Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 7

07-01 Пушта Кришна дас

Помню как я зашел в комнату, Шрила Прабхупада сидел без рубашки, он только что принял омовение и наносил тилак. Увидев нас, он очень-очень обрадовался. Я предложил ему дандаваты. Гаргамуни Махарадж представил меня Шриле Прабхупаде. Он сказал:

— Этот юноша отказался от учебы в мединституте, чтобы стать преданным.

Он сказал Шриле Прабхупаде, что мы только что вернулись из зоны боевых действий в Восточной Бенгалии. И Шрила Прабхупада был очень-очень благодарен. Он сказал:

— Вы рисковали своими жизнями ради меня и ради Господа Чайтаньи.

Он был очень благодарен. Он спросил меня:

— Тебе нравятся наши книги?

Я сказал:

— Да, Шрила Прабхупада.

Он спросил:

— Какая книга нравится тебе больше всего?

Я ответил:

— «Бхагавад-гита как она есть».

И он сказал:

— О, очень хорошо.

Через некоторое время я вышел из комнаты, а Шрила Прабхупада сказал Гаргамуни Махараджу сразу после первой же встречи со мной:

— Я сделаю из этого парня санньяси.

Мне тогда был двадцать один год.

07-02 Ямуна даси

Первый раз я встретилась со Шрилой Прабхупадой в его комнате во время обеда, который он приготовил. В этот раз он готовил для всех своих первых двенадцати инициирующихся учеников, кроме одного — Киртанананда отсутствовал в то время. Но все остальные были. Моя сестра Джанаки была его первой ученицей. Мукунда предупредил меня:

— При встрече со Свамиджи ты можешь сказать «Харе Кришна» и сложить ладони.

Я зашла в комнату Шрилы Прабхупады. Помню, как он сидел в углу около окна под лучами солнца. Он был раздет до пояса. Он почитал прасадам в своем углу. Я поприветствовала его:

— Харе Кришна, Свамиджи.

Он спросил:

— Как тебя зовут?

Я сказала:

— Джоан.

И тогда он спросил:

— Итак, тебя пригласила сестра? Когда придут другие члены семьи?

Я ответила:

— Я одна. Больше никто не придет.

Он сказал:

— О… Обычно в Индии родственники невесты устраивают большой праздник. Ну не беда. Мы тоже отпразднуем.

В тот день был мой первый обед. И это был очень незабываемый обед по многим причинам. Я тогда была любителем макробиотики, а прасадам Шрилы Прабхупады был таким мощным не только из-за его вкуса, но также потому, что он касался его своими руками. То, как он раздавал прасад преданным, было просто невероятным, я никогда такого не пробовала. Шрила Прабхупада раздавал прасад с очень большой любовью. Еще интересно то, что каждый съел по двенадцать чапати за раз. Это значит, что Шрила Прабхупада приготовил как минимум 144 чапати для начала, но потом еще и раздавал каждому добавку, сколько тот хотел. Это была моя первая встреча со Шрилой Прабхупадой во время обеда.

07-03 Кешава дас

Мое первое непосредственное общение с Прабхупадой произошло когда он остановился на Формоза стрит. Потому что еще до того, как у нас появился большой храм на Ватсека-авеню, у него была отдельная комната. Я поехал туда. Это был день, когда Нил Армстронг стартовал на своей лунной ракете. И тогда мне выпала большая удача принять прасадам. Насколько я помню готовил Карттикея. Он готовил горячие чапати и рассказывал мне, что это любимое блюдо Прабхупады. Хоть он был небольшого роста, он мог съесть дюжину чапати. Когда я зашел в комнату Прабхупады, он посмотрел прямо на меня, сказал что-то, и потом спросил:

— Каково твоем мнение и что ты знаешь о том, что такое Бог или кто такой Бог?

Воспитанный в католической семье, я ответил:

— Величайшая Личность.

Он сказал:

— Бог Кришна — это такая Личность, что нет никого равного или более великого, чем Он. Если ты отправишься путешествовать по всем вселенным, ты поймешь это.

Я ушел с таким пониманием: «Сегодня я узнал, кто такой на самом деле Бог. Он Личность, и нет никого выше или равного Ему». Это был мой первый разговор с Прабхупадой.

07-04 Гауридас Пандит дас

Я зашел, и увидел как Прабхупада сидел за своим кофейным столиком. Он безмятежно сидел, нога на ногу. Я так нервничал, что моя рука подергивалась. Я протянул ему розу, растянулся на полу в поклоне, глядя на то, как другие преданные это делали, и вознес молитвы на английском. Я дрожал в его присутствии и не мог ничего с этим поделать. Нас было двенадцать, и когда мы сели, Прабхупада сказал:

— Вы очень удачливы, что присоединились к движению Господа Чайтаньи. И теперь вы должны поделиться своей удачей с другими людьми. Проповедуйте послание Господа Чайтаньи по всему миру.

Он говорил двадцать минут. Он также добавил, что если мы будем хорошо служить Вишнуджане и Тамалу, он будет счастлив. Это первый раз, когда я увидел Прабхупаду.

07-05 Пушта Кришна дас

Ко дню явления Махапрабху я написал поэму о предании Господу Чайтанье. Я передал рукопись слуге Шрилы Прабхупады, чтобы тот положил на его стол в день явления Махапрабху. Но я не подписал ее. Шрила Прабхупада прочитал мое сочинение. Оно ему очень понравилось. Методом исключения он у каждого пытался узнать, кто написал эту поэму. И таким же образом он задал этот вопрос мне. Он позвал меня к себе в комнату, мы сидели наедине и очень ласково он спросил:

— Итак, ты написал эту поэму?

Я сказал:

— Да, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— Это очень хорошо. Быть поэтичным — одно из качеств вайшнава. Возьми листок бумаги и карандаш.

И он написал мне стих. На самом деле это была проза, которую он назвал «6 стихов о предании». Я записал их один за другим. Они были основаны на учении Рупы Госвами. Я до сих пор храню их на своем домашнем алтаре.

На той встрече со Шрилой Прабхупадой у меня была возможность лично общаться с ним наедине. Я мог поделиться с ним тем, что было у меня на уме и на сердце. Я сказал Шриле Прабхупаде:

— Кришна открыл Себя мне, и поэтому я пришел к вам.

Он сказал:

— Теперь ты должен сказать им, что Бог не мертв.

И тогда я сказал Шриле Прабхупаде:

— Шрила Прабхупада, вы единственный человек, которому я доверяю в этом мире.

И Шрила Прабхупада посмотрел на меня с большой добротой и сказал:

— Не доверяй мне. Я подведу тебя. Доверяй Кришне, Он никогда тебя не подведет.

07-06 Ямуна даси

В те дни всё, что мы делали, было несовершенным. Мы не понимали всего значения инициации. И я помню как на огненной церемонии в честь свадьбы, у нас недостаточно было денег, чтобы купить масло, поэтому мы взяли маргарин. Когда Шрила Прабхупада попытался разжечь огонь, он взял полено и опустил его в маргарин своими красивыми руками с прекрасными длинными пальцами. Он поднес полено к огню, но оно не загоралось. Он снова это сделал, подержал над огнем. И снова неудачно. Он посмотрел очень серьезно и сказал:

— О, этот брак будет иметь очень медленное начало.

Я была совершенно подавлена и подумала: «О-оу! Что теперь будет со мной?»

Но я помню очень хорошо, что во время инициации Шрила Прабхупада сначала дал мне имя Калинди. Это другое имя реки Ямуны. Но очень быстро, через десять или двенадцать секунд он сказал:

— Нет. Твое имя — Ямуна деви.

Я спросила:

— А что оно означает, Свамиджи?

Он сказал:

— Река, в которой Кришна развлекается во Вриндаване — Ямуна.

07-07 Кешава дас

Первой возможностью для меня много и близко общаться со Шрилой Прабхупадой было когда я стал его шоферов. В те дни группа санкиртаны обычно возвращалась очень поздно. В те дни все было по-настоящему очень насыщенно, особенно когда у нас появилось новое здание, которое раньше было методистской церковью. Я был лидером санкиртаны, и поскольку, кроме меня, никто не умел водить и ни у кого не было водительских прав, меня назначили шофером Прабхупады на утренних прогулках. Как я уже сказал, в те дни группа санкиртаны возвращалась в полночь, или в час ночи, а на выходных даже еще позже. Лидером группы был Вишнуджана Махарадж. Мы возвращались поздно, и как следствие, преданные просыпались тоже позже. Но я вставал в пять утра и без десяти шесть должен был забирать Прабхупаду на небольшом белом Маверике. Несколько месяцев я возил Прабхупаду одного, поскольку никто не вставал так рано. Только Прабхупада вставал рано и художник Муралидхара, который не участвовал в ночной санкиртане. Я был первым, кто видел Прабхупаду утром, и мы выезжали. Тогда у меня было много возможностей для личного общения с ним. Каждый день Прабхупада обсуждал какую-то интересную тему.

