Милость Прабхупады

Аудиолекции и книги

Home

Воспоминания о Прабхупаде. Фильм 4

04-01 Мадхудвиша дас

Я смастерил себе четки, но это были четки не из туласи. Гаргамуни, заведовавший магазинчиком, распродал все четки из туласи, потому что много людей получало инициацию. У меня были другие бусины, темные, темно-красные, которые я гордо нанизал на оранжевый шнур. Я думал, что это хорошие четки. И вот в один из вечеров, когда я собирался получить инициацию, я протянул Прабхупаде свои четки. В те дни это была очень личная церемония: Прабхупада сидел перед огнем, когда вы давали ему четки, и он повторял целый круг перед вами. Итак, я подошел к нему и протянул четки. Он посмотрел на четки и сказал:

— О, рудракша. Мы не повторяем на рудракше. Рудракша — это четки Шивы. Мы не шиваиты.

Я сказал:

— Нет, нет. Это не рудракша.

У меня сразу возникло ощущение, что меня отвергли. «О нет, я мог стать его учеником, но он отверг мои четки».

Я возразил:

— Нет, нет, Прабхупада. Это не рудракша.

Он рассмотрел четки поближе и увидел, что это не рудракша, но и не туласи. Он спросил:

— Почему ты не принес четки из туласи?

Я ответил:

— Гаргамуни все их продал.

Тогда он сказал:

— Ну хорошо, — и стал повторять на моих четках.

04-02 Локанатха Свами

Первое наставление, которое он дал мне было не после инициации. Мы приехали из Бомбея на поезде. Потом пересели на тонгу, чтобы доехать до храма Радхи-Дамодары. Было еще раннее утро, когда мы зашли в комнату Прабхупады. Нас было примерно пятнадцать человек. Я сидел перед Прабхупадой. Он говорил, а мы слушали его. У меня была такая привычка, когда я кого-то внимательно слушал, я по привычке тряс своими коленями. Я машинально делал это прямо перед Прабхупадой. Прабхупада сказал:

— Прекрати это!

Эта была моя первая встреча с Прабхупадой и его первое наставление мне.

04-03 Шрутакирти дас

Мы всегда хотели получить милость Прабхупады в форме его личных вещей. Что-то что мы могли взять с собой. Я делал это достаточно часто, будучи слугой. Я всегда старался что-то получить от Шрилы Прабхупады. Первый раз удача благоволила мне когда я получил второе посвящение в Лос-Анджелесе в 1972 году. Около месяца я носил свой брахманическиий шнур, на котором сам Прабхупада повторял гаятри. В Нью Вриндаване нам приходилось совершать омовение в небольшом ручейке. Мы брали оттуда воду и обливали себя. Это было очень освежающе. И в зависимости от восходящей или заходящей луны могло быть достаточно темно в 4 часа утра. Однажды утром я пошел совершить омовение, и когда я вернулся в комнату, я понял, что потерял свой шнур. Я был очень молод и очень привязан к этому шнуру. Я сильно расстроился, потому что почувствовал, что утратил связь с Прабхупадой. Я подумал: «Это дурной знак». У нас не было брахманических шнуров из Индии. Мы покупали шесть ниток и завязывали их в узел. Мне пришлось сделать это, чтобы продолжать повторять гаятри, но я не был этим удовлетворен. Конечно сейчас, будучи слугой, я пониманию, что не может быть и речи о том, чтобы просить его начитать шнур. Но я разработал план. Через месяц он сказал мне, что в каждый экадаши он меняет свой брахманический шнур, и я должен положить ему новый на стол. Я подумал: «Отлично, теперь я стану обладателем старого шнура Прабхупады». И вот настал экадаши. Прабхупада принимал омовение, я положил на его столик тилак, зеркало и новый брахманический шнур. В это время Прабхупада находился в своей комнате на первом этаже храма Радхи-Дамодары. Я сидел на веранде за дверью, наблюдал и ждал. Я предвкушал, как получу брахманический шнур от самого Прабхупады. Прабхупада нанес себе тилаку, надел второй, новый брахманический шнур на тело и начал повторять гаятри на двух шнурах. В это время я был занят на кухне, помогая Ямуне готовить обед. Прабхупада закончил повторять гаятри и пришел на кухню, чтобы принять прасад. Я прибежал в его комнату и обнаружил, что он порвал все шесть ниток своего брахманического шнура. Я подумал: «Зачем он это сделал?» Первое, что мне пришло в голову было: «Он знал. Он сделал это потому что я хотел забрать его брахманический шнур.» Я был таким тупым, что попытался связать в один маленький узел все шесть нитей. Я подумал: «Теперь у меня есть свой брахманический шнур. Несмотря на что я не добился своего. Прабхупада

повторял гаятри так много раз на этом брахманическом шнуре. Этот шнур даже еще лучше, чем мой первый шнур, который я получил от него». Я взял брахманический шнур, засунул себе в карман и пошел к Прабхупаде, который в это время вкушал прасад. Прабхупада сказал:

— Тот брахманический шнур, который я оставил на столике…

Я ответил:

— Да, Шрила Прабхупада.

Он сказал:

— Возьми его, и закопай в землю под деревом туласи.

Я подумал: «Нет, это невозможно. Это всегда делают со старым шнуром, или он специально сейчас сказал мне это сделать?»

Я ответил:

— Да, Шрила Прабхупада.

Конечно, я ослушался его указания, потому что был решительно настроен забрать себе шнур. Я сильно хотел заполучить этот шнур. И это было единственное указание Прабхупады, которое я проигнорировал. Зато это стало первой из многих возможностей стать обладателем махапрасада в форме одежды от Шрилы Прабхупады.

04-04 Нара-Нараяна дас

Однажды в храме на бульваре Ла-Сьенега (Лос-Анджелес) в день явления его духовного учителя Шрила Прабхупада приготовил в кастрюле кичри. Он сказал, что кичри было любимым блюдом его Духовного учителя. Прабхупада приготовил кичри из лущеного урад-дала, само блюдо имело сметанообразную консистенцию. Это был небольшой котел, примерно такого размера. На празднике было тридцать преданных, и кроме кичри было еще много других блюд. Поскольку был праздник, все были в приподнятом настроении. И эта фотография, на которой Шрила Прабхупада говорит у плиты, я думаю это было в тот день, известная картинка. Все преданные получили немного кичри Прабхупады на свои тарелки. К тому времени кичри уже остыло. Прабхупада удалился в свою комнату. У всех было хорошее настроение и сначала мы вели непринужденную беседу. Потом мы приступили к прасаду, мы коснулись его руками, потому что тогда все ели руками. И как только прасад коснулся наших языков, все разговоры внезапно прекратились, мы замолчали. Наступила полная тишина. Это не была какая-то внешняя церемония почитания прасада. Как только прасад коснулся наших языков, мы тотчас же замолчали. Мы кусочек за кусочком вкушали прасад, пока он не закончился. Затем мы стали искать остатки прасада на своих тарелках, кто-то пополз на четвереньках в сторону кастрюли, стоящей посреди комнаты. В ней еще что-то оставалось. Мы соскребли остатки со стенок кастрюли. Никто не проронил ни слова, пока ничто не осталось. Вернувшись на свои места, все молча сидели. Должно быть, что-то в этом прасаде было похоже на гопи-бхаву, потому что все почувствовали глубокий экстаз. Мы были ошеломлены этим необычайным чувством. В нем присутствовала любовь, которую Прабхупада испытывал к своему Духовному учителю, и мы получили возможность разделить с ним эту любовь. Мы осознали, что Прабхупада дал нам особое благословение: он позволил нам немного приоткрыть дверь в его внутренний мир.

04-05 Мадхудвиша дас

Он сказал:

— Отныне твое имя — Мадхудвиша.

То, как он произнес это, было гениальным. Когда он сказал: «Мадхудвиша», все охнули:

— Вот это да, Мадхудвиша? Что означает это имя? Кто это? Что он сказал?

Я сразу забыл свое имя. Хотя я четко слышал, как он произнес его, оно вылетело у меня из головы. Позднее я спросил Прабхупаду, что означает это имя. Он ответил:

— Двиша — это «тот, кто завидует», а мадху — «большой демон». Таким образом, Мадхудвиша — это тот, кто завидует демону Мадху.

И я спросил:

— Прабхупада, как Кришна может кому-то завидовать?

— Нет, Кришна тоже может завидовать. Мадху был таким великим демоном, что Кришна позавидовал ему и отсек ему голову. Он уничтожил демона Мадху. Для Кришны все возможно, любая эмоция обретает в Нем свою совершенную форму.

04-06 Локанатха Свами

Однажды мы гуляли по пляжу в Джуху. В это время над нашими головами пролетали птицы. Их стая выстроилась в идеальное построение. Иногда птицы летели в линию, а иногда делали одновременный разворот на 180 градусов. Я спросил Прабхупаду:

— Как эти птицы могут летать в таком идеальном построении? Как они поддерживают связь между собой?

