Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

cover

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 38

38-01 Яшоматинандана дас

Мы приехали в храм в Нью-Йорке, где Прабхупада дал лекцию. Так совпало, что он говорил об индийцах. Он сказал:

— Особенно те, кто родились в Индии, бхарата-бхумите хаила манушйа-джанма йара джанма сартхака кари’ кара пара-упакара, должны сделать свою жизнь совершенной, став сознающими Кришну, и освободить других.

Я сидел в толпе и слушал это. Я почувствовал, что он говорил мне, что я растрачиваю свою жизнь, но надо стать серьезным. И так как окружающая атмосфера была очень хорошей, я очень быстро спрогрессировал. Преданные были везде. Там было 400 преданных на все здание на Хенри Стрит, 439. Было очень много народу. На следующее утро около 11:00 я держался около Бхагавана Прабху. Бхагаван дас сказал мне: «Просто жди здесь, и при первой возможности я заведу тебя». Он привел меня к Прабхупаде. Прабхупада сидел один в своей маленькой комнате. Он сказал:

— Прабхупада, этот юноша работает инженером в Детройте. Теперь он повторяет Харе Кришна, читает ваши книги, и он захотел встретиться с вами.

Прабхупада сказал:

— О, да. Как тебя зовут?

Я сказал:

— Меня зовут Джанак Джоши.

— Откуда ты?

— Я из Сурата.

— О, ты из Сурата? Сурат — это очень хорошее место. Я был там, и меня там очень хорошо приняли. Люди были очень-очень благочестивы, их очень интересовало воспевание. Это очень хорошее место. Чем ты занимаешься?

— Я инженер.

— Хорошо, работай инженером. А когда у тебя будет достаточно денег, езжай и построй там храм.

Это было первое наставление, которое дал мне Прабхупада, когда я встретился с ним. По воле случая наставление Прабхупады было исполнено. Теперь у нас храм не только в Сурате, но также в Ахмедабаде, Бароде, Сурате… У нас сейчас 6 храмов в Гуджарате. В Сурате у нас очень красивый храм. Он открылся в прошлом году. Он находится на берегу реки Тапи. Очень хорошее место — храм Радхи-Дамодары.

38-02 Рукмини даси

Я приехала в храм в Сан-Франциско и пробыла там несколько недель. В то время преданные собирались ехать в Лондон, чтобы открывать там храм по велению Прабхупады. Я поехала с ними. Они должны были остановиться в Монреале, чтобы увидеться со Шрилой Прабхупадой и получить от него благословения на проповедь в Лондоне. Я поехала с ними, чтобы получить в Монреале инициацию. А затем я планировала отправиться в Бостон, чтобы присоединиться к группе художников. Итак, впервые я увидела Прабхупаду в Монреале. В то время он жил в доме на Принц Артур Стрит. Я отправилась в этот дом вместе с Малати, Шьямасундарой, Ямуной, Гурудасом и всей группой. Также с ними была малышка Сарасвати. В первый раз я увидела Прабхупаду, когда мы зашли в его дом, прошли по камням, затем попали в комнату Прабхупады, и моим первый впечатлением о Прабхупаде было то, что он просто сиял. Вся комната светилось, потому что от него исходило сияние. Я читала в книгах о том, что когда вы увидите своего настоящего гуру, он будет светиться. Так и было. Это было как брахмаджйоти. Он наполнял всю комнату светом.

38-03 Транакарта дас

По-моему Прабхупада приехал 3 июля. А на следующий день было 4 июля 1974 года. Шри Говинда был президентом. Он сказал мне:

— Транакарта, Шрила Прабхупада пишет письма в своей комнате. Никого не пускай.

Мы отдали Шриле Прабхупаде весь брахмачари-ашрам. Все выехали. Это было старое здание, принадлежащее раньше юношеской христианской ассоциации — большое помещение с множеством различных комнат. Он сказал:

— Никого не пускай в комнату. Стой снаружи около двери, и никого не пускай.

Там было пусто, потому что вся задняя часть была отдана Прабхупаде. Он сказал:

— Скорее всего он не будет выходить, так что не волнуйся.

Я сказал:

— Хорошо.

Итак, я стоял у двери Прабхупады, и конечно же, через минуту после того, как ушел Шри Говинда, Прабхупада вышел. Он открыл дверь, а я сразу же упал на пол, принося поклоны. Прабхупада прошел в задний санузел. Когда он возвращался, я все еще стоял на коленях. Одним стремительным движением он прошел мимо меня, положил свою руку на мою голову, сказал «Харе Кришна» и зашел в свою комнату. Когда Шрила Прабхупада положил руку на мою голову, я почувствовал как будто молния ударила меня. Так я могу это описать. Я полностью зарядился экстазом. Я находился в экстазе! Я испытывал такие эмоции, что мне захотелось петь и танцевать. Это было по-настоящему экстатично. Через несколько минут Шри Говинда вошел, чтобы проверить меня. Когда он повернул из-за угла, он посмотрел на меня и остановился. Он сказал:

— Транакарта, ты светишься!

Я пытался сказать:

— Прабхупада…

Он сказал:

— Нет, ты светишься!

Я сказал:

— Прабхупада только что коснулся моей головы!

Прабхупада дотронулся до моей головы и дал мне безграничную милость, введя меня в экстаз.

38-04 Яшоматинандана дас

Я сидел там, и шла беседа об одном преданном, который по-моему пал. Киртинананда Махарадж или кто-то еще принес Прабхупаде весть:

— У вашего слуги была связь с одной из местных женщин.

Прабхупада сложил руки за головой и сказал:

— В былые времена у кшатриев было больше одной жены. Вы можете сделать что хотите.

Они сказали:

— Он не должен быть вашим слугой, Прабхупада.

Он сказал:

— Хорошо. Дайте мне другого слугу. Без проблем.

Я увидел отрешенность и настроение терпения. Прабхупада был очень терпеливым человеком, потому что он думал: «В этот век Кали, особенно в этой стране, сколько процентов моего учения люди смогут принять, я это приму. Даже если это будет 5% или 10%. И постепенно с течением времени люди смогут прогрессировать».

Какая бы проблема ни случалась, он никогда не воспринимал ее всерьез. Так в день нашей первой встречи в Новом Вриндаване он говорил совершенно беспечно. Не для того, чтобы потворствовать, а чтобы успокоить людей, которые жаловались, он сказал:

— В былые времена у кшатриев было больше одной жены.

Но затем он убрал его из своих слуг.

38-05 Рукмини даси

Они представили меня Прабхупаде. Они сказали:

— Это Венди. Ей всего 16 лет. Она стала преданной и хочет быть вашей ученицей.

Сострадание Прабхупады было очень велико. Он посмотрел на меня, и так как мне было всего 16 лет, то он сказал:

— Но где твои родители?

Очень забавно размышлять о великом сострадании Прабхупады, которого очень заботило то, что мои родители страдали от того, что я не была с ними. Это было очень сладко:

— Но где твои родители?

38-06 Транакарта дас

Однажды мы гуляли с Прабхупадой. Там было около 15 санньяси и еще 15 преданных. Всего было около 30 человек. Прабхупада гулял по территории Сереро-Западного университета в Эванстоне, Иллиноис. Это очень красивое место. Прабхупада проходил мимо одного дерева, на котором распустились очень красивые белые цветы, и ветви этого дерева свисали вниз. Прабхупада остановился, посмотрел на цветы, взял один, положил за ухо, и продолжил прогулку. Через 2 или 3 шага он остановился, посмотрел на всех нас, а взглядом показал на дерево. Мы все стали собирать цветы и класть их за уши. Это было похоже на картину из 60-х — очень сладко. Когда мы прошли вниз, Прабхупада сел на песок. Мы постелили ему чадеры. И он начал говорить о материалистичных ученых. Прабхупада сказал:

— Они копают кости.

Он стал рукой копать песок и сказал:

— Они копают, копают, копают, как собака. Они выкапывают эти кости, и считают, что имеют убедительные доказательства происхождения жизни.

Конечно же он поносил ученых. Эта была очень приятная, очень экстатичная прогулка.

38-07 Яшоматинандана дас

Одним вечером мы были с Прабхупадой. Кешава Прабху, президент храма в Сан-Франциско, привез большой автобус и хотел показать его Прабхупаде. Прабхупада посмотрел на автобус и сказал:

— О, это великолепно! Очень хорошо.

Затем он сказал:

— Кешава Прабху, ты собираешься жениться?

Кешава сказал:

— Нет, Прабхупада, я счастлив в своем положении.

Прабхупада сказал:

— Да, это очень хорошо. Женитьба подобна тому, что вы гуляете спокойно по улице, но затем берете большой камень и кладете себе на голову. Женитьба подобна этому — это большое бремя. А жизнь брахмачари замечательна. Это простая жизнь. Зачем же брать на себя такое большое бремя?

Это еще одна вещь, которая мне запомнилась.

