Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 42

42-01 Мулапракрити даси

Я уже была готова благодаря Вишнуджане Махараджу и еще нескольким преданным, которые мне очень прекрасно проповедовали. Поэтому я уже знала, что присоединюсь. Но я общалась с ними всего два дня. И затем приехал Шрила Прабхупада. Он был великолепен на всех уровнях. Когда я увидела его, я просто расплакалась. Он самая красивая личность, какую я когда-либо видела. И я сразу же поняла, что он мой духовный учитель.

42-02 Мулапракрити даси

Мы отправились на Гавайи, чтобы обучить некоторых распространителей книг. В тот момент мы поняли, как продавать книги на множестве языков для людей разных национальностей. Это было просто потрясающе, потому что таким образом мы могли распространять книги в странах, в которые никто не мог попасть. Шрила Прабхупада услышал об этом и был очень рад этому. Когда я была на Гавайях, я обычно ездила каждый день в аэропорт в сари и с тилакой. Однажды я возвращалась из аэропорта домой. Я шла по лужайке, а Прабхупада стоял наверху на балконе в своей комнате, и он увидел меня. Тогда он позвал Упендру, который в то время был его слугой, и сказал:

— Она возвращается с проповеди?

Он сказал:

— Да, Прабхупада. Мне кажется, что она как раз вернулась.

Прабхупада сказал:

— Я бы хотел поговорить с ней. Хотела бы она подняться?

Упендра, будучи моим другом, прибежал вниз и сказал:

— Мула! Прабхупада спрашивает, хотела бы ты поговорить с ним в его комнате прямо сейчас?

Мои волосы стояли во все стороны, я целый день провела в аэропорте, и я очень нервничала, но поднялась наверх, не зная, чего ожидать. Прабхупада сидел один в своей комнате за столиком, который до сих пор стоит там. Первым делом я принесла свои поклоны и села сзади. Прабхупада помахал мне, чтобы я подошла ближе и ближе. В конце концов я подползла к тому месту, где он сидел, и села прямо рядом с его столом на полу. Прабхупада сказал:

— Итак, расскажи мне о проповеди. Расскажи мне о санкиртане. Как она проходит?

Я стала понемногу говорить. Поначалу я очень нервничала и задыхалась. Я сказала:

— Шрила Прабхупада, люди берут ваши книги. Им нравятся ваши книги.

Он сказал:

— Да? Им нравятся?

Я сказала:

— Да, Шрила Прабхупада. И не только люди из Америки, но и люди со всего мира.

Он сказал:

— Расскажи мне, что за люди? Каким людям ты распространяла сегодня?

Напрягая мозги, я сказала:

— Ну, учителя, студенты, юристы, матери, старики, совершенно разные люди.

Он сказал:

— А еще? Еще кто?

Я попыталась вспомнить еще кого-то, а он наклонился, он слушал с большим воодушевлением. Он сказал:

— А что они говорят?

Я сказала:

— Они говорят, что им интересно такое знание.

Он сказал:

— А что ты говоришь?

Я сказала:

— Ну, я говорю, что это трансцендентное знание, которое вы не найдете ни в какой другой книге. Оно сделает вас счастливым. Оно о Боге и о любви к Богу.

Он сказал:

— Да, это очень хорошо. Я знаю, что я хочу, чтобы ты говорила.

Он позвал своего слугу. Слуга пришел, и он попросил его принести первую часть первой песни «Бхагаватам». Он тотчас же открыл на нужной странице, потому что точно знал, где находится стих: «Эта Бхагавата-пурана сияет, словно солнце. Она взошла сразу после того, как Господь Кришна, сопровождаемый религией, знанием и прочим, удалился в Свою обитель. Эта Пурана принесет свет людям, утратившим способность видеть в непроглядной тьме невежества века Кали». Он сказал:

— Посмотри, насколько прекрасно «Шримад Бхагаватам» продает Сам Себя. Любой, кто услышит этот стих из Самого «Шримад Бхагаватам», скажет: «Я должен прочитать эту книгу, я должен». Это то, что ты должна говорить людям. Просто говори им прямо из «Шримад Бхагаватам». Я сам очень вдохновляюсь, когда читаю «Шримад Бхагаватам», и несомненно они тоже будут.

Затем он сказал:

— А каким странам ты распространяешь?

Я начала перечислять все страны, которые только могла вспомнить, в которые мы распространили эти книги.

А он говорил:

— Еще, еще, еще.

Я рассказала историю, о которой уже говорила вам, как книга пересекла железный занавес. Затем он сказал:

— Я сижу здесь в своей комнате и я погружен в написание этой литературы. И когда я пишу, я все время думаю о том, как она будет принята общественностью. Это распространение книг — не просто распространение книг, но это также и популяризация этого трансцендентного знания. Я хочу, чтобы оно стало популярным везде. И поэтому я хочу, чтобы оно распространялось очень хорошим образом, чтобы люди его оценили.

Итак, мы общались, обмениваясь вопросами и ответами. Я тогда была очень молодой и очень энтузиастичной. И моя техника распространения книг была такой, что я могла перебивать людей, когда они что-то говорили. Шрила Прабхупада в какой-то момент начал задавать мне вопрос. Он отклонился назад. На нем не было рубашки, он был обернут в ткань. Был красивый солнечный день. Он был очень прекрасен. Он сидел, отклонившись назад и сложив руки за головой, очень сладко и экстатично. Когда он наклонялся вперед, его глаза становились очень большими. Он задавал разные вопросы. И в какой-то момент он отклонился назад, задумавшись о чем-то. Он начал задавать вопрос, а я просто перебила его и закончила его вопрос. Как раз в этот момент санньяси, который был одним из его слуг, проходил мимо и услышал, как я сделала это, и громко прочистил горло. Я подумала: «О, нет». Я очень засмущалась, закрыла свой рот и попыталась посмотреть на Прабхупаду. Но Прабхупада просто закончил предложение, прояснив мысль. Затем мы еще беседовали друг с другом. Он рассказывал мне разные сладкие истории об умении торговать, о женщинах, о проповеди, немного сладких историй о себе, когда он сам проповедовал. Затем он стал что-то комментировать. Это был очень глубокий комментарий. И когда он прервался буквально на секунду, я снова перебила его. В этот раз я была по-настоящему неправа. Я перебила его, сказав что-то, чего он не собирался говорить. Он был слегка шокирован, потому что это было не то, что он хотел сказать. И этот санньяси снова каким-то образом оказался в комнате и снова громко прочистил горло, показывая разные страшные жесты. Я разгневала его. Я не знала, что мне делать. Я была очень подавлена. Я чувствовала себя очень падшей и склонила голову. Я пыталась принести поклоны и как-то выползти из комнаты, потому что я подумала, что на этом моя духовная жизнь закончилась. Я пыталась что-то придумать, но не могла найти никакой возможности, как покинуть комнату — там было достаточно большое расстояние, и я не знала, смогу ли я посмотреть назад. Стало очень тихо, не было ни единого звука. Затем я что-то почувствовала. Я склонилась к полу, а Прабхупада сидел прямо передо мной за своим столом. Я приподняла голову, открыла один глаз, а Шрила Прабхупада облокотился, склонившись вперед фактически прямо ко мне. Он просто улыбался очень красиво. В этом было так много любви. Он просто смотрел на меня с огромной любовью. Я ничего не сказала, а Прабхупада сказал слуге, который также стоял там:

— Только посмотри, у нее столько энтузиазма.

Так он проявил огромное милосердие, которое я никогда не забуду.

42-03 Мулапракрити даси

Так мы говорили. И Шрила Прабхупада был похож на юного мальчика. Он был очень красив и великолепен и чрезвычайно наслаждался собой. И сама я тоже наслаждалась. Я хихикала — я не помню, над чем, но было очень весело. Затем несколько раз постучали в дверь, дверь открылась и зашли несколько управляющих храмов и Джи-Би-Си той зоны, а также еще несколько человек. Они все вошли в напряженном настроении и сказали:

— Прабхупада, у нас есть несколько дел, которые нам надо с вами обсудить.

Тотчас же лицо Прабхупады поникло, он поменял положение своих рук и занял другую позу на своем стуле. Он посмотрел на меня, пожав плечами и показывая, что к сожалению наша беседа закончилась. Затем он стал с ними говорить. Они разговаривали на какие-то другие темы, но в какой-то момент он спросил одного из них:

— Как проходит ваша проповедь в колледжах?

Тот преданный сказал:

— Да, Прабхупада, нам очень нравится проповедовать.

Он сказал:

— Я как раз слушаю об этом. Я слушаю очень много хороших вещей о проповеди, — и указал на меня.

Затем он сказал:

— Расскажи мне, расскажи мне.

Преданный начал рассказывать, но Прабхупада сказал:

— А как распространяются книги?

Он сказал:

— Прабхупада, на самом деле мы не распространяем книги в колледжах, потому что нам не разрешается там брать никакие деньги. Мы читаем там лекции и затем раздаем кулинарные книги.

Прабхупада сказал:

— Вроде я не писал никаких кулинарных книг. Писал ли я какие-нибудь кулинарные книги?

Они сказали:

— Мы поместили в них немного философии и подобные вещи.

Прабхупада сказал:

— Зачем по-вашему я днями и ночами здесь пишу и пишу? Потому что я хочу, чтобы эти книги распространялись. Вы можете дать одну лекцию, но скорее всего она зайдет в одно ухо и выйдет из другого. Но если вы дадите им даже одну мою книгу, она сработает.

Затем в какой-то момент он сказал:

— Хорошо, вы все можете идти. Я устал. Мне надо идти. Мы можем обсудить эти вещи позже.

Когда он уходил, я тоже принесла свои поклоны и тоже стала уходить. Прабхупада повернулся ко мне и сказал:

— Спасибо тебе большое.

42-04 Мулапракрити даси

Первый раз, когда я была во Вриндаване, Шрила Прабхупада тоже был там и он каждое утро ходил на прогулки. У нас была группа. Я была новенькой и совсем ничего не знала о том, как убирать в его комнатах. Он был очень требовательным. Девушка, которая отвечала за все, знала каждую мельчайшую деталь служения. На уборку отводилось очень мало времени, потому что он совершал очень короткие прогулки. Она сказала мне:

— Ты можешь убраться наверху на его маленьком столике. Иногда он там принимает прасадам. Это самая маленькая зона, поэтому можешь заняться той частью.

Я нервничала. Она сказала:

— Тебе надо просто убраться на столе. Тебе не надо мыть пол. Кто-то другой вымоет. Просто уберись на столе, и помни о том, что надо в точности сохранить положение всех вещей. И тебе надо вытереть все идеальным образом.

Я поднялась наверх и стала немного нервничать, потому что это было похоже на задачку по математике. Я так нервничала, что не могла вспомнить, где что находилось. Я брала вещь, вытирала ее, а когда надо было класть ее обратно, я не могла вспомнить, где она лежала. Но я старалась изо всех сил. Я вытирала ото всюду пыль. Я начала потеть и нервничать все больше и больше. На столе было достаточно много предметов. А я старалась изо всех сил. В какой-то момент она сказала:

— Время, время! Прабхупада возвращается, Прабхупада возвращается! Всем вниз!

