Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 43

43-01 Рупа-Виласа дас

Я ждал в храме. Прабхупада приземлился в аэропорте и его привезли на лимузине. Все воспевали. Я не знал чего ожидать. Я повторял 16 кругов около недели. Как только он вышел из машины, я испытал то, что никогда еще не испытывал. Казалось, что он был спроецирован из какого-то другого мира. Я не знаю, как описать словами этот опыт, но это было похоже на кинотеатр, когда что-то проецируют на экран. Было видно движение, но источник его был в каком-то другом месте. Таким было его присутствие, оно было внеземным. Я тотчас же понял, что это мой духовный учитель, это абсолютно чистая личность. Я упал на землю и принес поклоны, хотя я никогда до этого еще никому не приносил поклоны. В своем сердце я тотчас же принял, что это тот, кого я ищу. Это была первая встреча. Затем он зашел в храм, принес поклоны Божествам, прошел через всю храмовую комнату, окруженный с обеих сторон преданными, к Вьяса-асане, которая находилась в другой части храма. Он осматривал всех и улыбался. Это были любовные взгляды. Но, как все это описывают, когда Прабхупада смотрел на вас, вы чувствовали, что он знает о вас все, и вы чувствовали себя полностью обнаженной и глупой личностью. Такой вселенский опыт испытывали преданные — они чувствовали, что у них нет никаких секретов, потому что Прабхупада мог понять всю вашу сущность. Это был первый раз.

43-02 Чару дас

Я был президентом храма в Сиднее, когда Карандхара написал письмо всем президентам храмов о том, что это вопрос этикета — пригласить Гуру в свой храм. Карандхара сказал: «Он не приедет, или скорее всего не приедет, но пригласите его». Маршрут Прабхупады пролегал через Москву. А я написал ему письмо: «Пожалуйста, приезжайте в Австралию». И я был совершенно шокирован, когда пришел ответ: «Я прилечу. Пришли два билета». У нас абсолютно не было денег. Мы продавали журнал «Обратно к Богу» и в лучшем случае собирали 50 долларов в день. Нашим главным достижением была оплата аренды. Так что теперь нам нужно было найти 3000 долларов, чтобы купить 2 билета. Один парень приходил в храм. Его звали Рагхунатх. Позже он получил имя Рагхунатх, а в то время он был последователем бахаи. Он пожертвовал 3000 долларов, чтобы Прабхупада мог приехать в храм. По-моему в тот раз Прабхупада приехал с Радхой Гопинатхой и с Вегаваном. Он приезжал 4 раза, но я путаю последовательность и хронологию, потому что это было много лет назад. Но, на сколько я помню, он приехал после программы в большом пандале в Бомбее в Кросс Майдане. И Божества, которые там использовались, были Радха Гопинатха. Он приехал с этими Божествами, и мне кажется, что Вегаван держал их на своих коленях в самолете — как минимум одно их Них. Возможно второе держал Шьямасундара. Итак, они прибыли в Сидней с Божествами. А у нас был просто магазинчик. Это известная история. Магазинчик был достаточно интересным, потому что он находился прямо рядом с автобусной остановкой, и там было большое окно. Мы проводили вечернее арати в 6 часов, как раз когда пассажиры собирались на остановке, чтобы поехать домой. Там был большой цветок лотоса с Радхой-Кришной, и через прозрачное стекло было все видно. Поэтому арати было подобно публичному представлению для 30-40 пассажиров каждый день. Это был Паддингтон, современный район. Это был удивительный храм. Он не был чистым. Позже Прабхупада сказал, что он оставил Божеств в Млеччхадеше. Мы даже не поменяли ковры, которые были до нас в магазине. Мы даже не понимали, что они грязные. И мы ничего не знали о преданном служении. Первые двое преданных, которые начали движение в Австралии были Бали Мардана и Упендра. Затем присоединился Упананда, затем я с Вайбхави, и они уехали — один на Фиджи, а другой в Гонконг. Я вез их в аэропорт и спросил: «А кто будет руководить?» Я не жил в храме даже и двух недель. А они сказали: «Ты будешь». Затем через несколько месяцев приехал Прабхупада. В то время по сути у нас не были никаких книг. Была только старая синяя «Бхагавад-гита» с предисловием Аллена Гинзберга. А я честно говоря даже не мог ее понять. Позже я стал хорошо понимать философию. Я слушал кассеты и делал заметки. Но чтение «Бхагавад-гиты» было выше моего понимания. Итак, приехал Прабхупада, и, понятное дело, он был потрясен отсутствием знания у нас, но он сказал: «Они искренние. Они искренние юноши и девушки». Он провел церемонию инициации. Это был маленький магазинчик. Но я всегда умел договариваться со СМИ, это был один из моих врожденных талантов. Поэтому к нам приехали 3 или 4 телеканала. Их камеры были не такие, как у вас, а огромные. Они столпились там, включив световое оборудование. В комнате набилась сотня человек, хотя она могла вместить только 40 или 50. Мы сделали алтарь и Прабхупада провел церемонию установления Божеств. Те из нас, кто уже были в движении, получили первую инициацию письмом. Поэтому на этот раз мы проходили первую огненную церемонию и получали вторую инициацию. Мы не знали, что такое брахманический шнур. В какой-то момент Прабхупада сказал: «Где брахманические шнуры?» И мы ответили: «А что такое брахманические шнуры?» Никто не знал этого. Поэтому Вайбхави спустилась вниз, взяла клубок ниток, связала их и принесла. Так мы получили брахманическую инициацию.

43-03 Теджияс дас

Люди со всей Америки приехали, чтобы увидеть Прабхупаду. В то время прошло много инициаций. Они сидели там и Прабхупада стал рассказывать о программе для пожизненных членов. Он сказал:

— Мы ввели эту программу для пожизненных членов в Индии, и также в Америке. В Индии мы просим 1111 рупий, и когда человек становится членом, мы даем ему полный комплект книг. Это очень хороший бизнес.

И Прабхупада стал смеяться. Он повторял это и смеялся все больше и больше. Я заметил, что преданные на самом деле не до конца понимают его юмор. Мы не понимали, что происходит. Многие преданные были молодыми и ничего не знали о бизнесе. Прабхупада говорил:

— Мы даем им книг на 500 рупий, и просим 1000 рупий. Очень хороший бизнес.

И Прабхупада снова смеялся. Он разрывался смехом:

— Очень хороший бизнес.

Затем Прабхупада сказал:

— Они приглашают нас к себе домой, кормят нас пиром, дают нам 1000 рупий, а мы даем им книг на 500 рупий. Таким образом мы проедаем свой путь обратно к Богу. Очень хороший бизнес.

И Прабхупада смеялся. Затем все тоже засмеялись. Это была моя первая встреча со Шрилой Прабхупадой, когда я увидел его невероятный юмор, то, как он учил своим юмором, и его острый разум. Он был не столько бизнесменом, сколько имел очень развитую черту менеджера, организатора.

43-04 Рупа-Виласа дас

Когда наш маленький храм во Флодире закрылся, мы переехали в Даллас. Одной из причин, почему меня позвали туда, явилось то, что я был одним из немногих, у кого был диплом преподавателя. Когда Прабхупада приехал в Даллас в один из трех или четырех своих визитов, он совершал прогулки у озера Уайт-Рок, где жили богатые люди. Там был дом одного знаменитого предпринимателя Гарольда Ханта. Преданные говорили Прабхупаде:

— Мы попытаться встретиться с Гарольдом Хантом, но он не захотел увидеться с нами.

Прабхупада сказал:

— Да? Он не захотел увидеться с вами? А когда придет смерть, он также скажет, что не хочет ее видеть? Он может говорить, что хочет, но смерть придет и сделает свое дело.

Затем он сказал:

— Так или иначе, а что бы вы сказали, если бы вам удалось увидеться с ним?

Кто-то сказал:

— Ну может быть нам бы стоило показали ему ваши книги?

Он ответил:

— Нет.

— А может быть рассказать ему по школе?

Прабхупада ответил:

— Нет.

Ему не нравились эти ответы. В конце концов он сказал:

— Вы должны сказать ему следующее. Он разбогател благодаря тому, что воровал у земли. Поэтому в момент смерти он будет очень сурово наказан за это преступление. Так вы должны с ним говорить.

Не помню, кто из преданных сказал:

— Прабхупада, если мы будем так говорить с ним, он разгневается.

Прабхупада сказал:

— Разгневается? Если я пригрожу своей палкой собаке, она тоже разгневается. Вы должны учиться тому, как общаться с таким типом людей.

Такое было его наставление.

