Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

cover

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 6

06-01 Шридхара Свами

После Ратха-ятры я приехал в Лос-Анджелес на церемонию моей инициации. Я всегда, даже до самого конца, нервничал в присутствии Прабхупады, потому что чувствовал, что он понимает мои мысли и видит мое сердце. Так или иначе, когда подошла моя очередь получить четки, Прабхупада сказал… Я подошел к Вьяса-асане и принес поклоны. Когда я начал приносить поклоны, он сказал:

— Итак, ты брахмачари?

Но я так нервничал, что не знал, что делать, поэтому стал продолжать приносить поклоны. Кто-то пытался сказать мне:

— Прабхупада обращается к тебе, Прабхупада обращается к тебе, — но я продолжал оставаться в поклоне.

Я хотел избежать этого. Потому что он был как Бог. Он пришел, чтобы спасти меня. Я освободился от тяжелого бремени. В материальном мире я испытывал большие страдания, и Прабхупада освободил меня от этого бремени. Он был так прекрасен, я был так робок. После меня осенило: «Может, он благословил меня оставаться брахмачари?» И по милости Кришны я не женился. Сражаюсь.

06-02 Барадраджа дас

Я все время думал об этом… Я надеялся иметь красивое имя. Это было очень важно для меня. Мне нравились имена инициированных преданных, но я переживал, что получу имя, которое будет звучать некрасиво или которое не будет означать чего-то великого. Но я понимал, что должен буду принять духовное имя, поскольку очевидно Прабхупада знал мое духовное имя и собирался дать мне его. Все же я переживал внутри на искусственной платформе ума. Я не мог ничего поделать с этим. Мой ум постоянно отвлекал меня. Но я понимал важность принятия. И я также думал… Мне нравилось определенное имя. Я думал: «Может я получу такое имя? Это хорошее имя». И имя было — Мадана-мохан. Я постоянно повторял: «Мадана-мохан. Хорошее имя. Надеюсь, меня так назовут». Безусловно это был просто каприз.

Итак, прошло несколько дней, и настал день инициации. Тем временем я раздобыл уже готовые четки. На самом деле этими четками я уже пользовался, потому что я уже жил в храме в Монреале в течение 6 месяцев. Это были мои четки, и я принес их на ягью во время инициации. Это было прекрасное событие, чудесные впечатления. Никогда еще не видел я такой пышности и в то же время легкости и изящества в таком маленьком пространстве. Такие простые жесты. Удивительный опыт. Во время церемонии Прабхупада брал у кого-нибудь четки, повторял на них и затем возвращал. Когда подошла моя очередь, я протянул ему свои четки, и он взял их. Они не были совсем уж маленькими, примерно такого же размера, как у многих. Но все же маловаты. Я дал ему четки, он взял их, посмотрел неодобрительно и сказал:

— Ты не нашел четок побольше?

В этот момент я подумал: «Четки!» Я уже был в растерянности. Мои ноги подкашивались. Я не знал, что сказать, поэтому молчал. Кажется, я пожал плечами. Он взял четки, начал повторять. Он повторял, повторял, а я думал: «Мадана-мохан, Мадана-мохан». В уме все время крутилось это имя. Я ждал, ждал, ждал. Наконец, он закончил повторять. Он вернул мне четки. Перед тем, как я их взял, он спросил:

— У кого-то еcть уже имя Мадана-мохан?

Преданные ответили:

— О, да, да, Прабхупада. Есть такой преданный.

И после этого не прошло и секунды:

— Твое имя — Барадраджа. Повторяй 16 кругов.

06-03 Хари Виласа дас

Меня пригласили в его комнату, чтобы получить брахманическую инициацию в Гаятри-мантру. Я чувствовал сильное воодушевление. Я зашел в комнату и поклонился. Прабхупада посмотрел на меня и сказал:

— Подойди ближе.

Я подошел поближе, насколько мне казалось это приемлемым. Он сказал:

— Еще ближе.

Он усадил меня рядом с собой и передал мне листок бумаги с написанной Гаятри-мантрой. Затем он сказал:

— Еще немного ближе, — и начал повторять слова мантры прямо мне в ухо. Мне это очень нравилось. Мы были одни в комнате. Это было очень сокровенно. После этого я собирался уезжать на следующее утро. Он заговорил со мной:

— Итак, ты уезжаешь?

Я сказад:

— Да, Прабхупада.

Он сказал:

— Ты едешь через Кале?

Я удивился: «Почему он говорит это? Откуда он вообще знает о Кале?» Кале — это французский порт на берегу Северного моря. Я же ехал из Дувра в Болонь. Я сказал:

— Нет, Прабхупада, не в Кале. У «Ховеркрафта» нет рейсов из Дувра в Кале.

Он спросил:

— Ты уверен?

Я ответил:

— Да, Прабхупада. Вы не правы.

Тут до меня дошло, что я сказал. Я сказал Прабхупаде, что он не прав. Я почувствовал, что не должен был так говорить. Он смотрел на меня, улыбался и сказал:

— Все хорошо. Спасибо большое.

Затем я поклонился ему. Ом агйана тимирандасйа.

И он сказал:

— Большое спасибо. Продолжай искать работу в Париже.

Я удалился. Я приехал в Дувр, и все время думал: «Почему я сказал «нет» Прабхупаде? Мне надо было просто промолчать». Итак, когда я приехал в Дувр, я услышал объявление:

— Леди и джентльмены, из-за надвигающегося шторма рейс «Ховеркрафт» в Болонь отменяется, — я услышал это, и немного удивился. И потом они объявили, — Сегодня запланирован только рейс «Ховеркрафт» в Кале.

Я подумал: «О нет! Какой же я глупец!» Прабхупада спросил меня: «Ты уверен»? А я еще настаивал: «Да, я уверен». Я отчетливо помню этот эпизод.

06-04 Гуру дас

Нам сообщили о правилах и ограничениях. Он ничего не сказал о них. Он просто сказал:

— Повторяйте шестнадцать кругов. И сознание Кришны означает быть счастливым.

Он повторял это много раз. Сознание Кришны — это счастье. Это была очень-очень сильная вещь. Иногда Прабхупада давал хорошие, короткие наставления. Однажды мы были в Нандаграме, рассматривая картины. Они были прекрасны. Он повернулся ко мне и сказал:

— Живопись значит полный желудок.

Очень метко, очень коротко и очень сладко, и в этом есть немного философии.

Он сказал:

— Если кто-то голодает, он не может думать о том, чтобы создавать или смотреть на картины. Они думают, как наполнить свои желудки.

Поэтому, сознание Кришны означает быть счастливым. Это звучало очень мощно! И было актуальным в течение многих лет. Он сказал это на инициации.

06-05 Шридхара Свами

Прабхупада был в Лос-Анджелесе. Мы успешно распространяли много книг. Мы подумали, что можно навестить его и рассказать о наших успехах. У меня возникла идея выучить стих на санскрите. Немногие преданные были сведущи в санскрите в то время. Я подумал предложить молитву Прабхупаде. Мы приехали к нему к обеду и предложили ему молитву:

твам мах сандаршито дхатра дустарам ниститиршатам калим саттва-харам пумсам карма-дхара иварнавам

«О добродетельный, мы думаем, что встретили тебя по воле провидения, чтобы избрать тебя капитаном корабля, на котором находятся те, кто желает пересечь полный превратностей океан Кали, лишающий человека всех хороших качеств».