07-08 Гауридас Пандит дас

До этого момента Прабхупада никогда не говорил со мной лично, не считая того момента, когда он давал мне имя на большой инициации в Чикаго и Гаятри во Вриндаване.

Как-то я попал в дом, где Прабхупада давал даршан в маленькой комнате, меньше, чем эта комната. Это был индийский дом. Он сидел за маленьким кофейным столиком. Там была дверь-ширма, и Тамала Кришна Махарадж попросил меня раздавать гостям сладости, когда они будут уходить.

Я сидел у двери с коробкой сладостей. Прабхупада была рядом и что-то рассказывал. Прабхупада заметил нового гостя за дверью. Но я не думал, что в эту комнату еще может кто-то вместиться. Она уже была битком. И Прабхупада попросил меня впустить его. Когда я открывал дверь, чтобы впустить гостя, другой человек одновременно выходил из комнаты. Эти люди пересеклись, и я не успел дать уходящему прасадам. Прабхупада спросил меня:

— Ты дал ему прасадам?

Я сказал:

— Нет, Прабхупада.

Прабхупада сказал:

— Этот парень не справляется. — Он повернулся к Тамалу.

И Тамала сказал:

— Хорошо, Гауридас, спускайся вниз, поговорим позже.

Я подумал, что моя песня спета. Все кончено. Посвятив всю свою жизнь Прабхупаде, я разочаровал его. Я подумал: «Наверно, меня отправят в Африку или в Бомбей». Дом Прабхупады стоял на берегу Ганги. Я пришел к реке. Я вспоминал Вишнуджану Свами, историю о нем, могу попозже рассказать. Я сел на большой камень посреди воды и подумал, не утопиться ли мне прямо здесь. Я плакал. Через двадцать минут пришел Тамала Кришна Махарадж. Он засмеялся и сказал:

— Гауридас, не принимай это близко к сердцу. Иди и убери комнату Прабхупады.

Я был удивлен. Я думал, что он отправит меня куда-нибудь. Он был уполномочен на такие вещи. Я умыл лицо, выправил дхоти и пошел в комнату Прабхупады. Прабхупада все еще сидел в комнате. Упендра, единственный, кто кроме нас был там, дал мне веник и сказал:

— Подмети здесь пол.

Я стал подметать с чувством стыда, что я такой глупец. Я почувствовал, что Прабхупада смотрит на меня. Я тоже посмотрел на него. Он улыбался, как всегда. Все мои беспокойства как ветром сдуло. Джай Прабхупада! Я стал мести с большим энтузиазмом.

07-09 Пушта Кришна дас

Я попросил Шрилу Прабхупаду дать мне посвящение. И он провел огненную церемонию. Там были Тушта Кришна и я. Тушта Кришна приехал с Гавайев. В то время он был последователем Сиддхасварупы. Еще несколько последователей приехали, чтобы получить инициацию у Шрилы Прабхупады. Когда Прабхупада давал нам имена, он сказал:

— Тушта Кришна означает «тот, кто удовлетворен с Кришной».

А мне он сказал следующее:

— Твое имя — Пушта Кришна. Пушта значит «сила», «тот, кто получает силу от Кришны».

Я думаю его забавляли эти имена — Тушта Кришна и Пушта Кришна. На следующее утро Прабхупада вышел на прогулку в приподнятом настроении. Он посмотрел на меня и сказал:

— Пушта Кришна.

Я сказал Шриле Прабхупаде:

— Спасибо, что дали мне имя.

Неожиданно Прабхупада стал очень серьезным. Я понял, что Шрила Прабхупада может быть непредсказуемым, и что в его присутствии лучше быть серьезным. Я всегда пытаюсь.

07-10 Ямуна даси

Утренние прогулки были самыми нектарными моментами из всех видов общения со Шрилой Прабхупадой. Шрила Прабхупада разрешал нам проводить с ним весь день, даже допоздна, но лично для меня в тот ранний период в Сан-Франциско я всегда хотела попасть на утренние прогулки. Я и еще несколько первых преданных вставали рано утром в два часа, собирали цветы в парке «Золотые ворота», делали из них гирлянды для Шрилы Прабхупады, подносили их Шриле Прабхупаде, и после этого все шли на прогулку в парк. Эти прогулки в парке всегда были для нас особым событием, потому что мы находились рядом с духовным учителем и пытались повторять Харе Кришна так, как это делал он. Шрила Прабхупада всегда повторял Харе Кришна. Его рука была в мешочке. Он сидел в своем кресле-качалке или за столиком, если он не писал. Утренние прогулки были посвящены джапе. И он шел очень быстро, как молодой юноша двадцати пяти лет. На мне были деревянные сандалии йога между пальцев. И когда я первый раз вышла на прогулку в этих сандалиях, я натерла себе стопы до крови, потому что Прабхупада просто щелкал по земле, очень быстро. Это были выдающиеся утренние прогулки со Шрилой Прабхупадой.

07-11 Кешава дас

Мы всегда ехали по Венецианскому бульвару, и мы всегда приезжали на пляж Санта-Моники. Однажды я рассказал Прабхупаде о смоляной яме Ла-Брея, и мы отправились туда на прогулку. Ему нравилось гулять там. Но одним утром, около шесть часов, на дороге было мало машин. Один бритоголовый байкер на чоппере «Харли» ехал по Венецианскому бульвару. Он поравнялся с нами, посмотрел в машину. У меня тоже была бритая голова, и у Прабхупады. Он выглядел как обычный грубый байкер. Но он захотел поехать за нами. Я был обеспокоен его поведением. Он сигналил нам, пытался с нами общаться. Он последовал за нами до самого пляжа, припарковался рядом и попросил разрешения пойти с нами. Прабхупада сказал:

— Хорошо.

Прабхупада разговаривал со мной. А этот парень шел рядом. И на полпути он повернулся и ушел. Было много подобных неординарных случаев, но Прабхупада всегда сохранял самообладание. Я подумал: «Что надо этому парню?» Но Прабхупада был лоялен: «Конечно, вы можете пойти с нами. Пойдемте».

И он останавливался как обычно. Показывал своей тросточкой. Смотрел прямо мне в глаза, и этому парню тоже. Когда мы гуляли с Прабхупадой по океанскому побережью, мы всегда беседовали на глубокие философские темы. Близость к природе и океану стимулировала такие разговоры — о Махавишну, Кширодакашайи Вишну. Одни из самых лучших обсуждений происходили именно здесь. Прабхупада объяснял как возникла материальная цивилизация, и что океан всегда остается безмятежным. Несмотря на землетрясения и другие катаклизмы, океан всегда возвращается на место, и цивилизация тоже всегда приходит к равновесию. Он объяснял все это байкеру и мне. Это было невероятным. На полпути байкер развернулся и ушел. Прабхупада просто не заметил этого, он продолжил прогулку.

07-12 Гауридас Пандит дас

Мне посчастливилось побывать на нескольких утренних прогулках с ним, на Гавайах. Он ходил на Волшебный остров. И когда мы гуляли, мы проходили мимо места, где можно было видеть серферов. Один раз он стоял там и сказал:

— Вот морские страдальцы. Они готовятся к тому, чтобы получить тела акул и дельфинов.

В другой день он сказал о них:

— Они обладают мистической силой. Они ходят по воде. Я на такое не способен.

Есть на самом деле много хороших историй на Гавайах. Однажды он шел в комнату для принятия прасада и увидел рисовое зернышко на полу. Он сказал:

— Кто выкинул это рисовое зернышко, будет страдать. Это Кришна. Прасадам нельзя выбрасывать.

Однажды Шукадева готовил для Прабхупады. Он находился за своим столом. Вам надо обязательно послушать истории от Шукадевы. Он очень хорошо рассказывает эту историю. Он поймал жука и спросил у Прабхупады:

— Прабхупада, что мне делать с этим жуком?

Прабхупада ответил:

— Отпусти его в окно.

Шукадева вспоминает: «Кто бы додумался спросить такое? „Что мне делать с этим жуком?“ Другой принял бы меня за сумасшедшего, но Прабхупаду можно было спрашивать обо всем».

Однажды кто-то спросил Прабхупаду, можно ли им травить тараканов. Прабхупада сказал:

— Нет. Вы просто не чисты. Вы слишком ленивы, чтобы наводить чистоту. Вместо этого вы живете в грязи и убиваете тараканов.

Только в случае крайней необходимости он разрешал убивать вредителей. В Бомбее я только что стал слугой Прабхупады, когда Тамала спросил его:

— Можно убивать комаров?

Прабхупада ответил:

— Только если они кусают тебя, ты можешь их убить, но если они тебя не трогают, этого делать нельзя.

07-13 Пушта Кришна дас

Однажды мы летели из Сингапура в Австралию. Хари Шаури был тогда его слугой, они сидели в салоне первого класса, а я — в салоне эконом-класса. Неожиданно самолет попал в воздушную яму, высота резко снизилась на пять или десять тысяч футов. Мой живот слился с головой. Я только об этом и думал. Мы как будто спускались на «американских горках», но на очень огромных, потому что это продолжалось где-то 5-10 секунд. Я помню как встал. Меня прилично трясло, хотя я все время повторял святые имена. Когда я дошел до Шрилы Прабхупады в переднем отсеке и спросил все ли в порядке, он посмотрел на меня как будто бы ничего не случилось. Я спросил:

— Шрила Прабхупада, с вами все в порядке?