У меня возникло ужасное чувство от того, что я не успела все закончить, но у меня не было выбора и я сбежала вниз по лестнице. Я стояла в его комнате в стороне, когда он вошел. И я в ужасе заметила, что он не пошел ни в одну из нижних комнат, а направился прямо наверх. Я посмотрела наверх и увидела, как он садится за свой стол. Не прошло и минуты, как раздался громкий голос:

— Харибол! Кто убирался в этом комнате?

Дайви Шакти вбежала наверх, а затем вернулась и сказала:

— Мула, ты все испортила.

Я сказала:

— Я знаю, я знаю. Что я сделала не так?

Она сказала:

— Прабхупада сразу же заметил, что ты поставила его стакан с водой не туда, где он стоял до этого. И также ты забыла протереть маленькую серебряную крышечку этого стакана.

Я была поражена тем, что из всех вещей, которые были сделаны в его комнате, Шрила Прабхупада заметил именно то, что было сделано не так. С тех самых пор я помню об этом стандарте чистоты. И когда я убираюсь для Шрилы Прабхупады или для Божеств, я помню о том, что он смотрит за каждой мелочью, которую мы можем упустить.

42-05 Мулапракрити даси

Нас не очень часто приглашали в сад Шрилы Прабхупады на дневные даршаны, но как-то однажды мы поставили рекорд по распространению книг, и в качестве награды нас пригласили в сад Прабхупады. Я сидела там. Нас было всего несколько человек. Был прекрасный полдень, Прабхупада очень величественно сидел на своем возвышении. В какой-то момент зашел индийский джентльмен. Это был высокий человек. На нем было оранжевое дхоти, рубашка «Лиги плюща» и пиджак. Он был кем-то вроде профессора. Когда он начал говорить, он показывал своими словами, что был какое-то время на западе и пытался туда принести немного сознания Кришны, которое он привез из Индии. Но он был очень почтителен со Шрилой Прабхупадой. А Шрила Прабхупада очень тепло с ним говорил. Он усадил его прямо рядом с собой и очень искусно стал обсуждать с ним простые вещи, такие как погода, сад и подобные приятные вещи. Этот человек очень воодушевленно говорил приятные вещи Шриле Прабхупаде. Затем в какой-то момент Шрила Прабхупада сказал что-то в противовес его словам, потому что тот сказал что-то имперсональное. Прабхупада пресек его на этом. Я не помню точно, что это было — что-то о Кришне как Личности. Этот человек возмутился. Тогда Прабхупада стал немного строже:

— Вы не знаете о том, что Кришна — это Личность? Верховная Личность! Все принадлежит Кришне. Ничто не принадлежит вам.

Тогда человек стал смотреть по сторонам, ища поддержки, а мы просто сидели. А Прабхупада решил дать этому человек огромную порцию милости и начал становиться все строже и строже. Он говорил:

— Вы думаете, что являетесь каким-то профессором, не говоря уже о санньяси, но вы глупец. Вы негодяй — вы ничего не знаете. Как вы можете притворяться профессором, учителем? Вы даже не знаете простейших вещей из «Бхагавад-гиты».

Человек сказал:

— Я читал «Бхагавад-гиту».

Прабхупада сказал:

— Нет, вы не читали. Я точно знаю, что вы не читали, потому что не знаете простейших вещей. Вы глупец и негодяй.

Этот человек был невероятно шокирован. Он продолжал смотреть по сторонам, и по какой-то причине он смотрел на меня, может быть потому, что я была девушкой. А я отворачивала голову и смотрела на Прабхупаду. Так что ему пришлось повернуться к Прабхупаде, ему некуда было скрыться. И в какой-то момент Прабхупада просто наклонился к нему и сказал:

— Вы негодяй и глупец, супер-глупец и демон. Вы демон.

В тот момент с этим человеком что-то произошло. Это его сломило и он стал говорить:

— Да, я демон, я глупец и негодяй, я демон.

Затем Прабхупада посмотрел на него и радостно покачал головой. Тогда этот человек подошел к Прабхупаде, чтобы принести ему поклоны в грязи. Он принес поклоны и стал плакать:

— Я демон, я глупец, я демон.

Он крутился около стоп Прабхупады. А Прабхупада, словно величественный лебедь или царь осторожно убрал свои стопы, встал и ушел оттуда с приподнятой головой. Он вышел очень царственно, и несколько санньяси и других преданных вышли вместе с ним. А несколько из нас остались там. Мы были потрясены, смотря на этого человека. А он, не осознавая, что Прабхупада ушел, продолжал с закрытыми глазами повторять:

— Я демон, демон. Я такой демон.

Через некоторое время он понял, где находится. Он стряхнул грязь, сел и посмотрел вокруг. Когда он посмотрел на нас, на его лице была блаженная улыбка. С невинным прекрасным выражением на лице он сказал:

— Джая! Джая! Харе Кришна!

И он вышел через другую дверь. На этом все закончилось.

42-06 Мулапракрити даси

Другой удивительный опыт я получила в Лос-Анджелесе, когда мы убирались в комнатах Шрилы Прабхупады. Это было в поздние годы. Мне досталась привилегия мыть ванную Шрилы Прабхупады, поэтому мне достался весь нектар — эвкалиптовые веточки, а также горчичное масло, которое мы собирали вдоль ванной — это был деликатес, который мы сами принимали и распространяли другим. Также мы забирали все остальные мелкие вещи, которые оставались в ванной комнате. Однажды я убиралась в полном блаженстве. Я пела в глубоком погружении. Было хорошее утро, но в какой-то момент полил дождь, но я не знала об этом. Шрила Прабхупада вернулся раньше. Все остальные, узнав об этом, спустились по лестнице вниз, но я не спустилась. Был только один выход из комнаты Прабхупады — по той лестнице. Я заканчивала мыть пол в ванной комнате и поняла, что была в западне, и я не знала, куда спрятаться. Я оказалась на лестничной площадке. Я зажалась в угол, склонила свою голову, а Прабхупада поднимался по лестнице очень энергично. Он разговаривал с одним джентльменом. Это был какой-то индийский джентльмен, которого я не знала. Я не помню ничего о нем. Возможно он присоединился на утренней прогулке. Они что-то обсуждали, и в определенный момент Прабхупада стал задавать ему какие-то вопросы о Кришне. По-моему человек сказал, что восход был очень красивым. Тогда Прабхупада сказал:

— Да, он очень красивый, потому что это восход Кришны. Кришна очень красивый. Кришна о-очень красивый.

Затем он остановился. Он стоял там. Он просто остановился и сказал:

— Даже один маленький лучик, исходящий из мельчайшего кончика ногтя Его стоп, в миллионы раз более лучезарный и красивый, чем что-либо еще в этом мире.

Он был исполнен этого видения, сидя в комнате, и атмосфера была очень глубокой. Затем он сказал этому человеку:

— Вы не знаете?

Тогда человек пожал плечами, ничего не сказав. Затем Прабхупада повернулся ко мне, потому что похоже он заметил, что все это время я стояла там. Я посмотрела наверх, а он сказал:

— А ты можешь увидеть?

Я сказала:

— Нет, Шрила Прабхупада, я не могу увидеть.

Тогда Прабхупада посмотрел на меня очень глубоко своим прекрасным взглядом и сказал:

— Я хочу, чтобы ты увидела.

Это было очень особенно для меня.

42-07 Мулапракрити даси

Я была в Майапуре. Однажды один джентльмен, пожилой вайшнав, скорее всего гаудия-вайшнав, пришел в пуджарскую комнату. Он искал кого-то, с кем можно было бы поговорить. У него в руках был журнал «Обратно к Богу». Он сказал:

— Есть ли здесь кто-нибудь из учеников Бхактиведанты Свами Махараджа?

Несколько из нас ответили:

— Мы, мы!

Он сказал:

— Мне надо вам кое-что рассказать, мне надо вам кое-что рассказать очень особенное.

Он был очень воодушевлен. Он сказал:

— Я служил в качестве пуджари доме Адвайты Ачарьи в Шантипуре, — вы знаете этот прекрасный дом, в котором сейчас находится храм.

Он продолжал:

— В течение многих лет я очень смиренно служил там, проводя арати и заботясь о гостях. Много-много-много лет назад, когда я был молод, я заметил одного джентльмена-грихастху, который приходил, садился в конце зала и очень серьезно и тихо повторял джапу на своих четках. И я заметил, что он плачет. Он плакал. Он очень сильно плакал. Из-за этого я не хотел беспокоить его. Но я заметил его. Когда бы он ни приходил, я был очень рад видеть его и мое сердце наполнялось радостью. Я всегда старался дать ему какой-то махапрасадам или что-то еще. Но я никогда не спрашивал у него, кто он такой или что-то подобное. Он всегда передвигался с огромной решимостью. Он входил очень решительно и уходил очень решительно. Иногда он оставался почти на все дневное время и просто повторял. Затем через некоторое время я заметил, что он перестал приходить. Я искал его, но он не приходил. И однажды через несколько лет я проводил свою севу и заметил, что кто-то сидит в том же самом месте, где он обычно сидел сзади. Этот человек воспевал точно так же, но он был в шафрановых одеждах. Я пригляделся и узнал своего старого друга, за которым я всегда наблюдал. Он воспевал точно так же, но теперь даже более глубоко. Он плакал, очень горько плакал. Он так плакал, что заставил меня тоже заплакать.

В конце концов он собрал немного махапрасада, подождал, пока этот санньяси закончит, и когда тот собирался уходить, он подошел к нему и сказал:

— Вы помните меня? Я принес вам немного махапрасада. Я очень рад вас видеть. Я не узнал вас сразу. Как вас зовут? Кто вы? Я так много лет наблюдал за вами? Кто вы?

Тогда он ответил:

— Меня зовут Абхай Чаранаравинда Бхактиведанта Свами Махарадж. Я смиренный и очень падший ученик своего самого выдающегося Гурудева Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура Прабхупады. Причина, по которой я приходил сюда в течение многих лет, заключается в том, что это место, где Чайтанья Махапрабху, Нитьянанда Прабху и Адвайта Прабху собирались вместе, чтобы планировать всемирное движение миссии санкиртаны. Они приходили сюда, и это очень священное место. Я приходил сюда и молился в пыли этого места у пыли Их стоп, чтобы получить Их милость, потому что много лет назад мой Гурудев дал мне невозможную миссию. Он приказал мне пересечь океан и каким-то образом посадить там семя сознания Кришны, чистого вайшнавского сознания Кришны, в этой чужой почве. Так как я не знаю, как мне туда поехать, поэтому я прихожу сюда и молюсь Им, чтобы Они дали мне Свое руководство и вдохновение. Я чувствую большую милость. Но завтра я уже в действительности уезжаю. Я уезжаю из Бхаратаварши. Я отправляюсь на корабле. Я даже не знаю, в каком направлении он держит путь. Мне негде будет остановиться. Я не знаю, что случится, не считая того, что мой Гурудев дал мне такой приказ и Личности этого места дали мне Свою милость. Могли бы вы также пролить на меня свою милость?

