Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 12

Радханатх Свами

Когда я первый раз прибыл в Индию, я отправился в Гималайи. Я начал жить как садху, в одеждах садху, с маленьким котелком для подаяний. Я путешествовал в джунгли и в горы Гималайи, и встретил там много великих риши, йогов, мудрецов, жил в ашрамах, и учился у них. Иногда я жил в пещерах с йогами, в джунглях, иногда я жил в пещерах в уединении, просто практикуя самостоятельно различные медитации. Я жил в монастырях буддистов, изучая буддизм под руководством римпошей и лам. Так я путешествовал по Индии в поисках осознания Бога. В каждом месте все хотели инициировать меня, потому что иметь иностранного ученика было очень престижным для йогов, гуру, лам, римпошей и всех других духовных личностей. Но я чувствовал в сердце, что пока я не найду гуру, с которым я буду уверен, что никогда в жизни не оставлю его, я не могу принять инициацию. Я учился и был очень благожелателен, где бы я ни получал знания, и где бы не путешествовал. И в какой-то момент я прибыл в Бомбей. Я приехал туда, чтобы попробовать продлить свою визу. Однажды я гулял по улице в Бомбее и увидел большую большую надпись. Там было написано: «Харе Кришна Фестиваль». А внизу было подписано «Кросс Майдан». Я спросил кого-то где этот Кросс Майдан, и мне указали путь. Я пошел туда, и там был большой большой пандал и много преданных. Они мне сказали, что их Гуру Махарадж будет давать лекцию вечером. Я остался там и общался с преданными, читал книги Шрилы Прабхупады в течение дня, и потом Шрила Прабхупада и все преданные вышли на сцену. Там были тысячи и тысячи людей. Может 10-15 тысяч или больше. А я был очень незначительным садху. У меня были спутанные волосы, котелок для подаяний, запятнанная рекой одежда. И я стоял в самом конце этой огромной толпы. Преданные пели на сцене киртан, а Прабхупада сидел в центре сцены на Вьяса-асане. Один преданный, Гурудас, прошел через всю толпу, подошел ко мне, взял меня за руку, и сказал:

— Шрила Прабхупада хочет, чтобы ты сел рядом с ним.

Я спросил:

— Откуда Шрила Прабхупада знает меня?

Гурудас ничего не ответил. Он просто сказал:

— Он хочет, чтобы ты сел рядом с ним.

Мы прошли через всю эту многотысячную толпу и я поднялся на сцену. Шрила Прабхупада посмотрел на меня, улыбнулся, и показал так: «Сядь рядом».

Я подошел и сел в нескольких футов от его Вьяса-асаны. Был красивый киртан. Мадхудвиша Свами вел киртан. У всех преданных были чисто выбритые головы, красивые чистые дхоти и сари. А у меня были эти запятнанные рекой одежды с дырами и спутанные волосы практически до пояса. Я был садху. Ну по крайней мере пытался быть. Я думал: «Зачем он меня сюда позвал?» Я не сделаю им хорошего имиджа в кругу его и всех этих преданных. Он он улыбнулся мне очень любезно и подбодрил меня.

Бхакта даса

После того, как купили храм на Ватсека, меня переправили из Лагуны в Лос Анджелес. Я жил на бульваре Ла Сьенега. Моим служением было работать с Бхаванандой и подготавливать помещение, в котором будет жить Шрила Прабхупада. Я красил, забивал гвозди, шкурил, чтобы подготовить комнату для него. Первый раз он заметил меня когда приехал в свою комнату. И мы со всей командой, которая работала там, встретили его. Я никогда не забуду как он сел за свой стол, достал мешочек с печеньями, и раздал каждому из нас по печенью. Мы съели печеньи, и он сказал:

— Теперь вам надо сходить помыть руки и стопы. Вам следует всегда делать это после еды.

Сразу после этого был один случай. После воскресного пира на бульваре Ла Сьенега я вернулся к своей работе. Тогда я красил потолок храмовой комнаты. Я стоял на лесах и думал, что я один в храме. Я пел Харе Кришна мантру достаточно громко, не обращая особого внимания на что-то еще. Я просто воспевал и красил. Случайно я посмотрел вниз, а там Шрила Прабхупада стоял на полу, окруженный президентом храма, Гаргамуни, Карандхарой. Брахмананда тоже был там. Я был потрясен. Я быстро спустился вниз и принес поклоны Шриле Прабхупаде. Я стоял на коленях на полу со сложенными руками прямо напротив него. Он посмотрел на меня, тоже сложил руки и сказал:

— Спасибо тебе большое.

После этого преданные рассказали мне, что когда они привезли Шрилу Прабхупаду в храм, и заходя в храм, услышали мой голос, Шрила Прабхупада попросил их вести себя потише, чтобы послушать как я пою, и они слушали пока я красил. Шрила Прабхупада оценил громкое воспевание.

Уттамашлока даса

Мы хотели запустить бизнес по изготовлению благовоний в Торонто. Джагадиша отправил меня в Лос-Анджелес, чтобы я поработал с Джая Тиртхой и научился этому бизнесу от него. Так как я знал, что Шрила Прабхупада будет на Ратха-ятре в Сан-Франциско, я попросился поехать чуть раньше, чтобы увидеть его. Потому что никто из нас не видел его. Он сказал: «Хорошо.»

Я отправился на Ратха-ятру в Сан-Франциско и провел весь день в поездках с известным преданным Ратха-ятры, который умер… Джаянанда. Мы провели целый день вместе, разъезжая везде, собирая пожертвования. Так что я провел время с ним во время Ратха-ятры, в связи с которой он очень известен. В конце концов пришел тот день. Мы все поехали в аэропорт, чтобы встретить Прабхупаду. Нас было сотни человек. Мы ждали с нетерпением, а самолет задерживался. Мы были в комнате ожидания рядом с дверьми, из которых выходят прилетающие пассажиры. Было очень интересно, потому что там было такое ограждение, через которое мы не могли видеть идущих людей, но видели их только когда они появлялись в дверях. Мы ждали и ждали. Самолет опоздал где-то на 20 минут. И это только усилило наше чувство беспокойства и предвкушения. Многие из нас еще не видели Прабхупаду, и я предвкушал что же будет когда я наконец увижу его. Я видел так много фотографий. И наконец самолет приземлился, и всё стало ещё более интенсивным. Мы пели. И вдруг первые пассажиры начали выходить, и конечно же они были шокированы, потому что увидели преданных. «О,Боже! Что здесь происходит?» И те преданные, которые были ближе к ограждению, были первыми, кто его увидел. Поэтому после нескольких пассажиров, мы могли почувствовать эту волну, когда они увидели как Прабхупада выходит. Они настолько возбудились, что эта волна еще сильнее возросла. Прабхупада вышел из-за ограждения, и как только я увидел его, слезы потекли из моих глаз. Я просто потёк, как водопроводный кран. Это было просто невообразимо. Было так хорошо. Я принес свои поклоны. И просто плакал. Я был так счастлив. Это было прекрасно.

Радханатх Свами

И затем он прочитал лекцию. После лекции он стал спускаться со сцены по ступенькам. Когда он проходил мимо меня, я потянулся, чтобы коснуться его стоп, потому что меня так научили — по традиции надо дотрагиваться до стоп святого человека и помещать эту пыль себе на голову. Когда я дотянулся, чтобы дотронуться до его стоп, один из его очень старших учеников отчитал меня. Он накричал на меня, сказав:

— Никому не позволено дотрагиваться до стоп Шрилы Прабхупады.

Смущенный я отдернул свои руки, а Прабхупада посмотрел на меня, улыбнулся, и дал мне первое в жизни наставление. Он сказал:

— Ты может дотрагиваться до моих стоп.

Я протянул руку и дотронулся до его лотосных стоп и поместил пыль себе на голову. Он улыбнулся очень милостиво. И сказал:

— Приходи и садись здесь каждый вечер.

Бхакта даса

В те дни он приходил по понедельникам в храм на Ла Сьенега и читал лекцию. Мы всегда ждали снаружи. Все преданные выстраивались вдоль тротуара. Когда он приезжал, все приносили поклоны. Он проходил вдоль очереди из преданных. Иногда он гладил преданных по голове, иногда нет. И вы всегда пытались понять, принимает ли он ваше служение или нет. Если он гладил тебя, то можно было подумать, что я не достоен, и он меня вдохновляет. Но если он не делал этого, вы чувствовали то же самое.

Был еще один случай. Однажды мы переехали в новый храм на Ватсека Авеню, где Шрила Прабхупада читал каждый день лекции по Шри Ишопанишад. Был один известный случай, когда после лекции он спросил:

— А все ли повторяют 16 кругов?

Я был достаточно наивным, и поднял руку. Я сказал:

— Шрила Прабхупада, я не повторяю 16 кругов.

Шрила Прабхупада посмотрел на меня:

— Да? Почему? Почему ты не повторяешь 16 кругов?

— Шрила Прабхупада, я работаю по 20 часов в день, и президент храма не дает мне достаточно времени для повторения.

— Тогда спи 2 часа! Повторяй 16 кругов!

Можно было услышать затворы в сердцах преданных. Потом я узнал, что достаточно многие преданные не повторяли 16 кругов, потому что от лидеров исходила философия, что работа является более важной, чем воспевание. Конечно же Шрила Прабхупада строго сказал:

— Не сокращайте свою работу. А для повторения сокращайте сон.

Я принял это серьезно, и поздними вечерами оставался в бойлерной, пытаясь закончить свои круги.

Уттамашлока даса

Наш президент храма был искусственно аскетичным, Дхармарадж. Всегда заставлял нас есть немного, чтобы мы всегда были в аскезе. Но мы всегда находились в беспокойстве, и срывались во время пиров. Как и все, мы были в зависимости от халавы. Если дело доходило до халава, это было что-то непреодолимое. Мы собирались в Детроит, и в этот день поели не много. А он приготовил много халавы, но не разрешил нам её есть вообще. И всю дорогу мы только и думали о халаве. Она была прямо рядом, и я пытался украсть оттуда немного и съесть её. Я находился в большом беспокойстве. Я думал: «Вот я еду на встречу с духовным учителем, чистым преданным, а думаю только о халаве». Мне было так стыдно. Но я ничего не мог поделать со своим желанием. В конце концов мы приехали, и нам сказали, что нужны добровольцы, чтобы убраться в доме родителей преданных, где должен был остановиться Прабхупада. «Кто хочет быть добровольцем?» Никто не поднял руку. А я подумал: «Подними руку, глупец, не будь занудой». Я поднял руку и они забрали меня. Между тем, моим служением в храме была чистка санузла, и у меня было много реализаций в этом служении. Я просто предался этому, и считал это настоящим хорошим служением. Я принял эту роль — уборщика туалетов. Я чистил все очень тщательно и начал гордиться тем, что чищу туалеты. Я много думал о Гите, и совершил большой духовный прогресс, убирая санузел. Когда я приехал в этот дом, мне сказали:

— Нам нужен кто-то, кто уберется в санузле.

Я ответил:

— Это я!

Я был в экстазе от возможности почистить туалеты. Я как раз этому учился.

Когда в конце концов приехал Прабхупада, перед ним поставили большую тарелку с фруктами. Мы сели рядом. Он сказал:

— Покушайте.

Мы скромно что-то взяли. А Прабхупада сказал:

— Никогда не стесняйтесь в бизнесе и в прасаде.