Шрила Прабхупада ответил:

— Да. Мы можем умереть в любой момент.

07-14 Ямуна даси

Первый раз я помогала Шриле Прабхупаде на кухне в день свадьбы моей сестры в Нью-Йорке. Шрила Прабхупада готовил в своей маленькой кухне со стойками по обе стороны. Он дал мне единственное задание — приготовить очень сложное блюдо — «алу-качори», которое до сих пор является мои Ватерлоо, потому что это один из самых сложных видов выпечки. Их надо жарить долгое время, но так, чтобы они получились не слишком маслянистыми, что практически невозможно. Это как пропустить слона в игольное ушко. Но так как начинка — это картофельное пюре, все становится еще сложнее. Гороховые качори или пури с начинкой вздуваются очень легко. Но это очень сложное блюдо. Около восьми часов подряд я делала эти алу-качори, в то время как Шрила Прабхупада в одиночку готовил свадебный пир из четырнадцати блюд на своей крохотной кухне.

Во время готовки я наделала кучу ошибок. Это был мой первый день служения. И первой моей ошибкой было то, что я пришла в слишком короткой юбке и легкой футболке. Я сидела нога на ногу и сказала:

— Свамиджи, можно я покурю?

Он выглянул из-за угла и сказал:

— Пойди вымой руки.

Я послушалась. Затем он объяснил мне четыре принципа в сознании Кришны: не есть мяса, не играть в азартные игры, не заниматься незаконным сексом и не принимать одурманивающих веществ. Через некоторое время я спросила:

— Свамиджи, можно я выпью стакан воды?

Он ответил:

— Пойди вымой руки.

Затем он объяснил, что первый и самый главный принцип приготовления пищи — вовлечь наши чувства в служение Богу. Он сказал, что мы должны готовить для Кришны с любовью и преданностью, и не думать при этом о своих чувствах, своем языке, обонянии или желудке. Мы готовим для Кришны. Через несколько минут я стала жаловаться:

— Свамиджи, здесь слишком жарко.

Я обливалась потом. Он ответил:

— Пойди вымой руки.

Так он учил меня простейшим, элементарным правилам внешней чистоты. И затем он объяснил самые простейшие основы внутренней чистоты, и добавил:

— Если мы внешне и внутренне чисты, мы можем служить Кришне посредством кулинарного искусства.

Так я получила три наставления в этот первый день служения на кухне.

07-15 Гауридас Пандит дас

Я умело обращался с чамарой. У меня был чадар, и я махал чамарой, думая, что я самый лучший. Каждое утро в течение двух или трех часов в саду я омахивал Прабхупаду чамарой. У Прабхупады было три вида четок для джапы: маленькие, средние и большие. Они лежали около его Вьяса-асаны, и он брал те, которые хотел. Он сидел и повторял с закрытыми глазами. Вдруг подлетела муха и села ему на лицо справа над верхней губой. Я подумал: «Что мне делать?» Не касаясь его лица, я попытался смахнуть муху пальцем, но муха продолжала бегать вокруг да около. Она не собиралась улетать. Через минуту Прабхупада открыл один глаз и посмотрел на меня. Я слегка дернулся назад, потому что был слишком близок к нему. Он сказал:

— Ты омахиваешь весь мир, но не можешь прогнать муху от меня. Дай мне чамару.

Он взял чамару и сказал:

— Делай так! — и прогнал муху с лица.

Через несколько минут другая муха села на его лицо. Мгновение я колебался, но затем буквально провел по лицу чамарой. Он одобрительно кивнул и сказал:

— Очень хорошо.

07-16 Пушта Кришна дас

Мы летели из Маврикия в Дурбан на самолете «Квантас Эйрлайнз» из Перта (Австралия). В это время шел матч по регби между командами Южной Африки и Новой Зеландии. На борту самолета было много болельщиков регби. Мы сидели в зоне для некурящих пассажиров. Я сидел рядом со Шрилой Прабхупадой. На мне была короткая британская шляпа, рубашка, пиджак и брюки. Люди курили даже в зоне для некурящих. Мне это не нравилось самому, но я также переживал за Шрилу Прабхупаду. Я попросил стюардессу запретить им курить в зоне для некурящих пассажиров. Она велела болельщикам, которые изрядно напились, прекратить курить. Но конечно же они не перестали. Я снова хотел попросить стюардессу обратиться к ним снова, когда Прабхупада остановил меня. Он сказал:

— Какова разница между нами и ими, если мы не можем терпеть такие вещи? Не будь обычным, заурядным, глупым человеком.

07-17 Ямуна даси

У меня всегда была привязанность к Вриндавану. В начале 1967 года я хотела поехать во Вриндаван. Однажды на утренней прогулке я шла со Шрилой Прабхупадой. Я шла прямо за Шрилой Прабхупадой. Он остановился, оперся на свою трость и сказал:

— Итак, мы получили письмо от Ачьютананды. И он хочет, чтобы несколько мужчин присоединились к его группе в Лакхнау.

Я сразу же выскочила:

— Я хотела бы поехать, Шрила Прабхупада. Я могу поехать с Гурудасом?

Он сказал:

— Ммм.. Да. Мы устроим это. Мы откроем Американский дом в Лакхнау.

Пройдя еще немного, он сказал:

— Нет. Сейчас тебе не стоит ехать.

Он повернулся и сказал:

— Однажды я возьму тебя в Индию, и мы будем путешествовать пешком.

С этого момента я ждала этого дня. И вот три года спустя, 4 октября 1970 года наша группа преданных из Америки и Европы приземлилась в Бомбее. Также за несколько дней до этого группа преданных-санньяси прибыла в Калькутту из Токио. С 4 октября 1970 года по весну 1971 года, до отъезда Шрилы Прабхупады из Индии, мы путешествовали по многим святым местам пешком. Буквально мы гуляли пешком по улицам.

07-18 Кешава дас

Каждый вечер несколько преданных продавали журналы, а я регулярно продавал несколько книг. Прабхупада ложился спать поздно. Иногда, когда мы возвращались в 11:30 вечера, Гаргамуни говорил мне:

— Прабхупада хочет поговорить с тобой.

Я шел в его комнату, и он спрашивал меня:

— Сколько книг ты сегодня продал?

Или:

— Как идет распространение? Какие люди встречались? Что ты им говорил, чтобы продать книги?

Это было интересно. Хотя позже распространители книг надевали на себя западную одежду и даже парики, в то время мы никогда не думали об этом. Я обычно говорил людям именно то, что мы слушали на лекциях: «Эти книги — индийская Библия, рассказывающая об их предыдущей жизни и указывающая истинную цель». Но Прабхупада был очень конкретным. Я помню, что он хотел знать все подробности. Ничто не могло ускользнуть от него. И если я говорил ему что-то, и в моем рассказе не хватало каких-то важных подробностей, Прабхупада хотел знать конкретно, что я говорю людям. Он одобрял. Я слушал утренние лекции, и затем повторял услышанное, а он одобрял это. Но он хотел знать точно, что именно я говорил людям, и каким образом у меня получается распространять эти книги.

07-19 Гауридас Пандит дас

Храмовая комната была заполнена преданными. Один из ведущих распространителей книг спросил Прабхупаду:

— Прабхупада, что удовлетворяет вас больше всего?

И Прабхупада сказал:

— Если вы разовьете любовь к Кришне, это удовлетворит меня больше всего.

И все преданные, и повар, и пуджари закричали:

— Джай Прабхупада!

Было приятно это слышать.

07-20 Пушта Кришна дас

В особенности Буддхиманта, упокой его душу, выходил на улицы. Конечно он был преданным высокого роста, крупного телосложения, светлолицым, но немного безумным. Он распространял благовония и просил деньги так, как мы до этого еще никогда не делали. Но ему удавалось собирать много денег, чтобы наша мечта осуществилась. У меня было другое мнение о том, как нужно собирать пожертвования. Но кто такой я, я просто путешествовал, проезжал мимо. Но я высказал преданным, что возможно монах не должен действовать так. Это было яблоком раздора между Бали Марданой и мной. Конечно, с тех пор мы помирились. Но он позвонил Шриле Прабхупаде и переговорил со Шьямасундарой, пытаясь опровергнуть мои возражения по поводу того, как собирать деньги. Шрила Прабхупада в ответ написал очень поучительное письмо. Он не занял ничью сторону в нашем споре. Он не сказал: «Ты прав, а ты не прав». Это его никак не касалось. Он просто сказал:

— Я просто хочу чтоба преданные научились ладить друг с другом.

