Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 48

48-01 Балаи даси

Я ехала в машине вместе со Шрилой Прабхупадой после программы в Бостоне, так как я была беременна. Я спросила Шрилу Прабхупаду:

— Шрила Прабхупада, а Баларама тоже танцует с гопи?

Шрила Прабхупада сказал:

— У Баларамы есть свои гопи.

48-02 Куша даси

Я готовила только три дня, потому что мне пришлось прерваться из-за проблем со здоровьем. А у Шрилы Прабхупады была надпись на кухне: «Здоровье на первом месте, воспевание — на втором, служение — на третье, а затем следует чтение». Таков порядок. Это было написано рукой Шрилы Прабхупады. Он сделал эту надпись когда приезжала Джадурани. Она постоянно воспевала, воспевала, воспевала и совсем не заботилась о своем здоровье, очень-очень тяжело трудясь. Поэтому Шрила Прабхупада сделал это замечание и своей рукой написал порядок приоритетов, чтобы мы относились к своей жизни серьезно. Мы были очень молоды и очень глупы. Мы не знали ничего, кроме того, чему нас учил Шрилы Прабхупада.

48-03 Мадхусудана дас

Однажды мне предоставилась возможность воспевать киртан в присутствии Прабхупады. Иногда он просил преданных петь киртан вместо себя. Это было в ранние дни. Итак, меня выбрали, потому что я умел петь. Я всегда старался быть смиренным, понимая по-своему смирение. Поэтому когда я вел киртан, я пел не очень громко, чтобы не изображать из себя какого-то великого киртанию. Прабхупада крикнул на меня:

— Воспевай громко!

Прабхупада отмечал это очень ясно, и мы с течением лет научились тому, что смелая проповедь является проявлением смирения, потому что это позитивная сторона смирения. Если вы проповедуете громко, тогда это будет залогом смирения.

48-04 Нара-Нараяна дас

Из Нью-Йорка я отправился в Новый Вриндаван. Я добирался туда автостопом, и поэтому приехал очень поздно. Мы готовили все к приезду Прабхупады, и построили купол на мансарде, где он должен был остановиться. До сих пор, когда я приезжаю в Новый Вриндаван, я смотрю на него. Я занимался там разной работой. Мы все работали вместе. Было очень тяжело. Не было никакого водопровода, не было внутренней сантехники. В те дни Киртанананда Махарадж очень серьезно относился к слову аскеза. Мы парковали машину в двух милях и нам приходилось идти оттуда пешком по грязи зимой под снегом, неся на себе пищу и все остальное. Однажды появился Киртанананда Махарадж с тростью, потому что у него был полиомиелит, и он нес столько роз, что за ними его не было видно. Нам не хватало пищи, но он приехал с огромным количеством роз. Мы только видели покачивающиеся розы и трость, приближающиеся к нам по дороге. Когда он пришел, мы сидели, измученные голодом, задаваясь вопросом: «С какой стати он купил эти розы?» А он сказал, что ходил в теплицу и рассказал там о храме, и они пожертвовали ему все эти розы, которые уже не годились для продажи. У нас были маленькие божества. Я помню, как он сидел и разбирал эти огромные розы на лепестки, чтобы сделать маленькие гирлянды для божеств. Так или иначе, это настроение, которое царило там — одновременно прекрасная духовная жизнь и очень нервная атмосфера. Там было много людей с Мотт Стрит, также было много бывших героиновых наркоманов, геев и всякой всячины. Поэтому атмосфера была очень острой. Когда Шрила Прабхупада приехал туда, он застал там кучу людей, которые по сути все время ругались. При каждой ссоре они прибегали к Шриле Прабхупаде наверх, считая его царем Соломоном. Они прибегали наверх и начинали жаловаться: «Этот сказал то, а тот сказал это…» И пока Прабхупада терпеливо старался потушить этот огонь, прибегал еще кто-то новый. Прабхупаде все это было достаточно противно. Однажды ко мне пришел Бхагаван. Для меня Бхагаван был воплощением позитивного энергичного парня. И мы с ним мгновенно понравились друг другу. В конце концов мы поехали вместе строить храм в Детройте. Итак, он появился. Насколько я знаю, он женился там на Кришна Бхамини и в тот же день получил инициацию. Для меня он был воплощением того, что было правильным в ИСККОН. Он не хныкал, не ныл и не ругался. Итак, одним утром Прабхупада спускался вниз по лестнице. А мы с Бхагаваном увидели друг друга, обрадовались, подбежали и крепко обняли друг друга. Мы оба были сильными парнями и обняли друг друга по-мужски. Мы практически танцевали в экстазе, потому что были очень рады находиться в сознании Кришны в обществе Прабхупады. Мы не видели, что Прабхупада спускался по лестнице. Прабхупада подошел и сказал:

— Да, вы должны быть в таком настроении, чтобы обнимать друг друга, а не сражаться.

С тех пор в моем понимании появилась еще одна ключевая вещь — то, из-за чего мы сражаемся, является очень-очень незначительным в сравнении с совместной работой, которую мы делаем вместе. Прабхупада очень ясно дал нам это понять. Совершенным или несовершенным образом, но нам надо сотрудничать вместе для распространения сознания Кришны. Дело не в нас и не в них. Нет ни нас, ни их. Есть только души у лотосных стоп Кришны. Это то, что я почерпнул из этого высказывания. Он был очень рад видеть нас обнимающимися, а я, как и Бхагаван, был очень рад удовлетворить его таким образом.

48-05 Джая Гауранга дас

Через несколько дней мне предоставилась возможность пойти на утреннюю прогулку со Шрилой Прабхупадой на пляж. Конечно же там было много преданных, а я был просто незначительным маленьким преданным, который не мог сильно приблизиться к Шриле Прабхупаде. Рядом со Шрилой Прабхупадой шли санньяси, важные преданные. Я был одним из тех, кто шел в самом конце. Прабхупада говорил, но я его не слышал. Поэтому я пытался приставлять руки к ушам, чтобы попытаться расслышать, что он говорит. Я прыгал с одной стороны на другую, пытаясь уловить слова Шрилы Прабхупады. Шрила Прабхупада заметил это. Когда мы вернулись в храм, Прабхупада читал лекцию по Бхагаватам. В то самое утро я сидел прямо напротив Шрилы Прабхупады, где-то в полутора метрах от Шрилы Прабхупады. Прабхупада стал говорить о важности слушания. Я не помню точно день, но я знаю, что эта лекция есть в архивах. Это было в Лос-Анджелесе. Прабхупада сказал:

— Собака смотрит своим носом. Карми смотрит своими глазами. А преданный смотрит своими ушами. Слушание очень важно, потому что оно является началом преданной жизни. Шраванам. Наши глаза не всегда смогут нас защитить. Если мы спим, наши глаза закрыты. И если в этот момент кто-то придет, чтобы причинить нам вред, наши глаза нам не помогут, они нас не защитят. Но наши уши всегда внимательны. Если кто-то придет, чтобы причинить нам вред, когда мы спим, наши уши скажут нам: «Проснись! Проснись!» Они скажут нам, что кто-то хочет причинить нам вред.

Прабхупада продолжал рассказывать о важности слушания. И все время, пока Прабхупада говорил на эту тему, он продолжал смотреть на меня. И я почувствовал, я всецело почувствовал, что Прабхупада обращается ко мне, как бы говоря: «Это для тебя, чтобы ты понял, что ты должен сделать что-то со своим слушанием». Он несомненно помнил о том, что было, когда я был в его комнате. И он несомненно видел меня, прыгающим в попытках услышать. Я просто почувствовал, что он обращается непосредственно ко мне. После этого я попытался достать слуховой аппарат. Я не смог его достать, но это другая длинная история. Но этот случай был для меня очень важным.

48-06 Хамсаватар дас

Впервые я увидел Прабхупаду в Нью-Йорке, когда он зашел, спустившись по лестнице. Он сел на вьясасану. И он источал смирение. Это нельзя никак выразить по-другому. Я никогда не встречал никого, подобного ему. При том, что он знал все. Он был очень знающим, он говорил о Боге и о наших отношениях с Богом, о Кришне, о том, что материальный мир не является нашим домом. Все другие гуру, которых я видел, пытались произвести впечатление, что они практически подобны Иисусу: «Я знаю путь! Я есть свет!» Некоторые из них даже обладали достаточно большим могуществом. Гуру Махарадж Джи, учеником которого стал мой друг, просто коснулся меня, и я почувствовал, как будто бы кто-то меня ударил световой палочкой из «Звездных войнов». Серьезно! Он несомненно обладал неким шакти, некой энергией. Я встречал очень много таких гуру, но никто из них не вызвал у меня такого же чувства, как при встрече с ним. Когда я увидел Шрилу Прабхупаду, я понял, что наконец-то встретил своего гуру. Я понял это сразу же, как только его увидел. Я сразу понял, что встретил своего гуру. Я вернулся и стал изучать его книги. В то время были доступны первые несколько книг «Шримад-Бхагаватам». В тот момент я понял, что каким-то образом моя жизнь сделала резкий поворот. С этого момента я уже не мог заниматься ничем второстепенным. Я читал Алана Уотса и Баба Рам Дасса, которого до этого звали Ричард Альперт. Все это было, как говорил Прабхупада, для чувственного наслаждения. Но когда я встретил его, Шрила Прабхупада произвел на меня очень сильное впечатление. Он дал мне понять, что духовная жизнь это на самом деле что-то очень серьезное и в то же самое время что-то очень сладкое.

