогда первый раз пел парама каруна паху дуи джана нитай гаурачандра. В течение этого визита он всегда пел этот бхаджан когда приходил в храмовую комнату. После воспевания он дал вступительное слово. Он сразу ввел преданных в экстаз, сказав:

— Во время своего тура я был в Лос-Анджелесе, Мехико, Каракасе, Майами. И теперь я приехал в Атланту. И я вижу, что ваш храм самый лучший.

Но затем была более важная часть. Шрила Прабхупада начал свое вступительное слово. Он сказал:

— Радха и Кришна… Кришна пришел и потребовал, чтобы мы предались. Господь Чайтанья не ставил такое условие. Он просто распространяет любовь к Богу всем.

Когда он начал эту лекцию, это обращение, все внимательно слушали Прабхупаду. Мы уже слышали эту идею раньше. И конечно же мы снова ловили каждое слово. Но мы не ожидали того, что случится дальше. Он говорил обычным голосом, но затем он остановился, и воцарилась тишина. Его глаза были закрыты и из его глаз текли слезы. Это было подобно тому, что вы откроете кран, но прислоните руку, чтобы вода не текла. Но поток настолько сильный, что вы не можете его удержать. И тогда вода протекает. Напряжение в его глазах было настолько сильным, что если бы он их открыл, слезы бы выстрельнули, как это описывается в Чайтанья Чаритамрите. Затем он открыл рот, чтобы продолжить речь, но слова не выходили. Его внутренняя эмоция была подобна вулкану. Он буквально трясся. Его тело было наполнено эмоцией. Он попытался 3 или 4 раза продолжить лекцию, но не мог. Никто не знал что делать, каков этикет. Было непонятно, должны ли мы встать или начать воспевать или тихо сидеть. Это был очень интимный момент. И всё это происходило на публике. Можно было видеть как он боролся внутри себя, чтобы продолжить. И в конце концов он смог заговорить. Но его голос еле-еле был слышен. И его голос стал очень высоким, потому что ему приходилось прилагать усилия, чтобы говорить. Когда он смог продолжить, он сказал:

— Просто примите прибежище у Господа Чайтаньи и будьте счастливы. Воспевайте Харе Кришна.

Прахладананда Свами

Тем вечером мы все смотрели приезд Прабхупады, потому что его показывали по телевидению. Телевизионщики с камерами приехали в аэропорт когда Прабхупада приземлился. Пурушоттама вернулся и сказал, что перед тем, как лечь отдохнуть, Прабхупада стоял перед своей кроватью. Затем он лег, завернулся в одеяло, подложил руки под голову и перед тем, как заснуть, он сказал:

— Я каждый вечер молюсь Кришне, чтобы он защитил меня от майи.

И затем он заснул.

Дайананда даса

Прабхупада особенно в последние дни показывал пример сражения до самого конца. Он был воином. У меня сложилось такое чувство потому, что я был тогда в Иране и все мы приехали, чтобы увидеться с Прабхупадой. Мы один за другим приходили к нему. Как только я приехал из Ирана во Вриндаван, я сразу же пошел к нему в комнату. На мне был пиджак из Ирана. У меня не было духовной одежды. Кто-то из преданных сказал: «Пойди переоденься». А Джайадвайта сказал: «Это одежда проповедника, пусть войдет». Я вошел к Прабхупаде. Прабхупада лежал на кровати. Я подошел к нему. Он хотел узнать чем я занимаюсь. Я сказал, что я всё ещё в Иране с Айтреей Риши. Он спросил:

— Как ты распоряжаешься деньгами?

В то время к счастью я давал 50% Айтрее на проповеднический проект. Я сказал ему об этом. Он сказал: «Хорошо». Ему это понравилось. Затем он положил свою руку мне на голову и это был очень эмоциональный момент для меня. Я почувствовал очень сильную эмоцию от этого, потому что Прабхупада лежал в таком слабом состоянии. Он положил свою руку мне на голову, и конечно же у меня были волосы. Мои волосы были не чисты, но Прабхупада сделал это.

После этого я наблюдал за Прабхупадой. Он позвал Прадьюмну. Прадьюмна был там. Он сказал, что хочет диктовать. Прадьюмна прочитал стих из Бхагаватам, а он начал диктовать комментарий. Я был сильно поражен тем, насколько Прабхупада был решительным. Он был подобен войну. Обычное расписание, которого он придерживался, его образ жизни, постоянная проповедь и администрирование, ведение киртанов, личное руководство преданными, управление печатью и распространением своих книг и ведение своей личной духовной жизни, иногда повторение кругов поздно вечером. Он был настоящим воином, очень решительным в том, чтобы достигнуть своих духовных целей.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)