Это было забавно. Сейчас я конечно проклинаю себя за это. Но Прабхупада пригласил нас на обед с ним. Я сказал:

— Нет. Мы хотим вернуться и распространять больше книг, Прабхупада.

Так мы лишили себя еще одной возможности.

06-06 Барадраджа дас

Мои родители были против свадьбы. Их пугала идея того, что я женюсь на Движении. Они отказались присутствовать на свадьбе. И моя мать отправила телеграмму Прабхупаде со словами, что у меня хронические отклонения в психике. Абсолютная неправда. Даже если и правда, я об этом не знал. Она была очень рассержена и написала гневное письмо Прабхупаде, телеграмму. Это было за день до свадьбы. Я не видел телеграмму, но узнал о ней. Прабхупада вызвал меня. Это была моя вторая встреча с Прабхупадой. Он позвал меня и сказал:

— Мне пришла телеграмма от твоей матери. Она говорит, что ты сумасшедший. Это правда?

Я подумал немного и ответил:

— Я так не считаю, Шрила Прабхупада, но подозреваю, что может быть она сама…

Этого конечно не стоило говорить о своей матери. Прабхупада никогда этого не терпел. Он никогда не терпел, когда относились с неуважением к родителям. Но этого не мой случай. Однажды он заставил Брахмананду кланяться его матери. Но я хотел показать Прабхупаде свою независимость. Я хотел, чтобы он знал, что мой ум в полном порядке. И это было частью процесса — разрубать узы мирской семейной привязанности, мешающие мне делать то, чего я жаждал от всего сердца под его мудрым руководством и благодаря его доброте. Итак, я сказал:

— Я думаю, что может она сама…

Он рассмеялся от всего сердца. И сказал:

— Все хорошо, — и добавил, — Если кто-нибудь спросит, скажи, что я никогда не получал эту телеграму.

06-07 Хари Виласа дас

Перед пресс-конференцией Прабхупада обратился к преданным. В комнате собралось около тридцати молодых преданных, семнадцати или восемнадцати лет. Я пришел, когда собрание уже началось. Когда я пришел, то находился в иллюзии и думал, что это я все организовал. Я заставил всех расступиться, чтобы пройти вперед. Я пришел с другим преданным, Гьянашьямом, который сел у входа, очень смиренно и тихо. Я пробрался прямо к Прабхупаде и сел рядом с ним. Другой преданный, Лочанананда, представлял всех. Он представил меня:

— А это Хари Виласа, Прабхупада, президент храма.

Прабхупада даже не посмотрел на меня. Я сразу же почувствовал себя неприятно и подумал: «Почему он не посмотрел на меня? Ему назвали мое имя. Он ничего сказал. Он даже не кивнул». Я понял, что, должно быть, сделал что-то не так — растолкал всех, чтобы оказаться на переднем плане. Затем Лочанананда сказал:

— А там Гьянашьяма в заднем ряду. Он переводчик ваших книг.

Прабхупада сказал:

— Где он? Пусть встанет.

Гьянашьяма встал, и Прабхупада сказал:

— Большое тебе спасибо.

Теперь я точно понял, что сделал что-то не так. Я понял, что возгордился собой, иначе почему Прабхупада не признал меня, как он это сделал с Гьянашьямом? Прабхупада поблагодарил всех преданных за их участие в Движении сознания Кришны, и наконец было объявлено, что мы только что открыли новый храм. Это было крупное событие. Прабхупада спросил:

— Где находится храм?

Лочанананда ответил, что он за чертой города. Прабхупада первый раз посмотрел на меня. Его взгляд был очень серьезным. А я едва ли мог смотреть на него. Он уже опустил мое положение, и я раскаивался в своей заносчивости. Он спросил меня:

— Как далеко находится храм от Парижа?

Его вопрос поставил меня в тупик. Я сказал:

— Ну, это недалеко, Прабхупада.

Он спросил:

— Да? Сколько ехать на машине?

Я ответил:

— Примерно сорок пять минут.

Он просил:

— Да? А на поезде?

Я подумал: «Ну и ну! Почему он задает такие вопросы?» Я был сбит с толку и сказал:

— Около часа.

Он сказал:

— О. Это очень далеко.

Я ответил:

— Да, Прабхупада, это очень далеко.

Я понял, что мой гуру исправляет мой несовершенный разум и разбивает мои иллюзии. Я понял, почему я принял его как своего духовного учителя — он мог указать на мои недостатки очень точным образом. Я нуждался в этом. Я был очень счастлив. Униженный, но очень счастливый.

06-08 Гуру дас

Мы были на первой Кумбха-меле. Там был большой шатер. Он выглядел как кочевой бедуинский шатер. Очень большой. Прабхупада был там. Мы все собрались. Не все, а так называемая большая артиллерия. На самом это не так, что он нас больше любил, чем других. Просто потому, что мы чем-то занимались, у нас был взаимообмен с ним. Еще стоит упомянуть, пока я не забыл, когда мы ехали в поезде, Прабхупада сказал:

— Нет такого преданного, которого я люблю больше, чем других. Подобно Кришне. Дождь проливает свою милость везде. Так же и Кришна любит всех своих преданных одинаково, но если кто-то делает шаг к Нему навстречу, Он ответит. Он покажет Свою любовь.

Так и Прабхупада демонстрировал свою любовь тем людям, которые что-то делали. Там собрались так называемые лидеры. И он спросил нас:

— Откуда вы знаете, что Кришна — Бог?

Кто-то ответил:

— Потому что так говорится в «Бхагавад-гите».

Прабхупада сказал:

— Кто-то возразит, что это всего лишь книга.

Я сказал:

— Потому что вы так говорите, Прабхупада.

Он ответил:

— Я просто старик. Кто-то возразит: «Откуда он знает? Он просто старик».

Итак, мы не знали, что ответить. И Прабхупада сказал:

— Ответ в том, что вы чувствуете экстаз. Вы чувствуете блаженство. Вы чувствуете нектар. Чтобы судить о пудинге, надо его отведать.

Я подумал: «Какой сильный ответ!» Я действительно много раз ошущал экстаз, и это помогало мне продолжать. Я был образован, но действительно, с самого начала мое сознание Кришны было связано с Прабхупадой.

06-09 Барадраджа дас

Прабхупада попросил меня нарисовать образец. Он не сказал образец, он попросил:

— Ты можешь нарисовать Господа Чайтанью?

И несомненно он хотел ее увидеть. Через несколько дней после свадьбы моя жена Рукмини принесла свою картину. Были работы и других художников. Прабхупада рассматривал все работы. А я сделал рисунок Господа Чайтаньи, но он был незаконченным. Я нарисовал фигуру Господа Чайтаньи, но все остальное было в виде наброска. Я вложил всего себя в лицо Господа Чайтаньи, Его выражение и настроение. Я нарисовал в меру моего понимания. Прабхупада рассмотрел работы других преданных. Моя картина была скручена на столе. Он изучил картину Рукмини и похвалил ее. Он сказал:

— Очень хорошо, — он оценил ее.

Затем он заметил скрученный лист бумаги на столе и спросил:

— А это что?

Кто-то сказал:

— Это рисунок Барадраджа.

Прабхупада взял рулон, и по мере того, как он раскручивал лист сверху, первое, что ему открылось, было лицо Господа Чайтаньи. Как только Прабхупада увидел лицо, глаза его расширились. Глаза Прабхупады и без того были широкими, но когда он восхищался чем-то, они увеличивались в размере еще больше. Он развернул всю картину. На его лице засияла большущая улыбка. Его лицо расширялось и зубы заблестели, все его лицо засветилось как солнце. Как-будто бы из него исходили лучи. И, смотря на картину, он сказал:

— Ааа! Муж лучше.