Я думаю это очень хорошее наставление. У нас были разные идеи по поводу того, как заниматься преданным служением. И Прабхупада не собирался занимать чью-то сторону. Он просто хотел, чтобы мы научились работать друг с другом. Гармонично. Мне потребовалось долгое время, чтобы понять это. Но этот случай может сказать многое о его характере. Его больше волновало то, чтобы мы сотрудничали как одна семья, чем разборки того, кто прав, а кто виноват.

07-21 Ямуна даси

Первый храм в Сан-Франциско и первый храм в Нью-Йорке имели много общего, но были также отличия. Одно из отличий заключалось в том, что в нью-йоркском храме было мало женщин, в то время как в сан-францисском было равное количество мужчин и женщин. То есть состав преданных отличался, но во всех местах мы были детьми Шрилы Прабхупады. Я думаю эта раса, быть детьми Прабхупады, превалировала. И если мы будем читать письма Шрилы Прабхупады тех времен, мы увидим, что он иногда обращался к нам как к «сыновьям и дочерям», а иногда как к «матери или отцу». Он позволял нам менять роли для более близких отношений. Но я думаю не было ни одного преданного в те ранние дни, кто бы не чувствовал близость со Шрилой Прабхупадой в каждое мгновение.

Шрила Прабхупада проявлял такую любовь и нежность, делясь сознанием Кришны, что мы сразу чувствовали его заботу. Я никогда бы не узнала настоящей любви, если бы не встретила Шрилу Прабхупаду. Я думаю это касалось всех нас. Мы учились любить друг друга благодаря Шриле Прабхупаде. И у нас были настоящие глубокие, чудесные, трансцендентные отношения друг с другом — как духовные братья и сестры. А Шрила Прабхупада был отцом. Такое настроение было по крайней мере в нашем сан-францисском храме, и оно слегка отличалось от Нью-Йорка, благодаря присутствию и ребят, и девушек. Он называл нас «ребятами» и «девушками». Большинству из нас было по 20-25-30 лет в нашем храме в Сан-Франциско.

07-22 Гауридас Пандит дас

Он сидел в саду. По утрам Прабхупада обычно повторял джапу, слушал киртаны. Иногда Тамала зачитывал ему письма, и он диктовал ответы. Тамала печатал ответ Прабхупады, зачитывал его Прабхупаде на следующий день, и Прабхупада подписывал письмо. В тот день Тамал сидел там, и в какой-то момент он встал и вышел из сада. Прабхупада заметил, что тот забыл ключи. И он сказал мне:

— Принеси мне те ключи.

Я поднял и отдал их Прабхупаде. Я омахивал его чамарой. Это было моей обязанностью в саду каждый день в течение 2-3 часов, пока он оставался в саду, с 6:30 до 9-9:30, около фонтана. Прабхупаде нравился фонтан, журчание воды, поэтому он работал все время. Есть много историй связанных с этим садом.

Он спрятал ключи под свое дхоти и велел мне привести Тамалу. Я нашел Тамалу и сказал ему:

— Прабхупада хочет тебя видеть.

Он пришел. Прабхупада попросил:

— Мне нужно кольцо с сапфиром из сейфа.

Тамала начал искать ключи, но, не найдя, он ушел.

Примерно через пять минут Прабхупада сказал мне:

— Снова приведи сюда Тамала.

Я обнаружил его в офисе, ищущим повсюду ключи. Он спросил меня:

— Гауридас, ты не видел моих ключей?

Я не хотел врать санньяси, просто развел руками и ничего не ответил. Я повторил:

— Прабхупада хочет тебя видеть.

Он попросил меня:

— Сбегай в ванную и глянь, не оставил ли я там ключей.

Я ответил:

— Я не могу оставить Прабхупаду одного. Мне нужно вернуться обратно.

Тамала пришел, и Прабхупада спросил:

— Где мое кольцо?

Тамала ответил:

— Я хотел принести его, Прабхупада. Я скоро вернусь, — и убежал.

Прабхупада покачал головой, посмотрел на меня и улыбнулся.

Он подождал несколько минут и сказал мне:

— Приведи снова Тамалу.

Это была третья попытка. Я привел его. И снова Прабхупада спросил:

— Где мое кольцо?

Тамала попытался найти другую уважительную причину. Прабхупада вытащил ключи, позвенел ими и сказал:

— Вот они, негодяй. Если бы что-то украли, ты был бы виноват, что дал ворам такую возможность.

Прабхупада щепетильно относился к вопросам безопасности. Все ценности должны были храниться в сейфе. Однажды он сказал:

— У меня миллионы долларов, но я не трачу впустую ни пенни денег Кришны.

Это напоминает мне другую историю, когда Прабхупада отругал Упендру. Он послал Упендру в магазин за маленьким стаканчиком для промывания глаз. Розовую воду наливают в него, а затем выливают в глаз. Прабхупада был болен, в его глазах были видны выделения. Когда Упендра вернулся, Прабхупада спросил его:

— Сколько ты заплатил за него?

Упендра сказал:

— Четыре рупии.

В то время курс был 8 рупии за 2 доллара, то есть 25 центов.

Прабхупада сказал:

— Четыре рупии? Оно стоит одну рупию, может, две, а ты потратил четыре рупии. Ты зря потратил деньги Кришны.

Он отчитывал его около 20 минут, полностью разбив Упендру. Когда бы Прабхупада нас не отчитывал, это было… так тяжело. Гуру значит тяжелый. Но я также имел опыт в Ришикеше. Он отчитывал меня одну минуту, но в нем не было раздражения, и через минуту уже он улыбался тебе. Он делал это только если ученик мог принять это. Прабхупада не хотел, чтобы зря тратили деньги.

07-23 Пушта Кришна дас

В Южной Африке я был секретарем Прабхупады, когда напечатали пятую песнь «Шримад Бхагаватам». И первые копии сразу же отправили авиапочтой в Йоханнесберг. Бхаргава также путешествовал со Шрилой Прабхупадой. Он фотографировал программы с его участием. Это было вечером во время очень большой программы в Претории. Шрила Прабхупада получил ящик с книгами. Сохранились фотографии, как Шрила Прабхупада сидит и смотрит на пятую песнь. Там был пол из оранжево-белой плитки. Это дом, который превратили в храм в Йоханнесберге. Шрила Прабхупада открывал книги и рассматривал их. Он был очень счастлив видеть напечатанную пятую песнь «Шримад Бхагаватам». Он просто наслаждался. А Бхаргава делал свою работу. Он снимал фотографии одну за другой. Щелк, щелк, щелк. С небольшого расстояния. Он не приближался к Прабхупаде. Но Шрила Прабхупада сказал очень сердито:

— Почему ты постоянно снимаешь так много фотографий?!

Эти слова очень расстроили Бхаргаву прабху. Он был довольно робкий. Он почувствовал себя очень плохо, потому что Шрила Прабхупада отругал его. Он вышел из комнаты, и ушел из храма. В тот вечер была большая проповедническая программа. После того, как Шрила Прабхупада сказал это, Бхаргава ушел. И теперь он в Йоханнесберге, в Южной Африке. И все, о чем теперь думал Прабхупада это:

— Где Бхаргава? Где Бхаргава? Почему он ушел?

Его это очень беспокоило. Это было так нектарно! Конечно я рассказал Бхаргаве об этом потом. Он не знал, как Шрила Прабхупада беспокоился о нем. Мы пошли на программу, и Бхаргавы там не было. После программы Прабхупада только и говорил о Бхаргаве. В машине: «Где Бхаргава? Почему он так сделал?» Я сказал:

— Шрила Прабхупада, мы его найдем.

Было около полуночи. Раздался звонок. И это был Бхаргава. Он чувствовал себя очень плохо, потому что разгневал Шрилу Прабхупаду тем, что так много фотографировал. Я сказал:

— Никуда не уходи. Я заберу тебя. Шрила Прабхупада очень хочет тебя видеть.

Мы забрали Бхаргаву прабху, и доставили его к Шриле Прабхупаде. Шрила Прабхупада, как любящий отец, тепло разговаривал с Бхаргавой:

— Я не хотел тебя обидеть. Просто мне не нравится, что ты слишком часто фотографируешь меня. Почему именно меня? Вот книги.

Я думаю этот случай демонстрирует нам характер Шрилы Прабхупады — то, чего он по-настоящему хотел. Шрила Прабхупада не хотел становиться идолом для своих последователей. Чтобы его постоянно фотографировали. Конечно, он духовный учитель, но в то же время он самый смиренный слуга Бога. Он играл роль духовного учителя, только чтобы служить своему духовному учителю. Но по-настоящему, единственное, чего он хотел — это сделать Кришну привлекательным для всех.