Прабхупада ответил:

— Они же не такие глупые, как ты.

04-07 Мадхудвиша дас

Прабхупада дал мне личное поручение первый раз в Лос-Анджелесе, когда мы переехали в храм на бульваре Ла-Сьенега, первая церкось в истории ИСККОН. До этого в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско наши центры располагались в магазин- чиках. «Снять магазинчик и открыть в нем храм» — это было модус операнди для всех преданных того времени. Но на бульваре Ла-Сьенега мы сняли здание церкви в приличном состоянии. Все шло там обычным образом, преданные выходили на санкиртану. Я был казначеем, Тамала Кришна Махарадж — президентом, и были еще другие преданные. Мы с Тамалом не очень ладили между собой. Мы конечно служили вместе, но всегда имели несколько различные мнения. Однажды Шрила Прабхупада вызвал нас обоих к себе и сказал:

— В чем сложность?

Тамала ответил:

— Мадхудвиша делает то, что и я. Иногда он хочет сделать это сам, а иногда я хочу это сделать. Из-за этого мы не можем договориться.

Шрила Прабхупада сказал:

— Хорошо… Пусть Мадхудвиша отправляется в Сан-Франциско и будет там президентом храма.

Я подумал: «Здорово. Прямо глоток свежего воздуха! Я стану президентом храма в Сан-Франциско, к которому я присоединился еще в самом начале моего сознания Кришны».

Это была особая ответственность, которую доверил мне Шрила Прабхупада, потому что в этом городе с большим размахом проводился фестиваль Ратха-ятра. В те дни больше нигде не проходило таких больших фестивалей. Сан-Франциско был Нью-Джаганнатха-Пури со сложившейся традицией грандиозных Ратха-ятр. Итак, первое личное наставление, которое я получил от Шрилы Прабхупады, — переехать в Сан-Франциско. Конечно он давал мне наставления, но в рамках группы, без какой-то личной ответственности.

Он также сказал:

— Сделай эту Ратха-ятру еще более грандиозной. Сделай ее такой, как проводят в Джаганнатха-Пури в Индии.

Тогда я поехал в Сан-Франциско, чувствуя большую ответственность.

04-08 Шрутакирти дас

Я приехал в Нью-Йорк после инициации. Поскольку я был с Киртананандой как его слуга, мне посчастливилось сидеть рядом с вьясасаной Шрилой Прабхупады. Алтарная в нью-йоркском храме на Хендрик Стрит была битком набита преданными, которые съезжались отовсюду — из Колумбуса, Питтсбурга, Нью-Вриндавана и других мест, — чтобы встретиться со Шрилой Прабхупадой. Мне выпала удача ходить на утренние прогулки, потому что я был с Киртананандой, и получать таким образом личное общение. Однажды во время киртана в алтарной было так тесно, что яблоку негде было упасть. После того как мы склонились в поклоне, один преданный за моей спиной — его голова упиралась в мои стопы, — встал одновременно со мной. Этот преданный толкнул меня вперед так, что я приземлился на вьясасану прямо на Шрилу Прабхупаду. Прабхупада поднял голову и спросил:

— В чем сложность?

Словно испуганный мышонок, я сказал:

— Никаких проблем, Шрила Прабхупада, и с поджатым хвостом вернулся на свое место. Это было первый раз, когда я заявил о себе Шриле Прабхупаде.

04-09 Нара-Нараяна дас

Есть удивительная история о Шриле Прабхупаде, когда мы приехали на территорию нашего владения в Джуху. Там жила семья пилотов авиакомпании по имени Ачарьи, Шрила Прабхупада собирался остановиться в их доме. Когда Прабхупада гулял по утрам или путешествовал, за ним всегда шла свита его учеников. Он быстро шел впереди, а мы бежали за ним. Мы пришли в небольшой дом Ачарьев. Вся семья собралась на верху лестницы, улыбками приветствуя Прабхупаду. Хотя это был небольшой дом, мы хотели зайти внутрь и быть рядом с Прабхупадой. Потому что он всегда рассказывал что-то интересное, когда заходил к кому-то в гости. Все преданные жаждали нектара. Прабхупада поднялся по лестнице со своей тростью, поравнялся с Ачарьями, повернулся к нам и окинув нас торжествующим взглядом, сказал:

— Ну вот, теперь я наконец-то принял прибежище у Ачарьев!

04-10 Мадхудвиша дас

Шрила Прабхупада был в большом восторге от наших Ратха-ятр. Он сказал: «Это способ, как поддерживать энтузиазм у всех преданных». Потому что к тому времени движение начало расширяться. Были храмы в таких отдаленных местах, как Сиеттл, Ванкувер. И эти фестивали были как некое воссоединение. Брахмананда и еще некоторые преданные приезжали из Нью-йорка, некоторые из Ванкувера, из Портланда, Лос-Анджелеса. Это было как воссоединение многих преданных, и сам Шрила Прабхупада приезжал туда. Это была невероятная возможность всем преданным сразу служить Шриле Прабхупаде. Все было новым, и каким-то особенным. Даже пуговицы на курте Шрилы Прабхупады! Один преданный очень хотел, чтобы на курте Прабхупады были именно жемчужные пуговицы. Мы его пытались переубедить, но он настоял: «Нужно сделать жемчужные пуговицы.» И нам пришлось их купить. Все должно было быть свежим, новым и совершенным. Наш маленький храм был весь раскрашен, все было вычищено перед фестивалем. Шрила Прабхупада приехал, и было так много преданных, что не все могли туда вместиться и стояли снаружи.

04-11 Локанатха Свами

Прабхупада рассказал нам, как сделать бычьи повозки в сентябре 1976 года на Радхаштами, когда наша путешествую- щая группа санкиртаны «Нитай-Гаура» прибыла в Дели. К тому времени мы лишились наших больших автобусов из Германии. Только эти автобусы могли бы выдержать много месяцев в Индии. У меня были люди… Хамсадута тогда вернулся в Германию по своим делам. Так что на меня легла ответственность за путешествуюшую группу санкиртаны. Когда Прабхупада понял, что у нас нет никаких транспортных средств, он вызвал меня к себе и сказал:

— Как насчет бычьих повозок? Эти большие машины и автомобили всегда ломаются и требуют много ремонта.

Вероятно, он знал о моем простом деревенском происхождении и потому предложил новую идею путешествовать от деревни к деревне на бычьих повозках.

Таким образом я получил новое поручение путешествовать на бычьих повозках из деревни в деревню.

04-12 Шрутакирти дас

По вечерам мы читали книгу «Кришна, Верховная Личность Бога». К счастью, меня назначили чтецом. Прабхупада вставлял свои комментарии во время чтения или просто замирал, погрузившись в слушание, а иногда он смеялся. Я всегда находил истории про демонов, потому что Прабхупада больше всего эмоционально реагировал на такие истории. Он всегда смеялся, когда Кришна убивал демонов. Однажды, когда я искал подходящую историю, он сказал:

— Просто читай с любого места. Кришна подобен сладкому шарику. С какой стороны ни откусишь, Он сладок.

Я быстро перешел к следующей странице и начал читать.

04-13 Мадхудвиша дас

Прабхупада всегда подчеркивал, что шествие Господа Джаганнатхи было частью нашей традиции. Прабхупада относился к этому неформально. Когда Шрила Прабхупада рассказывал о Кришне, он выражал свое личное отношение. У нас до сих пор нет этого настоящего чувства, что мы стоим перед Самим Господом, мы видим Его. Но Шрила Прабхупада давал нам это чувство, что Кришна лично появляется перед нам.

Я помню, как Шрила Прабхупада приехал в храм накануне праздника колесниц. Мы собирали колесницы прямо на улице, на газоне. Прабхупада вышел на небольшой газон, на котором царил полный беспорядок… Но там стояли три колесницы. И Шрила Прабхупада поклонился этим колесницам. Затем он посмотрел на меня и сказал:

— Колесницы неотличны от Господа.

Его слова заставили нас более личностно отнестись к тому, что мы делали. Мы собирали колесницы для Господа, но при этом сами колесницы были объектом поклонения. Ратха-ятра охватывала все аспекты сознания Кришны. Колесницы, гирлянды, прасад, музыкальные инструменты и одежды для Божеств — все эти предметы имели божественную природу и были достойны поклонения.

04-14 Нара-Нараяна дас

В Бостоне Прабхупада начал объяснять нам:

— Преданные могут прийти и уйти уже завтра.

В те ранние годы мы не могли этого понять. Мы посмотрели на Прабхупаду в недоумении и сказали:

— Уйти? Почему преданные захотят уйти? Это же то, к чему мы стремились, это же совершенство. После стольких жизней, проведенных в поисках Бога, откуда появится такое желание?

Но Прабхупада настаивал на своем:

— Тем не менее некоторые преданные уйдут. Мы не можем полагаться просто на слова. Такова жизнь, все меняется. Слова тоже поменяются.