43-05 Чару дас

Я записывал его на несколько национальных телевизионных шоу — с Майком Уиллси, с Бобом Роджерсом. Но нам приходилось ехать достаточно далеко на студию. И после этого они давали Прабхупаде всего 5 или 10 минут. Столько же они давали Ричарду Гиру. И вопросы были довольно поверхностными. Однажды Прабхупада посмотрел на меня после интервью, покачал головой и сказал: «Они не умеют задавать вопросы». Помню, как в другой раз мы с Прабхупадой сидели в комнате ожидания перед каким-то национальные телешоу, и у них там был маленький телевизор. Это было в 1971 или 70 году. Они показывали кровавую сцену того, как женщину насилуют в лесу. Не думаю, что сегодня такие вещи показывают. Прабхупада был совершенно потрясен тем, что такие вещи в красках показывали публично. В комнате были только мы с ним. Он посмотрел всю сцену. Я думал, что он отвернется. Но это было настолько невероятно. Он не отворачивал своих глаз, потому что просто не мог поверить в это. Затем он повернулся, посмотрел на меня и сказал: «Мир просто катится в ад». И просто покачал головой. Он на самом деле попросил меня прекратить записывать его не телевизионные программы. Несмотря не то, что он мог обратиться к миллионам людей, ему не задавали глубоких вопросов и время было очень ограничено. Поэтому я позвонил в несколько телешоу и отменил все. Потому что он предпочитал обращаться к меньшей аудитории, но зато углубляться в сознание Кришны. Во время одного из четырех визитов Прабхупада все же приехал на одно шоу, которое называлось «Шоу с Майком Уиллси». Майк Уиллси в то время был известным ведущим и он всегда оскорблял своих гостей. Он был крайне циничным, язвительным, и практически никто не уходил с передач Майка Уиллси, не истекая какими-то ранами. Он усадил Прабхупаду на двухместный диван, а сам сел с другой стороны. У Прабхупады было большое изображение Кришны. Прабхупада сел ближе к Майку Уиллси и поставил изображение Кришны на соседнее место. Майк Уиллси подумал: «Сейчас я съем его на завтрак». Он спросил:

— Это ваш индийский Бог?

Прабхупада ответил:

— Нет, это Бог. Расскажите мне, как Бог описан в ваших писаниях. Все, чем вы можете поделиться со мной о Его качествах, славе, играх. Не стесняйтесь. Расскажите мне. Если вы говорите, что это индийский Бог, тогда расскажите мне о своем христианском Боге. Дайте информацию, которой вы могли бы поделиться со мной и всей аудиторией.

Он не смог ничего сказать. Он сказал:

— Особо ничего не известно.

Прабхупада сказал:

— В наших писаниях есть вся информация. И если вам интересно, то мы покажем вам, что Кришна — это не индийский Бог. Он Бог. Он обладает всей квалификацией. И вам следует принять это. Вы не смогли дать мне высшее описание Бога. У меня здесь есть Его изображение. А вам даже и сказать нечего. Поэтому, пожалуйста, прямо сейчас примите Его как Бога.

Майк Уиллси был полностью опустошен. Никто до этого никогда еще не переворачивал его таким образом с ног на голову.

43-06 Теджияс дас

Он рассказал историю о разуме и о том, как его духовные братья не хотели отдавать должное. История была о Колумбе. Люди говорили, что он открыл Америку случайно, потому что он не ставил такой цели. Вы слышали эту историю? Люди в Испании жаловались, говоря, что не надо приписывать ему никакого величия и прославлять его. Он даже не собирался поехать туда, на самом деле Америго поехал туда, и еще было много всяких аргументов. Так или иначе, они пытались опорочить Колумба. Его привели к королеве и начался спор. Колумб сказал: «На самом деле это не была случайность». Так Колумб бросил вызов. Но на самом деле сама королева решила бросить вызов. Она сказала: «Я брошу вызов. И кто ответит на него, того и будет заслуга. Вот яйцо. Без каких-либо посторонних приспособлений сделайте так, чтобы яйцо стояло вертикально». Каждый пытался придумать какой-то способ, чтобы яйцо могло стоять вертикально. А Колумб сидел и ждал, пока они закончат. Затем он сказал: «Теперь моя очередь». Он взял яйцо, сварил его, немного постучал им, и оно встало. Все конечно же запротестовали. Но королева поняла, что Колумб был разумным человеком. Так он получил признание. Конечно же эту историю Прабхупада в первую очередь рассказал в связи со своими духовными братьями, которые завидовали ему и не хотели признавать то, что он распространил сознание Кришны. Точно так же, как даже сейчас люди говорят: «На самом деле это был Господь Чайтанья». Это очень дерзко говорить так, очень имперсонально, несмотря на то, что Прабхупада сам говорил так. Он говорил очень смиренно и кротко: «Все, что случилось — это все милость Господа Чайтаньи. Это все милость моего духовного учителя. Вы все являетесь учениками моего духовного учителя». Прабхупада говорил так. Эта личность не имеет и капли ложного эга. Но он знал, кем он был. Невероятно, как такое может быть. Ни с какой другой позиции, кроме чистого преданного служения, практически невозможно осознать, как кто-то может понимать это.

43-07 Рупа-Виласа дас

В другой раз на утренней прогулке вокруг озера Уайт-Рок Прабхупада наблюдал разные вещи, проходя мимо. И в один момент кто-то указал на бегущую лошадь в поле на территории одного из поместий. Прабхупада сказал: «Лошадь — это самое красивое животное». Тогда Сатсварупа Махарадж, играя роль прямого человека, сказал: «Прабхупада, я думал, что корова — это самое красивое животное». Прабхупаде это показалось довольно смешным и он сказал: «Корова? Корова не красивая». Затем Прабхупада сказал, что среди женщин еврейские женщины — самые красивые. И это всех поразило. Тогда Сатсварупа сказал: «Но Прабхупада, черные люди говорят, что они самые красивые». Прабхупада сказал: «Все говорят так». Это была легкая беседа, но забавная.

43-08 Чару дас

В другой раз я договорился о двух интервью для Прабхупады в один день. Одна была в Северной сиднейской школе для мальчиков — очень престижной школе для юных мальчиков — не старше третьего или четвертого класса. Они все сидели в классе, одетые в школьную форму. Это было в 9 часов утра. И позже я договорился о том, чтобы Прабхупада выступил в Придорожной Часовне. Итак, Прабхупада приехал в школу. Мы всегда носили для него Вьяса-асану, мы всегда пели киртан, на что мы постоянно слышали «бу-ха-ха». Прабхупада начал с того, что задал мальчикам вопрос:

— Что такое сознание?

Один мальчик поднял руку. Я не помню, что он сказал, но Прабхупада умел себя очень хорошо вести с детьми. Он попросил мальчика выйти. Его ответ был немного не в тему, но Прабхупада был очень добрым и мягким с ним, направляя его в нужную сторону, пока мальчик не понял, что сознание — это искра чувственного восприятия внутри тела. И после этого он стал говорить о высшем сознании из тринадцатой главы: «кшетра-джнам чапи мам виддхи сарва-кшетрешу бхарата». Есть знающий, есть поле, есть владелец, есть индивидуальная душа, есть высшая душа. Это была очень техническая лекция, но он раскрыл ее так, что эти очень-очень юные мальчики смогли усвоить ее. Они были очень довольны. И я почувствовал, что они по-настоящему переварили большую часть того, о чем говорил Прабхупада. Это была очень-очень удовлетворяющая программа. Там было много детей и их учителей — около 200 или 300 человек. Позже вечером мы отправились в Придорожную Часовню. Несмотря на название «часовня», это было место, где собирались радикалы, фанатики, гомосексуалисты и нацисты. Собирал их всех преподобный Тед Ноффс, которому хотелось сенсации. Он хотел, чтобы приходило как можно больше людей и завязывался спор, а себя он считал своего рода катализатором прекрасных новых идей, но его аудиторией были отбросы общества. Они все умели красноречиво говорить, но при этом были моральными банкротами и политическими экстремалами. Прабхупада зашел и дал очень короткую и очень простую лекцию. Он просто почувствовал, что каждая из этих личностей привыкла разглагольствовать и строить из себя кого-то особенного. Они не были ни коим образом заинтересованы в предании. Можно было видеть, что Прабхупада оценил ситуацию и решил провести все как можно короче и безболезненно. В сравнении с тем, о чем он рассказывал утром с этими юными мальчиками, здесь он говорил гораздо проще, как с менее разумными, коими они и были в духовном смысле. Конечно, с материальной точки зрения они были очень красноречивыми, но с духовной они были абсолютно неквалифицированными. Прабхупада говорил очень просто и коротко. Затем он спросил, есть ли вопросы. И все вопросы были вызывающими. Люди даже не задавали вопросы — они делали утверждения и разглагольствовали. Помню, как один человек сказал очень протяжно:

— Та-та-та-та, бла-бла-бла-бла, мамбо-джамбо, воспевание и так далее. Но какова практическая польза от этого?

Я вряд ли смогу передать интонацию голоса Прабхупады. С абсолютным чувством отвращения он сказал:

— Это спасет вас от смерти.

Он сказал это в таком настроении: «Вы просто не поймете». Но это практический результат воспевания Харе Кришна — оно спасет вас от смерти. После программы, когда преподобный Ноффс провожал Прабхупаду до машины, Прабхупада спросил у него:

— Чем вы здесь занимаетесь?