48-07 Балаи даси

В Бостоне в 1968 году мы сидели в комнате Шрилы Прабхупады. Шрила Прабхупада переименовал улицу, на которой был храм, в «улицу Харе Кришна». Там было много преданных — Химавати даси, Хансадутта дас и много других. Химавати сделала для Шрилы Прабхупады прекрасный мешочек для четок и подарила его ему. А у ее мужа, Хансадутты, четки висели на шее, потому что он только постирал свой мешочек, и он еще не высох. Шрила Прабхупада попытался отдать этот мешочек Хансадутте, но Хансадутта сказал:

— Нет, Шрила Прабхупада. Он ваш.

А Шрила Прабхупада сказал:

— То, что мое — также и твое. А то, что твое — также и мое. Все принадлежит Кришне.

Он не был привязан к этому прекрасному новому мешочку для четок. Он хотел сразу же отдать его Хансадутте.

48-08 Куша даси

Меня заняли первой посадкой и распространением Туласи. После того, как мы разослали Туласи по всем храмам, я стала спрашивать о траве куша, потому что слышала о ней в писаниях. Я очень интересовалась растениями. До того, как я стала преданной, я была садовником. Я стала удобрять деревья манго в храме, и они впервые за десять лет дали плоды. Преданные знали, что я увлекалась садоводством и всем подобным. И мне очень было интересно узнать о траве куша. Было очень удивительно, когда пришло мое имя Куша деви даси. Это было большим чудом для меня. В то время Шрила Прабхупада был в Индии, и непонятно, как он мог узнать, о чем я думала. Как он мог это знать? Кто мог ему сказать? В то время я по-настоящему почувствовала, что Шрила Прабхупада знал, что творится в наших умах. Он знал о том, куда направлено наше сознание. Меня звали Дана, поэтому я ожидала что-то вроде «Дина» или какое-то другое имя на букву «Д», потому что обычно это так и было — духовное имя начиналось на ту же букву, что и простое имя. И у меня также было желание, чтобы имя было простым и коротким. У меня в голове уже были условия того, как мое имя должно звучать. Я не хотела, чтобы оно звучало странным для западного уха. И вот я получаю это прекрасное сладкое короткое имя Куша, как будто бы Шрила Прабхупада знал все разнообразные мелкие условности моего ума. Он написал мое кармическое имя на бумажке, которая была прикреплена к четкам. А четки находились в коробке, которую прислали из Индии. Я была просто заинтригована всеми мельчайшими деталями и тем, как он ласково ответил на мое письмо. Это был очень удивительный опыт, оживляющий веру.

48-09 Мадхусудана дас

Однажды я находился в храмовой комнате после прасада. В ранние дни прасадам готовили наверху в квартире Прабхупады и приносили его вниз в храм, где преданные ели. Мы расстилали травяные коврики. У нас была какофония тарелок, которые мы покупали в хозяйственных магазинах. Это были фарфоровые тарелки, и они были совершенно разной формы. После прасада нужно было мыть тарелки. Я был в храме, а все тарелки лежали в раковине. Это был магазинчик, выходивший на улицу. В конце комнаты была небольшая ванная и рядом маленькая раковина, в которой лежала куча немытых тарелок. Я был в храме один, и по-моему повторял джапу или читал, уже не помню. И кто заходит? Прабхупада заходит. Я принес свои поклоны. Но затем он увидел в раковине всю эту посуду и сказал:

— Почему посуда не помыта?

Конечно же я не знал, что сказать. Но он сказал:

— Если никто не может этого сделать, тогда я это сделаю.

Естественно я подключился. Но Прабхупада был готов сделать это, просто мыть посуду.

48-10 Балаи даси

После того, как «ИСККОН-Пресс» переехал в Бостон, Шрила Прабхупада приехал туда, и преданные собирались устроить ему тур по издательству. Мы открыли дверь в издательство на первом этаже, где стоял печатный станок, складной станок и еще несколько других устройств. Шрила Прабхупада зашел в дверь и просто остановился. Он произнес:

— Джая Ом Вишнупада Парамахамса Паривраджакачарья Аштоттара Шата Шри Шримад Бхактисиддханта Сарасвати Госвами Прабхупада Ки Джая! Мой Гуру Махараджа будет очень доволен.

Конечно же мы долго работали, чтобы построить издательство и следовали наставлениям Шрилы Прабхупады, чтобы он был доволен и его Гуру Махараджа был доволен. Это все, что мы хотели. Затем он продолжил осматривать издательство. Преданные были одеты в дхоти, и он сказал:

— Нет, вы должен одевать штаны. Не носите дхоти рядом с печатным станком.

Он также сказал:

— Печатный станок должен сиять как стекло, тогда он будет работать хорошо. У меня есть такой же опыт с моим диктофоном — если я поддерживаю его чистым, он работает очень хорошо.

48-11 Джая Гауранга дас

Другой очень интересный случай произошел в Мексике. Один преданный, Хануман Прабху, был санньяси. Прабхупада отправил его проповедовать в Аргентину. К сожалению в ходе своей проповеди он пал с уклада санньяси и женился на девушке. В то время это был первый раз, когда санньяси пал, или один из первых разов. Это была очень серьезная вещь. Когда он приехал, чтобы увидеться со Шрилой Прабхупадой, он очень стеснялся появиться перед Шрилой Прабхупадой. Он немного боялся. Когда в конце концов он зашел, чтобы увидеться со Шрилой Прабхупадой, он сказал:

— Шрила Прабхупада, Господь Чайтанья отверг Чхоту Харидаса, потому что тот посмотрел на женщину с вожделением. Я боюсь того, что так как я тоже посмотрел на женщину с вожделением, возможно вы меня также собираетесь отвергнуть.

Шрила Прабхупада посмотрел на него и сказал:

— Господь Чайтанья — это Бог. Он может распространить это движение за одно мгновение, если Он этого захочет, не нуждаясь ни в чьей помощи. Но я просто слуга Бога. И мне нужна любая помощь, которую я могу получить. Ты совершил для меня столько служения. Как я могу отвергнуть тебя?

Было очень приятно и трогательно видеть то, насколько милостив был Прабхупада ко всем своим преданным.

48-12 Балаи даси

Эта история демонстрирует одно из качеств Шрилы Прабхупады — всепрощение. Киртанананда на какое-то время отошел. Но когда он вернулся, проходило огненное жертвоприношение, и оно только закончилось. Киртанананда вошел, и Шрила Прабхупада попросил, чтобы кто-нибудь принес ему подушку. Затем он попросил, чтобы кто-то сходил наверх и принес брахманический шнур из его чемодана. Возможно это даже был старый брахманический шнур Шрилы Прабхупады, я не уверена. Он дал Хаягриве брахманическую инициацию без какого-либо предупреждения о том, что он это сделает. Даже несмотря на то, что эти преданные ушли и говорили какие-то не очень приятные вещи, как только они вернулись, Шрила Прабхупада тотчас же принял их обратно.

48-13 Куша даси

Я помню один случай, потому что у нас были преданные без брахманической инициации, которые поклонялись божествам. А Гаурасундара, заботясь о слабом здоровье Шрилы Прабхупады, не хотел нагружать Шрилу Прабхупады дополнительными инициациями. Поэтому было только несколько брахманов в храме. Мы, женщины, проводили арати и другое служение, а Дхира дас проводил мангала-арати. И вот мы оказались в ситуации, когда поняли, что у нас нет брахманов. Мы позвонили в Уэйманало, чтобы спросить у Шрилы Прабхупады, нормально ли преданным с первой инициацией проводить арати. У меня была только первая инициация. Шрила Прабхупада прокричал:

— Нет! Должны быть брахманы!

Мы услышали это через телефон. Когда ваш духовный учитель кричит, надо принять это очень серьезно. Вы никогда этого не забудете. Это одна из удивительных вещей. Когда вы слышите, как духовный учитель кричит, это высекается в вашем сердце. В конце концов это становится приятной вещью. Это становится прекрасным, и вы никогда этого не забудете. Разные другие вещи вы можете забыть.

Также мы в какое-то время собирали ростки для Шрилы Прабхупады. И он сказал:

— Убедитесь в том, что вы собрали все ростки. Не оставляйте ни один из них. В каждом из них душа.

Мы приняли это указание очень серьезно. Удивительно, каким милостивым был Шрила Прабхупада даже к маленькому ростку, чтобы каждый из них получил одинаковую возможность быть предложенным Господу. Настолько сострадательным является наш гуру. Столько сострадания.

48-14 Балаи даси

Насколько я поняла, поначалу Шрила Прабхупада не хотел давать девушкам гаятри-мантру. И, насколько я знаю, в Индии девушки не получают гаятри-мантру. Но одна очень прямая девушка, Мадхави Лати даси, настояла на том, чтобы женщины, и особенно она, получили гаятри-мантру. И Шрила Прабхупада стал давать женщинам гаятри-мантру. И это хорошо, потому что очень много женщин занимаются служением пуджари. Это также не делалось в Индии, но Шрила Прабхупада разрешил это в Америке.