И мы просто съели все. Я никогда не забуду это. С тех пор я никогда не стеснялся в бизнесе и в прасаде.

Радханатх Свами

Я уже знал очень многих жителей Вриндавана. И они сказали мне, что Свами Бхактиведанта живет в Шараф Бхаване, в доме одного очень богатого человека, со своими учениками. Я пошел туда, чтобы встретиться со Шрилой Прабхупадой. Когда я прибыл туда, было раннее утро. Шрила Прабхупада читал лекцию по Шримад Бхагаватам. Я помню как он пел Джая Радха Мадхава. Я оценил это пение больше, чем что-либо за всю свою жизнь. Я думал о том, что такую серьезность и глубину преданности, с которой он пел имена Кришны, я никогда еще не встречал. Я встречал там много великих йогов, великих гуру в Гималайах, много великих христианских и мусульманских святых. В течение 6 месяцев я путешествовал по Вриндавану, общаясь со всеми бабаджи, со многими его духовными братьями, со многими известными святыми бриджабаси. Но я никогда не видел такой глубины любви и сострадания, какие были у Шрилы Прабхупады, когда он пел Джая Радха Мадхава. Мое сердце полностью преобразилось. Затем он прочитал лекцию, в которой он ответил на все вопросы, которые я когда-либо имел. В одной лекции. Когда он говорил, я чувствовал, что всё, чему я когда-либо научился во всех религиях, было включено в его послании. Плюс что-то гораздо большее. Это было очень возвышенно. И именно в тот момент, сидя у его стоп во Вриндаване, я принял его как своего духовного учителя, и понял, что должен посвятить свою жизнь ему.

Бхакта даса

Конечно же я отчетливо помню свою инициацию, потому что это что-то, о чем вы мечтаете, молитесь и ждете в течение бесконечных жизней. Прабхупада сказал:

— Билл прабху, подходи. Твое имя Бхакта дас.

Он вручил мне мои четки и сказал:

— Это имя означает то, что ты являешься слугой преданных. Чем больше ты будешь думать о себе, как о слуге, тем больше ты продвинешься в духовной жизни. Чем больше ты будешь думать о том, чтобы стать господином, тем быстрее ты будешь идти в ад.

Так в одном предложении он в значительной степени выразил суть философии сознания Кришны. И в течение многих лет я медитировал на это снова и снова, пытаясь служить преданным любыми способами. Я понял без сомнения, что именно милость преданных помогает человеку прогрессировать в духовной жизни, даже больше чем милость Кришны. Наша философия говорит о том, что мы должны получить милость Кришны, чтобы найти гуру. Но Кришну мы получаем по милости гуру, или преданных. Мы часто на неофитском каништха уровне поклоняемся Божествам, но пренебрегаем преданными. Или мы почитаем больших преданных, свами, гуру, но пренебрегаем простыми преданными. Так я чувствую свою вину за все возможные оскорбления, но я продолжаю прислушиваться к этим словам Шрилы Прабхупады снова и снова, которых эхом звучат в моем уме: «Стань слугой преданных». И я пришел к тому, что высшим служением является служение новому преданному, самому младшему, потому что он сделал смелый шаг, чтобы оставить материальный мир. И если вы поможете ему, тогда вы по-настоящему поможете движению сознания Кришны. Зрелые преданные в сознании Кришны конечно же не так нуждаются в этой заботе.

Уттамашлока даса

Обычно в 90% случаев Прабхупада давал имя, которое начиналось на первую букву вашего западного имени. Так как меня звали Ран, я думал, что мое имя будет Рам или что-то подобное. Но вместо этого Прабхупада дал мне имя Уттамашлока. Он сказал мне:

— Твое имя — Уттамашлока. Это Кришна, которого прославляют в трансцендентных песнях.

Я был музыкантом, наслаждаясь местной дурной славой, и хотел вначале использовать свои музыкальные таланты в служении Кришне — писать песни и всякую всячину. Я всегда хотел чего-то такого. И Прабхупада дал мне этого имя, сказав, что Кришна прославляется в трансцендентных песнях. Я был в экстазе. Я подумал, что это очень замечательно. Я подумал, что это очень особенно. Потом я получил гаятри в тот же раз. И Прабхупада лично прочитал её мне на ухо. Это тоже было благоприятно.

Радханатх Свами

Шрила Прабхупада каждый день водил нас на парикраму по многим святым местам. Он водил нас на Говардхан, Варшану, Нандаграм. Он водил нас по многим местам Вриндавана — храм Радхи Дамодары, храм Радхи Говиндаджи. В особенности помню как один раз он сводил нас в Махаван, Гокулу. Он показал нам Брахманда Гхат. А Брахманда Гхат — это место, где Кришну обвинили в том, что Он ел глину. Когда Он открыл рот, мама Яшода увидела там вселенную. Помню как Шрила Прабхупада очень оживленно рассказывал эту историю в том месте. Он рассказывал истории везде, куда бы он нас ни приводил. Потом он сказал нам принять омовение в Ямуне. Все преданные также приглашали Прабхупаду совершить омовение в Ямуне. Но Шрила Прабхупада сказал:

— Сегодня я очень болен, и не могу принять омовение. Но вы все пойдите и насладитесь приятным купанием в Ямуне.

Все преданные были в Ямуне, а он стоял на ступеньках, достаточно высоко над рекой. Он просто смотрел как все преданные наслаждаются прекрасной амброзией воды Ямуны. Он улыбался и смотрел на нас. Он вошел в такой экстаз, видя как все преданные купаются, что очень быстро снял одежды, одел гамчху, и спустился, чтобы принять с нами омовение в Ямуне. Преданные были в экстазе, они были очень счастливы. Все собрались вокруг него и купали его, совершая абхишеку водами Ямуны. Шрила Прабхупада был очень счастлив этому омовению в Ямуне вместе со своими учениками на святой земле Вриндавана.

Бхакта даса

Однажды я был в Сан Диего. Я стал президентом храма, и писал ему письма раз в месяц. Все президенты храмов должны были писать Прабхупаде каждый месяц отчеты по деятельности своего центра. Я писал свое первое письмо в январе 1971 года. Я так нервничал, что мучился над каждым словом, каждой запятой, пытаясь сделать письмо совершенным. У меня ушло несколько недель, чтобы написать письмо. В ответном письме Шрила Прабхупада сказал: «Похоже Кришна проливает на тебя Свои благословения. Теперь просто следи за тем, чтобы все следовали нашим принципам, и тогда больше не будет никакой нужды.» Я отнесся к этому как к бесценному наставлению, и старался жить им. Я верил в то, что Кришна поддержит и защитит Своих преданных, если мы будем послушны своему духовному учителю.

Уттамашлока дас

Я нашел одно здание в Торонто. Это была большая церковь на Авеню-Роуд. Она очень очень хорошо была расположена. И это было огромное здание, замечательное здание, идеальное. Группа христиан переезжала в новое место и это здание продавали за пол миллиона. Все риэлторы постоянно говорили нам об этом месте, поэтому все внимание было на нем. Это было лучшее место, которое мы нашли за долгие годы поисков. Я приехал к Прабхупаде и рассказал ему об этом здании. Я представился:

— Это президент храма в Торонто, Уттамашлока. Прабхупада, мы нашли хорошее здание. Удивительно! Это огромная церковь. Храмовая комната имеет высоту потолков в 40 футов. Есть место для комнат брахмачари.

Я ему все описал, и он сказал:

— Звучит великолепно. Сколько они хотят?

Я сказал:

— Они хотят 500 тысяч.

А мы никогда столько не платила за здание. Он сказал:

— Хм… Это большие деньги. К чему нам покупать эту головную боль? Все, о чем вы будете думать — это как собрать денег. Нам не нужно покупать головную боль. Это не наше дело. Наше дело — помнить Кришну, и всё. А хорошо оно расположено?

Я сказал:

— О, да, Прабхупада.

— Хорошее состояние?

— О, оно очень красивое, и находится на главной дороге, по которой все ездиют.

Он сказал:

— Но в чем смысл покупать беспокойства? Нам это не надо. Мы не хотим покупать головную боль.

Я сказал:

— Окей.

— Большая храмовая комната?

— Да, Прабхупада. Замечательная храмовая комната. Великолепная. Может вы приедете в Торонто в посмотрите?

— Может быть.

Не помню точно, хотел ли он еще раз увидеться со мной. Может быть мы еще раз виделись, не могу вспомнить. В любом случае, через 3 недели, он приехал в Торонто, после Филадельфии. Сначала он собирался приехать, потом отказался, потом снова собрался. Тем временем я взялся за Чикаго, но так как я все еще был в Торонто, я принял его вместе с Вишвакармой. Мы встретили его в аэропорте, привезли на машине домой. И он сказал:

— Можем ли мы поехать посмотреть здание?

Я сказал:

— Конечно.

Мы договорились о визите. Здание уже было свободно. Мы приехал туда, провели его и показали все. Там оставался один из христиан. Мы осматривали все вокруг, и я показывал ему: «Это храмовая комната, это комната для прасада, здесь то-то, а здесь то-то.» Когда мы проходили мимо стола, на котором лежали книги, один из них спросил:

— А как выглядит Бог?

Прабхупада взял книгу, посмотрел на неё, и сказал:

— Спроси, можем ли мы купить её?

Я спросил:

— Мы можем купить эту книгу?

Он сказал:

— Вы можете взять её.

Я сказал:

— Окей.

Мы сели в машину, и Прабхупада сказал:

— Почитай что-нибудь мне. Почитай книгу.

Я начал читать книгу. И там не было никакой идеи. Он сказал:

— Они не знают как выглядит Бог. Это просто блеф.

Мы вернулись в дом. Уже было поздно. Прабхупада думал об этом. Мы были восхищены проведенным днем. Было около 10 часов вечера. И зазвонил телефон: «Прабхупада хочет видеть тебя. Приходи к нему прямо сейчас.» Я пришел. Он спросил:

— У тебя есть все планы и чертежи, чтобы знать как там все будет утроено?

Я сказал:

— Да, Прабхупада, у меня все готово.

Он сказал:

— Я думаю это будет идеальный храм.

Я сказал:

— Да, Прабхупада, это замечательно.

Он спросил:

— Сколько они хотят?

Я сказал:

— 500 тысяч.

Он сказал:

— Почему бы нам не отправиться туда, и ты спросишь у них смогут ли они продать нам его за 300 тясыч долларов. Сколько у тебя есть?

Я ответил:

— У нас есть около 40 тысяч.

Он спросил:

— Сможешь достать еще 60?

Я сказал:

— Да, мы попробуем.

Тогда он сказал:

— Брахмананда, сколько у нас есть в ББТ?

Тот ответил:

— У нас 200 тясыч с чем-то.

Он сказал:

— Дай им 200 тысяч.

Тот сказал:

— Прабхупада, мы столько в жизни никогда никому не давали.

Он сказал:

— Ничего страшного. Дай им. И посмотри, согласятся ли они на 300 тясычи наличными. Сказажи им: «Мы будем поклоняться Господу Иисусу рядом с Господом Кришной на алтаре.» Так мы сохраним элементы христианства. Как думаешь, они согласятся?

Я сказал:

— Ну мы попробуем.

Он сказал:

— Ты сможешь потом покрыть 300 тысяч?

