Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

cover

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 39

39-01 Дхананджая дас

Шрила Прабхупада написал мне, спрашивая о том, как идет проповедь в Лондоне. В том году к нашему храму присоединялось очень много хороших юношей и девушек. Комнаты брахмачари и брахмачарини очень быстро переполнились преданными. У нас было около 65 преданных, которые жили в маленьком помещении, предназначенном только для 10 или 12 преданных. Я написал отчет об этом Прабхупаде, и он ответил мне, что я должен связаться с нашим хорошим другом г-ном Джорджем Харрисоном и попросить его помочь нам найти помещение побольше. В тот момент он был в городе и записывал свой альбом, который позже назвал «Жизнь в материальном мире». На вкладке к этому альбому также было большое цветное изображение Кришны и Арджуны — та же картина, которая помещена на обложку «Бхагавад-гиты как она есть». Когда я приходил к нему, я приносил много разнообразного прасада, к которому он по-настоящему был привязан. Это был картофель во фритюре, цветная капуста и жареный панир, пропитанный сметаной, самосы, пакоры из цветной капусты, различные сладости, такие как бурфи, сандеш и «просто чудо», а также клубничный нектар из пахты, благодаря которому мы прославились. Поначалу я встречался с ним раз в неделю, но он сказал мне: «Если ты мне будешь все это приносить, можешь приходить когда захочешь. У тебя открытое приглашение». В конце концов я стал приходить к нему 3 или 4 раза в неделю. Когда я почувствовал, что наступил подходящий момент, то сказал:

— Джордж, в нашем храме сейчас такая ситуация — у нас так много новых преданных, что на всех не хватает места. Можешь ли ты нам помочь найти место побольше?

Он сказал:

— Конечно. Никаких проблем.

Он ни капельки не поколебался. Он сказал мне:

— Ты должен поговорить с различными агентами по недвижимости, договориться о просмотре имущества, и если ты найдешь какое-то по-настоящему хорошее место, позвони мне, и я приду вместе с тобой и сам на него посмотрю.

Так это было. И все это время Божества, которых мы получили из Индии, просто лежали в швейной комнате. Обычно, когда стартует проект нового храма, сначала мы получаем в качестве пожертвования здание, землю, а затем уже приходят Божества. Уже после. Но в данной ситуации Божества пришли за год до того, как мы получили то, что сейчас известно в мире как Бхактиведанта Мэнор. Когда Прабхупада приехал летом 1973 года, он спросил меня:

— А где Божества, которые приехали в Англию в 1972 году?

Я сказал:

— Они хранятся на Бери Плейс.

Он сказал:

— Мы установим этих Божеств в новом имении.

Конечно же так и случилось. На Джанмаштами 1973 года Шрила Прабхупада установил Божеств и дал Им имя Шри Шри Радха-Гокулананда. Он назвал их так, потому что хотел назвать это имение Новая Гокула. Это название ему нравилось, и он хотел назвать общину Новая Гокула. И счастьем Гокулы являются Радха-Гокулананда.

39-02 Дхананджая дас

Я рассказывал историю о том, как мы позвали Джорджа? Мы вместе с ним смотрели 8 различных имений в 1972 году. И в январе 1973 года леденящей холодной британской зимой мы получили информацию об этом имении, которое тогда называлось Пигготс Мэнор и находилось в 17 милях от центра Лондона. Это один-единственный раз, когда я поехал замаскировавшись. Я не поехал как преданный, я не поехал с бритой головой, на мне не было дхоти, тилаки, курты. Я поехал на встречу с этой дамой миссис Раффлз в брюках, пальто и шляпе, и не ставил тилаку. Интересным было то, что цена отличалась. Предыдущие имения мы смотрели вместе с Джорджем. Все это время Шьямасундары не было в стране, потому что он был секретарем Прабхупады и путешествовал с ним. Поэтому его не было в стране. А я поддерживал связь со Шрилой Прабхупадой. Прабхупада очень хотел быть в курсе того, что происходит, потому что время шло. На самом деле Прабхупада сказал: «Мы должны бить железо, пока оно горячо». Он подразумевал, что железо уже холодеет, потому что мы начали наши поиски в начале лета 1972 года, и к концу 1972 года еще ничего не нашлось. Предыдущее имение, которое мы смотрели с Джорджем, было удивительным оздоровительным центром рядом с городом Оксфорд. Там был внутренний подогреваемый бассейн, прекрасная оранжерея, где выращивались салаты, там были различные приспособления для сауны, грязевых ванн и так далее. И также территория была достаточно большой — больше 100 акров земли. Поэтому они просили за эту собственность 330 000 фунтов. Когда я вывез Джорджа с этого места, он посмотрел на меня и сказал:

— Это слишком роскошно для таких ребят, как вы, не так ли? Вы же должны быть отреченными. Даже мне было бы трудно оставаться в сознании Кришны в таких условиях.