06-10 Хари Виласа дас

После того, как закончилась пресс-конференция и знакомство с преданными, я заказал такси для себя, Прабхупады, Аравинды и Шьямасундары. Я сидел слева на заднем сиденье, Прабхупада — посередине, а Аравинда — справа. Мы ехали через центр Парижа, через главный перекресток, Площадь Согласия, очень престижное место Парижа. Оттуда видны Елисейские поля, которые выходят на Триумфальную арку. И также стелу. Египесткую форму, которую Наполеон привез во Францию. Тогда Прабхупада попросил меня… Нет, в тот момент я задал Прабхупаде вопрос. Я все время читал «Бхагавад-гиту» и записывал вопросы. Я думал, что, если я когда-нибудь встречусь с Прабхупадой, я задам все свои вопросы. Мы застряли в пробке, и я спросил Прабхупаду:

— Что означает этот стих?

Это был стих «я ниша сарва-бхутанам» — «Когда все просыпаются, мудрец спит. Но когда для мудреца наступает время бодрствования, все существа спят».

Я просил:

— Что значит этот стих?

Было очень шумно, и он спросил:

— Что ты сказал?

Аравинда спросил:

— Что означает этот стих?

Прабхупада сказал:

— О, да.

Он услышал фразу «время бодрствования, что означает этот стих?» и сказал:

— Да, 4 утра! Все наши преданные просыпаются в 4 утра, принимают омовение и идут на мангала-арати.

Аравинда улыбнулся и сказал:

— Нет, Прабхупада. Что означает этот стих — я ниша сарва-бхутанам?

Прабхупада тоже улыбнулся и сказал:

— Да. Это означает, что когда мы видим карми, мы смеемся. А когда карми видят нас, они смеются. Но наш смех лучше. Мы знаем, что они неправы. Когда они видят нас, они думают, что мы тратим время зря, повторяя Харе Кришна. Мы видим их и понимаем, что они теряют время впустую в материальной жизни. Но наш смех лучше.

06-11 Барадраджа дас

Первая выставка была готова… чудом. И первый раз сюда на фестиваль приехали толпы преданных. Был удивительный год. Прабхупада приехал, и на удивление мы завершили работу над серией выставок-диорам, которые мы соорудили полукругом в виде подковы перед недостроенным майяпурским храмом. Диорамы находились в бамбуковых хижинах. Мы все слепляли коровьим навозом и завязывали стеблями маранты. Но мне кажется, что тогда были самые чудесные выставки, потому что они были наполнены живой энергией.

Мы начали с одной стороны… На самом деле меня там не было, я пропустил начало. Я завершал какие-то приготовления. В это время тур Прабхупады уже начался, когда он первый раз видел эту выстувку. Все преданные уже собрались там, и я побежал, чтобы догнать остальных. Они начали осмотр с последних диорам и двигались к первым. Первая диорама была моим творением, а одну из последних сделала Рукмини. Не самая последняя, но одна из них. Итак, Прабхупада постепенно двигался от одной сцены к другой, и подошел к ее диараме. Она изобразила сцену, в которой Господь Чайтанья падает в экстазе перед Божеством Джаганнатхи, Субхадры и Баладевы. Господь Чайтанья оцепенел как палка в состоянии трансцендентного экстаза. Прабхупада созерцал эту сцену и можно было видеть, как он пьет нектар. Он был очень впечатлен и спросил:

— Кто сделал это?

В это время я присоединился и сказал:

— Моя жена Рукмини.

Прабхупада сказал:

— Очень, очень хорошо.

Он медленно перешел к следующей диораме, идя по кругу, и наконец подошел к последней диораме, которую сделал я. Она изображала сцену, в которой Нрисимхадева разрывает Хираньякашипу, а Прахлада стоит рядом с Господом и возносит молитвы. Фотография этой сцены была помещена в песенник, в одно из первых изданий. Прабхупада рассмотрел и спросил:

— Кто сделал это?

Я ответил:

— Это моя работа, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— Тебе нужно еще подучиться. Она еще не совершенна. Жена сделала лучше, мне кажется.

06-12 Гуру дас

Итак, в пандале на Кумбха-меле Прабхупада сказал:

— Вы знаете, что Кришна — Бог, благодаря экстазу. Чтобы судить о пудинге, надо его отведать.

Прошло уже много-много лет. Я говорю о семи или восьми годах после той утренней прогулки в Филадельфии. Прабхупада остановился. Все остановились.

— Откуда вы знаете, что Кришна — Бог?

Я выждал, пока несколько преданных предложили свои варианты ответа. Никто не знал. Я сказал:

— Потому что вы чувствуете экстаз. Вы чувствуете нектар. Чтобы судить о пудинге, надо его отведать.

Он сказал:

— Нет, потому что «Бхагавад-гита» говорит об этом.

Я сказал:

— Но, Прабхупада, вы сказали…

Я не успел закончить, как Прабхупада уже ушел. Это было одно из тех противоречий, которые на самом деле не были противоречиями, потому что они трансцендентны.

06-13 Шридхара Свами

В один момент у нас буквально не было ни одного человека, потому что западные преданные болели. Лично я никогда не болел в Индии. Другие приезжали упитанными и уезжали худыми, но я приехал худым и уехал упитанным. В Бомбее на Харе Кришна Ленде было много работы, но у нас буквально не хватало рук. Преданных было очень мало. Тамала Кришна был Джи-би-си, и он обсуждал эту проблему с Прабхупадой. Я был незначительным брахмачари. Я немного проповедовал, привлекая в ИСККОН пожизненных членов. Так или иначе, Прабхупада вызвал меня в свою комнату, и Тамал был там, и он спросил меня:

— Шридхара, что нам делать? Что мы можем сделать? У нас проблема.

Я был поражен и сказал: «Ну, я попытаюсь работать еще усерднее, Прабхупада». Я не знал, что ответить, потому что был сбит с толку.

06-14 Хари Виласа дас

Итак, Прабхупада зашел. Он сразу захотел получить даршан. У нас был простой алтарь Гуру-Гауранги, изображение Панча-таттвы. Итак, он зашел в храм, я сильно разволновался. Я не знал, что будет, одобрит ли он. У нас все было очень просто. Он посмотрел и сказал:

— О, мой Гуру Махараджа присутствует здесь, — и предложил дандаваты.

Это очень меня тронуло. Здесь был Прабхупада. Это было в 1970 году. Но такой великий человек предложил свои дандаваты нашему скромному алтарю. Удивительно!

06-15 Барадраджа дас

Он сказал:

— Художник поклоняется Кришне своим разумом.

Сидя и думая о Кришне и принимая разумные решения, как нарисовать Кришну, художник занимает свой разум в служении Кришне. И таким образом Кришна открывается ему.

06-16 Гуру дас

Коммунисты… Это происходило в Калькутте, когда бомбили Северную Калькутту. Мы выставили несколько сидений для пожизненных членов за одну рупию. И пришло несколько коммунистов, и они сказали:

— Это ущемление прав. Эти сидения стоят одну рупию, некоторые люди хотели бы сесть на них, но они им не по карману.