Тот преданный сказал:

— Конечно, у вас есть любая милость, которую я должен вам дать. Я молюсь о вашем успехе.

Тогда Прабхупада сказал:

— Мы можем встретиться снова.

Затем Прабхупада взял свою маленькую сумку и вышел. Из истории мы знаем, что перед своим отъездом Прабхупада приезжал в Майапур. И он также приезжал в тот храм. А на следующий день он уплыл на корабле. Затем этот человек сказал:

— Я не думал. Я видел так много людей, но постоянно вспоминал его и постоянно думал о том, что с ним случилось. Но затем я стал замечать очень странное явление — белые вайшнавы стали приходить в наш маленький храм. Я стеснялся их и не знал, что им сказать. Я совсем не говорил по-английски. Я не разговаривал с ними. Я даже не знал, откуда они приехали и как такое возможно, чтобы они стали преданными.

Но однажды один из них пришел и дал ему журнал «Обратно к Богу». Он взял его, открыл на странице с жизнеописанием Прабхупады, и там была фотография Шрилы Прабхупады как грихастхи, когда он жил в Калькутте. Он сказал:

— Я увидел, что это он! И теперь я заметил, что Ачарья — это тоже он! Мой друг сделал это! Ему по-настоящему это удалось. Я был так счастлив, и поэтому захотел рассказать всем о вашем Гурудеве и его славе.

42-08 Мулапракрити даси

Эту историю рассказал очень-очень старый человек, которого я встретила в Калькутте. Это дедушка преданного из ИСККОН, который получил инициацию в Калькутте. Он очень приятный. Он занимается семейным промышленным бизнесом и обладает большой любовью к Шриле Прабхупаде. Он сказал мне:

— Мой дедушка встречал Шрилу Прабхупаду, когда тот был очень молодым юношей. Он всегда рассказывал нам небольшие истории, но может быть если бы вы пришли, мы могли бы услышать всю историю о нем и Шриле Прабхупаде? На самом деле он умирает от рака. Он сейчас очень-очень болен, и я не уверен, проживет ли он еще даже несколько дней.

Поэтому мы пошли к нему домой. У меня есть фотография каждого человека, у которого я брала интервью. Его фотография очень трогательная. Все его лицо было изъедено, но тем не менее у него на лице была исключительно блаженная улыбка. Он рассказал следующую историю.

Когда он был молодым человеком и учился в колледже еще не будучи женатым (а теперь он уже был очень стар) он обычно гулял каждое утро в парке Виктория. Это была его ежедневная оздоровительная прогулка. В какой-то момент он заметил одного джентльмена-грихастху, который был очень красив и носил прекрасный чадар, сандалии и во всем придерживался очень аристократического старого вайшнавского стиля. Он гулял по тому же маршруту, так что они подружились. Они стали вместе гулять в течение нескольких месяцев. Он полюбил этого человека — нашего Шрилу Прабхупаду. Они часто общались. Он пытался говорить о каких-то мирских вещах, таких как его бизнес, его школа, его семья. Но Прабхупаду это не интересовало. Он сказал:

— На самом деле я должен сказать тебе, что тоже родился в очень аристократической бенгальской семье, но Кришна был очень добр ко мне и каким-то образом устроил мне встречу с моим вечным Гурудевом. Я еще не получил от него инициацию, но я уже встретил его, и не только встретил, но также отдал ему свое сердце. А он дал мне очень-очень невероятное и сложное поручение — мне надо отправиться на запад и распространить сознание Кришны. Теперь я не смогу быть другим. Моя жизнь полностью изменилась. У меня есть жена и семейные и домашние планы. Но теперь я его слуга, его вечный слуга, и я не могу делать ничего другого.

Когда они гуляли Прабхупада проповедовал ему из «Гиты» и из «Шримад Бхагаватам». Ему не так уж хотелось все это слушать, но он запомнил одну особенную вещь, которую Шрила Прабхупада сказал. Он всегда прославлял своего Гурудева и очень часто плакал, когда он рассказывал о том, как сильно любит его, и о том, насколько эта одна встреча изменила его жизнь, и о том, насколько глубоко он практикует сознание Кришны по наставлению Гурудева и готовит себя, начав уже писать на английском. Он сказал:

— Но мне это было не интересно. Я был ария-самаджем и не происходил из семьи чистых вайшнавов, но я помню, как однажды он прочитал мне цитату, которую часто цитировал — о том, что Кришна подобен солнцу, и где бы ни была тьма или страх или еще что-то некрасивое и нечистое, свет Кришны может изменить это мгновенно, если человек будет помнить о Нем таким образом. Он всегда напоминал мне об этом, но я особо не практиковал. Но теперь, посмотрите на меня. Какое-то время я сильно страдал, потому что это тело умирает. Но со мной произошла удивительная вещь, и я попросил своего внука привести вас, чтобы я рассказал вам об этом. Я лежу здесь, а доктор сказал мне, что я буду испытывать мучительные боли. Но я вижу лицо Шрилы Прабхупады, которого больше никогда не встречал. Я слышал о том, что он сделал в Америке и в Индии, и я пытался однажды приехать в Майапур, но его не было там. Я больше его никогда не встречал. Но я помню его прекрасное лицо и то, как он проповедовал с огромной любовью. Через него проявлялась энергия Кришны. И теперь она заходит в мое сердце днем и ночью, потому что я вижу его лицо и помню о том, как он говорил о бесстрашии и свободе от страданий. Я чувствую огромное блаженство и я очень-очень удачлив, что он был моим другом, что он был мне другом.

42-09 Мулапракрити даси

Эту историю рассказал нам пожилой джентльмен-вайшнав, который живет через несколько дверей от храма Радхи-Дамодары в одном из домов, которые окружают территорию самадхи Рупы Госвами. Его имя Хридаянанда дас Бабаджи. Мы нашли его благодаря преданному, который смотрит за комнатами Шрилы Прабхупады. Я попросила его понаблюдать за приходящими гостями, и он сказал, что этот пожилой человек обычно приходил и плакал перед мурти Прабхупады. Мы последовали за ним до его дома и он пустил нас в свою маленькую комнату. Его комната была полностью загромождена книгами о сознании Кришны. Мы попросили его поделиться какими-нибудь воспоминаниями о Шриле Прабхупаде. Он тотчас же начал рыдать подобно ребенку. Он просто рыдал. Затем он сказал:

— Я жил во Вриндаване. Мне 89 лет. Я прожил во Вриндаване всю свою жизнь, и никогда, никогда за все годы, пока я жил здесь, я не видел никого, кто бы следовал такой же садхане, как он. Когда я узнал, что Нитьянанда Прабху выбрал его, чтобы поехать и взломать хранилище любви к Богу в мире, я совсем не удивился этому.

Мы сказали:

— Расскажите о ваших воспоминаниях.

У него было несколько воспоминаний. Первым делом он сказал:

— Он жил в этой комнате всегда и никогда не переезжал из этой комнаты.

Он знал, что Шрила Прабхупада живет рядом с ним, и всегда видел, как он входит и выходит из храма Радхи-Дамодары, ходит на парикраму вокруг Вриндавана, но он всегда был очень серьезен. Прабхупада всегда был очень серьезным и не социальным. Когда он шел, он повторял джапу. Когда этот человек совершал парикраму вокруг храма Радхи-Дамодары, Шрила Прабхупада был либо на веранде, либо в своей комнате, занимаясь написанием книг или воспеванием. Он никогда не хотел беспокоить его. Он знал, кем тот был, но никогда не общался с ним. И он заметил, что иногда в полночь можно было услышать голос, звучащий во дворе самадхи Рупы Госвами. Этот голос был подобен плачу, очень трогательному зову. Это продолжалось в течение некоторого времени по ночам, но он обычно спал и не вставал, чтобы узнать, что это было. Но он слышал этот голос довольно часто. Но одной ночью он услышал этот голос опять. Была полная луна, и он не крепко спал, поэтому решил подняться по лестнице на крышу. Так он стоял на крыше посреди ночи и смотрел вниз во двор, и он увидел во дворе бхаджан-кутира у самадхи Рупы Госвами нашего Шрилу Прабхупаду, который, наклонившись перед самадхи, подметал веником двор и плакал. Он взывал: «Хей, Гурудев! Хей, Гурудев! Дайте мне свою милость! Дайте мне свою милость! Хей, Рупа! Хей, Санатана! Дайте мне свою милость, пожалуйста, дайте мне свою милость! Без вашей милости как я смогу совершить то, что вы попросили меня сделать?» И тогда он понял, что все эти разы, когда он слышал голос посреди ночи — это был наш Шрила Прабхупада, который выполнял один из аспектов своей садханы в этом очень особенном для него месте.

42-10 Мулапракрити даси

Затем он рассказал еще одну очень сладкую историю. Он сказал, что после этого случая он привлекся Шрилой Прабхупадой. Он стал приходить и слушать нектар Хари-катхи. Прабхупада сидел там, и также там был очень старшие и пожилые вайшнавы и бриджабаси, которые обсуждали сознание Кришны. Но не каждый туда мог прийти. Поэтому он как-то прокрадывался туда и старался послушать. Прабхупада заметил его искренность. Он пытался послужить Шриле Прабхупаде, но Шрила Прабхупада не принимал ни от кого никакого служения. Он говорил:

— Пожалуйста, позвольте мне сделать это, позвольте мне выбросить ваш мусор…

Но Прабхупада говорил:

— Нет, нет, нет, в этом нет необходимости.

Шрила Прабхупада обычно ежедневно в полдень ходил принимать омовение в Ямуне. Однажды, когда он уходил, этот человек спросил:

— Прабхупада, можно я немного уберусь в вашей комнате?

Тогда Шрила Прабхупада сказал:

— Хорошо, хорошо, я скоро вернусь.

И когда он ушел, этот человек стал вытирать и подметать все в комнате с большим энтузиазмом. Но затем он посмотрел на потолок и увидел там паутины. Он подумал: «Я уберу и паутины». Он стал убирать паутины с большим энтузиазмом, думая о том, что эта комната никогда еще не была такой красивой и чистой. Но когда он закончил и понял, что Шрила Прабхупада может вернуться в любой момент, он посмотрел на пол и увидел маленьких пауков, которые бегали в беспокойстве. Тогда он подумал: «О-оу… Может я сделал что-то не так?» И как только он подумал об этом, Прабхупада вошел прямо в комнату, тотчас же посмотрел на пол и увидел пауков. Затем он посмотрел наверх и увидел, что там не паутин. Он посмотрел на него разгневанным взглядом и сказал:

— Зачем ты их побеспокоил? Что ты наделал?

Тот ответил:

— Я как раз подумал о том, что сделал что-то не так. Я просто хотел убраться. Я подберу их и поставлю обратно на стену.

Тогда Шрила Прабхупада сказал:

— Эти живые существа бриджабаси. Они живут здесь в течение бесчисленных поколений, принимая прибежище во Вриндаване. И они не приносят никому никаких беспокойств. А затем приходим мы, пришельцы, незванные гости, и начинаем их беспокоить. Мы приносим одни беспокойства. Пожалуйста, не делать больше этого. Иначе мы совершим оскорбление в дхаме.