Поэтому ему это место не понравилось. Затем нам сообщили подробности о Мэноре. Это имение продавали за 220 000 фунтов — на 110 000 фунтов дешевле, чем предыдущая собственность. Но он не приехал в этот раз. Я позвонил ему из помещения, которое теперь является храмовой комнатой в Мэноре. Там был платный телефон. Я позвонил ему и рассказал об этом месте. Я описал ему все в деталях и назвал цену. Я сказал:

— Это гораздо дешевле, чем предыдущее имение.

Он спросил:

— А что ты сам думаешь?

Я сказал:

— Мне кажется это потрясающее место.

Он сказал:

— Хорошо, я верю твоему выбору. Я не могу приехать, потому что мне надо лететь в Лос-Анджелес. Мы встречаемся с финансовым консультантом, Алленом Клейном, по поводу продажи компании «Эппл». Поэтому мне надо встречаться с остальными членами компании «Эппл». Мне надо заниматься этими делами. Но я дам тебе имена юридических лиц, которые помогут тебе купить эту собственность. Вот их телефоны. Позвони им сразу же, скажи, что хочешь получить эту собственность, и когда закончатся все формальности, я приеду и посмотрю его.

Все это заняло примерно 6 месяцев. И что он сделал? Он создал фонд, который назвал «Благотворительный фонд материального мира». Он сказал мне:

— Если альбом, который я только доделал, «Жизнь в материальном мире», будет успешным, тогда вся прибыль со всех композиций этой пластинки пойдет на покупку Мэнора. Но я буду делать это через свой фонд.

Так все было. Собственность была куплена с помощью этого «Благотворительного фонда материального мира». Мы могли жить там, и договор был таким, что мы должны были платить 10 фунтов в год. Это называется «арендная плата размером в перчинку». Это абсолютный минимум, который можно платить за дорогостоящую собственность. Мы ничего не подписывали. Все делалось просто на доверии. Было просто устное соглашение.

39-03 Дхананджая дас

Когда приехал Джордж, он приехал также чтобы увидеться со Шрилой Прабхупадой, потому что Прабхупада был там в это время. Я помню, как там был один английский художник, Гопал, который нарисовал Шрилу Прабхупаду стоящим рядом с озером на нашей территории. Джорджу очень понравилась эта картина Прабхупады. Ему нравилось местоположение. И также ему нравилась цена. Есть видео, как в 1972 году Джордж и Прабхупада посещают другое владение, которое называлось Ферма Раннимид. Ферма Раннимид находится прямо на берегу реки Темзы. Раннимид — это историческое место, где была подписана «Великая хартия вольностей» в начале 13 века королем Иоанном. Это единственный раз, когда Прабхупада приехал, чтобы посмотреть имение, которое смотрел Джордж. Прабхупада тоже заинтересовался. Ферма не использовалась 2 или 3 года, поэтому там все заросло. Когда приехал Джордж, он посмотрел и сказал:

— Им надо называть это имение Ферма Раннидаун (по-русски «насморк»), а не Ферма Раннимид.

Мы погуляли вокруг. Там была небольшая деревня. Я плохо все помню. Но Шьямасундара тоже был там. Там не было Пэтти. Джордж был один. Он приехал на своем «Порше» из Фрайар-парка. Был один пожилой английский преданный, которого звали Бхакти Прамод. Он работал руководителем службы безопасности в британском «Мидленд Банке». Он привез нас. Он привез Шьямасундару, Прабхупаду и меня на своей машине на это имение. Ему нравилось быть рядом с Прабхупадой. Он звал Прабхупаду «Ваша Милость». Он никогда не звал Прабхупаду «Прабхупадой». Он обычно спрашивал: «Как Ваша Милость чувствует себя сегодня утром? Вам не холодно? У меня есть дорожное одеяло. Позвольте мне обернуть вас, чтобы вам не было холодно». Он был довольно очаровательной, занимательной личностью. Он также любил танцы шотландских горцев. Я помню, как он и его жена Яшодамайи пришли на вечерний даршан на Бери Плейс. Он был в полном обмундировании горца с юбкой. Он вошел, принес свои поклоны, его жена также принесла свои поклоны. На нем был твидовый пиджак, юбка, кожаная сумка, длинные чулки, скин ду — маленький нож, заправленный в чулок. Он сидел на полу. Он был пожилым, ему было где-то за 55 лет. Ему было трудно сидеть правильно со скрещенными ногами на ковре. Поэтому его колени были приподняты, и он был в своей юбке. А Прабхупада смотрел прямо на его юбку. Прабхупада посмотрел и сказал:

— Что это на вас надето?