Я сказал:

— Некоторые люди являются пожизненными членами и они хотели бы сесть на стулья, поэтому мы предоставили такую возможность. Если вы считаете это нарушением прав и если вы хотите сесть, сядьте.

Они сели на сиденья и успокоились, но перед этим они передали клочок бумаги Прабхупаде на сцену, на котором было написано: «Убирайтесь или умрите». На их языке это означало «Убирайтесь из Индии, или умрите». Прабхупада начал программу с пения молитв «Брахма-самхиты», очень красивых. И это всех успокоило.

06-17 Хари Виласа дас

На лекции присутствовало две тысячи гостей, и среди них было несколько критиканов. Мы беспокоились. Там были анархисты и коммунисты. Молодые ребята, но их было достаточно много. Когда Прабхупада начал говорить, он сидел на удивительной, красивой Вьяса-асане, которую сделали для него. Очень впечатляющая. И они начали скандировать:

— На пол! На пол! На пол!

Прабхупада спросил переводчицу Джьотирмайи:

— Что они говорят?

Она ответила:

— Прабхупада, они говорят, что вы должны сесть на пол.

Наступил момент молчания. Прабхупада посмотрел на крикунов и сказал:

— Если кто-то квалифицирован, он может сесть на Вьяса-асану. Это сиденье не принадлежит мне. Это сиденье Вьясы. Человек, квалифицированный говорить о философии «Бхагаваты», может сидеть на нем. Но если это поможет вам лучше слушать меня, я сяду на пол.

И тогда что-то случилось. Когда он сказал это, и его слова перевели, этих слов было достаточно, чтобы усмирить их. После чего они сидели молча и с почтением слушали Прабхупаду. Просто благодаря тому, что он так сказал: «Если это поможет вам лучше слушать меня, я сяду на пол».

06-18 Шридхара Свами

В Индии у меня была возможность видеть, как Прабхупада ожидал очень многого от индийцев и вдохновлял их. Потому что в основном он привлекал людей очень высокого класса — крупные промышленники, и не просто люди с деньгами, а те, кто следовал принципам, если даже не вайшнавы… Например, доктор Патель. Это была самая удивительная дружба, или общение, можно по-разному назвать. Я был участником многих случаев, когда Прабхупада очень близко общался с ним, они были как друзья. Порой Прабхупада позволял ему резкие высказывания. Доктор Патель часто бросал вызов Прабхупаде и шутил с ним.

Но я видел, и пропитался этим пониманием, что если бы только индийцы приняли сознание Кришны и практиковали его так, как это делал Прабхупада, это стало бы великой поддержкой движения санкиртаны Господа Чайтаньи. Прабхупада действительно хотел привлечь индийцев. Он был очень обходителен и почтителен с ними, но в то же время не позволял говорить им глупости. Он вкладывал столько уважения и любви, что им даже нравилось когда Прабхупада отчитывал их. Он часто говорил: «Я могу так делать. Вы не можете».

06-19 Гуру дас

Прабхупада запел молитвы «Брахма-самхиты». Они были чудесны. Пение успокоило всех. На сцену вышла Пишима с женщинами, большинство из которых были бенгалками. Все они поднимались на сцену. Мы только закончили возносить молитвы из «Брахма-самхиты», и были готовы начать программу, но тут начался этот шум. Они так шумели! Они болтали «та-та-та». И какой-то мужчина сказал им: «Потише, потише». А они начали шуметь еще сильнее.

Прабхупада позвал меня и спросил:

— В чем дело?

Я ответил:

— Пишима хочет привлечь ваше внимание.

Прабхупада посмотрел на меня, словно бы говоря: «У нас здесь программа, так в чем дело?»

Я сказал:

— Некоторые ученики и благожелатели Пишимы тут, и они шумят.

Он сказал:

— Так останови их.

Я пошел туда и насколько позволяла моя вежливость, обратился к ним:

— Пожалуйста, успокоитесь.

Это продолжалось три или четыре минуты. Я подошел к Прабхупаде и сказал:

— О’кей.

Он сказал:

— Я уже наказывал ее, но придется сделать это еще раз.

06-20 Барадраджа дас

Прабхупада говорил о качествах человека, и как тяжело судить о них. Судить о качествах человека — это дар. Совсем не просто сравнивать одного человека с другим. Это не вопрос каких-то социально-экономических стандартов. Он сказал:

— Моя бабушка была опытна в этом. Она была простой женщиной, необразованной, но все уважали ее мнение.

Пытаюсь вспомнить. По-моему это было о его сестре. Много женихов сваталось к его сестре, но сначала им нужно было пройти через бабушку. Она оценивала, и решала, кто был достойным женихом, а кто нет. Был один очень образованный юноша, из хорошей семьи, очень богатый, просто бриллиант! Бабушка спросила:

— Ты умеешь ездить на велосипеде?

Юноша ответил:

— Нет, я никогда не учился.

Он было молодым человеком, может лет 20. Она ничего не сказала. Это был один из вопросов, которые она задала ему. И после встречи родственники у нее спросили:

— Что ты думаешь о нем?

Она ответила:

— Он бесполезен.

Все были просто в шоке. Она сказала:

— У него нет запала. У любого парня есть возможность научиться ездить на велосипеде. У него даже своего велосипеда может не быть, он возьмет у друга. У кого есть желание, тот научится. У него нет запала. Он бесполезен.

06-21 Хари Виласа дас

В полночь мы ждали около олимпийского театра такси, потому что мы были так бедны, что у нас не было своей машины. У нас вообще ничего не было. Мы только переехали в наш новый дом. Пока мы ждали такси около уличного кафе, я спросил Прабхупаду:

— Я знаю, что вы устали. Присядьте здесь.

Прабхупада посмотрел на стул, на заведение, и сказал:

— Что это за место?

Я сказал:

— Это уличное кафе.

Он сказал:

— Кафе? Они здесь пьют и курят?

Я ответил:

— Да, Прабхупада.

Он сказал:

— Гуру не может сидеть в таком месте.

Я подумал: «Здорово! Потрясающе! Всякий раз, когда я разговариваю с Прабхупадой, он дает мне наставления о сознании Кришны». Это было очень-очень удивительно. Я сказал:

— Хорошо, Прабхупада, простите. Я думал, что вы устали.

Он ответил:

— Ничего страшного. Гуру не может сидеть в таком месте.

Подъехало такси, и на обратном пути я спросил Шьямасундару:

— Уже полночь. Нам обязательно приходить вовремя на мангала-арати?

Он сказал:

— Преданные должны спать шесть часов. Выспись шесть часов и вставай. Хорошо?

Я сказал:

— Да, хорошо.

С этим пониманием мы легли спать.

В 4:35 кто-то дернул меня за руку:

— Вставай, глупец! Вставай!

Я проснулся с мыслями: «Это что — дурной сон? В чем дело?» Преданный сказал:

— Прабхупада так сердится.

Я сказал:

— Почему? Что случилось?

Он ответил:

— Потому что не было мангала-арати. Преданные не проснулись.

Я сказал:

— О, Боже.

Я был сбит с толку. Я помчался вниз по лестнице, кто-то из преданных начал петь киртан. Все смотрели на меня косо:

— Почему ты это допустил?

Я попытался объяснить, но потом замолчал. Кто-то схватил меня и сказал:

— Пойдем. Быстрей.

Я сказал:

— В чем дело? — мы только что начали петь мангала-арати.

Он сказал:

— Прабхупада хочет, чтобы ты пошел на утреннюю прогулку.