Преподобный Ноффс ответил:

— Мы помогаем детям с наркотиками.

Прабхупада отметил это, сел в машину и спросил Уграшраву, который был водителем:

— Они дают наркотики молодым людям?

43-09 Рупа-Виласа дас

В какой-то момент Прабхупада проводил собрания со всеми учителями, потому что в то время он пытался донести до нас идею того, как организоваться гурукулу. Он говорил не только о гурукуле, но и других вещах. Однажды он стал обсуждать майавади и Веданту. Он сказал, что эти большие майавади, Рамакришна, Вивекананда и другие, тоже изучали Веданту, но они не могли понять. Затем он задал нам вопрос:

— Почему они не могут понять?

Ему нравилось ставить нас в неловкое положение и наблюдать, что мы придумаем. Один из преданных процитировал стих «нахам пракашах сарвасйа йога-майа-самавритах», который на самом деле является хорошим ответом, потому что йогамайя, иллюзорная энергия, вводит их в заблуждение. Но он не был удовлетворен этим ответом. Также были даны другие ответы. В конце концов Дайананда вытянулся вперед и сказал:

— Потому что у них нет Бхактиведанты!

Прабхупада сказал:

— Да, это ответ!

Все мы позавидовали Дайананде, потому что он дал настолько блестящий ответ, что удовлетворил Прабхупаду.

43-10 Теджияс дас

У него спросили:

— Вы когда-либо видели Кришну?

Он сказал:

— Я всегда вижу Кришну перед собой.

Однажды один парень спросил:

— Вы видите Бога?

Прабхупада подождал, потому что он видел, что тот бросает вызов. Поэтому он не отвечал. Это происходило на публике в пандале. Он спросил:

— Вы видите Бога?

Прабхупада секунду поколебался и затем сказал:

— Да.

Прабхупада понимает свое положение. Для нас сложно оценить, как он видит, что он не является причиной того, что происходит, но в то же время когда он действует, он является мастером своего ремесла, он искусен в том, как обучать сознанию Кришны, он знает в точности, что он делает. Но он очень смиренен, потому что он знает, что так или иначе получил милость своего духовного учителя. Он говорил:

— Он любил меня. Мой духовный учитель любил меня.

Так Прабхупада подтверждает свое могущество.

— Мой духовный учитель любил меня. Я слушал его слова очень внимательно.

Он воспринял их очень серьезно. Это его подтверждение того, как чудесным образом он получил эти полномочия.

43-11 Чару дас

В другой раз у Прабхупады брали интервью двое молодых ребят. Я не помню, было ли это радио или телевидение, но камеры не было, и их было двое. Не помню, о чем шла речь. Но они спросили Прабхупаду:

— Вы видели Бога?

Прабхупада сказал:

— А как вы думаете? Если вы собираетесь купить золото, не стоит ли получить знание о том, что такое золото? Тогда если кто-то скажет «это золото», вы будете знать. Вы спрашиваете меня. Но как вы поймете? Вам надо знать, кто такой Бог, какова его квалификация, и тогда вы сможете понять, правильный ли мой ответ или нет. Вы знаете, кто такой Бог? И знаете ли вы, кто квалифицирован, чтобы видеть Его?

Они сказали:

— Нет.

— Тогда вам придется принять все, что я скажу. Потому что вы не знаете. Так что к счастью или к несчастью, но вам придется принять все, что я скажу. Вы сделаете это?

— Да.

— Тогда, я видел Бога.

Это было очень могущественно.

43-12 Рупа-Виласа дас

В другой раз я спросил Прабхупаду, могу ли я привести человека, который получил премию «Учитель Года» в близлежащем городе. Ему дали даже четыре премии. Он был приятным человеком. Они с женой регулярно приходили в храм, и я лично спросил Прабхупаду, могу ли я привести его на встречу с ним. Он обозначил мне время. И по дороге в его комнату, этот учитель рассказал мне, что у него случилось в жизни несчастье. Он вел школьный автобус в день святого Валентина, и на одной из остановок дети выходили. Но у одного из них выпала карточка из руки и залетела под автобус, поэтому он подполз под автобус. Водитель посмотрел в обе стороны, никого не увидел, и наехал на этого ребенка и убил его. Он был в полном беспокойстве и говорил: «Как я встречусь с Прабхупадой в таком состоянии? Не знаю, смогу ли». Я сказал: «Просто расскажите об этом Прабхупаде». Я не был уверен, что это было правильно, но так или иначе, как только мы вошли в комнату, я сразу же рассказал Прабхупаде немного об этой ситуации. И я был поражен, насколько Прабхупада был сострадательным. Он задал ему пол-дюжины вопросов — очень конкретных вопросов: «Ты посмотрел в обе стороны?» и так далее. Он досконально узнал о том, что произошло — какова была реакция родителей, какова была реакция школы. И в конце он сказал:

— У вас не будет с этим проблем. В этом нет вашей вины. Вы не сделали ничего неверного.

Я не помню точных слов, которые он использовал, но смысл его слов был в том, что в этом не было его вины. Тогда этот парень полностью успокоился. И он стал беседовать с Прабхупадой и задавать ему разные вопросы. Отвечая на вопросы, Прабхупада привел пример ученого, который изобрел ракету, Вернера фон Брауна, который на большой научной конференции объявил, что истинной целью науки является установление существования Бога. Он сказал это перед аудиторией, полной ученых. Это вызвало смятение. Но когда Прабхупада прочитал об этом, он отправил к нему своих учеников, чтобы те дали ему книги и поговорили с ним. Я воодушевился и сказал:

— Прабхупада, это так замечательно! Он же знаменитая личность. Если он заинтересуется сознанием Кришны, это будет большим благом для движения.

Но Прабхупада просто посмотрел на меня и сказал:

— Я заинтересован в нем не потому, что он знаменитый человек. Не в этом мой интерес. Но так как он пришел к правильному выводу, поэтому я хотел бы с ним поговорить.

Мы можем видеть, что когда Прабхупада проповедовал, если у человека просыпался какой-то интерес, будь то большой человек или маленький, он мог провести с ним много часов, просто отвечая на вопросы и проливая свою милость в ответ на искренний интерес.

43-13 Чару дас

Другое публичное выступление Прабхупады я организовал в Пале, большом зале в Сент-Килде на юге Мельбурна, недалеко от храма. Мы всегда собирали большие массы людей. Мы развешивали постеры и сделали хорошую рекламу. Прабхупада много выступал в городском зале Паддингтона, в Ормонд-холле, в городском зале Сиднея, и также в Пале. И везде было много народа. Но люди не всегда были полностью счастливы выступлением, потому что Прабхупада не соответствовал их предубеждениям. Помню, как в Пале кто-то задавал длинный вопрос, пытаясь выяснить мнение Прабхупады о Гуру Махарадж Джи, который в то время был очень популярен в Австралии. Прабхупада никогда не критиковал никого лично. Он знал его. Но он не отвечал сразу на вопрос. Его интересовало то, как они представят философию, и тогда он отвечал им. Он не говорил о личности на публике. Итак, он спросил:

— Какова его философия?

Парень сказал:

— Господь — это свет между ваших глаз.

У них была какая-то система нажатия на глазные яблоки, пока вы не начинали видеть звездочки. И это считалось Богом. Так что этот человек сказал:

— Бог — это свет между ваших глаз.

Прабхупада просто посмотрел на этого человека и сказал:

— Спасибо большое.

Затем кто-то спросил о Лобсанге Рампе, кто-то спросил о Махер Бабе, а Прабхупада спрашивал:

— Какова их философия?

И он не придал всему этому никакого значения. Люди жаловались:

— Почему он так себя ведет?

А мы просто отвечали:

— Это наш гуру. Беспримесное преданное служение, и ничего больше.

43-14 Рупа-Виласа дас

Одним летом Шрила Прабхупада приехал к нам, и было очень жарко. Он хотел побыть на воздухе, но в то время не было сада или какого-то приятного места, где он мог бы посидеть. Поэтому мы поставили ему стул на лужайке на Грэхэм-стрит, оживленной улице. Машины пролетали мимо, а Прабхупада сидел на лужайке на стуле, покрытый верхней накидкой санньяси. Кто-то омахивал его павлиньим веером. Мы сидели вокруг Прабхупады, и один человек проходил мимо по тротуару. Когда он увидел Прабхупаду, поначалу он оглянулся повторно от удивления — он не мог в это поверить. Проходя мимо, он оглянулся, затем он продолжил путь, но не смог этого вынести, поэтому вернулся и очень придирчивым голосом сказал Прабхупаде:

— Почему этот человек омахивает вас?

Прабхупада сидел очень непринужденно на стуле. И он просто сказал:

— Потому что жарко.

Этот человек просто не знал, что сказать. Он повернулся и ушел. Прабхупада уничтожил все его возбуждение всего тремя словами: «Потому что жарко». Вот и все. Это было весьма забавно.