— Но мы слушаем вас, Шрила Прабхупада. Как может что-то измениться со временем? Мы будем просто повторять ваши слова, и поэтому они никогда не изменятся.

Откуда нам было знать, но Прабхупада знал прошлое, настоящее и будущее. Он планировал на десять тысяч лет, а не на ближайшую неделю, месяц или год.

Это было удивительное время. Мы приводили новых людей в наше Движение. Все больше печатался журнал «Обратно к Богу», преданные распространяли все больше книг. Но прошли годы, и распространение книг пошло на спад. Стало очевидным, почему и как было распространено так много книг. Прабхупада знал, что люди, получив его книги, будут использовать их неправильно, а мы получим кармические реакции, продавая книги людям, — возможно, навязавывая им эти книги, — потому что они позже выкинут их в мусоропровод.

Прабхупада сказал:

— Мы должны принять неизбежное, мы принимаем на себя этот риск.

04-15 Мадхудвиша дас

Прабхупада имел по-настоящему близкие отношения с Джаянандой. И Джаянанда был заметной фигурой в Сан-Франциско. Когда он присоединился к преданным, он водил такси, хотя у него был диплом инженера из Университета Огайо. Приехав в Сан-Франциско, он стал преданным и чувствовал ответственность за то, чтобы выезжать и работать таксистом, чтобы принести деньги в храм. Джаянанда был одним из немногих, кто по-настоящему работал с 9 до 5. Он лично переживал, когда что-то ломалось в храме, особенно машины. Он постоянно лазил под машинами, ремонтируя их. Шрила Прабхупада знал это. Он знал, что все мероприятия общины держатся на Джаянанде. Однажды Прабхупада давал лекцию. Во время лекции зашел Джаянанда, и Прабхупада сказал:

— О, пришел Госвами.

В другой раз он сказал:

— Джаянанда похож на Господа Чайтанью‚ такие же большие плечи, высокий рост.

Джаянанда залился румянцем от смущения. Прабхупада приветствовал его таким образом, поскольку Джаянанда по характеру был очень смиренным.

04-16 Шрутакирти дас

Киртанананда сказал:

— Я научил его готовить. Он готовит очень хорошо, но он не умеет делать массаж.

Прабхупада сказал:

— Каждый может делать массаж. Это не трудно.

Киртанананда ушел, и тогда Прабхупада сказал мне:

— Пойдем за мной.

Мы вышли на улицу, и он сказал:

— Возьми лоту.

Я взял лоту. Мы прошли около двадцати или тридцати шагов, и он сказал:

— Дай мне лоту.

Я передал ему лоту. Он ушел в кусты, чтобы справить нужду. Через несколько минут он вернулся и сказал:

— Держи, вымой её.

Я сразу понял, какое служение мне нужно делать. Как слуга Прабхупады, я должен делать любое служение, не важно, каким оно было. Мне это очень понравилось. Я подумал: Это здорово! Я буду заботиться о Прабхупаде, даже о его маленьких потребностях.

04-17 Локанатха Свами

Мы пришли на встречу с Прабхупадой в тот день когда наша путешествующая группа санкиртаны на бычьих повозках отправлялась из Вриндавана в Майяпур. Мы ожидали, что он скажет напутственные слова и даст наставления. Была зима. Он велел всем нам запастись двумя одеялами. Он сказал, что на наши повозки нужно поставить резиновые колеса, а не деревянные. Он также сказал, что, прибыв в деревню, нам следует останавливаться у колодца, и он объяснил почему. Потому что «колодец — это сердце деревни, все крестьяне приходят к колодцу за водой, поэтому нам не придется ходить к ним, они сами к нам придут, если вы остановитесь у колодца». Он сказал:

— Колодезная вода поможет вам быть шучи, чистым.

Это были его наставления. Он также объяснил, почему Махатма Ганди потерпел неудачу. Махатма Ганди попытался удержать людей в деревнях, побуждая их развивать сельское хозяйство и ремесла и довольствоваться дарами природы в радиусе пяти миль.

— Это было правильно, — продолжил Прабхупада, — но не хватало духовности, потому что только духовность может удовлетворить души людей и позволит им довольствоваться простыми дарами природы.

Он дал нам задание. Он сказал:

— Идите в деревни и попытайтесь усилить их привязанность к Святому имени, чтобы они развили высший духовный вкус. Тогда, где бы ни жили люди, они останутся там навсегда.

Это были некоторые его напутственные наставления в день нашего отъезда.

04-18 Мадхудвиша дас

Шрила Прабхупада обычно путешествовал с секретарем, поваром, санскритологом. Это было его окружение. Обычно три или четыре человека. Но когда он собрался поехать в Найроби, в Африку, на небольшое путешествие. Всего две недели. И он решил взять меня с собой. Без секретаря, повара и санскритолога. Я должен был играть роль всех в течение двух недель. Я подумал: «Это невероятно!» Я пару лет жил в Индии, это было время испытаний, и я немного выгорел. Я хотел заняться чем-то ещё, и Прабхупада взял меня в Найроби.

За два или три дня до нашего отъезда мы получили телеграмму от Брахмананды из Найроби, в которой он написал, что Божества, отправленные из Индии, сломались по пути. Согласно шастрам сломанные Божества нельзя устанавливать в храме. А это была одна из целей его визита — Прабхупада хотел установить в Найроби Божества. В это время мы были в Джайпуре‚ где изготавливают Божества. Я два дня колесил по городу на рикше в поисках Божеств для найробского храма. Когда я все-таки нашел Их мы поняли, что не сможем перевезти Их в багаже, потому что боялись, что Они опять разобьются. Мы решили сами нести эти тяжелые мраморные Божества высотой три с половиной фута и лично доставить Их из Джайпура через Бомбей в Найроби. Я перенес каждое Божество на самолет и поставил Их прямо перед нашими пассажирскими креслами. Перед Прабхупадой стояло Божество, и передо мной тоже стояло Божество. Я был достаточно силен физически, и мог в одиночку поднять Их на борт самолета. Я прошел таможенный контроль, поднял Радху, поднялся по ступенькам трапа на борт, поставил Ее на место, быстро вернулся обратно, поднял Кришну и перенес Его на борт.

Наконец, мы сидели в пассажирских креслах. Я чувствовал легкую усталость. Прабхупада спросил меня:

— Ты готов сражаться?

И я спросил:

— Сражаться, Прабхупада? Что вы имеете в виду?

Он сказал:

— Мы вайшнавы. Мы всегда должны быть готовы сражаться с майявади.

И я сказал:

— А, понятно, конечно.

Он сказал:

— Ты будешь майявади, а я — вайшнавом. Начнем сражение.

Я сказал:

— О, Прабхупада, не знаю, готов ли я спорить с вами.

Он сказал:

— Нет, ты будешь майявади.

И вот, пока мы летели над Индийским океаном… Правильно? Какой океан разделяет Африку и Индию?.. В любом случае, мы летели, Прабхупада сидел прямо рядом с мной, как эти цветы. И мы спорим друг с другом, лицом к лицу. И Божества Радхи и Кришны прямо у наших ног. Итак, мы сражаемся. Я был майявади, так как был не очень-то хорошим преданным. К тому же я был не очень-то хорошим майявади, чтобы помериться силами в философском спарринге с Прабхупадой. Я потерпел полное поражение. Он разбил меня вайшнавскими философскими аргументами, и сказал:

— Отлично, теперь я буду майявади, а ты — вайшнавом.

Я согласился:

— Отлично.

Я подумал: «Теперь я знаю все аргументы. Ему не удастся меня победить». Мы снова начали спор. Но Прабхупада так искусно спорил, что победил меня и как вайшнав, и как майявади. Я то думал, что как вайшнав, я смогу победить майавади. Но после моего поражения Прабхупада сказал мне:

— Я показал тебе, каким опытным проповедником ты должен стать. Ты должен знать аргументы своего оппонента так глубоко, чтобы смочь опровергнуть собственные аргументы его аргументами. Вот таким опытным ты должен стать в проповеди сознания Кришны.

04-19 Шрутакирти дас

Как слуга Прабхупады, я часто делал ему массаж. Это были замечательные моменты в моем служении, поскольку я был в тесном контакте с ним, выполняя нектарное служение. Особенно массируя его стопы. Это вдохновляло меня. Во время утреннего массажа приходил секретарь Прабхупады, зачитывал ему письма, и Прабхупада тут же отвечал на них. Все это время я массировал его. Я начинал с головы, непрерывно массируя ее, пока он не говорил «достаточно» или не делал жест, и я переходил к следующему месту. Иногда он был погружен размышления, и я массировал часть его тела долгое время. Обычно массаж длился час. Но иногда он продолжался два, два с половиной часа, при этом Прабхупада занимался делами. Это было здорово, но иногда это было немного утомительно.