Я вышел на улицу. Там был Прабхупада, он ждал. Мы отправились на прогулку. Это было здорово. Неожиданно мы оказались на свежем воздухе. Было 6:00 утра, ясный весенний день. И тогда Прабхупада заговорил:

— Шьямасундара, почему все грихастхи в майе?

Шьямасундара ничего не ответил. Прабхупада остановился, посмотрел на него и ответил сам:

— Потому что это их положение.

06-22 Гуру дас

Иногда он говорил о том, каково это было приехать в США. Для него это было нелегко. Не только потому, что он был болен и ему приходилось готовить для себя. Но он чувствовал, что это чужая страна. И даже после того, как он уже приехал сюда, сначала у него были сомнения. Чтобы избавиться от этих сомнений, он приходил на пристань и узнавал расписание отходящих в Индию кораблей. Сотрудник таможни говорил ему: «Свамиджи, Вы приходите сюда вот уже целый год, чтобы узнать расписание рейсов, но когда же вы уедете?»

06-23 Хари Виласа дас

Он сказал:

— Когда я первый раз приехал в Америку, моим планом было — просто сделать санньяси.

И он посмотрел на нас. Мы сидели молча. Он продолжил:

— Но это было невозможно, и тогда я подумал: «Пусть они женятся. Муж даст жене одного ребенка, она уедет во Вриндаван, и тогда он сможет принять санньясу».

Он снова посмотрел на нас и сказал:

— Но это тоже невозможно. И это тоже не беда. Просто повторяйте Харе Кришна.

Его слова шокировали нас. Мы продолжали прогулку. Прабхупада остановился, посмотрел на дом и сказал:

— Это первоклассный дом, — он посмотрел на забор, и сказал, — в Индии только лучшие из джентльменов имеют такие дома, — там был железный забор, красиво расписанный, и он сказал, — посмотрите на сад. Он совершенен. И посмотрите на дом. Он тоже совершенен.

Он сказал:

— Он слишком совершенен.

Я был в шоке. Он сказал:

— Он слишком совершенен, потому что джентльмен, живущий в этом доме, не сможет с ним расстаться. Когда он умрет, он снова родится здесь. Он родится как собака или клоп, потому что он привязан к этому месту.

И он процитировал стих:

— Гриха-кшетра-сутапта-виттайр джанасья мохо ’ям ахам мамети. Он слишком красив, и его привязанность останется с ним. Это и есть материальная жизнь.

06-24 Барадраджа дас

Прабхупада и я обсуждали разные проекты. В моей голове было полно идей, дюжина проектов. Я только приехал в Индию, и у меня было так много идей. Я вышел, и первого, кого я увидел — был первый, человек с которым я познакомился еще в Америке. Я не видел его уже давно. Это был Девананда, который к тому времени уже получил санньясу. Девананда Свами. Мы обрадовались, и предложили друг другу поклоны, и обнялись. Я стоял около минуты на лестнице, разговаривая с ним, как вдруг ко мне подбежал Сатсварупа, личный слуга Прабхупады в то время, явно в возбуждении и сказал:

— Барадраджа, пойдем. Прабхупада хочет сказать тебе еще что-то. Пойдем обратно.

Я сказал Девананде:

— Пожалуйста, извини. Я должен идти. Меня зовет Прабхупада. Поговорим позже.

Я поговорил с ним буквально минуту, может полторы. Я прибежал к комнате Прабхупады в конце длинного коридора, зашел и поклонился. Я поднял голову и поймал взгляд Прабхупады, очень серьезный. Он сказал:

— Итак, мы обсудили много вещей. Тебе предстоит много всего сделать. Не думай, что у тебя есть время стоять и болтать.

06-25 Шридхара Свами

Прабхупада хотел занимать индийцев разным служением. Он не смотрел на них как на тех, кто приносит деньги, хотя многие из джентльменов, с которыми он общался, были бизнесменами. К нему приходили также многие садху, очень религиозные люди. Перед тем, как стать садху, Прабхупада сам также был аристократом и общался в подобном кругу людей. Это были принципиальные люди.

Был один человек, г-н Бриджратан Мота — очень крупный промышленник, который был женат на дочери Бирлы. В то время семья Бирлы была самой большой в Индии. Этот человек часто приходил, сидел с Прабхупадой и слушал его. Он немного повторял джапу и давал советы Прабхупаде. Прабхупада внимательно относился к его советам, потому что он был хорошим бизнесменом.

Мы потратили кучу денег на строительство храма в Бомбее. Мы допустили несколько ошибок, нас даже обманули. В конце, когда пришло время оплатить последние счета и разобраться со всеми подрядчиками, мы пересмотрели контракт на предмет подлога. И к нашему счастью, Прабхупада передал все дела господину Мота. Он уполномочил его решать, кому платить, сколько платить и сколько удержать. И конечно же он сэкономил нам много денег.

Было множество других подобных примеров. В своих письмах Прабхупада писал о строительстве бомбейского храма. Он написал письмо Гирираджу о Сумати Морарджи и попросил создать комитет попечителей в лице пожизненных членов ИСККОН, которые будут ответственны за строительство храма. Он писал: «Наша обязанность — проповедовать. Нам не стоит вникать в эти мирские дела. Пожизненные члены уже инвестировали в нас, а мы инвестируем в них нашу проповедь, поэтому передай им эту ответственность».

06-26 Гуру дас

Было видно, что Прабхупада очень любил Джорджа. И философски был заинтересован в Джоне. У них было много философских бесед. Джордж — это очень практичный человеком, даже до сих пор. Мы были знакомы только полтора месяца. И он вел себя как друг, подобно Прабхупаде, не думающий только о себе, открытый. И Прабхупада догадывался об этом. Поэтому очень по-дружески и уважительно относился к Джорджу. И тот был тоже очень дружелюбен и уважителен к Прабхупаде. Они говорили о наркотической зависимости. Подобно тому как кто-то привязан к наркотикам, мы привязаны к Кришне.

Было также интересно, что в то время Джон и Йоко очень сильно подсели на героин, когда мы там жили. Мы не знали об этом. Я не знал об это до какого-то момента. Но интересно, что Прабхупада читал мысли. Иногда, если вы просто рассказываете о вечной истине, проблема решается сама собой. Но Прабхупада, казалось, мог понять, что у человека на уме. Обычно это приводило к тому, что у человека развивалась любовь или вкус к повторению Святых имен и к философии. То, как это делал Прабхупада, было замечательно. Он никогда не критиковал их, не задавал много вопросов о них. Он говорил так, как говорят актеры, когда они вживаются в роль. На самом деле это состояние транса. Все остальное для вас исчезает, когда вы погружаетесь в то, что делаете. Это сознание Кришны. Это вкус к воспеванию. Это то, как он проповедовал.

06-27 Барадраджа дас

Он сказал:

— Ученики Аравинды так восхищались его величием, что были в замешательтсве, они не знали, что делать. Когда Аравинда умер, они не знали, что делать с его телом. Они думали, что он в самадхи. Они оставили его сидеть там, — он рассказывал, — пока тело не начало смердеть.

Он сказал:

— У него не было разумных учеников. Его ученики не могли отличить живого человека от мертвеца. Какой толк от таких непутевых учеников? У них не было разума. Тебе не следует критиковать других учителей, это не твое положение. Но ты можешь критиковать их учеников. Ты можешь сказать, что они глупы.