43-15 Чару дас

Мне выпала удача договориться о программе во францисканской семинарии Святого Паскаля. Не помню, было ли это в Мельбурне или в Сиднее. Но там были семинаристы ордена францисканцев. Мы пришли в семинарию, поставили Вьяса-асану, и Прабхупада прочитал замечательную лекцию о вселенском принципе сознания Бога для всех. Религиозный человек — это не обязательно христианин, индус, мусульманин или иудей или тот, кто говорит на словах о том или другом вероисповедании, а тот, кто следует законам Бога. Дхармам ту сакшад бхагават-пранитам. В конце лекции были вопросы и один из семинаристов спросил:

— Что вы думаете о Святом Франциске?

Прабхупада сказал:

— А какова его философия?

Тот ответил:

— Он говорил о дереве брате и сестре птице.

Когда Прабхупада услышал это, он сказал:

— Это настоящее сознание Бога.

Его признательность была больше, чем у них, хотя они были его последователями. Прабхупада никогда не слышал о Святом Франциске, и тем не менее, основываясь на услышанных двух или трех предложениях о том, как Святой Франциск видел этот мир, Прабхупада тотчас же узнал в нем родственную душу, еще одного гуру, еще одного духовного учителя, и Прабхупада сказал:

— Это настоящее сознание Бога.

Я заметил, что семинаристы были глубоко тронуты этим. Затем, после ответов на вопросы Прабхупада сказал:

— У вас есть свое имя. На древнем иврите имя Христа звучит как Кристо. Я думаю Кристо означает помазанник. А у нас есть свое имя Бога — Кришна. Поэтому давайте объединимся в прославлении Бога. Вы говорите Кристо, а мы будем говорить Кришна.

Они встали и стали воспевать:

— Кристо, Кристо, Кристо, Кристо, Кришна, Кришна, Кришна.

У них были семинаристские фраки определенного цвета. Все они были молодыми людьми, и некоторые из них носили бороды. Они были чуть старше нас. Нам было чуть больше 20 лет, а им было ближе к 30, и также там были их старшие наставники. Это место просто сотрясалось. Я заметил, что у многих из семинаристов накатились на глазах слезы. Это было очень-очень трогательное, абсолютно вселенское, внеконфессиональное, не сектантское прославление имен Бога.

43-16 Теджияс дас

Мы с Гирираджем беседовали с Прабхупадой, и Прабхупада говорил о различных кентрах и каламандирах — больших залах в Дели. Это было залы для представлений, культурные залы. Их очень много в Дели. Мы проходили мимо одного зала, затем мимо другого, так как наш центр располагался в центральной части Дели, где находятся все эти залы. Прабхупада рассказывал о том, как организовать там программы. Гирирадж задал Прабхупаде вопрос:

— Как нам понять, как распространять это движение планомерно?

Прабхупада сказал:

— Для этого требуется просто разумная организация.

Это очередная сутра или мантра Прабхупады.

— Требуется просто разумная организация.

Итак, мы можем воспользоваться этой подсказкой Шрилы Прабхупады — если мы станем серьезными в наших сердцах и захотим, чтобы миссия Господа Чайтаньи проявилась в ближайшее время и во всей полноте, если мы захотим поспособствовать этому, тогда мы должны разумно все организовать.

43-17 Рупа-Виласа дас

Один раз, по-моему в 1976 году наша гурукула располагалась в гестхаусе. У нас было только 4 или 5 детей. Харикеша, который в то время был секретарем Прабхупады, потянул меня в сторону и сказал:

— Ты не правильно управляешь гурукулой. Ты должен быть как гуру для этих детей. Ты должен быть как гуру. У тебя не должно быть таких близких дружеских отношений с детьми. Ты должен быть как гуру.

Я никогда не был покорным, поэтому я сказал:

— Может быть это твое мнение, но насколько я знаю Прабхупада никогда не давал таких наставлений.

Он довольно часто наставлял нас в Далласе по поводу разных сомнений. Поэтому я считал, что у меня есть какое-то понимание того, что он ожидал, и не придал особого значения его словам, подумав, что он лезет не в свое дело. Я не знал, что подумать, и поднялся наверх. Через несколько минут кто-то вбежал по лестнице и стал стучать в дверь:

— Прабхупада хочет видеть тебя сейчас же!

Я никогда не был кем-то значимым. Поэтому я был немного в шоке. Единственное, о чем я подумал, это проверить, есть ли у меня тилака, потому что я знал, что нельзя показываться перед духовным учителем без тилаки. Я сбежал по лестнице, вошел в комнату Прабхупады, принес свои дандаваты, и поднявшись увидел, что Прабхупада смотрит на меня очень-очень грозно. Его губы были направлены вниз. Он сказал:

— Итак, ты думаешь, что ты гуру?

Я сказал:

— Что?

Он сказал:

— Ты считаешь себя гуру?

Я сказал:

— Прабхупада, я никогда не говорил такого.

Я стал в отчаянии осмаривать по сторонам комнату и увидел Харикешу. Я сказал:

— Он это сказал.

Прабхупада сказал:

— Что это такое?

Затем Харикеша попытался объяснить Прабхупаде свою идею. Но через несколько предложений Прабхупада махнул ему рукой. Затем он посмотрел снова на меня и сказал:

— Ты не гуру. Я гуру.

Я сказал:

— Я знаю.

Он остановил меня рукой, как бы говоря: «Помолчи». Он сказал:

— Ты опытный ученик. Ты учишь неопытных. Но ты не гуру. Это понятно?

Я сказал:

— Да, Прабхупада.

Он сказал:

— Хорошо. Хорошо.

Затем он как бы проигнорировал меня. Я вышел из комнаты, полностью разбитый, думая: «Что я такого сделал? Я никогда так не думал. И теперь меня за это отчитали». Но через многие годы у меня появилась реализация, когда мы прошли через период трудностей, особенно после того, как Прабхупада оставил мир. Многие люди стали думать, что они гуру и имеют для этого квалификацию. Но у меня никогда не было такой иллюзии, по крайней мере в отношении моей ситуации. И это была милость Прабхупады. Если у меня и были семена этих желаний, они были срублены этим опытом. Поэтому этот случай произвел на меня большое впечатление.

43-18 Чару дас

На одной утренней прогулке где-то в Сиднее, может быть в Ботаническом саду, я спросил о могуществе и шакти кшатриев. Я думал, что на основании нашей философии иметь много жен и быть активным в этом плане не хорошо, так как предполагается, что мы должны сохранять свои силы и самообладание, не говоря уж о целибат, чтобы увеличить духовные и физические силы. Однажды Прабхупада сказал, что Ганди достиг успеха в том, чтобы изгнать британцев из Индии, благодаря тому, что он сохранял целибат до 35 лет. Поэтому я спросил Прабхупаду:

— Каким образом кшатрии были самыми физически могущественными людьми в обществе и одновременно чрезмерно раздавали свое семя?

Прабхупада сказал:

— Система питания.

Это все, что он сказал.

43-19 Рупа-Виласа дас

Преданные общались с Прабхупадой на Кумбха-меле. Эту историю мне рассказал преданный Венката Бхатта. Она произошла с ним. Он спрашивал Прабхупаду о купании в эти благоприятные моменты. Он спрашивал:

— Должны ли мы это делать, являясь Вайшнавами?

Прабхупада сказал:

— Вайшнавами? Вы пытаетесь стать Вайшнавами. Вайшнав — это не обычная вещь.

Другими словами, мы находимся на уровне, который Бхактивинода Тхакур называет «Вайшнава прайа», то есть «около Вайшнава». Мы стараемся приблизиться к тому, чтобы стать Вайшнавами. Но мы начинаем думать: «Мы уже Вайшнавы. Нужны ли нам все эти благоприятные вещи?» Он также сказал мне, что Прабхупада так или иначе упомянул:

— Ты думаешь, что это не для тебя. Но ты нуждаешься в любой возможной помощи, которую ты можешь получить. Так что иди и купайся в эти благоприятные моменты.

43-20 Чару дас

Я помню случай, который произошел в доме, который мы арендовали для Прабхупады в Паддингтоне. Уграшрава обычно занимался вопросами проживания и транспорта. Итак, он нашел место для Прабхупады в Паддингтоне. Пришел один человек, который хотел написать книгу о кришнаитах. И он хотел получить от Прабхупады разрешение на то, чтобы взять интервью у некоторых из его учеников об их прошлом. Он хотел найти какое-то объяснение, почему приходит определенный тип людей. Прабхупада сказал:

— Вам не нужно этого делать.

Он спросил:

— Почему?

Прабхупада сказал:

— Потому что их прошлое полностью черное. Не важно, являются ли они нобелевскими лауреатами, докторами наук или попрошайками на улице. До того, как они пришли к сознанию Кришны, все было просто черным. Не обращайте внимания на то, кем они были до этого.