Прослужив ему какое-то время, я стал думать, что уже стал экспертом. Я массировал ему голову, и когда я чувствовал, что уже достаточно, я переходил к следующей части его тела. Я занимался массажем уже где-то неделю. Однажды я так же массировал ему голову, потом перешел к спине. Он ничего не сказал. Тогда я перестал массировать ему спину и сразу перешел к боку. Тут он сказал:

— Массируй, пока я не скажу тебе остановиться, а не когда ты сам решишь это.

С этого момента массаж принял другой оборот — я снова делал то, что хотел Прабхупада, а не то, что хотел я.

04-20 Мадхудвиша дас

Проведя в полете много часов, самолет прибыл в аэропорт Найроби. Мы чувствовали себя уставшими. И теперь нам нужно было спускать Божеств с самолета. И это было очередным суровым испытанием. Сначала Кришну до пункта таможенного досмотра, затем обратно на самолет, чтобы перенести Радхарани до таможенного пункта досмотра. Мы выстояли очередь, переставляя Божества с места на место. Пройдя наконец-то таможенный досмотр, мы вышли на улицу… Мы стоим снаружи и… Нас никто не встречает. Нет ни одного преданного в аэропорте. Итак, у нас Божества, багаж. Один джентльмен-индус подошел и сказал:

— О, Бхактиведанта Свами, мы вас ждали завтра.

Прабхупада сказал:

— Опять они все перепутали.

Джентльмен сказал:

— Хорошо, я на машине и могу отвезти вас в храм.

Мы запрыгнули в машину, приехали в храм, подошли к дверям, а они закрыты. Мы постучались. Дверь открылась. И я до сих пор помню эту сцену. Открывается дверь, на пороге появился Брахмананда, и увидел Прабхупаду, который смотрел прямо ему в лицо. Брахмананда воскликнул:

— О боже! — и поклонился на месте. На нем было просто небольшое полотенце, никакой обуви, ничего.

Это было за день до того, как ожидали приезд Прабхупады, и в храме царил полный хаос. На перилах еще не обсохла краска, полы были сырыми, повсюду продолжалось строительство. Брахмананда полностью опозорился.

— Прабхупада, мы ждали вас завтра.

Прабхупада:

— Где моя комната?

— О, она не готова еще, Прабхупада.

— Где моя комната?!

— О, она здесь.

Прабхупада зашел в свою комнату. И пока он там там сидел, все как ошалевшие носились туда-сюда, чтобы превратить это помещение в настоящую комнату, потому что в этой комнате были только голые пол и стены и ничего более. Постепенно все пришло в порядок. Его комната была завершена, Божества были установили. К несчастью, пока я был в Индии, я совершенно за собой перестал следить, в Джайпуре я перестал пить тростниковый сок, и мой уровень сахара в крови уменьшился. И как только я приехал в Найроби, я сразу подхватил гепатит. В одночасье я лишился славы быть одновременно секретарем, санскритологом, поваром, массажистом, всем для Прабхупады. Я просто лежал на спине, и был бесполезен. Прабхупада пришел в мою комнату, когда я лежал. Борясь со своим телом, я попытался оторваться, чтобы поклониться ему. Прабхупада сказал:

— Нет-нет, лежи, лежи.

Я сказал:

— Прабхупада, мне так плохо. Я должен делать все эти служения для вас, но я бесполезен.

Он сказал:

— Ничего страшного. Мы все устроим. А ты поправляйся.

Его сострадание проявлялось на каждом шагу.

04-21 Локанатха Свами

Однажды, когда наша путешествующая группа санкиртаны на бычьих повозках была на пути в Майяпур, я написал Прабхупаде письмо, в котором намекнул, что мы нуждаемся в финансировании, чтобы поддерживать программу. В ответ Прабхупада переслал мне письмо с отчетом по мировой санкиртане, показав, как много книг было распространено. Он написал, что распространение книг — способ, как мы можем финансировать наше движение, и что я могу делать то же самое. Он добавил, что помощь сторонних лиц не пойдет на пользу. Он также сказал, что если моя программа завоевывает признание людей, их признание должно быть практичным. Они должны помогать, поддерживать меня. Иначе это все пустые слова. Таким образом, он вдохновил нас увеличить распространение книг, путешествуя от деревни к деревне.

04-22 Мадхудвиша дас

После окончания Ратха-ятры Прабхупада сидел в автомобиле готовый к отъезду. Дверь автомобиля открылась и я нагнулся, сложил руки и сказал:

— Прабхупада, все было хорошо?

Прабхупада обнял рукой мою голову, прижал мою голову к своим коленям, коснулся рукой моей макушки и сказал:

— Все было первоклассно!

Это было самое нежное объятие, которое я когда бы то ни было испытывал.

— Ваша голова лежала у него на коленях?

Да, на коленях. Он сидел в машине. Я наклонился прямо около машины перед открытой дверью. И у меня были сложены руки. И я спросил:

— Прабхупада, все было в порядке? Все было хорошо?

И он взял мою голову, и положил прямо к себе на колени. И держа руку на моей голове, сказал:

— Все было первоклассно.

04-23 Шрутакирти дас

В Бомбее было два типа автомобилей: одни похожие на старый плимут, я не помню точно как они назывались, а другие — это амбассадоры. Все ездили либо на плимуте, либо на амбассадоре. Шьямасундара повез Шрилу Прабхупаду, Прадьюмну и меня на плимуте на утреннюю прогулку. Мы припарковались, вышли и отправились на замечательную прогулку. Через полтора часа мы вернулись к автомобилю. Шьямасундара попытался его завести, но безрезультатно. Двери были открыты. Мы сели, и в течение нескольких минут он заводил, но потом сказал: — Зажигание не работает. Зажигание не работает.

Прабхупада спросил:

— В чем дело?

Шьямасундара ответил:

— Я не знаю, не могу завести машину.

Мы сидели в автомобиле около пяти минут. Неожиданно к нам подошли двое индийских мужчин и заговорили со Шрилой Прабхупадой на хинди. Они пообщались довольно дружелюбно. Прабхупада сказал:

— Он говорит, что это не наш автомобиль. Это их автомобиль.

Пока они общались, мужчины изъявили желание отвезти Шрилу Прабхупаду домой. Они сказали:

— Свамиджи, мы отвезем вас куда вам надо.

Шрила Прабхупада и я остались на заднем сиденье, а эти двое джентльменов сели на передние места. Шьямасундара и Прадьюмна пошли искать другой автомобиль. И так как Шрила Прабхупада сидел в их машине, им удалось убедить его, что они отвезут его. Они хотели сделать это служение, потому что он был Свами.

Шрила Прабхупада сказал:

— В этом разница между вашей страной и Индией. В вашей стране, если вы сядете в чужую машину, они немедленно вас арестуют. Но здесь мы сидим в их машине, и они хотят отвезти нас домой.

04-24 Мадхудвиша дас

Один социальный работник пришел на встречу со Шрилой Прабхупадой. Это был пожилой джентльмен. Но очень очень дотошный. На нем был элегантный костюм, накрахмаленная рубашка с запонками, шелковый галстук, туфли без единого пятнышка и гладко причесанные волосы, очки. Пожилой джентльмен. И Прабхупада начал говорить о сексуальных отношениях и что если человек просто занимается сексом, он подобен собаке. Этот джентльмен сказал:

— Но мне нравится секс.

Прабхупада сказал:

— Но просто хотеть секса — это собачий менталитет. Вы хотите сказать, что вы собака?

И он ответил:

— Получается, что так, но все равно я люблю заниматься сексом.

Беседа продолжалась в таком духе, и в конце, хотя этот джентльмен потерпел полное поражение, он не чувствовал унижения. Прабхупада сказал:

— Принеси прасад.

Джентльмен возразил:

— О, нет, нет, нет. Я не буду есть прямо сейчас.

— Нет-нет-нет. Вы должны съесть прасад.

Прабхупада понимал, что хотя этот человек был побежден философски, это на самом деле не повлияло на него. Прасад поможет ему сделать небольшой духовный прогресс. Он принял, что является собакой, потому что любит секс, поэтому философия тут вряд ли могла помочь. Прабхупада настоял, чтобы этот человек принял прасад. Затем преданный принес гулабджамун, большой сладкий шарик, пропитанный сиропом. Преданный плюхнул этот большой гулабджамун в руку мужчины. И этот гулаб был очень большой. Этот большой гулаб как губка впитывал сладость в сиропе очень долгое время. И этот гулаб теперь лежал у него в руке, и был похож на губку. И они продолжали разговаривать с Прабхупадой «Возможно, увидимся снова» — или что-то в этом роде. Видно было, что мужчина развил хорошие дружеские взаимоотношения с Прабхупадой. И он говорил прощальные слова. При этом он пытался удержать гулабджамун в ладони, чтобы он не упал. Сок из гулабджамуна стал просачиваться между его пальцев. Разговаривая с Прабхупадой, он пытался поднять ладонь вверх, чтобы остановить течение сиропа, но теперь сироп начал стекать уже по запястью, под накрахмаленный рукав рубашки и капал из-под запонки на манжете. Он не знал, что делать с этим гулабджамуном.