06-28 Хари Виласа дас

Мы выходили на утренние прогулки в предместьях Парижа. Однажды мы вышли на прогулку. Я тоже присоединился, но шел с трудом. Я порезал стопу и занес инфекцию, проигнорировав лечение. Прабхупада заметил, что я дрожу от холода. Утром было прохладно, на мне была одна курта. Прабхупада спросил:

— Как ты себя чувствуешь?

Я сказал:

— Хорошо, Прабхупада.

Прабхупада увидел, что я прихрамываю, и спросил:

— Тебе холодно?

Я ответил:

— Нет, не особо.

Он сказал:

— Если хочешь, я дам тебе одежду.

Прабхупаду волновало мое состояние, и он всегда чутко относился к состоянию других преданных. Инфекция была настолько серьезной, что я был вынужден пойти в больницу. Но перед тем, как я пошел в больницу, мы организовали большую программу в Школе архитектуры. На лекции Прабхупада рассказывал о варнашрама-дхарме и что те, кто не следует ей, живут как собаки. Когда настало время вопросов, один джентльмен встал и спросил с французским акцентом:

— Да, Свами. Я хочу спросить. — С таким французским акцентом. — Что плохого в том, чтобы быть собакой?

Прабхупада ответил:

— Если вы думаете, что это хорошо, тогда я даю вам свои благословения. Вы можете родиться собакой в следующей жизни.

Эти слова повергли преданных в шок, потому что чистый преданный дал этому человеку благословение на то, чтобы он стал собакой в следующей жизни. Это было нечто.

06-29 Гуру дас

Он попросил меня организовать встречу с послом США в Индии, потому что я с несколькими преданные уже встречался с ним. Он должен был уехать из Дели через 2 дня, и Прабхупада хотел, чтобы я встретился с ним как можно скорее. У меня получилось организоваться встречу на следующий день. Мы поехали туда, и взяли с собой нескольких преданных. Насколько я помню там был Динанатх и Ядубара. Ядубара был участником Корпуса мира, и мы могли этим воспользоваться. А другой преданный был из военно-морского флота. Мы конечно не стали говорить, что он оставил его ради сознания Кришны. Так или иначе мы пытались показать себя с какой-то стороны. В любом случае, на этот раз атмосфера была дружелюбной. И он знал меня еще по программе «Пища жизни». Через посла я смог получить тонны продовольствия для раздачи прасада. К сожалению в Индии никому это не нравилось, потому что мы использовали сойу, смешанную с сахаром. Даже коровам эта еда не нравилась. Это конечно было забавно. Но он давал нам тонны продовольствия и я ему нравился. Итак, встреча была организована, и посол спросил, не хотим ли мы чаю. Прабхупада сказал, что мы не пьем чай. Посол распорядился принести нам теплое молоко в чашках и блюдцах «Американ Игл» с золотой каемочкой.

Прабхупада объяснил:

— Есть много различий, но они не важны. Например, вы можете считать себя американцем. Вы можете считаеть меня индийцем или индусом. Но в сознании Кришны мы поднимаемся над этими телесными отождествлениями. Это все может меняеться. Мы можем изменить свое имя, получить другой паспорт, принять другое гражданство. Все это временно, но мы не должны думать друг о друге таким образом, потому что это нас разъединяет. Точно так же, как я не называю вас г-н Полосатый Костюм (Кеннет Китинг носил серо-белый полосатый костюм), а вы не называете меня г-н Оранжевая Ряса. Мы ценим друг в друге нечто большее, и мы не позволяем г-ну Полосатому Костюму и г-ну Оранжевой Рясе препятствует нашей дружбе.

И затем он сказал:

— Я же не пью это молоко моим локтем, — все расхохотались.

Кеннет Китинг был так впечатлен, что он отодвинул встречи с другими послами, которые фотографировались рядом с американским посольством. Его секретарша все время заходила и говорила:

— Г-н посол, посол Швейцарии хочет вас сфотографировать.

А он говорил:

— Да, да, — но продолжал смотреть на Шрилу Прабхупаду.

Потом ему сказали, что русский посол не может больше ждать. И тогда Кеннет Китинг сказал:

— Мы должны завершить нашу встречу, спустившись с небес на землю. Мне нужно удалиться.

Прабхупада тут же сказал:

— Я должен завершить нашу встречу, спустившись с небес на землю. Я хотел бы встретиться с вашим президентом, — в то время президентом США был Никсон.

Кеннет Китинг ответил, что он уже получал от нас такой запрос, но г-н Никсон не изъявил желания встречаться с кем-либо из Индии, но он попытается.

06-30 Барадраджа дас

У Муралидхары была та же творческая трудность, загадка: «Что я знаю о Кришне? Как мне Его нарисовать?» У меня были такие же сомнения. «Достоин ли я? Возможно ли это? Могу ли я считать то, что я делаю, божественным откровением? И если я не могу, может ли кто-то другой?» Он сидел перед Прабхупадой в его комнате. Это были одни из редких встреч. Я думаю это было в Сан-Франциско. И Муралидхара был новичком, который только что начинал рисовать. Прабхупада давал ему задания. Итак, он хотел знать. Они сидели в комнате. Прабхупада смотрел. В комнате было много других рисунков Кришны и постеров. Муралидхара был сбит с толку. Все они были очень разные. Он спросил Прабхупаду:

— Здесь так много изображений Кришны, но все они отличаются. Скажите, какое из них больше похоже на Кришну?

Прабхупада посмотрел на него, как будто он был полностью сумасшедшим. Позже он делился со мной, что он никогда еще не получал такого ясного послания о том, что он не в своем уме. Прабхупада посмотрел на него и сказал:

— Все они — Кришна. Все они — Кришна. Каждое из них в точности, как Кришна.

06-31 Хари Виласа дас

Я сказал:

— Прабхупада, мне кажется, что мы можем поддерживать наш храм, делая небольшой бизнес.

Прабхупада тотчас же ответил:

— Ты не должен этого делать.

Я спросил:

— Почему?

Он сказал:

— Потому что твое дело — это проповедь. Ты — брахмачари. Есть ли у вас грихастхи?

Я ответил:

— Да, Лочанананда.

Он сказал:

— Да, Лочанананда может заниматься бизнесом, он грихастха. Он может это делать, но ты брахмачари. Твой долг — проповедовать.

Так он дал мне очень важное наставление, и я ему следовал. А Лочанананда начал бизнес, и это очень сильно помогло храму. Но Прабхупада был очень строг в этом.

06-32 Гуру дас

Он рассказал нам, как его Гуру Махарадж поручил кому-то купить сигарет для ученого из Германии. У него был широкий взгляд. Когда я был в России, там была проблема с продовольствием, в магазинах все было одно и то же. Он сказал:

— Ты можешь даже есть мясо, если потребуется, чтобы проповедь продолжалась.

Конечно, я этого не делал, но принцип ясен. Был интересный момент, на один из экадаши Прабхупада сказал:

— На экадаши мой Гуру Махарадж кормил всех.

Он поручал нам готовить обычный прасад для раздачи. Но при этом самим соблюдать экадаши. Он не хотел, чтобы программа раздачи прасада прекращалась. Не прекращайте ее.