48-15 Нара-Нараяна дас

Это было в то же время в декабре 1968 года. В тот момент был мой день рождения — мне исполнилось 25 лет. Я решил, что убью себя в 25 лет, если не найду цель жизни. К счастью я нашел ее за 3 месяца до 25 лет. Итак, через 3 месяца в день своего рождения я был в Нью-Йорке, где все было неуправляемо. До этого я общался с калифорнийскими восторженными преданными. А здесь все были очень несчастными. Не оттого, что они не были хорошими, а потому что они были нью-йоркцами. Они просто привыкли к несчастью, напряжению и постоянной заперти. В Калифорнии, если люди чувствуют напряжение, они могут выйти наружу, потому что там хорошая погода. Итак, я совершенно не привык к такому, а Прабхупада проводил там очень много времени. Когда я впервые зашел туда, я упустил свой шанс поприветствовать всех. Я сказал:

— Все выглядят такими грустными. Наверное потому, что Шрилы Прабхупады тут давно не было.

Конечно же я начал все не с той ноги. Так или иначе, с течением времени я стал испытывать страдания на каждом шагу. Люди постоянно оказывали на меня психологическое давление, когда я занимался своей работой. Я просто не понимал того, что на восточном побережье, где люди проводят зимы друг с другом в закрытых помещениях, они более психологические, а на западном побережье они более физические. Вместо песка между пальцев у них путешествия в уме. А я до этого никогда не был в Нью-Йорке. Итак, я был там, и происходили разные вещи одна за другой. Один человек, который позже стал знаменитым санньяси, выкинул основания для божеств Радхи-Кришны. Он так устал от того, что я очень долго строил алтарь, что хотел поставить божеств на незавершенный алтарь. Чтобы воспрепятствовать этому, я положил основания божеств в свою сумку с инструментами. Но он был так рассержен на меня из-за того я очень долго работал, что взял сумку с инструментами, в которой были пьедесталы божеств, и выкинул ее в мусорный контейнер, который потом увезли. Поэтому у божеств в Нью-Йорке нет оснований. Они задвигаются. Такие вещи одна за другой постоянно происходили. Это меня сводило с ума. В конце концов приехал Шрила Прабхупада и мы пришли к нему в квартиру за домом 26 на Второй Авеню. Во дворе «Бесценных даров» у него была хорошая квартира, где Прадьюмна был за старшего. Она была наполнена людьми. Прабхупада в своей комнате общался со всеми. В тот момент он сказал то, что стало для него большой традицией:

— Где Нара-Нараяна?

А я ответил:

— Я здесь, Шрила Прабхупада.

— Нара-Нараяна, все в порядке?

До этого я всегда отвечал: «О, да, Шрила Прабхупада». Сначала он разговаривал с разными старшими людьми, такими как Брахмананда и Джадурани. Но затем он сказал:

— Где Нара-Нараяна?

Я ответил:

— Здесь, Шрила Прабхупада, — я находился в конце комнаты. Комната была не большой, но там было очень много народу. Итак, я сказал, — Здесь, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— Нара-Нараяна, все в порядке?

Я сказал:

— Да, Шрила Прабхупада.

Но я хотел, чтобы он знал, что у меня не все так хорошо. Поэтому я сказал:

— Кришна очень до-о-обр.

До этого Прабхупада улыбался и кивал мне, когда я говорил: «Да, Шрила Прабхупада». Но как только я сказал: «Кришна очень добр», он посмотрел на меня очень пристально, как человек, который обнаружил, что украли деньги, сокровище из музея или картину из галереи. Он посмотрел на меня внимательно и сказал:

— Кришна всегда добр.

Я был шокирован до глубины сердца, потому что я думал, что он примет мою сторону и поправит мое положение. Когда он сказал: «Кришна всегда добр», это было для меня как удар бейсбольной битой по голове. Я почувствовал, что это урок для меня, чтобы я учился, а не искал легких путей, и не ожидал, что мои духовные братья будут обращаться со мной приятным образом только потому что они тоже в сознании Кришны. С этого момента, в какой бы храм мира я не приезжал, где был Шрила Прабхупада, он начинал всегда одинаково. Первое, что он говорил:

— Где Нара-Нараяна?

Не важно было, кто еще присутствовал. Первым делом он говорил:

— Где Нара-Нараяна?

Я отвечал:

— Здесь, Шрила Прабхупада.

Он говорил:

— Нара-Нараяна, все в порядке?

И я отвечал, сложив руки:

— Да, Шрила Прабхупада.

48-16 Хамсаватар дас

У нас произошла ужасная автомобильная авария. Мы были там очень долго. У меня был Форд 1954 года, который, как вы помните, был как танк. Итак, у нас произошла авария в центре Гонолулу. Другая машина просто была уничтожена. Мы все выжили благодаря этой машине. Мы со Шрутакирти были в дхоти, и мы оказались на улице в брахманском нижнем белье, потому что машину закрутило, и мы просто вылетели из нее. Мы возвращались из магазина, и думали: «Мы отдали столько долларов». Это был примерно 1975 год. Мы оказались на улице, а Шрутакирти говорил: «Эти папайи стоили доллар». Но после этого, когда мы пришли, чтобы увидеться с Прабхупадой, Прабхупада проявил большое сострадание. Он хотел знать, как мы добрались, как мы себя чувствовали. И на самом деле у обоих из нас проблемы со спинами до сих пор. Проходили недели, и я уже не мог продолжать свое служение пуджари. Я на самом деле занимался всем. И это было очень сложно. Я неофит. И это было очень сложно для меня. Я просто не мог этим заниматься из-за своей спины. Я не мог стоять, я не мог ходить, я ползал. Я сказал Шрутакирти: «Мне обязательно надо поговорить со Шрилой Прабхупадой, потому что я просто не могу этим заниматься. Мне надо восстановиться. Доктор сказал, что я не смогу ходить, если не приму никаких мер». Итак, пошли слухи о том, что я ухожу. Я собирался прийти в комнату к Шриле Прабхупаде и сказать ему о том, что действительно не могу продолжать. Мне нужно было просто исчезнуть, потому что я не мог заниматься служением. Вы можете вспомнить Гуру Крипу тех времен вместе с Яшодананданой. Он был очень-очень строгим. «Ты можешь умереть, но должен сделать это». Он выражался очень знатно. И я должен сказать, что я любил Гуру Крипу. Но в своей известной манере он сказал: «Прабхупада задаст тебе соуса!» Он говорил так, именно так: «Прабхупада поговорит с тобой и все тебе объяснит». Он говорил как гангстер и в каком-то смысле располагал тебя к себе. С небольшой ухмылкой на лице он как бы говорил: «Сейчас Прабхупада покажет Хамсаватару». Но Прабхупада просто улыбнулся. Конечно же Прабхупада все знал. Он все знал. Он просто посмотрел прямо на Гуру Крипу, а потом снова на меня, и сказал:

— А в чем сложность? Санньяси путешествуют. Так путешествуй.

Он сказал:

— Поклоняйся божествам дома, следуй регулирующим принципам, повторяй 16 кругов. В чем сложность?

Это значило многое. Он давал мне урок, и в то же самое время, я уверен, что он учил нашего дорогого духовного брата Гуру Крипу. Если он не обходился со мной строго, то может и Гуру Крипа тоже не должен был.

48-17 Балаи даси

После установления первых божеств Радхи-Кришны в Нью-Йорке в 1968 году Шрила Прабхупада сидел на вьясасане, а все преданные сидели рядами перед ним. Он ел пакоры. Он разломил пакору, затем посмотрел на преданных и сказал:

— Вся слава готовящему прасадам. Вся слава раздающему прасадам. Вся слава вкушающему прасадам.

После установления божеств Шрила Прабхупада также провел свадьбу и инициировал несколько преданных. В то время мы должны были заплетать волосы, но я не знала об этом. Поэтому я пришла с распущенными вниз волосами. Вместо того, чтобы отчитать меня, Шрила Прабхупада сказал:

— О, Балаи, ты выглядишь как Богиня Удачи.

Это было мило.

Также на этом установлении было несколько гирлянд для молодоженов и для Шрилы Прабхупады, но перед тем, как повесить их на людей, Шрила Прабхупада сказал нам повесить их на картины учителей нашей цепи на алтаре.

48-18 Мадхусудана дас

Я всегда старался проповедовать своим родителям и вступать с ними в споры, особенно со своим отцом. Моя мама не любила спорить. Но мой отец был настоящим спорщиком. Он был увлечен политикой и просто любил хороший спор. Я помню, что когда я был ребенком, я лежал в постели в темноте и думал о том, что значит умереть. Я представлял себя в гробу мертвым, и это было очень страшно. Где-то в моей психике у меня всегда был пугающий образ смерти. И возможно это помогло мне в конце концов прийти к сознанию Кришны. Но я использовал это, чтобы напугать своих родителей. Я спрашивал у мамы:

— Разве ты не боишься смерти?