Прабхупада сказал:

— Ешьте! Прямо сейчас!

У него был это гулаб, и Прабхупада просил съесть его.

— Нет-нет. Я не хочу его есть, я заберу его с собой.

Прабхупада сказал:

— Нет-нет, вы должны съесть прямо сейчас.

Мужчина не знал что делать. Он подумал: «Ну хорошо, я откушу немного. Этого будет достаточно. Это удовлетворит Прабхупаду».

Наконец, он откусил гулабджамун, и в этот момент шарик внезапно лопнул, и брызги сладкого сиропа разлетелись во все стороны, на его галстук, на его лакированные кожаные туфли. Сироп был повсюду. Прабхупада настаивал:

— Нет-нет, доедайтей все, доедайте все.

В этот момент мужчину уже ничто не волновало. Он закинул шарик в рот, и сироп потек вниз по его лицу. Теперь всё было в сиропе, который к тому же стекал с его лица — его рука, манжеты, галстук, брюки, туфли. Он доел гулабджамун, улыбнулся и сказал:

— Очень хорошо.

Прабхупада сказал:

— Да.

Затем мужчина сказал:

— Дайте мне еще.

Прабхупада сказал:

— Очень хорошо.

И он говорит:

— Думаю, он хорошо пойдет с моим ромом.

Прабхупада сказал:

— Минуточку. Его не нужно пропитывать в роме. Это прасад, пища, предложенная Богу.

— Нет-нет. Он сладкий на вкус. Он хорошо подойдет для моего рома. Я пью ром каждый вечер. Я положу этот гулабджамун в мой ром.

Прабхупада попросил принести еще один гулабджамун и протянул джентльмену. Джентльмен встал и сказал:

— Большое спасибо, Прабхупада. Рад встрече с вами.

Он направился к двери, и Прабхупада сказал:

— Только не смешивайте его со своим ромом.

— Хорошо. Я просто съем его, — и вышел, улыбаясь, весь измазанный в сиропе.

Это было весело. Я был там, другие люди тоже. Мы просто не могли поверить в то, что такое может произойти.

04-25 Локанатха Свами

Я уже был два с половиной года в Движении, когда попросил Прабхупаду… После вечернего даршана, когда никого вокруг не было, я обратился к Прабхупаде с желанием принять санньясу. Он ответил:

— Жди.

Я ждал год… Я больше об этом не говорил. И в Бомбее я снова обратился к нему с этой просьбой. Примерно в это время Шридхару Свами, моего товарища в Бомбее, порекомендовали на санньясу. И Шрила Прабхупада попросил его приехать во Вриндаван для получения санньясы. И тогда я также обратился к Прабхупаде. Его первой реакцией было:

— Ты уже санньяси.

Видя мою неудовлетворенность, он стал проповедовать мне. Он процитировал первый стих из шестой главы «Бхагавад-гиты». Настоящий йог… Прабхупада объяснял этот стих, который определяет санньясу. Но моя решимость не поколебалась ни на йоту. Я сохранял настойчивость.

Он спросил:

— Ты хочешь принять формальные атрибуты санньясы?

И я сказал:

— Да, Прабхупада.

Он сказал:

— Отправляйся вместе со Шридхарой и ждите меня во Вриндаване.

Это было в декабре 1975 года. Шридхара и я сели на поезд. Прабхупада уехал с Амбаришей, Хамсадутой, Гопалой Кришной и Харикешей Махараджем на Курукшетру. Когда он вернулся, он дал нам санньясу во дворе храма Кришны-Баларамы.

04-26 Мадхудвиша дас

Однажды мы были в комнате Шрилы Прабхупады. Я зашел к комнату и в углу заметил Прабхупаду в белом сари. Это была сестра Прабхупады. Она была очень похожа на Прабхупаду, так что мне пришлось более внимательно ее рассмотреть. Потом пришел Прабхупада. Прабхупада и его сестра сидели в комнате, разговаривая на бенгали, пока не настало время для его отдыха. Сестра тоже расположилась в его комнате и приготовилась к отдыху.

Я сказал:

— Прабхупада, это нормальн?

Он ответил:

— Да, она никуда не уйдет. Она остается здесь.

Сестра вышла и стала готовить для Прабхупады. Обычно Ачьютананда готовил для Прабхупады. Прабхупаде нравились качори, и его сестра могла приготовить их такими, как ему нравилось. Но мы никогда не ели такие качори. На следующий день никто не пришел на мангала-арати. Мы остановились в маленьком домике, который нам пожертвовали. Внизу мы проводили мангала-арати. Но в то, утро, после того, как его сестра готовила, никто не проснулся на мангала-арати. Прабхупада позвал нас и спросил:

— В чем дело? Почему никого не было на мангала-арати?

Мы ответили:

— Вчера ваша сестра приготовила для нас качори. Мы съели столько, что не могли встать утром.

Он позвал сестру и стал ругаться с ней на бенгали. Он кричал на нее, и она отвечала ему. Затем он сказал Ачьютананде:

— Я собираюсь увести эту женщину из нашего дома. Она убивает всех моих брахмачари своими качори.

Шрила Прабхупада и его сестра имели глубокие взаимоотношения, непостижимые для наших умов.

04-27 Шрутакирти дас

Иногда на завтрак Прабхупада ел халаву, но это были очень редкие случаи. В Бхактиведанта-мэноре, в Англии, когда наступали холода, он иногда просил приготовить ему более тяжелую пишу, но, как правило, его основной прием пищи приходился на обед. По вечерам он каждый день пил горячее молоко в прикуску с воздушным рисом, если его можно было достать, особенно в Индии. Когда я был с ним в 1972 и 1973 годах, он показал мне, как готовить плоские паратхи. И я несколько раз готовил ему их. Он ел паратхи с картофелем вечером. Если у него был аппетит, он ел в девять или десять часов вечера. Если аппетита не было, Прабхупада никогда ничего не ел. Помню как в Лос-Анджелесе он иногда ел попкорн, который раздавали преданным санкиртаны по вечерам. Он пробовал поп-корн несколько раз. Но ему больше нравился воздушный рис, который был легкой пищей. Он говорил, что тяжелая пища, съеденная вечером, трудно усваивается и затрудняет утренний подъем. Он не любил есть тяжелую пишу вечером.

04-28 Мадхудвиша дас

Другой случай произошел в 1968 или 1969 году. У нас был храм на бульваре Ла-Сьенега в Лос-Анджелесе. Может быть 69… Да, 68 или 69 год. Преданные отправились в парк «Гриффит» в Лос-Анджелесе. Там они пели махамантру и раздавали прасад. Вишнуджана принес маленьких кукол, и мы устроили кукольное представление в парке. После программы многие люди пришли в наш храм. Мы также ходили на Лагуна-Бич. Там был книжный магазин мистического искусства. У них была комната для медитации и они разрешили нам провести там киртан, после которого мы привезли полные фургоны гостей на воскресный пир. Воскресный пир пользовался большой популярностью. В тот день Шрила Прабхупада хотел провести инициацию и огненную ягью. Он сам проводил в то время ягьи. В храме было полно людей. И также приехала итальянская съемочная группа. Они все снимали. Если кому-то удастся достать этот документальный фильм, он стал бы историческим шедевром.

Шрила Прабхупада был там. И пришла одна индийская женщина, гуру многих индусов. Ее звали Шьяма Деви. Потом она открыла ашрам во Вриндаване рядом с храмом Кришна Баларамы. Ее ученики, пожилые индуски и джентльмены, разложили ковер. Она села на ковер, и они сели вокруг нее, наблюдая, как Шрила Прабхупада проводил ягью. После того как Шрила Прабхупада закончил ягью, он сел на вьясасану, стоящую на сцене. Тогда мы всегда располагали вьясасану прямо на сцене рядом с алтарем. Шрила Прабхупада запел киртан. Он играл на караталах. Затем он попросил кого-то еще петь, может быть Вишнуджану. В те дни киртаны были экстатичными, но они не были оглушительными, потому что мы использовали «свами степ». «Свами степ» — это танцевальный шаг, когда мы танцуем, выстроившись в два длинных ряда лицом к лицу друг против друга, выставив одну ногу вперед, с поднятыми руками. Мы пели и танцевали, выстроившись в длинный островок преданных. Во время этого киртана Шрила Прабхупада вставал с вьясасаны и делал «свами степ» вместе снами. Все мы делали «свами степ». Затем Шрила Прабхупада сделал нечто, чего мы никогда не делали. Никто еще этого не видел. Шрила Прабхупада перетал делать «свами степ» и начал подпрыгивать вверх и вниз. Подпрыгивать вверх и вниз. Мы никогда не прыгали вверх и вниз. Мы ничего об этом не знали, мы умели делать только «свами степ», нам нравился этот танец. Но теперь Шрила Прабхупада подпрыгивал вверх и вниз. Это было самое удивительное зрелище. Словно вся Вселенная сотрясалась, когда Шрила Прабхупада подпрыгивал. Мы переглядывались н удивлялись: «Ну и ну! Прабхупада подпрыгивает вверх и вниз. Нам тоже надо попробовать». С тех пор киртан стал совершенно другим. «Свами степ» сохранился, но его применяют только очень консервативные преданные. Всем преданным нравится прыгать в неистовом киртане. Шрила Прабхупада подпрыгивал, все преданные последовали его примеру, отскакивая от пола. Фантастика!