06-33 Барадраджа дас

Однажды во Вриндаване он восстанавливался после долгой болезни. Он возобновил свои утренние прогулки, и преданные обрадовались этому, и снова ходили за ним толпами. Прабхупада почувствовал большое вдохновение. Но когда он возвращался после утренних прогулок, он чувствовал полное истощение и отдыхал весь оставшийся день. Он был очень энергичным на утренних прогулках, он оживленно обсуждал темы, сильно аргументируя свою точку зрения. Помню однажды утром он сказал:

— Как такое может быть? Я могу гулять, и когда я гуляю, у меня есть силы. Мы беседуем и гуляем. И я полон сил. Но когда я возвращаюсь, — он просто говорил свои мысли вслух, — я падаю с ног и не могу пошевелиться. Почему так?

Другие преданные тоже задумались:

— Как это? Почему так?

Брахмананда сказал:

— Это трансцендентно, Шрила Прабхупада.

Прабхупада посмотрел на него и сказал:

— Да.

06-34 Хари Виласа дас

Когда мы должны были устанавливать Божеств, после того как мы застраховали храм в Париже на Фош Авеню, для инсталляции я купил немного очень дорогих ароматических масел, натуральных, таких как масло жасмина. Один килограмм этих масел стоил от десяти до двенадцати тысяч долларов. И я купил все эти ценные масла в небольших количествах для установления Божеств. Во время омовения Радхарани Прабхупада нанес немного масла на Ее лицо и тело. Но неожиданно он остановился. И попросил йогурт, потому что масло вступило в химическую реакцию с кожей Радхарани, в результате чего на Ее щеках появились маленькие пятна. Затем в течение 20 минут он обливал ее щеки йогуртом. А я почувствовал вину, поскольку купил такое некачественное масло. Прабхупада продолжал делать это, и смотреть на Ее щеки. Он был очень сосредоточен. Он был так внимателен, и все преданные это заметили. Он поливал их йогуртом, смотрел на Нее, и снова поливал.

06-35 Гуру дас

Нас пригласили на обед в дом Гаурачанда Госвами. Он спросил меня:

— Что ты думаешь о Гаурачанде Госвами?

Я сказал:

— Я думаю, что он любит вас. Он негодяй, но мне он нравится.

Прабхупада сказал:

— Я так же думаю. Он пригласил нас на прасад. Нам стоит сходить.

Мы пришли в гости. Прабхупада немного попробовал чапати, пури, сабджи на своей тарелке и оставшийся прасад переложил на мою тарелку. Для меня это было здорово. Я, в свою очередь, поделился нектаром с другими преданными, чтобы и им досталась милость Прабхупады.

После этого Гаурачанд Госвами хотел покурить биди. Иногда он ходил с нами на парикраму вокруг храма Радхи Дамодары. Он искал: «Где мои биди?». Он кричал, а мы посмеивались над ним. Как в той истории, когда вор хотел просто посмотреть на реакцию людей, у которых воровал вещи. Его гуру посоветовал ему: «Просто перемести вещи в другую комнату». А когда они спохватятся, скажи им: «Мои дорогие прабху, я был раньше вором, но я не могу больше этим заниматься, но я просто хотел видеть вашу реакцию, а вещи ваши вот тут». Итак, Гаурачанд Госвами после обеда решил выкурить биди. Он ничего не видел, он был почти слеп. Он вышел за дверь, чтобы покурить, но на самом деле было все видно. Он трусливо сидел у двери и пытался спрятаться. Прабхупада ел, и я обратился к нему и показал ему в ту сторону. Мы хорошенько посмеялись. Потому что это было очевидно. Он пытался обхитрить нас, но дым был повсюду.

06-36 Шридхара Свами

Я видел, как он свободно отдавал свое время им и слушал об их проблемах. Это было удивительно. Он даже говорил об их семейных проблемах, он говорил о мирских делах. И после этого он вдохновлял их приходить почаще в храм. Однажды д-р Патель болел несколько дней и отсутствовал на утренних прогулках. Прабхупаду это очень обеспокоило:

— Где д-р Патель? Кто-нибудь позвоните ему и узнайте, что с ним.

Я прожил в Бомбее много лет. Потом меня назначили президентом храма в Калькутте. Там мне даже еще больше представилось возможностей учиться у Прабхупады. Я снова видел, как он проповедует индийцам. Я осознал, насколько широки планы Прабхупады в сознании Кришны. Это не было каким-то очередным культом. Он думал о национальном, даже интернациональном обществе сознающих Кришну людей.

06-37 Гуру дас

Я спросил Прабхупаду:

— Гаурачанд Госвами из семьи госвами, но он не разрешает своему сыну принимать прасад с нами.

Прабхупада сказал:

— Да. Ты удивишься, когда узнаешь, как они относятся к нам, во Вриндаване. Пригласи их на прасад. Если они придут, значит, они за нас. Если не придут, значит нет. Это маленький секрет этикета.

06-38 Барадраджа дас

Узнав, что я разговариваю на другом языке, он сказал… Он говорил о творческом служении. Он сказал:

— Ты можешь делать это высокохудожественное, творческое служение. И неважно, на каком языке ты говоришь. Рисунок Кришны разговаривает с каждым человеком, в какой бы точке земного шара он ни жил. Он вкладывает Кришну прямо в их сердце, в их ум. Ты должен понимать важность этого. Это великое служение. Ты должен быть убежден в этом.

Художники всегда беспокоились, что они неполноценные преданные. На них всегда давили, чтобы они бросили рисовать и шли распространять книги «Они только и делают, что сидят и рисуют, граждане второго сорта».

Но Прабхупада возражал:

— Нет. Это на самом деле очень важно. Иногда мне кажется, что это даже более важное служение, потому что оно не ограничено ничем. Нам приходится переводить книги на много языков. Перевод может быть хорошим или плохим, но картины — это прямая проповедь.

06-39 Гуру дас

Танцоры хотели, чтобы их служение больше ценилось. Распространители книг всегда ценились больше, чем танцоры и актеры. И они спросили у меня что делать. Я предложил:

— Давайте проведем культурную программу для Шрилы Прабхупады, когда он приедет в Лос-Анджелес.

Они пришли, у них были костюмы, они репетировали на лужайке. Они танцевали в стиле бхаратанатйам.

Когда Прабхупада приехал, он позвал меня, и я сказал ему:

— Танцоры и артисты хотят устроить для вас представление. Когда вам будет удобно?

Он сказал:

— Завтра.

Программа прошла в храме. Праджапати сыграл Баладеву, а кто-то поменьше играл роль демона Праламбы, который падал даже до того, когда ему был нанесен удар. И они хватались за ткани в храме. Я посмотрел на Прабхупаду, и увидел, что он смеется. На следующее утро мы собрались на складе ББТ, и Рамешвара говорил о книгах. Мне кажется, это был один из случаев, когда Прабхупада читал наши мысли. Он сказал:

— А где Праджапати? (Из этой сценки).

Конечно его не было на утренней прогулке, он не входил в разряд тяжелой артиллерии.

Кто-то побежал за ним. Когда Праджапати пришел, Прабхупада сказал:

— Давайте устраивать такие представления в сознании Кришны в каждом городе и деревне, как это мы делаем, распространяя книги.

И они смогли поехать в Индию. И это было признанием чего-то еще. Если вы не были склонны стоять около супермаркета, все же вы могли быть полезным.

06-40 Барадраджа дас

Был один преданный по имени Патит Уддхаран, высокого роста, худой и очень индивидуальный. Он танцевал в своем стиле, разговаривал по-своему. Однозначно, он был очень необычный во многом. Он явно не вписывался в узкую категорию распространителей книг. Однажды он, очевидно, о чем-то думал. И после экстатичного, большого киртана в храме Прабхупада давал лекцию. Неожиданно он сказал:

— Есть вопросы?