Я сказал:

— Ну, Прабхупада, это достаточно большая сумма. Зачем нам покупать головную боль?

— У нас должна быть головная боль! Иначе мы просто будем сидеть, есть прасад и толстеть. Нам нужна эта головная боль!

Он ударил кулаком по столу. Ошарашенный, я сказал:

— Окей.

Абсолютно противоположное тому, что он говорил до этого. «У нас должна быть головная боль!» Все были в шоке.

Радханатх Свами

Каждое утро после парикрамы преданные принимали прасад, а затем Шрила Прабхупада проводил даршан в своей комнате, встречаясь со своими старыми друзьями из Вриндавана, со своими духовными братьями и многими другими. Я обычно просто сидел весь день с ним, и просто смотрел как он беседует со старыми друзьями-бриджабаси. Было правило, что на этих встречах не должно быть преданных, потому что днем преданные должны были совершать севу, выходя на Харинама санкиртану или занимаясь другими служениеми. Так я сидел там. Однажды региональный менеджер ИСККОН по Индии увидел, что я сижу со Шрилой Прабхупадой. В тот момент мы были наедине в комнате с Прабхупадой. Он сказал мне, что ни одному из преданных не разрешается сидеть с Прабхупадой во время даршанов. Я посмотрел на Прабхупаду. Прабхупада посмотрел на меня. И я сказал этому преданному:

— Но я не преданный. — и показал на свои спутанные волосы.

Он посмотрел на Прабхупаду, а Прабхупада улыбнулся. И он ушел, а я остался с Прабхупадой.

Помню как прекрасно было наблюдать за тем, как Прабхупада встречается со своими старыми друзьями, особенно с Кришнадасом Бабаджи. Это было великолепное зрелище. Кришнадас Бабаджи пришел увидеться с Прабхупадой. Помню как встретил его на улице и сказал, что Прабхупада здесь. Он сказал: «Отведи меня». Я привел его. И когда я пытался отвести его наверх по лестнице в комнату Прабхупады, один ученик-санньяси сказал, что ему нельзя приходить. Он даже был готов физически вышвырнуть его. Я попросил:

— Пожалуйста, спроси Прабхупаду хочет ли он увидеть его.

Он поднялся, спросил, и сказал:

— Да, он хочет видеть вас.

Он зашел в комнату. Прабхупада в тот момент общался с целой группой из 15 человек. Когда Кришнадас Бабаджи Махарадж вошел в комнату, глаза Прабхупады наполнились слезами. И глаза Кришнадаса Бабаджи Махараджа тоже наполнились слезами. Прабхупада встал, а Бабаджи Махарадж начал взывать:

— Харе Кришна Харе Кришна!

Прабхупада фактически побежал к нему и обнял его. Когда они обнимались, это было так любовно. Я никогда в жизни не видел такого тепла и любви между двумя людьми, как то, когда Прабхупада обнимал своего духовного брата. Затем Прабхупада обхватил его руками и усадил вместе с собой за столик. Они вместе сидели там и, обняв друг друга, общались на бенгали. Я не мог понять почему, но когда они разговаривали, Прабхупада очень сильно смеялся. Кришнадас Бабаджи что-то говорил, а Прабхупада просто смеялся, и смеялся, и смеялся. И каждый раз они шлёпали друг друга по коленям. Они практически сидели друг на друге. Их глаза были полны слез. Они были так счастливы быть вместе и обсуждать трансцендентные темы. Это было удивительно. Потому что там сидели все эти люди в комнате. А Кришнадас Бабаджи Махарадж и Шрила Прабхупада полностью забыли обо всех вокруг. Они были просто в каком-то своем мире, вместе слушая и воспевая славу Господа.

Бхакта даса

Я спросил его, стоит ли мне жениться. Я был брахмачари, и внутри я был решительно настроен оставаться брахмачари всю свою жизнь. У меня не было подруги до того, как я присоединился к движению. Я чувствовал, что Кришна защищал меня. И я чувствовал, что смогу продолжать. Но один из старших преданных в Лос-Анджелесе стал говорить мне, что я должен жениться на какой-то из девушек. Это полностью вывело мой ум из равновесия. Я начал думать о женитьбе. И я спросил его. Он сказал:

— Что касается женитьбы, то лучше если бы ты смог остаться брахмачари.

Но он не ответил «да» или «нет». Не было какого-то конкретного ответа. После этого визита в Сан Диего в 1972 году преданные начали поговаривать о том, что мне нужно принять санньясу. Тогда мне пришлось по-настоящему заглянуть в свое сердце, и я понял, что каждый раз, когда красивая девушка заходит в храм, мой ум привлекается ей. Я начинаю думать о ней. И я сказал:

— Я не хочу принимать санньясу, пока я нахожусь в таком состоянии. Я приму санньясу когда освобожусь от этого.

Поэтому я женился. И через многие годы я начал ценить милость грихастха-ашрама. Кришна очень добр, что дает нам такую возможность. Я думаю о бедных майавади, которым приходится принимать санньясу, несмотря на то, что их сердца полны различных желаний.

Уттамашлока даса

Этот случай произошел в Торонто. На сколько я помню это был 1976 год. Мы были в новом храме. Я был президентом в Чикаго, но до того я был президентом в Торонто. А на данный момент Вишвакарма был президентом. Мы собрались там, потому что это был всего лишь второй приезд Прабхупады туда. Была утренняя прогулка, на которую я почему-то не пошел. Вишвакарма пришел ко мне, чтобы рассказать что случилось. Он спросил Прабхупаду:

— Прабхупада, последнее время брахмачари испытывают большие беспокойства. Им трудно сохранять настроение брахмачари. Мы не знаем что с этим делать.

Прабхупада сказал:

— Ну если они испытывают беспокойства скажите им, чтобы они женились. В чем проблема?

Вишвакарма сказал:

— Но Прабхупада, все большие преданные, санньяси, говорят им, что если они женятся, они падут.

Прабхупада сказал:

— Как вы можете пасть, если вы уже падшие?

Другими словами, куда еще падать то? Они настолько возвышенны?

Он сказал:

— Кроме того, санньяси — это не такие уж большие преданные. Большой преданный — это тот, кто смирен и искренен, и служит Кришне. Это большой преданный. А не санньяси. Я дал всем этим ребятам санньясу только потому что они все время достаждают меня. И чтобы они отстали от меня, я дал им санньясу. Чтобы они оставили меня в покое.

Радханатх Свами

Преданные считали, что я должен присоединиться к движению. Они сказали мне, что Шрила Прабхупада собирался провести их по разным местам Индии, и я должен присоединиться к ним. Я объяснил им, что я уже принял решение, что никогда в жизни не покину Вриндаван. Они стали очень критично ко мне относиться. Они называли меня сахаджийа. Они называли меня смарта-брахманом. Они говорили, что я претворяюсь. Они говорили, что движение Господа Чайтаньи — это проповедь. Я считал, что они просто не понимают. Эти западные люди просто не понимают, что такое Вриндаван. Они даже предложили мне быть личным слугой Шрилы Прабхупады, потому что они сказали, что всегда заболевают в Индии, а я был очень приспособлен к жизни в Индии. Но я сказал им:

— Спасибо большое за это прекрасное предложение, но я буду служить Шриле Прабхупаде, когда у него будут какие-то дела во Вриндаване.

Они сильно критиковали меня. Они даже запугивали меня.

Однажды Шрила Прабхупада давал лекцию в саду. Когда он шел со своей лекции до машины, я как раз прибыл. Была длинная толпа людей между его машиной и местом, где он давал лекцию. Все они кланялись когда он проходил мимо. Я был одним их этих людей в толпе. Я поклонился когда Шрила Прабхупада проходил мимо меня. Затем я встал. И когда я встал, Шрила Прабхупада остановился прямо передо мной. Я посмотрел на него. Я стоял на коленях. У Шрила Прабхупады было очень серьезное выражение лица. Очень озабоченное. Он посмотрел мне прямо в глаза, и когда он посмотрел мне в глаза, я почувствовал, что он смотрит мне прямо в душу. Я смог почувствовать как моей души коснулся взгляд Шрилы Прабхупады. У меня в жизни не было никогда такого чувства. Затем Шрила Прабхупада спросил меня:

— Сколько ты уже живешь во Вриндаване?

Я подумал: «О, нет! Все преданные отчитывали меня. А теперь Шрила Прабхупада будет отчитывать меня».

Очень стыдливо я сказал:

— Я живу здесь уже 6 месяцев.

Прабхупада просто стоял молча и смотрел на меня, пронизывая меня своим взглядом. Казалось, что это длилось много часов. На самом деле прошло около 30 секунд. Затем его лицо расцвело самой красивой экстатической улыбкой, и он сказал мне:

— Очень хорошо. Вриндаван — это самое замечательное место.

Он погладил меня по голове и ушел. Я подумал: «Все ругали меня за то, что я находился во Вриндаване, но Прабхупада знал что сказать мне, чтобы я привязался к нему». В тот момент я уже понял, что неправ, и был готов отправиться куда угодно и делать для него все, что угодно. Потому что я почувствовал такую любовь и такое понимание, такую глубину в том, что он был готов сказать все, что потребуется, чтобы вдохновиться меня еще больше привязаться к нему и к преданному служению.

Бхакта даса

Он мне написал одно письмо, очень интересное. Это было в середине 1972 года. В то время никто не ходил на санкиртану в штатском. Всё было очень прямо. Сари, дхоти, тилаки. «Мы из Харе Кришна, пожалуйста, почитайте книгу о Кришне.» Он написал мне в письме: «Проследи за тем, чтобы вы продавали книги проповедуя, а не обманывая.» Я не понял что он имеет ввиду. Он сказал «обман». Но что мы делаем такого? Я написал ему: «Шрила Прабхупада, вы сказали, что мы должны продавать книги проповедуя, а не обманывая. Что конкретно вы имели ввиду?» Он ответил так: «Если вы действуете, понимая, что Кришна — верховный повелитель, Он — единственный наслаждающийся, и Он — самый дорогой друг для всех живых существ, тогда вы никогда не будете обманывать. Но если вы будете действовать в любом другом сознании, вы всегда будете обманывать.» Он не говорил конкретно о какой-то лжи или о том, как собирают деньги, чтобы дать книгу. Я понял это так — Кришна находится внутри нас, и на санкиртане мы должны стараться удовлетворить Сверхдушу внутри самих себя и внутри людей, которым мы продаем книги.

Уттамашлока даса

Шрила Прабхупада спросил меня:

— Вы распространяете книги? Эта деятельность продолжается?

Я сказал:

— Да, Прабхупада. Мы распространяем много книг.

Я предоставил ему цифры. Они были впечатляющими.

Он сказал:

— Вы распространяете книги. А читаете ли вы их?

Я сказал:

— О, да, Прабхупада. Каждый день у нас проходит по 4 лекции.

Он улыбнулся мне своей огромной улыбкой. Это был сюрприз. И он сказал:

— О, спасибо тебе большое.

Меня просто окатило невероятное чувство удовлетворения от того, что я доставил ему удовольствие. И это была правда, потому что мы чередовали через день Нектар Преданности и Нектар Наставлений. Также у нас был Бхагаватам, а вечером мы читали Кришнабук, Чайтанья Чаритамриту и Бхагавад-гиту. Я сказал ему об этом. И он был очень очень счастлив. Я помню на лице его огромную улыбку. Он спросил:

— А преданные приходят?