А моя мама отвечала:

— Нет. Нет, я не боюсь умереть.

Это меня по-настоящему сбивало с толку. Как кто-либо может признавать то, что он не боится умереть? После одной из лекций я захотел задать Прабхупаде один вопрос, но он не имел никакого отношения к лекции. Хотя возможно Прабхупада говорил о смерти и о страхе смерти. Я спросил:

— Прабхупада, я спросил свою маму об этом. И она сказала, что не боится смерти.

Он сказал:

— Они могут говорить, что не боятся смерти. Но дай кому-нибудь пистолет и скажи: «Хорошо, давай». Легко говорить, но на самом деле все боятся смерти.

Через несколько лет моя мама уже стала очень восприимчива к сознанию Кришны, очень благосклонна, но тем не менее в старости она часто говорила, что боится летать на самолете, потому что он может упасть. Поэтому на самом деле все боятся смерти.

48-19 Джая Гауранга дас

Я также ходил на утренние прогулки со Шрилой Прабхупадой. Я помню, как один раз мы гуляли по парку Чапультепек, который находился рядом с храмов в Мехико. Там были люди, которые практиковали боевые искусства. Прабхупада остановился и посмотрел на них. Это было рано утром. Прабхупада повернулся ко всем нам и сказал:

— Только посмотрите, когда мы говорим о смерти, все эти кармические люди постоянно говорят, что они не боятся смерти. Но я говорю им: «Если вы не боитесь смерти, тогда зачем вы делаете все эти Ху-Ху?», — Прабхупада показал боевые приемы руками.

Мне трудно конечно же имитировать Прабхупада, но то, как он сделал это, было очень смешно. И конечно все преданные засмеялись над его юмором.

48-20 Куша даси

Багаджи рассказывал все эти прекрасные истории в присутствии Шрилы Прабхупады. Он рассказывал нам о том, насколько особенным является Вриндаван. Он сказал, что когда рыбы в Ямуне плывут и чувствуют, что подплывают близко к Ганге, они разворачиваются обратно и плывут в сторону Ямуны. А Шрила Прабхупада был там и все слушал. Мы знали, что Шрила Прабхупада мог сказать: «Нет, это не правда». Но он ничего не говорил, и мы понимали — это настоящие игры. Видеть их дружеские взаимоотношения было очень очаровательно. Потому что мы видели Шрилу Прабхупаду только со своими учениками, когда он как лев сидел на вьясасане и проповедовал своим ученикам. Но теперь он находился совершенно в другом настроении — расслабленный, рядом с другом. Это было по-настоящему сладко. Также Багаджи рассказал нам, что если вы возьмете любую крупинку песка и посмотрите на нее под атомным микроскопом, там будет написано: «Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе». Он сказал, что если вы посмотрите на кости вайшнавов и проанализируете их, вы увидите, что каждый микроб, каждый атом, каждая клетка будет повторять: «Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе». Вся атмосфера Враджа была переполнена Святым именем Господа.

48-21 Нара-Нараяна дас

В 1969 году было много неудачных попыток открыть храм в Лос-Анджелесе. Мы встречались в гаражах, где проводили киртаны, потому что не было никакого храма. Мы сняли для Прабхупады комнату на Хейворт Стрит рядом с Кантор Дели в еврейской части района Фэйрфакс. Итак, у него была очень хорошая квартира на верхнем этаже. В то время вышли первая Гита, и ее редактировал Раярама. Были некоторые вопросы по ней. Прабхупада переписывался с Хаягривой, который жил в Новом Вриндаване. Хаягрива упомянул что-то о том, что хочет жениться. Прабхупада сказал ему:

— Тебе 27 лет. Лучше тебе жениться до 30 лет, потому что после 30 лет семейная жизнь не так приятна.

На этом все закончилось. Затем он позвал Хаягриву, чтобы тот приехал из Нового Вриндавана. А в то время путешествия были довольно дорогостоящими, потому что у нас не было денег. Хаягрива появился. Мы говорили о Гите и других темах. Мы все были наверху на Хейворт Стрит. Я тоже был там. Нас было около 8 человек. Мы все сели в ряд вместе с Прабхупадой. Там была Шьяма даси, одна из первых преданных из Сан-Франциско, очень необычная очаровательная девушка. К сожалению она ушла год назад во время Ратха-ятры. Она была очень прелестной необычной девушкой, но очень преданной. Она печатала «Нектар преданности». Так что, если вы будете читать «Нектар преданности», знайте, что Шьяма даси транскрибировала его. Я обычно читал его за ее плечами, пока она транскрибировала, еще до того, как книга была опубликована. Итак, она была там, и она была очень хорошим поваром. Она готовила. А мы думали: «Как хорошо для нас здесь готовит Шьяма даси». Прабхупада пробовал и наслаждался вкусом. Мы все тоже наслаждались очень вкусными сабджами. Прабхупада повернулся к Хаягриве и сказал многозначительно:

— Тебе нравится прасадам?

А Хаягрива очень сосредоточенный человек, очень тихий. Если вы почитаете его книги, такие, как «Дни во Вриндаване» или «Взрыв Харе Кришна», вы получите панорамный многоцветный образ Хаягривы. Но когда вы его встречали, он был совсем другим. Он просто сидел и в основном хмурился. Он говорил достаточно грубо. Поэтому он сказал:

— Да, он хороший, да.

Прабхупада посмотрел на него, улыбнулся вежливо и сказал:

— Умение хорошо готовить — это первое качество жены.

Хаягрива закашлял на свою тарелку, уставившись на Шьяму даси. А у Шьямы даси затряслись руки и она чуть не выронила кастрюлю с прасадом. Я сидел там с открытым ртом, как и все остальные. Все внимательно смотрели на Шрилу Прабхупаду. Внезапно всех осенило. Это была не просто бомба, которую только что взорвали. Дело в том, что ни у кого, включая них, не было и подозрения об этом. Хаягрива постепенно привел себя в равновесие. Шьяма даси покраснела от стыда, несмотря на свой макияж гопи. И все были полностью потрясены. Но Прабхупада сказал:

— Первое качество жены — это то, что она может хорошо готовить.

С того момента я стал понимать, что умение готовить дома — это ключ к сознанию Кришны в семейной жизни. Женщина, которая является преданной, но вытаскивает замороженные обеды Стофферс не сможет распространять движение так, чтобы об этом вспоминали ее внуки.

48-22 Балаи даси

Однажды на Второй Авеню, 26 Шрила Прабхупада сидел в своей квартире, и к нему зашел мой муж, Адвайта дас. Он сказал:

— Шрила Прабхупада, иногда мне кажется, что я люблю свою жену и люблю свою дочь. Что это значит?

Шрила Прабхупада объяснил:

— Одна рука не может любить другую руку. Все должно проходить через желудок. Пища должна проходить через желудок. Так же и один человек не может любить другого человека, если у него нет Кришны в центре.

48-23 Куша даси

Позже у меня был личный вопрос к Шриле Прабхупаде по поводу моей ситуации, потому что мой муж взял себе вторую жену. В то время случались такие социальные эксперименты с многоженством. У некоторых был интерес к этому. И мой первый муж взял себе вторую жену. А я не понимала, как мне надо было действовать в этой ситуации. Это сбивало меня с толку и у меня не было никаких социальных ориентиров в этом. У меня не было примера, которому я могла бы следовать. Я говорила с Джая Тиртхой Прабху, который путешествовал со Шрилой Прабхупадой. И он настоял на том, чтобы я написала и поговорила со Шрилой Прабхупадой о своих беспокойствах. И он лично передал мое письмо. Я была не способна говорить о своих беспокойствах, поэтому мне нужно было написать это. Я слишком стеснялась и слишком благоговела перед Шрилой Прабхупадой. Шрила Прабхупада написал ответное письмо, и я была ему очень удивлена, потому что я ожидала получить какие-то наставления о том, как действовать по этикету, потому что мне нужны были эти наставления. Но Шрила Прабхупада фактически дал наставление, которое он дает по поводу всего. Он сказал: «Насколько ты знаешь, наши наставления не о женитьбе. Это не то, о чем они. Я дал всем своим ученикам наставления о том, как прогрессировать в сознании Кришны. И если они не могут им следовать, тогда что я могу поделать? Но что касается твоих беспокойств, общайся с преданными и усиль свое слушание и воспевание». Я думала, что он скажет мне, как действовать в моей ситуации. И он посоветовал мне в этом письме не общаться с моим мужем. Он сказал: «Просто не общайся с ним». Это было для меня неожиданным, потому что я была молодой девушкой с ребенком. Мои родители все еще женаты. И я не верила в развод. Шрила Прабхупада никогда не произносил слово «развод». Никогда, ни разу. Он просто сказал: «Не общайся со своим мужем». Поэтому я приняла это наставление близко к сердцу и отделила себя от этой ситуации географически. Не эмоционально, потому что я была достаточно привязана к концепции замужества. Но так или иначе следовать наставлениям Шрилы Прабхупады я могла, даже если это не было полностью на уровне чистого преданного служения, и мне надо было делать это.