Откуда ни возьмись раздался его голос:

— Шрила Прабхупада, мы все здесь, — я немного перефразирую, — мы все очень хотим знать, что больше всего удовлетворяет вас. Мы хотим знать какое служение наиболее дорого вам? Мы слышали об очень многих видах служения, которые дороги вам. И вы говорили, что некоторые из них для вас более дороги. Скажите нам, пожалуйста, какое служение самое дорого для вас.

Прабхупада ответил:

— Повторяйте Харе Кришна и станьте просто чудом. Ешьте «простое чудо» и станьте простым чудом. Вот и все. Харе Кришна.

06-41 Шридхара Свами

Когда я был президентом в Калькутте, Прабхупада снова был в своем офисе, и встречался там со своими учениками. Я был президентом. Теоретически я должен был сидеть у его стоп, и быть в центре всего, делиться и впитывать весь нектар. Но я всегда стеснялся.

Я думал: «Я лучше пойду и привлеку в ИСККОН побольше пожизненных членов. Раз Прабхупада здесь, я должен приложить больше усилий». Но благодаря тому, что я был в тени, или благодаря своему отсутствию, я мог видеть, как к Прабхупаде постоянно приходили разные старшие ученики. И у него был фонд «Майяпур-Вриндаван», из которого он раздавал деньги. Было очень-очень интересно наблюдать за тем, как лидеры, такие как Джаяпатака Махарадж, Бхавананда, Тамала Кришна Госвами, Гирираджа Свами, Гуру дас из Вриндавана, приезжали. И Прабхупада не выбирал какие-то проекты. Он хотел видеть, насколько преданный горел энтуазмом за свой проект, и готов ли он организовать все необходимое и хорошо управлять им. Исходя из этого, он направлял денежные средства. Все зависело от энтузиазма конкретного человека, занимающегося тем или иным проектом. На видеозаписи «Мир Харе Кришна» (World of Hare Krishna) Томас Хопкинс заметил, как однажды Прабхупада сказал одному преданному:

— Иди и начинай издавать журнал.

А преданный понятия не имел, как это делать, но Прабхупада сказал:

— Кришна поможет тебе.

Я видел такие примеры сам. Прабхупада искал этот энтузиазм, и искал дух зависимости от Кришны, и отвечал на это взаимностью.

06-42 Гуру дас

Прабхупада видел Кришну во всем. Он говорил, что если Говинда ударит нас, мы должны принять это как милость. Во время индо-пакистанской войны в Дели некоторые люди говорили нам:

— Мы выключаем свет, а вы этого не делаете. Вы не боитесь?

Прабхупада отвечал:

— Мы не контролируем судьбу. Мы не можем контролировать боль в наших зубах и желудке.

Они говорили:

— А что если упадет бомба?

Прабхупада отвечал:

— Если бомба упадет, я увижу в ней Кришну.

И смотрел наверх.

06-43 Хари Виласа дас

В другой раз мы ехали из аэропорта в храм на машине, и я сказал Прабхупаде, что мы подумываем снять помещение для магазинчика и назвать его «Магазин Кришны». Прабхупада сказал:

— Нет. Назовите его «Магазин Харе Кришна». Пусть люди хотя бы раз в жизни скажут «Харе Кришна».

И он рассказал историю из Пуран об одном человеке, на которого напал дикий кабан. Он закричал: «Харам, харам», что значит «нечистая вещь, к которой нельзя прикасаться». И так он умер. Кабан ранил его, и он умер. Прабхупада сказал:

— Он вернулся домой к Богу, потому что произнес ха-рам. На языке урду слово харам означает «неприкасаемый». Но поскольку оно содержит имя Бога, этот человек вернулся к Богу.

Прабхупада сказал:

— Таково могущество святого имени. Поэтому лучше назовите его «Магазин Харе Кришна». Люди, проходя мимо, будут видеть имена Харе и Кришна.

Я очень вдохновился объяснением Прабхупады, и когда мы открыли магазин, мы назвали его «Магазин Харе Кришна».

06-44 Гуру дас

В большинстве случаев люди не рассказывали Прабхупаде всей истории. И еще одна вещь, так как я думал об этом. Когда они рассказывали, Прабхупада всегда хотел исправить ситуацию, а не усугублять и оставлять нерешенной. Например, преданные с Гавайев, которые не были инициированы, это были люди Сиддхасварупананды, приехали в Нью-Йорк, а я уже один раз принимал их в Лондоне. Они хотели купить книг больше, чем на 300$. Я согласился. На следующий день кто-то сказал Прабхупаде, что я продал книги преданным с Гавайев. Прабхупада, как и много раз до этого, собрал все стороны, замешанные в этом случае. И он сказал, я упомяну его имя, потому что это будет личностно, а не чтобы клеветать. Он посмотрел на меня и сказал:

— Бхавананда сказал, что ты продал книги на 300$ преданным с Гавайев.

Затем он спросил:

— Они читают мои книги? — и показал вот так, — А они повторяют Святые имена?

Бхавананда хотел спрятаться под подушку.

Мне очень нравилось в Прабхупаде то, что вместо того, чтобы злословить за спиной, он приглашал обе стороны, и выносил проблему на открытое обсуждение. И он всегда это делал, когда люди начинали говорить: «О, такой-то и такой-то говорит, что тот-то сделал так-то». Мне это очень нравилось.

06-45 Барадраджа дас

Это было в последние дни его жизни. Я, конечно, тогда не осознавал этого. Я все еще думал, что он удивит нас, неожиданно сказав: «Ну ладно, хватит. Я возвращаюсь к своей полноценной жизни».

В то утро я начал… На самом деле, за день до этого он попросил меня не играть на фисгармонии. Поэтому я стеснялся, я не понимал, стоит ли мне играть снова, так как мне было непонятно, почему он меня остановил. Возможно, звучание инструмента раздражало его. И я пел без инструмента. Но в то утро я отважился снова поиграть. Но на этот раз я играл мелодию, которую уже не играл давно. Это была одна из первых необычных мелодий, которую Прабхупада записал давным-давно в Бостоне или в Нью-Йорке. Это была такая мелодия…

Очень необычный и душевный голос. Это не какой-то определенный стиль, а просто что-то спонтанное, его личное. Это звук исходил прямо из сердца Прабхупады. Было раннее утро, и я начал играть эту мелодию. Я не помню, двигался ли Прабхупада вообще. Были дни, когда он лежал совершенно без движения. Мы не знали, бодрствовал ли он или спал. Он постился несколько месяцев. Месяцев! Он пил только немного воды и гранатового сока. Время от времени. По-настоящему постился. Но при этом каждый день он находил время, чтобы говорить в диктофон, несмотря на то, что он не мог сидеть. Преданные держали микрофон перед его ртом, и он продолжал диктовать переводы и комментарии к «Шримад-Бхагаватам». Он продолжал делать свое дело. Тем утром он лежал неподвижно. И внезапно, я поднял голову и заметил, что он пошевелился в сторону одного из своих слуг. По-моему это был Нанда Кумар, или Шрутакирти. Или может это был Гирирадж. Они тогда менялись. Он захотел сесть. И он сел. Я пел, а он начал хлопать в ладоши в такт моему пению. Он делал это медленно, но это было ярко. Он кивал головой в знак одобрения. Это была такая награда, такое чудо! Это была лучшая награда, какую я мог бы попросить. Эта мелодия имеет очень-очень особое значение для меня.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)