Этот пожилой человек, рассказывая историю, показал на свою комнату и мы увидели там повсюду тысячи паутин. Он сказал:

— Я никогда никого не беспокою. Я всегда помню наставление Свами Махараджа, которое он дал мне. Я всегда в блаженстве, потому что даже если змея или крыса придет, я не побеспокою их. Пусть приходят.

Это было очень сладко.

42-11 Мулапракрити даси

Он также рассказал историю о Шриле Прабхупаде, которую я слышала от нескольких людей. Даже жарким летом Шрила Прабхупада шел на парикраму. Он шел на Ямуну и сам проводил киртан. Не знаю, как он это делал, может быть он привязывал караталы к своей данде. Но он шел на Ямуну и просто проводил там этот сладкий киртан. И очень часто маленькие мальчики и разные люди приходили и подпевали ему. Иногда даже в середине жаркого лета, когда Ямуна почти высыхала, Шрила Прабхупада пересекал реку вброд, шел в то место, где были острова, вставлял свою данду в песок и совершал парикраму, танцуя и воспевая в необычайном блаженстве, и многие люди приходили и присоединялись. Это стало очень популярным во Вриндаване. Они ходили вокруг данды. И этот человек тоже несколько раз присоединялся.

42-12 Мулапракрити даси

Один духовный брат Шрилы Прабхупады по имени Наянанда дас Бабаджи жил в Чампа Хатте в Навадвипе. Там находится прекрасный храм Гауры-Гададхары, и это место, где Шрила Бхактисиддханта Сарасвати обычно останавливался во время Гаура Мандала Парикрамы. Он поделился несколькими прекрасными воспоминаниями о Шриле Прабхупаде. Он рассказал, что когда был молодым брахмачари, Шрила Прабхупада был грихастхой и жил в Калькутте, где у него был дом на переулке Ситаканта Банерджи. Шрила Прабхупада был настолько смиренным и настолько великодушным и гостеприимным, что любого брахмачари, любого духовный брата из любого матха, любого, кто проповедовал в Калькутте, приезжая из Дхамы, Прабхупада готов был принять у себя дома. Его дверь была открыта, он не закрывал ее. Они просто приходили, стучали в дверь, а Прабхупада, если он был в своей комнате, отдавал им свою комнату, а сам шел отдыхать в гостиную. Когда они просыпались утром, вся его сева уже была закончена — все служение, которое он совершал для своих изображений и маленьких божеств. Затем он готовил для всех прасадам. Так он знал его благодаря тому, что останавливался у него несколько раз. Он сказал, что так он знал его и любил его, то всегда наблюдал за ним. Даже несмотря на то, что Шрила Прабхупада вел себя как грихастха — он не жил в матхе, не был одним из больших лидеров, не был никем подобным, тем не менее его уважали многие люди, в особенности за его смирение. Он приносил поклоны даже молодым брахмачари, потому что они носили шафран, несмотря на то, что во всех остальных отношениях он был для них старшим. Он также приносил поклоны всем, кто получил инициацию раньше него, потому что он из смирения ждал одинадцать лет. Он сказал, что однажды был свидетелем очень удивительной вещи. Это было в тот год, когда все совершали Гаура Мандала Парикраму. Он был на даршане у своего Гурудева. Это было на том знаменитом балконе, о котором нам говорил Прабхупада, где Шрила Бхактисиддханта Сарасвати обычно ходил туда-сюда и планировал, как распространить движение сознания Кришны, подобно царю-военачальнику. Он давал там даршан всем большим санньяси и брахмачари. Он также был там. Он сказал, что как только закончился даршан, Бхактисиддханта Сарасвати зашел в свою комнату и закрыл дверь. Все продолжали там сидеть. В тот момент он заметил, как один грихастха очень тихо вошел в главные ворота и стал подниматься по направлению к дому. Он оглядывался, неся свой чемодан. Прабхупада только приехал с поезда. Он узнал своего друга — Абхая Чаранаравинду Бабу, как они тогда его звали. Он увидел его оглядывающегося. Затем он стал тихо подниматься по ступенькам. Но затем он увидел, что там не было его Гурудева и что даршан закончился. Кто-то сказал: «Даршан закончился». Очень спокойно он выразил всем почтение, развернулся и стал спускаться вниз по лестнице. Когда он спустился и направлялся уже в главному храму, вдруг двери открылись и Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур Прабхупада стоял там. Он посмотрел и увидел, как наш Шрила Прабхупада уходит. Тогда он сказал: «О, иди сюда!» Все смотрели в недоумении. Даже сам Прабхупада был удивлен, когда увидел, что его Гурудев зовет его. Он вернулся, поднявшись по лестнице. Все санньяси столпились вокруг двери, думая, что даршан продолжится. Но Шрила Бхактисиддханта Сарасвати показал жестом, чтобы все расступились и освободили проход, и позвал Шрилу Прабхупаду к себе. Затем он завел его в свою комнату и закрыл дверь. Наянанда дас Бабаджи, который в то время был брахмачари, сказал, что все были очень удивлены. Даже сам он был удивлен, но в особенности санньяси говорили: «Кто это? Почему Гурудев принимает его у себя? Мы такого никогда не видели. Мы тоже хотим зайти в комнату». Все что-то бурчали. Он сказал, что смотрел на свои часы, и он пробыл там достаточно продолжительное время. Стало очень тихо, никто ничего не говорил. Затем двери открылись, наш Шрила Прабхупада вышел, очень по-доброму выразил свое почтение каждой личности, смотря им в глаза и складывая руки, взял свой чемодан и тихо спустился по лестнице.

42-13 Мулапракрити даси

После того, как он был свидетелем этого случая, он понял, что здесь что-то особенное. Поэтому он постоянно стал наблюдать за Шрилой Прабхупадой. Он рассказал о случае, который произошел в последний год, когда Шрила Бхактисиддханта Сарасвати руководил парикрамой перед своим уходом. Был последний вечер. А утром по-моему Бон Махарадж вернулся из Англии. Он прибыл на корабле. И затем приехал в Навадвипу и конечно же пришел к Шриле Бхактисиддханте Сарасвати Тхакуру. Все знали об этом и всех интересовало, что там произошло, потому что в то время коммуникация была не на очень высоком уровне. Этот преданный заметил, что тем вечером, когда их Гуру Махарадж давал лекцию, в Чампа Хатте собрались тысячи и тысячи людей. Везде были сооружены шатры. И все преданные и все паломники собрались в большом пандале, чтобы послушать последнюю лекцию этой парикрамы. Шрила Бхактисиддханта Сарасвати поднялся на подиум очень величественно и стал говорить. Все это воспоминания Наянанды даса Бабаджи. Он стал говорить о своем глубоком и искреннем желании, чтобы сознание Кришны пересекло океан на запад и спасло мир. Он стал говорить о своем Гуру, о своем отце, Шриле Бхактивиноде Тхакуре. Он рассказывал о том, что он имел это видение и очень ясно всегда говорил ему об этом видении. Он возложил на него задачу воплотить это видение. Он говорил: «Я пытаюсь, я посылаю свои книги, я делаю это. И это обязательно сбудется, но ты должен сделать это частью своего искреннего служения». Он рассказал о том, как пытался исполнить это, как посылал некоторых учеников в Лондон вместе с Лакшми, которые пришли как кровь Гаудия-матха, потому что их собирали брахмачари по пайсам. Но так или иначе, после нескольких попыток успеха все еще не было. Затем он рассказал о своей матери, Бхагавати деви. Он сказал: «Когда моя мать уходила из этого мира, она позвала меня к своей постели и возложила на мою голову одно поручение». Она сказала: «Твой отец хотел, чтобы это сознание Кришны вспыхнуло повсюду в западных странах. Оно должно получить огромную популярность в каждом городе и деревне. Он хотел этого, но это еще не случилось. Поэтому ты должен сделать это». Затем он обратился к своим ученикам и последователям: «Я умоляю вас. Это поручение возложено на мою голову. Я прошу каждого из вас также сделать это вашим служением». Но затем он сделал кое-что очень удивительное. Он стал сканировать аудиторию. Наянанда дас Бабаджи сказал, что он стоял в дальней части аудитории и также заметил, что за ним стоял наш Шрила Прабхупада, который тогда еще был грихастхой. Он заметил его потому что тот помахал ему рукой. Итак, он стоял позади и чуть сбоку. Он сказал, что Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Прабхупада стал осматривать аудиторию очень глубоким взглядом, и когда он довел свой взгляд до этой стороны, он остановился, и почти как радар он стал пристально смотреть. Поначалу Наянанда дас Бабаджи подумал, что он смотрит на него и растерялся. Но потом он понял, что он смотрел не на него. Он обернулся и увидел там единственную личность, которую узнал — нашего Шрилу Прабхупаду. Он увидел, как глаза Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати соединились со взглядом нашего Шрилы Прабхупады очень-очень глубоко. Это соединение взглядов было настолько глубоким, что можно было его буквально разрезать. Затем Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Прабхупада повернулся и посмотрел снова в центр, который весь был наполнен шафраном, санньяси и великими проповедниками. Тогда он сказал: «У меня есть предсказание. Я хочу сделать одно предсказание. Я предсказываю, что следующий из моих учеников, который пересечет океан, в каком бы далеком будущем это ни произошло, этот ученик вернет назад весь мир».

42-14 Мулапракрити даси

Он услышал, как кто-то зовет его по имени «Абхай Чаранаравинда». Но он уже был санньяси и не использовал больше это имя. Он подумал: «Кто меня зовет так посреди ночи?» Поначалу он не стал вставать, но этот голос продолжал звать его. Поэтому он вышел и отправился во двор Божеств, но там никого не было. Затем он слышал, что голос доносится от самадхи Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати. Он принес поклоны у различных самадхи, а затем принес поклоны у самадхи своего Гурудева. Затем он получил едва заметный даршан Шрилы Прабхупады Бхактисиддханты, в котором Шрила Прабхупада обратился к нему: «Я зову тебя. Почему ты все еще тут? Я попросил тебя отправиться на запад. Почему ты еще не уехал?» Тогда Прабхупада сказал что-то вроде: «Я пытаюсь, я пытаюсь изо всех сил поехать». Его Гуру сказал: «Зачем я по-твоему дал тебе имя Абхай Чаранаравинда? Потому что ты бесстрашен. Ты принимаешь прибежище у лотосных стоп Кришны. Поэтому не волнуйся, все уже устроено. Просто отправляйся». Тогда Прабхупада сказал что-то вроде: «Но я еще не вижу пути. Я не вижу возможностей». Затем Шрила Бхактисиддханта Сарасвати ответил. У меня записаны точные слова, но он сказал что-то вроде: «Разве ты не знаешь, что все уже подготовлено? По ту сторону океана их так много. Они зовут тебя. Они плачут о тебе. Поэтому ты должен отправиться. Пришло время. Пришло время. Просто начни, не сомневайся. Просто начни и тебе откроется возможность, как туда отправиться». Сразу же после этого Шрила Прабхупада собрал вещи и переехал из Вриндавана в Дели и стал как нищий санньяси ходить по всем ария-самаджам и другим группам и говорить им: «Мой Гуру Махараджа дал мне эту миссию. Он сказал мне, что так или иначе все уже подготовлено. Поэтому я просто жду человека, который поможет мне все это устроить. Если есть кто-то в этой аудитории, чтобы помочь мне, отзовитесь». Тогда он встретил секретаря Сумати Морарджи, передал ему ознакомительное письмо и отправился в Бомбей.