Тем временем Шьяма Деви была там и участвовала в киртане, и один из ее учеников открыл чехол и передал ей небольшую мридангу. В те дни в каждом храме была только одна мриданга. Только хорошие игроки, кто не роняли инструмент и не разбивали мембраны, могли играть на этой мриданге. Они внимательно следили, чтобы мридангу не повредили, потому что у нас не было еще американских пластиковых мриданг. Если мриданга ломалась, нам приходилось заказывать ее из Индию, а это занимало много времени с учетом доставки. Но они вытащили небольшую глиняную мридангу и передали ее Шьяме Деви, которая тут же заиграла на ней. Она вышла на сцену, мы отошли в сторону. Шрила Прабхупада прыгал и танцевал. Все преданные танцевали, и Шьяма Деви, играя на мриданге, также пустилась в пляс маленькими шажочками и порхая по сцене как бабочка. Она была очень консервативной пожилой леди, пятьдесят или шестьдесят лет, очень консервативная, но она кружилась в танце с сари поверх головы и играя на мриданге как гопи. Все вайшнави подумали: «Ну хорошо, эта ваишнави играет на мриданге и танцует, и Шрила Прабхупада поддерживает это». Потому что он был на сцене и подпрыгивал вверх и вниз. Затем Прабхупада спрыгнул со сцены и присоединился к преданным, прыгая и воспевая Харе Кришна. Шьяма Деви продолжала танцевать и играть на мриданге. Когда киртан закончился, Шрила Прабхупада сказал ей:

— Теперь вы ведете, — и она запела.

Теперь все женщины были в экстазе. Это было невиданным: «Теперь мы тоже можем прыгать, танцевать, играть на мриданге, и даже вести киртан, как делает эта женщина. Прабхупада сам попросил ее». Все были в полной эйфории. Шьяма Деви пела очень красивый мелодичный киртан. Шрила Прабхупада танцевал, она танцевала. Это был очень фантастический опыт, который когда-либо переживали преданные.

Не успела еще осесть пыль, поднятая киртаном, как один преданный позвонил по телефону в Нью-Йорк:

— Прабхупада прыгает!

— Что значит прыгает?

— А то и значит, что больше не нужно делать «шаг свами». Прабхупада прыгает вверх и вниз. Киртан был разгаре, и Прабхупада бегал туда и сюда, и прыгал.

Брахмананда сказал:

— Как вы это делаете? Как вы подпрыгиваете?

И он ответил:

— Вам не нужно учиться этому. Просто подпрыгиваешь вверх. В полном экстазе. С поднятыми руками подпрыгиваешь так высоко, насколько можешь.

Брахмананда позвонил в Бостон. Бостон позвонил в Монреаль. Через час вся страна прыгала в экстазе. Киртан был уже другим.

04-29 Локанатха Свами

После церемонии посвящения в санньясу я, Шридхара Махараджа и Притху Путра из Франции пришли в комнату Шрилы Прабхупады, чтобы выяснить две вещи: изменятся ли наши имена и получим ли мы новые поручения. По поводу имен Прабхупада:

— Просто добавьте «Свами» к вашим именам, — это была одна вещь.

Затем он прокомментировал нам стих ман-мана бхава мад-бхакто мад-яджи мам намаскуру.

— Кришна просит нас делать четыре вещи. Просто делайте эти четыре вещи: помните о Кришне, поклоняйтесь Ему, предлагайте Ему смиренные поклоны и станьте Его преданным. Если вы будете делать эти четыре вещи без лицемерия, ваша проповедь будет эффективной, и люди примут вас всерьез.

Таково было личное наставление Прабхупады, которое он дал нам при личной встрече.

04-30 Мадхудвиша дас

В Токио, Япония, состоялось очень экстатичное празднование Джанмаштами. Шрила Прабхупада ввел традицию чтения книги «Кришна» на Джанмаштами. Он сказал:

— Сколько можете. Если сможете, прочитайте всю книгу «Кришна». Но читайте ее весь день.

Шрила Прабхупада хотел, чтобы мы приготовили пир. В те дни японское издательство «Дай Ниппон» печатало наши книги. Они разместили Прабхупаду в шикарном доме. Они предложили ему машину с шафером. А храм был в другом здании. Мы отправились в дом Прабхупады на Джанмаштами, потому что к полуночи он хотел, чтобы мы приготовили большой пир, а в течение дня читали бы книгу «Кришна». И вот мы сели и начали чтение. Сначала читал я, потом Тамала Кришна, Киртанананда. Затем Шрила Прабхупада сказал:

— Теперь моя очередь.

Он взял книгу и начал читать. Когда человек что-то читает, по его манере чтения и эмоциям можно судить, насколько он погружен в сюжет повествования, какие чувства он вкладывает в чтение. Шрила Прабхупада читал с большим чувством. Позже я сказал Прабхупаде:

— Прабхупада, вы читали книгу «Кришна» так проникновенно.

И Прабхупада ответил:

— Да, мне нравится читать мою книгу «Кришна». Она очень увлекательная. Я не говорю, что я написал эту книгу и больше она меня не интересует. В ней описаны игры Кришны. А когда читаешь игры Кришны, чувствуешь большой экстаз.

Так в этот день Джанмаштами мы без перерыва читали книгу «Кришна» до полуночи. Конечно, мы не прочитали всю книгу, но по крайней мере большую ее часть.

04-31 Шрутакирти дас

Однажды в 1972 году Прабхупада отругал меня во Вриндаване в храме Радхи-Дамодары во время лекции по «Нектару преданности». По вечерам он давал лекции по «Нектару преданности» в саду. В то время многое для меня еще было в новинку, так как я был его слугой всего один месяц. Когда мы сидели в саду, моим служением было записывать лекцию. Шрилу Прабхупаду донимали кружащие вокруг него мухи, но никому не было до этого дела. Все просто сидели и слушали его. Он сказал мне:

— Принести чамару.

Я принес чамару. Пока Прабхупада говорил, я проводил для него церемонию арати. Совершенно не практично. Мухи кружили вокруг, но вместо того, чтобы прогнать мух, я наслаждался своим служением в окружении множества преданных. Я крутил чамарой по сторонам, но мухи не унимались. Прабхупада отмахивался рукой, чтобы прогнать мух, а я впал в такую иллюзию, был настолько туп, что продолжал крутить чамарой. Наконец Прабхупада не выдержал, повернулся ко мне и сказал:

— Кто-нибудь найдётся более разумный?

Я был поражен. Там было около сотни преданных. Мне пришлось сесть, и кто же взял чамару? Кунджа-бихари. Это был 1972 год. Все знали — он был сумасшедший, странный преданный. Он пошел и устроил настоящую охоту на мух. Я сидел у магнитофона, пытаясь взять себя в руки, чтобы больше не думать о том, что произошло со мной, а в это время Кунджа-бихари охотился на мух. Я посмотрел на Прабхупаду, Прабхупада посмотрел на меня. Он кивнул головой в знак одобрения, что меня еще больше расстроило. Я не справился со служением. Я был его слугой и потерпел полное фиаско. Лекция продолжалась, Кунджа-бихари отгонял мух, чтобы они больше не беспокоили нашего духовного учителя. Прабхупада был доволен, Кунджа-бихари был в экстазе, а я все пытался справиться со своим ложным эго.

04-32 Мадхудвиша дас

На следующий день была Вьяса-пуджа. Киртанананда был старшим учеником. Старший тогда означало, что он был преданным два или три года. Мы не были к этому готовы. Нам следовало бы знать, как праздновать Вьяса-пуджу Шрилы Прабхупады. Шрила Прабхупада приехал в храм около 11-12 часов… Нет, не в 11. В 11:30. И он зашел и сел на вьясасану и сказал:

— Где пушпа?

Мы подумали: «Пушпа? А что это?» Судама подумал: «О, он хочет рис пушпа, причудливый сорт риса». Есть рисовое блюдо под названием «пушпа с орехами и творожными шариками». Судама принялся готовить этот рис, что еще больше затянуло церемонию. Прабхупада спросил.

— Когда будет пир?

Но пир затягивался.

— А где гирлянда?

У нас не было гирлянд, не было даже цветов для пушпанджали.

Шрила Прабхупада сидел на вьясасане в храмовой комнате, полной людей.