48-24 Мадхусудана дас

Однажды я написал Прабхупаде письмо. Я был достаточно одержим сексуальной жизнью в мои ранние годы. И у меня был откровенный вопрос, который я хотел задать, но я очень смущался. Глядя на Кришну и пытаясь понять Кришну, мне было интересно, есть ли у Кришны гениталии. Мы видим Его тело на изображениях. И мне это было очень интересно, но я думал: «Как-то мне очень неловко думать об этом». Но также я думал, что мне надо сбросить этот груз с плеч, потому что я был очень любознательным. Я всегда был очень любознательным. Прабхупада однажды поблагодарил меня за мою любознательность в письме. Я вместил в своем письме десять вопросов один за другим. Итак, я написал письмо Прабхупаде: «Пожалуйста, простите меня за этот возмутительный вопрос. Но есть ли у Кришны гениталии?» Он написал ответное письмо: «Нет, это не возмутительный вопрос, это искренний вопрос, и он приветствуется. Знай, что да, у Кришны есть гениталии. Если у нас есть гениталии, то у Кришны тоже есть гениталии. Но Его гениталии не такие, как у нас. Ему не нужны гениталии для того, чтобы оплодотворять. Он может оплодотворить любой частью Своего тела — Своими глазами и так далее. Но как начинающие преданные мы должны начинать со стоп Кришны и не подниматься вверх, точно так же, как мы начинаем изучать Бхагаватам с начала, которое является стопами Кришны, и мы не идем дальше, пока не совершили прогресс». Это был результат попыток понять что-то большее, чем то, на что я был квалифицирован.

48-25 Балаи даси

Когда я была беременна своей дочерью, я страдала запорами. И я спросила слугу Шрилы Прабхупады Говинду даси: «Что мне делать с запорами?» Я думала, что она знает, потому что она общалась много со Шрилой Прабхупадой. Она сказала:

— Пойди и спроси у Шрилы Прабхупады.

Я немного боялась идти к Шриле Прабхупаде с такими обыденными вопросами, но я зашла к нему в комнату, поклонилась, села перед ним на колени и сказала:

— Шрила Прабхупада, что мне делать с запорами?

Шрила Прабхупада сказал:

— Пей молоко. Пей больше молока.

Я была очень рада получить это наставление. Шрила Прабхупада до этого нам говорил о том, что не надо пить холодное молоко, потому что холодное молоко приводит к несварению. Поэтому я знала, что он имел в виду пить теплое или горячее молоко. Какие бы вопросы у меня не возникали, Шрила Прабхупада знал на них ответы.

48-26 Нара-Нараяна дас

Прабхупада читал лекцию в Брахма Самадже в Найроби в Кении. В то время, именно в тот приезд, Президент Кеньятта в результате нашей проповеди сказал, что отменил изгнание индийцев, которых называли азиатами, обратно в Индию или еще куда-то. Это уже произошло в Уганде. Они изгнали тысячи азиатов, забрали их собственность, оставив их с тем, что у них было в чемоданах, как это было с евреями, когда их отправляли в концлагеря. Это уже было на грани свершения, но Прабхупада спас всю ситуацию для индийцев. Он спас их благодаря своей яростной проповеди, разбивая концепцию поклонения полубогам. Так или иначе, мы поселились дома у одного человека и все было хорошо.

Позже на Брахма Самадже, огромной Меле, в которой мы участвовали, Прабхупада сидел, а говорить попросил своих учеников. Все они громили индийцев, говоря: «Почему вы оставили свою культуру?» Я не говорил, но многие говорили — Шьямасундара, Брахмананда и так далее. Затем стал говорить Прабхупада. И он закончил следующими словами:

— Дурга восседает на тигре. И у нее 8 рук. В каждой из этих рук она держит оружие. Одно из этих оружий — это трезубец. У трезубца три вилы. И что это за три вилы? Это тройственные страдания — адхидайвика, адхибаутика и адхьятмика. И что она делает этим трезубцем? — он пристально посмотрел на них. — Она пронзает демонов, — и показал рукой колющий жест.

Затем он вытянулся вверх и выкрикнул:

— И кто эти демоны?

Он осмотрел пятитысячную толпу и сказал:

— Мы эти демоны. Тот, кто страдает от тройственных страданий — адхидайвика, адхибаутика, адхьятмика — пронзен трезубцем Дурги.

Он посмотрел на аудиторию, скривив губу от крайнего презрения, махнул рукой вокруг толпы людей и сказал:

— А они поклоняются.

Это то, как он разгромил поклонение Дурге в Африке и также создал хорошую основу для настоящей вайшнавской проповеди без компромиссов. И это привело к другой серии событий, которые спасли всех этих индийцев, которые поклонялись Дурге, от отвержения и изгнания со своими сумками обратно в Индию или какую-то другую страну вроде Англии. Поэтому Прабхупада спас всех, несмотря на то, что люди в этом зале были абсолютно потрясены. Они буквально испытывали конвульсии от сильных слов Прабхупады. Иногда доктору приходится отрезать что-то без анестезии от тела пациента, который может кричать от невыносимой боли, но позже ему становится лучше. Если бы эта раковая опухоль осталась, пациент бы умер. Поэтому лучше пострадать от этой боли сейчас, даже без анастезии. Это урок, который я извлек. Это было очень-очень славно. Я научился тому, чтобы не жалеть слов, даже если есть риск, например, остаться в Африке и никогда оттуда не уехать, потому что вы противостоите всем своим друзьям, которые помогают вам. Все эти люди, которые дарят Гиты такому-то президенту или такому-то кардиналу, должны подумать о том, что гораздо лучше бросить вызов такому-то кардиналу, чем давать ему Гиту или позировать с ним вместе с Гитой. Позже он просто скажет, чтобы ее выкинули. Лучше не позировать с ней, а лучше проповедовать с ней, и будь что будет. Это то, что делал Прабхупада. А мы — его ученики.

48-27 Хамсаватар дас

Это был последний раз, когда я видел Прабхупаду лично, придя к нему. У меня появилась идея — я захотел изучать джйотиш, астрологию. И я спросил Прабхупаду:

— Могу ли я изучать джйотиш?

Прабхупада сказал:

— Это не очень важно. Это не такая уж важная вещь.

Он не придал этому никакого значения. А я упал духом, потому что я думал, что это великая возможность для проповеди. Я могу использовать это и говорить о сознании Кришны. Потому что джйотиш — это очень конкретная вещь. Если вы хорошо разбираетесь в астрономических положениях, вы можете рассказывать людям об их жизни, и тогда они будут к вам очень уважительно относиться. Поэтому мне пришлось снова задать ему вопрос через несколько дней. Когда я принес ему обед, я спросил Прабхупаду:

— Вы сказали, что это не очень важно. Но у меня есть идея, как проповедовать, если я изучу джйотиш.

Глаза Прабхупады увеличились и он сказал:

— О, для проповеди? Тогда нормально.

Я улыбнулся и сказал: «Спасибо, Шрила Прабхупада». Я был очень счастлив. Потому что преданные говорили мне, что это глупости. Они говорили, что я не должен изучать астрологию, и что все это глупости. А Прабхупада очень просто сказал, что это нормально. И с тех пор мало по малу я стал обучаться и нашел учителей в Индии и также в США. Так я достиг крохотного понимания этой науки, и это открыло нам возможность для проповеди. Если бы я не изучал джйотиш, а моя жена не изучала бы аюрведу и методы исцеления, мы не могли бы проповедовать так, как мы делаем это сейчас. Это удивительно, потому что я чувствую, что он на самом деле дал мне окно. Он дал мне окно для проповеди. И что еще я могу сказать?

48-28 Куша даси

Моему сыну только исполнилось две недели, и мы пошли на утреннюю прогулку. Это было в самом конце 1973 года. Он был закутан в большое одеяло, потому что был декабрь, а ему было всего две недели. Шрила Прабхупада сказал мне на прогулке, когда увидел укутанного ребенка:

— Он может ходить?

Я сказала:

— Нет, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— Когда он сможет ходить, он должен ходить.

Я совершенно не понимала, насколько пророческим, глубоким и трудным будет для меня это наставление, потому что у меня есть тенденция баловать тех, кого я люблю. Шрила Прабхупада несомненно знал об этом. И это наставление, следовать которому мне было по-настоящему трудно. Спустя 25-30 лет теперь я понимаю глубину и важность этого наставления и то, как Шрила Прабхупада предсказал мои проблемы. Это было очень удивительно. Очень удивительно.

48-29 Балаи даси

Я спросила Шрилу Прабхупаду:

— Как Кришна обращался к маме Яшоде?

Шрила Прабхупада сказал:

— Мама.

48-30 Джая Гауранга дас

Один раз я совершил большую ошибку. У нас осталось много риса, конечно же в чистой кастрюле, с обеда для преданных. И также остался дал, тоже чистый, но он был с обеда. Я решил смешать их вместе и сделать из этого кичри, чтобы раздать вечером. Когда Прабхупада узнал об этом, он позвал меня в свою комнату, и он был очень расстроен. Он сказал мне:

— Рис никогда нельзя греть. Кто это сделал?

Я сказал:

— Я это сделал, Шрила Прабхупада.

Это была большая ошибка. Он сказал:

— Ты никогда не должен подогревать рис.