42-15 Мулапракрити даси

Обе истории я услышала от преданных из Сарасвата-матха и Девананда-Гаудия-матха. Когда Шрила Прабхупада вернулся в Индию в первый раз, с ним были двое преданных — Рамануджа и по-моему Ачьютананда. Он посетил обоих своих старых друзей — Шрилу Кешава Махараджа и Шрилу Шридхара Махараджа. Он привез с собой катушечный диктофон. И они смеялись очень громко. Преданные приехали со всех сторон. Они были зачарованы, они были потрясены, они плакали в изумлении. Это оказалось правдой — это по-настоящему случилось. В первый вечер, когда он вернулся в Девананда-Гаудия-матх, он прочитал лекцию, и многие люди, которые в то время были брахмачари, а сейчас являются санньяси, помнят, о чем он говорил. Они рассказывали, что он говорил о своей проповеди на западе и о том, как все произошло, как он все начинал, как он по-началу пробовал разные способы проповеди различным видам слушателей. Но затем стало ясно, что именно на молодых людей, которые бродили без цели, сбитые с толку и расставшиеся со своими семьями, Чайтанья Махапрабху бросил свой взгляд. Он рассказал, что начал петь в парке, и то, что он видел в парке было настолько ужасным, что он закрыл свои глаза и просто воспевал очень-очень глубоко и медитировал на Нитьянанду Прабху и на милость, которая проливалась. Затем он сказал: «Сначала пришли первые один или двое, а затем пятеро, а затем десять и двадцать, сто, двести, а теперь это превратилось в водопад приходящих людей, но поначалу каждую из этих джив, молодых юношей и девушек самой богатой страны Америки, мне приходилось вытягивать своими собственными руками из канавы».

42-16 Мулапракрити даси

До того, как Шрила Бхакти Камала Мадхусудана Махарадж принял санньясу, его звали Нароттамананда дас брахмачари и он был широко известен, как один из великих проповедников Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати. Он был молодым юношей, очень красивым и очень энтузиастичным. Он путешествовал по всей Индии, приводя целые города и деревни к своему Гуру. Итак, он был известен как один из зажигательных успешных проповедников. Он рассказал историю о том, как однажды он был в Бомбее, где был небольшой Гаудия-матх. На самом деле Шрила Прабхупада помогал развитию этого места вместе со Шрилой Шридхаром Махараджем. Когда он приезжал в Бомбей, он очень активно участвовал в этом деле. В то время Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Прабхупада приехал на даршан посетить этот небольшой храм. Все ученики сидели вместе на ишта-гхоштхи. Шрила Шридхар Махарадж был там, Нароттамананда дас Бабаджи Махарадж тоже был там и еще несколько сильных проповедников — по-моему Бхакти Шаранга Госвами Махарадж тоже был там, и наш Шрила Прабхупада как Абхай Чаранаравинда Прабху также был там. Итак, они беседовали со своим Гуру Махараджем, и он снова говорил об этом приказе — ехать на запад. Очень строго он сказал: «Я даю приказ. Кто из вас поедет? Я хочу, чтобы поехал кто-то из наших самых сильных проповедников». Он повернулся к Шриле Шридхару Махараджу и сказал: «Итак, ты самый великий из наших ученых и ты достаточно старший. Ты можешь поехать на запад. Ты квалифицирован». Тогда очень смиренно Шрила Шридхар Махарадж стал объяснять. У меня выписаны точные слова, но сейчас их нет с собой. Он объяснил, что его природа не позволяла ему идти вперед, а была более сдержанной. Также он с трудом понимал интонации западных людей в их английском языке, потому что индийцы говорили на очень правильном английском языке, и он не был уверен, что сможет говорить с американцами. Он продолжал повторять: «Я не знаю, смогу ли я с этим справиться». Затем их Гуру Махараджа повернулся к Нароттамананде дасу брахмачари и сказал: «Тогда ты поезжай, потому что ты очень активный проповедник. Ты добился такого огромного успеха везде. Я постоянно слышу о том, как множество людей принимают Харинаму. Ты приводишь своими руками людей. Поэтому я хочу, чтобы ты отправился». Тогда Нароттамананда дас брахмачари упал в стопы своему Гурудеву и стал плакать: «О, Гурудев, пожалуйста, не просите меня поехать. Я всего лишь маленький мальчик. Я так молод, я как ваш сын. Если я самостоятельно поеду на запад, я умру. Я умру без вас. У меня нет такой силы. Я не способен на это». Тогда Гурудев погладил его по голове и сказал: «О, не думай так, не волнуйся». Он сказал: «Нет, нет, пожалуйста, если вы прикажете мне это, а у меня не получится, тогда я паду навсегда от того, что не смог удовлетворить вас. Но здесь я знаю, что могу удовлетворить вас. Но там — не думаю». Он плакал, как малое дитя. Он рассказывал об этом своему ученику. Тогда Шрила Бхактисиддханта Сарасвати обнял его с любовью, посмотрел через стол, где сидел наш Шрила Прабхупада, и сказал: «Так или иначе, не волнуйтесь. Никому не следует волноваться, потому что Абхай Бабу это сделает». Этот случай очень глубоко вошел в память этому преданному и он никогда его не забывал. Поэтому когда это в действительности случилось, он получил реализацию о всеведении своего Гурудева и также о могуществе Шрилы Прабхупады.

42-17 Мулапракрити даси

Шрила Прабхупада и Шрила Бхакти Прамода Пури Махарадж не очень много соприкасались друг с другом по служению в ранние дни. Они редактировали разную литературу Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура и также проповедовали в разных областях. И после развала Гаудия-матха Шрила Пури Махарадж принял роль акинчана бабаджи. В течение многих лет он путешествовал с Кришна дасом Бабаджи вокруг Вриндавана с котелком и четками джапа-малы. Он вел себя очень смиренно, как брахмачари. Но на самом деле он был очень близок к своему Гуру Махараджу как личный пуджари и как певец. Он был очень прекрасным киртанией. Есть история о том, что когда Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур уходил из этого мира, он попросил Шрилу Шридхара Махараджа спеть для него «шри рупа-манджари пада». Но некоторые преданные хотели, чтобы спел Пури Махарадж, который тогда был брахмачари. Но Шрила Бхактисиддханта Сарасвати попросил Шрилу Шридхара Махараджа петь. Также, когда Шрила Прабхупада в первый раз вернулся из Америки, он привез с собой нескольких преданных. И он пригласил к себе некоторых своих духовных братьев и пытался объяснить им, как все было. Это была удивительная революция сознания Кришны. Он привез с собой катушечный диктофон, на котором было записано, как поет группа преданных Харинама Санкиртану, так что можно было слышать множество голосов. Прабхупада проиграл эту запись достаточно громко. Итак, был один случай в Майапуре. Вообще они встречались и беседовали несколько раз, но в то время Пури Махарадж не проповедовал, потому что в основном он очень много воспевал и вел жизнь нищего странника. Но в какой-то момент он принял санньясу и у него стали появляться последователи. Он приехал в Майапур, чтобы увидеться со Шрилой Прабхупадой. В тот раз Шрила Прабхупада захотел предложить ему немного махапрасада и воды. Но он передал его ему через руки одного из своих западных учеников, который не знал правильного сад-ачара в этикете. Он дотронулся рукой до своего рта, а затем протянул руку ему. Но Пури Махарадж не смог принять, потому что он происходил из очень-очень высокой брахманской семьи, которые никогда не принимают ничего подобного. Поэтому он отказал. Еще расскажу немного дополнительной информации из сборника писем Прабхупады. Шрила Пури Махарадж сам сказал мне, что он был очень рад, что это письмо доступно всем. В какой-то момент он проповедовал в Бенгалии и один царь пожертвовал ему мандир. Но этот храм был полуразрушен, а у него не было средств и людей, которые могли бы помочь ему. Он видел, как Прабхупада развивал Бомбей, Маяпур и Вриндаван и так далее. Поэтому он написал письмо нашему Шриле Прабхупаде, в котором говорил: «Я тоже стал проповедовать и у меня есть один храм. Я видел, какую прекрасную проповедь вы совершаете. И я надеюсь, что вы дадите мне пожертвование, чтобы помочь мне в моей работе». Это письмо доступно в базе и каждый может найти его. Шрила Прабхупада отвечал: «Очень хорошо, что вы так проповедуете. Наш Гурудев очень хотел этого. Я буду очень рад сделать пожертвование вам. Но я знаю, что вы из очень-очень высокого сословия и являетесь настоящим брахманом. А эти Лакшми пришли из рук млечх. Поэтому мне кажется, что вы не сможете принять их, потому что они осквернены». Когда Шрила Пури Махарадж рассказывал мне об этом письме, я кивнула в знак того, что знаю об этом письме. И тогда он засмеялся очень сладко. Затем он сказал кое-что очень замечательное: «О, ваш Гурудев дал мне величайший дар, величайший подарок. Но для того, чтобы объяснить величие этого дара, я должен рассказать вам о нашей последней встрече, которая произошла во Вриндаване за несколько недель до ухода Шрилы Прабхупады». Шрила Прабхупада звал к себе различных духовных братьев и очень смиренным образом просил прощения, если нанес им какие-то оскорбления в ходе своей проповеди. Конечно же Шрила Пури Махарадж сказал:

— О, нет, вы не нанесли никаких оскорблений. Если они и были, то только с нашей стороны.

Тогда Прабхупада сказал:

— Скоро я уйду из этого мира. Я ухожу из этого мира. Я хочу попросить вас об одном даре — любовном даре вайшнава.

Тогда Пури Махарадж сказал:

— Да, да, Махарадж, все, что вы пожелаете.

Шрила Прабхупада сказал:

— Я скоро уйду. И я хочу пойти на Парикраму вокруг Говардхана и Вриндавана Дхамы. Я хочу пойти на Враджа Мандала Парикраму. Но не могу этого сделать. Я помню, как наш Гуру Махараджа покидал этот мир и вы хотели спеть для него, но не могли этого сделать. Поэтому могли бы спеть для меня сейчас? Могли бы вы спеть «джая радхе джая кришна джая вриндаван»? Так я пойду на Парикраму.

Прабхупада закрыл свои глаза, и Шрила Пури Махарадж тоже закрыл свои глаза и спел. Так Прабхупада отправился на Парикраму. Слезы текли из их глаз. Это было очень-очень сладко. Затем, когда все закончилось, через некоторое время Шрила Прабхупада сказал:

— О, мой дорогой духовный брат, теперь я хочу узнать, могу ли я для вас сделать подарок?

Тогда Пури Махарадж сказал:

— Да, Махарадж, все, что угодно. Все, что вы мне дадите, я приму.