07-24 Кешава дас

В храме в Сан-Франциско однажды Прабхупада приехал на Ратха-ятру. У меня тогда было много ответственности. У нас был преданный Чанданачарья. Он был домохояевом, когда храм в основном состоял из брахмачари. Но он был очень хорошим преданным. Он делал все возможное, чтобы помочь преданным. Он всегда был с нами. И Чандан мог имитировать голос Прабхупады, так что нельзя было отличить. Особенно если он хотел это сделать по телефону. Казалось, что говорит сам Прабхупада на бенгали. И он частенько таким образом вводил меня в заблуждение, ему нравилось так шутить со мной. Однажды Шьямасундара позвонил мне из Лондона и сказал, что Джордж Харрисон согласился купить храм и проспонсировать издание книги. Я должен был немедленно передать эту новость Прабхупаде. Прабхупада тогда остановился в нашем храме в Беркли. А я был в Сан-Франциско. Я знал, что Чандан был с Прабхупадой. Кто-то взял трубку. Я сказал:

— Мне надо поговорить с Прабхупадой. У меня есть послание к нему.

Это должно было занять какое-то время. Телефон находился на нижнем этаже храма, а комната Прабхупады была наверху в берклинском храме. Но неожиданно кто-то взял трубку, а я знал, что Чандан там, и он начал говорить:

— Да. В чем дело?

Я сказал:

— Чандан, пожалуйста! Мне нужно поговорить с Прабхупадой. Отойди от телефона!

Второй раз Прабхупада спросил:

— Что? О чем ты говоришь?

Я ответил:

— Чандан, давай. Это серьезно.

Тут Прабхупада рассердился и отчитал меня по телефону:

— Это Прабхупада. Это А.Ч. Бхактиведанта. Что ты хочешь сказать?

Я сказал:

— О, простите меня, Прабхупада. У меня к вам послание.

Я рассказал ему, но чувствовал себя очень неудобно. А он сказал:

— О, очень хорошо. Это очень хорошо.

Я вздохнул с облегчением. Но чувствовал себя полным идиотом.

07-25 Ямуна даси

Помню как он давал лекцию. К сожалению у нас не осталось записей этого периода. Я записывала Шрилу Прабхупаду на свой маленький диктофон. Гаргамуни записывал, когда он приехал, и также Хаягрива. И из всех записей того времени сохранились только кассеты с Кришна-лилой, которые сделал Хаягрива. И также Золотая Аватара. Многие записи были потеряны. Он давал лекцию не по «Учению Шри Чайтаньи», а по «Чайтанья-чаритамрите». После достаточно продолжительного периода слушания один из преданных задал вопрос:

— Кто такой Господь Чайтанья?

Прабхупада ответил:

— О, какой хороший разумный вопрос. Вы так разумны, что задали такой вопрос, — это было основной темой его лекций в течение нескольких дней.

Прабхупада был очень терпелив с нами. Хотя мы иногда засыпали или плакали, так или иначе, мы начали немного прислушиваться к тому, что такое сознание Кришны. Но большинство из нас чувствовали вкус сознания Кришны через пение, танцы и воскресные пиры. Именно так мы могли занять наши чувства в те ранние дни.

07-26 Гауридас Пандит дас

Яшоданандана читал ему. Он спросил:

— Прабхупада, вы же сами написали эти книги. Зачем вы просите читать их вам?

Он ответил:

— Я не писал эти книги. Кришна писал их.

Однажды он читал «Шри Ишопанишад», и Прабхупада попросил его заново прочитать один абзац. Он прочитал его снова. И Прабхупада сказал:

— Это не мои слова. Они изменили мои слова. Напишите немедленно, чтобы они не меняли мои слова.

Он повернулся к Тамалу и сказал:

— У меня плохой английский?

Тамала ответил:

— Ваш английский совершенен, Прабхупада.

Он спросил:

— Тогда зачем они изменяют? Не становитесь лягушкой и не пытайтесь перепрыгивать через своего духовного учителя. Это самое плохое, что может совершить ученик. Напиши им немедленно и скажи, чтобы больше не вносили собственные изменения в мои книги.

Я еще никогда не видел Прабхупаду таким рассерженным. Это было очень важно. Он просил издателей исправлять только орфографические и грамматические ошибки, но ничего более.

Однажды мы несли Прабхупаду. Это было в гурукуле во Вриндаване в 1977 году, в последнем году. Мы несли его в кресле-качалке по всем местам. Проходя мимо комнат, разные преданные говорили:

— Это моя комната, Прабхупада. А это моя комната, Прабхупада.

Прабхупада разгневался и сказал:

— Вы думаете только о себе. Только о своих комнатах? Я построил эту школу для детей. Наполните ее учениками. Это здание для учеников.

Это его очень расстроило. Когда мы несли его обратно, преданные в храмовой комнате, завидев Прабхупаду, начали петь:

— Джая Прабхупада! Джая Прабхупада!

Прабхупада спросил:

— Что они поют?

Мы ответили:

— Они поют: «Джая Прабхупада!»

Он сказал:

— Мне это не нравится. Скажите им, чтобы пели Харе Кришна.

Можно спеть так пару раз, но не долго. Он никогда так не делал.

07-27 Пушта Кришна дас

Позже в одном письме, которое я получил от Шрилы Прабхупады в ответ на мое сообщение о желании жениться, он дал мне свои благословения и написал: «Прежде всего продолжай следовать четырем регулирующим принципам и повторяй шестнадцать кругов Харе Кришна мантры каждый день. Это защитит тебя. Моя единственная просьба — не превращайся в обыкновенного кармического глупого человека». Он не проводил различий между санньяси и грихастхами. Он писал: «Даже Чайтанья Махапрабху считал все эти вещи внешними». Но он очень хотел, чтобы мы не становились обычными глупыми людьми, а оставались возвышенными вайшнавами.

07-28 Ямуна даси

Шрила Прабхупада любил, чтобы блюда были приготовлены хорошо. Он старался научить нас простым приемам приготовления прасада, рецептам, качеству блюд, внутренней и внешней чистоте. Он не говорил много слов, он показывал все на своем примере. Конечно у него были свои предпочтения. В то время у Шрилы Прабхупады был небольшой животик. Он ел неизмеримые количества риса. Иногда мы приносили ему очень большие тали. И он почти все съедал, оставляя немного маха для нас. Блюда, которые он нас учил готовить, были обычно маслянистыми, сочными, сладкими, мясистыми и очень шикарными. Это был период роскошного прасада. Потому что он понимал, что если он привлечет нас через эти две функции языка — произнесение звуков и почитание прасада, — если он таким образом привлечет нас, мы сможем все больше и больше ощущать вкус сознания Кришны. Поэтому пища была обильной и богатой.

07-29 Кешава дас

Когда он приехал на Ратха-ятру, я захотел приготовить для него что-то особенное. Его слуга сказал мне, что ему нравится окра. Я пытался разузнать секреты приготовления окры, чтобы она не получилась слишком вязкой. Надо было ее правильно сушить и резать. Мы с несколькими преданными начали готовить. Там был Бхутатма, и также Кришна дас. Мы приготовили несколько особых блюд. Я приготовил халаву с орехами макадамия и со сливками, а также разноцветный рис с пищевым золотым листочком. И все преданные сказали:

— Ух ты! Мы ждем не дождемся, когда нам принесут махапрасад.

Но поднос вернулся пустым. Несомненно, Прабхупаде понравились все блюда, и конечно же окра. Это было совершенством моей жизни. Я приготовил так, что ничего не осталось даже для раздачи.

07-30 Гауридас Пандит дас

Еще одна история о Гавайах. На Гавайях хороший тропический климат, поэтому преданные приносили Прабхупаде много фруктов, например, маракую, но его любимым фруктом был манго. На Гавайях растут 40 сортов манго, и один преданный спросил Прабхупаду:

— У нас много сортов манго, какой вам нравится?

Прабхупада ответил:

— Тот, который растет на восточной стороне дерева.

Ему не важен был сорт, но на восточной стороне плоды получают утреннее солнце, которое дает прану, и это лучшие фрукты.

07-31 Пушта Кришна дас

В Европе я провел много времени, проповедуя в Париже. Шрилу Прабхупаду пригласили в Париж, а затем мы поехали в Женеву, где мы начали проповедническую программу. Гуру Гауранга организовал зал для проведения программы. Бхагаван был также там. Мы сидели на сцене, пели киртан перед так называемой искушенной швейцарской публикой. Один из гостей задал вопрос:

— Почему вы вегетарианцы?

И тогда Шрила Прабхупада ответил:

— А почему бы вам не съесть свою сестру?

Когда я это услышал, я посмотрел на Бхагавана, а он закрыл рукой глаза: «О нет, как мы из этого выкрутимся?» Прабхупада начал объяснять:

— Почему вы не умеете различить?

Конечно, он объяснял все достаточно экстремально. Но он говорил, что для человеческой формы жизни, включая кулинарные обычаи, характерна разборчивость. Пример, который он привел, был очень вызывающим, но в то же время поучительным, по крайней мере для преданных. Хотя некоторые из преданных в то время не понимали, как это истолковывать. Но Шрила Прабхупада мог такое себе позволить. Иногда он шокировал нас своими ответами. Однозначно, мы никогда не могли предугадать, каков будет ответ Шрилы Прабхупады на вопрос. В зависимости от времени и обстоятельств он отвечал на один и тот же вопрос по-разному. Мы никогда не поймем, как и почему, но мы должны высоко ценить характер Шрилы Прабхупады.