Я сказал:

— Простите, Шрила Прабхупада.

Но так же легко, как Прабхупада разгневался, его сострадание было настолько сильным, что когда он увидел, как я принял наказание, по крайней мере в моем случае, хотя может это и не была очень большая ошибка, но его гнев утих.

48-31 Куша даси

В первый день я пересолила, а на следующее утро, когда Шрила Прабхупада читал лекцию, он использовал меня в качестве примера того, что чрезмерные усилия подобны пересоленной пищи. О, Боже. Я съежилась, я сжалась. И потом пришло указание: «Без соли!» Без соли! Шрила Прабхупада сказал: «Делай все так же, как ты делаешь. Но никакой соли. Я сам добавлю. Я знаю, как добавить необходимое количество. А ты делай без соли!» О, Боже, я думала, что умру. И следующим утром на лекции я стала маленькой, очень-очень-очень маленькой. Но во мне была и другая сторона, которая была переполнена радостью, потому что теперь я поняла, на что похожи чрезмерные усилия. Я никогда не понимала, что это такое, потому что я была очень энтузиастичной и честно говоря фанатичной. Мы все были довольно фанатичными в то время. Но Шрила Прабхупада пытался указать на это. И он сделал это замечательным образом, используя этот пример. Все, что происходило в течение дня становилось «пищей» для наставлений, обращенных в нам. И он использовал это, чтобы дать наставления всем. Даже несмотря на то, что это было очень больно и очень трудно принять, сейчас меня переполняет радость, и это то, что я никогда не забуду.

48-32 Мадхусудана дас

Я собирался получать брахманическую инициацию в Бостоне. Мы приехали туда. Нас было примерно от 4 до 6 человек. Мы сидели вокруг огня. И там был профессор, который был благосклонен и которого пытались как-то культивировать. Он был профессором санскрита или индологии. Он сидел за нами также вокруг костра. Начали передавать зерно. И я подумал, что буду хорошим мальчиком, если передам ему тарелку. Я думал, что так надо делать. Все кидали зерно, независимо от того, получали они инициацию или нет. Я думал, что так всегда делали. Итак, чтобы проявить вежливость, я обернулся и предложил ему немного зерна, но Прабхупада закричал на меня, и это было подобно удару молнии. Это было как удар молнии.

— Что ты делаешь? Не делай этого!

Я не помню, что он точно сказал, но было очень ясно. Это был удар молнии. Итак, зерна продолжили передавать, и они снова проходили через меня. Тогда он показал кому-то жестом, либо мне, либо кому-то еще, чтобы мы предложили зерна этому профессору, чтобы он тоже кидал. Я вижу выражение вашего лица, и такое же было выражение на моем лице. Что все это значит? Я понятия не имею. Год за годом я продолжал задаваться вопросом: «Что там случилось?» И вплоть до сегодняшнего дня я могу дать только свое толкование этому. Я предполагаю, что этот человек на самом деле был равным Прабхупады, не моим равным. А я был просто маленьким незначительным брахмачари, далеким от положения этого человека, по крайней мере с точки зрения этикета, в отличие от Прабхупады. Поэтому если это и должно было быть сделано, то Прабхупадой, а не мной.

48-33 Балаи даси

В бостонском храме мы праздновали уход или явление Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати. Сатсварупа Махарадж был президентом храма. Он попросил всех преданных написать стих или небольшое эссе о Шриле Бхактисиддханте Сарасвати. Мы все это сделали и он отправил их Шриле Прабхупаде, который был в то время в Лос-Анджелесе. Он попросил, чтобы все эти стихи и все остальное прочитали в храмовой комнате. Он сказал: «Мне нечего предложить своему Гуру Махараджу, кроме этих молитв моих учеников». И позже он попросил опубликовать их в журнале «Обратно к Богу».

48-34 Нара-Нараяна дас

В ранние дни движения я слышал, как Шрила Прабхупада говорил нам: «Господь Чайтанья создал это движение. Это движение Господа Чайтаньи. Вы можете думать, что вы руководите этим движением, хотя то, что вы делаете, важно для его поддержания. Но на самом деле даже если вы ничего не будете делать, если вы решите не участвовать в этом движении, оно будет продолжаться. Потому что этим движением руководит Господь Чайтанья. Но если вы примите в нем участие, тогда вы сможете получить благо». Он сказал это с улыбкой на лице.

Размышляя над этими строками, я слушал Прабхупаду в Бомбее в 1972 году. Мы возвращались с прогулки по пляжу Джуху. Как только мы покинули пляж Джуху и вышли на землю и дорогу через каменистую местность, Прабхупада стал говорить о том, что десять процентов людей в век Кали могут стать сознающими Кришну. Совсем недавно я размышлял над механизмом дайви-варнашрамы и о том, как на самом деле она установится вместе с движением сознания Кришны, предоставляющим брахманическую голову этой дайви-варнашраме. Однако, пока он говорил, я думал о десяти процентах, и также я думал: «Это уже точно произойдет, потому что это предсказано в шастрах, но если мы примем свое участие, тогда мы получим благо». Так я думал. И я сказал Шриле Прабхупаде:

— Шрила Прабхупада, вы сказали, что десять процентов населения примет участие в этом движении сознания Кришны, и это сделает его несомненно величайшей религией, которую когда-либо видел мир со времен ведической цивилизации в Кали-югу. Это будут миллиарды людей. Вы сказали, что это предсказано в шастрах. Но тогда зачем мы проповедуем, если десять процентов людей так и так станут сознающими Кришну?

Прабхупада гулял со своей тростью, и на верхней части трости был небольшой кусочек, на которую он клал свой палец, который был направлен вперед. Гуляя так, он переставлял свою трость, но вдруг он развернулся ко мне, показал на меня своим пальцем со свисающей тростью, посмотрел на меня очень глубоко и отчетливо и прокричал:

— Автоматически десять процентов станут сознающими Кришну.

Затем он посмотрел на меня еще глубже и сказал:

— Но если ты будешь проповедовать, то почему не сто процентов?

Тогда я начал понимать разницу между проявленной судьбой и свободной волей. Волею судьбы, по желанию Кришны, десять процентов автоматически станут сознающими Кришну, но если мы сделаем свой выбор… Как Васудева сказал: «Я не вернусь обратно к Богу, пока каждое живое существо не обретет связь с Богом». И так же говорил Прахлада Махарадж. Итак, он сказал:

— Если мы решимся проповедовать… Не только я, а все, вы, каждый, кто хочет проповедовать… Почему тогда не сто процентов?

Тогда я понял, что это было на самом деле настроение Тхакура Бхактивинода. Прабхупада однажды сказал: «Он мог сделать всех сознающими Кришну, но он хотел, чтобы мы тоже что-то сделали». В поэме «Кальяна Калпатару» он говорит: «Я вырвал это дерево, принес его с Кришналоки и посадил его. Это древо желаний. Но из-за моих грубых объятий, из-за того, что я держал его грубо, оно теперь ослабло, потому что я воткнул его в землю. Я хочу, чтобы все пришли и поливали это дерево. И если вы будете поливать, тогда оно вернет себе свою изначальную славу, несмотря на то, что сам я не очень хорошо держал его». Это настроение Тхакура Бхактивинода. Почему не сто процентов? Пусть все придут. Если придут три человека и польют дерево, это хорошо. Но если все придут, почему бы нет? Почему не все? Почему не сто процентов?

48-35 Джая Гауранга дас

Однажды я привел своего отца на встречу со Шрилой Прабхупадой. Мой отец жил на Беверли Хиллс и руководил оркестром для труппы Метрополитен-опера в Лос-Анджелесе. Он был большим человеком. Он был доктором медицины и так далее. Поэтому он всегда был немного надменным и смотрел на многих людей свысока, особенно на меня и на преданных, думая, что мы просто хиппи. Когда я пригласил его на встречу со Шрилой Прабхупадой, нехотя он пришел. Это было в старой храмовой комнате. Итак, когда пришел мой отец, ему пришлось снять обувь, также он был одет в очень хороший костюм, очень элегантно. Он возмущался: «Что это такое?» Преданные пели, а я показал своему отцу маха-мантру и сказал:

— Попой вместе с нами.

Но он сказал:

— Я не могу.

Вдруг открылись двери в комнату Прабхупады и Прабхупада вышел со своей тростью очень элегантно и в то же самое время очень просто. Все преданные тотчас же упали в поклоне перед Прабхупадой. И этот очень гордый и очень высокомерный человек, увидев Шрилу Прабхупаде, не мог ничего с собой поделать, и упал на пол и принес свои поклоны. Шрила Прабхупада прошел прямо мимо нас. Я не знал, что Прабхупада уезжает этим утром, поэтому у меня не было возможности представить своего отца Прабхупаде. А мой отец хотел бы. Прабхупада также оценил бы это, потому что мой отец был образованным человеком. Итак, Прабхупада прошел прямо мимо нас, остановился на секунду, посмотрел на нас обоих, увидел нашу схожесть, подарил нам свою прекрасную улыбку, полную сострадания, полную любви, и продолжил свой путь. Излишне говорить, что мой отец полностью изменился после этого. Хотя он не стал преданным, он писал о Шриле Прабхупаде очень хорошие слова. А я бывало спрашивал у своего отца:

— Что тебя заставило принести поклоны Прабхупаде, хотя ты не верил во все эти вещи?