Прабхупада шепнул одному из своих слуг, и через некоторое время он вернулся с тарелкой махапрасада от Кришны и Баларамы, от Радхи-Шьямасундары. Этот юноша стал подавать его Пури Махараджу, и тогда Прабхупада подставил свою руку и сказал:

— Пожалуйста, не стесняйтесь принять это. Я сам дотрагиваюсь, я даю его своей собственной рукой. Пожалуйста, примите.

Пури Махарадж сказал, что это была халава. И когда он попробовал немного этой халавы, огромная милость вошла в его сердце, очень-очень глубокие реализации и милость. Теперь я расскажу, что он сказал мне. Он не мог хорошо говорить из-за кислородной маски, но он хотел поделиться этим. Даже несмотря на то, что к нему в комнату никого не пускали, он захотел, чтобы это стало известно всему миру. Сначала он просто заплакал, гладя мою руку и говоря:

— О, ваш Гуру Махараджа такой прекрасный. Он очень доял, он очень милостив. Вам выпала такая удача, потому что он смог удовлетворить нашего Гуру Махараджа больше, чем кто-либо мог себе вообразить. О, как он порадовал его. И также он дал немного милости мне. Он помог мне очень особенным образом своими подарками. И благодаря этим подаркам я тоже смог сделать какое-то служение для удовлетворения желания моего Гурудева распространить сознание Кришны по всему миру. Он сделал все, но я смог сделал совсем чуть-чуть и только по его милости. Он научил меня тому, что все дживы, вне зависимости от их рождения и дисквалификации, квалифицированы для того, чтобы принять сознание Кришны. Все дживы — не нужно быть брахманом, не нужно происходить из Индии. Он научил меня этому благодаря своим особым дарам.

Затем он стал плакать и плакать, повторяя: «Доял, доял, его милость, его милость».

42-18 Мулапракрити даси

Есть одна прекрасная история о Шриле Шридхаре Махарадже и Шриле Прабхупаде. Мне рассказал ее слуга Шрилы Шридхара Махараджа. Когда Шрила Прабхупада в первый раз вернулся из Америки, он написал телеграмму Шриле Шридхару Махараджу о том, что он приедет в такой-то день, но не сказал когда именно и на каком поезде. Слуга заметил, что Шрила Шридхар Махараджа весь день был очень воодушевлен. Он ходил туда-сюда по своему балкону. Он ждал и ждал и смотрел, не принимая прасада, а просто ожидая. Вдруг в какой-то момент ближе к вечеру они услышали скрип двери, и Прабхупада зашел с одним или двумя западными молодыми ребятами, перенося багаж с рикши. Они подошли к воротам и Прабхупада открыл ворота. Когда он увидел Шрилу Шридхара Махараджа на балконе, он бросил свои чемоданы и побежал в сторону лестницы. Тогда Шрила Шридхар Махарадж также побежал вниз по лестнице. Они оба бежали со всех сил, и когда они встретились где-то посередине, они обхватили друг друга и стали тянуться до стоп друг друга. Они схватили друг друга за стопы и стали плакать и обнимать друг друга. Так между ними была прекрасная дружба.

42-19 Мулапракрити даси

Это история, которую рассказал мне Шрила Говинда Махарадж, ачарья Чайтанья Сарасват матха в Навадвипе после Шрилы Шридхара Махараджа. В то время он был молодым юношей, студентом санскрита. У Шрилы Прабхупады был дом, о котором мы уже говорили, на переулке Ситаканта Банерджи в Калькутте. И в том же длинном здании по соседству у него была его фармацевтическая компания, где он создавал свои формулы и занимался своим бизнесом. А над этим помещением находилась двухкомнатная квартира, которую он отдал Шриле Шридхару Махараджу, как представителю Гаудия-матха. Когда бы Шрила Шридхар Махарадж ни приезжал из Навадвипы, они проводили там программы. Шрила Прабхупада знал многих людей в Калькутте, и он организовывал все эти программы. Шрила Шридхар Махарадж не любил приезжать в Калькутту, но Прабхупада всегда умолял его, а тот отвечал: «О, он вынуждает меня, он вынуждает меня, я не хочу ехать». Прабхупада всегда планировал большие программы. Говинда Махарадж в то время был брахмачари. Он носил шафран, но он сказал, что ничего тогда не знал — он был просто студентом. Но Шрила Шридхар Махарадж, уезжая, просил Шрилу Прабхупаду читать ему лекции на английском по своей «Бхагавад-гите как она есть», потому что в то время Шрила Прабхупада работал над ней. Он сказал, что был первым его учеником. Он едва ли мог что-то понять, но он сказал, что Прабхупада читал очень замечательные длинные лекции. Говинда Махарадж в то время учил английский, и поэтому он помог ему таким образом, будучи великолепным учителем. Но он сказал, что когда бы ни приезжал Шрила Шридхар Махарадж, Шрила Прабхупада очень воодушевлялся. Как только он заканчивал утреннюю программу у себя дома вместе со своей семьей, которой это не очень было интересно, он уходил в соседнюю дверь и садился вместе со Шрилой Шридхаром Махараджем и они проводили лекции по «Бхагаватам». Они начинали говорить и не могли остановиться, ведя полную нектара Кришна-катху и великолепные философские глубочайшие обсуждения. Они оба были настолько погружены, что за этим занятием у них проходило все утро и даже часть дневного времени. Часто Прабхупада даже не открывал в эти дни свой фармацевтический бизнес, потому что они были слишком погружены в сознание Кришны. Говинда Махарадж рассказал, что ему это не очень нравилось, потому что задерживался прасадам. Поэтому он просто сидел, беспокоясь о том, когда они закончат, чтобы он мог поесть. Но он сказал, что они настолько забывались, что переставали заботиться о еде и о воде. Они просто вели Хари-катху. В какой-то момент он так начинал нервничать, ерзая и корча лицо, что Шрила Прабхупада очень по-отцовски смотрел на него и говорил: «О, Говинда, на, поешь». Он давал ему немного махапрасада и говорил: «Все хорошо, ты же еще мальчик, тебе надо поесть». И они продолжали Хари-катху. Также Шрила Прабхупада организовал различные программы в Калькутте среди семей, с которыми он был в родстве. У них была очень большая и расширенная семья между Де и Малликами и всеми родственниками. Он знал очень многих людей, включая тех, с кем занимался бизнесом. Он устраивал программы нама-хатт. Он организовывал все. Он приглашал всех людей, заботился о том, чтобы они пришли, он звонил им, он приносил все книги, у него были готовы все бхаджаны, он приносил прасадам — он организовывал все. И тогда он старался пригласить Шрилу Шридхара Махараджа, чтобы тот говорил, потому что он был старше и он был в шафране, отреченным. В те дни люди не выказывали большого уважения к грихастхам. Прабхупада хорошо об этом знал, поэтому когда ему удавалось пригласить Шрилу Шридхара Махараджа, он был рад. Но когда ему не удавалось пригласить Шрилу Шридхара Махараджа по причине его отсутствия или потому, что вечером он плохо видел, тогда он приводил Говинду Махараджа, который в то время был еще маленьким брахмачари. Он рассказывал: «Я очень боялся. Я ничего не знал. Едва ли я даже знал песни. Но он сажал меня на маленькую Вьяса-асану и просил прочитать взывающие молитвы. Я читал эти молитвы мангала-чаранам и начинал безнадежно смотреть по сторонам, беспокоясь о том, что не могу ничего сказать. Но очень изящно и очень искусно Шрила Прабхупада читал всю оставшуюся лекцию с того места на полу, где он сидел. Он завораживал всех, и все забывали о том, что лекцию читал грихастха, сидя на полу».

42-20 Мулапракрити даси

Имя жены Кришна даси, Шримати Кришна даси, а имя мужа — Шриман Ом Пракаш Сени. Им очень повезло жить по соседству со Шрилой Прабхупадой, когда он жил в Джханси и пытался открыть храм в «Мемориале Радхи». Этот человек рассказывал удивительную историю о том, насколько энтузиастичным был Шрила Прабхупада. Даже когда он только приехал в Джханси, он жил с джентльменом по имени Шастри. Они были соседями, и поэтому познакомились с ним. С самого начала у него была идея проповедовать в Джханси. Он был очень решителен и у него было очень красивое Божество Махапрабху, сделанное в Навадвипе. Он рассказывал им о Нем. Но его настоящим видением было открыть там храм — Лигу Преданных. Пожилой Шастриджи не имел больших возможностей. Он был профессором, но у него не было ни машины, ни чего-либо еще. Итак, он представил Шрилу Прабхупаду этой молодой паре. Жена тотчас же полюбила Шрилу Прабхупаду. Она была бхактин и любила Кришну. Оба они сказали Шриле Прабхупаде, что на самом деле Джханси не лучший выбор для него как для Кришна-бхакты, потому что большинство людей там были Рама-бхактами. Они были санскритологами, и не так уж принимали воспевания и танцы на улицах, которые принес Чайтанья Махапрабху. Но Шрилу Прабхупаду это не волновало. Он был решительно настроен сделать это. Итак, он приехал туда. Его сосед по комнате попросил г-на Сени, который только женился и был совсем молодым, не мог бы тот помочь Шриле Прабхупаде, проведя для него экскурсию по Джханси. Он любил свой город, и поэтому подумал: «О, очень хорошо, я знаю все о Джханси». Для начала он арендовал тунгу и стал возить Прабхупаду, показывая исторический город и разные здания. Но он заметил, что Прабхупаде все это было не так уж интересно. Он вел себя вежливо, но постоянно спрашивал: «Что это за здание? А это что за здание? Кто владеет этим? И кто владеет тем?». В конце концов он понял, что Шрила Прабхупада искал храм. После этого Шрила Прабхупада снова просил его провезти по разным местам, но у него был только велосипед, и он возил Шрилу Прабхупаду по городу на багажнике своего велосипеда. Прабхупада просил его останавливаться у каждого мемориала или старого храма или какого-либо другого здания, которое подошло бы для Лиги Преданных. Прабхупада не только просил возить его по всем этим местам, но и узнавать, кто был их владельцем. Он договаривался о встрече и Прабхупада отправлялся туда, чтобы обсудить возможность аренды. Так он по сути принял участие в том, что в конце концов обернулось не таким уж большим успехом, когда Шрила Прабхупада предпринял свои попытки с «Мемориалом Радхи». Но он сказал, что никогда не видел никого, кто был бы настолько предан и настолько решителен. Он ни на мгновение не устрашался никаким из множества препятствий, включая то, что ему никто не помогал, у него не было никаких денег и у него не было никаких связей в этом городе. Но тем не менее он был полон энтузиазма. Он проповедовал очень замечательно. Этот человек сказал, что сам он нисколько не интересовался вайшнавизмом и даже не хотел ничего слышать об этом. Он говорил: «Пожалуйста, не проповедуйте мне». Но Прабхупада все равно продолжал ему проповедовать. Он начинал рассказывать о Раме. Тот немного заинтересовывался. И тогда Шрила Прабхупада сразу же переходил к Радхе и Кришне и рассказывал очень замечательные вещи. Он сказал, что всегда жаловался: «Пожалуйста, не надо. Я помогу вам, но не заставляйте меня все это слушать. Я молодой человек, у меня целая жизнь впереди. Я только женился. У меня красивая жена. Я хочу начать большой бизнес. Я не хочу ничего об этом слышать, потому что я не хочу становиться вайшнавом, я не хочу быть нищим. Поэтому, пожалуйста, не делайте этого. Мне это не интересно и я не хочу ничего об этом слышать». Но Прабхупада, мило улыбаясь, говорил: «Кто знает? Когда-нибудь ты начнешь повторять Харе Кришна». Тот отвечал: «Нет, нет». Но Прабхупада говорил: «Да, да, я знаю, что это правда. Я знаю точно, что это правда. Ты будешь повторять Харе Кришна». Между тем Шрила Прабхупада культивировал его жену таким сладким образом, что его жена постоянно приглашала его под предлогом проверки пульса для выписки аюрведических лекарств. Но затем она начинала задавать вопросы о Кришне, а Прабхупада проповедовал и проповедовал часами о Кришна-лиле и Рама-лиле. Он очень-очень замечательным образом говорил о сознании Кришны, так, что его жена уже была готова стать полноценной преданной. Но затем, когда там все стало распадаться и Шрила Бхакти Прагьяна Кешава Махарадж приехал туда, Прабхупада понял, что тут ничего не получится, и они пригласили его вернуться обратно в Матхуру. Так он уехал. Он подождал несколько дней, а затем забрал это прекрасное Божество — первое Божество, которое он сделал — великолепного Махапрабху. Так он отвез Его обратно. Но до того, как он уехал, он пришел к ним, чтобы попрощаться. Он был очень грустным. Он сказал: «Это моя первая проповедь. У меня был план, но похоже у Кришны какой-то другой план. Но вы являетесь частью моего плана. Я знаю, что вы примете сознание Кришны. Не забывайте ничего, о чем я вам говорил». Я виделась с этими преданными в прошлом году во Вриндаване. Жена постоянно посещает все мероприятия. Она полна энтузиазма. Она танцует как бриджабаси, она поет, она очень решительно проповедует. Однажды на день ухода Шрилы Прабхупады я сидела одна в тихом месте, ощущая разлуку со Шрилой Прабхупадой. Мои глаза были закрыты, и вдруг я почувствовала, как меня кто-то поднял. Она достаточно крупная женщина. Я оказалась у нее на коленях. Она держала меня, гладила и говорила: «О, Прабхупада, Прабхупада». Она плакала. Дело было так, что спустя несколько лет преданные из Гаудия-матха проезжали через Джханси и встретили ее мужа, который привел их к себе домой, и тогда они просто предались. Она сказала, что преданные первым делом попросили ее мужа: «Ты должен повторять Харе Кришна». Как только он услышал это, он вспомнил Шрилу Прабхупаду и всю его красоту. Он сказал: «Мы больше никогда с ним не встречались. Но он изменил полностью на все сто процентов наши жизни. Он сделал то, на что никто не был способен — сделать меня преданным. Я обязан ему всей своей жизнью». Это было очень сладко.