И он сказал:

— Нет пушпанджали, пир не готов, вы не вознесли молитвы, нет гирлянд для Божеств. Что это за Вьяса-пуджа? Это не Вьяса-пуджа, а полный стыд и позор.

Он повернулся и пошел к двери. Мы были подавлены. Киртанананде заплакал, потому что Шрила Прабхупада лично позвал его и сказал:

— Киртанананда, ты старший ученик. Разве ты не знаешь, как праздновать день явления духовного учителя? Ты вообще не знаешь? Полный провал.

Затем он сказал всем присутствующим:

— Завтра мы отпразднуем правильно, — встал и вышел за дверь. В храме было много гостей. Каждый чувствовал, словно холодная ледяная игла кольнула глубоко в сердце. В этот же день Прабхупада позвал нас в свой дом и сказал:

— Теперь я расскажу вам, и вы не должны этого забыть до конца жизни. Вот как надо праздновать Вьяса-пуджу.

И он начал объяснять нам:

— Вознесите такие молитвы. Бхога должна быть уже готова для предложения. Ее нужно принести за минуту до 12:00, чтобы на алтаре она была уже в 12:00. Вы должны собрать цветы для пушпанджали. Вы должны стоять и предлагать цветы духовному учителю три раза, три раза сделать поклон, вознеси молитвы мангала-чаранам. Также вы должны зачитать свои подношения духовному учителю. Мы даже не подготовили собственные подношения для Прабхупады. У вас должны быть заранее написанные на бумаге подношения. Вот так вы должны отмечать день явления духовного учителя.

Шрила Прабхупада был очень строг к своим ученикам, но при этом он был очень добр. После того как мы стали его учениками, он относился к нам по-доброму, но он хотел обучить нас сознанию Кришны для нашего же блага, чтобы мы знали, что нам делать, и не совершали оскорблений из-за невежества. На следующий день, когда Прабхупада приехал в храм, мы отметили Вьяса-пуджу в точности так, как он хотел от нас. Он был удовлетворен.

04-33 Шрутакирти дас

Мы были в его комнате в Лос-Анджелесе. После того как Прабхупада закончил завтракать в своей комнате, я унес его тарелки в комнату слуг вниз по коридору, выложил остатки прасада и помыл посуду. Я взял себе кожуру от апельсина, который он ел. Это был первый махапрасад от Прабхупады в августе 1972 году. Это была кожура от апельсинов. Тогда я съел всю кожуру, потому что она была махапрасадом. Но теперь я был слугой Прабхупады. Я взял апельсиновую кожуру с его тарелки и выбросил в мусорный бак. Затем я выложил остатки его прасада. Позже утром я начало готовить обед в комнате для слуг, в которой был холодильник, двухкомфорочная газовая плита. Я приготовил все. Я резал овощи на небольшой разделочой доске на этой маленькой кухонке. Плита была отключена от газа, и я ее снова подключил. Итак, я резал овощи. В это время Шрила Прабхупада, как он это часто делал, ходил взад-вперед по коридору и повторял джапу на четках. Проходя мимо, он посмотрел как я режу овощи, и тут заметил апельсиновую кожуру в мусорном бачке. Я попался! Он в недоумении спросил:

— Что это? Это мучи лежит в бачке? Ты готовишь обед Божествам. При этом обглоданный апельсин валяется в баке?

Мне нечего было сказать. Одну вещь я никогда не позволял себе — говорить что-то Шриле Прабхупаде, когда он отчитывал меня.

— Они делают то же самое в кухне для Божеств? Они готовят Божествам, и у них отходы в бачке? Внизу то же самое творится?

Я сказал:

— Нет, Шрила Прабхупада.

— Но ты делаешь это здесь наверху? Ты такой мучи. — он повторил эту фразу. — Ты такой мучи. Ты млеччха. Как ты можешь делать такое?

Это продолжалось примерно пять минут.

Позже, Прабхупала снова спорил со мной. И он снова спросил:

— Почему ты делаешь это?

И я ответил:

— Я просто глупец.

Прабхупада сказал:

— С тобой неинтересно спорить, потому что ты никогда не даешь отпор.

04-34 Мадхудвиша дас

Преданные проводили огненную ягью в храме во Вриндаване, и посреди ягьи один из духовных братьев Шрилы Прабхупады наклонился к Прабхупаде и сказал:

— Шрила Прабхупада, они все делают неправильно. Они все делают не так.

Прабхупада повернулся, посмотрел на него очень спокойно, и сказал:

— Ничего страшного. Они просто учатся.

04-35 Шрутакирти дас

Мы сели на внутренний рейс авиакомпании «Эйр Индия», и пока все рассаживались, Прабхупада и я уже сидели на своих пассажирских креслах. В салоне очень громко играла индийская классическая музыка, ситар и табла. Я сидел рядом с Прабхупадой и он сказал:

— Тебе нравится такая музыка?

Я посмотрел на него, подозревая, что это вопрос с подвохом. Это была красивая музыка, но не в сознании Кришны. Это была майя. Я ничего не ответил. Я ничего не сказал, потому что мне не хотелось выглядеть невеждой. Прабхупада сказал:

— Это очень красивая музыка.

Тут уж я сказал:

— Да, Шрила Прабхупада. Это очень красивая музыка.

Мне не хотелось говорить что-то неправильное. Именно поэтому я был немногословен, находясь рядом со Шрилой Прабхупадой.

04-36 Локанатха Свами

Прабхупада очень сильно заболел во Вриндаване. Мы были в Бадарикашраме, в Северной Индии, когда услышали, что здоровье Прабхупады ухудшилось. Мы быстро вернулись во Вриндаван. Вскоре после нашего прибытия нам позволили зайти в его комнату на даршан, и мы провели с ним какое-то время. Он лежал на постели. Уже несколько месяцев он был прикован к постели. Наши отчеты о санкиртане очень вдохновили его. Он спросил:

— Какую книгу больше всего берут? Сколько пожертвований вы собираете за день?

Мы только что вернулись из Бадарикашрама, и я в такой веселой манере сказал:

— Шрила Прабхупада, мы предложили вашу «Бхагавад-гиту как она есть» Шриле Вьясадеве.

В Бадарикашраме сохранилась пещера, в которой еще находится Шрила Вьясадева, и мы побывали в этой пещере. Мы не видели Вьясадеву, но принесли «Бхагавад-гиту» с собой. Мы представили, что Шрила Вьясадева видит ее. И я сказал:

— Мы предложили вашу «Бхагавад-гиту как она есть» Шриле Вьясадеве.

Прабхупада улыбнулся.

04-37 Шрутакирти дас

Было много случаев, когда Прабхупада дарил мне вещи. Один случай очень смешной. После того как я женился и у нас родился ребенок, я снова стал слугой Прабхупады. Я путешествовал с ним, когда моему сыну Майяпур Чандре дасу исполнилось шесть месяцев. Мы были в Лос-Анджелесе. Прабхупада позвал меня к себе и сказал:

— Позови Нанду Кумара. Я хочу его видеть.

Я разыскал Нанду Кумара, и через несколько минут мы оба пришли в комнату Прабхупады и поклонились ему. Я собирался уже уходить, когда Прабхупада сказал:

— Постой. Дай мне мою белую сумку.

Белая сумка Прабхупады была особенной. Во время путешествий Прабхупада брал с собой эту белую сумку, в которой хранились важные для него предметы: банковские книжки для «Бхактиведанта Бук Траст» и «Майяпур-Вриндаван Траст», личные принадлежности из его столика, такие как шариковая ручка Gold Crest (подарок одного из его учеников), серебряный футляр для тилаки с зеркальцем. Все это было в белой сумке. И немного денег. Он всегда хранил с собой немного денег. Я принес ему белую сумку. Прабхупада открыл ее, вынул чек на пятьдесят долларов и дал деньги Нанду Кумару. Он вытащил еще один чек и дал мне. Он сказал:

— Это для ваших детей.

Нанда Кумар возразил:

— Нет, Прабхупада, я не могу принять это от вас.

Прабхупада тогда сказал:

— Это не для тебя, а для твоего сына.

Нанда Кумар не смог возразить. Прабхупада был опытен в этом. Когда он хотел отрезать возражения, он делал это очень быстро.

04-38 Мадхудвиша дас

Однажды маленький мальчик пришел к Шриле Прабхупаде, чтобы получить цветок. Это известная фотография. Пятилетний мальчик стоит, с бритой головой и шикхой. Его звали Джанака. Это было в Австралии. Прабхупада держал в руке цветок и не собирался с ним расставаться. Мальчика схватился за цветок, и Прабхупада тоже его не отпускал. Мальчик понял, что все смотрят на него, а он не знает, что делать. Должен ли он просто выхватить цветок из рук Прабхупады и убежать? Он хотел этот цветок, но не знал, стоит ли его взять. Прабхупада знал о его желании, держал

цветок в руке и наблюдал за мальчиком с ухмылкой на лице. Наконец, он сам протянул мальчику цветок. Это был маленький забавный случай.