Есть стих: «Тот, кто видит Вайшнава принадлежащим к определенной секте или вероучению, кто смотрит на духовного учителя как на обычного человека, а на божество как на камень, имеет джада-матир буддхи, адское сознание». Так что по сути этот человек пытался сказать: «Этот Вайшнав бакалавр гуманитарных наук, этот Вайшнав принимал наркотики, этот Вайшнав работал в министерстве обороны». Но Прабхупада просто сказал:

— Вайшнав это Вайшнав.

Приводится пример того, что иногда небо чистое весь день, без единого облака. Поэтому к 4-5 часам вечера у вас чистое небо. В другой день могут быть облака утром, но они рассеиваются. И к тем же 5 часам вечера у вас снова чистое небо. В чем же разница? Были ли облака днем или их не было, смысл в том, что сейчас небо безоблачное. Поэтому Прабхупада сказал:

— Просто смотрите на них, как на Вайшнавов, и все. Не смотрите на них с точки зрения того, откуда они пришли. И не делите их на тех, кто был хорошим и кто был плохим. Все это было плохим, все было черным, что бы там ни было. Все черное. А теперь все стало белым.

43-21 Рупа-Виласа дас

Иногда Прабхупада выходил и сидел под деревом тамал во дворе. Он сидел под деревом, а мы пели киртан или бхаджан. Считалось почетным воспевать для удовольствия Прабхупады. Один преданный, имя которого я пожалуй не должен упоминать, был очень колоритным человеком. Он одевал дхоти очень изысканным образом, каждый знак тилаки на его теле был абсолютно совершенным, он одевался в шелк и следил за модой. И он считал себя очень искусным киртанией. Он стал воспевать очень зрелищно. Прабхупада послушал его в течение нескольких секунд, махнул ему рукой и показал на одного из мальчиков из гурукулы. И мальчик, на которого он показал, не умел петь. У него был голос как у задушенной лягушки, то есть худший голос, который можно себе представить. И он особо не знал, как играть на мриданге. Но Прабхупада попросил его воспевать. Этот мальчик заголосил, играя на мриданге, и его лицо стало ярко-красным. Можно было видеть абсолютную искренность в его стараниях, но звук был просто ужасным. А Прабхупада сидел, улыбался, кивал головой и стучал своим пальцем, очевидно наслаждаясь этим. А другой преданный настолько расстроился, что вышел. Он не смог этого вынести. Но Прабхупада ценил то, что этот мальчик воспевал полностью от своего сердца. А другой делал шоу из воспевания. Так что он не ценил такие представления.

43-22 Теджияс дас

Несколько раз я был в комнате с Прабхупадой. И Прабхупада говорил об изменениях. Он говорил:

— Ваша главная болезнь в том, что вы хотите менять все.

Он говорил о том, как они вносили изменения в Лос-Анджелесе. Они сняли стеклянные окна, хотя он этого не хотел. Прабхупада постоянно давал наставления, а преданные меняли их. В то же время были вещи, которые Прабхупада хотел поменять. Надо понять это более глубоко. Он просил редакторов менять его слова. Одну ошибку постоянно продолжали совершать, и ему потребовалось долгое время, чтобы ее исправили. Это было в Гите, где говорится «криши-го-ракшйа-ваниджйам». Однажды Прабхупада в шутку сказал, что Хаягрива составил «Бхагавад-гиту как она не есть». Было много ошибок в отредактированной версии, которые требовали исправления. Одной из них была фраза «разведение скота». Иногда Прабхупада гневался, потому что его раздражало то, что они использовали этот термин. Он сказал:

— Я же уже говорил «защита коров». Почему вы меняете это?

Поэтому были вещи, которые он просил поменять, и предполагалось, что они поменяют их. И также он наставлял, кто именно должен вносить изменения и делать проверку. Но в общем это была повсеместная болезнь. Поэтому никто не должен оскорблять тех, кто авторизован вносить изменения, а те, кто авторизованы, должны делать это правильным образом. Но в общем лучше перестраховаться, чем потом сожалеть. Если что-то было написано определенным образом — не меняйте это. Как киртан. Хотя я не был свидетелем следующего случая, но был свидетелем других случаев в киртане. К примеру, вначале Прабхупада вел киртан, и в конце воспевания «Харе Кришна» он просто останавливался. Но затем преданные стали вводить «Харибол», позаимствовав его из Гаудия-матха. Прабхупада сказал:

— Что это за «Харибол»? Совершайте «Харибол».

Или «Джая джая Гурудев». Прабхупада говорил:

— Какой Гурудев?

Я слышал, как он вскользь упомянул это. Он сказал это не во время киртана. Но я знаю преданных, которые были очень внимательны в том, что они воспевали. Одной из больных мозолей для Прабхупады была фраза «Прабхупада сказал». Он говорил:

— Кто сказал «Прабхупада сказал»?

Рамешвара рассказывал мне случай, который также есть в записи. Прабхупада сказал:

— Это ваша проблема. Вы постоянно говорите: «Прабхупада сказал». Прекратите это.

Это стало настоящей проблемой.

— Кто сказал «Прабхупада сказал»? Когда я такое говорил? Я никогда так не говорил.

43-23 Рупа-Виласа дас

Он сидел за столиком. Он зашел в комнату и собирался показать нам, как надо обучать. Итак, он зашел, и оказалось, что ему не на чем сидеть. Поэтому он просто стоял. Кто-то сбегал в храм и принес большое сидение и положил его за его столом. Прабхупада сел. Затем он сказал:

— Какие у вас вопросы?

Люди стали задавать вопросы. Но некоторые вопросы приходили от людей, которые сидели практически за спиной Прабхупады. Он сказал:

— Нет. Подойдите спереди, и затем спрашивайте.

Так что он обязал человека обойти и сесть перед ним, чтобы задать вопрос. Позже я прочитал в Ману о том, что таков этикет. Если вы сидите напротив духовного учителя или гуру, вы никогда не должны сидеть боком или спиной, но всегда должны быть направлены прямо на него и смиренно задавать свои вопросы. Это было очень давно, поэтому я не помню конкретных вопросов. Но я помню, как в какой-то момент он попросил палочки. Он взял две палочки и сказал:

— Итак, эта палка для студентов, которые неправильно ведут себя.

И он постучал по своей руке, и люди тоже потянули к нему руки. Он продолжил:

— А другая для учителей, которые неправильно ведут себя.

Конечно же, к сожалению эти наставления поняли не очень хорошо.

43-24 Чару дас

Я был на одной утренней прогулке с Прабхупадой, когда он говорил, что две женщины, Свати и Шасти, соблюдали Экадаши каждый день в течение одного года. Целый год они ели только фрукты, и никакого зерна. Прабхупада сказал:

— Это очень хорошо. Зерно — для животных.

Через месяц я попал на другую утреннюю прогулку с Прабхупадой. Не помню, где была первая прогулка, но вторая была во Вриндаване. Прабхупада говорил что-то о том, как зерно дает силы. Один преданный сказал:

— Но Прабхупада, я думал вы сказали, что зерно — это для животных.

Прабхупада сказал:

— Я ем зерно. Разве я животное?

43-25 Рупа-Виласа дас

Был другой случай во время этого периода. Бхагаджи был другом Прабхупады и помогал ему с менеджментом во Вриндаване. Он довольно часто приходил, чтобы увидеться с Прабхупадой. Прабхупаде нравилось общаться с ним, и одной из причин было то, что Бхагаджи постоянно шутил. Конечно же, многие из шуток были скорее всего на хинди, и я не понимал их. Но у них были достаточно дружеские отношения. Бхагаджи был в каком-то смысле попечителем гурукулы. Он договорился о земле и о многих других вещах. Однажды он собирался пойти в комнату Прабхупады, а я спросил:

— Могу я тоже пойти с вами?

Я думал о том, что занимаюсь этой формирующейся гурукулой и может быть тоже могу войти. Мы боялись войти к Прабхупаде, потому что, как кто-то уже говорил здесь на лекции, вокруг него была стена санньяси, старших преданных, и это выглядело слегка устрашающе. Он сказал:

— Да, заходи, заходи.

Итак, я зашел с Бхагаджи. Он вошел, чтобы увидеть Прабхупаду. Они поприветствовали друг друга. С Прабхупадой сидели пара индийских гостей. Это было в саду с лотосным фонтаном. Как только Прабхупада заметил меня, он показал на меня и сказал:

— Пойди принеси несколько асан.

Я подумал: «О, Боже». Я побежал, нашел Хари Шаури и сказал:

— Прабхупада хочет несколько асан.

Хари Шаури сказал:

— Не думаю, что у нас есть.

Он порылся в шкафу и нашел одну помятую, ужасно выглядящую асану. Он сказал:

— Это все, что я нашел.

И он отдал ее мне. Я уже вспотел, потому что не мог ничего найти. Я прибежал со своей асаной. Прабхупада показал снова на меня. Как только я вошел, он тотчас же показал на меня и сказал:

— Принеси им прасадам.