07-32 Ямуна даси

Однажды я приготовила бенгальские блюда и поставила их на тхали в традиционной бенгальской манере. Шрила Прабхупада принимал прасад в своей спальне. Он сидел за своим столиком, а Пишима — на полу напротив него, мы принесли ей тоже немного перекусить. Пока я приносила тхали в комнату и ставила их на столик, Шрила Прабхупада начал подшучивать над своей сестрой. Он сказал:

— Знаешь, она говорит, что это вода, а я говорю, что это жир.

Я подумала: «Боже мой. Он говорит о её весе. Что происходит?»

Шрила Прабхупада говорил непринужденно, а Пишима хихикала. Он сказал:

— Все это, — он хлопал руками по всему телу, — жир, но она говорит, что это вода.

Он вспомнил эпизод из детства, когда они запускали воздушного змея.

— Я частенько поколачивал ее за воздушных змеев.

Он говорил сердечно, как брат о своей маленькой сестре, а она все время смеялась, хотя не понимала ни слова. Пока они так веселились, я приносила чапати. После того, как Шрила Прабхупада поел, он сложил из катори, мисочек для тхали, целую пирамиду, начиная с большой чашечки снизу и закачивая маленькой чашечкой сверху — почти двенадцать дюймов в высоту. Когда я зашла в комнату, Прабхупада свалил всю стопку разом своим пальцем и сказал:

— Ямуна майи ки джая!

Я сказала:

— Шрила Прабхупада ки джая!

Пишима сказала:

— Гаура Нитай ки джая!

Я сказала:

— О, Шрила Прабхупада. Вы все съели.

Он сделал жест рукой над своей головой. Это был наш язык, который мы понимали друг с другом. У нас со Шрилой Прабхупадой были сигналы, обозначающие качество прасада. Это началось еще с ранних дней. Если он гладил живой, это означало третьесортный. Если показывал на грудь — второй сорт. Шея — первый сорт. А над головой — превосходный!

Так это была очень легкая, сладкая, веселая первая встреча с Пишимой. Хотя Пишима не понимала ни слова из того, о чем мы говорили, ей это очень нравилось. Она очень любила Шрилу Прабхупаду. С того дня я не раз еще встречалась с ней до самого ухода Шрилы Прабхупады в 1977 году во Вриндаване. Она всегда поклонялась ему. И она несомненно очень сильно любила его.

07-33 Гауридас Пандит дас

Каждый день Упендра и иногда Бхакти Чару стояли по три часа за плитой, чтобы приготовить большой обед Прабхупаде. Но когда Упендра приносил поднос Прабхупаде, тот махал рукой:

— Раздай, раздай.

Иногда я раздавал эту тарелку. Однажды Прабхупада заметил, что преданные показывают на блюда и говорят:

— Мне вот это. Я хочу это.

Прабхупада сказал:

— Смешай все блюда, чтобы они не делали различий.

Я смешал все вместе — сладости, овощи, рис, все вместе — в одну большую кашу. Преданные с неодобрением посмотрели на это. А я им сказал:

— Прабхупада сказал, что вы не должны делать различий. Это маха. Хотите или нет?

Но каждый день Упендра усердно трудился, чтобы приготовить такую огромную тарелку, размером в 16 дюймов. 5 видов овощей, разноцветный рис, горькая дыня, лимонно-имбирный напиток. Он очень старался, но целый месяц Прабхупада просил все раздать. Это было в июне. Наступил нирджала-экадаши. Мы с Упендрой постились весь день. А на улице стояла жара 45°C. На следующее утро я почувствовал сильную слабость. Даже вечером того дня я готов был сдаться и подумал: «Смогу ли я продолжить пост?» Но так или иначе, я сделал это. На следующий день, когда Упендра снова принес поднос Прабхупаде, но Прабхупада снова отказался, Упендра не мог в это поверить. Он спросил:

— Прабхупада, как вам это удается? Мы молодые парни, и, когда постимся целый день, мы еле ходим, а вы уже поститесь месяц. Как вы это делаете?

Прабхупада ответил:

— Я живой пример того, что душа может поддерживать себя независимо от тела. А вот тело зависит от души.

Мы были потрясены. Прабхупада был готов покинуть планету. И все же он пребывал в совершенном сознании Кришны, свободном от телесных отождествлений.

07-34 Пушта Кришна дас

Во время лекции Прабхупада подчеркнул то же самое, о чем он писал мне в письме, когда я принял санньясу — важность изучения философии. Он был очень озабочен тем, чтобы мы глубоко понимали философию. Он сказал мне:

— Делай так же, как я. Иногда я решаю административные вопросы, иногда проповедую, иногда готовлю прасад или убираюсь в своей комнате — все, что бы не понадобилось. Это жизнь санньяси.

Так он учил нас йукта-вайрагье: истинное отречение заключается в том, чтобы делать все необходимое для служения Кришне. А не искусственно строить из себя очень отрешенного и заниматься только проповедью.

07-35 Ямуна даси

Во время уличного совместного киртана мы с интересом наблюдали, как Шрила Прабхупада молится Кришне. Я мо-моему уже объясняла раньше, что когда Шрила Прабхупада ввел киртаны в нашем храме, по вечерам, в понедельник, среду и пятницу, он один пел «Мангалачаранам», а мы аккомпанировали ему на ударных инструментах. Наш храм в Сан-Франциско был очень музыкальным. У нас было много музыкальных инструментов. Все преданные играли на каком-то инструменте. Никто не сидел просто так. Каждый играл на чем-то. Это были очень взаимные отношения со Шрилой Прабхупадой. Он сидел на своей Вьяса-асане. И почти всегда закрывал глаза, когда пел Мангалачаранам. Он погружался очень глубоко в молитву. Когда он открывал глаза и смотрел на нас сквозь щелочки своих влажных глаз, было такое ощущение, что он пронизывает вас взглядом и видит все, видит Кришну. Просто наблюдая то, как он молится Кришне, мы начинали понимать, что такое молитва, даже в те ранние дни. Затем киртаны стали напоминать рок-концерты. Если кто-то вставал, вставали все. Если кто-то начинал танцевать, все начинали танцевать, поскольку мы были одной командой. Это были очень радостные, красивые, затяжные, сладкие киртаны. Благодаря этому джапа тоже становилась очень личностной. И я не помню больших проблем с концентрацией или каких-то обсуждений между преданными на тему джапы. В основном это было совместное воспевание.

07-36 Гауридас Пандит дас

Это был самый счастливый момент благодаря самому простому служению. Я ждал его прихода и читал «Шримад-Бхагаватам», первую песнь, четвертую часть. Я сидел перед его столиком, читал, и ждал когда он выйдет. Тем вечером он вернулся немного раньше, чем я ожидал. Его несли по винтовой лестнице на кресле-качалке двое преданных. Как только они зашли, и я увидел его, я положил книгу на стол и принес поклоны. Прабхупада спросил:

— Что ты читаешь?

Я ответил:

— Это ваш «Шримад-Бхагаватам», Шрила Прабхупада. Первая песнь, четвертая часть.

Он улыбнулся как всегда и сказал Тамал Кришне:

— Это очень хорошо. Он читает в свободное время. Это очень хорошо.

Я подумал: «Интересно! Когда я поливал окна на 45-градусной жаре, он ничего не сказал, но когда он увидел, как я читаю, он был очень рад».

07-37 Пушта Кришна дас

Мне доводилось делать ему массаж. Однажды в 1972 году, когда я только получил санньясу, это было в районе Джанмаштами и дня явления Шрилы Прабхупады в Нью-Вриндаване, в августе 1972 года, личный слуга Прабхупады не мог сделать ему массаж. Он сказал мне:

— Пушта Кришна, ты можешь сделать ему массаж?

Я никогда это не делал. Я сказал:

— Как это делать?

Он ответил:

— Начинай с головы, втирая сандаловое масло, затем остальное тело — горчичным маслом.

Мы устроились на улице у дома, в котором остановился Шрила Прабхупада. Я подошел к нему сзади, поклонился, взял немного сандалового масла в руку и начал очень нежно массировать ему голову. Я не понимал, что я делаю. Шрила Прабхупада спросил:

— Что ты делаешь?

Я сказал:

— Шрила Прабхупада, я пытаюсь делать вам массаж.

Он сказал:

— Массаж — значит сильно!

Я все понял, и стал сильно тереть ему голову. Он был доволен. Я помассировал сандаловым маслом. Трудно вообразить, что такое массировать Шрилу Прабхупаду в первый раз, не зная как это делать. Затем я прошелся по спине горчичным маслом. Это был удивительный опыт — массировать Шрилу Прабхупаду, если не считать личное служение, которое я иногда совершал, и в этот момент у меня была возможность послушать, как Шрила Прабхупада рассказывал о сознании Кришны или делах, связанных с сознанием Кришны. Наша техника массажа иногда приводила его в недоумение. Мы массировали его, пока он не говорил:

— Переходи к следующей части тела.