Мой отец сказал мне:

— Он внушал это уважение. Он был необычной личностью. Он был очень особенным человеком, находящемся в гуне благости.

Это были слова моего отца.

48-36 Куша даси

Это один из случаев, когда Шрила Прабхупада спас нас. Рамешвара Махарадж увидел, что у нас было купе первого класса прямо рядом со Шрилой Прабхупадой. Он видел, что там много важных санньяси и других преданных. А кто были мы? Просто две женщины и ребенок. Поэтому он сказал:

— Мы думаем, что эти места лучше отдать некоторым более важным преданным. А какое значение имеют две женщины и ребенок?

Но Шрила Прабхупада сказал:

— Нет, они окажутся в затруднительном положении. Они не смогут выбраться. Это будет не правильно. Мы вошли с ними и мы выйдем с ними.

Мы были очень благодарны. Мы были очень благодарны. И также г-н Гупта, начальник поезда, увидел, что мы готовим для себя, и он принес коровье молоко. Он принес продукты специально для Шрилы Прабхупады и позаботился о том, чтобы нам тоже немного досталось, потому что он увидел, что мы готовим для себя. Это все устроил Шрила Прабхупада. Это все была милость Шрилы Прабхупады.

48-37 Мадхусудана дас

В ранние дни в Нью-Йорке, как все знают, было очень жарко и влажно. Иногда преданные выходили без рубашек, поэтому я тоже хотел выходить без рубашки. Понятно, что в этом было некое тщеславие. Но я пытался был хорошим преданным, и поэтому спросил Прабхупаду:

— Нормально ли выходить без рубашки?

Я подумал, что проявляю самолюбие, и это может быть не правильно. Но его ответ никакого отношения к этому не имел. Он сказал:

— Нет, ты не должен отдавать себя на милость солнцу.

Это было очень интересно, потому что был 1967-1968 год, когда у нас еще не было знания о том, насколько вредно солнце. Но Прабхупада ответил таким образом.

48-38 Балаи даси

Во время программы в Бостоне у Шрилы Прабхупады на столе перед ним лежали карманные часы. После программы он взял часы и очень нежно положил их в свой мешочек для четок. Тогда я поняла, что когда Шрила Прабхупада касался чего-то, он видел, что это принадлежит Кришне. Он не просто схватил и кинул их свой мешочек, а взял как предмет, который принадлежит Кришне.

48-39 Куша даси

Был удивительный случай, который произошел на пляже в Джаганнатха Пури. Шриле Прабхупаде было направлено приглашение на мероприятие, посвященное презентации книги. Там поставили большой пандал, и был темнокожий большой брахман, который написал эту книгу. Как раз перед этим Говинда даси пыталась зайти, чтобы увидеть Божеств, и это закончилось ужасным происшествием. Ее идея была в том, чтобы переодеться в старую женщину, взять трость и надеть большой чаддар. Она часто носила большой чаддар, чтобы согреваться, потому что было всегда холодно. Во время вечерней арати она попыталась войти в храм с этой тросточкой, хотя у нее были очень большие плечи. Она была полностью накрыта, но они заметили ее, скинули чаддар, схватили ее трость и стали бить ее этой тростью. Она выбежала оттуда. Я ждала ее снаружи. У меня не хватало смелости на такое. Я всегда была рада видеть Патита Павану при входе, и я думала о настроении Харидаса Тхакура. Кто я такая, чтобы заходить и видеть Божеств? После этого мы сразу же прибежали к Шриле Прабхупаде, и она была очень-очень расстроена. Это очень-очень расстроило ее. Мы обе принесли дандаваты Шриле Прабхупаде и она стала объяснять, переполненная эмоциями: «Меня только что побили чокидары в храме. Я не могу поверить, что такое могло произойти, Шрила Прабхупада». Его брови поднялись. Его это очень сильно обеспокоило. Он очень расстроился по этому поводу. Видно было, что он был тронут. Он был явно тронут состоянием Говинды даси. А я просто тихо наблюдала за сладостью их отношений. Они были очень сладки, подобно тому, как отец переживает за свою дочь. Ее переполняли эмоции. Но на этом все не закончилось. Шрила Прабхупада не закончил. Он увидел в этом проблему. Это стало совершенно очевидно. Здесь была проблема. На следующий день Шрила Прабхупада принял это приглашение на презентацию книги. Он приехал со всеми санньяси, окруженный огромной свитой преданных. Прекрасный антураж следовал за Шрилой Прабхупадой. Как я уже сказала, панда, толстый темный человек вручил Шриле Прабхупаде книгу. Шрила Прабхупада принял книгу, приложил ее к своей голове и сказал:

— Я ее не читал.

Он отдал ее обратно панде и тотчас же пустился в невероятно сострадательный монолог, обращенный к ним. Он сказал:

— Джаганнатх — это Джаганнатх. Он не Ориссанатх. Он не Пуринатх. Его преданные будут приезжать, чтобы увидеть Джаганнатха со всего мира. Почему вы не позволяете Его преданным, которые приезжают со всего мира, войти и получить Его даршан? Это не хорошо. Это не хорошо. Нужно позволять им заходить и получать даршан их Господа. Если вы не будете позволять им войти, Господь Джаганнатх соберет свои чемоданы и переедет жить к нам.

48-40 Балаи даси

28 апреля 1968 года Шрила Прабхупада был в Нью-Йорке и установил божеств Радху-Кришну, Господа Джаганнатха, Шримати Субхадру и Господа Баладеву. Он инициировал несколько преданных и поженил несколько преданных. Была кассета, которой уже нет, но я прочитаю несколько транскрипций с нее, которые я сделала в то время. Шрила Прабхупада выдавал меня замуж за Адвайту. Шрила Прабхупада объяснил моей маме, какие слова она должна произнести, и она сказала:

— Моя девочка находилась очень долго под моим руководством. Теперь я доверяю эту девушку под ваше руководство.

И Адвайта сказал:

— Я принимаю эту девушку на всю жизнь.

А Балаи сказала:

— Я принимаю вас в качестве своего мужа, чтобы служить вам всю свою жизнь.

Затем Шрила Прабхупада сказал:

— Вы даете обеты перед Радхой и Кришной. Поэтому вы должны взять на себя эту ответственность. В особенности я обращаюсь к мужам. В соответствии с ведическими принципами женщине всегда необходимо оказывать защиту. У них нет свободы. Женщины подобны детям. Если вы дадите свободу ребенку, это значит для него смерть. Они нежные, слабые и бессильные. Люди будут их эксплуатировать. Пока девушка молодая, она находится под защитой своих родителей. В Индии девушки не общаются свободно с юношами. Затем ее отдают подходящему юноше, чтобы тот взял ответственность за нее. В старости муж уходит из дома и принимает санньясу. Не стоит вопроса о разводе или о разлуке. Если есть какие-то недопонимания между мужем и женой, на них надо не обращать внимания и не принимать всерьез. Точно так же, как драку двух козлов не следует воспринимать серьезно. Они не смогут нанести вред друг друга. Если утром в небе гремит гром, не следует это воспринимать серьезно. Нет дождя. Никто не должен обращаться в суд. Это неправильное понимание. Не должно быть и вопроса о разводе. Это на всю жизнь. Вы даете обеты перед Верховным Господом Кришной. Если вы нарушите это обещание, последуют серьезные реакции. Я очень счастлив. Как санньяси я не должен проводить свадебные церемонии, но ради блага своих учеников я делаю это. Пожалуйста, помните о своей ответственности, будьте счастливы и воспевайте Харе Кришна. Нет необходимости в воздержании, но не зачинайте детей как кошки и собаки. Человек в сознании Кришны должен серьезно относиться к своему положению. Если вы можете сделать детей сознающими Кришну, тогда вы можете иметь сотни детей, иначе детей быть не должно.

Это было удивительное время, когда Шрила Прабхупада лично поженил нас, инициировал и дал так много прекрасных наставлений, которым я надеюсь мы сможем следовать.

48-41 Нара-Нараяна дас

Мы ходити на утренние прогулки со Шрилой Прабхупадой, и самое подходящее место было рядом с Британским Музеем в парке Грейт Рассел-сквер. Я посещал его около 8 лет назад и обнаружил, что он пришел в очень плохое состояние, но в то время он был прекрасным. Там была дорожка со стоящими вдоль нее скамейками и фонтаном в центре. Там были красивые растения. Британцы очень любят красивые сады. Итак, мы ходили туда, повторяли джапу, гуляя по кругу. Время от времени на утренних прогулках Прабхупада говорил о каких-то философских моментах. Когда мы гуляли вокруг, Шрила Прабхупада заметил несколько молодых людей, спящих на скамейках. Это были длинноволосые хиппи, которые не принимали омовение и так далее. Он отметил:

— В вашей стране молодые люди спят таким образом на улице. Почему они уходят? Многие из них произошли из хороших семей, из хороших домов.