Потому что его гости собирались уходить. Итак, я ответил:

— Да, Прабхупада.

Я снова прибежал и сказал:

— Прабхупада хочет прасадам для этих гостей.

Он сказал:

— Возьми на столе.

Они вышли и я подал им прасадам, подумав: «Ну хоть что-то сделал правильно». Я вернулся в сад и встал сзади с этой помятой асаной. Прабхупада снова посмотрел на меня, как только я зашел, и сказал:

— Итак, я несколько раз попросил тебя принести какую-нибудь асану. В чем сложность?

Я сказал:

— Прабхупада, они нашли только эту асану.

Он посмотрел на меня неодобрительно, как на идиота. Иногда вам просто суждено играть идиота. Я сказал:

— Прабхупада, что мне делать с этой асаной?

Он сказал:

— Возьми эту асану и садись.

И он громко рассмеялся. Они с Бхагаджи смеялись, и он что-то ему сказал, но я уловил смысл:

— Ох уж эти западные люди, что я могу поделать?

Они громко рассмеялись, и я был объектом их смеха, но я тоже почему-то стал громко смеяться. Почему-то это было очень весело. Я хотел, чтобы меня признали одним из важных преданных, но Прабхупада просто полностью разбил меня. Он дал мне понять, что я просто незначительный слуга, и едва ли могу что-то сделать правильным образом. Все мое эго немедленно уменьшилось до правильного размера. Это был достаточно поучительный опыт того, как уходит ложное эго.

В другой раз Прабхупада обходил храм с группой из нас. Не помню, было ли это перед прогулкой или после, но по-моему перед. Он обходил храм и в какой-то момент, когда он подошел к углу здания, он внезапно остановился, и преданные чуть ли не столкнулись с ним. Он повернулся и сказал очень строгим голосом:

— Вы слепы, но я могу видеть.

Да, конечно. Мы не знали, что сказать. Никто ничего не сказал. Затем мы снова стали обходить. Когда мы дошли до этой же точки, не говоря ничего, он указал на лампочку, которая горела, хотя солнце уже встало. Его настроение во Вриндаване было таково, что ни одного пайса не должно быть потеряно. И когда бы ни капала вода, когда бы мы ни упустили что-то, когда бы торговец не хотел от нас получить больше в сделке, он всегда смотрел за этим. И таков был его комментарий:

— Вы слепы, но я могу видеть.

Это можно применить на любом уровне. Это было истиной в вопросах администрирования храма, это было истиной с духовной точки зрения. Это утверждение было истиной, но оно имело практическое применение.

43-26 Теджияс дас

В одном из писем, которые я получил от Прабхупады, было еще одно наставление. Это показательный пример того, как Прабхупада давал наставления. Он сказал: «Теперь напряги свои мозги, чтобы придумать все больше и больше способов, как представить мои книги классу разумных людей». Это то, как действовал Прабхупада. Я говорю о письмах. Затем я расскажу о семье. Если говорить о письмах, то Прабхупада общался со мной просто с помощью писем. Я был один в Дели, по-настоящему один. Никто не останавливался и не приходил, кроме тех, кто доставляли беспокойства. И мне приходилось это терпеть. Я постоянно находился в беспокойстве. Сознание Кришны — это сплошные беспокойства. Я писал Прабхупаде отчеты. И он всегда хотел, чтобы я писал ему. Он говорил: «Я всегда хочу слышать тебя». Это очень вдохновляло. Я сделал десять членов парламента пожизненными членами. Прабхупада написал в ответ: «Ты породил новый виток в истории сознания Кришны». Я думал: «Вау!» Я сделал десять членов парламента пожизненными членами, и Прабхупада написал: «Ты открыл новую главу в истории движения сознания Кришны». Это были поразительные новости. Прабхупада отправился в духовный мир и сказал там: «Теджияс сделал десять пожизненных членов!» Таким образом он писал. Можно было видеть это и слышать. Я сказал: «Подождите, Прабхупада, я сделал всего десять пожизненных членов. И мне даже не надо вам об этом говорить. Я не хочу этого слышать». Но Прабхупада был таким добрым и вдохновляющим. И он по-настоящему это чувствовал. Мы так прекрасно проводили время, планируя и размышляя о членах парламента. Было поразительно наблюдать, как это происходит по милости Прабхупады. Величайшие члены парламента, которых сложнее всего сломать, даже майавади, приглашали Прабхупаду. Камла Патри Пати, следующий человек после Индиры Ганди, которого все уважали и звали Пандит Джи, пригласил Прабхупаду к себе домой, устроил общественную программу и пригласил всех министров и высших членов парламента в свой дом. Прабхупада в огне ехал на эту программу. Он говорил о Рупе Госвами и Санатане Госвами.

43-27 Рупа-Виласа дас

В другой раз после лекции Гьянагамья, мой друг, встал и спросил Прабхупаду:

— Прабхупада, как мы сможет отплатить вам долг?

Прабхупада сказал:

— Вы никогда не сможете отплатить свой долг. Всегда оставайтесь в долгу.

Таким был его ответ. В другой раз после лекции по «Бхагавад-гите» один индиец, сидящий в конце храмовой комнаты, по-моему даже не вставая задал примерно такой вопрос:

— Почему Кришна пытался соблазнить Арджуну вступить в сражение?

Среди так называемых религиозных людей это очень популярный вопрос. Я читал об этом позже — это один из вызовов: «Почему Кришна пытался сагитировать Арджуну на насилие?» Подразумевается, что это идет против принципов смирения и миролюбия и так далее. Он бросал вызов:

— Почему Кришна соблазнял Арджуну?

Прабхупада разгорелся, он выглядел разгневанным. Он сказал:

— Выходите сюда!

Он как дедушка говорил со своим внуком, который перешел границы. Он сказал:

— Выходите сюда!

И он показал жестом, чтобы этот человек встал. Этот человек подошел, как на той лекции, чтобы сесть перед Прабхупадой. Он поставил его в положение студента. Он сказал:

— Теперь повторите свой вопрос.

К этому времени этот человек немного приуменьшил свое вызывающее настроение. Запинаясь, он снова повторил свой вопрос. Тогда Прабхупада взревел на него. Я не помню точные слова, но что-то вроде:

— Неужели вы думаете, что Кришна, высшее живое существо, являясь сострадательным ко всем, будет заставлять Арджуну делать что-то, противоречащее религиозным принципам? Дхармам тут сакшат бхагавад пранитам. Кришна является источником всех религиозных принципов. Неужели Он будет советовать Арджуне делать что-то против Своих собственных интересов?

Он просто вбивал этого человека. Затем, когда он закончил, он просто махнул рукой, как бы отвергая его. Тогда этот человек практически пополз на то место, где сидел. Но несомненно он считал, что этому человеку именно это и надо было в данной ситуации.

43-28 Чару дас

В другой раз в конце лекции я спросил его:

— Если христиане перестанут есть мясо, станут ли они сознающими Кришну?

Он сказал:

— Да, несомненно. Кришна чист, вы становитесь чисты, и тогда вы поймете. Кришна откроется вам, если вы чисты.

43-29 Рупа-Виласа дас

На одной программе Прабхупаде после лекции задали вопрос. Не помню в точности, но смысл такой:

— Что означает всегда быть в связи с Богом? Что такое находиться в сознании Бога?

Прабхупада задумался над этим вопросом в течение нескольких секунд и затем просто ответил:

— Без страха.

И затем он просто улыбнулся своей гигантской улыбкой. Я не пытаюсь преувеличить ситуацию, но я сам улыбался как идиот, я чувствовал экстаз, волосы на моих руках стояли дыбом, я чувствовал сильные эмоции и думал: «Боже, я не хочу выглядеть идиотом». Но я огляделся по сторонам и увидел, что все находились в таком же состоянии. Волна экстатических ощущений прошла сквозь всю комнату. И в тот момент ни у кого не было никакого страха. Я не могу доказать это научно, но был момент, когда у всех проявились симптомы экстаза. Позже я прочитал в Чайтанья Шикшамрите, что если общаться с теми, кто находится на уровне уттама-адхикари, можно ощутить симптомы бхавы. Просто кратковременно, по их милости, благодаря общению с ними. Так что это был момент экстаза для всех, когда мы перестали чувствовать страх.