38-08 Рукмини даси

Он хотел, чтобы они поехали и начали тренд. Он рассказал историю о г-не Чарльзе Чаплине, который был на балу. Он сидел на террасе на скамейке с одной дамой, и несколько озорных мальчишек подошли сзади с молотком и гвоздями, и прибили его фрак к скамейке. Когда он встал, то увидел, что его фрак порвался. Тогда он пошел в мужскую раздевалку и разорвал его еще больше. Затем он вышел из раздевалки и стал танцевать еще с большим размахом, чем другие. Другие танцоры смотрели на него и думали: «О, это новая мода». Поэтому они все пошли в раздевалку, разорвали свои фраки и стали танцевать как он. Это было наставление Прабхупады о том, как посеять семя сознания Кришны в Англии, начав моду. И они безусловно так и сделали. Они были именно теми людьми, которые могли сделать это. Затем они встретились с Битлз и запустили фурор Харе Кришна в Англии.

38-09 Транакарта дас

Один парень на велосипеде подъехал к нам. Он посмотрел на всех санньяси и сказал Шриле Прабхупаде:

— Зачем некоторые из этих ребят носят палки?

Я стоял прямо рядом с Прабхупадой. Он спросил:

— Что он сказал?

По-моему Тамал ответил:

— Он хочет знать, зачем мы носим эти палки, Прабхупада?

Он сказал:

— Ответь ему: «Чтобы прогонять собак».

Все засмеялись. Этот парень озадачился. Мы пригласили его в храм, но не уверен, что он пришел.

38-10 Яшоматинандана дас

Утром на Джанмаштами я должен был получать инициацию. Я был совсем новеньким, и не знал, что меня ожидает. Внезапно слуга Прабхупады выпрыгнул из машины, когда Прабхупада направлялся на церемонию инициации, и, увидев меня, сказал:

— Эй, Джанак Кумар, Прабхупада сказал, что если ты хочешь получить инициацию, ты должен побрить голову.

Это было неожиданностью. Я же все еще работал вне храма. И теперь я должен был побриться. И я побрился. Я думал: «Что мне делать?» Не было даже времени, чтобы встретиться с Прабхупадой, потому что он уже сидел в храмовой комнате, чтобы начать инициацию. Преданные из Детройта сказали:

— Давай! Волосы вырастут. Просто побрейся. Какие проблемы? У тебя же такая великолепная возможность. Чистый преданный инициирует тебя. Он уже согласился.

Я сказал:

— Хорошо.

И тогда Нароттамананда Прабху побрил меня в последнюю минуту. Затем я совершил омовение, оделся, зашел в храмовую комнату, а Прабхупада, увидев меня, сказал:

— Хммм…

Все сидели там, а он кивнул. Затем я сел, и получил инициацию:

— Твое имя Яшоматинандана дас.

Позже я спросил Прабхупаду, может ли тот, кто работает, носить волосы. Прабхупада сказал:

— Волосы выстастут. Но если ты хочешь сидеть на вайшнавской церемонии, ты должен побриться.

Он был очень добр. Мне кажется Кришна подсказывал ему, что говорить, особенно в отношении меня, потому что я был очень трудным и жестким человеком. И без этой особой дозы милости я бы не стал тем, кем являюсь сегодня. Я настолько стеснялся возвращаться в Детройт, что просто оставил эту жизнь и поехал в Чикаго, и начал новую жизнь как брахмачари в ашраме. Это бы никогда не произошло, я бы никогда не смог так спрогрессировать. Смотря в прошлое, я думаю, что это Кришна подсказывал ему. Он знал подход, у него были различные лекарства для каждого человека, он был искусным доктором. И я никогда не смогу отблагодарить его сполна за то, как он изменил мою жизнь.

38-11 Рукмини даси

На моей инициации мне кажется Прабхупада в первый раз рассказал историю о Рукмини. Может быть из-за того, что я была маленькой девочкой, это напомнило ему о Рукмини. Итак, он впервые рассказал историю о Рукмини. Он сказал:

— Итак, твое имя Рукмини. Ты красивая девушка. Кришна может принять сколько угодно красивых девушек. Ты красивая, и теперь ты должна стать красивой и изнутри.

Это было очень замечательное наставление, очень сильное наставление.

38-12 Яшоматинандана дас

Я спросил его об Иисусе Христе. Я сказал:

— Прабхупада, вы говорите, что Иисус Христос чистый преданный. Но он никогда не упоминал имя Кришны и он никогда не воспевал Харе Кришна. Как же мы можем называть его чистым преданным?

Прабхупада сказал:

— Так как у него не было материальных желаний, поэтому он чистый преданный.

Это одна из вещей, которым он учил нас. С тех пор мое уважение к Иисусу возросло, и я смотрю на него как на любого другого ачарью. На самом деле Иисус был очень смелым ачарьей. И так как он был великим проповедником, Прабхупада естественно ценил его. Никакие другие индийские свами, йоги или учителя не ценили так же Иисуса, как делал этот Прабхупада, потому что Прабхупада сам занимался тем же, чем занимался Иисус.

38-13 Транакарта дас

В другой раз на утренней прогулке в Чикаго еще один парень проходил мимо и увидел Прабхупаду. Он несомненно был восхищен, видя Прабхупаду. Это был простой человек. Он спросил:

— Что вы думаете о пришествии Христа?

Прабхупада сказал:

— Ваш мессия уже пришел.

Мы все воскликнули:

— Джая Прабхупада!

38-14 Яшоматинандана дас

Я поехал в Лос-Анджелес, и через 3 или 4 месяца пребывания здесь я женился на девушке-преданной. Она была так же ученицей Прабхупады. Мы уже женаты 30 лет. Я написал Прабхупаде о том, что собираюсь жениться. Прабхупада ответил: «Это очень хорошо. Я слышал, что ты собираешься жениться. Муж и жена — двойная сила». Так он вдохновлял и благословлял. Затем, когда Прабхупада приехал сюда в декабре, Джая Тиртха Прабху провел огненную церемонию. Прабхупада отдал кольцо со своего пальца моей жене. Так как мы собирались отправиться в Индию, он одарил нас множеством благословений и воодушевил нас.

38-15 Рукмини даси

Он был настолько любящим, что когда увидел, что я очень худая, то как дедушка он очень беспокоился. Также удивительно было то, что он считал, что нас надо отделить друг от друга. Я осталась в Нью-Йорке, а Барадрадж в то время писал картины в Бостоне. Я спросила Брахмананду, который тогда был президентом храма в Нью-Йорке, могу ли я поехать в Лос-Анджелес, чтобы научиться пуджарить. Так что я отправилась на какое-то время в Лос-Анджелес. Я пробыла там около 6 месяцев. Я была очень счастлива заниматься служением пуджари. Я училась у Шилавати. Это было очень-очень замечательное время. Прабхупада надолго уехал в Лондон, в Германию. И через длительное время он вернулся. Но перед тем, как приехать в Лос-Анджелес, он сначала заехал в Нью-Йорк и возможно в Бостон. Его не было около года. Он увидел Барадраджа и сказал:

— Где твоя жена?

Барадрадж сказал:

— Вы же отослали ее, Прабхупада. Она в Лос-Анджелесе. Должен ли я послать кого-то за ней?

Прабхупада сказал:

— Да, муж без жены это только половина, и жена без мужа это тоже только половина.

Так я получила указание вернуться назад в Бостон.

38-16 Транакарта дас

Я помню, как Прабхупада вернулся в Чикаго в 1976 году. Он был настолько добр и милостив, что мог убрать все ваши беспокойства просто одним своим взглядом. Прабхупада в первый раз приехал в 1974 году, и в следующий раз в 1976 году. Я учился играть на мриданге, слушая записи киртанов, и добился неплохих результатов. Поэтому когда Шрила Прабхупада в очередной раз приехал, я хотел играть в киртане для его удовлетворения. «Большие» преданные вели киртан, а я взял свою мридангу, но они сказали: «Нет, нет, нет, ты не можешь играть». Меня это задело. Я не хочу упоминать никаких имен. Но меня это задело. Я направился к Вьяса-асане, потому что был кшатрием в храме и должен был находиться рядом с Прабхупадой. Итак, я подошел к Прабхупаде, поднялся к Вьяса-асане, и посмотрел на него. Но он смотрел на меня еще до того, как я поднял свой взгляд. Он очень широко улыбался. Он знал. Он избавил меня от всего дурного. Все ушло. Он дал мне свою милость.

38-17 Яшоматинандана дас

Однажда Прабхупада сидел в своем саду. Он начал говорить о том, сколько неудач ему пришлось перенести когда он ехал в Америку. Он пытался получить визу категории P у индийского правительства, чтобы приехать в Америку. Он ходил от одного отдела к другому, а они не давали ему ее. Он уговорил Сумати Морарджи дать ему спальное место на своем пароходе, чтобы индийское правительство подписало ему P-форму. Он говорил:

— Я совсем отчаялся, выходя из офиса. Но один бенгальский джентльмен увидел меня. Мы поговорили с ним на бенгали: «Как дела? Баба, что вы хотите? Свамиджи, вы за чем-то сюда пришли?» Я спросил его: «Как вас зовут?» Он сказал: «Меня зовут Баннеиджи». Я стал говорить с ним на бенгали. Тогда этот человек стал ходить от одного стола к другому, и в конце концов получил для меня подпись на P-форме. Это просто милость Кришны. Я столько старался, и ничего не получалось. А этот человек в последнюю минуту все сделал. Он помог мне. Затем я прибыл в Америку. Иногда я возвращался на пирс, на котором я высадился, и спрашивал: «Когда следующий пародох отходит в Индию?» Потому что я прилагал очень большие усилия и много страдал. Там был один индиец, который спросил: «Свамиджи, вы так часто спрашивали, но не собираетесь в Индию, потому что вы приехали сюда с миссией».