Потом мы массировали его спину, затем руки. Помню кто-то сказал мне, что Шриле Прабхупаде нравится, когда пальцы на его ногах хрустят. Я массировал его пальцы ног до хруста. Иногда он смеялся и говорил:

— Достаточно.

Это было весело. Он был добросердечным человеком. Это было очень сладкое время.

07-38 Кешава дас

Меня всегда удивляло, как каждый раз Прабхупада верно подбирал слова, обращаясь к вам или к тому, кто был с вами. Одну вещь я так и не понял. Я был брахмачари в течение многих лет, но на самом деле внутренне я не был брахмачари. Такой прогресс и отречение были для меня попытками выдать желаемое за действительное. Но в те времена, если вы говорили кому-то: «Может, мне жениться?», вас сразу же пытались разубедить, говоря что все служение тогда пойдет в ад. Нам было сложно принимать такие решения. Когда Прабхупада видел меня, не раз он говорил:

— О, Кешаваджи, где твоя жена?

А я отвечал:

— Прабхупада, у меня нет жены.

Он понимал, что я не был первоклассным брахмачари. Поэтому он мне говорил так, чтобы я подумал получше о своей будущей судьбе.

07-39 Ямуна даси

Обычно Прабхупада рассказывал нам о том, что, по его мнению, мы должны были знать. Есть некоторые люди, которые любят задавать бесконечные вопросы, но я всегда чувствовала себя глупцом, чтобы задавать лишние вопросы, выходящие за рамки того, что Шрила Прабхупада сам нам открывал. Если же мы не слушали его внимательно, тогда он сам задавал вопросы, и ему приходилось повторять уже сказанное. Часто я ловила себя на том, что то, чему он учил в 1967 году, он повторял много лет спустя в 1976 году. Много лет спустя. Прабхупада сохранял сознание Кришны очень простым. И для тех, кто служил ему, по крайней мере что касается моих отношений, я просто старалась слушать его наставления и следовать им.

07-40 Гауридас Пандит дас

Все преданные подходили, и также пришел Сварупа Дамодара Махарадж. Он сидел немного вдалеке. Это было утром в саду. Там было всего несколько человек. Прабхупада спросил:

— Кто это? — Так как он сел немного поодаль.

Я ответил:

— Это Сварупа Дамодара Махарадж.

Он сказал:

— Позови его сюда.

Он подошел, сел рядом с Прабхупадой и начал рассказывать о проповеднической программе для ученых, которую он недавно провел в Бомбее. До этого, мне казалось, что Прабхупада выглядел довольно печально. Конечно, это было мое материальное видение. Но как только он начал рассказывать о проповеди ученым, Прабхупада сел и засиял как лампочка. Он начал показывать пальцем, а кожа на его руке свисала. На нем оставалась только кость и кожа, и он махал ей. Он сказал:

— На самом деле я пришел в этот мир для двух целей — провозгласить Кришну Верховной Личностью Бога и разгромить этих ученых-негодяев. Ты делаешь это, и я очень доволен тобой.

Пару часов он говорил о важности этой проповеди. Он придавал этому большое значение.

07-41 Пушта Кришна дас

Однажды мы ехали из Дурбана в Питермарицбург в Южной Африке. Вдалеке, в стороне от шоссе, виднелись высокие белые здания. Шрила Прабхупада спросил:

— Что это за здания?

Я ответил:

— Это клетки для кур, принадлежащие большой птицефабрике. Они используют их как скотобойни.

Шрила Прабхупада сказал:

— Зачем они их покупают? Пусть лучше создадут курицу. Возьмите яйцо, добавьте в него раствор, положите в инкубатор и получите цыпленка. Но они не могут, эти негодяи, потому им невдомек, что жизнь — это не яйцо, а душа.

Потом он какое-то время еще развивал эту тему. Очень воодушевленно.

07-42 Кешава дас

Прабхупаде нужно было успеть сесть на самолет. Преданные рассчитали, когда нужно выехать из храма, учитывая пробки, чтобы вовремя прибыть в аэропорт, но Прабхупада настоял в этот раз выехать пораньше. Преданные недоумевали. Может, Прабхупаде нездоровится, поскольку до аэропорта было всего двенадцать минут на машине. Но Прабхупада буквально выталкивал Брахмананду из двери за два часа до того, как им нужно было быть там, хотя реально дорога занимала всего 20 минут. Они сказали: «Окей, окей, Прабхупада. Вы же наш духовный учитель». И правда, в тот день произошли крупные ДТП на дороге. Движение по трассе встало из-за пробок. И Прабхупада приехал в аэропорт в последний момент перед отлетом. Если бы он выехал из храма на несколько минут позже, он бы опоздал на самолет, что уж говорить о том, если бы он вообще выехал как ему советовали. Преданные поняли, что Прабхупада знал, что надо выезжать раньше. Но откуда он знал?

07-43 Пушта Кришна дас

Конечно, Вишнуджана Махарадж был очень дорогим преданным. Он был большим другом многих людей, которых он привлек в сознание Кришны своими красивыми киртанами. Его путешествующая группа санкиртаны была очень знаменита. Его киртаны были ангельскими, они пронзали сердце, очень красивые. Однажды мы были на утренней прогулке в Майапуре. Мы уже возвращались назад где-то в четверти мили от главного здания храма. Вишнуджана Махарадж спросил Шрилу Прабхупаду:

— Если кто-то падает со своего положения санньяси, должен ли он делать то, что делал Чхота Харидас, чтобы получить милость Чайтаньи Махапрабху?

Прабхупада ответил:

— Да.

Также обсуждалось и то, что никто не должен совершать самоубийство в такой ситуации. Но после этой встречи Вишнуджана Махарадж исчез, сразу после омовения в Ганге в тот день, и мы больше никогда его не видели.

07-44 Гауридас Пандит дас

Тамал сказал Прабхупаде, что преданные попытались определить местонахождение Вишнуджаны. У них был его паспорт, поэтому он не мог уехать из Индии, а заявления на новый он не подавал. Какие-то брахманы пришли в делийский храм и сообщили, что белокожий санньяси приехал в Праяг, где Чхота Харидас совершил самоубийство. Это белокожий санньяси заплатил им, чтобы они отвезли его на лодке и пропели мантры, чтобы он не получил тело привидения. Они сказали, что этот человек привязал к себе камни и выпрыгнул из лодки. Это был какой-то белый санньяси. Когда преданные связали все эти сведения воедино, они поняли, что это, очевидно, был Вишнуджана, которого уже давно никто не видел. И Тамал сказал Прабхупаде:

— Мы считаем, что Вишнуджана совершил самоубийство. Вы знаете где он сейчас?

Прабхупада заплакал, точнее у него выступили слезы, и он сказал:

— Вишнуджана это очень возвышенный преданный.

Сначала, как только он услышал всю историю, Прабхупада сказал, что ему не следовало этого делать. Но когда Тамал спросил:

— Прабхупада, вы знаете где сейчас Вишнуджана?

Прабхупада ответил:

— Он очень возвышенная душа. Он продолжает воспевать Харе Кришна. Он очень возвышенный преданный.

Прошло две недели. Однажды утром Прабхупада проснулся и сказал, что Вишнуджана пел для него ночью. Подобно тому, как Чхота Харидас возвращался и пел Господу Чайтанье.

07-45 Ямуна даси

Когда мы приехали в Лондон в 1968 году, наша небольшая группа преданных решила, что самый лучший способ приобрести известность — а Прабхупада хотел, чтобы мы сделали сенсацию — итак, лучшим способом будет обратиться к «Битлз», которые в то время были музыкантами с мировым именем. Мы решили делать прасад, яблочные блюда, и приносить их каждый день на студию «Эппл Рекорда» (Apple Records), чтобы привлечь их внимание. Мы кормили прасадом всех, начиная с нижнего этажа и до верхнего этажа. В конечном итоге все работники студии попробовали прасад, и он им понравился. Когда мы перестали приносить прасад, они сами начали интересоваться, куда делась эта яблочная группа Харе Кришна. Мы вернулись, и в конечном счете познакомились с Джорджем. Первым, кто завязал серьезную дружбу с Джорджем, был Шьямасундара. Они с Джорджем Харрисоном нашли друг друга, они были как братья. У Шьямасундары была привычка качаться туда-сюда, он был высокий и худой, и качался постоянно. И когда он встретил Джорджа, он как и всегда качался туда-сюда. И Джордж Харрисон тоже начал качаться. Так они постоянно общались, качаясь туда-сюда. Они стали очень близкими друзьями. Постепенно Джордж узнал о нашем воспевании. Мукунда Махарадж, тогда Мукунда дас, был музыкальным гением — композитором и аранжировщиком. Он был лидером нашей группы. Каждый из нас играл на каком-то инструменте. Он сочинил мелодию для Говиндам. Мы устраивали санкиратну в разных местах Лондона — в Лаборатории искусств, в макробиотическом ресторане. Мы уже были довольно музыкальной группой. И когда Джордж узнал, что мы занимаемся трансцендентным воспеванием Харе Кришна, он захотел послушать нас. Сразу же мы начали проводить очень хорошие киртаны с ним в его доме. Он сказал:

— Я хочу записать это.