42-21 Мулапракрити даси

Он также рассказал историю о Шриле Прабхупаде, которую я слышала от нескольких людей. Даже жарким летом Шрила Прабхупада шел на парикраму. Он шел на Ямуну и сам проводил киртан. Не знаю, как он это делал, может быть он привязывал караталы к своей данде. Но он шел на Ямуну и просто проводил там этот сладкий киртан. И очень часто маленькие мальчики и разные люди приходили и подпевали ему. Иногда даже в середине жаркого лета, когда Ямуна почти высыхала, Шрила Прабхупада пересекал реку вброд, шел в то место, где были острова, вставлял свою данду в песок и совершал парикраму, танцуя и воспевая в необычайном блаженстве, и многие люди приходили и присоединялись. Это стало очень популярным во Вриндаване. Они ходили вокруг данды. И этот человек тоже несколько раз присоединялся.

42-22 Мулапракрити даси

Это очень сладкая история, которую рассказали мне одни брахмачари, о Шриле Прабхупаде в Дели. Шрила Прабхупада часто приезжал в Дели, когда он пытался печатать «Шримад Бхагаватам». (Напомните мне рассказать историю об ученых санскрита и «Бхагаватам»). Шрила Прабхупада был очень решителен. Они никогда не видели человека с такой же решимостью. Утром он шел на поезд в самую жару. Он убеждал людей дать ему бумагу, чтобы напечатать просто несколько глав книги. Он ходил по разным общественным организациям и по разным ария-самаджам и просил людей помочь ему в его миссии, которую дал ему его Гурудев — отправиться на запад и напечатать книги на английском языке. Он занимался этим, руководствуясь своей программой, своим планом, постоянно, очень-очень глубоко. Итак, однажды летом этот преданный ехал на рикше по Дели под палящим солнцем. Он собирался купить что-то в магазине, и увидел Шрилу Прабхупаду, который стоял у ворот очень богатого домохозяина. Он остановился и спросил:

— О, что вы здесь делаете? Почему вы стоите здесь на такой жаре?

Прабхупада сказал:

— Да, но я жду одного джентльмена. Он обещал мне сделать пожертвование на мои книги.

Тогда он спросил:

— А почему бы вам не вернуться вечером? Ведь сейчас так жарко. Я не понимаю, как вы стоите тут.

Прабхупада сказал:

— Нет, нет, все нормально, езжайте дальше, у меня все хорошо.

Он сказал:

— А могу ли я сделать вам какое-то пожертвование вместо этого? — потому что он почувствовал себя очень неловко, — Могу ли я дать вам какое-то пожертвование?

Прабхупада сказал:

— Сколько?

Он спросил:

— А сколько вы хотели получить от этого спонсора?

Прабхупада сказал:

— Он пообещал мне 5 рупий.

Он сказал:

— Хорошо, я дам вам 10 рупий.

Тогда Прабхупада сказал:

— Это очень хорошо. Вы будете давать их каждый месяц?

Он сказал:

— Да, хорошо, я буду давать вам их каждый месяц. Но не стойте здесь на жаре.

Прабхупада сказал:

— Нет, нет, вы отправляйтесь по своим делам, а я здесь еще немного подожду.

Когда он возвращался обратно, этот человек еще не пришел, а Прабхупада продолжал стоять у ворот. Он сказал:

— Пожалуйста, Свами Махарадж, пожалуйста, не стойте у этих ворот. Что еще вам нужно?

Он заметил, что дхоти Шрилы Прабхупады было порвано, но его это не волновало. У него в руках была тяжелая пачка его рукописей. Он сказал:

— Хорошо, я куплю вам новое дхоти и курту. Поехали с нами.

Но Прабхупада сказал:

— Нет, я не буду возвращаться. У меня есть место на Чипиваде. Я очень-очень занят, но спасибо вам большое.

Он сказал, что никогда не видел ни у кого такой решимости и в то же время чувства юмора и радости. Хотя похоже было, что у Шрилы Прабхупады было множество трудностей, тем не менее он был очень счастливым и он видел путь, который его Гурудева проложил для него, и он следовал по нему очень решительно.

42-23 Мулапракрити даси

Другую подобную сладкую историю я услышала от одного пожилого вайшнава, который был ученым санскрита. Он сказал, что через дорогу от храма Прабхупады, Кришна-Баларама Мандира, была школа санскрита и философии, которую открыл один из духовных братьев Прабхупады. В те дни многие преданные писали книги, и обычно они собирались вместе кругом писателей и обсуждали санскрит и свои произведения, помогая друг другу в различных технических и подобных вопросах. Шрила Прабхупада всегда приходил, приносил свои рукописи и читал их на английском языке. Едва ли некоторые из них говорили по-английски, но иногда он просил о помощи с санскритом. Они были не особо заинтересованы, потому что они были брахманами очень высокого класса. Их вообще не интересовал никто, не говоря уж о Шриле Прабхупаде, кто бы хотел пересечь океан, отправившись на запад, потому что это считалось осквернением. По индийским законам этого не следовало делать, иначе вы можете потерять свою касту. Шрила Прабхупада знал об этом. Но в то же время, когда он наконец закончил третий том, он принес с собой экземпляры каждой из этих красных книг на одну из встреч. Он сказал:

— Итак, посмотрите, что у меня есть. Это первые три книги моего «Шримад Бхагаватам», который я перевожу. И эти книги по наставлению Шрилы Бхактивиноды Тхакура и моего Гуру Махараджа должны пересечь океан и просветить западных людей. Уже дан приказ, чтобы эти книги отправились туда. Поэтому я надеялся на то, что вы все дадите благословения этим книгам. Вы дадите?

Они все ответили:

— Хорошо.

Тогда Прабхупада очень тактично передал каждую из трех книг и попросил каждого их них прикоснуться к ним и к своей голове и дать благословение. Все они сделали это. А затем Шрила Прабхупада сказал:

— О, спасибо вам огромное за благословения для этих книг. Но теперь вот, что меня волнует. Эти книги пересекут океан, но им нужен кто-то, кто повезет их. Они не могут поехать сами по себе. Им нужен кто-то, кто объяснит их и распространит их и расскажет людям о них. Это должен сделать кто-то. Я тот, кто хочет поехать. Поэтому я прошу вас тоже о благословениях, чтобы я мог взять эти книги и сопровождать эти книги в Америку.

Тогда против своей воли они дали свои большие благословения Шриле Прабхупаде. Он вспоминал эти благословения, которые ему пришлось дать. И поэтому он чувствовал, что на него пролилась великая милость, так что он хотя бы на один дюйм смог помочь Прабхупаде в его миссии.

42-24 Мулапракрити даси

Человек по имени доктор Вирма жил со Шрилой Прабхупадой какое-то время. Он был доктором, и его духовным учителем был один из духовных братьев Шрилы Прабхупады, с которым у Прабхупады были некоторые сложности. В какой-то момент Шрила Прабхупада захотел построить храм в Майапуре для западных людей. А этот преданный возглавлял в то время Гаудия-матх. Он хотел отдать храм, но все было сложно, потому что Прабхупада ставил особые трансцендентные условия, потому что знал, к чему все это может привести. Этот человек сказал, что в то время был его секретарем. И Шрила Прабхупада несколько раз приходил, чтобы поговорить с его Гуру. Они заходили в комнату, закрывали дверь и не пускали его. После этого он начинал слышать повышенные голоса, доносящиеся оттуда. Но когда они выходили, Шрила Прабхупада всегда вел себя очень уважительно и выражал свое почтение, складывая руки, и говорил: «О, ваш Гурудева очень хороший». И затем уходил. Итак, он сказал, что развил привязанность к Шриле Прабхупаде. В какой-то момент, когда Шрила Прабхупада строил храм во Вриндаване, у Шрилы Прабхупады там был дом. А у этого человека появилось вдохновение дать Шриле Прабхупаде пожертвование на его проповедь. Шрила Прабхупада на самом деле пригласил его жить с ним в его комнатах, и не только его, но и его жену, потому что он приехал со своей женой. Их дети похоже уже выросли и учились в школе. Он сказал, что они жили там в течение нескольких месяцев вместе со Шрилой Прабхупадой. Он жил в главной комнате, а им отдал дальнюю комнату, в которой сейчас библиотека. Так они остановились там. Он сказал: «Он всегда вдохновлял меня читать 64 круга. Прабхупада сам всегда повторял 64 круга». Я сказала: «Мы никогда об этом не слышали». А он ответил: «О, я сам видел это, каждое утро я наблюдал за тем, как его счетчик опускался, а затем опускались одна за другой дополнительные 4 бусины. Я всегда наблюдал за этим. Потому что он всегда вдохновлял меня на это, но я отвечал, что не могу, потому что я доктор». Так или иначе, в какой-то момент он так вдохновился, что сказал:

— Прабхупада, у меня есть сбережения.