Прабхупада сказал:

— На самом деле я сам не хотел возвращаться, не добившись какого-то успеха. Но я приходил и спрашивал, когда следующий пароход отправляется в Индию.

В конце концов его миссия взлетела. Но он рассказывал об этом эпизоде. И мне кажется Сатсварупа Махарадж тоже в этот момент сидел в саду и записывал беседу. Но я помню эту очень сокровенную беседу в саду.

38-18 Рукмини даси

Одним вечером он оглядывал комнату, смотря на каждого преданного, и сказал:

— Я хочу, чтобы каждый из вас открыл храм.

Он смотрел в лицо каждому преданному. Я очень импульсивная личность, поэтому я сказала:

— Свамиджи, — в то время мы звали его Свамиджи, — Свамиджи, даже девушки?

Он смеялся. Он всегда относился к нам как дедушка. Он сказал:

— Да, нет разницы. Когда вы проповедуете, нет разницы.

Он стал рассказывать от Джахнаве Мате, которая в отсутствие Господа Нитьянанды возглавляла все движение санкиртаны. Он сказал:

— Да, нет никакой разницы.

Это было очень-очень хорошее наставление.

38-19 Транакарта дас

Я помню точный день, в который я приземлился. Это было 13 сентября 1976 года. В тот раз я первый раз прилетел в Индию как брахмачари. Я прибыл в Дели, а преданные сказали мне:

— Прабхупада во Вриндаване.

Я сказал:

— Правда?

Я не знал даже о том, что Прабхупада был во Вриндаване. Поэтому я отправился прямиком во Вриндаван. По-моему я вел вечернее арати тем вечером. На следующее утро я стоял и повторял джапу после мангала-арати, и Хансадутта Махарадж подошел ко мне и сказал:

— Транакарта, Шрила Прабхупада хочет видеть тебя в своей комнате.

Я подумал, что он шутит. Но он сказал:

— Нет, Прабхупада хочет видеть тебя прямо сейчас, поэтому пойдем.

Я сказал:

— Хорошо.

Я вошел в комнату Шрилы Прабхупады, принес свои поклоны, и я очень нервничал. Я поднялся на колени, а Прабхупада подошел. Он стоял у двери и смотрел на меня. Он сказал:

— Ты играешь на мриданге очень хорошо. Где ты этому научился?

Я сказал:

— Слушая записи, Шрила Прабхупада, и участвуя в киртанах. Это все ваша милость.

Он сказал:

— Джая.

Затем он сказал то, что очень тронуло меня:

— Я помню тебя с Америки.

Я сказал:

— Джая Прабхупада!

Он указал на фисгармонию и сказал:

— Итак, ты можешь подыграть?

Я сказал:

— Да, Прабхупада.

Он сел за фисгармонию и стал петь для Кришны, а Харикеша записал некоторые из этих киртанов, потому что он тоже был в комнате. Я просто играл для Прабхупады. Это было удивительно. И атмосфера была очень-очень трансцендентной, если не больше. Барабан играл сам собой. Я чувствовал благоговение, наблюдая за Прабхупадой.

38-20 Яшоматинандана дас

Однажды родители Гирираджа даса брахмачари пришли к Прабхупаде в комнату. Гирирадж только вернулся из Индии, пробыв там 3 или 4 года. Он немного болел. Поэтому он сначала приехал в Чикаго, а потом приехал в Лос-Анджелес. И в Лос-Анджелесе родители Гирираджа пришли на встречу с Прабхупадой. Его отец был очень уважаемым человеком. Он был судьей. Казалось, что его отец пытался дать понять Прабхупаде, что если он мог бы сделать что-то для него, то был бы рад это сделать, например, сделать хорошее пожертвование. Он говорил:

— Пожалуйста, позвольте моему сыну вернуться обратно в свою семью.

Он был единственным сыном у своих родителей. Гирирадж сидел там, и Прабхупада спросил у него:

— Гирирадж, что ты об этом думаешь?

Гирирадж сказал:

— Нет, нет, Шрила Прабхупада. В этом мире теперь нет такой силы, которая могла бы отделить меня от ваших стоп.

Прабхупада улыбнулся и сказал его отцу:

— На самом деле я не держу вашего сына. Но ему нравится это сознание Кришны. Поэтому он тут и остается. У меня нет возражений, если он вернется к вам и продолжит заниматься этой деятельностью дома. Но я не могу заставить его уйти. Потому что он пришел ко мне. Но я уверяю вас, что он будет очень счастлив и умиротворен здесь. И вы как отец будете гордиться им.

Отец Гирираджа был веселым человеком. Они много о чем говорили. Но я помню, что и мать и отец ушли от Прабхупады очень счастливые. У них осталось очень позитивное впечатление о Шриле Прабхупаде. Он в точности знал, как вести себя, особенно с родителями преданных. Он им сопереживал.

38-21 Транакарта дас

Однажды в 1974 году Шрила Прабхупада был в своей комнате вместе с Пундарикой Прабху, преданным из Чикаго, отец которого был вице-президентом журнала «Плейбой», а мать была одним из ведущих писателей для газеты «Чикагская трибуна» — большие люди. Они пришли увидеться со Шрилой Прабхупадой. Мать очень уважительно относилась к преданным. Она написала много благоприятных статей о нас в «Чикагской трибуне». Отец не был настолько убежден. Прабхупада вел беседу, и разговор зашел о мясоедении. Этот человек начал вести дебат с Прабхупадой. Он начал вести себя немного агрессивно. Прабхупада очень хорошо проповедовал ему, но когда этот человек стал проявлять агрессивность, Прабхупада остановился, потому что тот вел себя очень надменно. Затем он сказал:

— А почему бы вам не съесть своего сына?

Пундарика сидел рядом. Наступила полная тишина. Вот так. Полная тишина. Он сразил его сходу.

38-22 Яшоматинандана дас

Когда я вернулся в Индию в 1974 году мои родители также пришли увидеться с ним. Моя мать говорила:

— Он наш единственный сын. Мы вложили все наши деньги, чтобы отправить его в Америку. А теперь он все оставил и присоединился.

Прабхупада сказал:

— Он присоединился, и вы тоже можете присоединиться. Я дам вам хорошую комнату, в которой можно остановиться. Теперь ваш сын стал преданным Господа, поэтому вы должны гордиться за него. Так много людей уезжают в Америку, чтобы заработать денег, но ваш сын — очень редкая личность.

Он так приятно говорил с ними, что моя мать потом говорила:

— Твой Гуру Махарадж очень добросердечный человек.

Любая обида и возмущение человека после встречи с Прабхупадой рассивались, как будто ничего и не было.

38-23 Рукмини даси

Итак, я прошла обучение на пуджари в Лос-Анджелесе. У них были очень высокие стандарты поклонения Божествам. Все было очень красиво, и такого больше не было нигде в обществе. Я вернулась в Бостоне, где не было такого высокого стандарта, и ввести все то, что я видела в Лос-Анджелесе, было очень трудно. Мне приснилось, что все преданные в храме лежат на полу и говорят: «В Нью-Йорке мы делаем это так. А в Бостоне мы делаем это так. В Монреале мы делаем это так». Но все просто лежали на полу. Затем занавес закрылся и Божества ушли. Я была очень расстроена и травмирована этим сном, и я написала письмо Прабхупаде, в котором говорила: «Мне кажется мы слишком пренебрегаем нашими стандартами поклонения Божествам. Мне приснился сон, что Божества исчезли. Я знаю, что вы говорили, что без бхавы поклонение Божествам подобно поклонению идолам». Это было письмо, полное сетований на эту тему. Я говорила о том, что наше поклонение Божествам просто не принимается. Он написал очень замечательное ответное письмо, очень прагматичное. Он просто перечислял огромное множество пунктов по поводу чистоты — поддержание алтаря в чистоте, омовение, стрижка ногтей, много-много-много пунктов по поводу чистоты. Он говорил: «Следуйте всем этим вещам, и тогда бхава придет». Он сказал: «Это большое благословение, что Кришна предупредил тебя. Так что никогда не проявляй небрежности, всегда будет аккуратной». Это было очень замечательно. Такова предыстория этого письма.

38-24 Транакарта дас

Однажды мы обходили Кришну-Балараму со Шрилой Прабхупадой. Мы прошли мимо передних дверей, и когда были в стороне, Прабхупада остановился. Он посмотрел мне прямо в глаза. Он сказал:

— Просто обходя таким образом Кришну и Балараму, — и его глаза стали по-настоящему большими, — больше никаких путешествий вверх и вниз по этой материальной вселенной.

И продолжил идти: «Харе Кришна Харе Кришна…»

Джая Прабхупада! Спасибо Прабхупада!

38-25 Яшоматинандана дас

В другой раз я спросил Прабхупаду:

— Как ушел Господь Рамачандра?

Прабхупада сказал:

— Вайшнавы не обсуждают игры ухода Господа. Но Он вошел в реку Сарайу вместе со всей Айодхьей.