Он сказал:

— О, это типичный шотландский наряд, Ваша Милость. Я только что вернулся с горных танцев.

Помню, как Прабхупада посмотрел и сказал:

— И вам комфортно в этой юбке? Может быть вы хотите сесть на стул?

Потому что он выставил себя напоказ Шриле Прабхупаде. Так или иначе, это тот же человек, который возил нас с Прабхупадой. Он также возил его на Ратха-ятру и куда бы Прабхупаде не нужно было поехать. Иногда он пытался устроить Прабхупаде тур по Лондону. Он хотел показать Прабхупаде руины римлян. Лондон — это очень древний город. Это был первый город, который основали римляне. Они называли его Лондониум. И до сих пор остались еще какие-то римские стены и крепостные валы. Он показывал ему Букингемский Дворец, Лондонский Мост и другие места. На самом деле Прабхупаде нравился Бхакти Прамод. Итак, мы были на Ферме Раннимид. Мы подошли к главному зданию. Я помню, что это не был обычный фермерский дом. В нем было некое содержание — большие колонны спереди, высокие сводчатые потолки, красивые лестницы. Это был маленький величественный дом на территории имения. Помню, как все мы, включая Джорджа, стояли со Шрилой Прабхупадой и обсуждали возможность переезда на эту собственность. Прабхупада остановил нас и сказал:

— Прежде, чем мы переедем, сначала кроме этого здания мы построим банк, — он показал на Бхакти Прамода и сказал, — и вы будете администратором банка, потому что у вас есть опыт в банковском деле после работы во всемирно известном «Мидленд Банке».

Затем он показал пальцем на Джорджа и сказал:

— Джордж, вы вложите все ваши деньги в этот банк, и мы потратим все на служение Кришне.

Джордж подумал: «Все мои деньги?…» Мы все смеялись, потому что мы совершенно не ожидали, что он скажет что-то подобное.

39-04 Дхананджая дас

Не знаю, рассказывал ли я вам историю о том, как мы купили это здание у шотландской леди миссис Раффлз. Она была из Абердина — это город на севере Шотландии. Вы знаете, что шотландцы довольно скупы, но люди из Абердина, которых называют абердонианцы, считаются в особенности скупыми. Но она не только была из Абердина, но и была еврейкой. Так что она была еврейской абердонианкой. И вот что она сделала. До того, как мы переехали в этой имение, она сняла каждую дверную ручку с каждой двери. Она сняла латунные дверные молотки в форме львиных голов с входных дверей. Она сняла все ламбрекены и откачала все дизельное топливо из баков центрального отопления. Она увезла весь уголь. Там было много каминов в больших комнатах. Поэтому когда Прабхупада оглядывал комнаты, некоторые двери мы не могли открыть, потому что на них не было дверных ручек. В конце концов мы показали ему его комнаты на верхнем этаже. Он был очень-очень счастлив. Он сказал:

— Да, это хорошие условия для духовного учителя.

У него была большая гостиная, большая ванная в старом стиле и очень комфортная спальная комната.

39-05 Дхананджая дас

Когда Джордж вернулся из Лос-Анджелеса, одна из первых вещей, которую он сделал, это приехал в Мэнор. Мы устроили ему тур по всем местам, по всем комнатам, потому что к этому времени мы уже повесили все ручки на двери. Ему интересно было все. Он хотел видеть огород, озеро и все остальное. Мы показали ему все эти места. Также я помню, как Шьямасундара привел его в храмовую комнату и сказал:

— В этой храмовой комнате будут хорошо смотреться красивые хрустальные люстры, не так ли?

Джордж сказал:

— Да, это будет очень хорошо.

Так он вдохновил Джорджа оплатить пару хрустальных люстр, которые стоили около 3000 фунтов, после того, как он купил для нас это место. Так или иначе, ему понравилось это место и он считал, что оно стоило этих денег. Я должен отметить, что к 1980 году мы все еще жили в Мэноре, поклонялись Радхе-Гокулананде, и было много индийских бизнесменов, которые хотели быть причастны к тому, чем мы занимались в Мэноре. Они знали, что нужно было проделать большую работу по ремонту, и к тому же нам надо было построить парковку. Но они не хотели давать деньги, потому что стоял вопрос о том, кто же владеет этим зданием — ИСККОН или кто-то другой? Нам пришлось сказать им, что это здание принадлежит фонду Джорджа. Они говорили: «А можно ли ему доверять? А если он в один прекрасный день решит, что ему больше не нравятся Харе Кришна, и попросит вас убраться отсюда? Нет никакого соглашения, никаких обязывающих юридических документов. Вас просто вышвырнут. И тогда получится, что мы давали все эти пожертвования зря. Мы не хотим этого делать». В то время президентом храма был Вичитравирья. Он попросил меня: «Не мог бы ты связаться с Джорджем, узнать как он себя чувствует, и что он думает о нас и об этом имении?» Я позвонил ему. Он приехал, и все осмотрел. К тому времени мы уже жили в Мэноре 7 лет. Мы переехали туда летом 1973 года, а теперь было лето 1980 года. Эту собственность оценили два банка — Ллойдс Банк и Барклайс Банк. Мы также посоветовались с нашим адвокатом, какой нам выбрать путь действий. Я рассказал об этом Джорджу. Я сказал:

— Мы хотим либо платить арендную плату, если заключим с ним договор-аренды на 100 лет. Либо мы можем купить собственность в рассрочку на 10 или 15 лет. Но мы очень хотим остаться здесь, и многие люди готовы делать значительные пожертвования — 10 000 фунтов, 20 000 фунтов и даже больше. Но они знают, что собственность нам не принадлежит.

Мы прогулялись по территории, и ему не понравилось, что мы не заботимся о садах. К тому времени он увлекся садоводством и считал себя садовником. А я ездил к нему во Фрайер-парк и видел, что он там сделал за эти годы. Это было удивительно. Он знал даже названия каждого растения на латыни. Он по-настоящему хорошо поработал на своем имении. И он посмотрел на наши сады, которые все заросли сорняками, потому что к тому времени все самые квалифицированные преданные были на улицах и продавали книги. Они не занимались в Мэноре садоводством, прополкой, обрезкой живых изгородей и посадкой растений. Это не было центром нашего внимания. Так что у нас не было хороших садовников, и место превратилось в ужасный беспорядок. Он сказал:

— У меня просто голова начинает болеть, когда я гуляю здесь. Это действует мне на нервы. Вы совсем не смотрели за этим местом.

Я испугался. А он сказал:

— Дайте мне неделю подумать. Я сообщу вам.

Он сразу не сказал о всем решении. Через неделю он позвонил мне и сказал:

— Вот, что я решил. Если вы соберете 45 000 фунтов…

На самом деле он хотел пожертвовать это место, но он не мог по закону этого сделать, потому что благотворительный фонд не может жертвовать никакое имущество другой благотворительной организации. Должна быть какая-то финансовая операция. Он сказал:

— Я поговорил с Алленом Клейном, и он сказал, что вы должны заплатить за эту собственность 45 000 фунтов, а я со своей стороны заплачу еще 145 000 фунтов. Всего получиться 190 000. И тогда мы продадим вам эту собственность в убыток. Я знаю, что вы не сможете найти 190 000, но если вы сможете набрать 45 000 за неделю, она ваша. Тогда мне уже не придется об этом больше думать.

Я уже говорил вам, что собственность стоила 220 000. Так что по бухгалтерским расчетам его убыток был как минимум 30 000. Но, как я уже упомянул, мы сделали оценку в двух банках, и они оба оценили эту собственность в 1,5 миллиона фунтов в 1980 году — настолько выросла цена — с 220 000 фунтов до 1,5 миллионов фунтов. Итак, мы собрали вместе 45 000 фунтов, отдали их ему, он переписал акты на ИСККОН, и с того дня и далее Мэнор принадлежит ИСККОН.

39-06 Дхананджая дас

Прабхупада сказал мне несколько интересных вещей. Как я уже говорил, когда он приехал в первый раз и смотрел свои комнаты, шел дождь. Он сказал мне две вещи. Он сказал:

— Эта собственность подобна золоту, хранимому в темном месте. Чтобы оценить значимость золота нужен свет, в особенности солнечный свет — яркий свет. Потому что золото обычно сияет. Но если его поместить в темное место, кто может оценить его? Точно так же это очень ценная собственность, но из-за погодных условий кто может оценить это?

Его всегда угнетала британская погода. Всегда шел дождь, на небе были тучи и было ужасно. Иногда конечно выглядывало солнце. Остались красивые фотографии и видеосъемки того, как Прабхупада сидит на лужайке в Мэноре в солнечные дни. Это длилось может неделю или две.

Также, будучи очень проницательным, Прабхупада сказал:

— Это имение подобно белому слону. Белый слон очень редок и очень ценен. Но его очень дорого содержать. Точно так же вы поймете, что поддерживать эту собственность будет очень дорого.

И это явилось абсолютной истиной. Он оказался очень прав.