04-39 Шрутакирти дас

Я делал ему массаж в Бхактиведанта-мэноре. Мы использовали горчичное масло для его тела и сандаловое масло для головы, когда он был здоров. Когда ему нездоровилось, мы не растирали его голову сандаловым маслом. Иногда во время массажа он говорил:

— Закрой крышкой горчичное масло.

В тот день мы были одни в комнате. Я сидел сзади него, натирая его голову сандаловым маслом. Затем я натер ему спину горчичным маслом из бутылки, которая не была закрыта. Я встал, делая круговые движения и постепенно переходя к боку. Неожиданно я столкнул маленькую бутылку горчичного масла на пол. Он сразу повернулся и сказал:

— Почему ты не закрыл крышкой горчичное масло? Какой же ты растяпа. Ты поумнеешь только когда тебе будет восемьдесят. Принеси крышку.

Я побежал в соседнюю комнату и принес крышку. Прабхупада и я соскребли разлитое горчичное масло руками и залили обратно в бутылку. Он сказал:

— Теперь нанеси это масло на мое тело.

Это было еще одно из его качеств. Шрила Прабхупада никогда не тратил впустую ничего. Все, что вы брали, нужно было использовать полностью. Сколько бы вы не набрали прасада, вы должны были все съесть. Так было всегда. Итак, я массировал его руку. Иногда я шутил со Шрилой Прабхупадой, если был повод, но я взвешивал свои слова раз, два, три, четыре раза, перед тем как их сказать. Прошло несколько минут. Я растирал ему руку. Он был очень спокоен, и я был очень спокоен. Наконец, я сказал:

— Шрила Прабхупада, спасибо вам большое. Я думал, что мне потребуется гораздо больше времени, чтобы поумнеть.

Он рассмеялся. Он нашел это забавным. Я сказал: — Я думал мне потребуется больше времени, чтобы поумнеть.

Ему это очень понравилось. Это забавно.

04-40 Мадхудвиша дас

Сострадание Шрилы Прабхупада отличало его от остальных. Он обладал безграничным состраданием. Санскритское слово описывающее безграничное сострадание человека ко всем страждущим, — пара-дукха-дукхи. Это качество великого преданного.

Никто не был безразличен Шриле Прабхупаде. Однажды один преданный представил своего отца Прабхупаде:

— Это мой отец. Он хороший человек, но не преданный.

Прабхупада сказал:

— Нет. Хороший плод никогда не вырастет из плохого семечка.

Прабхупада был так любезен с мужчиной, что тот остался доволен тем, что его сын — ученик Шрилы Прабхупады. Он не считал никого незначительным.

В наш храм на бульваре Ла-Сьенега иногда приходили пожилые леди из соседних домов в старых женских старомодных туфлях на шнурках. Шрила Прабхупада говорил:

— Им не нужно снимать туфли. Поставьте несколько кресел сзади.

Он позволил им сидеть в креслах и слушать его лекции и киртаны.

Шрила Прабхупада ввел практику обхождения храма, начиная изнутри из алтарной. Мы делали большой круг. И когда он возвращался в храм, и проходил мимо пожилых леди, он поднимал руки и выкрикивал:

— Харе Кришна!

Пожилые женщины вскакивали со своих кресел, опираясь на тросточки, в старых туфлях и очках, и в ответ говорили:

— Харе Кришна! Харе Кришна! — и снова садились на свои места.

Прабхупада поднимал руки вверх:

— Харе Кришна!

И они снова садились и воспевали Харе Кришна. Прабхупада всегда следил, чтобы им раздавали прасад. Его сострадание распространялось на каждого. Каждый для него был важен. Каждый был чадом Бога в глазах Прабхупады. Каждый имеет право вернуться домой, обратно к Богу, независимо от условий, в которых он живет. Одни люди были уже близко к этой заветной цели, другие — еще далеко. Но, честно говоря, все мы на тысячи и миллионы миль далеко от духовного царства.

04-41 Шрутакирти дас

В разное время преданные жаловались Прабхупаде:

— Этот преданный делает что-то неправильно.

Или:

— Этот преданный не повторяет свои круги, хотя является президентом храма.

Прабхупада никогда не говорил:

— Его нужно выгнать.

Вместо этого он всегда отвечал:

— Возможно, он так занят, что некогда повторять свои круги.

Это было интересным, потому что когда Прабхупада давал лекцию с Вьяса-асаны или писал свои книги, он всегда был строг:

— Нужно следовать четырем регулирующим принципам. Нужно повторять шестнадцать кругов. Нужно полностью посвятить себя служению Кришне.

Это было на самом деле так. Но когда он находился в своей комнате, и кто-то рассказывал ему о своих трудностях, он всегда отвечал состраданием. Обычно он говорил:

— Ты сделал много служения. Подумай, как решить это. Просто попытайся. Повторяй свои круги, а мы решим, чем помочь.

В таких ситуациях можно было принять какие-то меры, но он никогда не отвергал никого из-за падения или нарушения одного из регулирующих принципов. Всегда был какой-то выход. Конечно, если говорили что-то о философии, тогда это было плохо. Он немедленно уходил. Но к падению он относился иначе.

— Этого стоило ожидать, — обычно говорил он.

Однажды в Лос-Анджелесе он сказал:

— Если бы вы не повторяли махамантру, вы — парни и девушки — не смогли бы ничего сделать. На Западе вы принимаете столько наркотиков, что ничего не можете довести до конца. Благодаря повторению Харе Кришна вы смогли открыть все эти храмы и привести новых преданных. Это просто милость Кришны, благодаря повторения.

04-42 Мадхудвиша дас

Нашим ограниченным глазам казалось, что здоровье Прабхупады ухудшается. Он попросил меня приехать в Индию, во Вриндаван, чтобы увидеться. Я недавно женился, и моя жена была беременной первым сыном. Мы жили в отдаленном районе на Гавайях, и я не мог уехать в тот момент. Но я пообещал, что, как только жена родит, я сразу приеду. Прошло время. После рождения моего сына в Мауи приехал Шрутакирти, и вместе мы вылетели в Индию. В то время я уже не жил в храме и отрастил длинные волосы. Когда мы приземлились в Дели, я подумал: «Ну вот, я не могу встретиться с Прабхупадой в таком виде». Я побрил волосы, оставив большую, длинную шикху. Когда я зашел в комнату Прабхупады, я сразу почувствовал серьезную атмосферу.

Мрак окутал все, чувствовалась подавленность, преданные молча горевали. Они сказали:

— Шрила Прабхупада, Мадхудвиша приехал.

Шрила Прабхупада поднялся на своей кровати. Я поклонился ему. Первое, что он сказал, увидев меня:

— Ух ты! Посмотрите на Мадхудвишу. Он отрастил такую классную шикху.

Он посмеялся, потому что знал, что я не отращивал специально такую классную шикху. Я просто только что побрился на Делийском вокзале. Второе, что он меня спросил:

— Где твоя жена?

Я ушел от Шрилы Прабхупады. Я был санньяси, я ушел и женился. Это, конечно, не пример для подражания. Но Шрила Прабхупада не обращал внимания на это. Для него это было нематериальным. Он хотел знать, где была моя жена. Он не спросил меня: «Зачем ты женился? Зачем ты это сделал?» Он хотел только знать: «Где она?» Он знал, что я женился и у нас был ребенок, и он хотел видеть ее. Я ответил:

— Да, Шрила Прабхупада, она только что родила первенца. На самом деле она не хотела куда-то ехать.

Он сказал:

— Хорошо. Ей не нужно путешествовать. Но как она себя чувствует? Все хорошо?

— Да, с ней все в порядке.

— У тебя сын?

— Да, Прабхупада. У меня сын, и я дал ему имя Абхай Чаран. Можно так его назвать?

— Да. Это хорошо. Ты назвал его в честь своего духовного учителя.

Затем Прабхупада начал объяснять историю из «Шримад-Бхагаватам» о слоне и крокодиле.

— Слон очень могучий и сильный, но когда он входит в воду, то становится жертвой крокодила, потому что вода — это не сфера обитания слона. Если бы он был на суше, то раздавил бы крокодила, но в воде он слаб. Подобно этому, мы можем занимать неправильное положения, практикуя сознание Кришны. Поэтому мы должны занять правильное положение, чтобы со всей силой и вдохновением практиковать сознайние Кришны. Ты был санньяси, теперь ты домохозяин. Это не важно. Важно, чтобы ты просто продолжал практиковать сознание Кришны. Практикуй. Если ты не можешь его практиковать, если ты стал слабым, формально приняв санньясу, тогда ты должен занять другое положение, чтобы снова стать сильным. Это хорошо. Самая важная вещь — не покидать общество преданных и продолжать практиковать сознание Кришны.

Мне сразу стало хорошо. И это было очень вдохновляюще и личностно быть со Шрилой Прабхупадой в те последние дни.

Перевод: Адбхута Гауранга дас (Гопал Кришна Госвами)