В итоге я прочитал об этом в «Рамайане» Вайльмики.

— Господь Рамачандра вошел в реку Сарайу, и вместе с Ним вся Айодхья вошла туда, и все вместе они отправились на Вайкунтху.

Так он дал мне еще один важный принцип — игры ухода Господа не особо обсуждаются преданными.

38-26 Транакарта дас

Мне заполнилось то, насколько Шрила Прабхупада любил преданных. Каждое утро он выходил из своей комнаты, подходил ко мне и спрашивал:

— Как ты себя чувствуешь этим утром?

Он спрашивал как заботливый отец, и его это по-настоящему интересовало. Не было ничего, что прошло бы мимо Шрилы Прабхупады. Он выходил.

Однажды мы обходили Кришну и Балараму по территории храма. В те дни спереди были железные ворота, на которых висела цепь с замком. Мы проходили мимо, повторяя джапу с Прабхупадой. Он не мог видеть, что замок открыт. Он просто посмотрел на нас и спросил:

— Почему замок открыт?

Мы все посмотрели друг на друга, думая: «Как можно определить, что замок открыт?» Один преданный подбежал, и действительно, он не был закрыт. Но этого нельзя было определить невооруженным взглядом. Не было ничего, что могло бы ускользнуть от него. Другим утром он вышел и сказал:

— Почему сторож не позвонил в колокол в 2 часа?

Утром. Он знал. На следующий день:

— Почему сторож не позвонил в колокол в 3 часа?

Ничто не могло ускользнуть от Шрилы Прабхупады. Он знал обо всем в служении Кришне вплоть до мельчайших деталей, на которые мы не обращали внимания.

38-27 Яшоматинандана дас

В другой раз я спросил о Рупе Госвами. Я сказал:

— Рупа Госвами родился в семье сарасвата-брахманов, очень возвышенной семье гаура-сарасвата. Он был величайшим ученым санскрита. У него была очень сильная ведическая основа. Почему он чувствовал себя таким низким, что не хотел входить в храм Джаганнатха? Рупа и Санатана.

Такой вопрос я задал ему:

— Почему они не входили в храм Джаганнатха? Неужели просто из-за общения с мусульманами?

Прабхупада сказал:

— Общения с мусульманами означает перенимать их привычки, такие, как мясоедение и так далее. Возможно им таким же образом приходилось общаться с ними. Поэтому они чувствовали себя так.

Будучи очень прагматичной личностью, он сказал: «Возможно». Затем он сказал:

— Но они делали все согласно желанию Кришны. Они вечно освобожденные души, нитья-сиддха. Поэтому не имеет значения, чем они занимались.

38-28 Рукмини даси

Был человек, бородатый йог. Они жил тогда в нью-йоркском храме. Он остановился в храме на некоторое время и обучал Прадьюмну санскриту. Он выходил с нами на Харинама-санкиртану на улицы. Он стоял спереди, и никто на это не обращал особого внимания, но, глядя назад, можно сказать, что он позиционировал себя как наш гуру. Он обучал Прадьюмну санскриту. Когда приехал Прабхупада… Он сам должен рассказать вам историю. Вы брали у него интервью? (Оператор: «Он не рассказывал»). Так или иначе, в комнате Прабхупады произошла большая сцена. Этот йог привел с собой какую-то женщину в комнату Прабхупады, и они начали кричать на Прабхупаду. Это была ужасная неприятная сцена. Он вел себя очень оскорбительно. Затем Прабхупада, говоря с Вьяса-асаны об этом йоге, посмотрел на Прадьюмну и сказал:

— Не правда ли, что змея с бриллиантом в клобуке еще более опасна?

Он проявил свое сострадание, свою милость и свою аристократичную манеру. Сидя на Вьяса-асане, он сказал:

— Не правда ли, что змея с бриллиантом в клобуке еще более опасна?

Очень удивительная история.

38-29 Яшоматинандана дас

Также я спросил об одном знаменитом чтеце Бхагаватам в Индии. Он был самым знаменитым. Сейчас его уже нет. У него были очень святые качества. Его звали Дангари Махарадж. Когда он читал Бхагаватам, у него из глаз лились слезы, и вся аудитория тоже плакала. В основном он говорил на гуджарати. Но он также стал знаменит по всей северной Индии, читая на хинди. Даже до сих пор люди почитают его как великого чтеца Бхагаватам. Прабхупада сказал:

— Я не знаю ничего о нем. Что он говорит?

Я сказал:

— Он говорит об играх Кришны. Но также он говорит, что вы можете поклоняться какому угодно иштадеву, в которого вы верите. И также вы можете воспевать «ом намо шивайа» или «клим дургайа намах». Есть несколько мантр, которые он предписывал. Он проводил катху по-своему. Он обычно воспевал «Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе». Это мантра, которую он сам повторял.

Прабхупада сказал:

— Если он думает, что имя Кришны и имена полубогов едины, тогда он не Дангари, а дхангари.

Дханга значит притворство, чтобы ему поверили. Он сказал:

— Он не Дангари, а дхангари. Преданный, вайшнав никогда не скажет, что Святое имя Кришны равно чему-либо еще.

Он никогда не судил о человеке по его внешнему виду, или по его имени, или по его манере говорить, или по его слезам, но он судил о человеке по тому, что тот говорил, по философии, по сиддханте. Это был хороший опыт слушания.

38-30 Транакарта дас

Мне нравилось подыгрывать ему на мриданге, и в особенности когда он пел «Джая Радха-Мадхава». Я знаю, что Прабхупаде нравилось, когда я играл, потому что я внимательно следовал за ним. Я знал только 3 или 4 ритма, но Прабхупаде это очень нравилось. Милость, которую я получал, останется со мной навсегда, и она заставляет меня сейчас продолжать. Но одним утром я держал барабан на коленях, а Прабхупада собирался начать петь «Джая Радха-Мадхава». Хансудутта Махарадж сказал:

— Позволь мне взять барабан. Я хочу поиграть сегодня.

Я сказал:

— Конечно, без проблем, Махарадж, — и отдал ему барабан.

Прабхупада пропел одну строчку «Джая Радха-Мадхава». Не хочу имитировать воспевание Прабхупады. После одной строчки, когда подыгрывал Хансадутта, Прабхупада открыл свои глаза, и показал жестом: «Отдай барабан Транакарте». Я взял барабан. Он продолжал проливать на меня безграничную милость через мридангу. И это продолжалось в течение всего моего пребывания в Индии. В какую бы деревню мы ни поехали или на какую бы программу в доме мы ни пошли, после того, как Прабхупада давал речь в комнате, он смотрел на меня и показывал: «Играй на мриданге, начинай петь». Я получил много милости через мридангу.

38-31 Рукмини даси

В то время храм был вблизи мест, где жили послы и дипломаты. Это было не очень хорошее место для храма. Не так много людей приходило. По-моему этот район назывался Ананд Никетан. У Прабхупады была комната на верхнем этаже дома, в котором находился храм. Одним вечером он давал речь в своей комнате. Мы зашли в комнату. Один санньяси играл на фисгармонии. Мы зашли, Прабхупада увидел Барадраджа и сказал:

— Пусть он играет, он лучше.

Так санньяси передал фисгармонию Барадраджу. Он хотел, чтобы Бараджадж играл. Ему нравилось, как Барадрадж играет. Бараджадж стал играть на фисгармонии. А после киртана Прабхупада стал говорить. Я сидела сзади. Он цитировал стихи из Шикшаштаки. В комнате было много санньяси, также Прадьюмна был там, которого Прабхупада всегда называл «пандитджи». Прабхупада иногда проверял преданных. Он начал цитировать стих, но казалось, что он не помнит стих. Он сказал:

— Найанам галад-а… Как дальше? Найанам галад-а…

Я сидела сзади, а комната была наполнена людьми, которые были гораздо выше по иерархии, чем я, но похоже было, что никто из них не знал стих. Я очень тихо сказала:

— Найанам галад-ашру-дхарайа.

Глаза Прабхупада стали очень большими, и он сказал:

— Да, как дальше? Как звучит этот стих?

Я произнесла стих. А он стал смотреть на всех, дразня их и убеждаясь в том, что они это для себя отметили. Моя голова сразу стала расти, и конечно же я попалась в ловушку ложной гордости. Затем он стал цитировать последний стих Шикшаштаки:

— Ашлишйа ва… Как звучит этот стих?

Мне кажется они учили другие стихи. Поэтому я снова процитировала:

— Ашлишйа ва пада-ратам пинашту мам…

Он сказал:

— Да, как звучит этот стих?

Так он попросил меня процитировать этот стих. Затем он посмотрел на всех них и сказал:

— Видите? Эта маленькая девочка знает. А вы не знаете. Она знает.

Он поддразнивал их как дедушка. Но затем, конечно же, моя голова раздулась и я уже не показала себя с лучшей стороны. Поэтому он занялся моим ложным эго. Он начал говорить о цивилизации угра-кармы, о том, насколько тяжело люди трудятся по много часов на адских заводах. Он сказал:

— У них есть… Как это называется? Тигель? Они используют эти огромные тигели.

Я сказала:

— Хммм…

Он посмотрел на меня и сказал:

— Ты знаешь, что такое тигель?