И первое, что мы записали — это была Харе Кришна мантра на «сорокопятке», и по-моему Шри Кришна на обратной стороне.

Эта песня заняла первое место в Чехословакии, поднялась в первую десятку хит-парада в Англии и стала первой вехой в создании альбома «Говиндам», ведущей дорожкой которой стали молитвы из Брахма-самхиты. Шрила Прабхупада конечно же был доволен тем, что мы завязали близкие отношения с «Битлз». И в потом мы жили в поместье Титтенхерст Джона Леннона до конца 1969 года. Когда Шрила Прабхупада приехал, он был очень доволен этому знакомству. Он называл эту дорожку Говиндам симфонией сознания Кришны. Она очень трансцендентная, и очень ему нравилась.

07-46 Пушта Кришна дас

Веселая история произошла в Новой Зеландии. Конечно, у Шрилы Прабхупады тоже есть предел терпения. Новая Зеландия — очень красивая страна. Преданные там очень нежные, очень сладкие. Там было много семей с маленькими детьми. Однажды после лекции Прабхупада спросил, есть ли вопросы. Один за другим отцы и матери подходили к Прабхупаде и просили:

— Шрила Прабхупада, пожалуйста, дайте моему ребенку имя.

Прабхупада давал одно имя, другое, и это продолжалось долго, и в какой-то момент один преданный попросил:

— Пожалуйста, дайте имя моей дочери.

И он ответил:

— Роза.

Я думаю, в тот момент он прошел проверку на терпение.

07-47 Гауридас Пандит дас

Однажды утром я расставил все как надо, включил фонтан, и я заметил, что на одном из кустов в саду распустилось четыре белых цветка. Я сорвал их и положил на его Вьяса-асану, на подушку. Когда он сел, он взял их, и начал вдыхать их аромат. Он держал их в руке целых два часа, пока был в саду. На следующее утро он протянул руку ко мне. Я подумал: «Он хочет цветов, но на этом маленьком кусте больше нет цветов, потому что я их сорвал вчера». Он ничего не сказал, но я понял, что должен пойти и поискать цветы. К моему удивлению, на этом маленьком кусте распустилось восемь цветов. Я сорвал все восемь и дал Прабхупаде. Он вдохнул их аромат и сказал:

— Просто вдыхая аромат именно этих цветов, — а это были цветы, не знаю как точно называются, похожи на маленькие гардении, и источали аромат. Он сказал:

— Вдыхание аромата этого сорта цветов балансирует жизненный воздух.

У Прабхупады во всем был смысл. Он не делал это для чувственного наслаждения. Он предлагал это Кришне, энергии Кришны.

Каждый день после этого случая на этом маленьком кусте вырастал букет цветов, который я предлагал Прабхупаде. Это была мистика. Еще одно подтверждение для меня, что Кришна лично защищал Прабхупаду, давая все, что надо.

07-48 Пушта Кришна дас

Что касается встреч Шрилы Прабхупады со своими духовными братьями, в марте или апреле 1976 года Шрила Прабхупада попросил меня поехать в Навадвипу и забрать Шрилу Шридхару Махараджа, чтобы привезти его на встречу со Шрилой Прабхупадой в храм ИСККОН в Майяпуре. Это было удивительное время, много преданных приехали на фестиваль. Мы только что купили у южноафриканской ятры один Мерседес для Шрилы Прабхупады. Мы переправляли его по суше, и тогда Шрила Прабхупада попросил меня быть его секретарем во время майапурского фестиваля. Мы отправились в Навадвипу, это был долгий путь, и приехали в Шри Чайтанья Сарасват Матх. Я поднялся по лестнице на верхний этаж, где Шрила Шридхара Махарадж сидел — очень пожилой джентльмен, немного старше Шрилы Прабхупады. Он повторял джапу. Я поклонился ему, пригласил в машину, и отвез его на встречу со Шрилой Прабхупадой. Мы отвели его наверх в комнату Шрилы Прабхупады. Несомненно, они со Шрилой Прабхупадой были очень близкими друзьями. Они поклонились друг другу. Очевидно, у них были очень особые отношения.

07-49 Ямуна даси

Когда мы переносили Божеств, по двое человек несло одно Божество. Занавес был закрыт, мы были внутри, украшая Божества. Вдруг кто-то нечаянно задел локтем одну из колонн алтаря. И хотя все происходило очень быстро, казалось, что идет замедленная съемка, как во время автокатастрофы, когда вы мчитесь 70 миль в час. Я помню как колонна начала падать. С быстротой молнии Шрила Прабхупада правой рукой смахнул все параферналии с нижней гранитной ступеньки, поставил правую ногу на первую ступеньку, затем поставил левую ногу на вторую ступеньку, схватив одну огромную колонну (шесть или восемь дюймов в диаметре) правой рукой, а левой рукой взял за руку Радхарани. Я увидела, как на его лице выступили капельки пота. Это первый раз, когда я увидела, как он потеет.

Шрила Прабхупада проявил такую смелость, защищая Радхарани, что я поняла, что означает раса рыцарства. Это был один из эпизодов, когда Шрила Прабхупада продемонстрировал очень личную расу с Кришной, спасая Радхарани и явив сверхчеловеческую силу и мгновенную готовность действовать. Невозможно было сделать это быстрее.

07-50 Пушта Кришна дас

В Австралии, будучи секретарем Шрилы Прабхупады, благодаря слухам, ходившим в храме, я узнал, что некоторые преданные ИСККОН не были удовлетворены успешной проповедью Сиддхасварупананды Махараджа на Гавайях. Что уж говорить, не все его последователи принимали прибежище Шрилы Прабхупады. И конечно Сиддхасварупананда Махарадж использовал книги Шрилы Прабхупады, и воспевание Святого имени стояло в центре его проповеди. Я упущу детали, потому что нет необходимости упоминать имен в нашем контексте. Но когда я наедине сказал об этом Шриле Прабхупаде, он поднял брови и сказал:

— Это вайшнава-апарадха, — он имел в виду, что это была вайшнава-апарадха по отношению к Сиддхасварупананде Махараджу.

Он объяснил это так:

— Есть много ветвей древа Господа Чайтаньи Махапрабху.

Он сказал это со всем смирением:

— ИСККОН — это не единственная ветвь древа Господа Чайтаньи Махапрабху. И мы должны развивать терпимость по отношению к другим ветвям древа Махапрабху, как в то время, так и в будущем.

07-51 Кешава дас

Любил ли Прабхупада своих учеников? И что это была за любовь? Как понять ее? Я знаю, что Прабхупада проявлял особую любовь к ученикам, и я также знаю, что у него никогда не было фаворитов. Многие люди думали, что он проявлял избирательность случайно, не намеренно. Но я знаю, что Прабхупада был доволен маленьким ребенком, который дарил ему цветок, или незначительным смиренным преданным, который не относился к лидерам. Я уверен, что его любовь, его благословения распространялись на всех в равной степени.

07-52 Гауридас Пандит дас

Примерно в семь утра перед храмом остановилась машина Прабхупады. Я знал уже, что к тому моменту он не мог ходить самостоятельно. Многие этого еще не воспринимали серьезно. Мы подготовили кресло-качалку рядом с машиной, и он пересел туда. Он попросил:

— Отнесите меня на даршан Божеств.

Мы отнесли его. Яшоданандана был там. Он тогда был Свами. Он мог носить Прабхупаду, потому что он был очень сильным. Мы подставили его перед Гаура-Нитай. Прабхупада встал и выразил почтение. Слезы потекли по его щекам. Он постоял немного. Затем он начал садиться, но кто-то убрал кресло, и он чуть было не упал. Тамал Кришна и другие преданные вовремя подхватили его. Ему снова принесли кресло. Все преданные переглянулись и подумали: «Прабхупада очень слаб». Затем его перенесли к алтарю Кришны-Баларамы, он снова встал. На этот раз кресло стояло возле него. И снова слезы текли по его щекам. Наконец, его подвели к алтарю Радхи-Шьямасундары, Лалиты и Вишакхи. Он смотрел какое-то время на них. Он повернулся и сказал:

— Я хочу видеть всех преданных в моей комнате.

Мы перенесли его в комнату, усадили его за столик, и все преданные собрались в комнате. В комнате было тесно, поэтому некоторые преданные стояли в дверях или смотрели в окна. Преданные были повсюду. Прабхупада начал говорить:

— Я приехал сюда, чтобы оставить тело, но вы не должны скорбеть, потому что я дал вам все в своих книгах. Если вы просто будете читать мои книги и сотрудничать со своими духовными братьями, все будет хорошо.

Половина преданных начали плакать:

— О нет, Прабхупада, вы не можете нас покинуть.

А Прабхупада просто повторил тоже самое несколько раз:

— Я в своих книгах. Читайте мои книги. Сотрудничайте…

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)