Также он сказал другую вещь. Может быть я уже говорил, что он хотел, чтобы Мэнор прославился защитой коров. Он хотел, чтобы мы купили старый красный двухэтажный автобус, ехали на нем в центр Лондона и заполняли его людьми, которые хотят посмотреть на Мэнор и провести там какое-то время. Он сказал, что мы должны обучать британцев важности защиты коров — го-ракшйа. Он сказал, что мы должны содержать в Мэноре 150 коров. В то время у нас было 17 акров земли. И из них только 6 акров были полем, где мы могли пасти коров. Я сделал замечание:

— Прабхупада, будет не очень практичным содержать 150 коров на 6 акрах земли. Потому что каждой корове требуется как минимум 1 акр земли.

Тогда Прабхупада сказал:

— Ну тогда купите 150 акров земли для коров. В чем сложность? Но это минимальное количество коров, которое должно быть у вас. И если вам нужно купить еще 150 акров земли для этих коров, купите их.

Это он сказал в 1973 году. С тех пор мы купили еще 55 акров земли, потому что в 1997 году мы получили разрешение на строительство новой дороги. Так что мы имеем почти половину земли, о которой говорил Прабхупада в 1973 году. И сейчас 2002 год. У нас сейчас 25 коров. Только 25. Итак, Прабхупады всегда смотрел вдаль. А мы иногда сталкиваемся с трудностями, чтобы воплотить в жизнь видение Шрилы Прабхупады. Так что нам еще предстоит купить 75-80 акров земли. На самом деле в Великобритании нет такого места, где бы таким образом занимались защитой коров. Идея такого количества животных заключалась в том, чтобы мы были полностью самодостаточными с точки зрения гхи и молока. Он хотел, чтобы мы продавали гхи нашим гостям. И также он хотел, чтобы мы занимались различными ремеслами, таким как прядение, ткачество одежды, изготовление латунных Божеств и так далее. Я сказал:

— А что насчет индийской общины? Должны ли мы ориентироваться на индийскую общину?

Возможно это прозвучит немного противоречиво. Но Прабхупада сказал:

— Нет, нам не надо связываться с индийской общиной. Они уже в сознании Кришны. Мы должны сосредотачивать свое внимание на британской общине. Они не знаю ничего о Кришне.

Так он сказал.

39-07 Дхананджая дас

Джордж со своей женой Оливией посетили Мэнор в 1997 году. Говорил ли я об этом? Это было удивительно, потому что это был последний раз, когда Джордж общался с большой группой преданных. Его пригласили на праздничный ужин, который провели летом 1997 года через несколько дней после того, как мы получили разрешение на строительство новой дороги. Это также было почти сразу после проведения удивительного ужина в честь сбора средств, который мы назвали «Мечта Прабхупады» и на который были приглашены все члены-попечители Мэнора. Мы хотели собрать средства на покупку новой земли и на строительство дороги. Целью было собрать 1 000 000 фунтов за один вечер. Мы арендовали большой цирковой шатер, сделали в нем обогрев, установили сцену, расставили столы, на которых раздавался прекрасный ужин. Были приглашены гости и попечители. В ходе сбора средств мы получили очень хорошую положительную реакцию. Где-то за два часа программы мы собрали 800 000 фунтов. Нам не хватало 200 000 фунтов. Там был один ирландский бизнесмен, который занимался импортом индийской одежды. Его пригласил один из бизнесменов, который был членом-попечителем Мэнора. До этого он уже один раз приезжал в Мэнор и принимал участие в арати и в лекции. Но это был первый раз, когда он пришел на специальный вечер для попечителей с особым ужином и полноценной программой сбора средств. Стало очевидно, что мы не соберем за этот вечер больше 800 000 фунтов, но мы сделали одну последнюю попытку для достижения цели в 1 000 000. Нам не хватало пожертвования в 200 000 фунтов, и мы не знали, откуда оно может прийти. И этот ирландец, Майкл, был очень впечатлен «Мечтой Прабхупады», которую мы озвучили. Мы рассказали о том, что Прабхупада хотел 150 акров земли, чтобы заниматься защитой 150 коров. Он очень оценил это. Это то, чего Прабхупада по-настоящему хотел. И в свой второй визит в Мэнор он пообещал дать 200 000 фунтов. Он вложил больше, чем кто-либо из попечителей, которые посещали Мэнор уже 5, 6, 10 или даже больше раз. Обычно они приходили где-то раз в 3 месяца, когда мы устраивали особый ужин для попечителей. Каждый попечитель уже вносил по 1008 фунтов в год. Сейчас у нас уже больше 400 попечителей, которые вносят по 1008 фунтов с каждой семьи. Так что это была значительная сумма денег для человека, который не являлся индийцем. Он был ирландским бизнесменом. Это был очень благоприятный вечер.