Я по-настоящему не знала, но сказала:

— Тигель — это что-то подобное маленьким комнатам, в которых медитируют монахи.

Он отвернул свою голову недовольно, отметнув мой ответ, и сказал:

— Кто-нибудь знает, что такое тигель?

Тогда Брахмананда сказал:

— Да, тигели — это огромные формы, в которых они плавят сталь, чтобы отливать балки для строительства небоскребов.

Прабхупада сказал:

— Да, это тигель, — и посмотрел на меня.

Так я была хорошо наказана. Это прекрасное воспоминание.

38-32 Яшоматинандана дас

Мы все приходили, а он давал нам философские наставления. Это была его жизнь. Уже через две минуты он начинал говорить о Кришне. И также у него были две книги — одна доктора Радхакришнана, а другая Ганди. Он показывал их очень интеллигентным выдающимся людям:

— Посмотрите, что говорит доктор Радхакришнан. Курукшетра — это не историческое место. Курукшетра — это ваше тело. Пять Пандавов — это пять чувств. А Кауравы — это все недобрые желания в уме. И изначально эта поэма Махабхарата была написана неким поэтом, который взял вымышленное имя Вьяса, а кто-то добавил туда что-то, а затем еще кто-то добавил еще что-то. И так она стала большим эпосом, но написанным не одним человеком, а несколькими людьми.

Такую идеологию доктор Радхакришнан перенял у западных людей, и Прабхупада разрушал ее. Он говорил:

— Сегодня Курукшетра является историческим местом, и тысячи людей посещают его. А он говорит, что Курукшетры там нет. Как же можно изучать или слушать «Бхагавад-гиту» от такой личности?

Также у него была книга Махатмы Ганди «Очерки Бхагавад-гиты». В одном утверждении Махатма Ганди говорит: «Если все эти деяния, приписываемые Кришне в Шримад-Бхагаватам, являются истиной, если такая личность существовала и совершала эти деяния, тогда я отказываюсь признавать его воплощением Бога, даже если я буду изгнан из индуизма». Прабхупаду это очень сердило. Он говорил:

— У него нет никакого понимания того, кто такой Кришна. Деяния Кришны не материальны, они трансцендентны. И конечно же, если Бог существует, то Он должен быть высшим наслаждающимся. Это очевидно. У вас есть склонность наслаждаться, и у Него тоже должна быть. Ваша склонность к наслаждению — это искаженное отражение Его склонности к наслаждению. Он изначальный наслаждающийся. Поэтому вы сами должны изгнать себя за то, что хотите наслаждаться с другими женщинами, которые на самом деле все являются женами Бога. Он является пурушей, а все остальные дживы — это пракрити. Поэтому ваша жена — это также и Его жена. У нас нет никаких прав, но у Бога все права.

Так он объяснял эти вещи гостям, которые приходили к нему. Даже Гандиджи говорит в своей автобиографии «Эксперименты с истиной»: «Я всегда страдал от того, что мне недоставало духовных наставлений, потому что у меня никогда не было духовного учителя». Он признал это. Тем не менее он давал эти дикие комментарии. Но в своей биографии он признал это: «Я никогда не понимал духовной жизни, и я страдал от этого».

38-33 Транакарта дас

Однажды мы были в комнате Прабхупады во Вриндаване. Там были Джагадиша, я и еще несколько преданных. Прабхупада говорил на хинди с гостями, а мы особо ничего не понимали. Мне кажется, что Джагадиша вообще ничего не понимал. Мы сидели, и конечно же это был экстаз просто видеть Прабхупаду и его взаимоотношения с этими людьми. Когда гости собирались уходить, и Прабхупада любезно проводил их до двери, они сказали что-то Джагадишу. Это были большие гости, какие-то политики. Они сказали что-то Джагадишу на ангийском. А Джагадиша ответил: «Ача». Все же мы говорим «ача». Прабхупада сказал:

— Смотрите, он говорит на хинди!

Вся комната разразилась смехом.

38-34 Яшоматинандана дас

Иногда ему приходилось проявлять большое терпение по отношению к своим преданным. Когда было происшествие в Нью-Йорке, связанное с Бали Марданом и его женой, он получил несколько писем из Нью-Йорка, и затем сказал:

— Вся проблема — это сексуальная жизнь. Йан маитхунади-грихамедхи-сукхам хи туччхам. Ту! Туччхам значит бессмысленное. Вся сексуальная жизнь плоха, но в особенности незаконный секс очень плох. У нас так много проблем из-за этого незаконного секса. Ту! Йан маитхунади-грихамедхи-сукхам хи туччхам.

Была большая проблема, но Прабхупада говорил всего 5 минут, и больше об этом никогда не говорил. Он приводил любую проблему к философскому пониманию. Он всегда смотрел с философской точки зрения. Он никогда не был действующим. Он во всем полностью зависел от Кришны. Я видел это в каждом его действии. Он держался определенной линии, но успех или неудачу он оставлял Кришне.

38-35 Рукмини даси

Они писали Прабхупаде, что новый храм подобен дворцу. Меня это приводило в большое смятение, потому что я думала: «Прабхупада будет так расстроен, когда он приедет. Они говорят, что это дворец, но на самом деле это еще один магазинчик, чуть лучше, чем предыдущий». Я думала о том, как он зайдет и будет очень расстроен, а может даже разгневается. Что будет? Меня это очень волновало. Первый храм был прямо на Второй Авеню. А второй храм находился на Второй Авеню, 61, в нескольких блоках от первого места. На него вели ступеньки, и раньше это был магазин смокингов. На стенах висели зеркала, поэтому он больше напоминал магазин. И вот приезжает Прабхупада, а ему говорят, что это дворец. Итак, Прабхупада прилетел в аэропорт, и возможно именно тогда сняли прекрасный танец преданных с Прабхупадой. Из аэропорта он приехал в новый храм, сел на свою Вьяса-асану и сказал:

— Я молился Кришне, чтобы он послал мне одну луну. Но Он послал мне так много лун в лице этих юношей и девушек.

Я была очень поражена видеть его благодарность, его любовь. Я думала, что он будет расстроен, и возможно даже разгневается. Но он был очень благодарен даже за малейшие попытки в служении.

38-36 Транакарта дас

Я уже говорил о том, насколько он беспокоился о преданных, насколько о любил и заботился о нас. Была зима, октябрь или ноябрь, и мы сидели в Кришна-Баларама Мандире на мраморном полу. Одним утром было особенно холодно. Прабхупада посмотрел на нас и сказал:

— Вы замерзли?

— Да, Прабхупада.

В тот день меня и еще одного преданного Прабхупада послал в Агру за большими мадрасскими коврами, которые мы постелили на пол для всех преданных, чтобы они не замерзали. Он всегда заботился о вашем здоровье. Он был как любящий отец. Кроме того, что он был спасителем всего мира, он был также любящим отцом для всех нас.

38-37 Яшоматинандана дас

Некоторые преданные хотели ездить из Джуху в Бомбей на такси. А я был скупым человеком: «Зачем вам брать такси?» Я сказал Прабхупаде:

— Прабхупада, ваши преданные хотят ездить из Джуху в Бомбей на такси, но это очень дорого.

Я сильно настаивал на этом, и некоторые преданные стали волноваться. Я сказал Прабхупаде, что они волнуются, потому что я выступаю против этого. Прабхупада сказал:

— Просто рассуждай так — они были тиграми, которые питались плотью и кровью, но теперь они повторяют Харе Кришна, наслаждаются духовной жизнью и танцуют. Разве это не большое достижение? Поэтому если они хотят немного денег, просто дай им. Если у них есть какие-то недостатки, не волнуйся об этом.

На следующий день на лекции он сказал:

— Деньги приходят к нам с очень большим трудом. Каждую рупию надо считать кирпичом в храме. Деньги должны считаться кровью Кришны, и мы не должны растрачивать деньги.

Так мне он сказал терпеть, но им он сказал не растрачивать деньги. Другими словами, вы можете сказать то же самое, но таким образом, что человек не будет разочарован. Это был главный принцип, которым руководствовался Прабхупада в общении с преданными. Именно поэтому ему удалось сделать так много менеджеров. Несмотря на то, что мы совершали так много ошибок, движение росло благодаря доброте и любящему характеру Прабхупады.

38-38 Транакарта дас

Хари Шаури Прабху в то время был слугой Шрилы Прабхупады. Он был очень добр ко мне и позволял мне делать какие-то небольшие вещи для Шрилы Прабхупады. Он сказал:

— Трана, мне надо постирать одежду Прабхупады и развесить ее на крыше, чтобы она высохла. Если Прабхупада позвонит в колокольчик, сходи и узнай, чего он хочет, потому что у него сейчас какие-то политические гости.

Я сказал:

— Хорошо.

Он сказал:

— Скорее всего он не позвонит, потому что сейчас служит прасаду. Я вернусь через несколько минут.

— Хорошо.

Как только Хари Шаури вышел, случилась то же самое — «динь-динь-динь». Я зашел и сказал:

— Да, Шрила Прабхупада.

— Принеси еще пури для гостей.

— Да, Шрила Прабхупада.

Я выбежал и понесся на кухню:

— Шрила Прабхупада хочет еще пури для гостей.