Я в то время еще не был в Индии, но после того, как я побывал там, я понял, что хороший дом — это когда вам не приходится спать на скамейке, потому что он является прекрасным священным пространством. У каждого был в той или иной степени хипповский ответ на вопрос:

— Шрила Прабхупада, они отвергли материализм. Их семьи материалистичны. Поэтому они ушли.

Прабхупада сказал:

— Нет.

— Шрила Прабхупада, это их протест против политики.

— Нет.

— Шрила Прабхупада, они пытаются стать садху, но у них нет такого же знания, как у нас. Они просто не знают.

— Нет.

Они предлагали один за другим варианты ответов, но затем он сказал:

— Нара-Нараяна?

Я не знал ответа. Я подумал обо всем, но даже не попытался ответить, потому что был далек от истины. В конце концов мы подумали о том, что ответ должен быть простым. Кучка людей в основном нашего поколения, потому что мы тоже были такими несколько лет назад, спят на скамейках в 1971 году. Почему этот вопрос такой трудный? Мы задумались, но в конце концов все мы сдались и спросили у Шрилы Прабхупады:

— Почему?

Шрила Прабхупада посмотрел и сказал:

— Они считают, что восстали. Они ушли и отвергли семейные ценности. На самом деле у них была карма родиться в хорошей семье. Но они потеряли эту карму и Кришна выкинул их. Они думают, что в любой момент могут вернуться. Но на самом деле они не могут. Их вышвырнул Кришна.

Из этого я заключил, что Майа постоянно пытается убедить нас в том, что то, что с нами происходит, это именно то, что и должно происходить. У нас может быть неудачный развод или кто-то меня может убить. И мы можем придумать так много оправданий этому. Я лично общался с бездомными людьми. Я спрашивал: «Почему вы не обратитесь в управление социального обеспечения?» Но они давали мне самые изощренные причины, почему им нужно страдать от голода и холода на улице вместо того, чтобы получить квартиру. Есть много преданных, которые так сделали, и они тоже могли бы, но они не могут, потому что их убедила Майа. Я понял, что их наказал Кришна, их вышвырнул Кришна. Но в Гите говорится: «Их разум украла иллюзия». Они думают, что восстали. На самом деле Кришна вышвырнул их, а они считают себя действующими, и это заставляет их продолжать, и они не делают никаких попыток исправить ситуацию.

48-42 Балаи даси

Шрила Прабхупада хотел, чтобы моя сестра закончила школу. Он не хотел, чтобы она просто бросила школу и стала преданной. Он говорил: «Мои ученики должны быть образованы». Он не хотел, чтобы они просто бросили все свои мирские занятия. Вместо этого они должны были связать их с Кришной. «Становись преданной, но продолжай ходить в школу».

48-43 Куша даси

Шрила Прабхупада был очень добр к детям, невероятно добр к детям. У меня был сын. Когда он начал ходить, он носил маленькое одевающееся дхоти и другую симпатичную одежду для малышей. Он замечательно пел и танцевал для Шрилы Прабхупады. Три раза Шрила Прабхупада говорил, что он был танцором в предыдущей жизни. Он сказал, что он был великим преданным. Три раза он упомянул о танцах и три раза он говорил о его великой преданности. Между ними была необыкновенная раса. Каждый день Атмарама давал ему гирлянду, и каждый божий день Шрила Прабхупада снимал свою гирлянду и надевал на него. Это было просто замечательно. И одну вещь я вспоминаю с великой радостью. Среди всех служений, которые я делала, больше всего мне приносило удовлетворение видеть наслаждение, которое Шрила Прабхупада черпал в наших детях, его втором поколении. Это было просто великолепно. Как мать я чувствовала высочайшее удовлетворение, когда видела эти взаимоотношения. И когда Шрила Прабхупада принимал чаранамриту и приносил поклоны, он разбрызгивал воду, которой ему омывали руки, на голову моего сына. В тот момент достигался успех моего существования и суммум бонум любого служения, которое я когда-либо совершала своему духовному учителю. Эти дети очень важны, и Шрила Прабхупада показал это очень ясно. Он показал очень ясно, насколько важной была сева детям, и до сих пор является. Она восхитительна.

48-44 Мадхусудана дас

Одна вещь по-настоящему произвела на меня впечатление. У Прабхупады случился приступ вскоре после того, как я присоединился. Не знаю, почему. Так или иначе, у него был приступ в начале или середине 1967 года. Он лежал в больнице в Манхэттене, а преданные просто не знали, что делать. Все конечно же были очень испуганы. Итак, он лежал в больнице, а мы время от времени ходили к нему. Киртанананда заботился о нем в то время. Преданные время от времени приходили. Однажды пошел я. Одна часть тела Прабхупады была парализована. Его губа поникла с одной стороны, и также была парализована рука. Поэтому преданные массировали эту часть его тела. И мне тоже выпала возможность массировать его руку. Они кормили его вегетарианской пищей, но это были просто вареные или паровые овощи, которые ему совсем не нравились. Он пытался добавить к ним специй, соли и перца, но это его совершенно не удовлетворяло. Однажды он отдал это нам. Итак, ему не нравилось там находиться. В конце концов Брахмананда вытащил его оттуда, потому что они не хотели его отпускать. И Брахмананда просто вывез его из больницы. Итак, он вернулся и поехал восстанавливать силы на западное побережье. Затем он снова вернулся по дороге в Индию. Он немного поправился, но в конце концов поехал в Индию, и нам было очень страшно, потому что мы не знали, сможем ли мы его еще увидеть. Я помню, как он зашел в храм. Он был очень слаб, очень медленно передвигался с тростью. Он зашел в храм, подошел к изображениям цепи учителей — своему духовному учителю, Бхактивиноду Тхакуру, Гауракишору дасу Бабаджи Махараджу. Он подошел к изображению своего духовного учителя, медленно опустился на колени и принес полный дандават. Было очень впечатляюще видеть такую преданность, которая была у него, несмотря на свою слабость.

48-45 Балаи даси

Шрила Прабхупада попросил нас всегдв молиться о том, чтобы он смог остаться на планете пока он не закончит «Шримад-Бхагаватам». Однажды я написала Шриле Прабхупаде письмо с такими словами: «Шрила Прабхупада, я всегда молюсь о том, чтобы вы остались на планете, пока не закончите «Шримад-Бхагаватам»». Он ответил: «Ты должна молиться Кришне о том, чтобы я остался, пока я не закончу все мои книги». Он всегда хотел распространять сознание Кришны. Таково мое самое сильное впечатление о Шриле Прабхупаде. Всю свою жизнь он просто распространял сознание Кришны ради Кришны, ради своего духовного учителя, ради Господа Чайтаньи, не заботясь о себе, подобно тому, как люди поглощены собой. Он просто хотел разнести это послание: «Повторяйте Харе Кришна и возвращайтесь обратно к Богу, уходите из этого материального мира. Позвольте мне закончить мои книги».

48-46 Хамсаватар дас

Для меня качеством Шрилы Прабхупады, которые выделялось выше всех других, является его смирение. Я никогда до этого не встречал никого, настолько великого. Я никогда не встречал человека, обладающего такой энергией, что он мог сиять. Вместе с Прабхупадой вы чувствовали, что находитесь в присутствии гиганта. Но фактически рост Прабхупады был около пяти с небольшим футов. Но он был очень могущественным и переполненным энергии «ци» для своего возраста. Но он был очень смиренным. Я помню, как он много раз говорил, что это первое качество. Если у вас нет смирения, тогда как вы можете ожидать какого-либо продвижения в духовной жизни? Для меня это было главным. Любой другой человек, которого я встречал, будь то гуру или духовный лидер, хотел, чтобы вы об этом знали. Но он хотел только одного: «Пожалуйста, повторяйте Харе Кришна». Это все, о чем он просил. Он не просил ни о каком поклонении, он не просил помнить его имя. Вы нигде не видели его имя, освещенное прожекторами. Он просил только одного: «Пожалуйста, повторяйте Харе Кришна». Поэтому я обязан Шриле Прабхупаде за все свое существование, за все, что есть у меня.

48-47 Мадхусудана дас

Мне кажется, что больше всего меня впечатляла в Прабхупаде его безошибочность. С самых ранних дней, когда я встретил Прабхупаду в Нью-Йорке, и преданные организовывали для Прабхупады программы, на которых он давал лекции, еще до того, как я мог задать какой-то разумный вопрос, я слышал от людей вопросы с вызовом и думал: «О-оу, а сможет ли он ответить?» Но без сомнений Прабхупада отвечал на них. Я никогда не видел, чтобы Прабхупада был побежден. Никогда.

48-48 Джая Гауранга дас

Я помню одну женщину. Она подняла свою руку после того, как Прабхупада закончил лекцию по «Бхагавад-гите». У нее был вопрос. Она сказала:

— В «Бхагавад-гите» говорится, что если человек помнит о Кришне в момент смерти, он отправится к Кришне. Мой вопрос такой — а что, если я буду думать о вас в момент смерти? Будет ли такой же эффект?

Прабхупада сразу не ответил. Он закрыл свои глаза и подумал в течение двух секунд. Затем он улыбнулся очень приятно и сказал:

— Это очень хорошо. Да, будет такой же эффект.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)