Итак, Джордж согласился приехать. Мы понятия не имели, приедет ли он со своей женой. Оба были приглашены. Оливия никогда не посещала подобных публичных мероприятий. Во-первых это было потому, что она на самом деле была не такой уж большой поклонницей преданных Харе Кришна. Она следовала кому-то другому. Поэтому она предоставляла своему мужу право ходить на такие мероприятия. Но она приехала. Я пошел на парковку Мэнора, чтобы встретить его с преданным из Гуджарати, которого звали Шрути Дхарма, учеником Шиварамы Свами. Они были полны энтузиазма. Они привезли с собой резиновые сапоги, потому что они хотели погулять по полям, чтобы посмотреть, где будет построена новая дорога. И мы сделали это — мы прошли всю территорию от начала, где должны были быть построены главные ворота, до самого Мэнора — это примерно полмили. Мы останавливались и говорили. Он осматривал поля, изучая, насколько наше имение было далеко от одной и другой стороны дороги. Он спрашивал, собираемся ли мы посадить какие-то деревья или живую изгородь, чтобы дорога не выглядела неприглядно, чтобы она не портила всю красоту фермерского участка. Мы обсуждали много деталей. Когда мы возвращались обратно к нашему зданию, Джордж посоветовал:

— Если вы по-настоящему хотите добиться успеха в своем деле, я вам могу посоветовать одну вещь — вам надо открыть садовый центр.

В Англии садовые центры обычно пользуются большим успехом. Семьи будут приезжать и покупать для своих собственных участков различные деревья, кустарники и все, что они смогут у себя посадить. Садовые центры невероятно успешны. Он сказал:

— Если вы захотите этим заняться, вам не придется получать никаких разрешений на это.

Он привел очень много соображений в пользу этой идеи. И так как он всегда отождествлял себя в первую очередь с садовником, а во вторую уже с музыкантом, он сказал:

— Я помогу вам в этом.

Мы были очень счастливы тому, что он был настолько открыт к тому, что мы делали. Затем мы отвели его в храм. У нас было там два алтаря — алтарь Радхи-Гокулананды, алтарь Ситы-Рамы, Лакшмана и Ханумана, а между этих двух алтарей у нас были маленькие Божества Гаура-Нитай. Он принес свои полные дандаваты Божествам, принял чаранамриту. Оливия тоже это сделала. Оливия не принесла полный дандават — она сложила руки в пранаме. Она не была настолько предана, как Джордж. Джордж всегда делал это перед Прабхупадой. Ему нравилось приносить полные дандаваты из уважения к Шриле Прабхупаде. Но она вела себя достаточно уважительно. В комнате, где должен был проходить ужин, мы расставили столы таким образом, что за главным столом должны были сидеть Шьямасундара, Мукунда, Шиварама Свами, Кришнадас Свами, я со своей женой и Акхандадхи со своей женой. Акхандадхи был президентом храма в 1997 году. В 1982 году началась долгая упорная кампания, которая продолжалась в течение 15 лет. В 1994 году произошла удивительная вещь. Мы всегда были на глазах общественности — в новостях, в СМИ, на телевидении, в газетах, на радио, репортеры постоянно приходили, чтобы взять у преданных интервью. Это было по большому счету дело о свободе вероисповедания, потому что местный районный совет хотел прикрыть нашу деятельность. Они не хотели, чтобы это было общественным местом поклонения, потому что оно не планировалось как таковое. Изначально оно планировалось как колледж по обучению медперсонала. В какое-то время этот дом принадлежал Больнице Святого Варфоломея. Это очень-очень старая больница, находящаяся в Лондоне. Миссис Раффлз купила его у Сент Барта, но у нее закончились деньги. Она хотела превратить это место в дом престарелых, но не смогла нести это финансовое бремя. Поэтому она продала его. Затем мы переехали, и вдруг начались фестивали, стали приезжать тысячи и тысячи посетителей. Машины парковались в деревне. Мы хотели снять напряжение, которое накапливалось в деревне. Нам не нравилось, что жителей деревни постоянно раздражали наши фестивали. Итак, 1997 был последним годом правления консерваторов. И Джон Салвин Гаммер, министр окружающей среды, публично на телевидении заявил, что они пришли к соглашению дать нам разрешение на то, чтобы Мэнор оставался доступным общественности. Он согласился на то, чтобы это было общественным местом поклонения Господу. Вплоть до 1997 года ни правительство, ни районный совет не давали нам таких разрешений. Так что это была большая победа. И мы устроили ужин в честь этой победы. Все участники этой кампании, а также Джон, были там ВИП-гостями. Там были члены парламента, юристы, люди из газет и так далее и конечно же Джордж, который дал сам Мэнор. И вот, что сделал Акхандадхи. Он прославил каждого в этой комнате. Там было больше 200 человек. Это был замечательный ужин. Моя жена, Бала Гопала, приготовила пир. Акхандадхи прославил всех. Он отмечал одну личность, затем другую, затем третью — так он прошел через всех присутствующих гостей. И в конце концов он дошел до Джорджа, потому что в действительности мы должны благодарить Джорджа, так как этого никогда бы не произошло, если бы он не согласился пожертвовать нам эту собственность. Он на самом деле не собирался говорить. Он был одним из почетных гостей, но не собирался ничего говорить. Но до того, как он сказал речь, его жена встала. Оливия встала и сказала:

— Я очень глубоко тронута тем, что я услышала, тем, что я увидела сегодня вечером, поэтому я чувствую побуждение что-то сказать. Я вижу, что у Джорджа здесь настоящие друзья. Я очень рада за него, и я рада сама, что пришла и стала свидетелем этого удивительного собрания. Я очень счастлива, что не упустила эту возможность.

Это был единственный раз, когда Оливия приехала в Мэнор. Вы должны понять это. Но сам я обычно посещал Джорджа. Если я звонил раньше времени и она брала трубку, она разговаривала очень грубо. Она пыталась запретить мне приезжать к ее мужу. Она не хотела, чтобы мы вторгались в их личную жизнь. Она даже не видела смысла в том, чтобы я или кто-то из нас приезжал к нему. И я всегда молился о том, чтобы она не взяла трубку. Я надеялся, что трубку возьмет няня, которая смотрела за его сыном, Дэнниэном, когда мы приезжали. Она была очень приятной. Мы ей нравились. Оливии мы не нравились до этого самого вечера. Поэтому я реально взял свои слова назад. И после того, как она это сказала, Шьямасундара и Мукунда подарили Джорджу маленькое мурти Прабхупады с шапкой Свами Прабхупады, очками, мешочком для четок, маленькой подставкой для книг, миниатюрной «Бхагавад-гитой», сидящим на небольшой Вьяса-асане с дандой санньяси, маленькими караталами, маленькими очками. Он был по-настоящему милым. Джордж укачивал Прабхупаду и говорил:

— Я возьму Прабхупаду с собой домой сегодня вечером.

Он был очень тронут. Он сказал:

— Я ничего не хотел говорить, но я также чувствую, что должен кое-что сказать.

Он был по-настоящему тронут. Он сказал:

— Во-первых, я хочу сказать, что мне стыдно за то, что я так и не поучаствовал в этой кампании.

Это было правдой. Он никогда не откликался, он никогда не оказывал никакой поддержки ни словами, ни каким-либо еще способом через прессу или как-то еще. Он сказал:

— Мне очень стыдно за то, что я ни разу не сделал этого. Я следил за всем — не так, что я не был в курсе. На телевидении и в газетах постоянно говорили о том, чем вы занимаетесь. И в глубине души я всегда думал о том, что если ничего не получится, если в конце концов вам придется закрыть Мэнор, то вы все переедете ко мне в Хенли, возьмете весь Фрайер Парк, и я буду жить в вашем храме.

Это то, что он сказал. Он говорил от сердца, потому что был очень тронут тем, что услышал. А Оливия вместе со всеми стала бурно аплодировать.

39-08 Дхананджая дас

Джордж был выдающейся личностью с множества сторон. Когда я был ответственным за то, чтобы вдохновлять его сделать пожертвование, я не колебался делать это, потому что Прабхупада сказал мне заниматься этим. Также у нас была необходимость в новом месте. Я говорил ему: «Когда ты примешь инициацию у Прабхупады?» Он очень любил Прабхупаду. Он постоянно думал о том, как распространять сознание Кришны. Если вы возьмете обложку альбома «Жизнь в материальном мире», то увидите, что это двойная обложка, а не просто конверт, в который кладется пластинка — она раскрывается. Хотя это просто один альбом. Причина этого в том, что изначально он хотел вложить во второй конверт набор из четок, мешочка и инструкции по пользованию ими. Он хотел продавать их вместе с пластинкой. Потому что на самом деле большинство текстов на этом альбоме полны сознания Кришны. Он посвятил одну из своих песен, которая называется «Господь любит тех, кто любит Господа», Шриле Прабхупаде. Он сказал: «Я написал ее для Шрилы Прабхупады». Так что было очевидно для чего это предназначалось.

39-09 Дхананджая дас

Он был вдохновлен. Он сам мне говорил о том, что был вдохновлен, когда я посещал его и отвлекал его. Иногда он упоминал, что теряет по 3000 фунтов. Один раз он сказал:

— Каждый раз, когда ты приходишь, я ничего не записываю. Эти дорогие звукозаписывающие студии стоят по 3000 фунтов в день просто за то, что мы находимся там. Но когда ты звонишь, я не могу ничего делать. Мы просто сидим, вкушаем прасадам и говорим о Прабхупаде и сознании Кришны.