— У нас больше нет. У нас нет муки. Мы не можем больше сделать.

— Что? Я не могу вернуться к Прабхупаде и сказать, что нет больше пури.

— Но прабху, у нас больше нет пури.

По глупости вместо того, чтобы что-то сделать, я вернулся в комнату. До этого момента мои отношения с Прабхупадой были всегда наполнены любовью, он меня никогда не отчитывал. Но когда я сказал это: «Шрила Прабхупада, больше нет пури», он просто разгневался: «Что ты хочешь сказать этим? Почему больше нет пури? Всегда должен быть прасадам». Он кричал на меня. Я не понял еще в тот момент, но Хари Шаури сказал меня пару лет назад в Майапуре, что Прабхупада был очень расстроен по поводу Кумбха-мелы, и на меня пришелся обратный удар. Но это была милость. Я чувствовал себя неприятно, но это была милость.

38-39 Яшоматинандана дас

В определенный момент вышел «Нектар наставлений», в последнем стихе которого говорится: «Вайкунтхадж джанито вара мадху-пури татрапи расотсавад. Выше Вайкунтхи находится Матхура мандала, а выше нее Вриндаван, где проходил танец раса, а выше Вриндавана Говардхан, а на Говардхане Радха-кунда является лучшим местом. Неужели человек, обладающий этим знанием, откажется служить святому месту, которое называется Радха-кунда?» Это стих из «Нектара наставлений». Секретари Прабхупады стали жаловаться:

— Теперь преданные прочитали эту книгу и хотят приехать во Вриндаван. Они хотят оставить свое служение по распространению книг, приехать во Вриндаван и остаться на Радха-кунде, потому что об этом говорит «Нектаре наставлений».

Прабхупада сказал:

— Только посмотрите на этих негодяев. Он даже не начал следовать первому стиху «Упадешамриты», а уже перепрыгивает на последний стих. Первый стих — это «вачо вегам манаса-кродха вегам джихва вегам удара-упастха вегам» — тот, кто контролирует побуждения чувств, может стать гуру и иметь повсюду учеников. «Сарва апимам притхивим са шишйат». Пусть сначала начнут следовать первому стиху «Упадешамриты». Пусть сначала начнут контролировать свои чувства. Тогда уже они смогут думать о Радха-кунде. Как обезьяна — она живет в лесу на дереве, питается только фруктами и листьями, но думает только об одном — где самка? Он прыгает с ветки на ветку. Это называется марката-вайрагья — отречение обезьяны. Такое желание — оставить служение и уйти на Радха-кунду — это просто занятие обезьян. Скажите им, чтобы сначала научились контролировать свои чувства, пусть сначала достигнут совершенства в первом стихе «Упадешамриты», и тогда уже думают об остальных стихах «Упадешамриты».

Это было очень серьезное наставление.

38-40 Рукмини даси

Один джентльмен мне казался очень благочестивым человеком. Он был пожилым индийским джентльменом и выглядел очень благочестивым. Но Прабхупада всегда мог видеть сердце личности. Этот человек говорил Прабхупаде:

— Свамиджи, дайте нам свою милость, дайте нам свою милость.

Мне казалось, что он очень страстно говорит об этом. А Прабхупада просто очень небрежно обходился с ним. Он сказал:

— Я уже дал все, но вы так и не взяли. В чем смысл?

Я была очень шокирована тем, как Прабхупада вел себя. Иногда он давал очень много милости тому, кто казалось не заслуживает этого. Но мне этот человек казался очень благочестивым. Затем Прабхупада привел ему пример. Он сказал:

— Как человек, который упал в колодец. Кто-то кидает ему веревку, но он не берет ее.

Это было очень сурово, но тем не менее он оказывал ему горько-сладкое сострадание.

38-41 Яшоматинандана дас

Также мне запомнились случаи, когда мы ходили на утренние прогулки на Джуху Бич. Это знаменитые утренние прогулки с доктором Пателем, который спорил с Прабхупадой, а Прабхупада побеждал его, разбивая его философию. Доктор Патель был очень высокомерным человеком, но Прабхупада был подобен заклинателю змей. Он был очарован Прабхупадой. Только с Прабхупадой, больше ни с кем, ни с кем из других преданных. Он критиковал всех преданных, кроме Прабхупады. И Прабхупада тоже спорил по-философски, но с уважением. Прабхупада тоже уважал его. Доктор Патель гордился: «Прабхупада мне как старший брат». Он так думал. Он говорил: «В предыдущей жизни я скорее всего был вашим братом». А Прабхупада просто вдохновлял его. Однажды Прабхупада сказал что-то о Рамакришне Парамахамсе. Он сказал:

— Философия Рамакришны — абсолютная ложь. Йатха матх татха патх. Вы можете есть что хотите и делать что хотите — все одно. Это абсолютно ложная философия. Это атеизм. Затем он критиковал философию «даридра-нарайаны». Вивекананда ввел этот термин «даридра-нарайана». Нарайана находится не в храме. Даридра значит бедняк. Лучше служите бедным людям, чем ходите в храм. Прабхупада критиковал это. Если Нарайана находится в даридре, то почему также и не в богатом человеке? Если Нарайана находится в человеке, то Он находится и в курице. Вы пытаетесь служить бедным людям, но убиваете курицу и едите ее. Мурги-нарайана. Вы едите мурги-нарайану, но служите даридра-нарайане. Ваша философия противоречива. Почему вы называете даридру Нарайаной? Он даридра. Вы хотите служить ему. Дайте ему что-то. К даридре вы можете проявлять сострадание. Но служить надо Нарайане. Вы можете проявлять сострадание бедному человеку, но вы должны оказывать свое служение Нарайане, Богу. Эта путаница превратила бенгальцев в головорезов.

Так он говорил. Один гуджаратец, г-н Шах, полностью вышел из себя и начал кричать:

— Вы всех критикуете! Вы делаете это, вы делаете то! Вы не уважаете других святых! Вы думаете, что только вы правы! Это не хорошо! Почему вы так говорите? Он был великим человеком!

Преданные были очень расстроились. Они хотели физически отстранить его, но Прабхупада сказал:

— Нет, нет, пусть он говорит.

Прабхупада был очень спокоен. Он просто продолжал прогулку. Он сказал:

— Я ничего не говорю. Я просто говорю то, что говорит Кришна. На мам душкритино мудха прападйанте нарадхама. Негодяи, глупцы, те, чье знание украдено иллюзией, не предаются Кришне. Это Кришна называет их негодяями. От имени Кришны мне приходится говорить это. Я не имею ничего против этой личности, но я стараюсь учить своих учеников, как сокрушать их философию.

Это все, что он сказал. Затем мы просто шли в тишине обратно в храм. Затем началась Гуру-пуджа, преданные подносили цветы. Этот г-н Шах тоже подносил цветы каждый день. В тот день он также поднес цветы Прабхупаде, и затем положил свою голову на стопы Прабхупады и стал плакать. Он стал горько плакать, как ребенок. Он почувствовал раскаяние. Прабхупада положил свою руку ему на голову и сказал:

— Все хорошо.

Но он сказал:

— С завтрашнего дня мы больше не будем ничего обсуждать. Мы будем просто читать книгу «Кришна».

Поэтому с того дня один из нас читал книгу «Кришна», а Прабхупада слушал ее в течение всей утренней прогулки. Так это началось.

38-42 Транакарта дас

Есть еще одна историю. Не знаю, надо ли мне ее рассказывать, но я расскажу, потому что некоторые из моих духовных братьев подтвердили, что вы могли находиться в комнате с группой преданных, и Прабхупада мог раскрыть что-то лично вам так, что другие этого не видели. Не знаю, был ли у вас такой опыт, но некоторые из наших духовных братьев имели. У меня был такой опыт. Одним утром в Дели моросил дождь, и мы повезли Шрилу Прабхупаду в парк на прогулку. Тем утром Прабхупада не говорил ни слова. Он просто очень интенсивно повторял «Харе Кришна Харе Кришна…» Мы гуляли с Прабхупадой вдоль дорожки и все воспевали. Неожиданно Прабхупада сошел с дорожки на траву. Там было мокро, поэтому мы все удивлялись: «Куда Прабхупада направляется?» Мы шли по парку, и он стал подниматься на холм, на котором были три дерева — два по бокам и одно сзади, так, что получалась небольшая пещера. Это были большие кусты. Мы поняли, что Прабхупада направляется к этим деревьям, поэтому мы обогнали его и постелили чадары. Прабхупада дошел до туда и сел. Он продолжал повторять, не говоря ни слова: «Харе Кришна Харе Кришна…» Вдруг неожиданно для моих глаз Шрила Прабхупада стал излучать невероятное сияние. Оно было настолько невероятным, что осветило все внутри. Я не мог различить черт Прабхупады. Это было просто расплавленное золото. Я сидел, охваченный благоговением, и смотрел на Прабхупаду. Затем Прабхупада вернулся. Это длилось минуту, но она казалось вечностью. Но когда он вернулся, он посмотрел вдаль, где шли два человека на расстоянии двух футбольных полей. Это было достаточно далеко. На таком расстоянии невозможно никого распознать, если не знать, кто это. Прабхупада сказал:

— Я знаю этих двух людей.