Я сказал:

— Не много. Можно раз в шесть месяцев несколько присоединяются.

Он сказал:

— Ничего страшного. Манушйанам сахасрешу кашчит йатати сидхайе. Из тысяч людей может быть один заинтересуется, и из тысяч таких может быть один станет преданным. Так что ничего страшного. Не волнуйся об этом.

Радханатх Свами

Однажды он давал лекцию по Шримад Бхагаватам. Помню как он говорил:

— Вы все распространяете мои книги. Но вопрос мой в том, читаете ли вы мои книги?

Он сказал:

— Если вы идете к кому-то и пытаетесь убедить его купить книги, что будет если этот человек спросит: «А вы читаете эти книги? О чем они?» А вы ответите: «Я не читаю эти книги, я их продаю.» Как вы убедите их? Пока вы не будете убеждены в содержании этих книг, читая их внимательно, как вы сможете убедить других купить их?

Он был очень серьезен, говоря всем распространителям книг о том, что они должны очень внимательно читать его книги.

Бхакта даса

Однажды мне пришла идея продавать книги в книжных магазинах. У меня была подготовлена реклама книги Кришна для радио. Я вложил какие-то деньги в рекламу на радио. И поместил книгу Кришна во всех книжных магазинах в Сан Диего. Я написал Шриле Прабхупаде об этом. А он ответил: «Очень хорошо. Сообщи мне, пожалуйста, если это будет успешным. Потому что если это работает, то мы готовы тратить миллионы и миллионы долларов на рекламу наших книг.» Конечно, у меня не было достаточно финансов, чтобы сделать это так, как это должно быть сделано. Но это было эффективным хотя бы потому, что мы поместили книги во всех магазинах. Мы выставили их на витринах, и некоторые из них были проданы, но не достаточно чтобы покрыть наши расходы. Мне кажется, что Шриле Прабхупаде понравилась сама наша смелая попытка сделать что-то. Я слышал, что когда Шрилу Прабхупаду спросили что такое смирение, он ответил: «Смирение — это действовать смело ради Кришны». У нас есть такая идея, что смирение — это быть очень мягким, и тихим, и послушным. Но нет, Прабхупада сказал: «Будьте смелыми ради Кришны!»

Радханатх Свами

После того, как Шрила Прабхупада уехал, было объявлено, что в августе он посетит Новый Вриндаван и будет давать специальные лекции по Бхагавата-дхарме. Он будет на горе обсуждать Шримад Бхагаватам. И также он собирался отметить Джанмаштами и Вьяса-пуджу в Новом Вриндаване. Поэтому они набирали людей для помощи в подготовке. Я подумал, что мне стоит поехать и помочь в подготовке к приезду Шрилы Прабхупады. А потом я вернусь во Вриндаван в Индию. Так я отправился в Новый Вриндаван. Там всё было наполнено энтузиазмом предвкушения приезда Прабхупады. Там был дом, который называли Мадхуван. Это было старый избитый дом. Они хотели обновить его. И я помогал в покраске и в ремонте. За день до того, как приехал Шрила Прабхупада (на самом деле это была ночь, а он приезжал утром), они обнаружили, что туалет не работает. Все хотели отдохнуть, а меня попросили починить туалет. Я никогда в жизни не чинил туалеты. Я просто засовывал что-то в туалет, даже сам не понимая что делаю. Я пытался сделать всё для того, чтобы он начал спускать, потому что он не спускал. В конце концов, проведя там ночь, непосредственно перед приездом Шрилы Прабхупады, я нажал на ручку, и он смыл воду. Я подумал: «Прабхупада будет так счастлив. У него будет туалет, который может смывать.» Итак, Шрила Прабхупада приехал в дом Мадхуван. А я чувствовал себя таким гордым, что починил его туалет. И когда настал момент Шриле Прабхупаде идти в туалет, преданные сказали ему: «Это очень хороший туалет, он работает очень хорошо.» А Прабхупада взял свою небольшую лоту, и пошел в поле. Он справил нужду в поле, принял омовение в поле, и сказал:

— Мне нравится справлять нужду на траве, где дуют приятные свежие ветра.

Всё время, пока Шрила Прабхупада пребывал там, он ходил в поле, чтобы справлять там нужду. Он никогда не использовал туалет. А я получил урок. Шрила Прабхупада учил меня уроку непривязанности. Мы должны быть готовы отдать всё для того, чтобы удовлетворить нашего гуру, но не должны быть привязаны к результатам.

Бхакта даса

Было несколько случаев, которые я помню очень хорошо. Один раз у нас была лекция в университете Сан-Диего. Это католическая школа. И большинство слушателей были священниками, монахинями, епископами, даже кардинал по-моему был там. Весь приход католической епархии Южной Калифорнии был там — очень много людей. Мой отец тоже пришел. Мы поместили Вьяса-асану Шрилы Прабхупаду на стол и поставили стул, по которому он поднялся на стол, а затем на Вьяса-асану. Это был большой лекторий. Он начал лекцию, цитируя санскритскую шлоку, которую я так и не смог найти. Потом он сказал: «Это значит, что вы есть то, что вы едите. В этот век большинство людей питаются свиньями.» Никогда этого не забуду. Я сидел на полу у его стоп, думая: «Прабхупада, как вы можете такое говорить?» Я не мог поверить, что он будет готовить такие вещи перед такой аудиторией. Я понимал когда он называл хиппи наркоманами, но тут он обращался к этим высокопоставленным так называемым религиозным ученым. И он сказал: «Вы все свиньи». Я был полностью ошеломлен. Я смотрел в лица других преданных. Они тоже были ошарашены. Потому что если бы я говорил перед такой аудиторией, это была бы последняя вещь, которую я бы мог сказать. Но у Шрилы Прабхупады не было аханкары. Он был на абсолютном уровне и он мог сказать все, что угодно, и это сходило ему с рук. Если бы я такое сказал, они бы точно побили меня. Я никогда не забуду этого. Я не помню что было дальше в лекции. Я пытался найди её снова и снова, но так и не нашел. Похоже её нет в архивах, а если даже есть, то её еще не обработали.

Также в тот же самый визит нас пригласили в дом одного индийского человека. Шрила Прабхупада приехал, мы почтили прасад. Мы поели, не уверен, что это был прасад. Потом Шрила Прабхупада и этот джентльмен, которого звали доктор Давари начали философскую дискуссию. Доктор Давари представлял различные виды западной атеистической философии, а Шрила Прабхупада противостоял ему. Беседа началась в 7:30 или в 8 часов вечера, и она продолжалась, и продолжалась, и продолжалась. Наступило уже 11:30 вечера, а она продолжалась. Три или четыре человека из нас сидели там, и не говорили ни слова. Мы просто сидели и наблюдали за Шрилой Прабхупадой и слушали. В конце концов Шрила Прабхупада разгневался на этого человека и сказал: «Вы глупец! Мудха! Таких как вы я никогда еще не встречал! Полный глупец!» Он начал обстреливать его таким образом, потому что этот человек не хотел сдаваться. В конце концов доктор Давари лег, положил голову на стопы Прабхупады и покорился. С этих пор вся их семья стала вайшнавами. Я недавно был в Сан-Диего и их семья, и семья их семьи до сих пор являются самыми крупными спонсорами храма в Сан-Диего.

Уттамашлока даса

Мы отвезли Прабхупаду на небольшое собрание в индийском доме, в котором участвовали люди из индийской общины и преданные. Мы устроили большой киртан. Прабхупада сидел на диване и воспевал, а я играл на мриданге. Там был мой сын, ему было 3 или 4 года, и у него был маленький деревянный барабан. Но он просто стоял и пристально глазел на Прабхупаду. Прабхупада сделал так — он показал руками: «Играй на барабане, играй на барабане». Род стал играть, Радха Гопинатх. Мы закончили киртан. Все остановились, и мы думали, что Прабхупада начнет говорить. Но он посмотрел на Брахмананду и сказал: «Ты говори». Брахмананда был шокирован. Кто захочет говорить в присутствии духовного учителя? Это очень страшно. Он встал, и начал заикаться, и что-то бормотал, но сказал что-то философское. Я подумал: «Ха-ха! Хорошо, что я не санньяси. Иначе Прабхупада мог попросить меня. Мне было бы не просто. Потому что скорее всего он будет просить всех санньяси говорить.» Брахмананда сел. Я посмотрел на Прабхупаду, а он на меня, и он сказал:

— Теперь ты говори.

Я сразу же замерз до смерти. Я был в шоке. Я стоял там, и я сел. А он сказал: «Встань». Я встал, и был в каком-то вакууме. Я не знаю что это было. Я просто говорил, и надеюсь это было трансцендентно. Никто не смеялся. Может это и не было так хорошо, потому что обычно люди смеются когда я говорю. Так или иначе, это было очень шокирующе. Позже мы принимали прасад, и я сказал:

— Прабхупада, вы не будете возражать если мы будем петь бхаджаны пока вы едите?

Он сказал:

— Совсем нет.

Я спросил:

— Прабхупада, у вас есть любимая мелодия для Харе Кришны?

Он сказал:

— О, да.

Я спросил:

— Какая?

Он сказал:

— Все.

Радханатх Свами

Каждый день Шрилу Прабхупада приносили на паланкине на вершину горы, где был сделан красивый павильон специально для лекций Шрилы Прабхупады. Преданные очень тяжело трудились, чтобы сделать его для Прабхупады. Там была прекрасная сцена и прекрасная Вьяса-асана. И сотни преданных и гостей приехали со всей Америки на эти лекции по Бхагавата-дхарме. Первый день его принесли на паланкине. Преданные посвятили много недель, чтобы сделать этот паланкин для Прабхупады. Но когда пришло время подниматься, они не могли найти паланкин. Прабхупада просто ждал, и ждал, и ждал. Потом они нашли паланкин. И подняли его. Преданные так тяжело трудились, и они устроили целую процессию с киртаном на эту гору. И он чувствовал себя настолько неловко, что когда он поднялся наверх, он спросил:
- А есть ли машина, на которой мы могли бы приезжать сюда?

И каждый день после этого они привозили его на машине. Хаягрива привозил его на Волксвагене.

Уттамашлока даса

Мы ехали домой, и одна из машин подъехала сбоку с одним преданным, Айодхйа Пати, который был поваром. Я сказал:

— Прабхупада, это наш повар. Каждый день, каждое утро у нас рис, дал, чапати, очень хорошие сабджи, рис басмати.

Я описал ему весь обед. Один раз в день мы едим полноценный обед. А вечером у нас небольшой перекус. Потому что это очень практично.

Он сказал:

— Это идеально.

Потому что Прабхупада давал наставление:

— Один раз в день — полноценный прием пищи. Утром, днем или вечером.

Мы выбрали утро. Позже, на следующий день, мы отправились в Монреаль. Мы сидели в аэропорте, ожидая самолета Прабхупады. Один из преданных, Шиварама, сказал:

— Прабхупада, есть ли идеальная диета для преданных санкиртаны?

Прабхупада сказал:

— О, да.

— Какая же?

Он посмотрел на меня и сказал:

— Расскажи им.

Я описал им нашу программу прасада. Он сказал:

— Это идеал.

До этого мы были в саду, потому что Прабхупада не мог остановиться на ночь. Поэтому он решил просто пообщаться с преданными. Он сказал:

— Давайте почитаем Гиту.