43-30 Теджияс дас

Я написал еще одно письмо Прабхупаде, находясь в полном беспокойстве. Что-то еще случилось, кто-то еще приехал, но это не помогало. Люди, которых я просил о помощи и которые жили со мной в течение трех недель, бросили меня. Мне надо было обучать кого-то еще. Я был в унынии. Моя жена стала спорить и убежала. Поэтому я написал еще одно письмо и Прабхупада ответил: «На самом деле мы не стремимся создать членов, мы не гонимся за пожертвованиями, наша цель — не продажа этих книг, мы не стремимся ни к одной их этих вещей. Это просто различные способы занять преданных в служении Кришне, чтобы они стали сознающими Кришны. Поэтому тебе не о чем беспокоиться. Не переживай». Но через две недели я получил письмо от Шрилы Прабхупады, в котором он увеличил зону моей ответственности в пять раз, говоря о том, что надо обратиться к членам парламента и так далее. Трудно понять эти отношения. Беспокойств становилось все больше и больше. Появилось очень много обязанностей. Уже в течение 45 дней я не мог сделал ни одного члена. Я испытывал большие беспокойства, и Прабхупада приехал. Я задумывался о том, почему я нахожусь в беспокойстве. Я пытался следовать наставлениям Прабхупады, стараясь быть отреченным и думая о себе как о слуге Кришны. Но каждый день я сталкивался с реальностью. Во Вриндаване были преданные, которые голодали, если я не присылал деньги. Также были преданные в Дели, о которых мне надо было заботиться. Прабхупада поместил меня в очень жесткие рамки. Мне надо было отдавать 50% взносов Би-Би-Ти и 50% на строительство. Мне надо было спуститься ниже второго класса. 100 минут 50 это 50. А 50 минус 50 это 0. Так что у меня оставался ноль для поддержания. А я был маленьким хранителем Вриндавана и Дели. Так что у меня не было никакого простого способа найти средства к существованию. Это было беспокойство. Были постоянные проблемы, все больше и больше дел, не хватало прасада. Все, кто ели прасадам, заболевали, поэтому люди были против меня, устраивая революцию. Было много беспокойств. Поэтому я пришел к Шриле Прабхупаде, когда он принимал свой массаж. Он делал это каждый день в очень расслабленном состоянии, несмотря на многие обязанности. Итак, я пришел к нему. Я посидел там какое-то время. Его массаж продолжался около часа. Я посидел там немного, и затем сказал Шриле Прабхупаде:

— В моем уме есть беспокойства. Меня беспокоит то, что я не развиваюсь в своей духовной жизни правильным образом. В «Бхагавад-гите» говорится «брахма-бхутах прасаннатма на шочати на канкшати» — когда человек поднимается на уровень брахма-бхуты, или сознания Кришны, у него уходят тревоги и скорбь. Меня не беспокоит то, что я получаю, но я нахожусь в постоянной тревоге, поэтому меня беспокоит, не совершаю ли я какую-то ошибку в своей духовной жизни, которая приносит эти тревоги. Шрила Прабхупада, пожалуйста, поправьте меня.

Ответ Прабхупады был очень удивительным. Прабхупада посмотрел на меня очень мягко и по-доброму и сказал:

— Нет, все твои тревоги связаны с тем, как доставить удовольствие Кришне. Мама Яшода постоянно находится в беспокойстве, боясь, что демон Тринаварта может похитить Кришну, или что Кришна может проголодаться. Мама Яшода постоянно находится в беспокойстве. Подобно этому все твои тревоги просто связаны с тем, как доставить удовольствие Кришне. Поэтому они трансцендентны.

Он был очень добр.

43-31 Рупа-Виласа дас

Это было во Вриндаване. Велась стройка здания гурукулы. Прабхупада любил каждый день приходить и смотреть, как все продвигается. Они пошли к задней части здания, где собрались все рабочие ранним утром. Он был окружен санньяси и старшими преданными. Они смотрели в задние окна на рабочих. Некоторые из них омывались водой, хлестающий из трубы. Некоторые на огне готовили чапати. Некоторые чистили зубы веточками дерева ним. Некоторые воспевали. Это были Бриджабаси, поэтому они пели песни о Кришне. Прабхупада просто наблюдал за всей этой сценой и ему нравилось это. В конце концов он повернулся и сказал:

— Только посмотрите, они просыпаются рано утром, работают целый день, и ради чего?

Кто-то сказал:

— Ради трех рупий.

— Ради нескольких рупий они работают весь день под палящим солнцем. Они принимают омовение, воспевают мантры, живут простой жизнью.

Он ценил простоту их жизни и их искренность. Затем Хансадутта Махарадж сказал:

— Прабхупада, мы должны научиться так жить.

Прабхупада засмеялся и сказал:

— Вы никогда не научитесь. Вы никогда не научитесь.

43-32 Чару дас

Прабхупада вошел и сел на Вьяса-асану, и репортер сразу же задал первый вопрос:

— Что случится с движением после вашей смерти?

Еще до того, как слова вылетели из его уст, Прабхупада сказал:

— Я никогда не умру!

Затем была длинная пауза.

— Я буду жить вечно в своих книгах.

Я помню также, как Прабхупада возвращался в Австралию. Когда Прабхупада приезжал, я сообщал об этом прессе, и они всегда отзывались. Они приезжали в аэропорт и ехали за ним в храм. Когда Прабхупада приезжал, это всегда было событием для СМИ. Однажды Прабхупада приехал, и репортер провел достаточно много времени с ним. Это был репортер газеты «Мельбурн Эйдж», самой крупной ежедневной газетой Мельбурна. Прабхупада всегда относился к ним, как к личностям. Он не давал им медиа-пакет, что-то блестящее для печати в газете. Он старался сделать их сознающими Кришну. Прабхупада потратил на него много времени. Я присутствовал там. Он по-настоящему, поистине дал этому человеку много милости. Но на следующий день вышла статья с его фотографией и заголовком: «Свами говорит, что он будет животным в своей следующей жизни». Мы были в ужасе от неблагодарности и тупости этого парня. Мы были расстроены. Мы пришли к Прабхупаде и показали ему:

— Посмотрите, что он написал…

Прабхупада просто улыбался и попросил меня:

— Чару, посчитай, сколько раз Кришна упомянут в этой статье?

Было 8 или 10 раз. Он сказал:

— Каков тираж?

Я не помню. Полмиллиона, а может не так много, 200 или 300 тысяч.

— Сколько людей прочитали это?

Мы посчитали — 500, 600 или 700 тысяч. В результате благодаря этой статье имя Кришны повторялось или прочитывалось больше миллиона раз. Он сказал:

— Разве это плохо? Имя Кришна в этот день было пропето в уме или вслух больше миллиона раз. Это не может быть плохо.

43-33 Рупа-Виласа дас

В другой раз также он обходил храм. Раньше для парикрамной дороги вокруг Кришна-Баларама Мандира использовался какой-то красный камень, и он был выложен определенным узором. Но в определенном месте, где был поворот, камни были выложены каким-то странным образом. Прабхупада указал на это место своей тростью и сказал:

— Что это? Это не правильный узор. Они обманули вас. Они дали вам бракованный камень, а деньги взяли как за хороший. Вас обманули.

Тогда вступил Харикеша. Это была раса Харикеши с Прабхупадой. Он пытался поправить Прабхупаду или поспорить с ним. Все находились в ожидании, что он сейчас скажет. И он начал приводить доводы:

— Нет, Прабхупада, на самом деле это такой узор.

И он пустился в сложное объяснение того, как увидеть в этом узор. Прабхупада сказал:

— Это не узор. Это очевидно не узор.

Так они спорили друг с другом. В конце концов Прабхупада закричал на него:

— Да! Это узор! Это клоунский узор, а ты глупец!

Харикеша в истерике засмеялся, а все изумлялись, как у этого человека хватило наглости, чтобы спорить с Прабхупадой о чем-то таком. Но это была природа их отношений. Я помню это:

— Да, это узор! Это клоунский узор!

43-34 Чару дас

Вся храмовая комната здания Лотоса была забита людьми и Прабхупада читал лекцию. На мгновение он посмотрел на молодых 20-летних детей. Надо понимать, насколько каждый день был для него захватывающим. Он проповедовал сознание Кришны и руководил мировым движением. И это было захватывающим для всех нас, кто участвовал в этом. Прабхупада сказал:

— Я старик, и могу уйти в любой момент. Но вы, вас сотни, и вы молоды, и у каждого из вас есть по крайней мере еще 50 лет.

Он трансцендентным образом нам завидовал. Ему предстояло уйти, а у нас было по 50 лет. И он заплакал, движимый чистым энтузиазмом проповеди.

43-35 Рупа-Виласа дас

Акшаянанда Махарадж находился в комнате с Прабхупадой, и Прабхупада обсуждал различные планы проповеди. Затем он сказал:

— Итак, что мы будем делать?

Акшаянанда Махарадж ответил:

— Прабхупада, мы просто должны стать сознающими Кришну.

Прабхупада сказал:

— Еще одно непрактичное предложение.

В то время эта история облетела весь Вриндаван. Это была одна из самых веселых бесед.

Есть еще одна история. Преданный говорил:

— Я самый падший, Прабхупада.

Прабхупада ответил:

— Ты никакой не самый.

Вот и все. Этот преданный сокрушался, показывая свое смирение. Он сказал:

— Прабхупада, я самый падший.

Прабхупада сказал:

— Ты никакой не самый.

Человек хочет быть кем-то самым-самым. Но Прабхупада сказал:

— Ты никакой не самый.