Мы подумали: «Хорошо, Шрила Прабхупада».

Он сказал:

— Да, я покупал у них бумагу до того, как отправился в Америку, для своих журналов «Обратно к Богу».

Мы подумали: «Вау, Прабхупада!»

Он послал двух преданных: «Сходите посмотрите».

Они стали удаляться. Затем они вернулись с этими двумя людьми, и конечно же это оказались те самые люди. Они принесли свои поклоны Прабхупаде и были в экстазе видеть Прабхупаду, которого действительно стоит увидеть. Это история, которую я обычно храню при себе, потому что немногие люди могут поверить, что это правда. Почему я это увидел — понятия не имею. Беспричинная милость. Однозначно. Прабхупада говорил нам много раз, что Кришна спускается и сидит рядом с ним, и подсказывает ему конкретно, что говорить. Возможно я наблюдал, как Кришна подъехал к нему на Своей колеснице. Я не знаю. Понятия не имею. Но это было по-настоящему прекрасно.

38-43 Яшоматинандана дас

В другой раз на утренней прогулке по пути из храма на пляж мы увидели по правую руку человека, который был учителем музыки. Он подошел и принес Прабхупаде поклоны. Прабхупада спросил:

— Как вас зовут? Чем вы занимаетесь?

— О, я провожу уроки по музыке.

— А, в том здании? Такие-то уроки по музыке?

Он был удивлен:

— Вы помните, Свамиджи?

Он сказал:

— Да, человек должен быть набюдательным.

38-44 Рукмини даси

Однажды вечером в своей комнате он рассказывал истории, говоря о здравом смысле. Он говорил о настоящем разуме. Он сказал:

— Если человек разумен, то лежа на спине, он естественным образом будет считать стропила.

Очень интересно. Он говорил о здравом смысле, о разуме и о способности к наблюдению. Он стал рассказывать различные истории. Когда он был ребенком, то в период дождей в Калькутте за окном капало с трубы, и он использовал этот звук как метроном. Так он практиковал быстрые и медленные ритмы на мриданге в зависимости от того, с какой скоростью капало с трубы. Затем он рассказал историю о поезде, который назывался «Почта Панджаба». Один человек устраивался на работу, и в анкете был вопрос: «Ездили ли вы когда-нибудь на поезде «Почта Панджаба»?» Он ответил: «Да, много раз». Следующий вопрос был таким: «А сколько вагонов в поезде «Почта Панджаба»?» Идея заключалась в том, что если вы достаточно разумны и ездили на этом поезде, то заметите, сколько вагонов в нем. Затем он рассказал другую аналогичную историю. Двое кандидатов устраивались на работу, и был человек, который проводил собеседование, а также его ассистент. Один человек зашел, сел, у него взяли интервью. У него была вся необходимая квалификация для этой работы. Но когда он уходил, то не закрыл за собой дверь. Затем вошел другой человек, у которого взяли интервью. У него не было достаточно квалификации для этой работы, но когда он уходил, то закрыл за собой дверь. Опрашивающий спросил у своего ассистента:

— Как ты думаешь, кто получит работу?

Тот сказал:

— Конечно же человек, который обладает всей квалификацией.

Но его директор сказал:

— Нет, мы дадим работу тому, у кого нет никакой квалификации.

— Но почему?

— Потому что он закрыл за собой дверь. Так что мы сможем работать с ним и научить его. А другой человек, несмотря на свою квалификацию, не был достаточно внимательным, чтобы закрыть как следует за собой дверь. Мы не сможем работать с ним в нашей компании.

Это были очень интересные наставления о здравом смысле и разуме, которые он давал нам в своей комнате во Вриндаване.

38-45 Транакарта дас

В Нью-Йорке было экстатично. Прабхупаде нравилось сидеть на крыше здания на 55-ой улице. Преданные вычищали все здание, чтобы оно стало безупречным. Но была одна небольшая будка на крыше, которая использовалась как склад, и преданные все туда выкидывали, думая, что Прабхупада туда не заглянет. Зачем Прабхупаде туда заглядывать? Так что они туда все кидали, и повесили замок. Они думали: «Прабхупада точно туда не сможет заглянуть». Прабхупада осматривал все здание, как он это обычно делал. Затем он поднялся на крышу, и первым же делом пошел к этой будке. Можно было видеть лица этих преданных: «Нет!» Прабхупада спросил:

— Что там?

— О, это просто склад, Прабхупада.

— Откройте.

Они открыли, а там весь этот хлам. Прабхупада просто поморщился, ничего даже не сказав. А все подумали: «О, Боже. Уберитесь тут». Как я уже говорил, он знал каждую деталь всего, что связано с преданным служением Господу. Нет сомнения, что он знал каждую мельчайшую деталь. Он знал все, на что мы не обращали никакого внимания.

38-46 Яшоматинандана дас

Во время открытия храма во Вриндаване Шрила Прабхупада поставил меня ответственным за кухню. Я также занимался печатью приглашений и подобными вещами. Но он поставил меня главным за приготовление прасада на кухне. Это забрало все мое время, так что я пропустил почти все празднование. Он также отправлял меня приглашать различных святых людей во Вриндаване, чтобы они пришли на фестиваль. Я пошел приглашать Карпатри Махараджа. Карпатри был самым большим имперсоналистом Индии в то время. Он был самой уважаемой личностью и очень строгим санньяси. Несмотря на то, что он был имперсоналистом, он давал Бхагават-саптахи, рассказывая о Кришне. Он жил в Дханука Ашраме рядом с нами. Итак, я пошел, чтобы пригласить его на открытие. У нас был недельный фестиваль, и каждый день приходили различные святые личности. Итак, я пошел, чтобы пригласить его. Он сказал:

— Я не смогу прийти на ваше мероприятие.

— Почему?

— Потому что ваш гуру дает брахманические шнуры западным людям. Это недопустимо. Так нельзя делать.

Я сказал:

— Но почему? Они ведут себя как брахманы, они просыпаются рано утром в 4 часа и повторяют 16 кругов Харе Кришна каждый день, изучают «Бхагаватам», изучают «Гиту», изучают все писания, и весь день они проводят, распространяя послание санатана-дхармы, в то время как современные брахманы в Индии становятся контролерами в автобусах, работниками на заводах, почтальонами. Почему вы считаете их брахманами, а этих людей брахманами не считаете? Эти люди не являются брахманами. Чатур-варнйам майа сриштам гуна-карма-вибхагашах. В соответствии с гуной и кармой происходит деление на 4 сословия.

Когда я ходил к Валлабхачарье, он также сказал:

— Ваш гуру дает брахманические шнуры…

Прабхупада сказал:

— Открой «Шримад Бхагаватам».

Он попросил меня принести седьмую песнь «Бхагаватам». Он сказал:

— Открой одиннадцатую главу, и прочитай последний стих.

Нарада Муни в этой главе дает наставления об обязанностях и ролях в варнашраме. А в конце он говорит: «Если вы видите признаки брахмана в шудре или признаки шудры в брахмане, тогда его надо принимать в соответствии с этими качествами». Если брахман обладает качествами шудры, надо считать его шудрой. А если шудра ведет себя как брахман, надо считать его брахманом. Йасйа йал лакшанам проктам тасйа варнабхивйанджакам йад анйатрапи дришйета тат тенаива винирдишет. Эту шлоку Прабхупада попросил меня выучить в 1974 году. Она спрятана глубоко в писаниях. Я процитировал эту шлоку Карпатри Махараджу. Его глаза расширились. Он сказал:

— Твой гуру обучил тебя очень хорошо.

Прабхупада рассказал мне об этой шлоке, и я процитировал ее Карпатри. Йасйа йал лакшанам проктам тасйа варнабхивйанджакам. Он сказал:

— Твой гуру обучил тебя очень хорошо. Но есть настоящий тигр, и человек, подобный тигру. Мы можем считать человека подобным льву. Он как лев, но он не лев. Также и человек может быть подобен брахману, но он не является брахманом.

Можно видеть, как майавади жонглируют словами. Это был пример жонглирования словами. Я вернулся и рассказал Прабхупаде о том, что говорил мне Карпатри. Прабхупада сказал:

— Ты процитировал ему этот стих? Йасйа йал лакшанам проктам…

Я сказал:

— Да, я процитировал. А он ответил: «Твой Гуру Махарадж подготовил тебя очень хорошо».

Мы стали смеяться. Он сказал:

— Да, подготовил очень хорошо, и все принимается. Но все же, он настолько завистлив, что не придет на наше мероприятие. Настолько неудачлив, что не сможет прийти на открытие этого удивительного храма Господа Чайтаньи Махапрабху. Он оценил, но майавади очень тяжело принять это.

38-47 Транакарта дас

Пишима любила Прабхупаду. Однажды в Калькутте она пришла в комнату Прабхупады, когда у него были гости, и просто начала говорить. Однажды мы были в комнате с Прабхупадой, он общался с какими-то гостями, как вдруг она зашла в комнату и начала говорить на бенгали: «Бла-бла-бла». Прабхупада сказал:

— Старая женщина, сядь.

Она посмотрела и села, не говоря ни слова.