И попросил Джагадишу почитать несколько стихов из Гиты. На сколько помню 8 главу об оставлении тела в определенное время. Джагадиша прочитал несколько стихов и он сказал:

— Теперь скажи что-нибудь.

Я подумал: «Ну вот, снова». Джагадиша что-то сказал. И он сказал:

— Теперь ты почитай и поговори. — и дал мне книгу. Я почитал и снова в присутствии Прабхупады мне пришлось говорить. Потом Прабхупада уехал.

А вот эпилог. Это было лето 75 или 76 года. Мы были на фестивале. И собрались всей командой преданных вместе. А затем Прабхупада величественно спустился со второго этажа к преданным. Все воспевали, шел киртан. Все смотрели на Прабхупаду и каждый ждал его маленькой улыбки и его признания. Хотя бы чего-то. Хотя бы взгляда в их сторону. Прабхупада проходил мимо преданных вниз по лестнице, по дорожке. А я ждал внизу прямо на дорожке. Прабхупада спускался, начал смотрел на меня и улыбнулся. Он продолжал идти, смотреть на меня и улыбаться, и он подошел ко мне и остановился. Все были в шоке. Он спросил:

— Итак, всё ли хорошо в Торонто и в Чикаго?

Я сказал:

— Да, Прабхупада, все очень хорошо.

Он сказал:

— Хорошо. Это хорошо.

Потом он посмотрел на Амарендру и спросил:

— Всё ли хорошо в Детройте?

Он ответил:

— Прабхупада, я Амарендра, я не Говардхан.

Он сказал:

— А, хорошо, прости.

Бхакта даса

В 1970 году во время подготовки к Ратха-ятре я трудился в Беркли. Преданные в Беркли резали фрукты для фруктового салата. В ту ночь мы поспали не много, может быть час или полтора. И рано утро провели небольшую утреннюю программу. Мы сидели в храмовой комнате, и начали петь молитвы Гуру-аштакам на английском. Неожиданно Шрила Прабхупада вошел в комнату. Мы не знали что он придет. Это было спонтанно. Он приехал в храм и сел на Вьяса-асану и сказал:

— Продолжайте делать то, что делали.

Мы продолжили чтение: «Духовный учитель очень доволен когда он видит, как преданные вкушают Бхагават-прасадам». Шрила Прабхупада вскочил и сказал:

— Да! Это лучшая часть!

Мы воскликнули: «Джая Прабхупада!»

Радханатх Свами

Затем настал Джанмаштами. В ночь Джанмаштами Радха Вриндаван-чандра были перенесены в новый храм, который был только что построен преданными. Был примерно месяц очень кропотливой работы, которая должна была быть закончена к этому дню, как обычно преданные всё планируют. Преданные отчаянно трудились, потому что в определенный час должен был приехать Прабхупада и увидеть Божеств Радха Вриндаван-чандра в новом храме. И в тот момент, когда Прабхупада проходил через первую дверь, стремянки и ведра быстро выносили через пуджарскую дверь. И когда Прабхупада вошел, всё было идеальным и законченным. Но стены были только что покрашены. И мы молились о том, чтобы Прабхупада не дотрагивался до стен. Он вошел и увидел красоту Радхи Вриндаван-чандры. Он смотрел на Них. У него выступили слезы на глазах от красоты Радхи Вриндаван-чандры. Преданные провели великолепное поклонение. И Шрила Прабхупада обратился к нам:

— Ваши Радха Вриндаван-чандры самые красивые. Они явились перед вами как самые красивые американские юноша и девушка, чтобы привлечь ваши сердца.

Затем он сказал:

— Ваше поклонение очень прекрасно. Но будьте очень осторожны. Есть два пути на пути бхакти: панчаратрика-видхи и бхагавата-дхарма. Панчаратрика-видхи — это поклонение Божествам с великой преданностью, совершая все необходимое служение для удовлетворения Божеств. А бхагавата-дхарма значит слушание и воспевание славы Господа. Это как две рельсы на одном железнодорожном пути. Они должны идти вместе. Если вы не будете внимательно слушать Шримад Бхагаватам и воспевать Святое имя каждый день, придет день, когда вы посмотрите на Радху Вриндаван-чандру и подумаете: «Почему мой Гуру Махарадж оставил мне это бремя?»

Его слова опалили наши сердца. И я помню, что с этого дня садхана у преданных в Новом Вриндаване стала такой невероятно строгой. Очень строгой. Преданные просыпались в 2 часа ночи, чтобы повторять свои круги. Все приходили на лекцию по Шримад Бхагаватам. Так Прабхупада вдохновил нас.

Уттамашлока даса

Бон Махарадж, духовный брат Прабхупады, приехал в Америку. Это приезд спонсировал профессор Джон Макдональд. Он было хорошим профессором, кандидатом наук в области изучение Южной Азии. Он ездил в Майапур и написал диссертацию по Чайтанья-вайшнавизму. Он преподавал на факультете религии в Торонто, и был очень хорошо расположен к нам, и мы с ним подружились. Он проспонсировал приезд Бон Махараджа. Мы встретили Бон Махараджа в его доме, пригласили в храм, он спел киртан, прочитал лекцию, и рассказывал с некоей долей эрудиции, достаточно ясно. Профессор Макдональд организовал в Торонто встречу — то, что называют вселенским собором. Это было собрание определенных лидеров различных религиозных групп — иудейское сообщество, баптисты, христиане, католики, адвентисты седьмого дня и так далее. Он приехал. И он написал перевод и комментарий к Бхакти-расамрита-синдху, Нектару Преданности. Он дал небольшую лекцию, которая была очень возвышенной. Она была о Радхе и Кришне, о том, что Радхарани — это энергия наслаждения Кришны. Но он говорил на языке, подобном языку Бхактисиддханты, который не был обыденным. И если вы не знали основных принципов, вы не могли понять о чем идет речь. И я видел, что они просто вежливо выказывают свое внимание. Но они ничего не понимали. После него каждый дал свою речь: «Мы очень рады вашему приезду, это религиозное единство, и бла-бла-бла». Они просто говорили все эти бесполезные вещи. Просто пытались показаться хорошими. Все они сказали, и подошла моя очередь. Я видел, что они не очень то хотят, чтобы я говорил, но это была их проблема. Я сказал:

— Да, для меня очень интересно то, что мы все, представители различных духовных групп и сообществ, здесь сегодня собрались. Мы послушали Бон Махараджа из Индии, который говорил о Боге. Но я не слышал, чтобы кто-то еще говорил о Боге. Если это то, что нас объединяет, почему бы нам не поговорить об этом и не изучить реализации друг друга, а также концепции, понимания того, что такое Бог, или кто такой Бог. Потому что это то, что нас объединяет. Мне кажется это немного странным, что мы не делаем этого. Мы просто говорим какие-то элементарные вещи, которые по сути ничего не значат.

Не помню что именно я сказал, но я точно взволновал всех. И они также начали обстреливать меня. Не глядя даже на меня, они начали говорить о фанатизме и других вещах. Я думаю, что я сделал всё правильно, потому что я их по-настоящему раздразил и поставил на место.

Также, когда мы с Прабхупадой смотрели здание в Торонто, он рассказал мне о том, что слышал об этом случае. На утренних прогулках он задавал вопросы об этом, потому что преданные рассказали ему о том, что я сделал. Он спросил меня:

— А что сказал Бон Махарадж?

Я рассказал ему насколько сам помнил. Одна из вещей, о которой сказал Бон Махарадж после меня, была что-то вроде «Господь Чайтанья никогда не проповедовал, Он просто воспевал и любил Бога, но не проповедовал никакой философии». Не помню точных слов, но смысл был такой. Я сказал:

— Здорово! Но я это понимал совсем по-другому. Это отличается от того, что говорил мой духовный учитель.

Я не хотел выглядеть нахальным перед духовным братом Прабхупады, из уважения. Но я рассказал об этом Прабхупаде. И Прабхупада начал говорить разные вещи, чтобы опровергнуть его слова. Он сказал, что Господь Чайтанья никогда такого не говорил. Он делал и то, и другое. Не помню деталей. Но он привел так много цитат из Чайтанья Чаритамриты, в которых говорилось о том, что Господь Чайтанья проповедовал, и очень конкретно объяснял философию о том, кто такой Кришна и как мы должны понимать все это, и какое это отношение имеет к нашему духовному осознанию и прогрессу. Это был прекрасный обмен мыслями о Бон Махарадже со Шрилой Прабхупадой. Он был очень рад, что я так выступил, бросив вызов и создав волнение. Он посчитал, что это круто.

Радханатх Свами

После киртана и после арати Шрила Прабхупада попросил преданных читать книгу «Кришна». Это был маленький храм. И он был битком набит преданными. Божества были в передней части храма, Прабхупада в задней, а между ними был оставлен пустой островок. А с обеих сторон этого островка сидели санньяси. Все санньяси Северной Америки сидели лицом друг к другу с дандами в руках. А за ними была сгущеная толпа преданных. Санньяси начал читать. К этому времени уже наступил поздний вечер. В храме было так жарко, что едва можно было дышать. Шрила Прабхупада сидел на своей Вьяса-асане с прямой спиной и внимательно слушал лилу Кришны. Все, кто находился в храмовой комнате, были так утомлены, что просто засыпали. Буквально люди просто падали и ловили друг друга. Я никогда не забуду это зрелище, потому что я был тогда новичком в ИСККОН. Все санньяси сидели, и все они то и дело засыпали. У них в руках были данды, и можно было видеть как эти данды ходили вверх и вниз. Никто не мог сохранять бодрствование во всей храмовой комнате. А Прабхупада сидел с прямой спиной и внимательно слушал о славе Господа Кришны. Когда первая глава закончилась и преданный прочитал «так заканчивается первая глава книги Кришна под названием Явление Господа Кришны», все, когда услышали, что глава закончилась, были так счастливы, что воскликнули: «Джая Шрила Прабхупад!» Не из-за книги, а из-за того, что она закончилась. Шрила Прабхупада сидел с абсолютно серьёзным видом, и сказал:

— Следующая глава.

И они начали читать следующую главу. Санньяси засыпали, преданные, все просто сражались и напрягались. Плюс к тому мы ещё постились весь день. Кроме того, что мы устали, мы были очень голодны. К этому времени уже перевалило за полночь. И вторая глава, «Молитвы полубогов Господу в лоне», была очень очень длинной. Казалось это длилось много много часов. И в конце концов преданный прочитал: «Так заканчивается вторая глава книги Кришна под названием Молитвы полубогов Кришне в лоне». Все были так счастливы, что она закончилась, думая о прасаде и о сне, что воскликнули: «Джая Прабхупад!» А Прабхупада сидел:

— Следующая глава.

Они начали читать следующую главу. Когда я смотрел на него, я думал о Махарадже Парикшите, о том, как Махараджа Парикшит сидел в течение семи дней и семи ночей, поглощённый внимательным слушанием славы Господа, и вкушал сладость амброзии. В Шримад Бхагаватам говорится, что это настоящий признак великой души. У него такой вкус к слушанию славы Кришны. Я смотрел на всех нас, страдающих и сражающихся, падающих и засыпающих, и молящихся о том, чтобы это чтение закончилось. А Прабхупада сидел там полностью поглощённый экстазом лилы Кришны. Затем закончилась следующая глава. И к тому времени преданные уже едва могли бы сказать «Джая Прабхупад». Шрила Прабхупада посмотрел на всех нас печальных, и просто улыбнулся. Он все ещё сидел с прямой спиной, полностью погруженный в лилу Кришны, и сказал нам:

— Мне кажется, что все вы уже очень сильно устали. Так что мы здесь остановимся.