Это поразило меня. Я имею ввиду, что это было очень быстро и очень весело и очень остро и очень саркастично. Но человек не чувствовал себя оскорбленным, когда он так делал. Даже если это касалось вас, вам приходилось признать, что это было по-настоящему весело. И также в этом всегда была поучительная сторона. В этом была и другая приятная сторона. Это было очень милостиво, потому что он всегда пытался помочь тебе. Ведь ложное эго — это большое препятствие. А он пытался прорезаться через него, чтобы приблизить нас к реальности.

43-36 Чару дас

Прежде чем Прабхупада впервые приехал к нам в Австралию, у нас была дюжина его книг, среди которых была «Бхагавад-гита». Не помню, была ли у нас книга «Кришна». Но мы знали его как автора. А человек всегда склонен к тому, чтобы отделять автора как личность от его трудов. Мы видим труды автора, но нам интересно знать, какова его жизнь. Если мы будем читать современных писателей, например, Джона Гришама, которые пишут беллетристику или фантастику, нам будет интересно знать, каково жизнь этого человека. И мне было интересно, каким будет Прабхупада как личность. Я читал его комментарии и другое. В свой первый приезд в Австралию он остановился всего на четыре дня. Я был ответственным, но позже приехали Моханананда и Мадху-двиша. По-моему в первый раз был только я. Я проводил с ним времени больше, чем кто-либо еще. Не было важно, находился ли я с ним в комнате наедине или было 20 или 30 человек, он был олицетворением Бхагаватам и Гиты. Не было никакой разницы межде его трудами и им самим. Он был поистине личностью Бхагавата. И мне кажется я очень рано получил реализацию, что нет необходимости в физическом присутствии Прабхупады, потому что Прабхупада совершенным и полным образом присутствует в своих книгах и нет разницы между Прабхупадой и его книгами. Мне всегда хватало вдохновения в моей духовной жизни, потому что у меня никогда не было с этим проблем. День, когда Прабхупада оставил планету, был самым худшим днем моей жизни, но все продолжало присутствовать — книги, старшие преданные, наше международное общество, наше видение, наша цель, наше вдохновение — до сих пор я никогда не заикался ни о каком недостатке вдохновения.

43-37 Теджияс дас

Это было во Вриндаване. Шрила Прабхупада ушел во Вриндаване 14 ноября 1977 года. А этот случай произошел примерно 8 или 10 ноября. Я приехал во Вриндаван из фермы в Хайдарабаде, а Шрила Прабхупада считал очень важным для меня оставаться там. Но я услышал, что Шрила Прабхупада не хорошо себя чувствовал. Была вероятность, что он оставит этот мир, и я поехал, чтобы увидеть его. Я приехал туда и пытался быть как можно более неприметным, чтобы не нарушать настроение. Комната была набита преданными. Все вели себя очень тихо, и я увидел состояние Прабхупады. Мне сказали, что он не ел уже почти 6 месяцев. Очень важно понимать, в каком состоянии был Прабхупада. Он лежал на постели истощенный. Он едва ли весил 70 фунтов и принимал по одной или две ложки воды. Может быть немного ел. Я сидел сзади и слушал, что происходит. Шел киртан, и вошел Киртанананда. Он предлагал Шриле Прабхупада клубнику, скорее всего из Нового Вриндавана. Шрила Прабхупада спросил Киртанананду, когда тот предлагал ему клубнику:

— В чем польза клубники?

Все молчали, не зная, что ответить. Несколько преданных стали толкать меня, зная меня как ходячую энциклопедию. Мне нравилось изучать разные вещи. Они толкнули меня, чтобы я что-то сказал. Я не хотел навязываться Прабхупаде, оставаясь молчаливым, но я заговорил. Я сказал:

— Шрила Прабхупада, польза клубники в том, что он богаты фруктозой, которая сразу же дает энергию.

Я знал, что Прабхупаду не очень интересовали витамины. Он спрашивал о пользе. Прабхупада очень прагматичен. Даже лежа на одре и не принимая никакой пищи, его волновало, какова будет польза, если он съест это. Прагматичная личность. Преданный, который сидел рядом с ним, сказал:

— Теджияс говорит, что… — и он повторил мои слова.

Прабхупада сказал:

— О, Теджияс здесь? Как ферма в Хайдарабаде?

Он постоянно находится в сознании. Постоянно. Даже в таком состоянии. Я отчитался перед ним, что мы выращиваем кукурузу, рис, бобы мунг и так далее. Как только я сказал «кукурузу», Прабхупада сказал:

— О, кукуруза. Ты можешь перемолоть кукурузу, и крупу можно сварить в воде, как рис — это называется бхата, а из мелкого порошка можно слепить что-то вроде роти и приготовить на сковороде. Деревенские жители очень любят эти блюда.

Таким он был. С физической точки зрения он страдал. Но о чем он думал? Он думал о том, как мы можем приготовить эту кукурузу наиболее вкусным образом, чтобы деревенские люди были счастливы, когда они принимают прасадам. Это личность, обладающая безграничным состраданием.

43-38 Рупа-Виласа дас

В последние дни Прабхупады мы устраивали смены, ведя 24-часовой киртан. Мы устраивали смены. Иногда я приходил с группой студентов из гурукулы. Не помню, сколько длилась наша смена — один или два часа. Но мы воспевали, играя на маленьких караталах, стараясь не сильно шуметь, потому что Прабхупаде было тяжело от громкого звука, и также мы держали свет приглушенным. Тамал Кришна Махарадж попросил меня вести киртан. Я стал воспевать и думал: «Я бы очень хотел удовлетворить Прабхупаду этим воспеванием». Я пытался вспомнить все мелодии, которые я слышал от него, когда он пел Харе Кришна мантру. Я не много знал, но я пытался петь именно те мелодии, которые пел он. Я серьезно концентрировался и пел все эти мелодии. Затем наша смена закончилась и мы встали и вышли. На следующий день, когда я пришел воспевать, Тамал Кришна Махарадж схватил меня за руку и сказал:

— Ты должен спеть для Прабхупады.

Я спросил:

— Почему? Конечно, но…

Он сказал:

— В прошлый раз, после того, как ты воспевал, Прабхупада позвал меня после того, как мы ушли, и спросил: «Кто это воспевал?»

Тамал, будучи его опекуном, сказал:

— Что-то было не так, Прабхупада?

Прабхупада сказал:

— Нет, это было хорошо, это было очень хорошо.

Это был один случай. А в другой раз Айодхья Пати, которого сейчас зовут ББ Говинда Махарадж, зашел в комнату Прабхупады и спросил, можно ли помочь с массажем Прабхупады. Люди массировали разные части его тела — кто-то массировал голову, кто-то массировал руки, ноги, а мне и Айодхья Пати достались каждому по стопе. Мы массировали стопы Прабхупады. И я чувствовал: «Я всегда хотел получить пыль со стоп Прабхупады. И у меня никогда не было такой возможности». Мы всегда чувствовали себя неуверенными в этом, потому что он мог это не одобрить. Итак, каждый из нас массировал по стопе. Я повернулся к Айодхья Пати. Он потом об этом рассказал мне, потому что я забыл. Я повернулся к нему и сказал: «Это Вайкунтха». Так и было. Мы чувствовали, что находимся в духовном мире вместе с Прабхупадой, массируя его стопы, делая это как служение. Это было прекрасно. И конечно же я присутствовал там, когда Прабхупада ушел из этого мира. Я уверен, что вы слышали достаточно историй от преданных, которые были там. Лично я чувствовал беспомощность и отчаяние. На самом деле все это длилось в течение последних пары месяцев. Это было неизбежно, но невозможно было думать о том, что его с нами не будет. И в тот последний день все воспевали. Поначалу был ведущий и подпевающие, но потом в последние моменты все стали просто петь вместе. Это не то, что можно эмпирически зафиксировать, но чувствовалось, что в комнате было гораздо больше людей, чем на самом деле. Это ощущалось как небесный хор. Ощущалось, что присутствовало много других личностей из других мест, которые пришли сюда. И было невероятное чувство. Я не хочу отнестись к этому легкомысленно, но это было что-то вроде яркого освещения, когда происходит драматическая развязка в кино. Шло величественное воспевание и Прабхупада на последнем выдохе сказал: «Харе Кришна». Можно было практически чувствовать, как он восходит: «Да, он восходит сейчас, он с Кришной». Эмоции в комнате были настолько сильными, что некоторые преданные полностью впали в истерику, они плакали. Один преданный упал на пол и рыдал, не в силах себя контролировать. Другие люди были абсолютно потрясены или вели себя мужественно. Было очень много разные видов реакции. Но это был очень интенсивный момент. Не было ничего неблагоприятного в нем, это был абсолютно благоприятный момент. Иногда описываются чувства гопи как одновременный нектар и яд. Это было что-то подобное. Это было экстатично, потому что мы знали, что Прабхупада совершенным образом выполнил миссию человеческой жизни и отправлялся назад к Богу. Но для нас это была потеря — невосполнимая и незаменимая потеря. Это был очень трудный момент.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)