Однажды в Калькутте я сидел на террасе рядом с комнатой Прабхупады. Она всегда носила с собой небольшую бутылку с водой Ганги под своим сари. Она подошла ко мне и под своим сари налила в руку немного воды и брызнула мне прямо в лицо, воскликнув: «Ганга джал!» Это было экстатично. Мы смеялись. Это то, что я помню о сестре Шрилы Прабхупады. Мне доставляло наслаждение наблюдать за ней. Она была очень похожа на Прабхупаду. Можно быть видеть, что они брат и сестра. И Прабхупада тоже по-настоящему любил ее.

38-48 Яшоматинандана дас

Губернатор Уттар Прадеша доктор Чанна Редди присутствовал там в качестве главного гостя мероприятия. Мы сделали очень хорошую Вьяса-асану для Прабхупады, и мы хотели, чтобы Прабхупада сидел на Вьяса-асане в день открытия храма. Прабхупада сказал:

— Нет, я не сяду на Вьяса-асану. Я буду сидеть вместе с губернатором на стуле.

Потому что есть предписание, по которому в присутствии губернатора никто не должен сидеть выше него. Прабхупада знал это правило. Даже несмотря на то, что было открытие его храма, и несмотря на то, что он был ачарьей всего мира, он сам устроил так, чтобы он сидел на стуле вместе с губернатором.

38-49 Транакарта дас

Я был на нескольких утренних прогулках в Нью-Йорке, и одна мне в особенности запомнилась. Мы гуляли по Центральному парку. Там было дерево, и огромная мертвая ветка валялась рядом с ним. Прабхупада взял свою трость и, указывая на нее, сказал:

— Это наше современное общество — мертвое. Почему оно мертво? Потому что они разорвали связь с Кришной.

Я навсегда это запомнил.

38-50 Рукмини даси

Еще помню, как однажды, когда Нанда Кумар служил Прабхупаде, он вышел из комнаты Прабхупады в беспокойстве. Он покачал головой и сказал:

— Прабхупада сказал очень поразительную вещь. Он сказал, что я слишком творческий человек, чтобы быть хорошим слугой. Он сказал, что мне надо заняться бизнесом.

В тот момент я подумала: «А что творческого в бизнесе?» Я была очень удивлена, и он тоже был удивлен. Но оглядываясь назад я понимаю, что бизнес — это по-настоящему творческое занятие. Теперь я сама занимаюсь бизнесом и вижу, насколько прав был Прабхупада. И я всегда рассказываю об этом другим людям.

38-51 Яшоматинандана дас

В 1977 году я поехал в храм одного из его духовных братьев — Мадхавы Махараджа. Со мной был еще один преданный. Я сказал:

— Я ученик Прабхупады, Бхактиведанты Свами.

Мадхава Махарадж сказал:

— О, это очень хорошо. Но я старше Свами Махараджа. Я старше Свами Махараджа. Свами Махарадж был бизнесменом. Он имеет хороший опыт в организации. Поэтому его движение распространилось везде замечательным образом. Но это все внешнее. Бхакти — это нечто другое. Бхакти — это спонтанная вещь в сердце.

Я видел, что он критикует. Затем он дал мне апельсин, но я оставил его и вышел. Я сказал:

— Проповедь — это миссия Шри Чайтаньи Махапрабху. И вы считаете это внешней вещью? Чайтанья Махапрабху говорит: «Кого бы вы ни встретили, говорите ему о Кришне». Он отправлял Харидаса Тхакура и Нитьянанду Прабху идти от двери к двери. А вы говорите, что это внешнее.

Я ушел, и затем я рассказал Прабхупаде об этом. Прабхупада очень разгневался. В течение трех дней он говорил об этом на утренних прогулках. В течение трех дней он говорил:

— Только посмотрите на этого завистливого человека. Он считает, что распространение миссии Господа Чайтаньи по всему миру, в результате которого тысячи людей воспевают Харе Кришна, случилось благодаря успешному бизнесу? Это внешняя вещь? Что он понял? Он является санньяси уже много лет. Но что он понял?

В течение трех дней он крушил его.

38-52 Транакарта дас

В другой раз Шри Говинда и его сын Сударшан были в комнате Прабхупады. Сыну было 2 или 3 года — маленький мальчик. У него был мелок, и он стал подносить его к изображению Бхактисиддханты. Прабхупада сказал:

— Не делай так с моим Гуру Махараджем!

По-моему жена Шри Говинды увела его из комнаты. А Шри Говинда чувствовал себя виноватым. Тогда Прабхупада сказал:

— Если ребенок шалит в раннем возрасте, то когда он вырастет, он станет великой душой.

Так он избавил Шри Говинду от всех беспокойств.

38-53 Яшоматинандана дас

Однажды мы сидели с Бхакти Вайбхавой Пури Махараджем. Он был благосклонным человеком и называл Прабхупаду Прабхупадой. Когда Прабхупада закладывал первый камень в Майапуре многие духовные братья не приехали, но он приехал. Он даже поехал, чтобы пригласить всех. Они не приехали, но он приехал. Какой-то большой чиновник приехал из Калькутты. Он говорил:

— Свамиджи, я всегда хожу в миссию Рамакришны. И я должным образом следую дхарме.

Прабхупада сказал:

— Вы знаете моих учеников? — там были западные ученики, — они никогда не пойдут в миссию Рамакришны даже чтобы помочиться там.

Так он разгромил этого человека. Он говорил:

— Что это за «йатха матх татха патх»? Чему он учит? Вы знаете, чему он учит? Он учит тому, что не надо ходить в храм, не надо воспевать. Просто развивайте свое тело, просто служите бедным. В «Бхагавад-гите» 700 стихов, и хоть в одном стихе говорится такое? Какой прок в этой миссии? Если вы не повторяете слова Кришны, какой прок в этой миссии?

Так он громил его. Иногда он был очень резким и очень сильным. Но иногда он был спокойным.

38-54 Рукмини даси

Описывается одно качество Кришны — бхава-грахи джанарданам — Он принимает суть того, что предлагает Ему бхакта — любовь и преданность. Он принимает суть подношения. Прабхупада очень соответствовал этому. Он по-настоящему принимал суть того, что человек предлагал. Он мог смотреть насквозь и видеть непосредственно суть того, что человек предлагал. Если кто-то приходил к нему высокомерно, он сразу отсекал это. А если там было зернышко искренности, он принимал это. Он видел то, что было скрыто, и что никто из нас не мог видеть. Он был абсолютно не стереотипным человеком, совершенно трансцендентным. Ни одно слово не может описать его в полной мере, потому что он был одновременно очень аристократичным и очень по-детски наивным. Он был очень кротким и смиренным, и в то же время обладал царственным видом короля, но вместе с тем был как ребенок. Он был так прекрасен, так непритязателен. Он непосредственно присутствовал в каждом моменте, наблюдая за каждой деталью, и вместе с тем он был очень добр к каждому. В Бостоне у нас был очень маленький храм, в котором был только один брахмачари — Девананда. Сатсварупа был президентом храма. У этого брахмачари были трудности. Это было около 1968-69 года. И все, у кого были трудности, отправлялись путешествовать с Прабхупадой. Таким было лекарство — путешествие с Прабхупадой. Он брал тех, у кого были трудности. Девананда выразил желание путешествовать с Прабхупадой. И Прабхупада спросил Сатсварупу, может ли он взять с собой Девананду в путешествие. Он был единственным брахмачари. Сатсварупа немедленно отреагировал:

— Ну, Прабхупада, если вы дадите мне кого-то еще.

Прабхупада сказал:

— О, условия…

38-55 Яшоматинандана дас

В 1977 году в Майапуре однажды я массировал его. Это была ночь. Он болел. У него был жар. Поэтому мы по очереди оставались с ним. Было 2 часа утра, и я мягко массировал его. Он проснулся ото сна. Жар в его теле поднялся почти на 2 градуса. Он сказал:

— Ученые-негодяи не принимают этого. Поэтому пойди и проповедуй им. Скажи им, что вы не тело, вы душа. И доказательством этого является то, что в этой жизни душа переходит от детства к юности, а затем к старости.

Он начал говорить о философии посреди ночи в 2:30 утра, когда у него был сильный жар. И затем через 10-15 минут он снова заснул. Ему снилась проповедь. Он жил ради проповеди.

38-56 Транакарта дас

Прабхупада пробуждал в нас осознание того, насколько преходящим является этот материальный мир и насколько глубоко мы укоренились тут. Он хотел, чтобы мы ушли отсюда. Он хотел, чтобы мы повторяли Харе Кришна. Где бы ни был Прабхупада, его спрашивали:

— Как мы больше всего сможем удовлетворить вас?

Иногда он говорил: «Изучайте Бхагавад-гиту». Но чаще всего он говорил: «Повторяйте Харе Кришна и будьте счастливы». Это то, чего он хотел от нас. Не надо работать подобно ослам ради пары баксов. Кришна все даст. Просто повторяйте Харе Кришна, всегда помните Кришну, делайте все для Кришны. Кришна, Кришна, Кришна. Так проливалась его милость на нас. Он дал нам Кришну, он дал нам Святые имена, он дал нам Движение Господа Чайтаньи. Вау! Такая личность. Его Божественная Милость. Джая Шрила Прабхупада!

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)