И тогда все настолько громко, насколько вы себе только можете предоставить, воскликнули: «Джая Прабхупад!»

Шрила Прабхупада был очень счастлив видеть всех нас вместе в Новом Вриндаване.

Бхакта даса

Это было в 1972 году, когда Шрила Прабхупада приехал в храм в Сан-Диего. Был один преданный в Сан-Франциско, по-моему его звали Деварши, который прославился продажей журналов «Назад к Богу». У него было незначительное падение в связи с какими-то сексуальными связями. И президент Сан-Франциско вышвырнул его из храма за это. Поэтому он был немного потерян. Он везде блуждал, а президент Сан-Франциско звонил всюду и говорил: «Не пускайте к себе это преданного Деварши, он мошенник, у него были сексуальные связи». Он позвонил и мне. Но потом Деварши показался в дверях храма в Сан-Диего. Мне было не просто кому-то отказывать. Шрила Прабхупада был там. Деварши сидел на газоне перед храмом, желая попасть внутрь. Я сказал: «Почему бы тебе не увидеться со Шрилой Прабхупадой?» он зашёл и объяснил что-то Шриле Прабхупаде о том, что произошло и как его теперь никуда не пускают, и никто его не хочет видеть. Прабхупада сказал:

— Так поехали путешествовать со мной.

Это пример его сострадания. Никто не хотел его видеть. «Так поехали путешествовать со мной. Ты мне нужен». Он никого не отвергал.

Радханатх Свами

Он приехал в Новый Вриндаван. Мне поручили повесить гирлянду на Прабхупаду. Это считалось очень особенным служением. Когда Шрила Прабхупада только приехал, план был такой, что его должны были проводить в храм, а когда он сядет на Вьяса-асану, я должен был его поприветствовать, надев гирлянду ему на шею. Поэтому я должен был быть там сразу же, когда Прабхупада выйдет из машины. Это был Линкольн Континенталь. У меня был поднос с гирляндой для Прабхупады. Все пытались подойти поближе к Прабхупаде, но так как у меня была его гирлянда, мне разрешили идти прямо за ним — непосредственно чуть в стороне сзади него. Я вошел в храм, и Шрила Прабхупада поклонился Радха Вриндаван-чандре. С большим большим чувством он смотрел на Божеств около минуты или двух. Затем он пошел назад и сел на Вьяса-асану. К этому времени все преданные забились в храмовую комнату. Шел киртан. У меня была гирлянда, я приблизился к Шриле Прабхупаде. А Шрила Прабхупада посмотрел на меня и улыбнулся. Затем он нагнул голову, чтобы я смог надеть на него гирлянду. Но я так стеснялся, что не мог повесить на него гирлянду. Прабхупада смотрел на меня, давая понять: «Надевай». А я просто стоял там. Прабхупада ничего не сказал, но своими глазами он сказал так много всего. Один из моих духовных братьев санньяси стоял за мной. В тот момент я был брахмачари. Я отдал гирлянду своему духовному брату, и он повесил гирлянду на Шрилу Прабхупаду. Шрила Прабхупада даже не посмотрел на моего духовного брата. Он смотрел прямо на меня. Он был так доволен. Он кивнул головой, давая понять: «Да, это правильно. Ты понял.» Он ничего не сказал, но через жесты и через глаза он говорил со мной так, что я мог понять его. Он говорил: «Да, быть слугой моего слуги — это лучший способ удовлетворить меня». Это было одно из самых удивительных наставлений, которые Шрила Прабхупада когда-либо давал мне. И я всей жизнью и душой пытаюсь следовать этому наставлению.

Уттамашлока даса

Мы были в Торонто. В следующем году Прабхупада вернулся. И на этот раз у нас было здание. Так что он приехал в новый храм. Я был президентом Чикаго, а Мадхавананда перенял полномочия Говардхана в Детроите. Мы обсуждали с Прабхупадой что-то о Детроите и об индийской общине, которая была чем-то недовольна. В какой-то момент Прабхупада упомянул Говардхана. А мы сказали:

— Говардхан больше не президент.

— А кто?

— Теперь Мадхавананда президент.

— А почему он президент?

— Ну, у Говардхана были проблемы, он не повторял свои круги.

— Откуда вы знаете, что он не читает свои круги?

— Прабхупада, он сам сказал, что не читает.

— Как минимум он достаточно честен, чтобы признаться в этом. А вы говорите, что читаете. Но обязан ли я вам верить? Может вы обманываете? По крайней мере он…

— Но Прабхупада, он не посещал утреннюю программу.

— Тогда вы должны вдохновлять его! Сделайте его снова президентом. Он сделал так много хорошего. Он должен быть президентом храма.

Так Говардхана снова вернули на должность президента храма.

Сам я перенял служение у Шри Говинды, который был в ярости от того, что его сместили с должности президента. И это было оправданно. Но не будем об этом. По иронии судьбы я перенял Монреаль у Шри Пати, а Чикаго у Шри Говинды. И когда я был там, мне было так тяжело, что я попросил Джагадишу прислать мне кого-то в помощь. Я нуждался в парочке правых рук. Он сказал:

— Я пошлю тебе пару человек в помощь. Это будут Шри Пати и Шри Говинда.

Я сказал:

— Вот здорово… Спасибо…

Так или иначе мне пришлось проявить чудеса дипломатии. Со Шри Пати всё было в порядке. Мы были лучшими друзьями. А Шри Говинде было трудно принять меня. Но всем остальным было легко не принимать его. Он написал 10 или 20 страниц текста о том, почему он должен быть президентом Чикаго, а я не должен. Он пытался всячески встретиться с Прабхупадой здесь и там и показать ему эту бумагу, и надеялся, что как и Говардхан, он будет восстановлен. В конце концов в Нью-Йорке ему выпала возможность встретиться с Прабхупадой и сказать:

— Прабхупада, я написал все это. Я хочу, чтобы вы прочитали это. Я хочу быть президентом Чикаго. Я думаю это будет хорошо.

Прабхупада сказал:

— Перемены тоже хороши. Иногда перемены хороши. Давай оставим всё как есть.

Радханатх Свами

Помню как один из моих духовных братьев, по-моему это был Адвайта Ачарья, спросил Прабхупаду о сиддха-дехе. И не успел он договорить предложение, как только он сказал «сиддха-деха», Прабхупада оборвал его. Он сказал:

— Что за ерунду ты говоришь? Сиддха-деха. Ты полон множества отвратительных качеств. Не говори ничего о сиддха-дехе.

И он объяснил:

— Сначала ты должен очиститься, повторяя Харинаму. Сначала ты должен очиститься, следуя регулирующим принципам. Сначала ты должен очиститься, практикуя основные принципы сознания Кришны. И пока ты не очистился, даже и не говори о сиддха-дехе.

Он был очень суров, как лев.

Другой преданный спросил что будет, если человек после инициации падет. Шрила Прабхупада снова как лев сказал:

— Что значит падет? Не может быть и речи о падении. Ты дал обеты перед своим духовным учителем, перед Божествами, перед священным огнем, перед собранием вайшнавов. Ты дал обет. Как можешь ты его нарушить? Ни один джентльмен не нарушит такой обет. Не может быть и речи о падении.

Другой преданный, Джанардана, спросил Шрилу Прабхупаду:

— Иногда люди говорят, что мне не нужен гуру, потому что Кришна говорит со мной из сердца. Господь говорит со мной из сердца. Что ответить такому человеку?

Прабхупада начал очень серьезно и очень очень строго:

— Ты не знаешь как ответить на этот вопрос? Ты что, не читаешь мои книги? Почему ты, негодяй, не можешь ответить на этот вопрос?

Он начал отчитывать Джанардану очень свирепо. Затем он дал ответ:

— Кришна говорит в Бхагавад-гите тешам сатата йуктанам бхаджатам прити пурвакам дадами буддхи йогам там йена мам упайанти те. Только тот, кто поклоняется Кришне с полной преданностью и не сходит с пути ни при каких обстоятельствах, только с таким человеком Кришна может говорить изнутри. Тот, кто постоянно служит мне с любовью.

Он сказал:

— Почему ты не можешь ответить? Почему ты не знаешь этот стих?

И он продолжал, и продолжал, и продолжал отчитывать Джанардану. Он был так строг, что все были просто парализованы. Они не могли выдержать этого гнева Прабхупады. И один преданный, Кулашекхара, задал Прабхупаде простой вопрос, чтобы сменить тему. И после того, как он ответил на вопрос, Прабхупада продолжил отчитывать Джанардану. Он сказал:

— Ты негодяй. Ты просто пришел, чтобы беспокоить меня.

Так Шрила Прабхупада по-настоящему дал нам понять насколько серьезно мы должны изучать его книги и уметь проповедовать на основе его книг. Он отдал всю жизнь и все силы, чтобы написать эти книги для нас. Он говорит с нами через книги. Нам не надо задавать ему лично все эти вопросы. Это урок, который, как мне кажется, он хотел в тот день преподать нам.

Бхакта даса

Конечно в то время мы гуляли со Шрилой Прабхупадой не очень часто, потому что было достаточно преданных, которые хотели погулять с ним, но раз в 10 дней или раз в 2 недели вам удавалось попасть на утреннюю прогулку. У меня нет большого количества воспоминаний. Помню как один раз он сказал, что придет день, когда движение сознания Кришны будет настолько могущественно, что если кто-то не будет воспевать, мы его пристрелим. Иногда людям не нравится, когда я рассказываю эту историю, но я помню её очень хорошо. Шрила Прабхупада был полностью уверен, что сознание Кришны будет установлено как дхарма этого века. И она распространится по всему миру и станет всеобщей религией. Нас просто разделяет время от этого. Конечно он никогда не говорил сколько именно времени потребуется. Христиане постоянно говорят, что Иисус придет вновь. И это продолжается из года в год в течение последних 2000 лет. Мне кажется, что мы тоже так думаем, что в течение последующих 10 лет миру придет конец, и волшебным образом сознание Кришны распространится повсюду. Мы не знаем правда это или нет. Но мы должны быть уверенны, что это является юга-дхармой, и оно распространится, а мы должны принять в этом участие.

Уттамашлока даса

Помню как Сатсварупа спросил Прабхупаду:

— Как мы можем ускорить свой прогресс в сознании Кришны?

Это было на утренней прогулке в Майапуре. Прабхупада ответил:

— Просто подумай о том, что тебе придется умереть через минуту. Если бы ты знал о том, что тебе придется умереть через минуту, насколько быстро твоё сознание сосредоточилось бы на Кришне. Если ты будешь думать так: «Я могу умереть через минуту», такой образ мыслей даст тебе необходимую силу концентрации.