По-моему в то время это было 25 000 рупий, большая сумма по тем временам. Он сказал:

— Я хочу отдать все это вам.

Прабхупада сказал:

— О, это очень хорошо. Нам они очень необходимы. Это замечательно. Вы можете дать.

Поэтому он просто отдал своей рукой их Прабхупаде. Но затем вечером он вернулся в свою комнату и, полный энтузиазма, сказал своей жене:

— О, я отдал все Лакшми Шриле Прабхупаде.

А она сказала:

— Что? Это были Лакшми для того, чтобы наши дети получили образование. Это были Лакшми для домашних дел.

Он сказал:

— Но я уже отдал их Прабхупаде лично в руки.

Она сказала:

— Нет, нет, ты должен попросить их обратно. Я не вынесу этого. Я скорее умру.

Тогда он пошел со своей женой на встречу со Шрилой Прабхупадой, и очень смиренно он сказал:

— Шрила Прабхупада, я отдал вам Лакшми, но теперь моя жена испытывает беспокойства. Что мне делать?

Шрила Прабхупада сразу же посмотрел на его жену и сказал:

— О, вы обеспокоены?

Она сказала:

— Ну, я не знаю.

А Прабхупада сказал:

— Но вам наверное нужны эти Лакшми для семьи и для ваших детей на будущее и для вашего дома.

Но когда она посмотрела на Шрилу Прабхупаду, то поняла, что не испытывает никаких беспокойств, и сказала:

— Ничего, все хорошо, все хорошо, оставьте их у себя. Пожалуйста, оставьте их у себя.

И тогда ее муж сказал:

— На самом деле, если мы отдадим их Шриле Прабхупаде, то у нас будет все благоприятно и даже гораздо лучше, если посмотреть с другого угла. И наша духовная жизнь расцветет.

Тогда Шрила Прабхупада сказал:

— Как хотите. Если вы так хотите, то это очень хорошо.

Поэтому они оставили эти Лакшми Шриле Прабхупаде. И они сказали, что их жизнь была прекрасной.

42-25 Мулапракрити даси

Другого человека звали Садху Махарадж. Он был царем. Его отец был Махараджем Бихара. А его дед был даже еще большим Махараджем. Но затем правительство стало отбирать земли у царей. Он сказал, что его дед был настолько великим Махараджем, что открывал огромные красивые храмы по всей Индии и сам проводил там поклонение. Затем он состарился. Но когда он был молодой, то его родители, также царь с царицей, женили его на прекрасной девушке, и они хотели, чтобы у них был сын, который станет следующим принцем, а затем царем. Но отец и мать были настолько сознающими Кришну, что не хотели иметь с этим ничего общего. И тогда дедушка приходил со шпионами в его комнату, не понимая, почему у них не появляется сын. Но он видел, что они просто всю ночь воспевали. Мать с отцом просто воспевали всю ночь. В конце концов он приказал им: «Ты должен сделать это». Но тот отвечал: «Я хочу удалиться во Вриндаване и стать нищим». Тогда он отвечал: «Хорошо, можешь удалиться, но сначала у тебя должен родиться сын». Тогда у него родился один сын, который был отцом Садху Махараджа. Так или иначе, когда его дед отправился во Вриндаван, он подружился с нашим Шрилой Прабхупадой в Радха Дамодаре, потому что Шрила Прабхупада жил в Радха Дамодаре, а многие люди, почти все бриджабаси, ходили в Радха Дамодар, и обходили его 4 раза каждое утро, потому что там находится шила Санатаны Госвами и много других особых вещей. Он сказал, что когда он был младенцем, его дед приводил его на руках его бабушки на встречу со Шрилой Прабхупадой. И тогда Шрила Прабхупада благословлял его: «Ты будешь великим преданным». Но он сказал, что не смог стать великим преданным, а стал царем. И ему приходилось заниматься разными делами, заботиться о царстве, а Бихар — это достаточно большой штат. Также у него были огромные храмы во Вриндаване для людей, которые ходят на парикраму. На Картику приходило по 20 000 человек, и обо всех надо было позаботиться. Поэтому он больше был занят своими делами. Он принял инициацию у одного очень пожилого вайшнавского святого. Мне кажется, что его фотографию можно видеть в разных местах Вриндавана. Ему было 125 лет и у него очень удивительная улыбка. Как его зовут? Радха Говинда Махарадж? Так или иначе, у него были отношения со Шрилой Прабхупадой, и похоже очень сладкие, но к сожалению он ушел, и поэтому я не могу уже взять у него самого интервью. Но этот человек сказал, что он видел, как западные люди приезжают в Индию, и все были поражены тем, что Шрила Прабхупада сделал это. И его Гурудев всегда прославлял Шрилу Прабхупаде, говоря, что он был воплощением Самого Нитьянанды. Но самом он очень радко был во Вриндаване, потому что постоянно приходилось заниматься делами. Затем приблизительно в ноябре 1977 года он приехал, чтобы увидеться со своим Гуру, и его Гуру сказал ему: «Прямо сейчас отправляйся в храм Кришна Баларамы на Рамана Рети. Ты должен пойти туда и выразить полное почтение А.Ч. Бхактиведанте Свами Прабхупаде, о котором я говорил тебе раньше. Он является как минимум воплощением Нитьянанды Прабху, если не больше. Отправляйся сейчас же. Я сижу в корзине, и поэтому не могу никуда идти, потому что уже очень стар. Но от моего имени ты тоже должен выразить почтение». Этот человек пришел. Он сказал, что был одет даже не в одежду преданных. На нем была деловая одежда. Он подошел к двери комнаты Шрилы Прабхупады. В то время не многих людей пускали к нему. Было очень тихо и Шрила Прабхупада находился в комнате. Многие друзья приходили к нему, но часто преданные не знали, кем они являлись, и поэтому не пускали их. Он просто смиренно стоял там с самого утра в течение дня и пока не начало вечереть, потому что его Гуру приказал ему это. Поэтому ему приходилось стоять там. Иногда он говорил что-то вроде: «Есть ли какой-то шанс увидеть Шрилу Прабхупаду?» Но ему отвечали: «Нет шансов, нет». А он отвечал: «Ну хорошо». В конце концов стало темнеть. Он устал, потому что ничего не ел и на пил. Он просто ждал там. Наконец вышла хорошая девушка. Он спросил у нее:

— Есть ли у меня какой-то шанс принести свои поклоны А.Ч. Бхактиведанте Свами Прабхупаде? Мой Гурудева приказал мне сделать это.

Она сказал:

— Я не думаю.

И вдруг из комнаты Прабхупада донесся голос на бенгали:

— Кто там?

Она сказала:

— Я не знаю, тут какой-то человек. Он говорит, что хочет с вами поговорить.

Прабхупада сказал:

— Заведи его.

Он зашел. Там было несколько учеников, но все они вышли. Поэтому он остался наедине со Шрилой Прабхупадой. Он сказал, что Шрила Прабхупада посмотрел на него очень глубоко и сказал:

— Знаешь ли ты… — и назвал имя его деда.

Он ответил:

— Да, я знаю, это мой дедушка.

Прабхупада сказал:

— Да, я так и подумал, потому что увидел сходство. Я знал твоего деда. Он был великой душой. А чем ты занимаешься? Каким преданным служением ты занимаешься?

Он сказал:

— Ну, я управляю храмами. И я управляю царством. Я занимаюсь разными делами.

Прабхупада сказал:

— Нет, нет. Что ты делаете в качестве преданного служения?

Он сказал:

— У меня есть священники, которых я оплачиваю. И они проводят арати и подобные вещи.

Прабхупада сказал:

— Что это за глупости? Твой дед сам, обладая золотым Роллс Ройсом, оставил все, приехал во Вриндаван, и никогда не носил обуви, и проводил всю пуджу и все подношения и собственноручно заботился о Божествах, никому не позволяя этого. А что делаешь ты?

Он очень растерялся и стал говорить:

— Ну, я не знаю, я не знаю, как я смогу сделать это.

Шрила Прабхупада сказал:

— Ты сделаешь это. И даже не только это, но в какой-то момент ты станешь великим преданным и великим проповедником и будешь путешествовать по всему миру и проповедовать.

Он думал:

— О… Но я ничего не знаю, я бесполезен, я даже толком не знаю философии, я просто царь.

Прабхупада сказал:

— Нет, нет, это случится. Ты мне как внук. Ты мой внук. Ты также мой внук.

Он не мог понять, что это было. Но он поклонился от своего Гурудева. И тогда Прабхупада дал ему свои благословения. Затем он вернулся домой, и когда он пришел домой, его Гурудев стал подпрыгивать в экстазе, восклицая:

— О! Ты получил милость! Ты получил милость!

Он сказал:

— Но я не хочу становиться проповедником. Я царь, у меня пятеро детей. Как я смогу оставить все это?

Гурудев ответил:

— Но если он произнес эти слова, значит это однозначно произойдет.

Затем он забыл об этом, хотя благословение от Шрилы Прабхупада всегда оставалось в его сердце. Также он сказал, что когда Шрила Прабхупада дал это благословение, он почувствовал трепет в своем теле, это было что-то необыкновенное. Он не мог понять, что именно произошло. Затем он сказал, что через многие-многие годы, когда Шрила Прабхупада ушел и его Гурудева ушел, он все еще управлял храмом. И однажды в его двери вошел один из моих духовных братьев — Парамадвайта Махарадж. Он искал какие-то книги на санскрите, потому что в этом храме была библиотека. Он зашел и когда увидел его, то первым делом сказал:

— О, чем ты занимаешься? Ты царь Бихара. Зачем ты занимаешься всеми этими делами? Ты должен стать проповедником, и ты должен путешествовать по всему миру и проповедовать.

Как только он услышал это, он был ошеломлен. Он тотчас же вспомнил все, о чем ему сказал Шрила Прабхупада. А Шрила Прабхупада также сказал ему, чтобы он принял санньясу. Парамадвайта Махарадж посмотрел на него и сказал:

— И тебе также надо принять санньясу.

Он потерял все свои аргументы и просто сказал:

— Хорошо. А вы дадите мне санньясу?

И как только он принял санньясу от Парамадвайты Махараджа, он понял, что слова Прабхупады были правдой, потому что Прабхупада сказал ему: «Ты станешь моим внуком». По сути формально он и стал его внуком. И теперь он путешествует по всему миру и проповедует. Он приезжал в наш маленький храм на Гавайи и рассказывал много разного нектара о тех ранних днях и о Шриле Прабхупаде.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)