Ему нравилось распространять «Гиту» Прабхупады своим друзьям. Мы также привозили ему четки и мешочки, чтобы он раздавал их своим друзьям. Он находился в настроении проповеди сознания Кришны, давая другим эту великолепную возможность, которую он сам получил от Шрилы Прабхупады. Он очень хотел этого. Итак, возвращаясь к вопросу, который я ему задал:

— Почему бы тебе не получить инициацию от Прабхупады?

Он сказал:

— У меня уже есть духовное имя.

Я спросил:

— Что ты имеешь ввиду под духовным именем?

Он сказал:

— Меня зовут Харрисон — сын Хари.

И он смеялся. У него был ливерпульский сухой юмор.

Когда он приезжал к Прабхупаде в 1976 году в Мэноре, он задал ему такой же вопрос. Он спросил:

— Как вы думаете, стоит ли мне переехать в ашрам, побриться, поставить тилаку, одеть дхоти?

Прабхупада сказал:

— Нет.

Потому что он пришел с сестрой Рави Шанкара, Лакшми Шанкарой. Они записали песню под названием «Кришна, где ты?» Он написал музыку и слова к песне, а она спела ее. И он сыграл ее для Прабхупады. Прабхупада послушал ее и сказал:

— Да, это настроение шестерых Госвами. Кришна, где ты? Я не поймал Тебя. Я бы хотел поймать Тебя и лицезреть Тебя вечно, но ты постоянно исчезаешь из моего поля зрения. Это чувство разлуки — випраламбха. Оно очень радует. Продолжай писать стихи и музыку, подобные этим. Это твое служение Кришне. Но живи отдельно. Тебе не хорошо будет жить в ашраме. Оставайся за пределами и ты сможешь гораздо больше проповедовать, охватив гораздо больше людей.

Прабхупада был очень понимающим.

39-10 Дхананджая дас

А однажды он пришел с Рави Шанкаром. Прабхупада был там, когда они вошли. Как я уже говорил, Джордж любил приносить полные дандаваты. Он сделал это в присутствии Рави Шанкара. Очевидно это задело эго Рави Шанкара. Он был очень талантливым музыкантом и всегда предполагал, что Джордж был его учеником. И у него возникла небольшая зависть, потому что он никогда не делал этого перед ним. Но он сделал это перед Прабхупадой. Прабхупада тотчас же понял настроение Рави Шанкара. После разговора с Джорджем он сказал:

— Ты должно быть голоден. Сходи на кухню и возьми прасадам.

И он попросил одного преданного отвести его. Пока он был на кухне и вкушал самосы, которыми он всегда наслаждался, Прабхупада сидел с Рави Шанкаром и таким образом успокоил ложное эго Рави Шанкара. Весь их разговор был вокруг авиабилетов и путешествий — на какой авиакомпании лучше путешествовать. Потому что Прабхупада понял, что Рави Шанкар не интересовался никакой духовной философией. Поэтому он общался с ним на том языке, который тот мог понять, чтобы просто поддерживать беседу. Прабхупада был мастером в общении со всеми. Он знал, что Джордж любит прасадам, и он знал, что произошло что-то между ним и Рави Шанкаром.

39-11 Дхананджая дас

В декабре 1970 года в день ухода Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура сразу после мангала-арати в 5 часов утра пришел водитель. Он приехал на длинном белом лимузине Мерседес с затемненными окнами. У него был листок бумаги, на котором было написано мое имя. Меня вызвали из храмовой комнаты, и когда я вышел, то увидел этого шофера в фуражке, темном костюме и отполиворанных черных туфлях. Я представился. И он сказал:

— Меня попросили отвезти вас на фруктово-овощной рынок.

Я спросил:

— Кто вас попросил?

Он сказал:

— Джордж Харрисон с Джоном Ленноном катался на яхте по Темзе, и он вспомнил, что сегодня особый очень благоприятный день духовного учителя. Он дал мне 100 фунтов. А Джон позволил воспользоваться его Мерседесом, чтобы отвезти вас на фруктово-овощной рынок и купить там на 100 фунтов хороших фруктов и овощей, чтобы вы приготовили хороший пир.

Это была спонтанная вещь. Совершенно неожиданно во время вечеринки со своими друзьями он решает сделать это.

39-12 Дхананджая дас

Когда мы ездили с ним смотреть недвижимость, у него всегда был в руке мешочек с четками. Одной рукой он держал руль, а в другой руке у него был мешочек с четками и он воспевал.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)