Радханатх Свами

Я жил на старой ферме в Новом Вриндаване, которая находилась на другой стороне горы. Чтобы увидеть Шрилу Прабхупаду мне нужно было каждый вечер спускаться с горы, пересекать маленькую речку, и подниматься снова в гору к Прабхупаде. Каждый день, поднимаясь, я обнаруживал на кусте с розами одну красивейшую полностью расцветшую розу. И это было каждый день. Это было чудо. Я срывал её и всегда приносил с собой. Когда я приходил, Шрила Прабхупада сидел на Вьяса-асане, и я предлагал эту розу его лотосным стопам. И часто, когда он давал лекцию, он брал эту розу и держал в своих руках. Я помню как однажды он держал розу, которую я предложил ему, и вдыхал её аромат. Он смотрел на неё и дал такой пример:

— Точно так же, как эта роза является цветком, — а на нем была гирлянда из бархатцев, — а это тоже цветы. Но она всё равно остается розой. Несмотря на то, что и те и другие — цветы, роза однако является лучшим из цветков. Точно так же мы одновременно едины и различны с Кришной. Несмотря на то, что мы едины с Кришной, Кришна остается Кришной. Кришна — это роза.

Он использовал такой пример для объяснения ачинтья-бхеда-абхеда-таттвы.

Бхакта даса

Мы организовали фестиваль в парке Бальбоа в звездном оперном театре. На сколько помню это было 1 июля 1970 года. Мы пытались делать рекламу и как-то распространить информацию, но к сожалению пришло не много людей. Но тем не менее было допустимое количество человек. Прабхупада сидел на сцене на своей Вьяса-асане и начал давать лекцию о Господе Чайтанье. Когда лекция началась, один пьяный хиппи из толпы начал кричать: «Мы хотим секс! Мы любим секс! Секс, секс! Мы хотим секс!» Шрила Прабхупада наклонился и спросил:

— Что он говорит?

Я сказал:

— Шрила Прабхупада, он говорит, что хочет секс.

Шрила Прабхупада остановил свою лекцию и поменял тему. Он начал говорить о сексе, о настоящей цели секса, о духовном сексе и так далее. Это было удивительно. Запись этой лекции есть в архивах. Вы можете послушать.

Уттамашлока даса

Однажды я спросил его:

— Прабхупада, если кого-то беспокоит желание секса, что делать?

Он сказал:

— Повторяйте больше Харе Кришна. Вот и всё.

Радханатх Свами

В другой раз во время вечерних даршанов я чувствовал себя немного виноватым, потому что потерял свой счетчик. В Новом Вриндаване в то время было трудно найти счетчик или что-то еще. Я повторял свои 16 кругов, но именно в этот день, единственный день, который я могу вспомнить за всю свою жизнь, я не был уверен, закончил ли я свои круги или нет. Сидя в нескольких футах от Вьяса-асаны Шрилы Прабхупады, у меня в голове появилась мысль: «А закончил ли я свои круги сегодня?» Как только я подумал об этом, Шрила Прабхупада посмотрел на меня. Он посмотрел на меня очень искренне. Во время даршана, если он не разговаривал с людьми, он повторял джапу. Он посмотрел на меня, поднял свой мешочек с четками, взял одну из счетных бусин и очень педантично, медленно и нарочито спустил её вниз. И отпустил руку. В этот момент он смотрел прямо на меня. Я подумал: «Шрила Прабхупада хочет, чтобы я достал себе счетчик». Шрила Прабхупада хотел быть уверенным в том, что мы не поступаемся ничем в должном повторении наших 16 кругов каждый день.

Уттамашлока даса

Помню как в Лос-Анджелесе еще до моей инициации Прабхупада цитировал стих из Гиты расо ахам апсу каунтейа — я вкус воды. Он сказал:

— Даже пьяница, если он пьет вино и думает, что Кришна является этим вкусом, может совершить определенный прогресс благодаря этому сознанию.

Это сознание очистит его. Конечно же не то, что он пьет вино. Но если у него есть такое сознание, это будет определенным прогрессом. Он должен так думать.

Радханатх Свами

Одним вечером преданные собрались на даршан. Было очень холодно и лил дождь этим вечером. Секретарь Шрилы Прабхупады, тогда это был Пушта Кришна Махарадж, вышел и сказал, что Шрила Прабхупада не будет давать даршан сегодня вечером. Мы все собрались около входной двери в дом. Мы очень расстроились, что этим вечером нам не удастся получить бесценное общение со Шрилой Прабхупадой. Мы пошли назад. Но каким-то образом Прабхупада в окно увидел насколько опечалены мы были когда уходили, и сказал Пушта Кришне:

— Позови их внутрь.

Потому что обычно все происходило снаружи. И он позвал нас и сказал:

— Шрила Прабхупада хочет, чтобы вы зашли. Он даст даршан.

Мы всей толпой вошли в гостиную и сели. Шрила Прабхупада вышел, и было видно, что он был очень болен этим вечером. Он сел, держась рукой за голову, и попросил Прадьюмну прочитать из 12 песни Шримад Бхагаватам о признаках Кали-юги. Было объявлено, что он не будет говорить в этот раз. Мы сможем просто сидеть с ним и слушать Шримад Бхагаватам. Прадьюмна начал читать о некоторых признаках Калю-юги. Прабхупада сидел. Помню как он так вдохновился слушанием объяснений Веда-Вьясы о том, что нас ждет в Кали-югу, что каждый раз, когда он читал о новом признаке, Шрила Прабхупада вдруг освобождался от своей болезни и, полный радости, начинал комментировать. Например, когда читали о том, что люди будут проделывать большие расстояния просто чтобы посетить места паломничества, Прабхупада говорил:

— Да! Как в наше время! Люди живут Калькутте, на берегу Ганги, и они будут совершать такие большие усилия просто для того, чтобы приехать в Харидвар и принять омовение в Ганге. Точно так же, вы в Новом Вриндаване. Новый Вриндаван не отличен от Вриндавана. Так что вам никуда не надо ехать. Вриндаван здесь, и Кришна здесь.

И все преданные очень обрадовались.

Затем Прадьюмна прочитал, что признаком Кали будет то, что красота будет измеряться длинной волос. Прабхупада сказал:

— Да! Можете сами видеть! Веда-Вьяса видел прошлое, настоящее и будущее. В то время, когда он писал Шримад Бхагаватам, не было еще движения хиппи. Но он знал, что хиппи придут.

Затем он начал объяснять, что Шримад Бхагаватам — это совершенное писание, потому что он был написан Веда-Вьясой, имеющим совершенные реализации и ясно видящим прошлое, настоящее и будущее, и также имеющим совершенное видение Кришны.

Так вечер, который поначалу показался потерянным без Прабхупады, стал одним из самых замечательных даршанов.

Бхакта даса

На следующий день г-н Джоши, панджабский судья в отставке, который жил недалеко от Беркли, на другой стороне залива Сан-Франциско, пригласил Шрилу Прабхупаду на обед. Это уже стало традицией. Когда бы Шрила Прабхупада не приезжал в Сан-Франциско, он шел на обед к г-ну Джоши. Г-н Джоши встречал его с гирляндой из однодолларовых купюр. Мы не критиковали г-на Джоши за то, что он не дает стодолларовые купюры. Г-н Джоши омывал стопы Прабхупаде, и также омывал стопы всем преданным. Он усаживал нас. Мое тело очень устало. Я тяжело трудился, участвуя в подготовке к Ратха-ятре в течение нескольких недель. После каждого из таких фестивалей тело просто разваливалось. Я помню как сидел на прасаде, и мне стало очень тяжело. Но я никому ничего не сказал. Я просто сохранял решимость. Но Шрила Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— Бхакта дас, ты себя плохо чувствуешь?

Я сказал:

— Шрила Прабхупада, я немного заболел.

Он сказал:

— Тебе надо идти и отдохнуть. Ты тяжело трудился. Теперь отдохни.

— Да, Шрила Прабхупада.

Я поклонился, пошел в спальню, лег там и отключился. Через какое-то время я услышал какой-то шум. Я посмотрел наверх и увидил, что Шрила Прабхупада вошел в комнату. Я выпрыгнул с постели, припал к его стопам, принес дандаваты, и начал выходить из комнаты. Прабхупада показал жестом:

— Отдыхай! Ты тяжело трудился! Отдыхай!

— Да, Шрила Прабхупада.

Я снова лег на кровать. Там было две парные кровати напротив друг друга. Я лег на правую. Г-н Джоши пришел и сдёрнул покрывала с другой кровати. Шрила Прабхупада заполз туда, а г-н Джоши заправил на нем одеяло, как если бы он был маленьким ребенком. Это было очень сладко. Две кровати находились где-то в 18 дюймах друг от друга, или меньше. Моя голова была тут, а голова Прабхупады была там. Так мы вздремнули. Конечно для меня это был не обычный сон. Это был сон на Голоке, йога-нидра, очень необычный. Но это показывает каким сострадательным, каким чутким, каким заботливым был Шрила Прабхупада по отношению к преданным. Он не возвеличивал себя, думая «Я гуру, а ты никто. Иди спать на полу, а я буду спать на постели.» Он одинаково относился ко всем. Конечно для меня он был Богом. Но его доброта была неизмеримая. Каждый раз, когда он видел меня, первое, что он говорил: «Бхакта дас, ты счастлив?» Его всегда заботило счастливы ли мы. Я всегда был счастлив когда был со Шрилой Прабхупадой. До встречи с ним я всегда был встревожен. Но когда я видел его, все проблемы исчезали. В его присутствии не было никаких проблем.

Радханатх Свами

Ближе к началу его визита погода стала достаточно холодной и дождливой. И Шрила Прабхупада решил покинуть Новый Вриндаван, потому что эта погода не подходила к его здоровью. Его секретарь сказал, что Шрила Прабхупада собирается сократить свой тур здесь, потому что погода была не подходящей. Киртанананда Свами очень расстроился. Он сказал Шриле Прабхупаде, что если это место не подходит для вас, чтобы жить здесь счастливо, тогда мы покинем это место и продадим его, и откроем Новый Вриндаван в каком-то другом месте. Никогда не забуду ответ Шрилы Прабхупады. Он сказал:

— Нет. Так как вы защищаете здесь коров Кришны, ваша миссия совершенна. Она успешна.

И затем он сказал:

— Я останусь до конца запланированного срока.

Уттамашлока даса

Я охранял комнату Прабхупады в Портланде штата Орегон. Он остановился там на пару дней. Я спросил его слугу:

— Что ты делаешь со старыми мешочками Прабхупады?

Он сказал:

— Я раздаю их.

Я спросил:

— А можно мне один?

Он сказал:

— Конечно.

И он послал мне один в Монреаль, и у меня до сих пор он хранится. Я в нем храню четки, которые начитывал мне Прабхупада при инициации. Они у меня на маленьком алтаре Прабхупады.

Во время визита в Портланде мы поехали на какое-то нью-эйдж собрание. Прабхупада выступал там. Когда он говорил, в аудитории была женщина с маленьким ребенком, который плакал. Прабхупада сказал:

— Вы могли бы вынести ребенка?

Женщина сказала:

— А ребенок беспокоит вас?

Прабхупада сказал:

— Нет, ребенок не беспокоит меня. Он беспокоит вас, и всех остальных.

Радханатх Свами

Одним холодным и дождливым вечером он давал небольшой даршан в своей маленькой личной спальне, в комнате, где он записывал свои переводы. Там могло поместиться только 15 преданных. Я был пуджари в храме брахмачари. Это был храм Радхи Вриндаванатхи. Шрила Прабхупада был очень милостив ко мне. Каждый день я готовил сандеш. И когда бы кто ни ехал к Шриле Прабхупаде из Нового Вриндавана, он всегда привозил ему коробочку сандеша, который я делал. И по своей великой доброте он всегда показывал свою признательность за это. Когда он приехал в Новый Вриндаван, он попросил меня готовить сандеш для него к каждому приему пищи — три раза в день. В этот вечер я принес с собой фотографию Божеств из брахмачари ашрама — Радха Вриндаванатха. Киртанананда Свами решил, что Шрила Прабхупада туда не поедет, потому что дорога была очень ненадежной, и потому что ашрам был очень простым, там не было никаких современных приспособлений. Он подумал, что это доставит Прабхупаде неудобство. Поэтому я, как пуджари, подумал, что если он не приедет к Божествам, то по крайней мере Божества могут придти и увидеть его. Я принес фото. Пушта Кришна никого не пускал в комнату, но я сказал: «У меня есть подарок для Прабхупады». Тогда он сказал: «Хорошо, проходи». Я зашел и предложил эту фотографию Радхи Вриндаванатхи. Это была единственная фотография этих Божеств. Прабхупада посмотрел на неё, и был так счастлив. Он спросил Киртанананду Свами:

— Это Радха Вриндаван-чандра?

Он ответил:

— Нет, это Радха Вриндаванатха, а этот юноша всегда делает для вас сандеш.

Шрила Прабхупада смотрел на фотографию, и начал говорить о Вриндаване. Он спросил:

— Вы отведете меня туда?

Киртанананда Свами сказал:

— Нет, Прабхупада. Дорога очень плохая. Туда очень сложно подниматься.

Прабхупада сказал:

— У вас же есть пикап, джип! Мы поедем! Я хочу поехать!

Прабхупада не принял никакие отказы по поводу его поездки туда, и настоял, чтобы поехать. Часть пути его провезли на джипе, а вторая часть пути была утренней прогулкой. Гуляя, он увидел пасущихся коров, а самую первую корову ИСККОН звали Калия. Это была очень маленькая черная корова породы Джерси. К этому времени она была уже очень старая. Когда она увидела Шрилу Прабхупаду, она побежала к нему. Это первая корова в нашем движении, и Прабхупада лично дал ей имя Калия. В течение 8 лет, начиная с 1968 года, когда он первый раз приехал в Новый Вриндаван, он не видел её ни разу. Когда корова побежала, один преданный сказал:

— Прабхупада, это очень особенная корова.

И Прабхупада ответил:

— Да, я знаю. Это Калия.

И Калия шла рядом с Прабхупадой на утренней прогулке.

Бхакта даса

Все преданные Сан-Франциско хотели получить даршан Шрилы Прабхупады. Большинство из них никогда не видели его. Они так тяжело трудились. Я собрал большую часть местных преданных и привел их в комнату к Шриле Прабхупаде. И я хотел привести Джаянанду. А Джаянанда отговаривался:

— Я слишком занят. У меня нет времени. Мне надо работать.

Я схватил его и потащил:

— Садись. Ты должен увидеть своего духовного учителя.

И я затолкал его в машину и привез. Прабхупада остановился в квартире Кешавы Бхарати. Мы все пошли, принесли поклоны. А Джаянанда сел у дальней стены, и заснул. Мгновенно он заснул. Он не сказал ни слова Шриле Прабхупаде, а Прабхупада не сказал ни слова ему. Даршан длился 30-45 минут. Когда мы уходили, я похлопал его по плечу:

— Джаянанда, пора идти.

— Окей.

Он поклонился и вышел. Думаю это последний раз когда они… Нет, наверное они еще виделись в 1975 году. Было очевидно, что отношения между Шрилой Прабхупадой и Джаянандой находились за пределами голоса и тела. Они не зависели от этих условий.

Уттамашлока даса

Это было в Нью-Йорке. Прабхупада был на утренней прогулке. В какой-то момент Прабхупада остановился и стал смотреть на птиц, которые пели на дереве. Он сказал:

— Они воспевают Харе Кришна.

Преданные посмотрели друг на друга, ошарашенные, думая: «Вау! Прабхупада понимает язык птиц». Они спросили:

— Прабхупада, они и правда воспевают Харе Кришна?

А он ответил:

— Ну мне так кажется.

Радханатх Свами

Прабхупада был очень вдохновляющим. Он был очень вдохновляющим. Он делал все, чтобы усилить в преданных энтузиазм к преданному служению. Однажды, когда он ел сандеш, который я ему приготовил, он сказал:

— Это лучший сандеш, который я когда-либо пробовал в своей жизни.

Кто-то из другого места привез ему сандеш. В другой раз. Он попробовал его. А человек, который принес его, спросил:

— Вам понравился сандеш?

Он ответил:

— Очень хороший, но не такой хороший как от Радханатхи.

Таким образом он вдохновлял нас и пробуждал в нас желание служить ему и служить Кришне.

В другой раз один преданный, которого звали Тару, приготовил сладкий рис, и Прабхупада попробовал сладкий рис в Новом Вриндаване, и сказал:

— Я не ел такой прекрасный сладкий рис уже больше 40 лет.

В другой раз Чандрамаули Свами приготовил перу для Шрилы Прабхупады. Прабхупаде она так понравилась, что он сказал:

— Я не пробовал такой прекрасной перы уже много лет. Пожалуйста, подавай её мне ко всем блюдам.

Бхакта даса

Было еще одно письмо, адресованное не мне, а Рамешваре, в конце рождественского марафона. Рамешвара писал ему и прилагал результаты, которые были грандиозными. Это было в 73 или 74 году. Шрила Прабхупада ответил: «Очень хорошо, что вы продали так много книг. Поздравляю! Я очень доволен». Но в последнем предложении он написал: «Но высшая реализация — это спасти себя». Когда я прочитал это, я почувствовал, что как-будто кувалдой ударили по сердцу. Потому что мы выходили и думали, что мы спасены и теперь спасаем других. Но почему же он говорит, что высшей вещью является спасение себя? Я подумал, что мы становимся похожи на христиан, считая что «Я спасся кровью Христа, а все эти люди язычники, и мы их спасем». Так мы начинаем гордиться и опьяняться собой. Слова из этого письма всегда остаются со мной.

Радханатх Свами

Когда Шрила Прабхупада раздавал печенья детям во время Гуру-пуджи, это было удивительно. Я думал: «Это настоящий проповедник». Дети не смогут понять философии. Они не смогут следовать лекциям по Шримад Бхагаватам. Но Шрила Прабхупада знал, что если только они привяжутся к нему, они вернутся к Богу. Так с красивой любовной улыбкой, как отец, он давал каждому ребенку печенье. И дети просто любили Прабхупаду. Все, что он делал, было направлено на то, чтобы усилить нашу любовь к нему. Потому что он знал, что наша любовь к нему будет передана лотосным стопам Радхи и Кришны.

Бхакта даса

Что касается вопроса о происхождении души, Шрилу Прабхупаду постоянно спрашивали откуда мы пришли. Были ли мы изначально с Кришной и так далее. Я был несколько раз с ним, когда этот вопрос всплывал. И неизменно он давал тот же ответ, по крайней мере в моем присутствии. Он говорил:

— Вы больны. У вас болезнь. Вас беспокоит как вы заболели или как вам вылечиться? Сначала вылечитесь, и тогда вы поймете.

В этом был смысл. Он подчеркивал это снова, и снова, и снова. Сейчас так много обсуждают эту тему, и люди изучают различные писания, пытаясь ответить на вопрос были ли мы изначально с Кришной, или же мы пришли из брахмаджйоти, и никогда не были с Кришной. Зачем спекулировать об этом? Почему бы не вылечиться? Для меня эти обсуждения являются пустой тратой времени. И это то, как Шрила Прабхупада всегда отвечал на этот вопрос. Просто вылечитесь. Не надо думать, что мы такие большие ученые, что просто изучая книги мы сможем это понять. Это не что-то, что мы сможем понять изучая книги. Мы сможем понять это только если это откроется нам через чистое преданное служение.

Уттамашлока даса

Это было в 1977 году во время фестиваля в Майапуре. В это время Прабхупада болел. Он не говорил, не участвовал в программах, не читал лекции. И все были очень обеспокоены, потому что мы не знали что с этим делать. В любом случае там был конкурс киртана между всеми храмами. А в тот момент я был президентом Чикаго, и мы много занимались киртаном. Я проникся бенгальским стилем, и внедрял его в Чикаго, а затем он стал популярным во всем движении. Мы воспевали в предварительном раунде и победили. И мы приближались к финалу, в котором оставалось всего несколько групп. Но в то же время, к сожалению, там были небольшие разногласия, небольшая враждебность по отношению к нашей группе. Так как мы были сильно увлечены киртаном, люди это неправильно поняли, и начали нас критиковать. Я попросил участников нашей группы просто игнорировать это, потому что мы не собирались иметь ничего общего с этим настроением. Но оно вышло из-под контроля настолько, что я сам начал беспокоиться. В какой-то момент ко мне пришел Тамал Кришна и сказал:

— Похоже ваша группа выходит в финал. Мне кажется вы победите. Так все говорят.

Я сказал:

— Не думаю.

Он спросил:

— Почему нет?

Я сказал:

— Потому что я уезжаю. Я не собираюсь воспевать.

Он спросил:

— Почему?

Я сказал:

— Потому что никто не слушает в правильном настроении. Они превращают это в политику. Они пытаются беспокоить моих людей, говоря что мы делаем это не ради преданности, что было абсолютной неправдой.

В качестве протеста я уезжаю, потому что никто этого не оценит.

Он сказал:

— Это не правда. Прабхупада ценит это.

Я спросил:

— Откуда ты знаешь?

Он сказал:

— Потому что когда ты пел первый киртан, мы были наверху в комнате с Прабхупадой. Мы сидели с ним весь день. Он сидел так целыми днями. И он не смотрел на нас, и не говорил ни слова. Он не двигался, его голова была опущена вниз на колени большинство времени. Он фактически не двигался. Он не реагировал ни на что. Затем ваша киртан-группа вышла и вы начали воспевать. Я посмотрел на Прабхупаду и заметил, что он постукивает своей рукой в такт киртану. Он постукивал по своей ноге. В какой-то момент киртан достиг кульминации, и женщины начали по-бенгальски улюлюкать. Всё взорвалось. И Прабхупада сказал: «Посмотрите, это экстаз».

Он сказал, что все они были просто поражены, потому что Прабхупада ничего не говорил, но в тот самый момент он сказал это. Он сказал:

— Так что Прабхупада оценил твой киртан.

Я сказал:

— Окей, остаюсь.

Радханатх Свами

Глубина сострадания Шрилы Прабхупады вызывала настроение предания в моем жестком сердце. Как сильно он желал отдать всего себя для того, чтобы дать нам сознание Кришны. Он был настолько учён. Что бы он ни говорил, это было чистым представлением абсолютной истины. Все было включено в каждое его слово. Но сострадание, и забота, и его любовь к обусловленным душам было чем-то, чего я никогда еще не встречал. Я жил с некоторыми из его духовных братьев, которые были также очень учеными. Они знали шастры так же как он. Но глубокая глубокая милостивая природа Шрилы Прабхупады, проявляющаяся в желании отдать свою жизнь ради нас было чем-то, что я никогда и нигде до этого не встречал.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)